Автор Тема: Сталин о национальности Ленина: "МОЛЧАТЬ АБСОЛЮТНО!" Жидопредки Л  (Прочитано 41754 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Глазунов-Блокадник

  • Global Moderator
  • *****
  • Сообщений: 2204
    • Просмотр профиля
Анатолий   Глазунов     (Блокадник)
     


Сталин о национальности Ленина:
"МОЛЧАТЬ  АБСОЛЮТНО!"


             
                     
                                     

1. Как     искали      и запрещали   ЖИДОВСКУЮ
кровь    Ленина


                Документальный     детектив
       
1.   Знал  ли  Ленин   о  своих  жидовских    предках?
 2.  Сенсационное   открытие  Плесковской  в  1924 году.
 3.  Каменев: «документы  о   еврейской  крови  Ленина  -  засекретить!»
4.   Сталин  жидам:  «Молчать  абсолютно!»
5.   Первый, кто  рассказал  об   А. Д. Бланке, деде   Ленина, был  Аросев.
6.   Сталин  наказывает  вдову  Ленина  и писательницу  Шагинян.
7.   Дебаты  в  Америке  в 1954, 1960  и  1961.
8.   Открытие  капитана   бронетанковых  войск  Петрова  в 1964  году.
9.   «Некто  Штейн»  и  снова  Мариэтта  Шагинян.
10.    Трёпка  архивариусов  в 1965  году.
11.    Хитрый  Цаплин.
12.     Новый  «копатель»  -  старый  жид  Генрих  Дейч.
13.    Дейч  бежит  в  Америку, но    считает  нецелесообразным  печатать  материалы  о жидовских  предках  Ленина  даже  в  Америке. 
14.    А  Мойша  Штейн  спешит  в  1990 году   радостно  поведать  всем  на  Земле  о  жидовских  предках  Ленина.  Почему  такое  несогласие между  жидами? 
15.    Старый  жид  Дейч  теперь  тоже  считает необходимым  печатать  материалы  о  жидовских  предках  Ленина. 
16.    Осмелели  и  некоторые  архивариусы.   Список  материалов,  опубликованных  с  1990  по  2000,   о жидовских  предках  Ленина. 


   
 

 Знал  ли   Ленин  о   своих  жидовских  генах?


   Сам Ленин  о  своих  национальных  корнях, конечно,  «кое-что»  знал,  не  мог  не знать. Суждение:  «Ленин  был   интернационалист,  для  него  национальность человека  не имела   абсолютно  никакого  значения, абсолютно  его  не  интересовала,  и сам  он  абсолютно  не  интересовался  своей  родословной»  -  выдумка  несведущих  людей.  Ленин  и до  1917,  и после  1917  весьма  интересовался  национальным  вопросом  и, особенно,    еврейским  вопросом  и  много  писал  на эту  тему.  Много, много  раз  возвышал  и защищал  он  жидов  и много,  много    раз  унижал  русских.

   Некоторые  его  родственники  предполагали, что по  отцовской  линии  в  Ульяновых  присутствует   «татарская  кровь».    Об  этом  они   говорили   открыто  между  собой,  и Владимир  Ульянов  не  мог  про   это  не  услышать. Его  родные  и  двоюродные   сестры  также  твёрдо  знали, что фамилия  бабки  по  материнской  линии,  в  девичестве  -  Гроссшопф  и что  она  то  ли  немка,  то  ли  шведка,  то  ли  немка  со  шведской  кровью.   Ленин  не  мог  не  знать  и про  это.   Он  не  мог  не знать, что фамилия  его  матери  в  девичестве  была  - Бланк  и что его  дед  -  тоже  Бланк.   Фамилия  отчётливо    иностранная.  То    есть  Ленин  не  мог  не  знать, что  по  национальности  он  -   «помесь»,  «дворняга»,  что в  нём    мало  русской  крови. 

   Старшая  сестра  Ленина  -  Анна  ещё  до  1917  предполагала, что  их  дед  Бланк  по  материнской  линии  -  еврей.  Но  точно не  знала  до  1924.  А  мать  Ленина  не   могла  не  знать,  что  её  отец  -  еврей,  а она  сама  -  полуеврейка.  Но  признаться  в  этом  детям  она,  естественно,  не   могла.  Не  желал  сообщать  о своей  еврейской  крови   внукам  и внучкам  и дед  Бланк.  Объяснение  простое.  В  Российской  империи,  где  и  власть,  и  народ  русский  жидов  не  любили,   жидовская  кровь  в  глазах  власти  и народа   не  возвышала   и не  облагораживала  человека.   Потому   многие  жиды   скрывали  свою  национальность.
   

После    Февраля  1917  и после  Октября  1917  уже  стали  распространяться  в  русских  националистических  кругах  слухи  о  том,  что   не  только  Маркс  -  жид,  не  только  большинство  руководителей  РСДРП (большевиков)  -  жиды,  но  и   «Ленин  тоже   -  жид!».    Но  тогдашние  русские  националисты  не  были  в  большинстве  своём    политиками-профессионалами.  И до  1917,  и   в  первые  годы  после  1917  ещё  была  возможность  хотя  бы  несколько  дней  покопаться  в   архивах  Петрограда  и  Малороссии.  Документы  о жидовских   предках  Ленина  там  лежали  на  поверхности.  А  затем  добытые  документы  о  жидовстве  Ленина  можно  и должно  было  использовать  в  АНТИЖИДОВСКОЙ  пропаганде.

«ЖИД   ИДЁТ!»   -    предостерегали  народ  уже  давно  Достоевский, Крестовский,  Меньшиков    и другие  проницательные  русские  мыслители  и писатели.   «ЖИД  ИДЁТ    на  захват  власти!».    Революция  имеет  аспект  не  только  социально-политический,  но  и  национальный. В случае  победы  «этой  революции»    русский  народ  окажется  под  жидом.  Требовалось  объединение  на  новой   (национальной)  основе  всех   способных  понимать  ситуацию  русских  людей.   Требовалось  использовать все  средства  и  силы.   Но   большинство  русской  интеллигенции  -  политические   идиоты  -  по  недомыслию  предали  русский    народ.  А те, кто  осознавали  жидовскую  опасность,   даже  в  архивы  не  догадались  или  поленились  заглянуть.
А ведь  большинство  жидов  тогда  шло  к  власти  в  замаскированном  виде, Большинство  жидов  скрывали  свои  настоящие  фамилии  под    русскими  псевдонимами.

Доходили  ли  слухи  о  том,  что  «Ленин  -  жид!»  до  самого  Ленина? А  если  доходили, то как он  на  это  реагировал? Об  этом  никаких  данных  нет.  Одно  можно  говорить  с  уверенностью:  даже  если  бы  Ленин  и  узнал  о  таких  слухах,  даже  если  бы  Ленин  и узнал  тогда, что в  его  кровеносных  сосудах  течёт    жидовская  кровь,  в  тогдашней  обстановке  он  вряд  ли  об  этом стал  распространяться.    Он  хорошо  понимал, что  в  «этой  России»,  мягко  выражаясь,  «не  любят  жидов».  «Не  любят  даже  многие  те, кто  на  стороне  революции.  Знал  про  распространённые  в  России  после  1917  года  лозунги:    «Да  здравствует  Советская  власть, бей  жидов!»   и  «Да  здравствует  Советская  власть  без  жидов  и коммунистов!».   Ленин  знал, что  многие  «его  товарищи  по  партии  еврейской  национальности»   предусмотрительно  замаскировались  русскими  псевдонимами  и   считал, что  они  это  сделали  правильно.     «Ивашек»  надо  было  дурить.  Без  одурачивания  «Ивашек»   «мы  власть  не  захватим».

14  декабря 1921  на  вопрос        анкеты  делегатов  11-ой  Всероссийской  партийной  конференции  Ленин  написал,  что  по  национальности  он  -  «великоросс».   В  анкете  делегатов    10-го  съезда  партии  в  том  же  1921  Ленин  написал: «русский».  А   в  анкете  на  Всероссийской    переписи  членов   РКП (б)  13  февраля  1922   в    графе  национальность  Ленин – уже  ничего  не  написал.

   Но  что-то,  может  быть,  и   подталкивало    Ленина  к  мысли,  что в  его  сосудах  всё  же  течёт  еврейская  кровь. Я не  буду  в  этом  очерке  преподносить  читателям  все  доказательства  в   пользу  того  факта, что  Ленин  всегда  возвышал   жидов  над  русскими. Об  этом  в   другом  очерке.  Но  одно  доказательство  всё  же  приведу.  В  своих  «Воспоминаниях»,  изданных  в  1924,  Максим  Горький  приводит  такие   поганые   (с точки  зрения  русского  человека, у  которого  есть  чувство  национального  достоинства)  слова  Ленина:  «Умников  мало  у  нас.  Русский  умник  почти   всегда  еврей  или  человек  с  примесью   еврейской  крови».  Позднее  приверженцы  культа  Ленина  изъяли  эти  поганые  слова  своего  идола  при  переиздании   сочинений  Горького, чтобы   эти слова  не  стали  известны  русскому  народу.


           Сенсационное  открытие   Плесковской   в  1924  году

   Через  несколько  месяцев  после  смерти  Ленина, 14  ноября  1924  года,  Секретариат  ЦК  РКП (б)  и, следовательно,  Сталин  -  глава  этого  Секретариата,   поручают  А. И. Елизаровой  (Ульяновой)  провести  разыскания   в  архивах,  чтобы  найти    дополнительные  данные  для  более  подробной,  для  более  полной  научной  биографии   Ленина,  издание  которой  уже  готовилось.

Несколько  слов  о  Елизаровой (Ульяновой)  сказать  здесь  необходимо.   Родилась  в  1864.  Старшая  сестра  Ленина.  В  революционном  (марксистском)  движении  с  1886.   Член  РСДРП (б)  с  1898.  После  Февраля  1917  -  член  Русского   бюро  ЦК   РСДРП,  секретарь  «Правды».  В 1918  - 1921  работает  в  Наркомсобесе, Наркомпросе, в Госиздате,  а затем  занимается  «наукой».   Анна  Ильинична  Елизарова  (Ульянова)  также  -  один  из  организаторов  Истпарта.  Была  такая  Комиссия  для  собрания  и  изучения  материалов  по  истории  Октябрьской  революции  и  истории  Коммунистической  партии. С 1921 Елизарова  (Ульянова)  - уже  при  ЦК  РКП (б).  Она  также  один  из  организаторов  Института  Ленина.   В 1928  Истпарт  и  Институт  Ленина  слились  в  одно  учреждение.




Анна Елизарова-Ульянова
   Её муж,    М. Т. Елизаров,    в  1917 – 1918 -  первый  нарком  путей  сообщения,  в  1918  - главный   комиссар  по  делам  страхования.  Умер  в  1919.


    В  стране  утверждался  культ  Ленина.  Великий  русский  город  Петроград  переименован  в  Ленинград.   Многие  русские  люди  плевались, а  что  делать.   «Сила  у    евреев,  -  писал  тогда  в  своём  дневнике  Вернадский,  -  ужасающая».  Диктатор  Ленинграда   Гришка  Зиновьев   планировал  сбить  ангела  с  крестом  с  Александровской  колонны,  которая  стояла  на  Дворцовой  площади  у  Зимнего  дворца  и  поставить  вместо  ангела  с  крестом  четырёхметрового  Ленина.  Издавались  огромными  тиражами  сочинения  Ленина.  И  кому,  как  не  старшей  сестре    Ленина,  поручить  дело  поиска  неизвестных  документов  о Ленине?

   Сама  Анна  Ильинична  Елизарова  (Ульянова)  не  имела  ни    малейшего  желания  покидать   Москву  и рыться  в  пыльных  архивах   Ленинграда.  Ей  уже  60  лет,  да  и гордость не  позволяет.  И  она  быстро  нашла  вместо   себя  хорошего  копателя.   В 1924  она  устроила  архивариусом  в  Ленинградское  отделение  Центрального  архива  свою   родственницу  - Плесковскую  Екатерину  Ивановну.  Плесковская – женщина  весьма  образованная, работала  раньше  на  педагогическом    поприще,  женщина   очень  добросовестная.  И  она  очень  быстро, в том  же  1924,  нашла  в  фонде  Департамента  полиции  документы  о  том, что  дед  Ленина  -   еврей,  сын  Мойши  Бланка.  Она  установила, что дед  Ленина  приехал  в  1820  году  в  Петербург, чтобы  поступить  в  Медико-хирургическую  академию. В  этом  же  году  он  крестился,  то  есть  поменял   еврейскую  веру  на  православную. Факт  еврейского  происхождения  Ленина  был  установлен.

    Какие  чувства  испытывала  сама    Екатерина  Ивановна  Плесковская  после такого  открытия,  неизвестно.  Известно  лишь,  что  она  сразу  же  сообщила  о  своей  сенсационной  находке  Елизаровой  (Ульяновой)  в  Москву.


        Лев  Каменев:  «документы  о   еврействе   Ленина  -     засекретить!»

   В  сентябре  1924  Анна  Ильинична  Елизарова  (Ульянова)  срочно  приезжает  в  Ленинград.  Н. Л. Сергиевский  (он  тогда  временно  занимал  должность  заведующего  ленинградским  отделением   Центрального  архива)  уже  отослал,  по  требованию  Каменева,  ему  в  Москву  наиболее  важные  документы  о   жидовском   деде  Ленина. Хотя старшая  сестра  Ленина  и полагала  себя  большим  авторитетом  по  Ленину,  но  Лев  Каменев (Розенфельд)  был  для  архивариусов    персона   более  значительная.  Помимо  того, что  он  был членом  Политбюро,  диктатором  Москвы  и  Председателем  Совета  Труда  и  Обороны,  он  был  ещё  и   Директором  Института  Ленина.   Незадолго  до  смерти  Ленин  передал  Каменеву  свой  личный  архив  (кроме  компромата, который  успели  изъять  тайно  агенты  Сталина).   Этот  архив  и  стал  базой  Института  Ленина.  Лев  Каменев  принимал  и  самое  усердное  участие   в  редакционной    подготовке  2-го  и  3-его  изданий  собрания  сочинений  Ленина.

   Сергиевский  отослал  в  Москву  самый  важный  документ  -  о  переходе  деда  Ленина  в  1820  из  иудейства  в  православие.  Но  Сергиевский  всё  же  подробно  рассказал  Елизаровой  (Ульяновой)   о  содержании  отосланных  документов, может  быть,  он  показал  и копии   этих   документов.  Также Елизарова  (Ульянова)  познакомилась  и  с   другими  документами,  которые   нашла  Плесковская.

   Радости  старухи  Елизаровой  (Ульяновой)  не  было  предела.  Она  и  раньше    предполагала,  что  её  дед  Бланк  -  ЕВРЕЙ.  А  теперь  это  неопровержимо  установлено.  А  это  значит,  что   и она  сама,  и  её  великий  брат  Володя,  и сестра  Маняша,  и брат  Дмитрий, и казнённый  брат  Саша, который  хотел  убить  русского  царя  Александра  Третьего,  и  другие  более  дальние  родственники  ПРИНАДЛЕЖАТ  К    ИЗБРАННОМУ   ПЛЕМЕНИ.

   Но  что  делать  дальше  с  найденными  документами?  Как  дать  им  ход?   Как  сообщить  о  еврейском  происхождении    Ленина  членам  партии  и народу?   Никаких  самостоятельных  шагов  Елизарова  (Ульянова)  делать  не  смела.  Её  бы  никто  и не  напечатал.  Всё  зависело  от  Каменева  и  Сталина.  И,   прежде  всего,  именно  от  Сталина.  Очень  утешало  еврейку  Анну  Ильиничну, что  Лев  Борисович  Каменев  -  тоже  еврей. И как  еврей, казалось  Анне  Ильиничне,   он  должен  быть  заинтересован  в  опубликовании  сенсационных  материалов.  Она  очень  надеялась на  Льва  Борисовича.  Она  хорошо  помнила, как  в  опасном  для  евреев  1918   Каменев  развернул   в  Москве  и  в  Московской   губернии    масштабную   операцию  по  уничтожению  русских  «антисемитов»,  недовольных  «засильем  жидов  во  власти».

   Но  здесь  надо  остановиться.  Нет  никаких  материалов  о том,  какие  чувства  испытывал  Каменев, когда  узнал, что  дед  Ленина  -  еврей.   И  кому  Каменев  рассказал  об  этом?  Разговаривал  ли  он  на   тему  о  еврейском  деде  Ленина  со  Сталиным? Был  ли сначала  сторонником  публикации  найденных  документов?  Из  каких  соображений Каменев  всё  же  скрыл  эти  документы  от партии  и народа?  Боялся  гнева  Сталина, или  сам  тоже  считал, что  лучше  эти  документы  держать  в  секрете?  Ответа  точного  и полного  нет.

   Есть  пока  только   один  документ, имеющий  отношение   к  данной   теме. Это  первое  письмо  Елизаровой (Ульяновой)  Сталину,  посланное  в  1932 году.  Письмо  это  впервые  было   опубликовано  в  журнале  Отечественные  архивы»  (№ 4)  в  1992  году.  Процитирую  здесь  два  отрывка  из  этого  письма:

   «Для  Вас, вероятно,  не  секрет,  -   писала  сестра  Ленина  Сталину,  -  что  исследование  о  происхождении  деда   (Ленина)    показало,  что  он  происходил  из  бедной  еврейской  семьи…  был  сыном житомирского  мещанина  Мойшки  (Мойши)  Бланка».

   Далее Елизарова  (Ульянова)  напомнила  Сталину, что  факт  еврейского  происхождения   Ленина  был  в  1924  году  в  Институте  Ленина  признан    «неудобным   для  разглашения».  «В  Институте  было  постановлено  не  публиковать  и  вообще  держать  этот  факт  в  секрете.  В  результате  этого  постановления  я  никому,  даже  ближайшим  товарищам,  не  говорила  о нём».
   

   Из  этого  письма  следует, что  Елизарова  (Ульянова)  предполагала,  даже  была  почти  уверена, что  Сталин  был  осведомлён  о  еврейском  происхождении  Ленина.  Из  этого  письма  также  следует,  что  Елизарова  (Ульянова)  не  знала  твёрдо  о  роли  Сталина  в  запрете  документов.  Постановление  о том, что документы  о    еврейском  происхождении  Ленина  необходимо  держать  в  секрете,  приняло  не  Политбюро, не  Секретариат  ЦК.  Постановление  принял  Совет  Института  Ленина. Сталин, правда,  числился  членом  этого  Совета, но  он  вряд  ли  присутствовал    на  «том»  заседании.

