Автор Тема: Старообрядцы  (Прочитано 6288 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17045
    • Просмотр профиля
Старообрядцы
« : Сентябрь 26, 2013, 05:25:32 pm »
Настоятель молельни поморцев в Семеновском уезде. 1897 г.



Съезд старообрядцев в Нижнем Новгороде.



Благовещенский Керженский единоверческий мужской монастырь. Монах-схимник. 1897 г.



Типы старообрядцев. Шарпанский скит в Семеновском уезде. 1897 г.



Группа старообрядцев. Деревня Кузнецово Семеновского уезда.



http://klikabol.com/node/785

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17045
    • Просмотр профиля
Re: Старообрядцы
« Ответ #1 : Январь 02, 2014, 11:57:23 pm »
Деньги старообрядцев для диктатуры пролетариата

Anton
26.12.2013 17:04
тут http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/dengi_dla_diktatury_proletariata_808.htm
пишет:


А с другой стороны с середины 19 века на экономическую арену выходит мощнейший хозяйственный игрок  - это Московская купеческая группа. Это были те самые старообрядцы-управляющие, но к этому времени они смогли обособиться от своих общин. И способствовала этому царская власть и, конкретно, Николай I. До него правители удовлетворялись данными переписей населения, стабильно показывающих численность старообрядцев 2%, и поэтому не обращали на них особого внимания. Николай I, будучи чувствителен к любому самому незначительному инакомыслию, посчитал старообрядцев угрозой своему трону и принял соответствующие меры. Николай знал толк в подавлении инакомыслия, поэтому и в этом случае у него был системный подход. Во-первых, чтобы победить врага, его надо сначала изучить. Для этого царь отправляет три экспедиции в центральные российские губернии, которые в течении нескольких лет изучают жизнь крестьян. Эти чиновники пришли к выводу, что цифры, которые значатся в официальных отчётах, нужно умножать на 11 раз. Но сделали комментарий: "Видимо, и это не отражает истинное положение дел". Т.е. в расколе находилось примерно 35% от православного населения, причем большая часть из них - беспоповцы. Из этих же отчетов царь узнал о коллективных формах хозяйствования у староверов. Вот ее-то,  экономическую модель, хозяйственную модель староверия, Николай I прежде всего пытался разрушить. Для этого он стал укреплять институт частной собственности и права наследования. И надо сказать, что эти управляющие, которые выглядели как бы владельцами в первой половине 19 века для властей - они быстро поняли свой интерес. Они просто приватизировали общинно нажитые активы и стали самыми обычными капиталистами. При этом умудрились не испортить отношения со своими общинами, мол это не наша воля, это никонианская власть нас заставила. В какой-то мере это было правдой.

А дальше у новоиспеченной буржуазии появились свои буржуазные  интересы.  Эта Московская купеческая  группа  (Московская — потому что жили они в Москве,  но их предприятия были по всей России),  к  которой  принадлежал  и клан  Морозовых,   выросла абсолютно на рыночных  условиях  без прямой  помощи  государства, они не обращались за помощью.   Пожалуй,  только ее в царской России можно было назвать национальной буржуазией,  т. к. весь остальной крупный капитал — это либо иностранцы, либо евреи.  А эти  купцы  были выходцами из простых крестьян.  Эта группа стала предъявлять свои права на своё достойное место в Российской Империи (и это правильно), мол мы-то на самом деле есть исконно-русские люди, мы местные, мы не иностранцы, мы не полунемцы, как это чиновничество и прочее, и мы имеем право, если так можно сказать, на контрольный пакет российской экономики, мы русские люди, имеем это право.   Всё это совпало с идеологией  правления  Александра III,  которое стало золотым веком  московского купечества.  Это было  время полной симфонии государства и  старообрядческого купечества. В экономической сфере министр финансов Вышнеградский проводил политику жесткого протекционизма — высокие  таможенные тарифы,  ограничения действия иностранного капитала,  что способствовало развитию национальной буржуазии.  А  в идейно-политической сфере  это обосновывала т. н. «русская партия»  (Аксаков,  Самарин, Катков и др).  И купцы охотно пошли  им на  встречу.   Они с удовольствием разыгрывали выходцев из народа, о которых нужно заботиться, бизнесу которых нужно помогать всячески.  При Александре III был ренессанс московского купечества.  Всё, казалось, идёт  по их сценарию. И их политика, политика верноподданничества  себя полностью оправдывает. Дивиденды экономические идут в руки. Русская партия эти дивиденды правильно оформляет и, так сказать, материализует в конкретную политику. Всё хорошо.   Но  тут умирает   Александр III  и  новый  царь  Николай II  под влиянием  министра финансов Витте  делает  резкий разворот  экономической политики в сторону  иностранного капитала  в  невиданных объемах.  Естественно, Витте это грамотно обосновал -  «Мы безнадёжно отстанем от запада. Поэтому нужно немедленно сделать рывок. Нужно сюда открыть ворота для иностранного капитала прежде всего.  А купечество?  Русское купечество — хорошее,  но иностранный капитал лучше, сильнее.  Мы не можем ждать пока оно до него  дорастет.  Рывок нужен немедленно, а купечество пусть подождет».     И действительно,  пришел иностранный капитал и был экономический рывок. Собственно, достижения царской России, которыми гордятся современные монархисты — это прежде всего заслуга Витте по привлечению в страну иностранного капитала.  Но  для  русской  старообрядческой буржуазии это был крах всех  надежд. Самое главное, что они поняли,  что никак не могут на это  повлиять,  ничего не могут изменить. Собственно, вот с такого осознания начинались  все буржуазные революции  в  Европе.  Вот  и  в России  купечество быстро и активно стало искать новые механизмы   по ограничению самодержавия и правящей бюрократии, чтобы не было таких штук, как с ними проделал Витте.  Такие механизмы были  найдены.  Естественно,  в  Европе.  Это конституционное правление. Бюрократия (а значит и монарх) не должна иметь монополию на управление.  Парламентские формы должны ограничить её в реализации политики. Купечество увидело этот механизм и начало в него вкладываться.  Поэтому  массовая мода на либерализм в высшем российском обществе, возникшая на рубеже  19-20 веков (до этого момента либерализм был уделом мелких кружков), тоже в некоторой степени заслуга старообрядческой буржуазии.  Она стала  результатом культурно-просветительского проекта инициированного и оплаченного  московским купечеством.  Это и Третьяковская галерея, которая собиралась как бы в пику  императорскому Эрмитажу -  если в Эрмитаже  в основном были представлены  работы иностранных художников,  то  в Третьяковке  упор сделан на русских.   Затем театр - это МХАТ.  Собственно, сам  Станиславский выходец из  старообрядческого купеческого рода Алексеевых.  МХАТ тиражировал, нёс либерально-демократические идеи. Он делал их модными.  Многие пьесы Горького, например,   "На дне" - это  заказ МХАТа.  Полные  аншлаги.  После этого гонорары Горького стали самыми высокими среди писателей того времени.  Далее,  оперы Мамонтова, где блистал Шаляпин.   Постановки "Хованщина",  "Борис Годунов" — неприятные темы для Романовых.  Эта инфраструктура создала такую либерально-демократическую атмосферу. И к ней сразу стали проявлять интерес очень многие образованные люди из интеллигенции.

Но купечество прекрасно понимало, что недостаточно разных респектабельных земцев дворянского происхождения, умудрённых знаниями профессоров - этого  недостаточно для продавливания модели по ограничению самодержавия и правящей бюрократии.   Гораздо убедительнее, если все эти идеи будут звучать на фоне взрывов бомб и выстрелов.  Вот тут мы подходим к теме  заглавной статьи.  Само название ее  не верно.  Купцы выделяли деньги не для диктатуры пролетариата, а для буржуазной революции. Коей и была Первая Русская революция.  В 1905 году даже  большевики не говорили «Вся власть Советам», лозунги всех революционеров были только против помещиков и самодержавия, но не против буржуазии.  И это важный факт.  В 1917 году  лозунги  будут совсем другие:

 В 1905 году ничего подобного не было.   В 1905 году  пролетариат вместе с буржуазией  сражался против самодержавия.   И  это было прогрессивно на тот момент.  Да,  такова логика буржуазной революции.  Но почему  за 10 лет так  резко  изменились  лозунги?  Что произошло?   А произошло  вот что — во время  Первой Русской революции  буржуазия предала  рабочий класс,  который  фактически сражался за ее интересы,  и полностью  перешла на сторону реакции.  Вместо того, чтобы вместе с пролетариатом и крестьянами  дожимать  пошатнувшийся царизм,  буржуазия удовлетворилось  Манифестом 17 октября,  организовала одноименную партию (правее нее были только черносотенцы), которую возглавил  выходец   из Феодосиевского беспоповского согласия   А.И. Гучков,  и  отказалась  от  сотрудничества  с левыми партиями,  а потом  поддержала столыпинский террор.  За всё это  буржуазия огребла  по полной в 1917 году.

Но  Николай Павлович Шмит  был  исключением  -  он  оставался с рабочими до конца.   Вооруженное восстание в Москве  началось уже  после  октябрьского Манифеста.   Все дни  восстания  сам Николай Шмит и две его младших сестры составляли штаб дружины, координируя действия ее боевых групп друг с другом и с вожаками восстания, обеспечивая работу самодельного печатного устройства – гектографа.  После ареста его допрашивал  сам генерал  Мин.  Естественно,  к Шмиту  не применяли  физического давления.  Все воздействие  было  исключительно  морально-психологическим.  Но и это было  серьезно.  Например,  Шмита возили в Петровский парк, где  происходили  расстрелы (без суда, естественно)  пленных  рабочих.   На его глазах  расстреляли  двух  рабочих  с его фабрики. Известны даже их фамилии - Мантулин и Волков.  После этого  Шмит  сломался.  Он написал  признание,  но  только  за себя.  Всё остальное  провокация охранки.  Большевики  нашли  ему  адвоката,  после этого Шмит отказался от признательных показаний, как от данных под давлением (и это правда).  Он просидел в  тюрьме  14 месяцев, за это время  он переболел тифом, объявлял голодовку.  Власти так и не смогли предъявить ему обвинение.  За границей  Горький в своих статьях  бичевал  кровавый царизм за  издевательства  над  молодым человеком.  В конце концов адвокат добился  освобождения на поруки.  Но за день до освобождения  Николай Шмит  умер  в одиночной камере  Пугачевской башни Бутырской тюрьмы,  а не в госпитале.   При  чём тут  большевики?  Они всё сделали для его освобождения.  Самоубийство за день до освобождения тоже  маловероятно.  Что остается?

Наследство Шмита было  280 тыс. руб.  Его несовершеннолетний брат Алексей получил  17 тыс. руб. Этот вопрос  был решен с его опекунами  в Гельсингфорсе.  Деньги Н.Шмита,  действительно, стали для большевиков надежной финансовой опорой.  За 10 лет они их не промотали, и именно эти деньги были  потрачены  в 1917 году на Октябрьскую  революцию, а не какое-то там мифическое  «немецкое золото».  Так что да, в итоге  деньги, действительно,  пошли  на диктатуру пролетариата.
« Последнее редактирование: Январь 03, 2014, 12:12:40 am от Vuntean »

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17045
    • Просмотр профиля
Re: Старообрядцы
« Ответ #2 : Январь 03, 2014, 05:42:52 pm »
Савва Морозов: "Ленин - человек зоркий"

Зимой 1903 г. инженер Красин приехал к Горькому, который жил в это время на курорте в Сестрорецке, просить его от имени Ленина и марксистов организовать встречу с Саввой Морозовым. Свидание состоялось через три дня. А. М. Горький вспоминал: «Деловая беседа фабриканта с профессиональным революционером, разжигавшим классовую вражду, была так же интересна, как и коротка. Вначале Леонид заговорил пространно и в «популярной» форме, но Морозов, взглянув на него острыми глазами, тихо произнес:

- Это я читал, знаю-с. С этим я согласен. Ленин - человек зоркий-с.

И красноречиво посмотрел на свои. часы. Затем произошло приблизительно следующее:

- В какой же сумме нуждаетесь? - спросил Савва.

- Давайте больше.

Савва быстро заговорил.

- Личный мой доход ежегодно в среднем шестьдесят тысяч, бывает, конечно, и больше, до ста. Но треть обыкновенно идет на разные мелочи, стипендии и прочее такое. Двадцать тысяч в год - довольно-с?

- Двадцать четыре - лучше! - сказал Красин.

- По две в месяц? Хорошо-с.

Леонид усмехнулся, взглянув на меня, и спросил: нельзя ли получить сразу за несколько месяцев?

- Именно?

- За пять, примерно?

