Автор Тема: Языки  (Прочитано 4122 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17024
    • Просмотр профиля
Языки
« : Октябрь 25, 2013, 03:18:23 pm »
НАДО ЛИ УЧИТЬ РУССКОГО РЕБЁНКА АНГЛИЙСКОМУ ЯЗЫКУ?

Для начала вы должны решить, для чего вы хотите обучить своего ребёнка английскому. На вопрос «для чего?» я предлагаю такие ответы:
1) Россия – страна без будущего, а русские – это недоумки. С другой стороны, англосаксы – это люди, которые знают и понимают всё. Будущее за ними. Я хочу, чтобы мой ребёнок влился в ряды англосаксов и стал таким же, как они…
2) Англосаксы – это вражеская нация, которая заинтересована либо в нашей гибели, либо в нашем порабощении; это нация примитивных, подлых и жестоких людей, которые создали феноменально примитивный язык, изгнав из него всякую мысль, которая была в этом языке в древние времена. На англосакса мой ребёнок должен смотреть только через оптический прицел снайперской винтовки и никак иначе. Хороший англосакс – это мёртвый англосакс. А своего ребёнка я хочу обучить этому примитивному языку только для того, чтобы он знал, как бороться с этим мерзким и одновременно опасным противником в будущем. А ещё для того, чтобы допрашивать пленных или командовать ими, когда они будут привлечены к общественно полезным работам.
Есть и третий вариант: промежуточный между этими двумя. Дескать, мы пока не знаем, кто победит, но на случай, если победят они, то мой ребёнок будет с ними.
Выбирайте сами, какой вариант вам ближе, а я пока вот о чём расскажу:
Русский язык – индоевропейский язык по духу и по содержанию. Он не утратил ни единого из раннеиндоевропейских корней, он сохранил в себе все те достижения, к которым пришли индоевропейцы на более позднем этапе своего развития. Ныне таких языков, как русский, осталось всего несколько: это русский, литовский (и, в меньшей степени, латышский) и исландский – из числа живых языков. С очень большими оговорками я бы сюда добавил ещё и немецкий – это также высокоразвитый язык, но несколько пострадавший на германской почве. Из числа мёртвых я бы назвал старославянский, латынь, древнегреческий и санскрит.
Что это за языки? Это языки высокоразвитые и исключительно сложные. Носители этих языков мыслили не только сложно в смысле механики, но и художественно. Это языки людей не с математическим мышлением, а с художественным. На создание каждого падежного окончания у индоевропейцев уходили тысячелетия, в каждое такое окончание вкладывался глубочайший философский смысл. Чего только стоит одно открытие именительного падежа, противопоставленного винительному! Ведь это был целый рывок в осмыслении окружающего мира! А чего стоит изобретение личных местоимений первого и второго лица? Большинство народов мира ничего подобного придумать не смогли. Индоевропейские местоимения первого лица мы видим у совершенно разных народов мира, которые напрямую никогда не контактировали с индоевропейцами – это чукчи, американские индейцы, негры в Африке. Это означает, что весть об открытии местоимения первого лица стала облетать весь Земной шар и по цепочке доходила до разных народов, которые самостоятельно не смогли додуматься до этого же. Мышление индоевропейца (например, русского или литовца) – это мышление мыслителя и художника одновременно. Настоящий индоевропейский язык – это подвиг многих поколений. Подвиг, равного которому история Человечества не знает.
И теперь берём английский язык. Что это такое?
Это абсолютно патологический случай. Люди в древности имели полноценный индоевропейский язык, а затем, словно бы по какой-то дьявольской команде, стали выжимать из него всякие признаки мысли. Из языка исчезли падежные и глагольные окончания, упростились или исчезли все грамматические формы. Слова стали очень короткими, словно бы эти люди куда-то очень спешат и им нужно срочно и как можно проще высказать мысль и заняться чем-то более важным. Чем?
Я отвечу на этот вопрос чуть позже. А пока отвлекусь на китайцев.
У китайцев всё понятно. Они тоже упростили свой некогда весьма сложный язык до сверхпримитивного состояния. У китайцев нет ни падежей, ни склонений, ни спряжений, ни времён, ни степеней сравнений, ни чисел, ни приставок, ни суффиксов, ни окончаний… У них есть только очень коротенькие слова. Понятия «слово», «корень» и «слог» у них полностью совпадают. Сказал по-китайски ШУ, и это означает у них понятия «история», «исторический», «нечто рассказанное», «рассказывать» и тому подобное. А сказал ЖЭНЬ, и это означает у них «человек», «человеческий», «люди», «гуманность», «человечность», «очеловечивать» и так далее. И так во всём. Китайцы говорят только очень короткими словами, и считают, что этого достаточно.
Почему они так делают?