До  сих  пор  ничего  не  опубликовано    о  том  заседании  Совета  Института  Ленина,  на  котором  приняли  решение  засекретить  «жидовство»  Ленина.  Кто   выступал, кто  что  говорил, был  ли  спор,  какие  аргументы  выдвигали  сторонники  засекречивания…  -   об  этом  ничего  не  опубликовано.  Было  ли  постановление  - устное,  или  всё же  было   машинисткой  напечатано  на   «бумажке»  -  об  этом  тоже  ничего  не  опубликовано.
Но  вряд  ли  Каменев  единолично  принимал  это  решение  о  запрете  без  предварительной  беседы  со  Сталиным.  Главным  инициатором  запрета   уже  в  1924 году, вероятно,   был  Сталин.

Запрет  документов  о  жидовском   происхождении Ленина   был   необходим  Сталину.   После  смерти  Ленина  в  стране   развернулась  жестокая  борьба  за  власть.  Лев  Троцкий  (Лейба  Бронштейн)   предполагал  стать  и главой  партии,  и главой  государства,  а  позднее  этот  жид  мог    стать  и    единоличным  диктатором  СССР.   Этого  многие  боялись.  Многие  боялись  и    использования  СССР в  качестве   «орудия   мировой  революции».  Многие  боялись  ещё  большего  усиления  власти  жидов.

Если  бы  главные  после  Троцкого  жиды, Зиновьев (Радомышельский)  и  Каменев (Розенфельд),  поддержали  бы  Троцкого,  в  СССР   надолго  бы  установилась   диктатура  жидов.  Но  жид  Зиновьев  также  претендовал  на  первое  место  в  партии  и государстве.  Зиновьев  и Каменев  очень  боялись, что  Троцкий  их  подомнёт,  сведёт  на  роль  второстепенных   политических  фигур  или  даже  уничтожит, если  они  будут  проявлять  непокорство. В  очень  важный  момент  истории  нашей  страны, которую  жиды  (если  рассматривать  события  в  национальном  аспекте)  завоевали,  сами  жиды  разодрались  между  собой. Это  была  большая  глупость  жидов,  и  за   эту  глупость  главные  жиды  скоро  жестоко  расплатились.

Глупость  Зиновьева  и Каменева  была  в том, что  они    вместе  со  Сталиным  образовали  единый  блок  против  Троцкого  и  его  группировки  вместо  того,  чтобы  объединиться  с  Троцким   против   Сталина  и  создать  «концентрированный»  жидовский  блок.   Здесь   ВНИМАНИЕ!  В  качестве   одного  из   способов  борьбы  с  Троцким  Сталин  стал  использовать   его    жидовство.   По  причине  засилья  жидов  во  власти, в  СССР  с  каждым  годом    усиливались  антижидовские  настроения  не  только  в  русском  народе, но и   в  партии.  В  этой  обстановке  русские  сторонники  Сталина  не  только    не  пресекали  распространение  слухов  о  том,  что  Троцкий  и его многие сторонники  -   жиды, что если  победит  Троцкий,  власть  жидов  в  СССР  ещё  больше  усилится,  но  и  сами  распространяли    эту  подрывную  против   группировки    Троцкого  информацию.  Ведь  в  верхах  группировки    Лейбы  Троцкого  (Бронштейна)  были  почти  сплошь    жиды. Конечно,  сам  Сталин  тогда  публично  не  обвинял  Троцкого  в   жидовстве.  Для  него  это  было    ещё  опасно.

В  этой  обстановке    опубликовывать  документы  о  жидовстве  Ленина  значило  помогать   жиду   Троцкому.  Обвинение  со  стороны  рабочих  в  жидовстве  Троцкого  и  в  засилии  жидов  во  власти      Троцкий  и его  сторонники   отбивали  бы  так:  «А  разве  наш  Ленин,  вождь  мирового  пролетариата,  -  не  жид? Разве  Маркс – не  жид?  Вы  тогда  выбросите  и  тело  Ленина  из  мавзолея  на  свалку!». 

Жиду  Каменеву, конечно  же, тоже не  было  приятно, что  антижидовские  настроения  в  стране  усиливаются.  Он  понимал  опасность  таких  настроений  для  судьбы  жидовского    народа   в  СССР.  Но  дать  Троцкому  использовать  жидовство   Ленина  в  своих  интересах  Каменев  тоже  не  мог. От  Троцкого  найденные  документы скрывались.

Очень  интересно  было  бы  почитать  о  выступлении  Каменева  по  этому  вопросу  в  Совете  Института,  про  его  разговор  о  документах  со  Сталиным.  Но  почитать  негде.  Было  ли  давление  Сталина  на Каменева?   Да  и мог  ли  тогда  Сталин  ещё  давить?     Каменев в  то  время  имел  ещё большую  политическую  силу, да  ещё   был  в  союзе  с  Зиновьевым. У  Сталина  тогда  не  было  власти  приказывать  Каменеву.  Сталин  лишь  мог  высказать  своё  веское  мнение, мог  лишь  убеждать.  Но  Каменев  понимал,  что  раздражать  Сталина  нельзя.  Блок  со  Сталиным, по  недомыслию  Каменева,  казался  ему  необходим.  И  со  скрытым  антижидизмом Сталина   надо  было  «временно»  смириться. И   аргумент, что  Троцкий  и  его  сторонники  используют  документы  о  жидовстве Ленина  в  своих  интересах,  Каменев  считал   в то время  убедительным.
Сообщил  ли  Лев  Каменев  о  жидовстве  Ленина  своему  ближайшему  соратнику  Зиновьеву?  Это  тоже  неизвестно.


Факт  остаётся  фактом. Жид  Лев  Каменев  приказал  держать  документы   о  жидовстве  Ленина  в  секрете.  Никто  не  смел  их  исследовать.  Более  того,  если  кто-то  из  удачливых  исследователей  нашёл  бы  в  архивах  другие  документы  о  жидовстве  Ленина, никто бы  их  без  разрешения  института  Ленина  не  смог  бы  опубликовать.


           Сталин  -  жидам:  «Молчать   абсолютно!»

Шли  годы.  Во  власти  волею  Сталина  и  поддерживающих  его  сил    происходили  крупные    изменения.  Ещё  в    1919  умер  от  простуды   (или  избит  до  смерти  рабочими)     диктатор  №   3  (после  Ленина  и  Троцкого),   жид    Мойша  Свердлов.   В  1924  умер  в  «психиатрической   лечебнице»  в  Горках, куда  его  запер  Сталин,   диктатор  № 1,  жид  Ленин.   В 1926  умер  диктатор  № 6,   жид  Дзержинский.    В 1925 – 1926  разгромлена  мощная  группировка    диктатора  № 2,  жида  Троцкого.  В 1929      Троцкий  (Лейба  Бронштейн)  выгнан  из  СССР.  Позднее агент  Сталина  проломит  ему  голову  ледорубом  для  альпинистов.  В 1925  - 1927  разгромлена   мощная  группировка  диктатора  № 4,   жида  Зиновьева  и  диктатора  № 5  жида  Каменева.   Позднее  они  будут  расстреляны.

Из  главных,  из  самых    могущественных  жидов,  которые  управляли  страной,    не  осталось  никого.  На  их  трупах  сидит  и  покуривает  трубку   диктатор-грузин  (или  грузин-осетин)  Сталин.

Те  русские  националисты,  которые  ругают  Сталина,   обычно  ссылаются на  то, что  на  политическом  небосклоне    влиятельных  жидов  ещё   было  много: Ягода, Каганович, Мехлис,  Литвинов  и  др.  Каганович  с  1930  -  даже  член  Политбюро  (Президиума)  Центрального  Комитета.   Но  надо  иметь  в виду,  что  это  уже  другие  жиды  -  жиды-холопы  Сталина.   Неприятная для  Сталина    Жидовская  Гвардия  Ленина  год  от  года  тает.  Одни  жиды  умирают  естественной  смертью,  других  Сталин  убивает  или  отправляет   в  концлагеря.  В  стране  в  30-е  годы  устанавливается  единоличная  диктатура   грузина   (или  грузина-осетина)  Сталина.

После  1917  года  засилье  жидов  во  власти   всё  больше  раздражало  русский  и другие  коренные  народы.  Некоторые  русские  сочинители  листовок прямо  называли  жидов – «врагами  русского  народа».   Именно  эти  здоровые  настроения  в  русском  народе  и   помогли  сильно  Сталину  подмять    опасных  жидов-диктаторов.   Народ  помогал  Сталину, Сталин  немного  помогал  народу.  В  результате  пошел  прогрессивный  процесс  десионизации,  дежидизации  страны,  хотя  и  не  в  полном  объёме.   Сталин  был  слаб  для  того,  чтобы  лишить  жидовский  народ  привилегированного  положения  в  СССР.   Сталин  был  слаб  для  того,  чтобы  установить  в  СССР   принцип  национально-пропорционального  представительства  в  органах  власти, в  средствах  массовой  информации,  в  системе  образования, в кино, театре, науке,  медицине  и пр. Сталин  лишь  немного  ограничил    этот  народ.

Конечно,  жиды  сопротивлялись.  Жидовские  и  жидовствующие  идеологи-пропагандисты  выпустили  тогда  огромное  количество    книг  и статей  в  защиту  жидов.  Одна  из  книг  забавно  называлась – «Враги  ли  евреи?». В бой  за  жидов  бросается  свирепо  член  Политбюро  Николай  Бухарин (сам  русский, молоденькая  жена  -  жидовочка).  Тесть  его  -   очень  влиятельный  махровый  жид-большевик  Лурье.  Но пройдёт  немного  времени,  и  Сталин  легко  завалит     жидовствующего   Бухарина, а  позднее  и  расстреляет  его.  В  бой  за  жидов    бросается   свирепо   и нарком  просвещения  жидовствующий  Луначарский  (по  одной  из  версий   тоже  наполовину  жид,  жена    -  развратная  жидовочка-актриса).  Но  в  1929  Сталин  скидывает  и его  с  поста  наркома  просвещения.

Наполненные  жидами   органы  ОГПУ-НКВД   бдительно  следят  за  ростом  антижидовских  настроений  в    СССР  и  обо  всём  доносят  Сталину.   Жидовская  интеллигенция (вместе  с  русскими  жидовствующими, вместе  с  русскими  политическими  идиотами)  требуют   от Сталина  принять   «Закон  о  борьбе  с  антисемитизмом»,  подобный  постановлению  Совнаркома  о  защите  жидов,  который  был  издан  в  1918.  Жиды    вопят  о наступлении «русского  фашизма».  Они  требуют  открытых  судебных  процессов  над  «русскими  фашистами».  «Все  русские  фашисты, все  антисемиты  должны  сидеть  в  тюрьме,  или  ещё   лучше  -   должны  быть  расстреляны».

Но  Сталин  жидам  пренебрежительно  отказывает.  Вопить  разрешает, но не    заступается.

Сестра  Ленина, Анна  Ильинична Елизарова  (Ульянова)  в  панике.   Как  помочь  дорогому  для  её  сердца  и  родственному   племени  бедных  евреев?   Как  снова    усилить  их  позиции  в  СССР?  Как ослабить  «волну  антисемитизма»?  Ведь  русский  народ  может  лишить  жидовский  народ  привилегированного  положения  в  СССР.  Сестре  Ленина  уже скоро 70  лет, совсем старуха, много   болезней, атеросклероз, слабнут  глаза, всё  меньше  сил.  Но  что-то  надо  делать  для  спасения  «бедных  евреев».

Сестра  Ленина,  Анна  Ильинична  Елизарова (Ульянова)  не  выдерживает  бездействия.  В декабре  1932  года  она  пишет  письмо  Сталину.   Она  слёзно  просит  Сталина  ознакомить  партию  и народные  массы  СССР  с  фактом  еврейского  происхождения  Владимира  Ильича  Ленина. Она  факт  еврейского   происхождения    Ленина  мечтает  использовать  как  мощное  средство   против  «волн   антисемитизма».

Письмо   это   впервые  (и  полностью)    опубликовано    было  только  через  60 (!)  лет   в  журнале  «Отечественные  архивы»  (№ 4.  1992.  С. 77 – 78).
Автограф  находится  в  РЦХИДНИ.  Ф. 13,  Оп. 1.  Д. 471.  Л. 1 – 4,

«Глубокоуважаемый  товарищ!  - так  обращается  сестра  Ленина,  Анна  Ильинична     к  Сталину.  -   Для   Вас  вероятно  не  секрет, что  исследование  о  происхождении  деда  (Ленина)  показало,  что он  происходит  из  бедной  еврейской  семьи,  был,  как  говорится  в  документах  о  его крещении, сыном  житомирского  мещанина  Мойшки  (Мойши)  Бланка».
«Этот   факт,  имеющий  важное  значение  для  научной  биографии  Владимира  Ильича,  для  исследования  его   мозга,  был  признан  тогда,  при  открытии  этих  документов,  неудобным  для  разглашения.  В  Институте  было  постановлено  не  публиковать  и  вообще  держать   этот  факт  в  секрете».

«Но  в  последние  годы, слыша,  что  антисемитизм    у  нас  проявляется  опять  сильнее,  даже  среди  коммунистов,  просмотрев  обследование,  произведенное  в  1929  МЦСПС,  прихожу   к  убеждению,  что  вряд  ли  правильно  скрывать   от  масс   этот   факт,  который,   вследствие  уважения,  которым  пользуется  среди  них  Вл. Ил.,   может  сослужить  большую  службу  в   борьбе  с    антисемитизмом,  а  повредить,  по-моему,  ничему  не   может.  И  я  думаю, что  кроме  научной  работы  над  этим  материалом,  на  основе  его   следовало  бы составить  теперь  же  популярную  статью  для  газеты.  Мне  думается, что так же  взглянул  бы  и Владимир  Ильич.  У нас  не  может  быть  никакой  причины  скрывать  этот  факт,  а он  является  лишь  подтверждением  данных  об  исключительных    способностях  семитического  (читай – жидовского)  племени,  что  разделялось   всегда  Ильичом  и о выгоде  для  потомства  смешения  племён.  Ильич  высоко  ставил  всегда  евреев. О  чём  жалею,  что  факт  нашего  происхождения  предполагался  мною  и раньше,  но   был  неизвестен  при  его   жизни».

Из  этих  строк  сестры  Ленина  следует  однозначно,   что  Ленин   и его  старшая  сестра  были  жидовскими  расистами.

«В  прошлом  году  я изложила  своё  мнение  насчёт публикации этих  материалов  тов.  Ольминскому,    и он  согласился  со  мной.   Прошу, глубокоуважаемый  товарищ,  Вашего  ответа  на  этот  мой  вопрос.  В  случае  если  вы согласитесь  со  мной  и предложите  мне  дать  свою  попытку  газетной  статьи  на  эту  тему, я  попробую  написать  её  и  пошлю  на  Ваше  рассмотрение.  Или, конечно,   Вы  поручите  на  основе  материалов  написать  статью  кому-либо  другому».
«С глубоким коммунистическим   приветом  Ульянова-Елизарова».

Далее  Елизарова (Ульянова)  делает  ещё  приписку  к  письму.  Сообщает  Сталину, что она  это  письмо  попросила  передать  лично  в  руки  Сталина  свою  родную  сестру  Марию  Ильиничну.  Она не  надеется  на  способы  передачи  письма  посредством    других  лиц.  В прошлом, 1931  году  она  передала  письмо  секретарю  Сталина  Поскрёбышеву,  он  обещал  передать  Сталину, но никакого  ответа  она  не  получила.  По  её  настойчивому    требованию  письмо  ей  всё  же  вернули.
Дата  этого  нового  письма  Сталину:   28  декабря  1932 года.


Когда,  где  и при  каких  обстоятельствах  «Маняша»  (так  Ленин  называл   свою  младшую  сестру  Марию)  встретилась  со  Сталиным  и передала  ему  письмо  своей  сестры, - неизвестно. Сталин  при  раздражении  часто    реагировал  грубо и резко.   Наверняка  он  сказал    внутри  себя  что-то  вроде:  «Совсем  выжила  из  ума  старая  жидовка!».   Открыто  же  через   «Маняшу»  Сталин  приказал:  о  еврейском  происхождении Ленина   «МОЛЧАТЬ    АБСОЛЮТНО!».

Но  глупая  старуха  не  смогла  долго  молчать.  Ведь   избранной  расе  надо  как-то  помочь.  И  она  всё  же  старшая  сестра  Ленина.  А  Сталин  не только не  отвергает  Ленина,  но  утверждает  в  СССР  настоящий  культ  Ленина,  пропагандирует  везде, что он, Сталин,  «верный  продолжатель  дела  Ленина».   Почему  же  он  не  говорит  правду  о  национальности  Ленина?   Ведь  правда  о  национальности  Ленина  самым  решительным  образом  переменит    отношение  русского  народа  к  евреям.  Старуха  явно  преувеличивала  авторитет  Ленина  в  русском  народе.

В 1933    Анна  Ильинична  Елизарова  (Ульянова)  пишет  ещё  одно  письмо  Сталину.   Письмо  это  впервые (и полностью)  было  опубликовано  в  журнале  «Отечественные    архивы»  (№4.   1992.  С. 78 – 81) . 
  Машинописный  текст  письма  с  правкой  «Маняши»  находится  в  РЦХИДНИ.  Ф. 13.  Оп. 1   Д. 471.  Л. 5 – 6,

Старуха  писала  Сталину:


«Прошлой  осенью  я  передала  через  сестру  об  одном  открытии  в  архивах  Департамента  Полиции,  сделанном  мною  осенью  1924  года  в  Ленинграде,  и высказала   предложение,  что   надо   известить   партию».  (Здесь  сестра  Ленина   приписывает  заслугу  открытия  еврейского  происхождения  Ленина  самой  себе,  отнимая  заслугу    у  Плесковской).  «Вы  ответили  ей   («Маняше»)  тогда,  что  в  данное  время  не  момент  и  распорядились  о  нём  (об  открытии)   молчать    абсолютно». 

Анна  Ильинична   сообщает  Сталину,  что  его  распоряжение  она, конечно,   выполнила.  Никому  ничего  не  говорила  о  национальности  Ленина.   «Болтовня  в  этом   деле  неуместна».  Она  рассказала   о находке  после  возвращения  из  Ленинграда  «только  одному  тов.  М. С. Ольминскому  - заведующему  Истпартом,  под  руководством   которого    я  работала  с  1921  года  и с  которым  делилась  всеми  архивными  изысканиями».  Она  сказала ему, что  сейчас, когда  в  СССР  пошла  большая  «волна  антисемитизма»,  очень  полезно   было  бы  опубликовать  материалы  о еврейском  происхождении   Ленина.   Ольминский  согласился  с  её  доводами.