- Подумаем.

И, широко улыбаясь, пошутил:

- Вы с Горького больше берите, а то он извозчика нанимает за двугривенный, а на чай извозчику полтинник дает».

Таким образом, по утверждению Горького, С. Т. Морозов «давал на издание «Искры», кажется, двадцать четыре тысячи в год». Почему Морозов стал помогать, и не только финансово (известно, что он, например, укрывал от полиции Н. Э. Баумана), революционерам? Когда писатель прямо спросил его об этом: «Скажи, наконец, чего тебе надо от революции?», тот ответил: «Твердой власти и порядка. Самодержавие прогнило насквозь. Россию можно перестроить только снизу».

См.: Гавлин М. Российские Медичи. Портреты предпринимателей. М., 1996. С. 100.

http://kommari.livejournal.com/2212903.html#comments

"Когда принесли кофе, Бугров участливо спросил:
- Ты что, Савва? Али плохо живёшь? На фабрике неладно?
Круто повернувшись к нему, Морозов заговорил тоном старшего:
- У нас - везде неладно: на фабриках, на мельницах, а особенно - в мозгах!
И начал говорить о пагубном для страны консерватизме аграриев, о хищничестве банков, о том, что промышленники некультурны и не понимают своего значения, о законности требований рабочих и неизбежности революции...
- Не знаю, что будет, - задумчиво сказал Бугров. - Жандарм нижегородский, генерал, дурачок, тоже недавно пугал меня. Дескать — в Сормове, на Выксе и у меня на Сейме - шевелятся рабочие. Что ж, Савва Тимофеев, ты сам говоришь - что законно. Скажем правду - рабочий у нас плохо живёт, а - рабочий хороший!...
И я тебе скажу - очень умно понимают они жизнь. Может, не своим умом, а - научены, книжки у них появились, листочки из Сормова... Вот - Горький хорошо знает эти дела. Деньги берёт у меня на листочки. Я - даю...
- Не хвастайся, - сказал Морозов.
- Нимало! - спокойно возразил старик. - Против меня это, но я - даю! Конечно - гроши. Но, ежели и ничтожные цифры в этом деле заметны, - что было бы, если б мы с тобой все капиталы пустили в дело это?"

А.М. Горький. "Н.А. Бугров" (1923 г.) (Из горьковской биографической серии "Литературные портреты").
Эпизод, описывающий встречу С.Т. Морозова, Н.А. Бугрова и А.М. Горького в трактире Тестова.

Для сведения: "Миллионер, крупный торговец хлебом, владелец паровых мельниц, десятка пароходов, флотилии барж, огромных лесов, - Н. А. Бугров играл в Нижнем и губернии роль удельного князя" (из того же мемуарного рассказа).

(анонимный комментатор добавил)
« Последнее редактирование: Январь 03, 2014, 06:34:51 pm от Vuntean »

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17045
    • Просмотр профиля
Re: Старообрядцы
« Ответ #3 : Май 17, 2014, 12:05:43 am »
домашние русские


   
Читаю любимую газету, и там нахожу комментарий:

"моё мнение, нечего рисковать жизнями украинцев. Избавляться надо от этого рассадника мрази. Как избавились от двух миллионов предателей, осталось избавить от 8 миллионов дыбилов-гопников. Нормальные люди, которые там есть, думаю, при желании, спокойно смогут переселиться из той клоаки в Украину"

2 миллиона предателей - это про крымчан (от себя добавлю)

таких комментариев там много, но вот фамилия автора - Максим Куликов

говорите, на Украине этнический конфликт?

И снова задумываюсь про феномен домашних русских. На примере других русских - русских старообрядцев в Финке.

Еще в конце 90-х разговаривал уже тут с одним дедушкой, который был настоящий русский финн - так назывемый красноселец. Это после того, как Финляндия отделилась от России, на ее территории оказалась одна настоящая русская деревня - Красное село. Там жили старообрядцы, как я понимаю (мой ЖЖ читает Эдуард Хямяляйнен, хоть и антисоветчик, но хорошо знает историю русской эмиграции в Финке, может чего напишет в комментарии). После потери Перешейка они тоже ушли к финнам - Совласть они ненавидели и считали бесовской, но многие не растворились в финском этносе, вот этот дед был из них. То есть выходили замуж/женились на русских, сохраняли язык - правда, он был несколько архаичен.

Там у меня с ним был длинный разговор, но в частности я его спрашивал, как к финским русским относились во время Зимней войны, и как они в ней участвовали.

Он сказал, что никаких гонений-депортаций не было, в основном русских привлекали для агитпроповской работы против Красной Армии или в переводчики, но некоторые, в том числе его отец, попадали на фронт.

Но, сказал мне дед, когда надо было стрелять, отец стрелял куда-нибудь в сторону: "Они, советские, хоть и нехристи красные, но все-таки русские люди, как же можно русскому человеку в русских людей стрелять".

А вот эти, домашние русские с Украины, в русских бы стреляли явно без всяких угрызений совести.

http://kommari.livejournal.com/2419877.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17045
    • Просмотр профиля
Re: Старообрядцы
« Ответ #4 : Ноябрь 16, 2014, 03:40:53 pm »
Как живётся русским старообрядцам в Боливии


   
Старообрядцы, или староверы — общее название для религиозных течений в России, возникших в результате неприятия церковных реформ в XVII веке. Все началось после того, как московский патриарх Никон предпринял ряд нововведений (исправление богослужебных книг, изменение обрядов). Недовольных «антихристовыми» реформами объединил протопоп Аввакум. Староверы подвергались жестоким преследованиям со стороны как церковных, так и светских властей. Уже в XVIII веке многие бежали за пределы России, спасаясь от гонений. Не нравились упрямцы и Николаю II, и, впоследствии, большевикам. В Боливии, в трех часах езды от города Санта-Крус, в местечке Тоборочи 40 лет назад обосновались первые русские старообрядцы. Даже сейчас это поселение не отыщешь на картах, а в 1970-х тут были абсолютно необжитые земли, окруженные густыми джунглями.


Федор и Татьяна Ануфриевы родились в Китае, а в Боливию поехали в числе первых переселенцев из Бразилии. Помимо Ануфриевых в Тоборочи живут Ревтовы, Мурачевы, Калугиновы, Куликовы, Анфилофиевы, Зайцевы.



Деревня Тоборочи состоит из двух десятков дворов, расположенных на приличном расстоянии друг от друга. Большинство домов — кирпичные.

Вокруг поселения тысячи гектаров сельскохозяйственных угодий. Дороги только грунтовые.



В Санта-Крусе очень жаркий и влажный климат, а комары донимают круглый год. Москитные сетки, такие родные и привычные в России, ставят на окнах и в боливийской глуши.



Старообрядцы бережно хранят свои традиции. Мужчины носят рубахи с поясами. Шьют их сами, а вот брюки покупают в городе.



Женщины предпочитают сарафаны и платья в пол. Волосы отращивают с рождения и заплетают в косу.



Большинство старообрядцев не позволяют чужакам фотографировать себя, однако семейные альбомы есть в каждом доме.



Молодежь идет в ногу со временем и вовсю осваивает смартфоны. Многие электронные устройства в деревне формально запрещены, но от прогресса не спрятаться даже в такой глуши. Почти во всех домах есть кондиционеры, стиральные машины, микроволновки и телевизоры, взрослые общаются с далекими родственниками посредством мобильного интернета.



Основное занятие в Тоборочи — сельское хозяйство, а также разведение амазонской рыбы паку в искусственных водоемах. Прикармливают рыбу два раза в день — на рассвете и вечером. Корм производится тут же, на мини-фабрике.



На обширных полях старообрядцы выращивают бобы, кукурузу, пшеницу, в лесах — эвкалипт. Именно в Тоборочи был выведен единственный сорт боливийских бобов, популярный сейчас во всей стране. Остальные бобовые завозят из Бразилии.
На деревенской фабрике урожай обрабатывают, пакуют в мешки и продают оптовикам. Боливийская земля плодоносит до трех раз в год, а удобрять ее начали только пару лет назад.


На кокосовых плантациях выращивают несколько сортов кокоса.


Женщины занимаются рукоделием и ведут хозяйство, растят детей, внуков. Большинство старообрядческих семей многодетные. Имена детям выбирают по Псалтири, согласно дню рождения. Нарекают новорожденного на восьмой день его жизни. Имена тоборочинцев непривычны не только боливийскому уху: Лукиян, Киприян, Засим, Федосья, Кузьма, Агрипена, Пинарита, Авраам, Агапит, Палагея, Мамелфа, Стефан, Анин, Василиса, Маримия, Елизар, Инафа, Саламания, Селивестр.


Арбузы, манго, папайя, ананасы растут круглый год. Из фруктов делают квас, брагу, варенье.


Жители деревни нередко сталкиваются с представителями дикой природы: обезьянами, страусами, ядовитыми змеями и даже небольшими крокодилами, которые любят полакомиться рыбой в лагунах. Для таких случаев у старообрядцев всегда наготове ружье.


Раз в неделю женщины выезжают на ближайшую городскую ярмарку, где продают сыр, молоко, выпечку. Творог и сметана в Боливии так и не прижились.


Для работы в полях русские нанимают боливийских крестьян, которых называют Колями.


Языкового барьера нет, так как старообрядцы, помимо русского, говорят и по-испански, а старшее поколение еще не забыли португальский и китайский.


По деревне жители перемещаются на мопедах и мотоциклах. В сезон дождей дороги сильно раскисают и пешеход может увязнуть в грязи.


К 16 годам мальчики приобретают необходимый опыт работы в поле и могут жениться. У старообрядцев строго запрещены браки между родственниками до седьмого колена, поэтому невест ищут в других деревнях Южной и Северной Америки. До России добираются редко.
Девушки могут выходить замуж по достижении 13-летнего возраста.


Первый «взрослый» подарок для девушки — сборник русских песен, с которого мать снимает очередную копию и дарит дочери на день рождения.
Все девушки — большие модницы. Они сами придумывают фасон и шьют себе платья. Ткани закупают в крупных городах — Санта-Крусе или Ла-Пасе. Среднестатистический гардероб насчитывает 20-30 платьев и сарафанов. Девушки меняют наряды почти каждый день.



Десять лет назад боливийские власти профинансировали строительство школы. Она состоит из двух зданий и делится на три класса: дети 5-8 лет, 8-11 и 12-14-летки. Мальчики и девочки учатся вместе.


В школе преподают два боливийских учителя. Основные предметы — испанский язык, чтение, математика, биология, рисование. Русский язык учат дома. В устной речи тоборочинцы привыкли смешивать два языка, а некоторые испанские слова и вовсе вытеснили русские. Так, бензин в деревне называют не иначе как «гасолина», ярмарку — «ферия», рынок — «меркадо», мусор — «басура». Испанские слова давно обрусели и склоняются по правилам родного языка. Есть и неологизмы: например, вместо выражения «скачать из интернета» в ходу слово «дескаргарить» от испанского descargar. Некоторые русские слова, повсеместно употребляемые в Тоборочи, давно вышли из обихода в современной России. Вместо «очень» старообрядцы говорят «шибко», дерево называют «лесиной». Старшее поколение ко всему этому разнообразию примешивает португальские словечки бразильского разлива. В общем, материала для диалектологов в Тоборочи — на целую книгу.




Начальное образование не является обязательным, но боливийское правительство поощряет всех учеников государственных школ: раз в год приезжают военные, выплачивающие каждому ученику по 200 боливиано (порядка 30 долларов).


Что делать с деньгами — непонятно: в Тоборочи нет ни одного магазина, а в город детей никто не отпустит. Приходится отдавать честно заработанное родителям.

http://narvasadataa.livejournal.com/770373.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17045
    • Просмотр профиля
Re: Старообрядцы
« Ответ #5 : Июль 31, 2015, 02:31:50 pm »
Староверы знают секреты долгожительства



В прошлом году судьба занесла меня на Байкал со стороны Бурятии. Я гидрограф, и мы работали на речке Баргузин. Почти нетронутая природа, чистейший воздух, хорошие простые люди - все приводило в восторг. Но больше всего меня поразили там поселения «семейских». Мы сначала понять не могли, что это такое. Потом нам объяснили, что это староверы.
Семейские живут отдельными поселками, у них очень строгие обычаи. Женщины и по сей день ходят в сарафанах до пят, а мужчины носят косоворотки. Это очень спокойные и доброжелательные люди, но ведут они себя так, что лишний раз к ним не сунешься. Просто болтать они не будут, ни разу мы такого не видели. Это очень работящие люди, никогда без дела не сидят. Сначала это как-то напрягало, потом мы привыкли.