Потому что очень спешат, и им не до разговоров.
А куда спешат?
Странный вопрос: они спешат размножаться. Все их мысли посвящены только одной идее: размножению. Они будут это делать до тех пор, пока не вырубят все леса, не опустошат все реки и не займут все площади, какие только можно. Там, где поселяются китайцы, ничто другое уже не выживают – ни люди других национальностей, ни животные, ни растения. Размножающийся китаец – это гибель всего человечества. Китайца надо остановить, а иначе он уничтожит всё.
Да, но я говорю об англосаксах. Они, по образцу китайцев, упростили свой язык до полного безобразия и говорят теперь очень коротенькими словечками, потому что очень и очень спешат. Они люди деловые, и им некогда тратить время на лишние разговоры. Они куда-то очень и очень спешат.
С китайцами мы выяснили, куда спешат они. А вот куда так спешат англосаксы – вроде бы не совсем понятно. Так куда же?
Я думаю, ответ на этот вопрос очень прост, и все люди знают его и без меня: ОНИ СПЕШАТ ПОТРЕБЛЯТЬ МАТЕРИАЛЬНЫЕ БЛАГА. Шопинг-допинг-жрачка-секс и ничего больше.
В самом деле, какими мы видим современных англосаксов: банда грабителей, вымогателей и мошенников, которые живут за счёт других народов. Американцы живут так хорошо только потому, что на них работает весь остальной Земной шар. Они потребляют в безудержных количествах электроэнергию, воду, металлы, лес и всё остальное. Если бы все остальные люди стали потреблять материальные блага в таком же количестве, то вся жизнь на нашей планете остановилась бы тут же. И они это понимают. Поэтому для них главным условием их существования является такое правило: мы живём хорошо, а все остальные живут плохо. Для них неприемлемым условием является сама мысль о том, что кто-то ещё захочет жить хорошо. Они будут бороться против этого всеми силами – вплоть до атомной войны.
В этом отношении англосаксы не одиноки. Их любовь к хорошей жизни за чужой счёт практически ничем не отличается от наклонностей людей иудейской ориентации. Отсюда – трогательная дружба англосаксов и сионистов. Это братья-близнецы. Не зря самым большим сионистским городом на Земле является не Тель-Авив и не Иерусалим, а Нью-Йорк.
Но я не буду отвлекаться и хочу рассказать именно об англосаксах и об их языке.
Возвращаюсь назад к своей самой первой мысли: подумайте ещё раз и честно ответьте сами себе на вопрос, зачем вы хотите обучить своего ребёнка английскому языку:
– Затем, чтобы сделать его рабовладельцем?
– Затем, чтобы он был холуём у рабовладельцев и жадно ловил объедки с их стола?
– Или затем, чтобы со всем этим бороться и добиться счастья и независимости своему народу и своей стране?
Если вы отвечаете положительно на первый или на второй вариант, то туда вам и дорога. Такие люди должны отсеиваться и затем неизбежно погибать. Это мусор, а не люди.
А если третий вариант, то вы должны понимать, что нам с англосаксами не по пути: или мы, или они. В перспективе этот народ неизбежно должен исчезнуть. У него нет будущего. Даже если мы их не уничтожим, то они сами себя уничтожат. У них для этого есть негры и китайцы, которых они впустили к себе, и это им предстоит в любом случае.
Но лучше бы, конечно, поторопить этот процесс.
Путь эти люди живут себе и дальше, но только в резервациях и под дулом автоматов. Их нужно будет показывать будущим туристам, как сейчас показывают обезьян в заповеднике. Эти люди не должны жить на свободе, и они не должны править миром. Ждать, пока они сами сгниют – непозволительная роскошь. Они своим гниением и нас заразят. Поэтому: ничего, кроме презрения и ненависти к этим людям.
А как же английский язык? Учить ребёнка этому языку или не учить?
А у меня встречное предложение: а давайте будем отправлять своих детей на курсы шизофреников, наркоманов или гомосексуалистов? И будем аргументировать это так: мы не хотим, чтобы наш ребёнок стал шизофреником, наркоманом или гомиком, но ему ведь придётся жить среди этих людей, и он должен быть готов к этому…
Вот так же точно и английский язык.
Уча ребёнка английскому языку, вы подвергаете его колоссальному стрессу: после великолепного русского языка, на котором он воспитан, на котором он мыслит, он должен окунаться в языковую стихию психически и нравственно неполноценного народа. И каким станет после этого соприкосновения ваш ребёнок?
Учите его немецкому – немцы умнейший народ.
Учите его латинскому, потому что латинские корни мы наблюдаем во всех европейских языках.
Можете и английскому тоже учить, но только с одною оговоркой: это язык наших врагов, которые рано или поздно должны быть уничтожены или отодвинуты на мировой арене. Постоянно объясняйте своему ребёнку: ты учишь язык наших злейших врагов, и ты не должен стать таким же, как они.