«Но     всё-таки    ещё    один  товарищ  знает  об  этом.  Этот  товарищ  доктор  Б. С.  Вейсброд,  с  которым  я  говорила  на  эту  тему  ещё  раньше,  с  которым   я  делилась  своим   предположением  о  возможности  такого  открытия».

Она  тогда  ещё  не  догадывалась, что в Департаменте  Полиции  есть  документы  о   жидовском  деде  её  и  Ленина и  «хотела  сделать  разведку  на  родине  Бланка  в  Житомире».   «Он  заинтересовался  тогда  увиденным  у  меня  стоящим   серебряным  стаканчиком  и сказал,  что  стаканчики  такой  формы   и  такого  узора  употреблялись  на  религиозных  пиршествах  евреев,  и  спросил  каким  образом  он  попал  ко  мне.  Я  сказала  ему,  что это  стаканчик  моей  матери,   полученный  ею  от  деда,  её  отца.   По  возвращении  из  Ленинграда  я  сообщила  ему,  что  розысков  делать  больше  не  нужно,  ибо  в  Департаменте  Полиции  подтвердили  моё  предположение».

«Я  посылаю  Вам  теперь  проект  статьи    в  надежде,  что  теперь  через  полтора  года,   момент   изменился,  моменты  ведь  так  долго  не  держатся,  и  Вы  не  найдёте  уже  неудобным  опубликовать  её   или на  основании  её  данных  другую  статью, которую    Вы  поручите  написать  кому-нибудь,  -  у  меня,  как  у  артериосклеротиков,  голова  дурная,  и   вряд  ли  Вы  признаете  её  (статью)  годной». 

«Вообще  же я  не  знаю,  какие  могут  быть  у  нас,  коммунистов,   мотивы  для  замалчивания  этого  факта.   Логически  это   из  признания    полного  равноправия  национальностей  не  вытекает.   (Но  разве  в  СССР  после  1917  года   было  равенство, например,  русского  и  жидовского  народа?).  Практически  может  оказаться  полезным   (опубликование  материалов  о  еврействе  Ленина)  ввиду   того  усиления  в  массах  антисемитизма,  которое  отметило  в  1929  году  специально  произведённое  по  этому  поводу  обследование  МЦСПС,   вследствие  того   авторитета  и  той  любви,  которой  Ильич  пользуется  в  массах.   А  бороться  с  этим  безобразным  явлением  надо,  несомненно,  всеми  имеющимися  средствами.  А  равно  использовать  основательно  этот  факт  (факт  еврейства  Ленина)  для  изучения  личности  как в  Институте  Ленина, так   и   в   Институте  мозга.
Уже  давно  отмечена  большая  одарённость  этой  нации  и чрезвычайно  благотворное  влияние  её  крови  при  смешанных  браках  на  потомство».

Кем  отмечена,  глупая  старуха-жидорасистка?  Только  твоим    братом  жидовским  расистом  Володей?  Ни  одного  толкового  исследования  по  расологии,  в  котором  было  бы  доказано    превосходство  жидовской  нации  над  другими,  не  существовало  и не  существует  по  сей  день. 

«Сам   Ильич  высоко  ценил  её  революционность,  её  «цепкость»  в  борьбе,  как  он  выражался,  противополагая  её  более  вялому  и расхлябанному  русскому  характеру.  Он  указывал  не  раз,  что  большая  организованность  и  крепость  революционных  организаций  юга  и запада  (России)  зависит  как  раз  от  того, что  50  процентов  их  составляют  представители  этой  национальности.  И  надо  использовать  всё,  что  может  дать  этот  факт,  для  его  биографии».


То   есть  при  написании  научной  биографии  Ленина,  поучает  Сталина  эта    старуха  с  приветом,  надо  особое  внимание  обратить  на  еврейство  Ленина.   Именно  влиянием  еврейской  крови,  влиянием  культурной  еврейской  среды  только  и  можно  объяснить  выдающиеся  способности  Ленина  и всей  семьи  Ульяновых.

«Сестра  моя,  которая  записывает  эти строки  и с  которой  я   одной  делюсь  этими  соображениями  по  этому  поводу,  считает     нецелесообразным  опубликовывать  этот  факт  теперь,  говорит,  пусть   будет  известно  кому-нибудь  через  100  лет,  Но  я  считаю,  что  ЦК  не   стоит  на  такой  точке  зрения,  иначе  он  не  поручил   бы  мне  добывать  всякий  архивный  биографический  материал».

Таким  образом,  в  личности  Ленина,  заканчивает  своё  письмо  Сталину   Елизарова  (Ульянова),  получилось  смешение  нескольких  национальностей.  Это  национальность   немецкая  (бабушка  по  материнской  линии  - немка).   Национальность  татарская  (по  линии  отца).   Пока  это не  подтверждено  документами, но  об  этом  говорит  тип  лица.   Родители  отца  жили  в  Астрахани,  где   обитало  множество  татар.  И  национальность  еврейская  (дед  по  материнской  линии – еврей). Еврейская  кровь  в  Ленине,  конечно,  больше  всего  волнует  полусумасшедшую  старуху.   И  «всё  это»,  поучает  она  диктатора  СССР  Сталина,  надо  непременно  отразить  в    научной  биографии  Ленина.  Материалы  находятся  «в  нашей  семье  и  в  Институте»,  напоминает  она. 

В  журнале  «Отечественные  архивы»  (№ 4.   1992.  С. 81 – 82)  опубликован  ещё  и набросок    статьи    Елизаровой (Ульяновой)  к  биографическому  очерку  о своей  матери  М. А.  Ульяновой .
 Машинописный  текст  наброска  этой  статьи  с  поправками  «Маняши»  находится  в  РЦХИДНИ.     Ф.  14.  Оп.  1.  Д.   194.  Л.  2 – 3.

По  ошибке  архивариусы  приписали  этот  набросок   «Маняше»,  но  «Маняша»  лишь  правила  машинописный  текст, составленный  её  старшей  сестрой.  Этот  набросок – хорошее  дополнение  к  письмам  Елизаровой  (Ульяновой)  к  Сталину:
«Меня  и  некоторых  моих  двоюродных  братьев  и сестёр  интересовало  ещё  с  детства  происхождение   отца матери  - А. Д.  Бланка.  Фамилия  эта  была  не  русская.   Откуда он  был  родом?  Старшие не  могли  нам  выяснить  этого.  Фамилия  казалась  нам  французского  корня,  но  никаких  данных  о  таком  происхождении   не  было.  У  меня  лично  довольно  давно  стала  являться мысль  о  возможности  еврейского   происхождения,  на  что  наталкивало,  главным  образом,  сообщение  матери,  что  дед  родился  в  Житомире  -  известном  еврейском  центре.  Бабушка  -  мать  матери  -  родилась  в  Петербурге,  была  по  происхождению  немкой  из  Риги.  Но  в  то  время  как  с  родными  по  матери  у  меня  и её  сестёр  связи  поддерживались  довольно  долго,  о  родных  её   отца, А. Д. Бланка,  никто  не  слышал.  Он  являлся  как  бы  отрезанным  ломтем,  что  наводило    меня  также  на  мысль  о  его  еврейском  происхождении.  Никаких   рассказов  деда  о  его  детстве  или  юношестве  у  его  дочерей  не  сохранилось  в  памяти». 

 Стыдился,  значит,  дедушка  Ленина  своего  жидовства.


«В  первый  раз  моего  пребывания  за  границей  в 1897 г.,  где я  взяла  фамилию   матери  Бланк,  швейцарские  студентки  спрашивали  меня  - еврейка  ли  я,  и,    кроме  того, что  находили сходство  с  еврейкой,  указывали  на  то,  что  в  их  среде  были   две студентки  Бланк  - еврейки.  Полное  сходство  с  евреем  находили  на  юге  и  у  брата  моего  Дмитрия».

Дедушка,  значит,  стыдился  своего  жидовства, скрывал  своё  жидовство,   а внучка  рада, что  похожа  на  жидовку. Тоже  показатель,  что  жиды  в  России  усиливались.

Далее  Елизарова  (Ульянова)  рассказывает  в  своём  наброске,  что  в  сентябре  1924  года  приехала  из Москвы  в  Ленинград  и познакомилась, наконец-то,  с  архивными  документами  о  своём  деде.  И, наконец-то,  получила  подтверждение  своим  догадкам.  Перед  нею  на столе, к  её  огромной,  неописуемой    радости,    лежали  материалы,  неопровержимо  доказывающие,  что её  дед  -  еврей.

Теперь  у  неё  были  основания,  полагала  она,    смотреть  на  русский  народ  свысока.  Да,  она  по  убеждениям  - «интернационалистка»,   но  она  особого  рода  «интернационалистка»,  она  принадлежала   всё  же   к  «избранному»,  «высшему»  племени.  Она  еврейка.



Анна Елизарова (Ульянова)


Далее, Елизарова (Ульянова)  описывает  в  своём  наброске  статьи,  что  до  1820  года  её   дед  был  не  только  еврей  по  крови,  но  и   исповедовал  еврейскую  веру  -  иудаизм.  А  в  1820  году  её  дед  с  братом  приехал  в  Петербург, чтобы  поступить  в  Медико-хирургическую  академию. В  этом  же  году  дед  переменил  иудейскую  веру  на  христианскую,  на  православную,  принял  крещение.   Крестными   отцами  братьев-евреев  были  граф   Апраксин  и сенатор  Баранов  -  весьма  влиятельные  фигуры  того  времени.  Елизарову (Ульянову), естественно,  весьма   заинтересовало,   откуда  у  незначительных  провинциальных  евреев  такие  важные   покровители.  Ясного  ответа  она  не  нашла  и предположила,  что  в  Петербурге  тогда  жил      родственник  братьев-евреев,  богатый   и  со  связями  еврей-купец,  имеющий  ту  же  фамилию  -  Бланк.   Он  и  упросил  влиятельных    особ  помочь   своим  бедным  племянникам. 

Эта  версия  Елизаровой-Ульяновой, конечно,  ложная,  никакого  богатого  и  со  связями  купца-родственника  тогда  в Петербурге  у  деда  Ленина  не  существовало, но  граф  Апраксин  и сенатор  Баранов  тогда,  действительно,  помогли  двум  провинциальным  жидам.  Эти  жиды  были  приняты  в  академию  даже  без  знания  латинского  языка.   Эти  провинциальные  жиды  оказались  в  привилегированном  положении  по  сравнению  с  русскими.

По  найденным  формулярным  спискам  Елизарова  (Ульянова)  узнала также где,  когда  и   кем  работал  её  еврейский  дедушка  после  окончания  академии. 
«Дед  умер  в  июле  1870,  когда  мне  шёл   шестой  год.  Помню  высокого  худого  старика,  с  сильной  проседью  в  чёрных  волосах,  с   ясными  и  живыми чёрными  глазами.   Мать  показала  ему  нового  внука  Володю,  родившегося  весной  этого  года.  Вероятно,  дед  осматривал  ребёнка  с  точки  зрения  врача».

Рассказала  Елизарова (Ульянова)  ещё  и про  гроб  с  телом еврейского  дедушки,  который  она  видела  в  приходской  церкви  в  селе   Черемышево  в  трёх  верстах  от  Казани.

Передала  ли  «Маняша»  её  письмо,  как и первое,  в   руки  Сталина? Или  передала в  канцелярию Кремля?  Или  вовсе  никуда  не  передавала,  осознав,  что  её  старшая  сестра  выжила  из  ума  и  совсем  не  понимает  реальности?  Ясного  ответа  нет. Но  если  Сталин  и  получил  её  письмо,  то  отвечать  этой глупой,  надоедливой старухе,  которая  кичится  своим  жидовством  и  принадлежит  к  группировке  его  врагов,   он  не  стал.   Сажать  её тоже   не  стоит.  Всё  же  сестра   Ленина.  Пускай  эта  представительница  «избранного  племени»  доживает  свой  век  на  свободе.  Опасности  она  уже  никакой  не  представляет.  Распространяться  о  жидовстве  Ленина  она  не  посмеет.



                                    ******************* 


Гитлер  обозвал  порядок  в  СССР  -  «ЖИДОВСКИМ   КОММУНИЗМОМ».  Гитлер  сильно  преувеличивал.   Сталин,  как  и  Гитлер,  жидов  ненавидел.   «Жидовский   коммунизм»  Сталин  строить    в  СССР  не  собирался.

  Троцкий  (Лейба  Бронштейн)  обозвал  порядок  в  СССР  - «НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМОМ».  Но  и   Троцкий   тоже  сильно  преувеличивал.   Разрушать  культ  Маркса, культ  Ленина,  отбросить    на  свалку  учение  Маркса  и  Ленина   и начать  строить  сильное  государство  открыто  на  принципах  державности,   на  национальной  идеологии,  опираясь  на  русский  и  другие  арийские  народы  СССР,  открыто  и круто    сделать    «большую  зачистку»  подвластной  территории  от  жидов  Сталин,  конечно,  не  мог.  Пришлось  бы  отбросить  даже      название  страны  -  СССР.   Для  этого  требовался   Титан.  А  Сталин  таковым  не  был.
Порядок,  который  начал  устанавливать  Сталин, -  это  национал-социализм  и  марксизм-ленинизм  «в  одном  флаконе».

Сталин утверждает  в  подвластной  стране  культ  Маркса  и особенно   культ  Ленина.   Его  пропагандистский  аппарат  с  удовлетворением  принял    зиновьевскую  формулу  «Маркс –  Энгельс  - Ленин  -  Сталин».  «Октябрьская  революция»  оценивается  как  великое  историческое  событие.  В  стране  утверждается  культ  Ленина.   Но  при  этом  содержание  марксизма-ленинизма  сильно  выхолащивается.  Многое, что писали  и говорили  Маркс  и Ленин,  уже  не  издаётся  и запрещается.  Создаётся  новая  мифология  для  масс.    В  этой  мифологии   «Октябрьская  революция»  оценивалась  только  в   социально-политическом  аспекте, к  тому  же  искажённо.  Рассматривать  эту  революцию  более  объёмно,  также  и в  национальном  аспекте  было  запрещено.   Утверждать,  что  в  1917  «жиды   завоевали  Россию»,  что  жиды  захватили  власть  в  России,  что  жиды   теперь  имеют  в  России   привилегированное  положение,  -  запрещено.  За  такие  речи  -  смертная  казнь.   В  этой  мифологии     Ленин  не  мог  быть  жидом,  не  мог  возвышать  жидов  и умалять  русских. «Ленин  - великоросс!». 

Образ  Маркса  и   образ  Ленина  уже  мало  соответствовали  реальным  прототипам.   В  научных  книгах  ещё  можно  было  найти,  что  Маркс – еврей,  но  в  популярной  литературе   и это  скрывалось.   Жиды  Троцкий,  Зиновьев  и   Каменев   уже  не  считались  делателями   революции.   О  жидовстве  Свердлова  предпочитали  помалкивать. О  жидовстве  Дзержинского  «молчали  абсолютно».

Сталину  было  непросто.  Он  весь  в  сетях    марксизма-ленинизма. Но  запутавшийся  в  этих  сетях,  зомбированный  в  духе    марксизма–ленинизма,  он  видел   правду    и  в  национал-социализме.  Маркс  и Энгельс  провозгласили  на  весь мир,  что  «вся  история  человечества  -  «это  история  борьбы  классов». Ленин  с  этой  догмой  полностью  согласился.  Они  не  заметили  (или  игнорировали),  что  вся  история  человечества  -  это  борьба  за существование  племён  и народов, а потом  их  государств.   И  Сталин  понимал, что прав  Гитлер,  утверждающий,  что  жиды  захватили  власть  в  России, что  жиды  занимают  привилегированное  положение  в  России.   Понимал, что  с  классовой  точки  зрения  это  не  объяснить.   Требовалось  объёмное  мышление.    Но  у  Сталина  оно  было  только  в  зачатке. Он  с  детства  не  любил  жидов, он    соглашался  с  Гитлером, что  жидов  надо, конечно,  ограничивать,  ему  стыдно  было, что  Гитлер   обидно  называет   его  государство   «жидовским  коммунизмом».   Он  понимал,  что  с  привилегированным  положением  жидовства  в  СССР  надо  как-то  кончать. Но  как  обосновать   зачистку  от  жидов  с  классовой  точки  зрения?   Он  сам  не  владел  объёмным  мышлением,  его  сторонники  тоже.   Марксизм-ленинизм  сильно    мешал, но  всё  же  Сталин  стал  понемногу  ограничивать  жидов.   И начал,   прежде всего,    убирать    самых  влиятельных  жидов.
Жидовство  Ленина  в  этих  условиях  -  это  компромат  на  Систему,  которую  создавал  Сталин.  Факт  жидовского  происхождения  Ленина  Троцкий, потом  Зиновьев  и Каменев  и  тысячи  их  сторонников  могли  эффективно  использовать  в  политической  борьбе  со  Сталиным,  для  замены  его  Системы  самым  настоящим  «жидовским  коммунизмом»,  где  Сталину  место  в  могиле.  Ведь  тысячи  членов  партии  и  огромные  массы  народа  поддерживали  Сталина  ещё  и потому, что  видели,  что  он  ограничивает  жидов  в  СССР.   Жидов  уже  многие     в  СССР  считали  за  врагов. Но  если  народ  узнает,  что  не  только  Маркс,  но  и  Ленин  был  жид  (а   в  СССР -  культ  Ленина!),   то  антижидовские  настроения  в  русском  и  других  народах  могут  и ослабнуть.  И  Сталину  станет   много  труднее  бороться   со  своими   политическими  врагами.

 Антижидовские  настроения  в  народе  значительно  усиливали  Сталина. 
Поэтому  и надо  было  всех  жидов  и  жидовствующих  в  СССР  о  жидовском  происхождении   Ленина  заставить     «молчать  абсолютно».   И  Сталин  их  заставил  «молчать  абсолютно».

Но опасность  была  для   Сталина  и с  другой  стороны.   Не   может  его  Система  быть  прочной,  если  народ  узнает, что  её   отец-основатель  Ленин  -  жид. Ленин  с  жидовской  кровью  - это  как  гнилая  колода,  положенная  вместо  железобетонной  плиты  в  фундамент  Системы.  Как  только  в  русском    народе  распространится  знание  о  жидовском  происхождении  Ленина,  о  руководящей  роли  жидов  в  революции  и гражданской  войне, всё  начнёт  разваливаться.  Пример  Германии  это  хорошо  показал. 