А позже мы обратили внимание на то, что все они здоровые и красивые, даже старики. Наши работы проходили как раз по территории их поселка, и чтобы как можно меньше беспокоить жителей, нам дали в помощь одного деда, Василия Степановича. Он помогал нам делать замеры - очень удобно и нам, и жителям. За полтора месяца работы мы с ним подружились, и дед много интересного нам порассказал, да и показал тоже.



Конечно, о здоровье тоже разговорились. Степаныч не раз повторял, что все болезни от головы. Однажды я к нему прицепился с требованием объяснить, что он под этим понимает. А тот ответил вот что: «Давай возьмём вас, пятерых мужиков. Да я по одному запаху ваших носков скажу, что вы думаете!» Нам стало интересно, и тут Степаныч нас просто огорошил.

Он сказал, что если у человека сильно пахнут ноги, то самым сильным его чувством является желание все дела отложить потом, сделать их завтра или еще позже. А ещё сказал, что мужики, особенно современные, ленивее баб, и потому у них ноги пахнут сильнее. И добавил, что не надо ему ничего объяснять, а лучше честно самому себе ответить, так это или нет. Вот так, оказывается, влияют мысли на человека, и на ноги тоже! Ещё дед сказал, что если у стариков начинают пахнуть ноги, то, значит, мусора в организме скопилось много и следует поголодать либо строго попоститься с полгода.

Стали мы пытать Степаныча, а сколько же ему лет. Он всё отнекивался, а потом и говорит: «Вот сколько дадите - столько и будет». Мы стали думать и решили, что ему лет 58-60. Много позже мы узнали, что ему 118 лет и что именно по этой причине он был отряжен помогать нам!

Выяснилось, что все староверы - люди здоровые, к врачам не ходят и лечат себя сами. Они знают особый массаж живота, и каждый сам себе его делает. А если пошло недомогание, то человек разбирается вместе со своими близкими, какая мысль или какое чувство, дело могли вызвать хворь. То есть он пытается понять, что не так в его жизни. Затем начинает голодать...., а уж только потом пьет травы, настои, лечится природными веществами.

Староверы понимают, что все причины болезней у человека в голове. По этой причине они отказываются слушать радио, смотреть телевизор, считая, что такие устройства засоряют голову и делают человека рабом: из-за этих приборов человек перестает думать сам. Они считают самой большой ценностью собственную жизнь.



Весь уклад жизни семейских заставил меня пересмотреть многие свои взгляды на жизнь. Они ни у кого ничего не просят, а живут хорошо, с достатком. У каждого человека лицо светится, выражая достоинство, но не гордыню. Никого эти люди не обижают, не оскорбляют, матом никто не ругается, ни над кем не подшучивает, не злорадствует. Работают все - от мала до велика.

Особое почтение к старикам, молодые не перечат старшим. Особо у них в почете чистота, причем чистота во всем, начиная с одежды, дома, кончая мыслями и чувствами. Если бы вы видели эти необыкновенно чистые дома с хрустящими занавесками на окнах и подзорами на кроватях! Всё моется и скоблится дочиста. Животные у них все ухоженные.

Одежда красивая, вышитая разными узорами, которые являются для людей защитой. Об изменах мужа или жены просто не говорят, поскольку там этого нет и быть не может. Людьми движет нравственный закон, который нигде не писан, но каждый его чтит и соблюдает. А за соблюдение этого закона они получили в награду здоровье и долголетие, и какое!

Когда я вернулся в город, очень часто вспоминал Степаныча. Мне было трудно увязать воедино то, что он говорил, и современную жизнь с её компьютерами, самолётами, телефонами, спутниками. С одной стороны, технический прогресс - это хорошо, но с другой...

Мы действительно потеряли себя, плохо себя понимаем, переложили ответственность за свою жизнь на родителей, врачей, правительство. Может, поэтому и не стало по-настоящему сильных и здоровых людей. А вдруг мы действительно вымираем не понимая? Мы-то навоображали, будто стали умнее всех, потому что техника у нас необыкновенно разнообразна. А получается, что из-за техники мы себя теряем.

http://www.slavianin.ru/nasledie/stati/starovery-znayut-sekrety-dolgozhitelstva.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17045
    • Просмотр профиля
Re: Старообрядцы
« Ответ #6 : Июль 06, 2016, 08:20:06 pm »
"Всешутейший" царь-антихрист Пётр Первый и его кощунства

Андрей Щеглов

О печальной и разрушительной роли разбойнических церковных соборов 1666-1667 годов, в последнее время становится все более и более известно. Для многих людей, заинтересованных в поиске истины, очевидным становится те катастрофические последствия, которые затронули все стороны не только церковной жизни, но и губительно изменили все русское бытие и повлияли на судьбу России.

Результаты антихристовых соборов привели к тому, что Церковь перестала быть тем, к чему она была призвана Христом – стать и быть народом Божиим, Новым Израилем, а превратилась в никонианского Левиафана – магическую, государственную контору по оказанию волшебных услуг населению. В какое уродливое, нездоровое мистическое образование превратилась никонианская церковь, мы можем видеть в наше новое время.

Но как эти, так называемые, церковные реформы «реформы» повлияли на ход русской истории, до сих пор достаточно не исследованы. В основном, представления о дальнейшем ходе русской истории находятся в области восторженного, мифического восприятия – о преобразования «великого Петра», о безальтернативности модернизации, о неизбежности крепостного права и безжалостного использования своего народа в каких-то непонятных имперских целях. То есть все реформаторские «безобразия» выстраиваются как досадная, но необходимая степень, столь же необходимой «модернизации». Говорить о реформах Петра здесь нет необходимости, об этом достаточно много написано, да это совершенно иная тема, затрагивающая идеологию нашего интернетовского ресурса только косвенно.

Нам интересно посмотреть на дальнейшее развитие событий с точки зрения христианина. Посмотреть на ту внутреннюю жизнь, захвативших власть антихристовых узурпаторов, которая определяла все внешние действия. С этой точки зрения картина просто ужасающая.

После соборов 1666 года, через тридцать с небольшим лет, в 1700 году, в России, по личному действию царя Петра, церковная реформа продолжилась. Внешние последствия этой реформы известны – был учрежден «святейший синод» и синодальная «греко-российская церковь». Церковная реформа, несла в себе упразднение института патриаршества. Нет патриарха, независимого от государства. Появляется святейший синод. Священники теперь становятся в один ранг с чиновниками - получают зарплату от государства.

Синод учреждается в 1721 г. и митрополит Феофан Прокопович составляет духовный регламент «Об обязанностях церкви по отношению к государству». В 1724 г. издаётся указ о монашестве. Теперь монахам предписывалось не только «монашествовать», но и «исполнять звание». Вдумайся, читатель, монах должен «исполнять звание».

Но мало, кто связывает эту внешнюю, видимую реформу, с ее внутренней стороной. Но как раз подлинный интерес представляют именно внутренние движения, ставшие определяющими прообразами «синодальной реформы». Мало кто знает, что синодальная церковь, а как впрочем и современная РПЦ Ltd (дата регистрации 1943), произошли не только от антихристова собора 1666 года, но и от учрежденного царем Петром - … «всешутейшего», сумасброднейшего и всепьянейшего собора» князя Иоаникиты, патриарха Пресбургского, Яузского и всего Кокуя.

Уважаемые читатели в своем большинстве слышали из курса истории об этом «соборе». И большинство вынесло из этих «курсов» представление о том, что «всешутейшие кощунства» было чем-то вроде безобидного баловства, взрослеющего «гения». Ну, дурачился юноша, ну чуть-чуть богохульствовал, с кем не бывает по молодости. Но на деле, при ближайшем рассмотрении, все оказывается совершенно иначе. Своими церковными и социальными реформами Петр I сумел переродить Россию не только внешне, но и внутренне. Он изменил само сознание русского человека, и это изменение родом из того же «всешутейшего» собора. Петр Первый был личным создателем и вдохновителем «Всешутейского собора». За рамками исторического понимания остается вопрос, почему человек воспитанный в традиционном христианском духе, мог неожиданно стать открытым низвергателем христианства. Начинал он учебу достаточно традиционно по Часослову, Псалтыри, Евангелию и Апостолу, учился всем церковным службам и пению. На этот счет полностью отсутствуют какие-либо документы, и эта область исторического исследования, в наше время, предоставлена домыслам и догадкам. Скорее всего, тлетворное влияние на маленького Петра оказал его первый учитель Никита Моисеевич Зотов, дьяк посольского приказа и в дальнейшем активный участник кощунственного «всешутейства».

«Сумасброднейший, всешутейший и всепьянейший собор», как глумливая пародия на христианскую Церковь, просуществовал не менее тридцати лет. Устройство собора кощунственно копировало всю церковную иерархию. В составе собора были «дьяконы», «архидиаконы», «попы», «ризничий», «архиереи», в том числе «митрополиты», а также «диаконисы», «архи-игуменья» и «князь-игуменья» и т. д. У собора были свои молитвы, большая часть которых утеряна и сохранилась по частной переписке «соборян»

Участникам «собора» были пошиты особые одеяния, которые тоже представляли собой пародию на облачения христианских священнослужителей: к примеру, вместо архиерейской панагии они носили флягу с вином, а на митре «князя-папы» был изображен Бахус (римское изображение древнегреческого бога виноделия Диониса). Состав постоянных участников «собора» безудержного разгула составлял от 80 до 200 человек, «неусыпаемой обители» шутов и дураков.

Резиденция пресловутого собора находилась во Пресбурге, расположенном на острове посреди Яузы, возле села Преображенское. Пресбург «потешная фортеция» представлял собой земляное укрепление, возведенное Петром для воинских игр в 1691 году.

Во главе «собора пребывал «князь-папа», он же именовался «патриархом» и «князем-кесарем». Сам Петр формально числился «протодиаконом Петром Михайловым». Первым «Князем-кесарем» был князь Федор Юрьевич Ромодановский. Петр звал его также «королем» и «пресветлым царским величеством», себя именовал «холопом и последним рабом» князя, в конце своих писем к нему подписывался просто Pieter или «Петрушка Алексеев», а в «сумасброднейших» церемониях целовал ему руку. После смерти этого высокородного «кесаря» в сентябре 1717 года титул «кесаря» перешел по наследству к его сыну, такой же «аристократической» мрази Ивану Федоровичу Ромадановскому. «Князя» и «кесаря», двух действующих лиц собора назначал лично «Петрушка», тогда как «патриархов» избирали всем «собором».

Первым «патриархом Московским, Кокуйским и всея Яузы», был окольничий Матвей Филимонович Нарышкин, двоюродный дед царя. Довольно скоро его сменил Никита Моисеевич Зотов — некогда учивший маленького Петра церковной грамоте, а затем ставшим главой его ближней походной канцелярии.

После смерти Никиты Зотова «патриарший» престол в декабре 1717 года занял Петр Иванович Бутурлин, который 11 лет был назначен на роль «всешутейшего и всепьянейшего митрополита Санкт-Петербургского, Ижорского, Кроншлотского, Ингерманландского». К Бутурлину перешел не только потешный пост Зотова, но и его вдова, с которой новый «князь-папа», тоже овдовев, обвенчался по настоянию государя в 1721 году.

Все, что мы описали, имеет отношение к внешнему проявлению «собора», которое выплескивалось на московские улицы и ошеломляло богобоязненных москвичей. Но внутренняя жизнь «сумасброднейшего собора» была тщательно скрыта от посторонних глаз. Только в настоящее время из архивов извлекаются личная переписка и бумаги участников этого безобразного и ужасающего действа. Собор – это глумление над христианской жизнью и христианскими представлениями. Все деятели «собора» общались на особых сакральных языках, которые противопоставлялись священному христианскому языку богообщения.

Один язык происходил из воровского, так называемого «офенского» жаргона (современная «феня»). Пьянство, среди участников оргий именовалось «Ивашкой Хмельницким», а разврат — «Еремкой».

Другой язык правящих Россией «соборян», был, увы, тем языком, на котором ныне общаются на Руси и стар и млад – это русский мат. Здесь необходимо пояснить - русская матерщина является не просто грубыми ругательствами. Матерщина представляет собой сакральный, религиозный язык славян-язычников, связанный с дуалистическими бытийственными представлениями. По этим взглядам «небо» как мужское, активное начало, «оплодотворяет» начало женское, пассивное, то есть «землю». Отсюда «мать-сыра земля» у славянских язычников есть порождающее и уничтожающее начало всех вещей, а «небо» инициирует – это вечное рождение. Вербальное (словесное) и символическое (изобразительное) представление этих процессов выражалось в описании или изображении мужских и женских половых органов, а также всех процессов, связанных с действием плодородия, оплодотворения[1]. Само слово «мат», имеет, скорее всего, происхождение от слова «мать», как порождающего начала.