http://literra.listbb.ru/viewtopic.php?f=119&t=1003&sid=506dd34219eb49f9c6c5b400ce318daa

mishel-may   
Английский язык несомненно германский и неспроста французы(старые французы!) называли его простуженным немецким. Действительно, в 13-14 веках наступил "малый ледниковый период" связанный с сильным похолоданием в Европе, стала свирепствовать цинга, у жителей британских островов повыпадали все зубы, вот язык и трансформировался.
отсюда немецкий артикль "der"- английское беззубое "the"
"Du", стало "thou"..., итд. Да и "thou" тоже уже вышло из употребления в начале 20 века. Всё меняется достаточно быстро, если посмотреть.
« Последнее редактирование: Октябрь 25, 2013, 05:34:31 pm от Vuntean »

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17024
    • Просмотр профиля
Re: Языки
« Ответ #1 : Ноябрь 06, 2013, 10:33:08 pm »
Прикинем на медведях...


Поправка: по-карельски медведь - kondii
« Последнее редактирование: Ноябрь 06, 2013, 10:44:17 pm от Vuntean »

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17024
    • Просмотр профиля
Re: Языки
« Ответ #2 : Ноябрь 08, 2013, 01:52:25 am »
С санскрита "мудах" - человек, идущий кружным или неверным путем.  http://eriklobakh.livejournal.com/1650374.html?view=27882950#t27882950

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17024
    • Просмотр профиля
Re: Языки
« Ответ #3 : Ноябрь 12, 2013, 01:02:37 am »
18:32, 11 ноября 2013
Лингвисты назвали «а?» универсальным словом


Выражающие непонимание вопросы и междометия в разных языках
Изображение: Mark Dingemansel, Francisco Torreira, N. J. Enfield

Голландские ученые обнаружили, что междометие «а?», которое обозначает просьбу повторить непонятую фразу, можно рассматривать в качестве универсального слова, которое появилось в разных языках в ходе коэволюции. Исследование опубликовано в журнале PLoS One, кратко о нем можно прочитать в пресс-релизе Общества Макса Планка.

В исследовании ученые рассматривали выборку из 10 языков, в том числе входящих в разные семьи: русский, итальянский, испанский, китайский, исландский, лаосский, голландский, эквадорский ча-палаа, австралийский язык Муррин-пата и язык сиву, на котором говорят в Гане.

Лингвисты анализировали записи повседневных разговоров и выделяли из них только те случаи употребления междометия, когда собеседник выражал просьбу повторить то, что он не расслышал (во многих языках «а» употребляется и в других значениях, но их ученые не рассматривали). Фрагменты записей демонстрировали для фонетического анализа трем независимым лингвистам «вслепую»: они не знали, какому языку принадлежит тот или иной кусок. Во второй части работы проводили компьютерное сравнение испанской «а?» и того же междометия из языка ча-палаа.

Ученые выяснили, что, во-первых, «а?» является настоящим словом, а не биологическим звуком. Междометие встроено в лингвистическую систему носителя и изменяется от одного языка к другому: например, дополняется придыханием, если это характерно для языка. Во-вторых, оно оказалось очень фонетически похоже в самых разных языках. В-третьих, междометие не является врожденным и требует обучения — дети научаются правильно его употреблять только к пяти годам. В-четвертых, «а?» из-за краткости не всегда можно заменить другим словом, вроде «что?», поэтому оно имеет большое значение в устной речи. Из этого ученые делают вывод о том, что междометие стало универсальным словом в результате конвергентной эволюции, то есть приобрело сходный вид из-за сходной функции.

http://lenta.ru/news/2013/11/11/huhword/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17024
    • Просмотр профиля
Re: Языки
« Ответ #4 : Ноябрь 09, 2015, 03:39:32 pm »
<a href="https://www.youtube.com/v/pfn28x_lu3o" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/pfn28x_lu3o</a>

«Балаклава» — песня Павла Гребенюка в переводе на эсперанто
Поёт Павел Можаев

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17024
    • Просмотр профиля
Re: Языки
« Ответ #5 : Октябрь 23, 2016, 01:22:14 pm »
Тайные причины первоначального успеха Эсперанто


Возможно, я поступаю не совсем корректно, предавая эти соображения огласке. Тем не менее, я убежден, что во всех случаях правда предпочтительнее полуправды, так как узнавая правду, всякий человек (пусть и не сразу) начинает обретать почву под ногами и вырабатывать разумную позицию.

Люди, которые желают критиковать Эсперанто, в общем и целом всегда в конечном итоге (явно или неявно) опираются один и тот же аргумент: если бы этот язык был хорош, то он стал бы общепризнанным.  Обычно вначале пытаются указать на какие-нибудь недостатки этого языка, которые якобы и послужили причиной его неуспеха. Но недостатки эти неизменно оказываются либо мнимыми, либо мелкими. Поэтому в конечном итоге всё сводится к повторению одного и того же решающего аргумента: если ты такой умный, то почему ты не богатый?

Защитники Эсперанто, в свою очередь апеллируют к тому факту, что Эсперанто давно вышел за узкие рамки конланга и стал живым языком. И пытаются определить те уникальные позитивные качества Эсперанто, которые позволили ему превратиться из искусственного языка в естественный. Я и сам уделил этой загадке несколько лет своей жизни и, как мне кажется, даже смог найти ключ к её разгадке.

Однако на сей раз я хочу повернуть тему совершенно неожиданной стороной, показать такой её аспект, в котором могут оказаться совершенно неважными как достоинства Эсперанто, так и его недостатки. Так же как совершенно неважны достоинства и недостатки латыни, французского или английского при выяснении вопроса о том, почему в ту или иную эпоху данный язык вдруг становился доминирующим как международный, а в другую - вдруг исчезал или практически исчезал из международного общения.