Жидовская  Германия  развалилась,  была  развалена   в  короткие  сроки.  Стоило  появится  партии,  которая  решила  покончить  с  привилегированным  положением  жидов  в  стране.   Привилегированное  положение  жидов,  засилье  жидов  во  власти  -  это  мощный  фактор  нестабильности.  Знание,  что  и  Ленин  был  жид -  тоже  разрушительное  знание.   Душе  русского  народа  станет  противна  эта   Система,  как  противной  немецкому  народу  стала  Система  в  Германии,  которую  почти  играючи  разрушил  Гитлер,  сумевший  захватить  власть    даже  демократическим  путём  -   путём  выборов.     Большинство  немцев  было  за  скидку  жидов. Поэтому  Система   Сталина  должна  была  заставлять  молчать  абсолютно  о  жидовском  происхождении  Ленина  не только  жидов  и  жидовствующих,  но  и  русских  националистов.  Ему  был  страшен  рост  в  русском  народе  числа  людей сумевших   выработать  в  себе  объёмное  мышление. В  интересах  стабильности  своей  Системы  Сталин  вынужден  был  скрывать  жидовский  характер  Системы  и  одновременно   пытаться  ослабить позиции  жидов.   Сталин  боялся  развития  русского  сопротивления,  но  боялся  и  жидовского  мирового гвалта. 

Старуха  Елизарова  (Ульянова)  в  тоске.  В  придачу к  старости  и  болезням – ещё  уныние и  оттого, что она  не  смогла  помочь  своим  любимым  и  родным  евреям.  Она  была  подавлена  «непонятным  поведением»  Сталина  и  «непонятным  ходом  событий»  в стране.  Всё  идёт не  так,  как  хотелось  бы.    Рост  антижидовских  настроений  в  русском  народе  и  тот  факт, что  Сталин  не  желает  крутыми  мерами  останавливать  этот  рост  антижидовских  настроений,  весьма  угнетали  старую  жидовку.   Кошмарны  были  и  события  в  Германии.  Маркс  и  Ленин  предсказывали,  что  в    развитой  Германии   социализм  утвердится  много  раньше,  чем  в  других  странах, а там,  в  этой  развитой  Германии  -  евреев  лишили  привилегированного  положения,   ограничили  в  правах  и  гонят  из  страны.  Гитлер  планирует  всех  евреев  согнать  на  Мадагаскар.   Ни  Маркс, ни Ленин  такого  хода  событий  не  предсказывали.  Что  происходит  на  планете?
Сталин  ускорил   немного  смерть  Ленина,  теперь  он  ускорил  немного  и   смерть  его  старшей  сестры.  В 1935 году  в  возрасте  71  года старуха  умерла.  Труп  старухи  перевезли  в  Ленинград  и закопали   в  землю  на  Волковом  кладбище  рядом  с  костями  её  матери  и  мужа.



(продолжение следует)
« Последнее редактирование: Март 11, 2017, 01:36:05 pm от Глазунов-Блокадник »

Глазунов-Блокадник

  • Global Moderator
  • *****
  • Сообщений: 2204
    • Просмотр профиля
Анатолий Глазунов (Блокадник).
Сталин о национальности Ленина: "МОЛЧАТЬ  АБСОЛЮТНО!" (продолжените)


Первый,  кто   рассказал  в   печати   о  деде  Ленина,   
              был   Аросев 





 
   Кто  такой  этот  Аросев  Александр  Яковлевич?   Родился  в  189О  в  Казани,  в  семье  портного.  Национальность  мне  неизвестна.  Учился  на  философско-филологическом  отделении  Льежского  университета  во  Франции  и  Петроградском    психоневрологическом  институте.  Стал  эсером,  в  1907  перешёл  к  большевикам.  В  октябре  1917  -  Начальник  оперативного  отдела  штаба  Военно-революционного  комитета,  созданного  для  захвата  власти  в  Москве.  Вошёл  в  историю  как  организатор  варварского  артиллерийского  обстрела  Кремля.  Тогда  снарядами  были  повреждены  древние  русские  православные  соборы  и  разбиты  куранты  на Спасской  башне.
В  1918  Аросев  - комиссар  Главвоздухфлота.  В 1920  - Председатель  Верховного  революционного  трибунала  Украины. Весь в  крови  врагов  Ленина    и врагов  жидовского  народа.  Потом,  до  1924, - на  дипломатической  работе  в  Латвии,  Франции, Швеции,  Литве  и   Чехословакии.  Был  в  дружеских  отношениях  с   защитником  жидовского  народа  Николаем  Бухариным.   Занимался  также  научной  и литературной  работой.   В  1934  - Председатель  Всесоюзного  общества  культурных  связей  с  заграницей.

В  конце  1924  года  или  в  начале  1925  Аросев  делает  в    Доме  Печати  в  Москве  доклад  о  новых  материалах  к  биографии  Ленина.  Доклад  опубликован  в   журнале  «Московский   пролетарий».  О  деде   Ленина  там  такие строки:  «В 1820  сын  бедного  мещанина  Староконстантиновского  уезда  Волынской  губернии  Александр  Дмитриевич  Бланк  приехал  в  Петербург.     Нашёл   покровительство  у  графа  Апраксина  и сенатора  Баранова». 

Здесь   враньё.   Когда  дед  Ленина  приехал  в  1820  году  Петербург,  его  звали  не  Александр  Дмитриевич  Бланк,  а  Сруль  Мошкович  Бланк.
 
В 1925  году  появилась  и книга  Аросева  «Материалы  к  биографии  Ленина». Здесь  на  странице  13,  он  приводит  дополнительные  сведения:   дед  Ленина  до  приезда  в  Петербург  «учился  в  житомирском  училище».

Здесь  несколько  вопросов  без  ответов.  Где  добывал  сведения  Аросев?  В  Ленинградском  архиве?   В  Институте  Ленина  в  Москве?  В   семье  Ульяновых?  Когда  он  добыл  эти  сведения  о  деде  Ленина?  До  Плесковской?  Или  поработал  в  архиве  уже  после  Плесковской?

Из  тех  фактов, что  Аросев  привёл  в  своём  докладе  и опубликовал  в  своей  книге,  однозначно  вытекает,  что  он  точно  знал  о  жидовском  происхождении  Ленина.  Есть  тому  и    дополнительное    подтверждение.  В 1922  из  России  власти  выслали  историка  Б. И. Николаевского.  За  границей  у него  была  крупная  возможность  отомстить   жидам-большевикам. Он  мог  не  спасать  от  гибели,  и даже  сам  мог  уничтожить    архив  Маркса.  Но  он  спас  этот  архив.  Вот к  этому  историку  и  приезжал  из  Москвы  Аросев  с  партийным  заданием  выкупить  этот  архив.   При  встрече  Аросев  и  рассказал  этому  историку  о  жидовском  деде  Ленина.  Об  этом  поведал  сам  историк  Николаевский  в  1956  году.

Но  почему  Аросев  в  своём  докладе  в  Доме  Печати  и   в  своей  книге  ничего  не  рассказал  о  национальности  деда    Ленина.   Побоялся?  Знал  о  запрете  Сталина?
Читали  ли  члены  семьи  Ульяновых  книгу  Аросева?  А  если  читали,  какое    их  мнение  было  об  этой  книге?  Ответов  нет.

В  феврале  1938  года   Аросев  был  приговорён  к  смертной  казни  и  расстрелян.   Его  книга  «Материалы  к  биографии  Ленина»  попала  в  список  запрещённых  книг.



Сталин   наказывает   вдову  Ленина  и   Шагинян

Приказав  семье  Ульяновых  «молчать  абсолютно»,  Сталин  успокоился.   А в 1935  году  приятная  новость: умерла  наконец-то   эта  глупая, надоедливая     старуха  - старшая  сестра  Ленина.  Там,   в  могиле  на  Волковом  кладбище,    эта  старуха  уж  точно  будет  «молчать  абсолютно».   Младшая  сестра Ленина,  «Маняша»,  к  сожалению,  тоже  осведомлена  о  жидовстве  Ленина, но  Сталин  знал:  она  не  собирается  ничего  разглашать  и  лезть  к  нему  с  глупыми  советами.  Брат  её  Дмитрий  тоже  будет  молчать.  В  Институте  Ленина  (Каменева  уже  сняли)  тоже  будут   покорно  молчать.  Там  знают,  что  никому  нельзя  давать  согласие  на  издание  статей  и  книжек, где  будет  упомянуто     о  жидовском   происхождении  Ленина. 

Времена  наступили  снова  жестокие.  Требовалось  добиться  любыми  средствами  устойчивости  Нового  Порядка.  И за  утечку  компромата  о  жидовском  происхождении     Ленина  -  как за  вред  Новому  Порядку  -  концлагерь  или  смерть.  Иначе  никого  заставить  «молчать  абсолютно»  невозможно.
Теперь  у  Сталина  была  полная  уверенность,  что   русский  народ  ничего  не  узнает  о жидовском  происхождении  Ленина. Не  узнают  и  Гитлер  с  Геббельсом.

Но  Сталин  зря  успокоился. Он  недооценил  опасность  от  вдовы  Ленина.
Крупская  Надежда  Константиновна  и  при  жизни  Ленина,  и после  его  смерти  занимала    важные    посты  в  партии  и государстве.  С 1920  она  - Начальница  Главполитпросвета  при  Наркомате  просвещения.   Именно   волею  этой  «просветительницы»  были  изъяты  из  библиотек  страны  тысячи  и тысячи  книг  по  религии,  философии, социологии, психологии,  истории  и  книги  по   русско-жидовскому  вопросу.  В  число  запрещённых  книг  попал,  например,  даже  знаменитый  роман  Крестовского  «Петербургские  трущобы».   За  что?  - ясно.  За его  трилогию    «Жид  идёт!».  Писателя  с  такими  взглядами  нельзя   читать  русскому   народу.  В  стране  устанавливалась  (если  рассматривать  события  в  национальном   аспекте)    жидовская  цензура. Изъятые  книги  или  сжигали,  или  вывозили  на   переработку  в  Главбум.  Даже  жидовствующий  Максим  Горький  был  в  ужасе  от   мракобесной  деятельности     этой    страшной  старухи  с  выпученными  глазами.
С 1922  Крупская  -  член  Центральной  Контрольной  Комиссии.  С 1927  вдова  Ленина  - член  ЦК  ВКП (б).    С 1929  -  Замнарком  Наркомата  просвещения  РСФСР.  С 1931  - почётный  член  Академии  наук.  Для  низших  работников  партии  и  широких  масс  Крупская  выставляется   пропагандистами  как  «верная  подруга  и  соратница  Ленина»,  как  «верная  продолжательница  дела  Ленина».

Со  Сталиным    у  неё  отношения  не  сложились  ещё  при  жизни  Ленина.  Она  тайком  от  Сталина  передавала    послания  от изолированного  в  Горках   Ленина  Троцкому  (Бронштейну).   Взбешенный  Сталин  тогда  обозвал  её  «дегенераткой»  и «проституткой»,  прибавил  ещё  слова  матерные, заявил  Крупской  о  том,  что «Центральный  Комитет  партии  найдёт   для  товарища  Ленина  более подходящую  жену».  Крупская   тогда   каталась  в  истерике  по    полу.

События,  которые  пошли  в  стране  СССР  после  смерти  Ленина,  Крупской,  естественно,  не  нравились.  «Всё  идёт  не  по  Ленину».  В  стране,  по  её  мнению,  идёт   наступление  «национал-социализма»,  «великодержавного   русского  шовинизма»  и  «антисемитизма».   Для  Крупской  всё  это  было   «отвратительно».  Но  формально  она сначала  -  в  группировке  Зиновьева-Каменева-Сталина   против  Троцкого.  Затем  в  группировке  Сталина  против  Зиновьева  и  Каменева,  а  затем  и  против  Бухарина.   Она  понимала  силу  Сталина  и  приспосабливалась.   Она       была  в  группировке  Сталина  не  по  убеждениям, а  из-за  страха.   Боялась  потерять  все  посты  и стать ещё  при   жизни  всеми  забытой. 

Сталин  знал, что  она  постоянно  носит    против  него  камень  за  пазухой.  Но  вдова  Ленина  была  ему  нужна  для  прикрытия  своих  преобразований.   Присутствие  вдовы  Ленина  в  группировке  Сталина  должно  было  всем  показать,  что  «страна  идёт  по  ленинскому  пути».   От  Крупской   не  требовалось  славить  Новый  Порядок,  но  требовалось  по  серьёзным  вопросам  помалкивать,  не  возражать  и   не  лезть  со  своими  советами.

Но  в  1938  эта  «старая  стерва», эта  «дегенератка»   всё  же  решилась  давать  ему,  Сталину,    советы.  13  марта  1938  по  постановлению  ЦК  и правительства    в  СССР  было  введено  обязательное  обучение  русскому  языку в  школах  национальных  республик.  Это   был  курс  на  сплочение  народов  СССР   и укрепление  государства    на базе  единого  межнационального   -  русского  языка.  И  это  был  курс  на   мягкую  и  умеренную  ассимиляцию  нацменов.  И  вдова  Ленина  не  выдержала.   Она  пишет  письмо  Сталину  с  «предостережениями».   В  письме  были  даже  такие  строки:  «Мне  сдаётся  иногда,  что  начинает  показывать  немножко   рожки   «великодержавный   шовинизм»…   Среди   ребят  появилось  слово  «ЖИД» .     
 Известия    ЦК   КПСС.  1989.  №  3.    С.  179.

Сталин,   конечно,  вдове  Ленина  не  ответил.    Эту  «старую  стерву»,  эту  «дегенератку»  не  переубедишь.  Для  неё  и ей  подобных  «старых  партийных  товарищей»  распространение    слова   «жид»  в  народе  и партии,  среди  студентов  и школьников  -   это  «отвратительное  явление».   А  для  него, Сталина,  -  это  «положительное  явление».   Значит,  нужный  процесс  идёт.  В  СССР     такое  засилье    жидов  во  власти,  что  даже    Гитлер   над  ним,  Сталиным,   смеётся.   

В  этом же  1938  году  вдова  Ленина  ещё  раз, это уже   в  последний  раз,  сильно  разгневала  Сталина.  И  всё  по  поводу  этого  жидовского  деда  Ленина.  Крупская  полагала   себя   Главным  Биографом   Владимира   Ильича  Ленина.  Да  и    все  писатели, учёные    и  издатели    в  СССР  тоже  так  считали.  Без  согласия  Крупской   ничего  о жизни  Ленина  не  могло  быть  напечатано.  Сталин  здесь  не   возражал.   Только  вопрос  о  национальности  Ленина  -  не  трогай!    Не  разрешай  печатать  никому  на  эту  тему.   Ведь  из-за  твоей  дурости  нас  даже  Гитлер  с  Геббельсом  засмеют.  Не  надо  печатать   компромат  о  Ленине.    Надо,  чтобы  в  глазах  русского народа  Ленин  как  можно  дольше  оставался  «русским».  Не  надо  разочаровывать  русский  народ.

Но  вдова  Ленина  нарушила,  хотя  и не  в  полной  мере,  это  табу.    Сначала  она  помогла  напечатать  о  родословной  Ленина    Мариэтте  Шагинян,  а  потом  и  сама  кое-что  напечатала  о  деде  Ленина.

Кто  такая  эта  Шагинян Мариэтта  Сергеевна?    Родилась  эта  дама  в  1888.  Писательница, журналистка.  Армянка  по  национальности,  но, как   многие  армяне,  предпочитала  жить  не  в  Ереване,  а  в  Москве.    И писала  не  по-армянски,  а  по-русски.  Написала  и напечатала    «Гидроцентраль»,  «Месс  Менд»,  книжки  о  Гёте, Шевченко,   Низами  и др.  Писательница  была  второстепенная, кто  читает ныне  её  книжки?  Но  в  те  времена   была  в  небольшом  авторитете.   Весьма  почитала  Ленина, Сталина  и  партию.
По  её  словам,  раз  увидев  и  услышав  Ленина,  она  на  всю  жизнь  сохранила  восторг  в  душе  «от  его  великой,  обаятельной  личности».  И  она  сразу  же   зажглась    желанием  написать  роман-хронику  «Семья  Ульяновых».   Такая  книга, предполагала  Мариэтта  Шагинян,  поможет  помимо  всего  прочего   высоко  вознестись  и  на  тогдашний  литературный  небосклон.

Она   страстно  бросилась  копаться  в  пыльных  архивах.  Она  рылась  в  архивах  Пензы, Ульяновска (бывший   Симбирск)  и Астрахани.  В  архивах  Астрахани    Мариэтта  Шагинян  сделала  открытие:   в  Ленине    от  отца  -   калмыцкая   кровь!

Шагинян  начала  заниматься  родословной  Ленина,  биографией  Ленина  и его  родственников  ещё  при  жизни  сестёр  Ленина,  его  брата  и  его  вдовы.  Но  не  совсем  понятно,  почему  у Шагинян   не  было  никаких  контактов  со  старшей  сестрой  Ленина, Анной  Ильиничной  Елизаровой (Ульяновой).    «Анну  Ильиничну  никогда  не  знала», -  признается  она  потом  в  очерке  «Как  я  работала  над  «Семьёй  Ульяновых».  Возможно,  был  страх.   Вдруг  скажет:  «Не  суйся  не  в  своё  дело!».

Младшую  сестру  Ленина,  Марию  Ильиничну  («Маняшу») Шагинян   немного  знала.  Они  некоторое  время  работали  вместе  в  «Бюро  жалоб»  при  Рабоче-крестьянской   инспекции.   Но  контактов  на  тему  о предках  Ленина  и его  жизни  тоже  не  было  никаких. Вероятно,  Шагинян  боялась  и  «Маняши».   «Только  незадолго  до   смерти,  -   писала  потом  Шагинян, - Мария  Ильинична узнала,  что я  работаю  над  книжкой  о  семье  Ульяновых,  вероятно,  от Крупской».  Умерла  «Маняша»  в  1937.  И  вряд  ли  она  рассказала  Шагинян  о  жидовском    происхождении   Ленина  по  материнской  линии.
Не  расспрашивая  дотошно  сестёр,  Шагинян  профукала,  конечно,  много   интересного  о  жизни  Ленина,  что  могло  бы   сделать  более  ценной  её  книгу.

«Моими  консультантами  и рецензентами  были  брат  Ленина  Дмитрий  и  Надежда  Крупская».   С  Крупской  Шагинян    познакомилась  в  начале   30-х.  Вдова  Ленина  сначала  отнеслась  к  писательнице  с  ревностью  и настороженно.  Но скоро  пустила  её  в  своё   сердце.  Они  подружились. И  здесь снова  вопросы.   Знала  ли  сама  Крупская  о  жидовском    происхождении   Ленина?  Она  была  в  очень  близких  отношениях  с  сёстрами  Ленина,  они  встречались  в  домашней  обстановке,  были  все  жидолюбками  и с  отвращением  относились  к  «великорусскому  шовинизму».  И   все  весьма  почитали  и любили  «Володю».  Вероятно, Крупская  всё же знала  и  о жидовском   происхождении  Ленина,  и  о приказе  Сталина  «молчать  абсолютно».  Но  если  она  всё  это  знала, сообщила  ли  об  этом  Шагинян?