Мат – это один из немногих пережитков язычества, стойко сохранившейся с дохристианских времен. Если многие языческие, религиозные представления безвозвратно исчезли с христианизацией Руси, то мат оказался на удивление устойчивым явлением. Исходя из своего языческого, ритуального и «поганского» значения, мат строжайше запрещался христианской церковью.

Именно поэтому русский мат был принят в качестве сакрального языка на «всешутейшем соборе», определившем дальнейший ход русской духовной и общественной истории. Мат широко использовался в непосредственном общении, а также был официальным языком «соборных» заседаний.

Все лица «собора» состоящие из пьянчуг и безобразников носили с подачи Петра прозвища, которые по словам В.О. Ключевского «никогда не смогут появится в печати». Мы просим извинения у наших читателей, но без этой «бесовской вербальной сакральности» картина «собора» может быть определена только как «дебоширство, пьянство, что невозможно описать», выражаясь словами князя Куракина.

«Собор» был не просто гнусной попойкой зарвавшихся высокородных негодяев, он был основоположником новой «святости», на антихристианский манер. Во главе собора стояли «архижрецы» («архиереи», «епископы», «кардиналы»), числом 12 человек. Ясно, что «соборное действо» пародировало 12 апостолов Христа и Тайную Вечерю.

У самого Петра I была кличка Пахом-пихайхуй. Никита Зотов именовался как «Всешутейший и всесвятейший патриарх кир-еби Никита Пресбургский , Заяузский, от великих Мытищ и до мудищ». Бутурлин имел блатное прозвище Корчага, а с 1718 года  также «князь-папа Ибасса». Кроме того, и в бытность «митрополитом», и став «папой», он прилагал к себе такие имена-клички, как Петрохуй и Петропизд.

Вот как характеризует состав «всешутейшего собора» список 1706 года. На первом месте числится «Архикнязь-папа. При нем служители: протокопайхуй - Михайлов, духовник Иринархуй, архидиякон Идинахуй Строев, протодиякон Пахом Пихайхуй сам Петр, дьякон Иоиль Попирайхуй Бутурлин.

Ключари: Починихуй Опраксин, Брихуй Хилков, Ионийхуй Субота, ризничий Изымайхуй Мусин-Пушкин, уставщик Неоманхуй Репнин, поп Феофанхуй Шушерин.

Дьяконы: Посадинахуй Головин, Ловихуй Воейков, Ройхуй Ронов, Дуйнахуй Шемякин.

Иподдьяконы: Филарет Яритцанахуй Прозоровской.

Посошники: Медведьхуйвытащи.

Благочинной: Анаспихуй Юшков.

Грозныи: Сомнихуй Тургенев, кречетник Изымайхуй Колтовской.

Лампадники: Хуй Полибин, Иванахуй Губин, Розманихуй Васильев, Возмихуй Тимашев, коммисар Суйхуй Ключарев, Имайхуй Лихарев, новогородский подьячий Пасихуй Козырев, сибирский комендант Григорей Калетин, Розломихуй Траханиотов.

Дьяки: Иван Лосев, Осип Метлин» и так далее.

Не правда ли смешно?!!! Для среднего, современного человека, воспитанного на антихристовой морали эти прозвища и названия вызовут восторг и глумливый смех. А более современные «продвинутые челы» с высшим образованием и научными степенями будут серьезно рассуждать о культуре «смеха и пародии» в Древней Руси.

В качестве служек при «соборе» существовали лица, называемые «суфраны»[2] - которые ходили с кадильницами, но кадили не ладаном, а серой. Для неосведомленных читателей позволю себе уточнить, что запах серы, оставляет за собой Диявол. Отсюда табачные воскурения – это бесовский «фимиам» Сатане. Сами «кадила» были исполнены в виде рукомойника или туалетного горшка.

Особыми членами «собора» были женщины. Иерархия среди них была такой: «княжна-игуменья», до 1717 года ею бессменно была Дарья Гавриловна Ржевская, а потом Анастасия Петровна Голицына. Все женщины были представителями самых древних аристократических родов

Затем шли «архиигуменьи», в их разряд перешла Ржевская, оставив прежнюю должность, далее шли «игуменьи», «диаконисы» и «монахини» - «монахуйни». Помимо этого к участию в соборных действах привлекались жены «служителей Бахуса». Церковное проклятие «анафему», «анафемствовать» заменили словом — «ебиматствовать».

У «соборян» был целый состав из профессиональных клоунов и глумливцев, как бы сейчас сказали «хохмачей»  — «грозных заик 12 человек, папиных поддьяков плешивых 12 человек, весны 24 человека(последние подражали голосам птиц)» К увеселениям активно привлекали также певчих, музыкантов, игравших на бубнах и других скоморошечьих инструментах. Все действо «собора» пародировало церковную службу.

Как мы уже отмечали выше, шутовского патриарха выбирали всем собором. Существовал даже специальный порядок избрания - «чин в князь-папы постановления [и] в епископы». Вот как описывает этот процесс исторические источники.

Днем 28 декабря 1717 года «всешутейший собор» собрался в Пресбурге на «старом дворе» Никиты Зотова в деревянном доме. Когда «архижрецы» расселись, они дружно запели «песнь Бахусову». Затем «на высокое место» взошел «князь-кесарь» Иван Ромодановский и выступил с речью, «увещевая, дабы [присутствующие] прилежно просили Бахуса» помочь им избрать нового «патриарха».

После этого все праздничным ходом перешли в каменный дом Зотова, расположенный на другом дворе. Порядок шествия был следующий: «весна», певчие, «подстенная братия». Затем шествовали «диаконы», «попы», «знатные монахи» (все эти чины шли колоннами по три человека). Потом «архимандриты», «суфраны», (эти чины шли уже колоннами по два человека). Завершали процессию «монахи великой обители», которые несли картину или статую Бахуса, за ними — «плешивые», которые несли огромный ковш, и, наконец, друг за другом по одному — «архижрецы».

Бахус, несомый «монахами», напоминал християнам образ, предшествуемый патриарху при выходе. Речь князя-кесаря, напоминала речь, которую Московские цари обыкновенно произносили при избрании Патриархов.

На новом месте «соборяне» разошлись по разным помещениям: в одной комнате («конклавии») обосновывались «архиереи», в другой — прочие «соборяне», в третьей — «дом князь-папин». Все эти комнаты были специально приготовлены: окна до половины снизу были забиты войлоком, а каждого гостя ждало «логовище» — отдельное место, обитое «аксамитами» (бархатом), над которым висела фляга или другой сосуд с хмельным питьем. Основная часть обслуги и актеры разместились в «зале».

«Князь-кесарь» лично препроводил «архиереев» в отведенное для них помещение и, кланяясь им, просил «о прилежных трудех Бахусовых» и о выдвижении из их среды трех претендентов на звание «подражателя Бахусу». Затем он запер дверь в «конклавию» на замок, запечатал ее и ушел к себе домой.

Началась попойка во время которой, ее участники просили «отца Бахуса, дабы явил избранного подражателя себе». К утру «архижрецам» удавалось выявить достойнейших. Главное требование устава Всешутейшего собора гласило: «быть пьяным во все дни и не ложиться трезвым спать никогда». Здесь мы опять отвлечемся от главной темы и спросим: Читатель, тебе ничего это не напоминает в нашей современной жизни?

Утром 29 декабря на место попойки приехала «князь-игуменья» Ржевская в сопровождении «архиигуменьи» и «диаконис». Женщины прошли в отведенную для них «камору» и стали готовиться к потешной церемонии. Приехал и Ромодановский. Отворив «конклавию», он отправился в большую комнату, где стоял его трон и были приготовлены места для всех «соборян». Когда «князь-кесарь» сел на трон, в это помещение потянулись «по чину», в соответствие с соборными категориями и старшинством другие участники заседания.

Все они, входя, кланялись «кесарю» и садились на специально отведенные для каждого разряда «соборян» места. Когда перемещение закончилось, были объявлены имена кандидатов, после чего к «монахиням» был отправлен «ключарь» с повелением «князя-кесаря» и всего «собора» принести «муде для выбирания». Это были так называемые «баллы» (от английского "ball " — шар, мяч), которые добывались из мошонок самцов крупных животных. «Баллы» были двух видов: обшитые черной тканью «черные» и «натуральные» «белые».

Вслед за вернувшимся «ключарем» в зал заседания «с музыкою» вошла «князь-игуменья» и, поклонившись «кесарю», села напротив него. Шедшие следом «диаконисы» поставили перед нею на стол ящик с «баллами». После этого кандидаты в «папы» отправились на испытание — «в особой каморе» они, сняв штаны, расселись на стульях с отверстиями в сиденьях, и сквозь отверстия кандидатов проверяли на принадлежность к мужскому полу. Это была пародия обряда, который совершался при избрании главы католической церкви. Операцию «крепким осязанием» проводили специальные на то уполномоченные люди — «архидиакон», «ключарь» и «протодиакон».

После «освидетельствования» началось голосование. Присутствующие «по чину» и по одному подходили к столу, стоявшему перед «князь-игуменьей», и, «целуя оную в перси» (в обнаженные груди), получали от нее по два «балла» (белый и черный), после чего возвращались на свои места. Когда раздача завершилась, Ромодановский осмотрел «чашу покрытую» (сундук), сделанного в виде Евангелия (Прости Господи) и предназначенный для сбора «баллов», убедился, что он пуст, и скрепил ее своей печатью.

Далее по его приказу один из «ключарей», назвал имя первого кандидата, и ближайшая помощница «князь-игуменьи» — «первая диакониса», в совершенно обнаженном виде, принялась ходить по рядам с сундуком, куда сторонники кандидата опускали белые шары, а его противники — черные. Волеизъявление «архижрецов» было тайным вдвойне: они сидели в епанчах (накидках, символизирующих мантии католических первосвященников) и прятали под ними руки с «баллами», поэтому другим не было видно, как каждый из них голосует.

По окончании сбора «баллов» сундук был поставлен перед «князем-кесарем» на стол. Тот открыл его перед всеми и высыпал содержимое, после чего вступили в дело «бояре»: один сортировал «натуральные» и обшитые «баллы», другой записывал количество тех и других. Голосование за второго и третьего кандидатов происходило точно так же, начиная с осмотра и опечатывания сборной чаши «кесарем».

Победителем должен был оказаться тот, кто собрал больше всех светлых шаров. За выигравшим выборы Бутурлиным отправились «ключарь» и «архидиакон». Когда он был поставлен посреди «собора» перед лицом «князя-цесаря», Ромодановский поздравил его, а старший «архижрец» произнес речь в честь победителя. На Бутурлина возложили «папину мантию и шапку», «плешивые» подняли его над своими головами, понесли к «папскому престолу», поставленному рядом с «цесарским», и посадили на него. В это время все присутствующие пели «князю-кесарю» и новоизбранному «многолетие».

Затем последовала церемония «орлочитания»: все, кроме «кесаря», подходили к сидящему Бутурлину, целовали ему правую руку, которой он держал «Великого орла» (огромный ковш с изображением российского герба), и пили из «орла» в знак того, что присягают на верность «папе» и Бахусу, и при этом целовали прежнюю «князь игуменью» (Дарью Гавриловну Ржевскую) и новую (Анастасию Петровну Голицину) в «ея лоно подпупное».

По завершении этих почестей имело место символическое окончание выборов: по приказу «кесаря» перед ним, а также «папой», «архижрецами» и «протчими знатными» были поставлены столы с одинаковым угощением — это были те самые «баллы», но уже «с их долгими и их гнездами» (с органами, из которых добывались принадлежности для голосования).

Все закончилось тем, что нового «князя-папу» посадили в ковш, принесенный «плешивыми», они же и понесли «понтифика» в сопровождении всего «собора» в дом его, где, его раздели, и опустили голым в гигантский чан, полный пива и вина. Там счастливый Петр Иванович Бутурлин плавал в ковше. Гости, мужчины и женщины, принадлежавшие к высшим боярским фамилиям, в обнаженном виде, пили вино из этого чана. Дальше произошло нечто невообразимое - голым гузном князя А. Толстого разбивали яйца в лохани, затем ему забили свечу в задний проход и все это сопровождалось пением ирмосов, и распеванием непристойных песен на церковные мотивы. После чего этот гордый и свободный аристократ отдал Богу душу.