Мой тезис прост: язык Эсперанто продвигала Австровенгерская Империя. Я бы мог выразиться и более хлестко, сказав, что Эсперанто был проектом Габсбургов, однако это будет уже чрезмерное упрощение картины.
Конечно, у Заменгофа, когда он создавал свой язык, не были и мысли о том, будто этот язык может послужить политическим целям какой-то империи. Его мечты уносились гораздо выше и дальше; он мнил свой язык в качестве всемирно признанного языка международного общения. Но мечты мечтами, а дела в нашем мире делаются совсем не так. Ни один проект не может получить серьезного развития, не имея прочной политической базы. Должна найтись какая-то реальная сила, которая посчитала бы его выгодным для себя капиталовложением и обеспечила данному проекту надежную политическую крышу. Мечты Заменгофа - это одно, а реалии политической истории человечества - это совсем другое.

Не секрет, что фантастический успех английского языка объясняется вовсе не его удобством для изучающих или другими подобными фантастическими причинами. Люди учат английский просто потому, что в продвижение этого языка вкладываются фантастические бабки, а раскручивание этого языка (в плане политики, культуры и науки) идет под крышей самой могущественной империи современности (Англосаксонской).
То же самое можно сказать и о французском языке, который вовсе не по счастливой случайности завоевал роль общепризнанного языка международного общения как раз в ту эпоху, когда Франция стала мировым гегемоном. И постепенно потерял эту роль спустя сто лет после так называемой "Великой Революции", которая обратила в труху Великую Францию, превратив её в историческое предание. Хотя, казалось бы, зачем миру было отказываться от французского после того как он добился решительного успеха  (как и английский сегодня)?!
Вот и латынь  доминировала во время оно вовсе не по причине своей уникальной благозвучности и проч., а просто потому, что она была официальным языком католической Церкви, которая четыреста лет была ведущей религиозной и одной из ведущих политических сил Европы.

Вспоминая всё это, можно согласиться с тем, что нет ничего невероятного в идее, что и в истории Эсперанто важную роль сыграла политическая поддержка со стороны какой-то силы. И действие этой силы прекратилось в Первую мировую войну, после чего бурный рост и распространение языка сменилось естественной инерцией, которую имеет всякий массовый процесс. Это аргумент от истории.

А вот аргумент от географии. Даже поверхностный анализ распространения языка сразу показывает, что наибольший успех Эсперанто имел именно в Восточной Европе. И именно в тем областях Восточной Европы, которые находились в сфере геополических интересов Габсбургов. Прежде всего, конечно, в Венгрии - стране, в которой Эсперанто наиболее распостранен и в наибольшей степени признан (я знаю людей, которые всю жизнь зарабатывают в Венгрии преподаванием Эсперанто - и достойно зарабатывают), а также на Балканах, в Чехии и собственно Австрии. Но кроме того в Польше и Литве. Нельзя не заметить этой странной закономерности. Понятно, что Эсперанто возник именно там, в Восточной Европе. Но почему, возникнув в России, он не столько распространился в самой России, сколько перебросился на юго-запад, за пределы России?

Чтобы понять это, надо вникнуть в идеологический аспект проблемы. Идея Эсперанто - та идея, которую можно сколько угодно оспаривать, но невозможно отрицать - состоит в культурном единстве рода человеческого поверх национальных барьеров. В англосаксонском варианте мы имеем ту же самую идею, но в ином варианте, в котором англоязычные люди есть люди первого сорта, в прочие - второго или третьего сорта. (Об этом не принято говорить вслух, но так оно и есть. И английский язык люди учат в том числе и для того, чтобы повысить свой сорт.)

Чтобы эту высокую и красивую Эсперанто-идею чуть-чуть конкретизировать, поставить на твердую почву политического реализма, надо вспомнить особенности той эпохи и ту чрезвычайную роль, которую играла тогда идея языкового единства.
Нельзя объять необъятное, и я просто дам ссылку на великолепное исследование Бенедикта Андерсона "Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма", в котором он показывает, как в конце XVIII - начале XIX века была создана и опробована на деле (вначале - в Латинской Америке) новая технология разрушения Империй, основанная на специально разработанной для этой цели идеологии национализма.
Для любого человека чрезвычайную ценность представляет собой то человеческое сообщество, к которому он принадлежит. Это прежде все те реальные сообщества, судьба которых прямо отражается на его судьбе. Но кроме того, это и воображаемые сообщества, судьба которых задевает данного человека чисто умозрительно - потому, что он рассматривает себя как члена этих сообществ. Это прежде всего религиозные сообщества, например, христианская церковь. Называя религиозные сообщества "воображаемыми", Андерсон не имеет в виду, что сами эти сообщества нереальны. Он лишь констатирует тот факт, что причастность данного индивидуума к данному сообществу, если смотреть трезво-материалистически, вовсе не носит такого драматического характера, как это может показаться, если доверять суждениям самого субъекта по данному вопросу. То есть, речь идет о чем-то, что относится к сфере субъективных феноменов, которые с точки зрения материалистической науки есть просто работа человеческого воображения.