Четыре  печатных  листа  Шагинян  писала  четыре  года.
В  конце  1937 Шагинян  принесла  рукопись  в  редакцию  журнала  «Красная  Новь».  Редакция,  естественно,  попросила   рецензии  у  вдовы  Ленина  и у  его  брата  Дмитрия.  Крупская  прочитала  рукопись  за  два  дня.  Оценила  строго,  но  в  целом  одобрила.   На   калмыцкую   кровь   Ленина   в  своей  рецензии  не  среагировала  никак.

Брат  Дмитрий  ответил  редакции  28  ноября  1937  года.  В  целом  он  тоже  одобрил    представленное  ему  сочинение,  но    калмыцкая    кровь  у  Ленина, а значит  и  у  него  самого    и   сестёр,  -  весьма  раздражила   Дмитрия  Ульянова. Он,  конечно,  не  высказался  открыто  за  то,  что   нельзя  печатать  о  калмыцкой  крови   у  Ленина.  Но  раздражение  его  прорвалось  в  таких  тирадах:
Конечно,  мы  живём  не  в  третьем  Рейхе,  где  правит  Гитлер,  «и  расовые  вопросы  для  нас   не  имеют  значения.  Нам  неважно,  был  ли  отец  Ильича  чистокровным  калмыком,  или  калмыком  какой-то  пробы».

«В  каждом   из  нас    есть  монгольская  кровь,  и, конечно,  больше  её  в  таком   полутатарском   городе, как  Астрахань,  где  жили  предки  Ленина  по  отцу.  Нет  надобности  особенно    разбираться  в  летописях,  чтобы  разъяснить  раскосые  глаза  или  выдающиеся  больше  обычного  скулы».
«Вопрос  о  чистокровности  сам  по  себе  не  стоит  ломаного  гроша» . 

 Д. И. Ульянов.  Очерки  разных  лет. Воспоминания.  Переписка. Статьи.  М.,  1984.  С. 114.

Уровень  рецензии  убогий. Если  вопрос  о  калмыцкой   крови  Ленина  «не  стоит  ломаного  гроша», то  почему   вообще  Дмитрий  Ульянов  касается  этого  вопроса?   И почему  Дмитрий  Ульянов  так  болезненно  среагировал    на  открытие  «калмыцкой  крови»  у   Ленина?   И  Дмитрий  Ульянов,  конечно,  очень  хотел  бы,  чтобы  редакция  вычеркнула  из  сочинения  Шагинян   сообщение  о   калмыцкой  крови  Ленина.    И  вот,  что интересно:   Дмитрий  Ульянов,  болезненно  среагировав  на  сообщение  о  калмыцкой  крови  у  Ленина,  никак  не  среагировал  на  немецкую  кровь  у  Ленина.  Это  понятно.   Немецкая  кровь,  полагал  про  себя  Дмитрий  Ульянов,   -  это  престижно.  А  калмыцкая  кровь  заставляет  брата  Ленина  нервничать, выкручиваться,  даже  оправдываться.

«В  каждом  из  нас  есть  монгольская  кровь»,  - уверяет  брат  Ленина  русских  людей.  Для  чего он  это  пишет,  ясно.   На  фоне  русских    европеоидов   монголоиды  Ульяновы  выглядят  не  очень   престижно.  А    если  «в  каждом   русском  течёт  монгольская  кровь»,   то  на  фоне  монголоидных  русских  Ульяновы  будут   выглядеть  уже  нормально.   Но  где  научные  доказательства,  что  в  каждом  русском  есть  монгольская  кровь?   Или  татарская  кровь?

«Расовые  вопросы  для  нас  не имеют  значения»,  -  изрекает  Дмитрий  Ульянов.   Но  разве  Дмитрий  Ульянов  провёл  всенародный  опрос  населения  СССР  на  эту  тему?   Оказывается,  что  Дмитрий  Ульянов  не  знает  (или  делает  вид, что  не знает),  что  в СССР,  даже    в  условиях  засилья  жидов  во  власти,  продолжали   жить  и понемногу  множиться  сторонники  возрождения  арийской  расы,  в  частности  - сторонники   освобождения  и возрождения  русского  народа.  Расовые  вопросы  привлекают  даже  Сталина. С   1936  года  даже  начались    контакты  по  расовым  вопросам  между Гестапо  и НКВД.   В  30-е  годы,  хотя  и медленно  и  скрытно,  но  продолжается   ограничение  власти  жидов  в  СССР.  И  для  самого  Дмитрия  Ульянова,  и для  членов   всей   «семьи  Ульяновых»  расовые  вопросы, конечно,   всегда  тоже  имели  значение.   Они  все  называли  себя  «интернационалистами»,  но  возвеличивали  жидовский  народ,  стеснялись  калмыцкой  крови  и   всегда  принижали  русских,  обзывали  тех, кто был         обеспокоен    положением     русского  народа     и      его  дискриминацией,     - «великорусскими  шовинистами».  И   не  было  для  Ульяновых    опаснее  врагов  чем    «великорусские  шовинисты», пытающиеся  освободить  свой  народ  от   власти  жидов.  Поскреби  немного  каждого Ульянова-«интернационалиста», поскреби  вдову  Ленина – и  найдёшь    без  труда  жидовского  расиста..

Получив  в  целом  благожелательные  рецензии  от  Крупской  и Дмитрия  Ульянова,  редакция  решила  напечатать  сочинение  Шагинян.  Впервые  её  сочинение  под  названием  «Билет  по  истории»  (книга  первая,  «Семья  Ульяновых»),  появилось  в  первом  номере   журнала    «Красная  Новь»   в   1938  году.  Потом,  в  этом  же  году  «Билет  по  истории  вышел»  отдельной  книгой.
Мариэтта  Шагинян   сияла  от  счастья.

Что рассказала  в  своей  книге  Шагинян  о  родословной  Ленина? Она, конечно,  сообщила  о  своём  открытии:  бабка  Ленина  по  отцовской  линии,  Анна  Алексеевна   Смирнова  «происходила  из  уважаемого  в  астраханском  мещанстве  крещёного    калмыцкого   рода».  Отсюда  и калмыцкий  облик  её  сына,  Ильи  Николаевича,  отца  Ленина.   Эта  бабка-калмычка   вышла  замуж  за  астраханского  портного  Николая  Васильевича   Ульянова.  Национальность  его чётко  не  определена. Калмык? Русский?  Татарин?.. -   ясности  нет.
Бабка  Ленина  по  материнской  линии  -  немка  Анна  Ивановна  Гроссшопф  (Шагинян  пишет – Грошопф).  Шагинян  немного    рассказывает  о её  родственниках.  Её  отец,   прадед  Ленина,   женился  на  шведке.  Значит  бабка  Ленина  -  немка  с примесью  шведской  крови.   Эти  сведения  Мариэтта  Шагинян  черпанула  из  записей  старшей  сестры   матери  Ленина  - Анны  Александровны  Веретенниковой  (в  девичестве  Бланк).  Записи  эти  до  сих  пор не  опубликованы. 

О  деде  Ленина  по  материнской  линии  Шагинян    написала,  что он  в  1824  году  закончил  в  Петербурге  Медико-хирургическую  академию.  Работал  в   «Смоленской  глуши»,   потом  вернулся  в  Петербург,  работал  семь  лет  полицейским  врачом,   потом    ординатором  в  Мариинской  больнице.  Он  был   женат  на  немке.  Имел  шесть  детей, пять  дочек  и сына.  Жена  рано  умерла.  В 1841  он  с  семейством  уехал  в  Пермь,  потом  работал  в  Златоусте.  В 1847  вышел  в  отставку.  Все  эти  данные  также  получены  от  родственников  Ленина.

А  что   Мариэтта  Шагинян  написала  о  национальности  деда  Ленина  по  материнской  линии?   ВНИМАНИЕ!    Мариэтта  Шагинян    написала  (стр.  28),  что  дед  Ленина  -  украинец.   Здесь  снова  вопросы.  Написала  ли   она  эту  ложь    с  чужих  слов?    Со  слов   «Маняши», Крупской  или  со  слов   Дмитрия  Ульянова?  В  этом  случае  она  не  очень  добросовестная  исследовательница.   Слова  надо  было  проверить  в  архивах.  А те, кто   сказали  ей, что  дед  Ленина  - украинец, - трусливые  лжецы, которые  подставили  и опозорили  Шагинян.  Знала  ли  Крупская,  что  дед  Ленина  -  жид?    Знала  ли  о  приказе  Сталина  «молчать  абсолютно»?    Если  знала  о  приказе  Сталина,  она  вряд  ли  сообщила  бы    Мариэтте  Шагинян  о  том,  что   дед  Ленина  -  жид.   А  если  всё  же  сообщила,  то  Шагинян  сама  сознательно  пошла    на обман  читателей.   Шагинян, вероятно,  всё  же знала  о  жидовском  деде  Ленина.  Иначе, как  объяснить,  почему  Шагинян  не  копалась  совсем  в  архивах  Ленинграда, где  данные  о  жидовском  деде  Ленина  Бланке  лежали  на поверхности.  Ведь  в  Институт  Ленина  была  вывезена  лишь  ничтожная  часть выявленных  документов  о  деде  Ленина.  Не  копалась  Шагинян  и  в  архивах  Житомира. 

24 марта  1938  года  в  «Известиях»  появилась  «тёплая»  (выражение  Шагинян)  рецензия  Дмитрия  Ульянова.  Рецензия  была  приурочена  ко  дню  рождения  Шагинян.   Шагинян  продолжала   сиять  от счастья.

А  в  июне  1938  в  почтенном политико-экономическом   журнале  ЦК  ВКП (б)  «Большевик»  (Книга 12-ая)  появился  и очерк  Крупской  «Детство  и  ранняя  юность  Ильича».  На  странице  70-ой  читаем:  «Мать  Марии  Александровны  была  немка,  а  отец  родом  с  Украины».

Здесь  лучше, чем  у  Шагинян.   Действительно  жидовский  дед  Ленина  -  с  Украины.  Но  оборот-то  какой?  Чисто  жидовский.  Как  знаменитый  ответ  жида    Жириновского,  вождя  ЛДПР,     на  вопрос  о  национальности  его  родителей.  «Мать  моя  -  русская,  а  отец  -  юрист»,  -  ответил      Жириновский   (Эйдельштейн). 

В Германии, когда  соответствующие  службы  прочитали  «Билет  по  истории»  и очерк  Крупской, -  хохотали.  Отец-основатель  «жидовского  коммунизма»  в  СССР,  Ленин,  оказывается,  -   ещё  и   выходец   из  «примитивного  азиатского  племени  степных  калмыков».  То-то  он  внешне  выглядел  таким  уродцем.   Это  на  картинах  для  русских  дураков  партийные  или  продажные  советские  художники   изображают  его  красавцем. А  на  самом  деле  он  был маленький,  пузатенький, с  раскосыми  глазами, с  излишне выделяющимися  скулами,  рано  облысевший, рыжеватый  (Гитлер,  как  и  русский  царь  Пётр  Первый    терпеть не  мог  рыжих)  и даже  картавый.  Множество  признаков  вырождения.  Не  дожив  до  60  лет,  он  впал  в  полное  безумие.  К  тому  же  до  Гестапо  дошли  и  слухи  о  педерастии  Ленина  и многих  известных  жидовских  революционеров.  И  этим  слухам  надо  верить. Ведь  после  захвата  власти   жидами  в  1917  году   педерастия  в  России  была    разрешена. Говорят,  Ленин был  гениальный  мыслитель.   Но  укажите  нам  хоть  на  одну  гениальную  книжку  Ленина.   Говорят, что  Ленин  был  гениальный  практик.   Но  если бы  не  огромные  деньги  американских  и немецких  жидов-банкиров, не огромные  деньги  немецкого  генерального  штаба,  не  пломбированный  вагон  и   пр.,   он  так  бы    и  умер   в  Швейцарии,         и  никто  бы  не знал, где  могила  его.  А  какая    ненависть  к   России,  к   «великодержавному  русскому  шовинизму»,  к  Русской  Православной  Церкви.   А  какая  страсть  расстреливать    «Ивашек»  (любимое  слово  Ленина).

Расшифровать  выражение      Крупской   «бабка  Ленина по  материнской   линии  -  немка,  а дед    родом  с  Украины»  и добыть  доказательства  жидовского  происхождения  Ленина  немцы тогда,  к  утешению  Сталина,  всё  же не  смогли. А  то  хохота и  издевательства  со    стороны  Германии  было  бы  ещё  больше.   «Россия  из  православной  страны  превратилась  в  страну, где  культ  Иисуса  Христа  жиды  заменили  на  культ  жида  Ленина,   внука  Сруля  Бланка.  Зомбированные  русские    восторженно  поклоняются  внуку  Сруля  Бланка  и  считают  его  своим  Учителем. Да,  жиды  умеют  зомбировать  народы».

Но  сам  Сталин  понял  намёк  Крупской.  Эта    «старая  пучеглазая  дегенератка»  открыто  сказать  боится, но намекает  всё  же  читателям  о  жидовском   происхождении  Ленина.  Сталин  мог  легко  переварить   немецкую  кровь в  Ленине,  но переварить  «калмыцкую  кровь»  и   намёки  на  «жидовскую  кровь»  он   не   мог.  Сталин  ничего  не   имел  против  калмыков.  Калмыки  - это  коренной  народ  России.  Калмыки  -  это  не  жиды.  Но  калмыцкая  кровь  в  Ленине  была  всё  же  не очень   желательна.  Это компромат  на  Ленина.  Культ  Ленина  от  этих  «двух  дур»,  Крупской  и Шагинян,  хотя  и немного,  но пострадал.  У  многих  русских  явно  уменьшилось  почтение  к  Ленину.

Вдову  Ленина  надо  было  срочно  публично  высечь, да  и  писательницу-армянку  тоже.   Вдова  Ленина  в  последние  годы  уже  много   раз  портила  настроение  Сталину.  Она  пыталась,  хотя  и  робко,   высказывать  своё  несогласие  по  поводу  уничтожения    многих  деятелей, бывших  друзей  и соратников  Ленина  (многие  из  них  жиды)  как  врагов  народа.  Она никак не  могла  примириться  и   с  ростом  «антисемитизма»  в  СССР,  и   с  тем, что  Сталин   не  принимает  Закон  о  защите  евреев,  как  это  сделал  Ленин  в  1918.
По  требованию   Сталина  5  августа  1938  года созывается  заседание  ЦК  ВКП (б).  К  сожалению,  о  выступлении  Сталина  и  членов  ЦК  пока  почти  ничего  не  известно.  Было принято   Постановление  ЦК  ВКП (б)  «О  романе  Мариэтты  Шагинян  «Билет  по  истории», часть 1, «Семья  Ульяновых».  Роман  Шагинян  осуждён  как  «политически  вредное  произведение». 


Но  главный  удар  сделан    по  вдове  Ленина:
Крупская,   «получив  рукопись  Шагинян,  не  только  не  воспрепятствовала    появлению  романа    в  свет,  но,  наоборот,   всячески  просвещала Шагинян  по  различным  сторонам  жизни  Ульяновых  и  тем  самым  несла  полную  ответственность  за  эту  книжку».

«Считать  поведение  Крупской  тем  более  недопустимым  и  бестактным,  что     тов. Крупская     сделала   всё    без  ведома     и  согласия  ЦК  ВКП (б),  за  спиной  ЦК  ВКП (б), превращая  тем  самым  общепринятое  дело  составления  произведений  о  Ленине  в частное  и семейное  дело  и выступая  в  роли  монополиста  и  истолкователя  общественной  и  личной  жизни  и  работы  Ленина  и его  семьи,  на  что  ЦК    никому  и   никогда  никаких   прав  не  давал» . 
В. А. Торчинов.  А. М.  Леотюк.  Историко-биографический  справочник.  СПб.,  2000.  С.  538.


Вдова  Ленина  (ей  тогда  уже  69    лет)   от  потрясения  слегла.

А  Мариэтту  Шагинян    ещё  дополнительно  долбанули  коллеги  из  Президиума  Советских  писателей.  Президиум  два  раза  рассматривал  вопрос  о её    книжке.  9  августа  1938  года  сначала    книжку  Шагинян  осудила  «шестёрка»  Президиума  (Фадеев, Ермилов,  Катаев,  Караваева, Лозовский, Рокотов).
 
Фадеев  изрёк:
  произведение  Шагинян   «получило  идеологически  враждебное  звучание»,  у  неё  получилась  «обычная   мещанская  семья  провинциальной  интеллигенции  80-х  годов»,  «она  начинает  вдруг  копать  всю  родословную  Ленина  и это  делается  так,  что  приобретает  ненужный  характер».
В  тот  же  день  состоялось  заседание  Президиума.   Присутствовало  40  человек.  Были  там   Алексей  Толстой, Щипачев,  Павленко,  Кассиль  и  Кольцов.  Большинство  присутствующих   -  неизвестные  и ничтожные    писатели,  среди  них,  естественно,  огромный  процент  писателей-жидов.   
Снова  выступил  Фадеев:
Жизнь  семьи  Ульяновых  Шагинян  изобразила   «в  мещанском,  пошлом  освещении».  «Применяя  псевдонаучные  методы  исследования  так  называемой  «родословной»  Ленина,  М. С. Шагинян  даёт  искажённое  представление  о  национальном   лице  Ленина,  величайшего  пролетарского   революционера,  гения  человечества,  ВЫДВИНУТОГО   РУССКИМ   НАРОДОМ     и   являющегося  его  национальной   гордостью».  Шагинян   «вольно   или  невольно  создала    произведение    идеологически   враждебное».
В  том  же  духи  выступали  и  жидовские  писатели. 
Президиум  Советских  писателей  объявил  Шагинян  «суровое  порицание».  Объявил  также  выговор  редакции  журнала  «Красная  Новь»  в  лице  Фадеева  и  Ермилова  за  напечатание   «идеологически   враждебного  произведения  М. С. Шагинян».