В связи с этими безобразиями, необходимо упомянуть и свадьбе П.И. Бутурлина, которая происходила по всем канонам «всешутейшего собора». Над головой молодоженов, там где обычно была християнская икона висел «серебряный Бахус», сидящий на бочке с водкой. Комната для «молодых» была устроена в пирамиде, освещенной изнутри, с отверстиями в стенах, чтобы все присутствующие могли наблюдать это действо.

 Именно таким образом начинались «славные дела» и появилась новая, просвещенная Россия.

Обряд «поставления в князи-папы» совершался в Москве в первую неделю после Крещения. Бутурлина утвердили в должности 10 января 1718 года. Вот как это происходило: «Когда все собрались в князь-папин дом, тогда в князь-папинской полате жрецы и другие достойные сели на своих местах. Тогда посланные по новоизбраннаго от всего собора ключарь старой, да кардинал, протодиякон и из уединенной его полаты о[т]вели его почтенно в собранную полату. Пред ним несли две фляги, наполненные вином пьянственнейшим — едина фляга позлащенная, другая высеребрена — и два блюда: едино с огурцами, другое с капустою. Поставили пред его кесарским величеством на изрядном постланном аксамитном луховском ковре. Архижрецы на высоком троне сидели по степенем с правую и левую стороны.

Тогда новоизбранный покланялся его цесарскому величеству и жрецам сидящим трижды, и вышепомянутые дары едино по другом подносил поставляющему, говоря краткий комплемент о своем поставлении, и потом сел на стуле прямо поставляющаго.

Тогда поставляющий вопрошал его: «Что убо, братие, пришел еси и чесого от нашея немерености просиши?». Тогда отвещал поставляемый: «Еже быти крайним жрецем и первым сыном отца нашего Бахуса». Поставляющий глаголал: «Пьянство Бахусово да будет с тобою!».

Оный же поставляющий еще вопрошал: «Како содержиши закон Бахусов и во оном подвизаешися?» Поставляемый отвещевал: «Ей, орла подражательный и всепьянейший отче! Востав поутру, еще тме сущей и свету едва являющуся, а иногда и о полунощи, слив две или три чарки, изпиваю и, продолжающуся времяни, не [в]туне оное, но сим же образом препровождаю, егда же придет время обеда, пью по чашке немалой, такожде переменяющимся брашном всякой непуст препровождаю, но каждой ряд разными питьями — паче же вином, яко лутчим и любезнейшим Бахусовым — чрево свое, яко бочку, добре наполняю, так что иногда и ядем, мимо рта моего носимым от дражания моея десницы и предстоящей во очесах моих мгле. И тако всегда творю и учити мне врученных обещаюс, инако же мудрствующия отвергаю и яко чужды творю, и ебиматствую [проклинаю] всех пьяноборцев, но яко же иерех творити обещаюс до окончания моея жизни с помощию отца нашего Бахуса; в нем же живем, а иногда и с места не движимся, и ест ли мы или нет — не ведаем, еже желаю тебе, отцу моему, и всему нашему собору получити. Аминь».

Поставляющий глаголал: «Пьянство Бахусово да будет с тобою затемневающее, и дражащее, и валяющее, и безумствующее тя во вся дни жизни твоея!». Потом поставляемый, кмикнув на колена, и лег, и преклонился персями и руками и главою на предлежащую делву [делва — бочка, кадка], и тогда жрецы пели песнь Бахусову. Потом поставляемый, встав, пришел на высокий амбон к поставляющему, где облачали его архижрецы во вся одежды его, кроме шапки.

Тогда же первый жрец помазал его крепким вином на главе его и около очей образ круга, глаголя тако: «Да будет кружитися ум твой, и такие круги разными виды да предстанут очесам твоим от сего во вся дни живота твоего» — також и обе длани и четыре перста, ими же чарка приемлется, образом лученки [лученки — расходящиеся лучи], глаголя тако: «Да будут дрожати руце твои во вся дни жизни твоея!».

Потом налагали руки архижрецы, и первый читал речь такову: «Рукополагаю аз, старый пьяный, сего нетрезваго во имя всех пьяниц, во имя всех скляниц, во имя всех зерншиков [зернщик — азартный игрок в кости, в зернь], во имя всех дураков, во имя всех шутов, во имя всех сумозбродов, во имя всех лотров [лотр — разбойник, забулдыга, гуляка, необходимо вспомнить здесь, что первым сакральным языком «собора» был язык разбойников, современная «феня»], во имя всех водок, во имя всех вин, во имя всех пив, во имя всех медов, во имя всех каразинов [каразин — малиновая водка], во имя всех сулоев [сулой — сусло, квас], во имя всех браг, во имя всех бочек, во имя всех ведр, во имя всех кружек, во имя всех стаканов, во имя всех карт, во имя всех костей, во имя всех бирюлек, во имя всех табаков, во имя всех кабаков — яко жилище отца нашего Бахуса. Аминь». Потом наложили на главу его шапку и пели: «Аксиос!» [по-гречески: «Достоин!»]. Весь этот процесс был издевательством над христианским богослужением первой половины XVII века, когда архиерей восклицал перед хиротонией священника «достоин», а затем «соборянами» вместо исповедания веры говорилось о том, как «князь-папа» «содержит закон Бахусов», то есть пьянствует

Потом оный новопосвященный сел на свой престол — на великую покрытую бочку, и вкушал вина из «Великого орла», и протчим всем подавал. Певцы же в то время пели «Многолетие» кесарю и новопоставленному. И оное окончав, вси распущены в домы свои. Князь-папа же, разоблачаса от своея одежды, пошел в свои покоевы полаты и остался в том доме». Эти «церемонии» представляют собой пародию на обряды избрания и поставления архиереев Православной Церкви.

Действия «всешутейшего собора» еще ждут своих исследователей. Требуется приложить много сил к тому, чтобы полностью изучить и понять всю символику «собора». Ясно одно – что «действо собора» не относилось к просто пьяному и безобразному угару и не являлось простой свальной оргией.

Все «заседания» собора происходили во время священных для христиан праздников. На первой, строгой, неделе Великого поста «всепьянейший собор» Петра в насмешку над христианами устраивал клоунскую «покаянную» процессию. «Его всешутейшество» выезжал окруженный своими сподручниками в вывороченных полушубках на ослах, волах или в санях, запряженных свиньями, козлами и медведями.

В Вербное воскресенье «на потешном дворе» после обеда «отправлялась» процессия: «патриарха шуточного», «князя-папу», везли на верблюде «в сад набережный к погребу фряжскому», где бесконечно пьянствовали. Вместо прежнего «шествия на осляти» в Вербное воскресенье «князь-папа» и члены «всешутейшего собора» ездили по городу на ослах, волах, в санях, запряженных свиньями, медведями или козлами.

Здесь же следует упомянуть и еще одно празднество, имеющее сходные параллели с «всешутейшим собором» – «освящение» Лефортова дворца в честь Бахуса 21 января 1699 года, представлявшее собой глумление на подлинное христианское освящение. Вместо того чтобы кропить здание святой водой и кадить ладаном, участники этой «церемонии» несли чаши с вином, медом, пивом и водкой, окуривали комнаты табаком, а вместо креста у «князя-папы» были две скрещенные курительные трубки.

Вот как описывает эту церемонию в своем «Дневнике» Корб, секретарь посольства австрийского императора Леопольда: «Февраль 21. — Особа, играющая роль Патриарха, со всей труппой своего шутовского духовенства праздновала торжественное посвящение богу Вакху дворца, построенного царем и обыкновенно называемого дворцом Лефорта. Шествие, назначенное по случаю этого обряда, выступило из дома полковника Лимы. Патриарха весьма приличное облачение возводило в сан Первосвященника: митра его была украшена Вакхом, возбуждавшим своей наготой любовные желания. Амур и Венера украшали посох, чтобы показать какой паствы был сей пастырь.

За ним следовала толпа прочих лиц, изображавших вакханалию: одни несли большие кружки, наполненные вином, другие — сосуды с медом, иные — фляги с пивом, с водкой, последним даром в честь Сына Земли. И как, по причине зимнего времени, они не могли обвить свои головы лаврами, то несли жертвенные сосуды, наполненные табаком, высушенным в воздухе, и, закурив его, ходили по всем закоулкам дворца, выпуская из дымящегося рта самые приятные для Вакха благоухания и приличнейший фимиам». Надо напомнить, что дело было в Москве, в 1699 году, во время страшного розыска и казни стрельцов, когда Петр, по словам А.С. Пушкина, был «по колена в крови». Для полковых древлеправославных священников мятежных стрельцов соорудили особую виселицу в виде Креста. Вешал священников (еще старого, дониконовского поставления) придворный шут, наряженный православным иерархом.

Петр любил всевозможные уродства. Когда умер карлик Петра Первого «Нарочитая Монстра», за его гробом шли самые ужасные уроды, которых удалось собрать. Похороны карлика Петр, как и все, что делал, превратил в кощунство и издевательство. Издевался над живыми, издевался над прахом Милославского, издевался над трупом своего «Нарочитого Монстры». Огромного гренадера, в детской распашонке вели на помочах два карлика. Шесть ручных медведей везли в тележке спеленатого как младенца крошечного карлика. В конце процессий шел Петр и бил в барабан. Ни жизнь, ни смерть, ничто не было свято для венценосного антихриста Петра, который сам был ничем иным, как «нарочитым монстрой». Существуют резолюции Петра на следственных делах: «Смертью не казнить. Передать докторам для опытов».

Во время казней стрельцов и казней по делу о мнимом заговоре царевича Алексея Петр всегда устраивал кощунственные игрища Всешутейшего Собора. Только закончились изуверские казни мнимых сообщников царевича Алексея, как в Преображенском селе было устроено, описанное нами выше, торжество по случаю облачения нового Папы Всешутейшего Собора Петра Бутурлина в ризы и митру по образу патриарших.

Что очень важно, на этом кощунственном сборище присутствовал и местоблюститель Патриаршего Престола Феофан Прокопович. Присутствовал он часто и на других сборищах Всешутейшего Собора. И в этой непристойной, кощунственной обстановке Феофан (уже почти святой у никониан), обсуждал с Петром проекты замены патриаршества Синодом и прочие церковные вопросы. Сам термин «Sinodalis», был пущен в ход именно Феофаном Прокоповичем, а Синод как учреждение был его непосредственным детищем. Да уж, не знаем, кто кого и куда там «лобзал»!

Здесь стоит прервать наше изложение и попытаться призвать заинтересованного читателя задуматься о происшедшем. Никониане постоянно и бессовестно талдычат, что именно они «законные» наследники Русского Православия. Они утверждают, что именно магическая контора ООО «Московская патриархия» и есть выразительница и хранительница подлинного «православия», как они сами его в силу своей еретической испорченности понимают. На самом деле исторические факты разрушают этот лукавый обман. Никон и царь Алексей Михайлович начали строить «антихристову церковь», а «гениальный режиссер жизни» Петр «вздернув Россию на дыбы» закончил это церковное «созидание», существующее в своем уродливом виде и в наше время.

Никонианская церковь – это совершенно новое, даже не еретическое, а антихристово порождение. И появилась она после попытки уничтожения християнской Церкви в середине XVII века. Истоки, питающие никонианство – это реформы патриарха Никона, государственные преследования християн и петровские «всешутейшие соборы», а также всевозможные религиозные кощунства.

Никон и Петр создали новую антихристову «церковь» и ее первоначальное утверждение произошло на «всешутейших соборах» царем-антихристом Петром вместе с никонианскими иерархами, которые не скрывали свое участие в этих «соборах». Другая часть никонианских архиереев и попов беспомощно наблюдала за секулярными, западническими и антицерковными действиями государственной власти во главе с Петром. Все на что хватило этих хранителей «православия» это немощно поскуливать и жаловаться.

Если  с точки «всешутейших соборов» посмотреть на никонианство, то становятся понятными все замечательные и неизменяемые атрибуты этого духовного антихриста. Становится ясным дальнейшая дурная «аскетическая» мистика, бездумное преклонение перед любой негодяйской властью и дух безудержной наживы, а также оправдание любых лукавых дел.

К сожалению, в наше время мало, кто знает правду об истоках никонианского «православия». А сами никонианы стараются лукаво молчать о «начале своих славных дел». Еще бы! Весь карточный домик никонианского благочестия растворяется от исторической правды как дым от лица огня. Но к счастью для истины, документы, описывающие все первоначальное кощунство, хранятся и ждут исследователей в пыльных архивах. Пока они молчат, но что будет если они заговорят?!!

О какой «благодати» и преемственности православию можно вообще говорить. Никонианская церковь – бесовское болото, где скачут и вопят косматые. Об этом стоит задуматься староверам поповцам, от какого источника они принимали и принимают свою «иерархию»?