Андерсон считает, что возникновение и усиление феномена "наций" не случайно совпало по времени с ослаблением и даже исчезновением влияния религиозного фактора. Чем в большей степени люди в своей осознавали себя венграми, русскими, поляками, украинцами и тп, тем в меньшую роль играла для них принадлежность к той или иной конфессии - католичеству, православию, лютеранству и проч.
А это означит, что ту душевную энергетику, которая раньше заставляла людей вести религиозную жизнь, отправляться в крестовые походы, отстаивать свои религиозные ценности порой ценой своей жизни, теперь стало возможным канализировать в другом направлении - что открыло новые необъятные возможности для политтехнологов. Первой жертвой этой работы стала, как уже было сказано, Испанская империя, потерявшая свои колонии. Здесь языковой фактор почти не играл роли, ключом стала логистика Нового Света, что подробно разбирает Андерс. Затем та же технология была применена в Европе для разрушения Австровенгрии и Российской Империи.

Вообще говоря, языковой фактор вовсе не является единственным фактором национализма. Однако в Старом Свете удобнее всего было опираться именно на этот фактор. И вот на протяжении XIX века внезапно осознают своё (воображаемое) единство огромные массы людей, которые читают газеты, написанные на одном и том же языке. Границы языков, которые никогда раньше не играли настолько важной роли, чтобы всерьез учитываться в политике, внезапно становятся зловещими границами между озлобленным друг на друга массами, которые вдруг осознают себя разными народами.

Габсбурги прекрасно осознавали опасность этой политтехнологии для своего господства. Они были людьми тонкими и бесконечно изобретательными, и они экспериментировали в самыми разными техниками противостояния этому новому злу. Среди прочих идей всерьез рассматривалась также и идея международного языка. Если языковые барьеры становятся опасными трещинами на теле Империи, почему не попробовать создать новое воображаемое сообщество - сообщество людей, говорящих на международном языке. Здесь важно понимать, что для того, чтобы замутить серьезное политическое движение, на первом этапе совершенно необязательно вовлекать в него массы. Гораздо важнее и перспективнее вовлечь в него интеллектуалов, придать этому движению респектабельность.

Первым экспериментом Габсбургов стал воляпюк - и этот язык сразу получил просто фантастическое распространение. Но создатель воляпюка казался слишком уж фанатичными католиком, в это грозило возможностью, что Ватикан на каком-то этапе перехватит контроль над движением. (Надо сказать, что власти Германии ревниво следили за всеми шевелениями со стороны Вены - впоть до того, что Шлееру пришлось даже посидеть в тюрьме.) А кроме того, Воляпюк казался слишком громоздким проектом, что должно было вызвать трудности на втором этапе, когда движение должно было распространиться вниз, на народные массы.

И вот как раз в этот момент появляется блистательный Эсперанто - язык благозвучный и легкий в изучении, язык, который мог бы при совсем небольшой финансово-политической поддержке раскручен до очень серьезного градуса. Появляется он за границей, в опасной и враждебной России, но не беда: ведь создатель Эсперанто - еврей, и потому внутри самой России эсперанто-движение легко можно будет маргинализовать как революционное и антигосударственное.
Если даже Романовы сами захотят раскрутить эсперанто внутри своей страны, они во-первых будут иметь несравненно меньшую социальную базу, ведь подавляющее большинство граждан Российской Империи (особенно образованных!) - русскоязычные! Острота национального вопроса внутри России ничтожна по сравнению с остротой этого вопроса в Австровенгрии! Таким образом, если оперативно раскрутить Эсперанто в Австровенгии, то внутри самой России Эсперанто будет играть роль не столько цемента, склеивающего разные народы, сколько культурной скрепы, заставляющей эсперантистов считать себя принадлежащими к воображаемому сообществу, большинство членов которого являются гражданами Австровенгрии.

Все это было осознано молниеносно - и началась интенсивная подковерная работа, результат которой мы и наблюдаем сегодня: лингвопроект стал полноценным живым языком. Успел стать до того, как Австровенгрия распалась, так и не доведя дело распространения Эсперанто до той критической точки, после которой венгры, сербы, чехи, германцы и евреи осознавали бы себя в первую очередь эсперантистами, а уже во вторую - венграми, сербами, чехами, германцами и евреями ... А затем пришла бы очередь поляков, литовцев, украинцев и северных немцев - подданных германской Империи. Очень уместным было в Эсперанто и преобладание романского элемента - это облегчало в перспективе выход (помимо Румынии) на Северную Италию, Швейцарию. Вообще, потенциал распростанения движения был практически неограничен, в первую очередь - на Россию и Францию.
Государство, которое вовремя осознало все эти возможности и взяло эсперанто-движение под покровительство своих спецслужб, получало в перспективе не только мощный козырь против внутреннего национализма, но и великолепные идеологические механизмы подрывной работы на территорий соседних империй. Эсперантисты России и Франции, Германии и Италии, а там глядишь Великобритании и (особенно!) её многочисленных колоний, исступленно жаждавших свободы  ;up:, становились потенциальными союзниками Габсбургов.