Второй    раз    вопрос  о  книжке  Шагинян  обсуждался  на  заседании  Президиума  3-его  сентября  1938  года.  Зачем  повторно?  Вероятно,  сверху  последовало  указание  быть  жёстче.  Предыдущее  решение   отменили  «как  неправильное».  Постановили   «всецело  одобрить  и  принять  к  неуклонному  руководству  постановление  ЦК  ВКП (б)    от  5-го  августа  1938    года  по  поводу  романа  Шагинян.  Признали, что  Правление  Союза  писателей  и его  руководящие  деятели  проглядели  выход  в  свет  «политически  вредного  и  идеологически  враждебного  произведения».  Объявили  М. С. Шагинян  выговор.  Объявили  выговор  редакции  журнала  «Красная   Новь»  в  лице  Фадеева  и Ермилова  «за  напечатание  политически  вредного  и   идеологически   враждебного   произведения  М. Шагинян» . 
Отечественные   архивы.  №  4,  1992.   С. 69 – 71.

А  вдове  Ленина  становилось  всё  хуже.   Её  доставили  в  Кремлёвскую  больницу,  где она  и  умерла  27  февраля  1939 года.  Гроб  с  трупом  вдовы Ленина   несли члены  Политбюро  во  главе   со Сталиным.  Похоронили    труп  вдовы  Ленина у  Кремлёвской  стены.  Сталин  был  доволен.   Наконец-то  вся   «семейка  Ленина»  в  могиле.   Остался   только    брат  Ленина  Дмитрий, но  он  был   самый  безопасный  из  «этой  семейки», ни  с  критикой,  ни  с  дурацкими  советами  не  лезет.

Шагинян  была  потрясена  и до  смерти  напугана.   Её  «Билет  по  истории»  запрещён.  Покровительница  Крупская  -   в  могиле.   Писатели  гадали:  арестуют  Шагинян  или  нет?   Но  её  не  арестовали.   Она  всё  же  напечатала  только  про  «калмыцкую  кровь»  Ленина  и   ни  слова  - про  «жидовскую  кровь».  Она  даже  заявила,  что  дед  Ленина  -  «украинец».   Сталин   решил,  что  Шагинян   послужила  инструментом  для  воспитания  писателей.  Шагинян  также  «правильно»  среагировала   на  критику.  Она  стала  писательницей,  на  долгое  время  преданной  Системе  и  лично  Сталину.
В 1942  году  её  приняли  даже  в  партию.  В 1950  сделали  членом-корреспондентом  Академии  наук  Армянской  ССР.  В 1951  ей  дали  Сталинскую  премию.
Когда  Сталин   после  окончания  войны    начал  расправляться    с  некоторыми     влиятельными   жидовскими  деятелями,   когда  арестовали   жидовских  «врачей-вредителей»,  когда  началась  компания  против  сионизма  и  «космополитизма»,    Мариэтта  Шагинян   послушно  помалкивала.

В  марте  1953  году  Сталин  на  своей  даче   под  Москвой  неожиданно   почувствовал  себя  очень  плохо,   и  свалился  на  пол.  Он  долго  лежал   на  полу  в  луже  собственной  мочи,  не  имея  сил  подняться.  Помощи  медицинской  ему   никто  не  оказал.  Потом  его  перенесли  на  диван,  и  снова  оставили  надолго  без  медицинской  помощи.  По  одной  из  версий,  Сталин  был  отравлен.  Потом  врачей  всё  же  вызвали,  но  было  уже  поздно.  Сталин  скоро  умер.  Сначала  его  поместили  в  Мавзолей  рядом  с  Лениным.  Потом   ночью  вытащили     и    закопали  у  Кремлёвской  стены.


11-го  октября  1956  ЦК  КПСС   принял  постановление  «О  порядке  изданий  произведений  о   В.  И. Ленине».   Это  постановление, на  радость  Шагинян,  отменило  постановление  ЦК  ВКП (б)  от  5-го  августа  1938  года – как   «ошибочное   и  в   корне   неправильное».   Что  такое  это  «ошибочное  и в  корне  неправильное»  Центральный  Комитет  не  разъяснил.
 В  стране  сохранялся  культ  Ленина,  даже  усиливался,  все  высокопоставленные  партийные  деятеля    объявили  себя  «верными  ленинцами».  Ограничение  власти    жидов  прекратилось.  «Антисемитизм»  Сталина   слегка  осужден.  Осуждался  и  «сионизм».   Поскольку  в  СССР  продолжал  утверждаться   культ  Ленина,   никакой  свободы  публикаций  о  Ленине  не  было  и  быть  не  могло.  Ленин  продолжал  считаться  «представителем  русского  народа». Под  запретом,  естественно,  оставался  и  его  дед-жид.   «Жидовская  кровь»    в  Ленине,  как  и  раньше,   -  это  срам,  который  надо  скрывать  от  русского  народа. 


В  1957  году  Шагинян  издаёт  новый  вариант  «Семьи  Ульяновых».  О  национальности  деда  Ленина  по  материнской  линии,  естественно,  -  ни   слова.




(продолжение следует)
« Последнее редактирование: Март 11, 2017, 01:50:44 pm от Глазунов-Блокадник »

Глазунов-Блокадник

  • Global Moderator
  • *****
  • Сообщений: 2204
    • Просмотр профиля
                           

Дебаты   в   Америке    о    деде     Ленина  (1954,   1960,  1961)

   
 
Дебаты  о  национальности  деда  Ленина  начались  в  Америке  в  1954  году.   Начал  их   Н. Валентинов.  Кто  таков?    Валентинов  -  это  псевдоним.  Настоящее  ФИО  -  Вольский  Николай  Владиславович. Родился  в  1879. Социал-демократ  (меньшевик).  После    Октябрьского  переворота  в  1917    приспособился    к  новому     Порядку  и  даже  немного  преуспевал.    Работал  в  ВСНХ,  восемь  лет  редактировал  торгово-экономическую  газету.  Несколько  раз  встречался  с  Лениным,  беседовал  с  ним,  занимался  «изысканиями» о  Ленине  и потому  полагал  себя  очень  большим  специалистом  по  Ленину.   В  1939  эмигрировал  из  СССР. 




Николай Валентинов

   В 1954  году  в  «Новом  журнале»,  который  издавали  жиды  в  Нью-Йорке  (книга 37,  страница  222)  и было напечатано  краткое  суждение  Валентинова  о  деде  Ленина:  «Какова  национальность  А. Д. Бланка?  На  этот  счёт существует  странное,  упорное  и непонятное  молчание.  Ни  в  одном  из  мемуаров  Ульяновых,  ни в  одной  биографии  Ленина  нет  на  это  ответа». Наивный  Валентинов  слышал,  правда,  что  в  Москве,  в  Институте  марксизма-ленинизма  хранятся  сведения  о  том, что  Бланк  родился  на  Украине  и  был  евреем  (Значит  слухи  о  том,  что  один  дед  Ленина  -  жид,  всё  же  распространялись  в  СССР).  Но  этим    слухам    Валентинов  не  верит.   И  «молчание»  об  А. Д. Бланке  наивный,  точнее глуповатый,  Валентинов  не  в  состоянии  связать  с     его  жидовской  кровью.

   «Говорить  с  уверенностью   о  еврейском  происхождении  Ленина  всё-таки  нельзя»,  -  полагает  Валентинов.   Скорее  дед  Ленина  -  «немец  из  Прибалтики».  Если  бы  он  был  евреем,  его  женитьба  на  немке  противоречила  бы    «в  какой-то   мере  нравам  и  порядкам  того  времени». 
   То  есть  никаких  документов  из  архивов  у  Валентинова    нет,  одно  пустое  умствование.


   Через  6  лет  Валентинова   снова  потянуло  высказаться  публично  на эту   же  тему,  хотя  за  эти  годы    никаких  документов  из  архивов  о  деде  Ленина  Валентинов  так  и  не  добыл.    Его  статья  «О  предках   Ленина» была  напечатана  жидами  в    «Новом  журнале»   в   №  61  за  1960  год.   
   «В  черносотенных  кругах,  -   снова  умничает  Валентинов,   -   пытались  доказать,  что  он  еврей,  что  отсюда  в  Ленине  течёт  еврейская  кровь,  и  все  беды  России,  попавшей  в  руки  Ленина,  идут именно  из  этого  источника.  Но  и  вне  черносотенцев  кое-кто  считал  и  считает  Бланка   евреем, но,  конечно,  крещёным.   Так  приходилось  слышать,  что  в  архивах  Синода  обнаружены  после  Октябрьской  революции  весьма  мерзкие  доносы  Бланка  на  своих  соплеменников.  Ни  один  биограф  о  национальности    Бланка  не  говорит.  Где   он   родился,  откуда  он  -  не  знаю,  но  уверен,  Бланк  -  не  еврей.  Трудно  допустить,  что  в  начале  20-го  столетия,  при  Николае  еврей   мог  быть  в    Петербурге  полицейским  врачом,   уже   совсем  надо  отвергнуть  мысль,  что  еврей,  даже  крещёный,  мог  в  то  время  стать  владельцем  крепостных  душ.  Мало  согласуется  с  его  еврейством  женитьба  на  немке  Гроссшопф  из  явно  состоятельной  по  тому   времени  культурной  семьи».
   То  есть  вместо  документов  снова  пустое  умствование.  И полное  незнание  даже  реального  положения  жидов  при  последних  царях.

   
   В  том  же    журнале  (№ 63,  1960, С. 286 – 287)  в  ответ  на  старческие   умствования  Валентинова   появляется  «Письмо  Историка».  Собственную  фамилию  автор  по  каким-то  причинам  предпочёл  скрыть.   «Историк»  поумнее  Валентинова. Он  согласен  с  версией,  что  А. Д.  Бланк  -  еврей.  Он  осознаёт  также  истину:
       «Большевики  скрывают  эту  еврейскую  примесь  в  Ленине». 


   «…я  вовсе    не  черносотенец,  но  как  историку  мне  этот  вопрос  интересен,  и я  помню, что  три  года  тому  назад  в  «Новом  русском  слове»  (тоже  жидовский  русскоязычный  журнал)  была  большая  статья  П. Берлина  (тоже  жид),  утверждавшего,  что  Александр  Дмитриевич  Бланк  был  родом  из  Одессы, был  крещеным  евреем  и  что  в  Синоде  нашли  дело  о  переходе  его  в  православие…  Отец  А. Д. Бланка, Давид  Бланк,  был  около  1800 г.   торговцем  или  банкиром  в  Одессе».

   «Историк»  привёл  один  яркий  пример, чтобы  отбросить,  как  мусор,  наивные  рассуждения  меньшевика  Валентинова  о  том,  что  еврей  в  те времена  в  России  не  мог  работать  полицейским  врачом,  не  мог  получить  дворянство  и крепостных,  не  мог  жениться  на  немке  «из  культурной  семьи».  «А  вот   еврей  Гильфердинг  во  время   правления  Николая  Первого  и  Александра  Второго  был  и тайным  советником,  и членом  Совета    Министров,  да  ещё  управлял  государственным  архивом».
   
   В  этом    же     номере    журнала  (С. 288 – 289)  была  опубликована      и    статья    А. Д.  Шуба  (тоже  жид)  «По  поводу  статьи  Н. Валентинова  и письма  в  редакцию  «Историка».  Шуб – автор   вышедшей    в  1948   году  в  Нью-Йорке  и переведённой  на  16  языков  биографии  Ленина.  Шуб  ссылается  на  рассказ    С. М.  Гинзбурга,  специалиста  по  еврейской  истории (тоже  жид).  Несколько  лет  после  Октябрьского  переворота  Гинзбург  работал  в  архивах  Ленинграда  в  фонде  Синода.  Искал  материалы  о  еврейских кантонистах  и  взрослых  евреях,  которые  переменили  веру  иудейскую  на  христианскую.   В  фонде  Синода  Гинзбург  и   нашёл  документы    об  одном  зловредном  еврее  -  фельдшере  Бланке.  Этот  Бланк  завалил  Синод  доносами  на  местных  евреев  и, особенно,  на   служителей  иудейской  религии.

   Но ни  одной  копии  об  этом  Бланке  Гинзбург  сделать  не  успел.  Прибыла  какая-то  Комиссия  и увезла  папку  с  документами  в  Москву.   Какой-то  архивариус  Синода  (его  фамилию  Гинзбург  не  назвал)  уверял, что  увезённая  папка  -  это  архивные   материалы  о  еврейском  происхождении  Ленина.
   Гинзбург  также  утверждал,   что  и Анна  Иоганновна  Гроссшопф,  жена  деда  Ленина  -  тоже  еврейка.  И  говорила  она  не  по-немецки,  как  рассказывали   в  своих  воспоминаниях  некоторые  родственники  Ленина,  а  на  идиш,  «который  очень  похож  на  немецкий».

   Как  видим,  уровень  дебатов  в  Америке  был  ниже  некуда. Ни  одного  документа  об  А. Д. Бланке  никто не  предоставил.  Переливали  с  глубокомысленном  видом  из  пустого  в  порожнее.  Приплели  сюда  даже  фельдшера из  Одессы  -  жида   Давида  Бланка, который  никакого  отношения  к  предкам   Ленина  не  имел.  Ведь  Бланков, и особенно  жидов  Бланков, было  множество   в  Российской  империи  и не надо  каждого  Бланка  хватать  за  хвост  и спешить  делать  из  него  предка  Ленина.

   Но  дебаты  в  Америке  также  показали,  что  хотя  многие  жиды  и  жидовствующие    и  любят  поучать  «гоев»:  «не  надо,  не  надо  копаться  в  родословных  вождей  Октябрьской  революции»,  «при чём  здесь национальность  Ленина?» – всё  же  среди    жидов  и  жидовствующих   в Америке  интерес  к  вопросу:  «Был  или  не  был  дед  Ленина  -  жид?»  -  никогда  не  исчезал.

     В    мае  1961  года    в     американском     журнале  «Социалистический  вестник»     (№ 5, С. 93 – 96)  упёртый  Валентинов  попытался  ещё  раз  «доказать»  миру,  что  дед  Ленина  был  не  жид,  но никому  ничего,  естественно,   доказать  не  смог.   Снова  были  лишь  одни   склеротические  умствования   престарелого  социал-демократа  (меньшевика).

   Прибавим, что  Николай  Валентинов  успел  ещё  немного  насочинять  про  Ленина.  В  Москве  в  1993  даже  была  напечатана  его  книжка  под  названием  «Недорисованный  портрет». Но  и там  ничего  нового  про  деда  Ленина, естественно,   престарелый  социал-демократ    сказать  не  смог.   В  «Социалистическом  вестнике»    дословно  были  повторены  те   бесплодные  умствования  Валентинова,   которые  раньше  были  уже  опубликованы  в  жидовском  «Новом   журнале».
   Главный  аргумент  Валентинова  всё  тот  же: 

   «Где  он    (дед  Ленина,    А.  Д.   Бланк)   родился,  откуда  он  родом  -  не  знаю,  но  уверен,  что  А. Д. Бланк  -  не  еврей». 
   Этот  идиотский  аргумент  ныне  тупо  повторяют  в  России  коммунисты  марксистско-ленинского  толка,  все  приверженцы  культа  Ленина.


   А  в  1964  году  Валентинов  навсегда  в  возрасте  85  лет  ушёл  из  дебатов  о  национальности  деда  Ленина  по  причине  своего  необратимого  перехода  в  мир  мёртвых.  Может  быть,  его  там,  в  мире  мёртвых,    и  встретил   жидовский  дед  Ленина   Сруль  Бланк,  и крепко  побил  палкой  за  ту  дурость,  которую    социал-демократ  (меньшевик)  Валентинов  о  нём  напечатал.   Этот  Валентинов  даже  не  знал,  что  настоящая  фамилия  жидовского  деда  Ленина  - Сруль  Бланк.



                   Открытие   капитана  бронетанковых  войск   
                        Александра    Петрова   в   1964  году


   Первым  известным  нам  открывателем  документов  в  архивах  Петербурга  (тогда     этот  город  назывался - Ленинград)   о  жидовском  происхождении  Ленина  была  Плесковская.  Это  было   ещё  в  1924  году.  Но  попытки    старшей  сестры  Ленина  Елизаровой  (Ульяновой)  опубликовать  сведения  о  жидовском  происхождении  Ленина  натолкнулись  на  запрет  Сталина.  Все найденные  документы  были  изъяты  и  надежно  спрятаны. 

   Прошло  40  лет.  Открывателем  новых  документов  в  архивах    Петербурга  (тогда  Ленинграда)  о  жидовском  происхождении  Ленина  стал  Петров  Александр  Григорьевич.   Кто  таков?  Родился  в  1899.  Русский  по  национальности. 30   лет  служил  в  армии.   С 1948  капитан  бронетанковых  войск  в  отставке.  С   1950  года  внештатный  сотрудник  Музея  истории  Ленинграда.  В 1964  руководство  музея  (Петрову  тогда  65  лет)  поручило  найти  местоположение  дома,  где  жили  дед  и мать  Ленина.  Петрову  тогда  крупно  повезло.  Он  не  только  нашёл,  что  искал,  но  попутно  наткнулся  на  сенсационные  документы  о  жидовском  деде  Ленина.   

   Сам  Петров  так  ничего  и   не  опубликовал.  Но   после  его  смерти   остался   Дневник   Петрова,    который  ныне  находится  в  Государственном  Музее  истории  Санкт -   Петербурга,  в  фонде  воспоминаний.  Дневник  охватывает  период  с    1955  по  1982.  Часть  Дневника   Петрова   (то,  что касается  А. Д. Бланка)  с  26  октября  1964  года  по  11  мая    1965    года  опубликована    в  альманахе  «Из  глубины  времён»  (№ 1.  1992.  С. 42  - 50).   Публикация  была  подготовлена  И. И. Ивановой.  Добавочные  сведения  о  капитане  Петрове  можно  найти  в  письмах  Шагинян  к  Штейну  и  в  статьях,  и  книжках  самого  Штейна.  Но  хотя  жид  Штейн  всегда  упоминает   русского  исследователя  Петрова,  Петров  у  него  всё  же, естественно,  -  в  загоне,  в  тени  самого  Штейна.

   Не  опубликованы  пока  и  письма  Петрова  к  Шагинян  о  жидовском  деде  Ленина.

   Из  ДНЕВНИКА   ПЕТРОВА   известно,  что   принялся   он   за  деда  Ленина    26  октября  1964  года.  А  уже  16  ноября  1964  года  в  Центральном  Государственном   Историческом  архиве  (ЦГИА)  -  на  Набережной  Красного  Флота, дом 4 -   капитан  Петров  обнаружил  первый  документ  об  А. Д. Бланке  -  формулярный  список  1840   года.  Потом  Петров  нашёл  ещё  несколько  формулярных  списков  за  разные  годы.   Потом,  просматривая  опись  Медицинского  департамента  за  1816  - 1825  годы,  Петров  наткнулся  на  дело  о  прошении  братьев  Бланков,  о  зачислении  их  в  Императорскую   Медико-хирургическую  академию.  Дело  это   он  получил  27  ноября  1964  года,  и  в  этот  день  и  было  сделано  открытие  о  жидовском  происхождении  Ленина.   В  деле  было  ясно  сказано,  что  братья  Бланк,  прибывшие  из  Житомира  в  Петербург  в  1820  году,  -  «ИЗ   ЕВРЕЕВ».    В  деле  также  ясно  сказано,  что  они  крестились  в  церкви  преподобного  Самсония.