Мы изложили только малую часть документов, касающихся «сумасброднейшего собора». Но они по истине поражают и угнетают. Можно представить какое  впечатление «соборы» производили на християн. Такое подражание церковному богослужению в глазах народа было богохульством и поруганием веры. Яростные нападки на Церковь и глумление над обрядами Православной Церкви, доходившие до открытого кощунства, Петр сохранил до самой смерти и никогда не сожалел об этом. Вполне заслуженно царство Петра называлось эпохой антихриста. Как восклицал один поэт в XVIII веке о Петре: «Се – бог твой, о Россия!». К сожалению этот «бог» еще витает над Россией.



[1] Похожие на славянское язычество онтологические представления были и остаются свойственными традиционным китайской и индуисткой культуре, упомянем здесь – Янь и Инь, а также изображения шива-лингамов в индуистских капищах. Всем читателям, интересующихся этим вопросом можно посоветовать ознакомится с трудами Б.А. Успенского.

[2] «Суфраны» происходят вероятно от французского слова soufrer — окуривать, пропитывать серой.

http://www.staropomor.ru/posl.vrem(5)/vseshutejshij.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17045
    • Просмотр профиля
Re: Старообрядцы
« Ответ #7 : Январь 19, 2017, 11:16:05 pm »
Анжела Девис

Сегодня побывала в интересном месте, можно сказать в ожившей сказке, которую слышала когда то в детстве .
Меня давно приглашали в старобрядческую церковь на Берсеневской набережной, это в самом центре Москвы, рядом с Храмом Христа Спасителя.
И вот сегодня я пошла на праздничную службу посвященную празднику Крещения в это удивительное место. Я была поражена с первых минут пребывания там. И как будто бы все то же самое, что и в обычной православной церкви на Литургии, но, что то присутствовало там такое, от чего у меня сложило впечатление, описанное А.С.Пушкиным: "Там русский дух, там Русью пахнет..."
С первых мгновений, как только я вошла в Храм и увидела там женщин, не просто с покрытой головой, а в красивых белых платках и так красиво повязанных, что если бы их поставить с рядом с мусульманской женщиной в платке, то с первого взгляда любой бы человек понял, вот оно исконно русское покрытие женской головы.
Церковное песнопение исполнялось как то по особенному, на старинный лад, и когда я его слушала, то у меня возникали мысленно образы описанные в древних русских былинах, сказках, и меня эти образы как будто унесли в глубь веков - в Древнюю Русь.
Облачение женщины стоявшие на службе отличалось не только особым образом повязанные платки, но и длинные сарафановидные одежды. Мужчины были либо в рубахах подпоясанных поясками, либо в форме казаков и почти все от молодых до пожилых с бородами.
Но, когда опоздав немного на службу в церковь вошла семейная пара с тремя маленькими детками я чуть не ахнула. Женщина была не просто в сарафане, а вышитом в русском стиле сарафане. На голове у нее был помимо традиционного платка еще и кружевной головной убор, который защищает лобную часть головы от холода и думаю всякие гаймариты с таким головным убором не страшны. Мужчина и три его сына, мал мала меньше, были в вышитых рубашках и подпоясанные ажурными поясками. И самое примечательное, что я поняла это не показное, это их образ жизни.
До сих пор нахожусь под впечатление от встречи с этими удивительными людьми и все думаю, как они смогли пронести сквозь века эти традиции?
Кстати, именно сегодня, на службе в среде старообрядцев я вспомнила, что когда на своих занятиях, рассказывая о вреде западных мультфильмов на формирование психики наших детей я использовала ролик, где авторы показывают традиции Древней Руси и сравнивают их с тем суррогатом который подсовывают нашим детям в мультфильмах.
У кого есть дети и внуки посмотрите этот ролик он очень полезен для всех кто хочет сам воспитывать своих потомков, а не доверять этот процесс западным технологам.

<a href="https://www.youtube.com/v/3nqJn3hms44" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/3nqJn3hms44</a>

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17045
    • Просмотр профиля
Re: Старообрядцы
« Ответ #8 : Март 18, 2017, 10:14:59 pm »
ГЛАВА СТАРООБРЯДЦЕВ ПОБЛАГОДАРИЛ ПУТИНА ЗА ВСТРЕЧУ

17.03.2017 10:28


Предстоятель Русской православной старообрядческой церкви (РПСЦ) митрополит Корнилий назвал встречу с президентом России Владимиром Путиным уникальным событием, поскольку подобных встреч не проводилось с момента раскола Русской церкви в XVII веке, сообщили РИА Новости в секретариате РПСЦ.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков ранее сообщил, что Путин в четверг встретился с митрополитом Московским и всея Руси Русской православной старообрядческой церкви Корнилием. По его словам, традиционно на таких встречах президент обсуждает вопросы, связанные с жизнью конфессии, ее деятельностью и перспективами ее развития.

"Думаю, что наша сегодняшняя встреча имеет поистине историческое значение – глава государства впервые за последние 350 лет официально принимает предстоятеля православной старообрядческой церкви", — сказал митрополит Корнилий президенту на встрече, его слова привел РИА Новости секретарь митрополита протодиакон Виктор Савельев.

Предстоятель РПСЦ также поблагодарил Путина за поддержку его инициативы празднования в 2020 году 400-летия со дня рождения протопопа Аввакума – одного из самых ярких противников церковной реформы патриарха Никона, почитаемого старообрядцами священномучеником и исповедником.

Начальник департамента по взаимодействию с религиозными организациями Кремля Евгений Еремин летом 2016 года рассказал, что Путин поддержал инициативу митрополита Корнилия по поводу празднования 400-летия протопопа Аввакума и поручил правительству выбрать формы помощи, "которые бы устроили всех в проведении этого празднования".

Знакомство широкой общественности со старообрядческим миром сможет открыть "неисчерпаемый кладезь духовной силы и патриотизма" и возродить "величие национального облика русского человека", заявил митрополит Корнилий на встрече.

Савельев рассказал, что на встрече также обсуждались реконструкция старообрядческих храмов в Рогожском поселке и на Преображенском кладбище в Москве, возвращение Русской православной старообрядческой церкви здания храма Покрова и Успения Божией Матери в Малом Гавриковом переулке в Москве и помощь верующим, желающим вернуться из Южной Америки. По словам секретаря, Путин "обещал обратить внимание на этот вопрос – переселение старообрядцев на родину".

Ранее правительство Амурской области сообщило, что несколько старообрядцев из Уругвая и других стран Южной Америки вернулись в Россию, 24 из них поселились недалеко от города Свободный недалеко от Благовещенска, там формируется новое поселение, а продукты, которые производят переселенцы, пользуются спросом среди местных жителей.

https://ria.ru/religion/20170317/1490225113.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17045
    • Просмотр профиля
Re: Старообрядцы
« Ответ #9 : Март 19, 2017, 07:22:21 pm »
Александр Пыжиков: РПЦ должна сама покаяться за 200 лет гонений на старообрядцев

В Русской Православной Церкви выступили против идеи перезахоронения тела вождя Владимира Ленина. Первый зампред синодального отдела по взаимоотношениям РПЦ с обществом и СМИ Александр Щипков назвал это предложение крайне несвоевременным. Однако при этом Щипков обозначил и примерные сроки, когда время вынести Ленина из Мавзолея все же настанет.

"Мы прекрасно понимаем, что его присутствие на Красной площади не имеет ничего общего с христианскими традициями. Но мы можем ставить вопрос о перезахоронении не ранее, чем прекратится кампания по декоммунизации и десоветизации на постсоветском пространстве. И впоследствии, ставя этот вопрос, мы обязаны исходить исключительно из религиозных, а не политических соображений", - пишет Щипков в статье, опубликованной на сайте "Интерфакс-Религия".

Доктор исторических наук Александр Пыжиков прокомментировал публикацию зампреда отдела РПЦ. По его мнению, не следует забывать о репрессиях, которые коснулись Церкви в начале XX века, однако у нее самой нет права осуждать какие-то события или деятелей 25-летнего исторического периода после 1917 года, ибо тогда ей могут припомнить и 200-летние гонения на старообрядцев. Его экспертное мнение – специально для Накануне.RU:

– Церковь не должна выступать с политической инициативой. РПЦ никак не может вести политическую борьбу и тем более выдвигать политические предложения, просто по своей сути. Это он (Александр Щипков, - прим. Накануне.RU) абсолютно верно сказал. Насколько же он глубоко понимает эту мысль, я точно не знаю. Его рассуждения о декоммунизации и десоветизации как раз выдают то, что это понимание весьма ограниченное. На чем обычно основывается подобная риторика? На событиях 20-30-х гг. XX века, на послевоенном периоде, когда шли репрессии, и они в немалой степени коснулись РПЦ. Этот факт дает Церкви возможность предстать в образе жертвы тех репрессий и судить обо всем с точки зрения пострадавшего.

Между тем, никто не отрицает факт репрессий в 20-30-е гг. В том числе не отрицает никто и того, что они серьезно коснулись РПЦ. Это трагедия, разумеется, и по-другому воспринимать это никто даже не предлагает. Репрессии были – это правда. Но если речь идет об исторической правде, то давайте не подавать ее в усеченном виде. Правда такова, что помимо 25-летия после событий 1917 года, когда на РПЦ обрушились репрессии и другие самые разнообразные неприятности, существует же еще 200 лет предыдущей истории, когда РПЦ выступала совсем в иной роли. Это была роль отнюдь не пострадавшего, а гонителя и вдохновителя репрессий против коренного населения Российской империи. Речь о тех, кто не принял церковную реформу конца XVII века. Эта Церковь, которая именует себя русской, на самом деле является детищем XVII века. Именно тогда при поддержке династии Романовых была захвачена старая русская Церковь.

Главной функцией этого захвата была организация тотальных гонений на коренное население страны, которое не принимало этих оккупировавших верхушку Церкви деятелей и ставило знак "равно" между ними, их идеологией и той реформой, которую они проводили в жизнь. Может быть, посмотрим на эти 200-летние гонения? Мы должны много чего вспомнить, я даже не предлагаю вспоминать конец XVII века с его законодательством, которое разрабатывалось Церковью и санкционировалось государством. Речь о сжигании срубов коренного населения. Я не говорю, об этом много было сказано. Но вот можно поговорить о Петре I, который несмотря на то, что он юридически легализовал тех, кто не принял реформу, но тем не менее сохранил крайне жесткую политику в отношении коренного населения. В те времена оборона границ России была нацелена не только вовне, но и вовнутрь, потому что население бежало от этого никонианского "счастья" во все стороны, а Петр I был очень этим озабочен, потому что смотрел на коренных исключительно с прагматической точки зрения – как на податное население. Ему надо было налоги с населения собирать, а они разбегаются – надо их держать. Вот поэтому границы при Петре были обращены еще и вовнутрь, против своего коренного населения. Вспомним карательные экспедиции "прекрасной" Анны Иоанновны. Бывало такое, что и по 50-60 тыс. человек насильно возвращали помещикам, которые, естественно, представляли тем или иным образом правящую Церковь. Вспомним замечательное "русское" возрождение Елизаветы Петровны, когда все инициативы Анны Иоанновны были подтверждены и усилены, и украинско-польская группировка, которая захватила Церковь, продолжала делать то же самое и так же относиться к коренному населению, как повелось с конца XVII века. Вспомним, сколько самосожжений тогда было – целая волна. Люди не хотели сдаваться в никонианские руки при Елизавете. Можно поговорить о Николае I, чье правление воспроизвело в полном объеме конец XVII века, а главным вдохновителем этого была РПЦ и московский митрополит Филарет (Дроздов), достойный и святой человек, как говорят сегодня в РПЦ. Он как раз и был идеологом всех николаевских гонений.

Что нам с этим делать? Нам не вспоминать эти 200 лет? Говорить, что этого не было? Это же неприемлемая позиция? Но как же не было, если было, если это подтверждается историческими источниками? Если руководствоваться такой логикой, тогда можно говорить прямо, что и репрессий в XX веке не было. Но ведь и они были.

Все это было, и все это наши общие трагедии. Трагедия – это и 20-30 гг. XX века, и последние 200 лет Романовской империи. Это все нельзя выкидывать, замалчивать. Это нужно признавать. Говорить спокойно, что и то, и другое – наша трагедия, которая всегда жила в нашей истории. Более того, говорить, что после захвата Церкви украинско-польским элементом она, Церковь, стала, на самом деле, возмутителем спокойствия.