Всё это погребла под собою Первая мировая война. Эсперантисты разделили участь старообрядцев. Сначала бесплатно раскрученные Австровенгрией, они теперь должны были перебиваться своими силами. Более того, ещё долгое время после поражения Австровенгрии на них всюду глядели подозрительно, с повышенной готовностью усмотреть за их спиной пусть и обрубленные, но ещё шевелящиеся щупальца Габсбургов. После грандиозного разгрома всей Восточной Европы по итогам Первой мировой теперь в мире доминировали Британия и Франция, при этом ни та, ни другая держава не имели никаких оснований глядеть на Эсперанто без опаски. Эсперанто-движение между тем успело получить развитие в колониях и странах третьего мира и требовало признания со стороны Лиги Наций. По этому вопросу вспыхнула короткая, но решительная борьба (см. по этой ссылке и далее), исход которой был предрешен.

Дальнейшее известно. Эсперанто уже сто лет продолжает жить, не пользуясь ничьей поддержкой, только лишь за счёт своих собственных сил. Эти силы невелики, но и не так уж малы.

В заключение дерзну высказать предвидение, согласно которому дальнейшая судьба Эсперанто напрямую зависит от того, удастся ли Восточной Европе осуществить реванш, который вернёт её в число Великих Держав - или же две мировые войны окончательно повергли её в вечное и безысходное ничтожество без шансов на возрождение. Впрочем, если судить по тому буйному энтузиазму, с которым многие подвергают Эсперанто остракизму, кое-кто из Больших Людей между прочим просматривает такую возможность и не склонен относиться к ней беспечно.


Дополнение (написано 20 октября 2015):

Между прочим, руководитель российского эсперанто-движения Александр Постников до начала первой мировой войны был обвинён в шпионаже в пользу Австро-Венгрии и арестован. И отправлен на каторгу. И он действительно встречался с секретными агентами Австро-Венгрии до своего ареста. Этот факт подтверждает гипотезу о вовлечённости Австро-Венгрии в распространение эсперанто до начала первой мировой войны.

А вот ещё что подумалось мне относительно подъема Эсперанто-движения в России в начале 20-х годов.
Общеизвестно, какую значительную роль сыграла германская агентура в подготовке Революции. А ведь в ту пору Германия и Австро-Венгрия были военными союзниками против России. Они на время оставили свою вражду и объединились.
Потом, надо учитывать, что Габсбурги всегда предпочитали держаться в тени. Все знают, что Гитлер был немец, а Моцарт - австрец. И почти никто не знает, что на самом деле как раз наоборот: Гитлер был австриец, а Моцарт - немец. Никто не знает, что большая половина Генштаба Вермахта - австрийцы, что вообще Австрия была полностью на стороне Германии. И "аншлюс" - это вовсе не захват Австрии Гитлером, а добровольное объединение. Всё это сразу приходит мне на ум, когда я задаюсь вопросом: а был ли Ленин НЕМЕЦКИМ агентом, или же австрийским?
Германия вообще была государство молодое и в политике не такое уж искушенное. А устроить Революцию в России - это ведь знак большой опытности и большого искусства. Может быть, "немецкими" у нас принято называть австрийских агентов?

Если так, то все становится на свои места, и взлет популярности Эсперанто сразу после Революции в России - прямое продолжение и развитие его дореволюционной истории. А гонения на Эсперанто ОДНОВРЕМЕННО в России и в Германии после прихода к власти Гитлера наводят на простую мысль: австрийская агентура среди властей Советской России была уничтожена в ходе внутрипартийных разборок 20-30-х годов и всё, что было каким-то образом с нею связано, подверглось систематическому истреблению.

Интересный факт: самая большая коллекция материалов на эсперанто находится именно во дворце Габсбургов в государственной австрийской библиотеке в Вене. И появилась она там ещё до начала первой мировой войны.

http://palaman.livejournal.com/176341.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17024
    • Просмотр профиля
Re: Языки
« Ответ #6 : Ноябрь 30, 2016, 03:12:30 am »

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17024
    • Просмотр профиля
Re: Языки
« Ответ #7 : Январь 07, 2017, 03:28:54 am »
"Песня о счастье" на эсперанто

<a href="https://www.youtube.com/v/GnufDaD1XbQ" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/GnufDaD1XbQ</a>

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17024
    • Просмотр профиля
Re: Языки
« Ответ #8 : Январь 18, 2017, 01:48:06 pm »
Krimeo estas nia

Наталия Зотова

«Новая» начинает серию материалов о замкнутых сообществах, жизнь которых редко оказывается предметом внимания больших медиа. Наш корреспондент выяснял, чем сегодня живут российские эсперантисты

«Новая» начинает серию материалов о замкнутых сообществах, жизнь которых редко оказывается предметом внимания больших медиа. Наш корреспондент выясняла, чем сегодня живут российские эсперантисты. Оказалось, что они тоже борются с американским империализмом, строят БРИКС и спорят из-за Крыма.

«Я идеалист, — говорит лингвист Александр Блинов. — Я предлагаю альтернативу. Мысль о том, что нужно учить язык победителей, всегда будет кого-то не устраивать. Можно сдаться, а можно — как в «Пролетая над гнездом кукушки» — хотя бы попытаться изменить».