   На  следующий  день, 28  ноября  1964  года,  капитана  бронетанковых  войск  Александр  Петров  запишет  в  своем   ДНЕВНИКЕ:  «Национальность  -  ЕВРЕИ,  вероисповедание  -  православное.  Крещение  в  С. – Петербурге  на  Выборгской  стороне  в  церкви  Самсония…   Таким  образом  - 1820  год  -  прошение,  1825  год  - дело  о назначении  врачом, 1840   год  - формулярный   список, 1842  год  -  формулярный  список, 1847  год  - формулярный  список,  - материал  для  биографии  основательный. 

   Петров  явно  выходит  за  пределы  узкой  темы,  указанной   ему  руководством  музея.  Но  как  было  не  выходить?  Еврейское  происхождение  Ленина  - сенсация!   Да  и  биография   деда  Ленина  нигде  не  напечатана.  У  Шагинян  про  него  совсем  немного.  Петров  уже  знает    об  этом  жидовском  деде  Ленина  много  больше,  чем  Главный  Официальный  АВТОРИТЕТ  по  биографии  Ленина.  И   он  продолжает  копать  глубже в  архивах  Петербурга  (тогда  Ленинграда),  а  в   декабре  посылает  запрос  также  и   в  Житомирский  архив  и   просит  дополнительные  сведения  об  А. Д. Бланке.

   24  декабря   1964 года Петров  посылает  к Шагинян  сообщение  о  том,  что  дед  Ленина  -  еврей,  а также  о  переходе  его  из  иудейской  веры  в  православие.   «Каков-то  ответ?!  -  записывает Петров  в  своём  ДНЕВНИКЕ.

   13  января  1965    года  Петров  записывает  в  ДНЕВНИКЕ:  «Пришло  письмо  от  М. С. Шагинян  (из  Ялты, Дом  Творчества).  Она  задаёт  вопрос,  где  гарантия,  что  это   не  какой-нибудь  другой  Бланк. Бланки  были  и немцы.   Все  документы,  мною  выявленные,   документы  одного  и  того  же  лица,  в  делах  1837, 1833, 1822  гг.  есть  автографы.  В «Российском   Медицинском   списке»  за  годы  с  1825  по  1838  нет  другого  Александра  Бланка.  М. С.  Шагинян  надо  самой  прочесть   документы.  Меня  из  всего  этого  занимает  вопрос,  когда  и где  родилась  Мария?   Петербург – ясно,  1835   год  -  не  ясно.  Мой  подсчёт -  1836  или  даже  1837 г.»

                 18  января  1965   года  Петров  записывает:
          «Письмо  от   Шагинян,  из  Москвы.  Собирается  17  быть  в  Ленинграде.   Остановится     в  «Астории»…   В  письме  она    хочет  каких-то  доказательств,  что  А. Д.  Бланк  -  это  А. Д.  Бланк. Я  этим  не  занимаюсь  и заниматься  не  собираюсь,  коль  скоро  это     её    область  деятельности.   Я  -  информатор.  Встретил  документы  -  ищу  адреса:   1.  где  жили,    2.  где  были  домовладения.  Остальное  не  моё.  Она  сообщает  о метриках,  полученных  в  1847  из  С. - Петербургской  Духовной  Консистории.  Посмотрим,   что  есть  в  ГИАЛО  (ГИАЛО  - это  Государственный  Исторический  Архив  Ленинградской  области).  Теперь  по  вопросам  другим.  Она  пишет:  «я  доктор  филологических  наук.  Много  работала  в  архивах.  Дилетантство  недопустимо  в  исторических  занятиях».
«Придётся  ответить:  «У  меня  есть   одно  звание  -  коммунист  с  гражданской  войны.  Профессия  -  техник,  значит -  точность.  Не  терплю  враньё  в  печатном  слове…  Площадь  и поле  -  понятия  разные,  и    Смоленской  площади  в  Петербурге  не  было.  Лейхтенбергский  не  был  шефом  больницы  и Воспоминание  неверно.  А. Д. Бланк  с  Урала  в  Карлсбад  никогда  не  ездил.  Это  вымысел.  Зачем?   «Не  обижайтесь»,  «поищите  хорошо!».  Я  очень  хорошо  понимаю,    как  нелегко  отказываться  от сложившихся  представлений».

Здесь  Петров  даёт  небольшую  трёпку  «доктору  филологических  наук»  Шагинян,  которая  излишне    высоко  себя  ставит,  обзывает   «дилетантом»  Петрова, а  сама  в  «Семье  Ульяновых»  наделала  много  элементарных   ошибок. Назвала  Смоленское  поле  в  Петербурге  Смоленской  площадью.  Написала,  что  больница,  где  служил  ординатором   А. Д.  Бланк  находилась  под  покровительством   герцога  Лейхтенбергского, а  это  не  так.  Написала,  что  А.Д. Бланк  ездил  с  Урала   на  минеральные  воды  в  Австрию, в  Карлсбад,  а он  туда  ездил  только  один  раз  из  Петербурга  в  1836.

19   января  Петров  записывает.
            «Около   9-ти  телефонный    разговор  с  Мариэттой  Сергеевной.  Сегодня  в    Центральном   Архиве  в  10  часов,  она  будет  и  хочет  заглянуть  в  дело  о поступлении  Д.  и  А.  Бланков  в  Медико-хирургическую  академию.   Ей  76  лет.  Слабый  слух  и слабое  зрение.  Нам  (т. е.  мне  и  ей)  могут   «заштопать    рот»  с  дедом.  Страшно!».

20   января  Петров  записывает:
 «Было   одиннадцать,  когда  я,  выйдя  на  улицу,  повстречал  М. С.  Шагинян. Хотя  условленно  было  в  10.  Получили  нужное  дело  Медико-хирургической  академии    о  прошении  Д.  и  А.   Бланков…  Документы  сфотографированы.  Она  их  повезёт  в  Москву  показывать  в  Институт   марксизма-ленинизма».


            21  января    Петров   с  утра  уже  в  ГИАЛО.     «В  пол-одиннадцатого     приехала   М. С.  Шагинян.  Сделали   снимки…   К  шести  часам  по  договорённости  я  пошёл  к  Шагинян  в  «Асторию»…  За  чашкой  чая  шёл  разговор  о  документах. Она  считала  находку  важной  для  биографии  членов  семьи  Ульяновых.  Она  говорила,  что  к  ней   пишут  письма  с  вопросами  о  Бланках  и  писем  немало.  Я  рассказал  свою  биографию.  Она  должна  знать…  В  начале  8-го  я   распрощался.  На память   получил  книгу  «Воскрешение  из  мёртвых»,  год  1964.   «Дорогому  товарищу  Александру  Григорьевичу  Петрову,  архивному  «первооткрывателю»  нужных  исторических  документов  с  чувством  сердечного  движения.  Мариэтта  Шагинян.  20. 01. 1965. Ленинград».
   
   2  февраля  пришёл  ответ  из  Житомира.  «Сведений  о  Бланках  в  архивах  нет».    24-го  февраля  пришло   второе  письмо  из  Житомира.   Нашлось  дело  о  мещанине  из  города     Староконстантиново  М. И. Бланке  (прадеде  Ленина).  Есть  сведения  также  о его  сыновьях.
7  марта  1965  года  Петров  записывает:  «Людмила    Ивановна  сообщила,  что   документы   о   А. Д.  Бланке  взяты  из  дел  как  в  ГИАЛО,  так  и   в  ЦГИА  и  отправлены  в  Москву   в  Институт  Марксизма-ленинизма.  А  что  дальше?  Поживём  увидим».

13   марта  Петров  записывает: 
            «После   обеда  был  в  Музее  (крепости)».  Речь  идёт  о    Петропавловской     крепости,  где  находился  филиал  Музея  Истории  Ленинграда.

             Далее  он  записывает:               «…беседа  с  товарищами   о  моих  занятиях  в  музее  по  вопросу  об  А. Ульянове    (адрес  последней     квартиры)  и   о    А. Д. Бланке  (адрес  его  в  С. – Петербурге).   Эти  вопросы  в  ведении  Института.  Я  объяснил,   что  занимаюсь  этими  вопросами  по  заданию…  Музея,  а  не  сам…  Составил  справку  об  адресе  А. Д. Бланка, сегодня  её  и  другие  материалы   сдам  в  Музей».
           Петров  не  сообщает,  откуда  были   «товарищи»,  которые  его  посетили  в  Петропавловской  крепости. Из КГБ?  Или  из  Обкома  КПСС?

           14       марта:  «вчера  ездил  в  Музей,  передал    (Л. Н. Беловой)  справку  об  адресе  А. Д.  Бланка  и сообщил  попутно  биографические  данные  А. Д. Бланка».


            11  мая  1965    Петров  записывает: 

          «Звонил   некто    Штейн.  Он  давно  занимается  А. Д.  Бланком.  Мой  телефон  получил  у   М. Шагинян.  Она  в Ялте.   Переиздавать   «Семью  Ульяновых»  собираются  в  1966 г.  с  дополнениями, если  будет  согласие  Института.  Поживём  - увидим».



                    «Некто   Штейн»    и   снова   Мариэтта   Шагинян

   Кто   таков   этот   «некто   Штейн»,  который  звонил  капитану  Петрову  и  который  уже  «давно  занимался»   жидовским   дедом  Ленина?   Его   полное   ФИО  -  Штейн  Михаил  (Мойша)   Гиршевич.  Родился  в  1933.    Жид  по  национальности.  В   1957  закончил  Ленинградский     Физико-экономический  институт.  С 1963  работал   преподавателем  экономики  в  Индустриальном  техникуме    Петербурга  (тогда Ленинграда).

Он  когда-то  что-то   слышал  от  своих  соплеменников  о  тайне родословной  Ленина,  а когда  купил  и  прочитал  книжку  Шагинян, ещё больше  заволновался.  Почему  эта  учёная дама, самый  большой, официальный    АВТОРИТЕТ     по  Ленину,  упорно  молчит  о  национальности  деда  Ленина,  А. Д. Бланка.  Штейн  всем  своим  существом  жида  чуял, что  этот  дед  Ленина  - его соплеменник.  Но  нужны   были  доказательства.

«Я  решил  дойти  до  Истины», -   напишет   Штейн  потом  в  своей  книжке.
Он  ещё  в  1964  начал  отправлять  письма –  запросы  в  разные  инстанции  и  разным  людям, от которых  наивно  надеялся  узнать  о  национальности  деда  Ленина.  Написал  он  и  Шагинян.  7  января  1765  Шагинян  из  Ялты  отвечает  Штейну:
«Уважаемый  Михаил  Гиршевич!  К  сожалению,   пока  не  могу  написать  ничего  утвердительного  о родословной  отца  Марии  Александровны.  В  воспоминаниях  её  сестры  Анны  и  её  дочери  Анны  Ильиничны  сказано  только  одно:  А. Д. Бланк  был  «малоросс».  Ни  о  каких  родственниках  А. Д. Бланка  нигде  в  воспоминаниях  я  ничего  не  нашла. 

Есть     сведения,  что    в    Ленинграде     ведутся     розыски,  но  я  уже  5  месяцев  живу  по  болезни  в  Крыму  и  не  могу  ничего ни  узнать,  ни проверить.  Шлю Вам  привет».

Шагинян  хитрила, скрывала  от  жида  Штейна  очень  важное.  Еще  24  декабря  1964  года    Александр  Петров  послал  ей  письмо,  где  сообщил,  что   дед  Ленина  -  еврей.  И  это  письмо  Шагинян  получила     ещё  до 7  января,  иначе,  откуда  она  узнала,  что  «в  Ленинграде  ведутся  розыски». Это   жид  Штейн,  получив  её  письмо,  наивно  и гордо  подумал,  что  речь  идёт  именно  о  нём,   всесведущая  Шагинян  пронюхала    каким-то  образом,  что  он  начал    искать  сведения  о  деде  Ленина.   Но  Шагинян   имела в виду  разыскания     Александра  Петрова.

В Петербурге  (тогда  Ленинграде)  жило  более  100  тысяч  жидов,  для  них  вопрос  о  жидовском  происхождении  Ленина  был  очень  волнующим,  и нет  ничего  странного  в  том,  что  один  из  них – жид  Штейн  Михаил   (Мойша)   Гиршевич    особо  заинтересовался  этой  темой  и  даже решил  добыть  доказательства  в  архивах.

Весьма  странно  лишь  то, что  Штейн  Михаил  (Мойша)  Гиршевич, сравнительно  молодой, 32  года, энергичный,  устремлённый  докопаться  до  истины  о  деде  Ленина,  появился  в  том  же  самом  архиве  (ЦГИА),  где  этой  же  темой  уже  занимались  и  капитан  Петров,  и  Шагинян.   И  появился  в  то  же  самое  время  -  в  январе  1965  года,  когда  над  документами  о  жидовском  происхождении Ленина  работали  и Петров, и Шагинян,  когда   работники   архива  для  Шагинян   делали  фотокопии  документов.   Документы  в  ЦГИА   были  сфотографированы  19  января,  документы  в  ГИАЛО  -  20  января.   И      Штейн  Михаил  (Мойша)  Гиршевич сразу  же  выходит  именно  на  тот  ГЛАВНЫЙ   ДОКУМЕНТ  №  59,  который  доказывает, что  дед Ленина  -  жид.   Ему,  Штейну,  даже  сразу  не  могут  выдать  этот  документ,  ибо  этот  документ  был  в  работе  у  Петрова,  и   с  него  снимали  фотокопии  для  Шагинян.


   Здесь   две  версии.  Либо  имело  место    редкостное  случайное  совпадение. Так  в  жизни  бывает.  А  может  быть,  «энергетический  двойник»   Мойши  Штейна    заметил   «энергоинформационный  всплеск»  о   деде  Ленина   в  Петербурге  (тогда  Ленинграде)  и  «повёл»  в  место  «всплеска»,  в  Центральный  Государственный  Архив,  своего  «хозяина»    Мойшу  Штейна.  «Всплеск»  же   мог  быть  вызван  возбуждением  Петрова, Шагинян  и  архивных  работников  (а среди  них  много  жидов)  от  сенсационной  новости.  Ведь  многие  архивные  работники  были  взволнованы  приездом  в  их  учреждение  главного  АВТОРИТЕТА  по  Ленину.    Зачем  приехала?  И  те, кто  снимали   фотокопии  для  неё  с  документов,    сразу  же  обратили  внимание  на  ДОКУМЕНТ  №  59  о  жидовском  происхождении  деда  Ленина.  «Ага, вот  что  её  интересует  больше  всего!».  Возбуждение  охватило  немалую  часть  работников  архива.  И  тот, кто  хоть что-то  понимает  в   «эзотерике»,   вполне  может  предположить,   что  Мойша  Штейна    был  просто  «приведён»  своим   невидимым  двойником  в   ЦГИА.

   Либо  была  «наводка».  В  архивах  после  находки  и приезда  главного  АВТОРИТЕТА  по  Ленину,  Шагинян, сотрудники, действительно,  заволновались.  Особенно  заволновались  жиды.  (Жиды  в  архивах  России  -  это  весьма  любопытная  тема  для  исследований).  «Зачем  приехала? А,  приехала  за документом  о  жидовском  происхождении  деда  Ленина.  За  ДОКУМЕНТОМ  №  59».  И  от  жида  к  жиду  пошла  быстро  распространяться  по  Петербургу  (тогда  Ленинграду)  возбуждающая  для  них  новость  об  открытии  документов,  доказывающих,  что  дед  Ленина – жид.   Кто-то  из  жидов,  зная, что  Штейн  интересуется  дедом  Ленина, может  быть,   и   передал  Мойше  Штейну   эту  новость.   И  он сразу    помчался  в   ЦГИА.   

     И  сразу  же  потребовал   ДОКУМЕНТ  №  59.

   Увы,  сразу  не  дали.   Не  смели  дать, если  бы  и хотели.  Документ  был  ещё  в  работе  у  Петрова  и Шагинян.

   Получил  Штейн    ДЕЛО  № 59  о  поступлении  братьев  Бланк  в  Медико-хирургическую  академию  только  3  февраля  1965  года.  Возбуждение  Мойши  Штейна,  по  его  словам,  было  неописуемое.   Дед  Ленина  -  точно  еврей!  Лежащий  перед  Мойшей  Штейном  на  столе  в  читальном  зале  ЦГИА   документ  неопровержимо  доказывал  этот  факт.  «С  первой  минуты  ознакомления   с  первым  в  моей  жизни  архивным  делом   я  понял,  что я  сделал  открытие».   Мойша  Штейн  даже  записал  точное  время  своего  «открытия»:  3 февраля  1965  года,  13  часов,  15  минут.

На  лист  бумаги,  приложенный  к  делу  №  59, на  котором   уже  была  написана  фамилия   - Петров,  и  была  подпись  этого  Петрова,  и дата -  27 ноября  1964  года,  когда  Петров  первый  ознакомился  с  этим   делом,  возбуждённый  Мойша  Штейн,  не  обратил     внимания.
Мойша  Штейн  сразу  пишет  письмо  Шагинян,  ожидая  от неё  большую  похвалу  для  себя  за  «великое  открытие», но, увы  для  бедного  жида,  получил  ушат  холодной  воды  на  свою   разгорячённую  голову.


7   мая  1965  года  Шагинян  написала ему  из  Ялты:
«Уважаемый  Михаил  Гиршевич!  Генеалогия  отца  Марии  Александровны  точно  выяснена  благодаря  находке  в  архиве  нужных  документов.  «Находку  сделал   ленинградец, Александр  Григорьевич  Петров, его  телефон  и адрес:  Моховая, 25, кв. 8.  311 – 61.  Об этом  мною  было  доложено  в  Институт  марксизма-ленинизма.  «Семья  Ульяновых»  (1-я часть,  где  говорится  о  родословных  отца  и матери)  будет  переиздаваться,  вероятно,   в  будущем  году,  и я  надеюсь  получить  разрешение  на  публикацию  этих  новых  данных.  Сердечный  привет  М. Шагинян.
                   