Таким образом, если мы посмотрим на XX век, как и на 200 лет Романовых, то можем сделать вывод, что Церковь не может быть исключительно пострадавшей стороной, не может быть только жертвой. Она не жертва, она участник этого трагического процесса. Причем полноценный участник. Признаем это и не будем говорить, кто первый начал. Если еще раз посмотрим трагически, но правдиво на нашу историю, когда маятник качнулся в обратную сторону и репрессии обрушились уже на саму Церковь, то мы также увидим и сделаем вывод, что Церковь не только не может представать пострадавшей стороной, но и не может быть судьей. Наверное, ей бы лучше тихо сидеть и ждать вердикта над собой, но это неконструктивно, поэтому лучше бы Церкви просто покаяться за те 200 с лишним лет позора, которым она себя покрыла.

- See more at: http://www.nakanune.ru/articles/112706/#sthash.xGoTmZzz.dpuf

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17045
    • Просмотр профиля
Re: Старообрядцы
« Ответ #10 : Июнь 02, 2017, 10:20:52 pm »
Путин и голубь

<a href="https://www.youtube.com/v/WIVkxROS_HI" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/WIVkxROS_HI</a>

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17045
    • Просмотр профиля
Re: Старообрядцы
« Ответ #11 : Июнь 14, 2017, 06:37:30 pm »
О переосвящении собора

Я это публикую не для того, чтоб сказать "ахаха, Путин - чОрт, после него нужно переосвящать собор". Это не так, дело не в этом, глупые шутки неуместны, понятно, что это происходит из-за того, что в алтаре побывала охрана президента, а в алтаре никто не должен бывать, кроме священников. Но и охрана не могла не побывать, это их долг, так что тут всё понятно, объяснимо и нормально.

Я это к тому, что ведь и в храмах моей церкви - РПЦ МП - Путин бывает постоянно, охрана при этом работает так же, а храмы никто не переосвящает после этого... Вот такое вот отношение у нас к храмам Божьим...

Тут я почему-то по аналогии подумал о себе как о лесковском Левше, который вечно тарахтел про "скажите Государю, что англичане ружья кирпичом не чистят, чтоб и у нас не чистили!", но, как и там ж ведь, - никто не услышит и отношение к святости всё-равно не будет как у старообрядцев, особенно при нынешнем Патриархе, который, вдобавок, даже уже настоящего и открытого беса Илариона в священноначалие притащил...



http://eriklobakh.livejournal.com/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17045
    • Просмотр профиля
Re: Старообрядцы
« Ответ #12 : Июнь 17, 2017, 11:26:38 am »
00:04, 17 июня 2017
«Какой дурак сюда поедет?»
Как живут староверы, переселенцы из Южной Америки. Репортаж из уссурийской тайги



Фото: Юрий Васильев

В Приморском крае чиновники озаботились судьбой староверов, приехавших несколько лет назад из Уругвая и Боливии по программе переселения соотечественников. Активность в этом направлении началась после того, как весной Владимир Путин встретился с митрополитом Корнилием, главой старообрядческой церкви. Корреспондент «Ленты.ру» отправился в село Дерсу, где живут переселенцы из Боливии и где впервые в России появился официальный уполномоченный по правам староверов, уже переехавших и только собирающихся вернуться на историческую родину.

«Они мне как родня какая-то»

Первые староверы из Латинской Америки прибыли в Приморье в 2009-м, в разгар конфликта в Красноармейском районе, где открылся национальный парк «Удэгейская легенда». «Когда нацпарк установился, местные жители восприняли это как ущемление своих прав», — вспоминает Федор Крониковский, бывший директор "Легенды", многолетний ходатай за староверов-переселенцев. А с середины июня — еще и официальный представитель по защите их прав при государственном Агентстве по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке. «Люди ушлые, к вольнице привыкшие — а с парком же правила природопользования пришли», — поясняет он.

Восемь лет назад на очередном собрании местные жители пригрозили покинуть прилегающие к парку деревни. «Уедете вы — кто-то другой приедет», — сказал им Крониковский. «Хаааа-хаха, какой дурак сюда поедет», — цитирует Федор Владимирович ответные реплики.

Через месяц стало известно, что по программе переселения соотечественников именно в Красноармейский район направляются староверы из Уругвая. «Для меня это как Божий промысел был, — говорит вновь назначенный омбудсмен. — Еще никого их не видел и не знал. А уже мне стали они как родня какая-то».

Встречать первых переселенцев Федор Крониковский приехал на станцию Дальнереченск. И не один, а с отцом Евгением из поселка Рощино — ближайшего центра цивилизации: пара часов езды до Дерсу по тотальному бездорожью, и то если с паромом через реку Большую Уссурку повезет. «Да, это батюшка из РПЦ, — подтверждает Крониковский. — Ну и что? Да, церковный раскол. Но христиане же». К тому же, вспоминает он, была пасхальная неделя: «Отец Евгений заходит к ним в автобус: “Христос воскресе!” Те сразу оживились, дружно так: “Воистину воскресе”. Сразу контакт наладился».

Переселенцев предупредили: летом будут комары и мошка, готовьтесь. «Нас это только порадовало», — уверяет Ульян Мурачев, староста общины староверов в селе Дерсу. Он и его братья приехали сюда пять лет назад — уже следующей «партией» из Боливии. Для «связей с общественностью» из семи десятков жителей Дерсу — только он да брат его Иван, остальные с чужими молчат. «Что в Уругвае, что у нас это добро жалило круглый год. А тут — только летом!», — поясняет Ульян.

Жизнь на сундуках

«Как узнали, что едем, так мы себе сундуков наделали из боливийского материала, — продолжает Ульян, похлопывая по массивной конструкции под собой. — Робля называется, что-то вроде дуба». Roble — действительно латиноамериканский дуб. «А по-русски робля вообще смешно — табебуйя», — добавляет его брат Иван Мурачев. «На продажу сундуки долларов по двести там люди делают. А мы для себя сколотили. Чтобы ехать, а здесь — на них сидеть».

Посидеть можно, даже необходимо. За окном избы Ульяна Мурачева — проливной дождь, два десятка изб села Дерсу и подворья вымокли до того, что работать невозможно: нога даже в резиновом сапоге проваливается по голень. Разве что дать корм курам — это делает кто-то из мурачевских мальчишек («Куда босиком?» — одергивает мать) — и быстро домой.

Да и жизнь на чемоданах, то есть на сундуках — дело для переселенцев привычное. За последний век в истории того же клана Мурачевых сначала были тридцать лет в Китае, после бегства от Советов и их репрессий против староверов. Потом — тридцать лет в Бразилии, куда пришлось удирать уже от коммунистов Мао. А в начале восьмидесятых — переезд в Боливию, более спокойный: в департаменте Санта-Крус запустили программу освоения отдаленных земель, староверы уехали туда — за большим гектаром. «Триста, — говорит Ульян о своей латиноамериканской латифундии. — У иных семей и по пятьсот, и по тысяче гектаров в пользовании было».

На родине, конечно, таких объемов никому не дали. И вообще, по словам староверов, на первых порах жизнь в России складывалась «не совсем чтобы очень». В Уссурийском районе Приморья, куда определили Мурачевых, им предложили разбирать сараи для постройки собственных домов — поскольку 46 миллионов рублей, выделенных центром на возведение жилья, «где-то по дороге затерялись», как говорит Ульян. В качестве временного жилья выделили многоэтажки на территории бывшего гарнизона у границы с Китаем — с уже имеющимися соседями из местных.

Сохранению уклада староверов — уединенность, спасение души, работа и жизнь вдали от «бесовщины» вроде пьянства и наркотиков — это не способствовало никак. Соответственно, в повестку встал вопрос переезда в следующий пункт федеральной программы. Уже за свои, без подъемных.

Таковым пунктом и оказалось село Дерсу, что в Красноармейском районе Приморья.

Путь на край географии

До советско-китайского пограничного конфликта на острове Даманском село Дерсу называлось Лаулю — что до сих пор сохранилось в устной народной топографии этих мест: «староверы сидят у себя в Лаулях», «поехали обратно в Лаули».


В Дерсу — а село названо в честь того самого, Дерсу Узала — надо ехать так. От Владивостока — ночь поездом до станции Дальнереченск. От Дальнереченска — часа два машиной до поселка Рощино, ближайшего к староверскому поселку центру цивилизации. Там пять тысяч человек, сносная жизнь при леспромхозе, торговый центр с искусственной пальмой и парой гипсовых львов, глядящих в тайгу.

Еще в Рощино есть рынок — там те же Мурачевы время от времени торгуют маслом, молоком и прочим, а осенью еще и мясом. И клуб «Геолог», где уже несколько месяцев ждут культурное событие — выступления цирка из Новосибирска. В программе обещаны попугаи на велосипедах, озорная обезьяна, игривый пони и феерия бразильских голубей.

От Рощино — еще час по грунту до реки Большая Уссурка, по-китайски звавшейся Иман. Там нужно подождать паром — изобретение Николая Лалетина, учителя физики из школы в селе Дальний Кут, что на одном берегу с «Лаулями». Угол наклона лебедки, примерная сила течения и сноса — лишь немногие вычисления, проделанные Лалетиным. В результате паром резво — и без всякого мотора — бегает поперек реки, перевозя по одной машине туда или обратно.

К парому, правда, надо поторопиться: как явствует из бумаги, прикрепленной к ближайшему дереву, работает он по три часа в день — утром, днем, вечером. Так что лучше не опаздывать, иначе придется переходить Уссурку по деревянному мостику — и дальше следовать к староверам пешком. Если, конечно, не договориться заранее, что кто-нибудь подъедет встретить к берегу реки. А договориться трудно: сотовая связь заканчивается в Рощино, неподалеку от «Геолога».

Впрочем, еще неизвестно, как легче преодолеть последние десять километров до Дерсу: дороги от берега до староверов по факту нет. Полноценный край географии: вокруг уссурийская тайга — и дальше она же, только совсем без дорог. Даже номинальных.

«Нам говорят все время “а что вы так далёко заехали”, — вспоминает самые частые вопросы гостей Ульян Мурачев. — Мы и отвечаем: “Так не было куда дальше”. Нам отшиб нужен, мы своим укладом живем».

Уклад укладом, а программа обустройства переселенцев на исторической родине — программой. Паспорта российских граждан староверы из Боливии получили быстро. Но ответить что-то внятное тем, кто остался в Латинской Америке, — а вопрос там только один: «когда можно переезжать к вам?», и задают его, по словам старосты Ульяна, «семь сотен наших в Боливии и десяток деревень в Бразилии» — Мурачевы и другие староверы пока не могут.

«Сильно по черепахе»

«Программа переселения соотечественников написана, к примеру, под жителей Средней Азии, бывших советских республик, — уверяет Федор Крониковский. — О том, как документы на нашу систему конвертировать — дипломы, стаж трудовой, другие бумаги». Отдавая должное программе, Крониковский отмечает полную ее непригодность для староверов из Южной Америки: «Образования формального у них нет, учились сами. Трудовых книжек — нет, в Боливии они не в ходу. Даже водительские права боливийские здесь не котируются, соглашения нет. Куда, с чем устраиваться?»

«Только на землю, как нам положено», — говорит Ульян Мурачев.

Земельный вопрос для староверов Дерсу решен так: у каждого — полгектара приусадебных. Еще шестьдесят — на все село — с дальневосточными гектарами и краевыми программами. И еще 500 гектаров староверы взяли в аренду у района. Правда, стоимость аренды в последний год поднялась в шесть раз, но по наводке краевого руководства нашелся меценат, оплативший разницу. В перспективе — пересмотр аренды в обратную сторону. Все, разумеется, после встречи президента Путина и митрополита Корнилия.

«Обустроить подворья, коровник помочь наладить, — перечисляет Ульян нужды общины. — МЧС вот ставит нам новые столбы, провод сильный — чтобы без перебоев электричество шло». Две огромные стиральные машины у входа в избу Ульяна — вполне богоугодно: облегчение труда по дому и в поле только приветствуется.

«Еще дорогу по деревне и дорогу к нам хотелось бы. Дорожные работы ведутся, но сильно по черепахе — технику хорошую забросить по переправе не могут», — указывает Иван Мурачев. На вопрос, почему сами не подлатали дорогу к парому — для себя же в конце концов — Иван отвечает так: «Если бы были в силах, то давно бы сами сделали. А семьи многодетные, работы много. Коровы, арбуз, пшеница. Соя вот хорошо сейчас идет».

С многодетностью тоже все в порядке. У Ульяна Мурачева, к примеру, двенадцать детей и девятнадцать внуков: «Последний вчера родился». У Ивана — девять детей, внуков нет: «Никого не женили пока. Два сына в напряжении жениться — одному 20 лет, другому 19, но денег на свадьбу нет». Где брать невест своей веры? «Эээ, со стороны это вопрос, а для нас не вопрос, — успокаивает Ульян. — Вон парень с Енисея на Пасху приезжал, дочь мою посмотреть — списались по почте, фото в конверте положили, потом познакомились. Понравились друг другу, свадьбу сыграли. Дочь с Енисея пишет — живут, нравится».