Искусственный язык эсперанто мыслился его создателем именно как нейтральное средство международного общения. Польский еврей Лазарь Заменгоф хотел уравнять в правах говорящих, чтобы язык-посредник не был ни для кого родным и легко выучивался всеми. Таких попыток было несколько, эсперанто — самая успешная. Спустя 120 лет на языке говорит, по разным оценкам, от 100 тысяч до 2 миллионов человек по всему миру. И все-таки очевидно: эсперанто проиграл в неравной битве с английским.

 

Против мирового империализма

Идеалисты, не готовые сдаваться на милость «инглишу», этим летом собрались на берегу реки Суры в Чувашии. Российский съезд эсперантистов длится неделю, кто-то загадывает эту поездку за целый год, берет отпуск. Каждый день — песни эсперантов-бардов под гитару, уроки языка, танцы и пляж. Охотно учат азы чувашского под руководством Блинова. У него интерес к эсперанто замешан на любви к родному чувашскому, который, говорит он, находится под давлением русского: «Любой национальный язык пожирает другие». Тем очевиднее для носителей малых языков, насколько нужен язык нейтральный.

«Английский — язык мирового империализма», — рубит Антон из Тольятти: дома он ведет кружок эсперанто для детей. Антон не похож на большинство эсперантистов, интеллигентных и до одури увлеченных лингвистикой: он расхаживает в камуфляжных штанах, и его громкий голос слышен на всю столовую: «…Надо с этим, с Джастином Бибером, договориться, чтоб на эсперанто пел. И тут же в движении появится куча девчонок, а где девчонки, там и мужики!»

Вообще-то Антон вел туристический кружок при школе. «Ребенок ко мне записался и пропал. Звоню маме спросить, что такое. А она: «Мы его на английский отдали, это важнее». Ну и я решил: могу совместить турклуб с языком. Только к английскому не хочу приучать — любой язык отражает культуру народа, а их культуру я насаждать не собираюсь. Пусть будет эсперанто — он не нагружен ошибками человечества».

Эсперантисты стран БРИКС решили объединить усилия и добиться введения эсперанто в школах, чтобы именно он, а не английский, стал языком нового объединения. От российского союза этим занимается Михаил Чертилов. «БРИКС себя позиционирует как противовес американской экономике. А в языке у нас то же самое: однополярность американская, — рассуждает он. — Тем самым мы поддерживаем американцев: им-то не нужно учить другие языки, и это время они используют для другого, обгоняя остальных. Заметьте, англоговорящие страны как раз в основном и противятся политике России, и санкции против нас вводят…» Письма с предложением отправили Путину, Медведеву, а также Ирине Яровой: «Это же она все время говорит, что у нас засилье английского в школах, — поясняет Чертилов. — Столько часов на это тратится, а результат? А на эсперанто вместо десяти лет дети будут тратить всего год!»


«Антисядь» и «Молитьсякнига»

Эсперанто очень легко учится благодаря своей логичности и отсутствию исключений — это каждый эсперантист повторит, хоть среди ночи его разбуди. «Ни один чужой язык нельзя выучить до уровня носителя. Допустим, русский с китайцем говорят на английском, один знает две тысячи слов, второй тоже, а общих у них пятьсот. Примитивное общение», — убеждает Валентин Мельников: он выучил язык еще в СССР. На уроке эсперанто с помощью слова «книга» ученики сами конструируют «учебник», «молитвенник», «бортовой журнал»: запоминать эти слова не нужно, просто прибавь слово «рисовать» к «книге» и все поймут, что «desegnlibro» — это «раскраска». Это, конечно, уменьшает богатство языка. Но в родном языке богатство, а здесь зато — легкость понимания. «У нас на одной игре парень забыл, как будет «встань», и в запале закричал: «Антисядь!» И это даже не коряво, — объясняют мне, — в эсперанто не бывает «так не говорят». Таким же образом язык прирастает новыми словами. «Частично морфология, синтаксис, особенно стилистика — коллективная работа эсперантоговорящих, — объясняет лингвист из Каталонии Эктор: он переехал в Чувашию к жене-эсперантистке. — Заменгоф объявил: это не мой язык, любой человек может вносить свое. Такая вот Википедия — для конца XIX века весьма необычное решение».

Мичурин и Циолковский, Максим Горький и Ромен Роллан — меня закидывают именами знаменитостей-эсперантистов. Есть свидетельства, что Сталин в ссылке пытался изучать эсперанто — об этом мне тоже рассказывают с энтузиазмом. Вообще-то эсперанто началось в России: из первой тысячи эсперантистов, по подсчету Заменгофа, больше девятисот жили в Российской империи, как и он сам. В 1937-1938 годах советских эсперантистов арестовали почти поголовно — без особых причин, заодно с филателистами. Руководство союза расстреляли. Движение восстановилось после «оттепели» и набрало силу в восьмидесятые. «Можно было прийти в городской дом культуры и предложить вести у них кружок эсперанто, им это было выгодно: нужны же какие-то кружки», — вспоминает нынешний президент союза Светлана Сметанина. Сейчас, вздыхают аксакалы, движение затухает.


Голосование. Фото: Наталья Зотова / «Новая газета»

На заседании Союза эсперантистов нет почти никого моложе пятидесяти. Остальным неинтересна бюрократия. Голосуют, поднимая мандаты с печатью в виде пятиконечной звезды с буквой «Е» в центре. Принимают крымскую организацию в российский союз: на фоне аннексии Крыма тамошние эсперантисты с киевскими рассорились. Составляют письмо мэру Казани: там, к возмущению сообщества, улицу Эсперанто переименовали в улицу Нурсултана Назарбаева. Спорят, шумят. «Вот иллюстрация, почему в России к власти пришел Ленин. Умнейшие люди, много говорят, а толку?» — шепчет мне седая Нина Омельченко из Новочеркасска.

 

Мальчики с гитарами

Нина восторженно рассказывает, как ездила на Всемирный конгресс во Вьетнам, посетив заодно Монголию и Китай: «Нас везде принимали как родных. Люди не понимают, что с эсперанто можно практически бесплатно объехать мир!»

«Эсперанто я выучила старшеклассницей, — вспоминает Лариса, качая на коленях дочку лет четырех. — В школу новая учительница английского пришла, эсперантистка. И полкласса в это затянула. Начались поездки, а там такие мальчики, песни под гитару поют, в игры играют!» Для многих эсперанто — не идеология, а тусовка. Каждый год издают Passporta servo — книжку с адресами эсперантистов по всему свету, которые готовы помогать товарищам по языку. Лариса с мужем Андреем останавливались у эсперантистов в Италии и Финляндии: «У финнов вообще не принято приглашать в гости, мы в финский дом ни за что бы не попали, если бы не язык». Андрей и Лариса даже встретились благодаря эсперанто: на молодежном конгрессе в Праге долго присматривались друг к другу, не решаясь начать разговор. «Какой симпатичный иностранец!» — робко думала Лариса, пока у Андрея не вырвалось русское слово.

Ватага юных эсперантистов — от трех до двенадцати — носится под соснами. Здесь модно приучать к международному языку с пеленок. С дочкой Андрей говорит на эсперанто: «В два года она стала понимать даже длинные фразы, а потом и отвечать начала». Чилиец Рикардо и Оксана, уроженка Чувашии, даже в семье между собой говорят на эсперанто — другого общего языка у них нет. Их Олежка пока слишком мал, но явно будет denaskulo — так называют тех, для кого эсперанто родной.

Молодежи на съезде меньше всего — для них есть специальные встречи. Двенадцатилетний Матвей, сын Александра Блинова, скучает на уроке для начинающих, быстрее всех выполняя задания. До шести лет отец говорил с ним только на эсперанто. Потом волнение за родной чувашский взяло верх, и язык общения сменился, так что многое мальчик забыл и восстановить не очень рвется. Впрочем, девятнадцатилетний Артур тоже интереса к языку не проявлял, несмотря на усилия отца-эсперантиста. Но когда переехал в Москву учиться в вузе, сам пошел на курсы — и нашел в столице свою тусовку.

Саше уже тридцать, но с Артуром ему веселее всего — оба приехали из Москвы. Саша сыплет примерами из испанского, рассказывает, как ходил на курсы корейского — ну так, подвернулись. Артур подумывает выучить клингонский — язык, придуманный для инопланетной расы в сериале «Стар Трек».

— А все-таки, — говорит Саша, — нет в других языках такого удобного слова, как эсперантское tepida — не холодный, не горячий, а вот в самый раз!


Фото: Наталия Зотова / «Новая газета»

https://www.novayagazeta.ru/articles/2015/07/25/65020-krimeo-estas-nia

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17024
    • Просмотр профиля
Re: Языки
« Ответ #9 : Июнь 25, 2017, 09:05:25 pm »
<a href="https://www.youtube.com/v/Q7HMU5KO8hY" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/Q7HMU5KO8hY</a>

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17024
    • Просмотр профиля
Re: Языки
« Ответ #10 : Ноябрь 19, 2017, 04:46:19 pm »
ПОМОРСКО-ЗАОНЕЖСКИЕ ВЫРАЖЕНИЯ

Андели (удивление)
Бармак (большая муха)
Беспелюха (ничего делать не умеет)
Брекостить (врать)
Верезейка (калитка)
Вица
Волки жопу нюхают (холодно)
Воньжать
Выморжил (выпросил)
Голова болит, жопы легче
Голова думала, жопа виновата
Грязнобай
Догонят да ещё дадут
Жупят
Запилькала
За смертью (только) посылать
Каменя горячего (отказ)
Касатку (зубатку) рожать (ждать, беспокоиться)
Кишка кишки поёт стишки (голоден)
Кулёма (плохо одета)
Лабайдать (говорить)
Мальханить
Мудохался, вымудохался
Мышей не ловит (о парне)
Мячкать (есть)
Набутуриваться
Наяноватый (нахальный)
Одна половинка дрожит, другая тарайдает
Орюшкаться
Отгурьяться
Очинжала
Пекорчить (тащить)
Пёхался
Пирзать (резать хлеб)
Погибелка
Полуперденчик, перпендёжка (одежда)
Порато
Рёгайдать
Рибушка (одежда)
Ругозёру в сани (не надо)
Устосаны
Филонить (симулировать)
Худоумиться