«Приморский край — Москва»

«Продолжение следует»
Юрий Васильев

https://lenta.ru/articles/2017/06/17/oldiri/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17045
    • Просмотр профиля
Re: Старообрядцы
« Ответ #13 : Июнь 18, 2017, 12:23:12 pm »
00:05, 18 июня 2017
«Нас жгут и травят? Переживём»
Кто угрожает переселенцам-староверам из Боливии. Второй репортаж «Ленты.ру» с Дальнего Востока



Фото: Юрий Васильев

«Лента.ру» представляет второй репортаж нашего специального корреспондента из села Дерсу. Там в уссурийской тайге уже более пяти лет живут староверы из Боливии, приехавшие в Россию по программе переселения соотечественников. Вместе с переменами к лучшему община переживает и нелегкие времена. Отравленный скот, поджоги домов, недоверчивое, а часто и просто враждебное отношение местных жителей — вот новые условия жизни переселенцев.

Нежданные богатства

«С Енисея письмо пришло, — говорит Ульян Мурачев, староста староверов села Дерсу, что в Красноармейском районе Приморья. Ульян недавно выдал дочь замуж — на другой край географии. — Живут, нравится».

Почта, понятно, только бумажная. Интернета и телевизоров в Дерсу не держат. «Чтобы беса в избе не было, — объясняет Иван Мурачев, брат Ульяна. — Все, что надо, знаем и так».

В списке того, «что надо», — знание о том, что в марте Владимир Путин принял митрополита Московского и всея Руси Корнилия, главу старообрядческой церкви. И случился подобный прием в формате «глава страны — предстоятель староверов» впервые за последние 350 лет. Знают в Дерсу и о том, что в мае президент России приехал лично поздравить Корнилия с днем рождения в Рогожскую слободу, центр старообрядцев в Москве. Такого рода визит тоже первый за три с половиной века раскола.

Ну, а о том, что между этими событиями вдруг заработала программа помощи переселенцам из Латинской Америки, здесь уже полтора месяца не дают забыть активизировавшиеся чиновники. Специальная служба адаптации, дополнительная господдержка, пособия для многодетных семей (а немногодетных здесь нет, из 72 жителей Дерсу детей уже три десятка), льготные кредиты на землю — далеко не полный список грядущих благ, обещанных федеральным министерством по развитию Дальнего Востока.

«Хлеб отведайте, — указывает на стол одна из женщин семьи Мурачевых. — Печем сами. Соль, сахар куплены. Остальное все свое. Масло, молоко, мясо — тут все сами, ни в чем не нуждаемся. Муку, правда, не мелем, тоже покупаем: мельницы-то нет».

В доме Ульяна Мурачева, старосты общины староверов села Дерсу, — пир. Дело даже не в 19-м внуке, который родился накануне. В Дерсу ждали вертолет с вице-премьером — полпредом по Дальневосточному федеральному округу Юрием Трутневым. Но погода выдалась для авиации неподходящей: проливной дождь — и накануне, и сейчас. Впрочем, по земле к староверам в этот день добрались краевые чиновники — из департаментов по сельскому хозяйству и по грантам.

«А у вас принято, чтобы женщины сидели за столом с мужчинами? — задает вопрос одна из приезжих». «Можно. Просто они дома были и уже поели, а мы только с работы пришли», — объясняет Ульян. «На самом деле верховенство мужчины во всех важных вопросах у староверов проявляется почти во всех важных вопросах», — вступает Федор Крониковский, много лет ходатайствовавший за переселенцев в любой инстанции, ныне — официальный защитник прав староверов-переселенцев: должность введена в середине июня.

«Не все, — серьезно говорит Иван Мурачев, брат Ульяна. — Имя ребенку только женщина выбирает. Она вынашивала, она рожала, ей и выбирать». Каков выбор? «Сколько святых в восьми днях от рождения младенца, по стольким и выбирает, — объясняет староста Мурачев. — По старому стилю, конечно. И в паспортах дни рождения по старому стилю ставим — и праздники все на 13 дней раньше.

Губернатор Приморского края Владимир Миклушевский уже успел побывать в Дерсу за неделю до того. Привез в подарок коня и спутниковый телефон: сотовые в этих местах бесполезны, ближайшая связь — из Рощино. «Конь годный, телефон барахлит», — вполголоса оценивает качество подарков один из жителей села.

Как уйти от клина

Здесь, безусловно, рады и помощи, и вниманию. Не рады только одному: что все это может ухудшить отношения с соседями. Например, в том же селе Рощино, где живут удэгейцы, у которых тоже есть как своя программа помощи коренным малым народам Севера, так и вопросы к ее работе.

«Они, староверы, совсем отдельно от нас живут, как раньше кержаки жили, — отмечает Валентина Габова, глава семейной общины удэге Красноармейского района «Буа хони», а по-русски «Дикая тайга». — Работать, как люди говорят, не хотят. Сколько лет назад они приехали из Уругвая да Боливии — а просят как в первый день. Амбиции какие!»

В беседе выясняется, что «работать не хотят» подразумевает отказ от выхода на службу. К примеру, в леспромхоз — основной кормилец и разоритель здешних мест: с леса и его переработки здесь живут, но чем больше его вырубают, тем меньше защиты от наводнения либо тайфуна. Прошлогодний «Лайонрок» прошелся по Красноармейскому району, снес мосты и прочую инфраструктуру.

«А мы, — говорит Валентина Владимировна, — ограничены во всем. Нашей общине, например, не дали в этом году квоты на рыбу — сказали, что мы должны через суд свой статус доказывать и вовремя на квоты подавать, а сейчас бесплатных квот для нашей общины не осталось. А я много не прошу, тонны три горбуши, чтобы нам зимой прожить».

К счастью, «Дикой тайге» удалось договориться с соседней общиной удэгейцев — «Тигр», что в Пожарском районе. Те поделились своей квотой на нынешний год. Как быть со следующим — большой вопрос.

«Ничего, стало быть, не работало годами», — оценивает результаты программы помощи переселенцам местный фермер Юрий Садовов, который держит пару сотен коров в отдаленной от Дерсу деревне Таборовка. Юрий один из тех, кого Мурачевы и другие называют своим другом: помощь в обустройстве, подаче документов, хождении по кабинетам — «во всем этом Юра с нами был и есть».

«А пинок сверху пришел — так быстро власти местные к староверам побежали, — говорит Садовов. — Всё им делают. А местный народ видит и негодует: это что же, староверам помогают, а нам нет? До Путина добрались, Путин им дал — а мы, значит, тут никто? Атмосферу безобразия создали».

«И охотиться нам не дают, изюбря в леспромхозе добывать, — жалуется Валентина Габова. — "Лайонрок" прошел, урожая не стало, а мяса изюбряки нет. Лес на растопку заготавливать толком не дают. Жить-то как?»

«Обострение идет, — подтверждает Ульян Мурачев. — Нам, например, и вправду решили вопрос с заготовкой дров, дали разрешение на нужные объемы. А соседям — нет. Не то что мы хотим отдать то, что годами просили, — мы рады, спасибо, что нас услышали, но пусть всем такое же будет. На одной земле живем, в одной природе».

«Нет бы потихоньку все эти годы помогать — и староверам, и коренным народам, и всем, — продолжает фермер Садовов. — У нас тут вообще-то места к Крайнему Северу приравнены, уровень жизни соответственный. А так клин нам подсовывают».

Мурачевы согласно кивают.

«А вот что жечь и травить нас стали — так это переживем, — говорит староста Ульян. — Хоть это и плохо».

Сельский детектив

Отравленный скот: конь, трехлетний бык, дойная корова. Два сожженных дома — на каждой из двух улиц села Дерсу: на Мира и Луговой. Все это случилось около месяца назад — вскоре после того, как пришли новости о том, что программа помощи староверам-переселенцам в Приморском крае наконец-то начинает полноценную работу.

Дом Ивана Бортникова на улице Мира загорелся 14 мая. Дом Ефимея Мурачева на Луговой — 23-го числа того же месяца. По счастью, никто не пострадал: один хозяин, местный старовер из Тернейского района Приморья, еще не в Дерсу, а другой — уже не в Дерсу, переехал по соседству.

В результате — два дела по статье «Поджог». Расследование ведут полицейские, межмуниципальный следственный отдел в Дальнереченске. О том, что дело стоит на контроле у краевой прокуратуры, сообщила «Ленте.ру» Виолетта Дорожкина, старший помощник прокурора Приморского края. О подозреваемых официально не сообщается, а у самих староверов версий целых три.

Версия первая, антинаркотическая. До приезда Мурачевых на отшибе у «Лаулей» выращивали коноплю. Разумеется, староверы соседства с «бесовским зельем» не потерпели и порядок навели: «Побуцкались немного с этими наркобаронами», — уточняет Федор Крониковский. Дело давнее, но возможного желания отомстить никто не отменял.

Вторая версия — турбазы в окрестностях Дерсу и национального парка «Удэгейская легенда». «На нас бизнес захотели сделать, — уверен Иван Мурачев. — Места красивые, а тут еще мы. Бизнесмены думали, что вот будут туристы здесь по окрестностям бродить, сюда заходить, смотреть, как мы тут живем-чередим, с нами фотографироваться — как со зверем каким экзотическим».

«Но вышел, как принято говорить, облом», — подхватывает Крониковский. За пять лет у староверов Дерсу появилось восемь десятков коров — с нуля. Полноценная ферма со всеми вытекающими, не совместимыми с туризмом. «Вонизм от одних, понты от других — как-то все это плохо стыкуется, — констатирует Федор Владимирович. — Отсюда конфликт интересов».

Ну и третья версия — кто-нибудь из соседей, позавидовавших вдруг обещанным для староверов благам. Но в это в Дерсу верить отказываются абсолютно. «Тогда лучше вообще не жить», — всерьез говорит Иван Мурачев.

«Значит, будет лучше»

«Зимой тут снег такой же, — говорит Иван Мурачев, глядя на крупный ливень. — Тяжелый и падает отвесно. Дети набегаются, прибегают в избу, жалуются на холод, зубом об зуб стучат. Говорим им: раз так, давайте обратно в Боливию. Не-е-е, отвечают, не хотим. Сейчас погреемся и опять побежим на снегу кататься».

Единственное, по чему скучают и взрослые, и дети староверов из латиноамериканской жизни — это «фрукт манга». «Манга там сладкая, — зажмуривается Иван. — Кусаешь, сок брызжет. Здесь не такая, ее зеленой везут, доспевает — не то совсем. И дорого очень. Но скоро забудем, как наши отцы — китайские фрукты».

«Мы еще не знаем, будет ли хуже или будет лучше, — говорит Ульян Мурачев. — Знаем, что хуже быть не может — дальше края земли не пошлют. Значит, будет лучше. Как наладимся, остальных пригласим».

«Людей же надо себе представлять, — говорит «староверский омбудсмен» Федор Крониковский, глядя на Мурачевых. — У староверов — иммунитет от бомжевания. Иммунитет от потери смысла жизни. От того, чтобы спиться, когда смысл, кажется, пропадает. Эти люди всегда при вере, при работе на земле. Если плохо — считают, что за грехи Бог наказывает, а в уныние не впадают, потому что уныние — один из тягчайших грехов. Это ли не идеальные граждане?»

Граждане, похоже, привыкли ко всему. Даже к тому, что, в отличие от Боливии, урожай в России только один раз в году — и взять под него кредит как не было реально, так нереально и сейчас. Зато вода колодезная ближе, чем в Боливии, — четыре метра здесь против пятидесяти там. И помощь все-таки начинает приходить. И свой защитник прав теперь есть.

И школу обещают обустроить для детей Дерсу — их тут, напомним, почти половина из семи десятков жителей: привезут два контейнера, чтобы учительница, приезжающая из соседней деревни Дальний Кут два раза в неделю, смогла работать не в избе Ульяна Мурачева, а с удобствами. И даже несмотря на потравы и поджоги, люди, по словам староверов, вокруг по большей части хорошие — «и лучше быть в Лаулях среди них, чем в той Америке рядом с неграми».

Только бы, говорит Ульян Мурачев, зимовать, наконец, научиться: «Всего пятая зима здесь была, мы еще досконально не умеем. Может, толком только наши дети уметь станут. Значит, поучимся у них».

Приморский край — Москва
Юрий Васильев

https://lenta.ru/articles/2017/06/18/oldiri2/