P. S.  Я  смотрю  на   понятие  национальность  абсолютно, как  Вы,  т. е.  не придаю  ни  малейшего  значения,  кроме  фактического  и исторического. Но  напоминаю  Вам,  что моя  книга  «Семья  Ульяновых»  была  изъята    на  22  года (а  я  за  неё  порядком  пострадала)  из-за того, что   открыла  калмыцкое  происхождение   в  роде  отца  (Ленина),  и  этим  воспользовались  фашистские  немецкие  газеты  в  37  году».

Итак,    Мариэтта  Шагинян    признала  открытие  за   Петровым,  а не  за  Штейном. Но  обиженный  Мойша Штейн  хочет  известности.  Он  пишет  статью  «Врач  Александр   Дмитриевич   Бланк  -  дед  Владимира  Ильича  Ленина»  и  посылает  в  «Медицинскую  газету».  Там  ошарашены. Там  всем  очень  интересно.  Но  ведь  печатать  никто  не  разрешит, одни неприятности,  статью,   конечно,  не печатают.   Мойша  Штейн  об  отказе   редакции  в  раздражении  и унынии    пишет     Шагинян.   

15  мая  1965  года  она  отвечает  Штейну  из  Ялты:
«Я  всё-таки  надеюсь,  что  мозги  у  людей  прочистятся,  и  они  перестанут  делать  вредные  глупости!  Придёт  время, -   и  Ваша статья  будет  напечатана»
«Теперь  очень  важный  вопрос:  я  бы  с  благодарностью  использовала  хоть  снимок  в  новой  книге,  если  бы  Вы  мне  написали  точно, где  Вы   заполучили   его   (деда  Ленина)   портрет.  Ведь  до  70  года  хоть  фотографии  и были, но  у  вас  круглая  рамка,  значит  портрет  маслом  или  гравюра».

«Здесь  ходят  слухи,  будто какие-то  работники  архива   «пострадали»  за  допуск  к  документам.  Правда  ли  это?  Спросите  хоть  у  Петрова».

Мойша  Штейн  весьма  интересуется,  когда  сама  Шагинян  пробьёт  в  печать  факт  жидовского  происхождения   Ленина.  У  самого  Мойши  Штейна  силёнок  для  этого  нет.

28   марта  1965  года  Шагинян  пишет  Штейну  из  Ялты:
«Дорогой тов.  Штейн,  лежу  больная  и  запустила  свою  корреспонденцию.  Вы  спрашиваете,  когда  переиздадут  «Семью  Ульяновых».   Упомянуть  в  новом  издании  о новых  данных,  открытых  в  архиве  о генеалогии  матери  Ленина  мне  запретили,  а  я  запретила  печатать «Семью  Ульяновых»  без  этих  данных.  «Роман-газета»  вынуждена  была  в  силу  моего  отказа   выпустить  «Первую  Всероссийскую»  (вторую  часть  трилогии)  без  «Семьи  Ульяновых».  Больше  я  ничего  не  смогла  сделать  и мне  ТОШНО  от  такого  непонятного  для  меня  запрета.  Это  не  только  отвратительно,  но и  политически  глупо.   Пошлите  фотографии,  буду  Вам очень  благодарна.  Если   Вы  сможете  повидать  Петрова,  скажите ему,  что   я  была  просто  ошеломлена,  узнав,  будто  работников  архива  постигла  какая-то  неприятность.  Если  это  их  сможет  утешить,  пусть  сообщит   им,  что  и  мне  самой  не  легче.  Я  никак  не  думала,  что    всё   так  обернётся».

Бедная,  бедная  старушка.  Ей  уже  77  лет, а   мудрости  никакой.  Она  даже  не  в  состоянии  понять  причину  запрета.    Даже  Сталин  её  учил,  но  не  помогло.   Она  просто  замолчала  надолго  на  эту  тему, но  так  ничего  и не поняла. Она  не  в  состоянии  была  понять,  что  в  стране,  в  русском  народе     власть  продолжает  утверждать  культ   Ленина.  Она не  в  состоянии понять,  что  в  стране,  где  большинство  русских  «не   сильно  любит  жидов»,  жидовская  кровь  в  жилах  Ленина  -  страшный  компромат  на  Ленина  и  на  КПСС.   Наивная  старушка  пишет  Мойше  Штейну  о том,  что  «политически  глупо»  скрывать    еврейское  происхождение    Ленина.   На  самом  деле   для  тогдашней  власти,  как  и для  Сталина,   политически  глупо рассекречивать  этот   «позорный»  факт.   Ибо  этот  факт  -  взрывчатка  для  разрушения  коммунистической  системы,  которая  вся  построена  на  культе  Ленина.   А  понять всё  это  Шагинян   мешало  не  только  её  политическое  недомыслие, её  плоское  мышление,  но  также  и её  армянское  происхождение.  Армяне  близки  евреям  по  многим  показателям,  и потому  армянам  трудно  понять,  что  жидовская  кровь    сильно  позорит  Ленина  в  глазах  русского  народа.

Старушкой  были  весьма  недовольны   в Институте  Марксизма-ленинизма  и   в  ЦК  КПСС.  Был  собран  необходимый  материал  на неё.  Ведь  ещё  в  1938  Политбюро,    Сталина  и  Президиум  советских  писателей  сурово  осудили  её   «политически  вредное»  сочинение  о Ленине  и  её «нездоровое  любопытство»  к  родословной  Ленина.  А  теперь  она  снова  копается  в  родословной  Ленина  и даже мечтает  опубликовать  документы,  доказывающие,    что  дед  Ленина  -  жид.   Вряд  ли  она,  в  отличие  от  старшей  сестры  Ленина  Елизаровой (Ульяновой),    стремится  использовать  факт  жидовского  происхождения  Ленина  для  борьбы  с  антижидовскими  настроениями  в  русском  народе  и  в  партии.  Вероятно,  она  всё  же    искренне  не  понимает,  что   жидовская  кровь  позорит  Ленина  в  глазах  русского  народа.   Эта  Шагинян   просто  дура. 
Подробности    бесед  Шагинян  с  руководителями  Института  марксизма-ленинизма  пока  не  опубликованы.  Кто  конкретно  ей  запретил?   Руководитель  Института  Поспелов  или  главный  идеолог  КПСС  Суслов?

Не  забыли  и Мойшу  Штейна.  В  конце  февраля  или  начале  марта 1965  года  (Штейн  точно  не помнит)  его  вызвали  в  Смольный.  Там  тогда  располагался  Ленинградский    Обком  КПСС.  Жида  Мойшу  Штейна   принял    «для  вздрючки»  заместитель  заведующего  Отделом  пропаганды и  агитации  Ю. И. Сапожников.
Мойша  Штейн  описал  эту  встречу  так:

«Мы  вам   не  позволим   позорить  Ленина!» -  сказал  он.  От  такой  фразы  я опешил.  Но   тут  же  сообразил,  что  мой  собеседник  великолепно  понимает  оскорбительный  смысл  сказанных  слов,  а  также  и  то, что  жаловаться  мне  некуда.   Никто не  поверит,  а  меня  обвинят   в  клевете  и  в  чём  угодно  другом.  Сила  на  его  стороне.  «А  что,  быть  евреем  это  позор?»  -  спросил  я  своего  собеседника.  «Вам  этого   не  понять»,  -  последовал  незамедлительный  ответ.  «А  как  же  тогда  с  Марксом,  ведь  он  тоже   еврей?»  - вновь  задал  я  вопрос.  «К  сожалению»,  -  ответил  мой  собеседник» .
 М. Г. Штейн.  Ульяновы  и  Ленины.  Тайна  родословной  и  псевдонимы.  СПб.,  1997.  С. 23  -  24.

«Работу  пришлось  прекратить».  Целый  год  Мойша  Штейн  боялся   ходить  в  архивы.   Вероятно,  из  Обкома  КПСС   позвонили   не только  в  архивы,  но  и на  его  работу  и  дали   соответствующие  рекомендации  директору    Индустриального  техникума  Н. Г. Сенских  присматривать  за  жидом   Штейном, страдающим  «нездоровым  любопытством»  и  жаждой    мировой    известности.   Ни    в  Самиздате,  ни в  Тамиздате  (за  границей)   он    не  рискнул  ничего  напечатать  о  жидовском  происхождении  Ленина. Нагнали  на  «бедного  жида»  всё  же  страху.  Замолчал  Мойша  Штейн  на  целых  25  лет.  Но  Мойша  Штейн  молчал  всё  же  «не    абсолютно».  И у  Шагинян  были  всё  же основания   для  подозрения  на  его  счёт. 

                24  октября  она пишет  Штейну  письмо   из  неврологической  больницы  Москвы:
 
«Дорогой  тов.  Штейн!  Только  недавно  вернулась  из-за  рубежа,  где  три  месяца  работала  в  архивах, вернулась  больная  и  сейчас  лежу  в  больнице.  Пишу  Вам  потому,  что меня  в  Москве  друзья  встретили  такой  новостью: «Оказывается,  вовсе  не  Вы  «открыли»,  кто   был  отец  Марии  Александровны,  а  историк  Штейн  из  Ленинграда,  вся  Москва  об  этом  говорит».   Это,  действительно,  новость  для  меня,  тем  более  что  не  я  «открыла»,  а,  как я указала  всюду,  Александр Григорьевич Петров, известивший меня  о  найденных  им  в  архивах  документах.  Моя  заслуга заключалась  в  том,  что  я  проверила,  получила  фото  и  сумела  сохранить  эти  фото  для  будущих  историков.  Кроме  всего  прочего  приняла  на  себя  удар  за  это.  До сих  пор он,  этот  удар,  чувствуется  в  моей  литературной  судьбе.  Но  я  надеюсь   –   люди  поймут,   какую  подлую  и  глупую  позицию  по  отношению  к исторической  истине  они  заняли,  ни  соответствующую  ни  коммунизму,  ни  вообще  научной  ясности.

Но   я   бы  хотела  от  вас  узнать,  откуда  эти  слухи  о  том,  что  вы  первый  открыли.  И  правда  ли  это?  А  что  же  Петров?  Напишите  мне,  пожалуйста, но скорей,  по адресу  больницы  (а  я  в  ней, наверное,  пробуду  до  10  ноября)».  Это  её  письмо  Штейну,  также  и другие  её  письма  Штейну  опубликованы  в  альманахе  «Из  глубины  времён»  (СПБ., 1992.  № 1.  С.   35  -  39). 


В  примечании  к  этому  письму  Штейн  написал:  «Я  вернулся  из  армии  6  ноября  и сейчас  же  отправил   М. С. Шагинян  письмо,  в  котором  указал,  что я  не знаю  от кого  идут  слухи,  и  указал  дату,  когда  я  прочитал   документы  -   3  февраля  1965 г.»
Мойша  Штейн, конечно,    дурил  старушку.  Он  ведь  молчал  «не  абсолютно»,  хотя и очень  боялся  обкома  КПСС  и   КГБ.   Время  было  уже  всё  же не  такое  страшное  для  непослушных  элементов,  как  при  Сталине.  Штейн  ещё    в  1965  послал  статью  об  А. Д. Бланке  в  «Медицинскую  газету».  Он  послал  письмо  И. Эренбургу. Может  быть,  и  ещё   куда-нибудь  кому-нибудь    написал.  Не  будем  наивными,  не  будем  сомневаться  в  том,  что  Мойша  Штейн  всё  же рассказал    некоторым  разным  жидам, кому  доверял,  о  том,  что  собственными  глазами    видел  в  архиве  документ  о еврейском  происхождении  Ленина.  И,  конечно же, он  не  рассказывал  своим соплеменникам о  том,   что  именно  исследователь    Петров  из  Петербурга  (тогда  Ленинграда),  а не он, Мойша  Штейн,  первый  обнаружил     Дело  №  59. 

От  жида  Штейна – к  другим  жидам,  от  каждого  из  них  - к  следующим  жидам  и так далее  (скорость  распространения  такой  возбуждающей   информации  в  жидовской  диаспоре – поразительная!)  - и уже  скоро  тысячи    и тысячи  жидов  в    разных  городах  СССР  знали,  что   «еврейский  историк  Штейн  из  Ленинграда»  открыл  в  архивах  сенсационные  документы  о  еврейском  деде  Ленина.

Как  раньше  не  знали  об  открытии  Плесковской,  но  приписывали  открытие  жидовского  происхождения  Ленина  Елизаровой (Ульяновой),  так  и теперь  почти  никто   не знал  ничего  о  скромном  капитане  бронетанковых  войск Александре  Петрове,  а приписывали  открытие  сначала  Шагинян,  а потом  отодвинули  в  сторону  и Шагинян  с  Петровым  и  стали  приписывать  открытие  исключительно  жиду  Штейну.   Так  что  вопрос  Шагинян  к  Штейну: «Откуда  эти  слухи?»  -  очень  наивный.  Ведь  ясно  же  откуда  -  ОТ  ЖИДОВ!  Так  уж  устроен  этот  народ.  Жиды  часто стремились  и стремятся  приписывать  достижения  других  себе,  чтобы  потом  похваляться:   «Мы, евреи,  самые  умные,  самые  одарённые!».


Закончим  о  Шагинян.  Она,  конечно,  много  переживала  по  поводу  того,   что    её потрепали  партийные  чиновники.   И  по поводу  того, что не  смогла   рассказать  своим  читателям   о  еврейском  происхождении  ее  любимого  Ленина.   Но  в  1969  году  Шагинян  всё  же протащила  в  новое  переиздание  «Семьи  Ульяновых»  намёк  на  жидовское  происхождение  Ленина.    Она  написала  там:  «Отец  обеих  девушек,  Александр  Дмитриевич  Бланк,  был  родом  из  местечка  Староконстантиново  Волынской  губернии».  Жиды  и  просвещённые  русские  читатели  (правда,  таких  было  немного)  могли  легко  отсюда  понять,  кто  по  национальности  дед  Ленина.

«…из  местечка  Староконстантиново»  -  «из  местечка!»  -  «местечковые  жиды»  -  «жиды  из  своих  местечек  ринулись  заселять  Россию  после  1917  года!»…    Не  города, не  деревни  и  сёла,  а  местечки.  Места концентрации  жидов  в  западной  части    царской  России.

Дед  Ленин    жил  в  местечке…  Дед  Ленина  -  жид! 

В  ЦК  КПСС  и   в  Институте  Марксизма-ленинизма  или  не  поняли,  или сделали  вид, что  не  поняли  это  -  «из  местечка».  Может,  решили,  что  основная  масса  русского  народа    не  поймёт   «намёк»   писательницы.    В  1972   году  Шагинян  даже  дали  Ленинскую  премию.

А  в  1982  году  и  Мариэтта   Сергеевна  Шагинян  тоже  перешла  в  мир  мёртвых. Оставшиеся  в  здешнем  мире  фотокопии документов  о  жидовском  деде  Ленина  из  её  личного  архива,  по  утверждению  Штейна,  были  изъяты  сотрудниками  КГБ.  Может  так  и   было,  но    это  своё  утверждение  Мойша  Штейн  ничем   не  доказывает.

Что ещё  можно  добавить?  Никакие  материалы  из  личного  архива  Мариэтты  Шагинян,  которые  имеют  отношение  к  жидовскому  происхождению  Ленина,  до  сих  пор  не  опубликованы. 

(продолжение следует)

               
« Последнее редактирование: Март 11, 2017, 02:00:02 pm от Глазунов-Блокадник »

Глазунов-Блокадник

  • Global Moderator
  • *****
  • Сообщений: 2204
    • Просмотр профиля
Анатолий  Глазунов (Блокадник). Сталин о национальности Ленина: "МОЛЧАТЬ АБСОЛЮТНО!"
(продолжение).


 Трёпка   архивариусов   в  1965 


Мойша   Штейн  называет  события  1965  в  архивах  -  погромами.  Жиды  любят  это  слово.    Оно  их  ужасает  и вызывает  состояние  сладострастного  мазохизма.   Они  очень  любят  говорить  о   погромах.  Наверное, Штейн  ещё  и потому  называет  эти  события  погромами,  что   часть  «пострадавших»  -  жиды.

На самом  деле,  никаких   погромов  в 1965  году  не  было.  Просто  немного  напугали  и потрепали  архивариусов.  Никому  из  архивариусов  не  проломили  голову  железным  шкворнем, никто не покончил  самоубийством, не  повредили  никому  никакого  имущества, никого  не  посадили  ни  в  тюрьму, ни в  психлечебницу, хотя  КГБ  в то  время    практиковал   изоляцию  инакомыслящих  в  психлечебницы, чаще    с  диагнозом  «вялотекущая  шизофрения».  Время   было  уже не  то.  Партия  ослабла  и  поглупела.

Начиналось  всё  так. Когда  Шагинян  обратилась  в  Институт  марксизма-ленинизма  при  ЦК  КПСС  за  разрешением  напечатать  в  следующем    издании  «Семьи  Ульяновых»  данные  о  жидовском  происхождении Ленина  и предоставила  фотокопии  документов,  найденных  Петровым  в  архивах, - там, в  Институте  марксизма-ленинизма,  естественно,  всполошились.  Кто  допустил  утечку  важной  и опасной  информации  из  архивов?  Кто  ещё,  кроме  Петрова  и Шагинян,  там  копал  и копает  о  жидовском  деде  Ленина?   Во  главе  Института  марксизма-ленинизма  тогда,  с 1961  по  1967,  стоял  академик  Поспелов Пётр   Николаевич.  В  тогдашней  партийной  элите -  фигура  крупная.  Один  из  авторов  «Краткого  курса  истории  ВКП (б)»  и  книги  «Иосиф    Виссарионович  Сталин.  Краткая  биография».  Мало  кто  знает, что  Поспелов    готовил  доклад  «О  культе  личности  и его  последствиях», который Никита  Хрущев  зачитывал  потом  на  закрытом  20-ом  Съезде  партии  25  февраля  1956  года.

Сообщил  ли Поспелов  «наверх»  о  «чрезвычайном   происшествии»?  В  то время   главной  фигурой  в  идеологии  был  Суслов  Михаил  Андреевич. Соратник  Сталина. Жидов  «не  очень  любил».  Карьеру  сделал   на  борьбе с   «жидовскими  уклонами»  в  партии  (троцкистская группировка, группировка  Каменева  и Зиновьева, группировка  Бухарина  и др.).  Один  из  организаторов  разгрома  наглого  так  называемого  «Еврейского  антифашистского  комитета».  Все  эти  его  дела  даже  были  полезны  для  страны  и немного  ослабили  позиции  жидов  в  СССР.   Но  Суслов, конечно,  не  дозволял какую-либо  деятельность  против  экспансии  жидов.   Вся   литература  по  русско-жидовскому  вопросу,  написанная  русскими  исследователями,  как   и   при  Сталине,  была  запрещена.   К  тому  же  Суслов  был   патологический  догматик.

С 1952  Суслов  - член  Президиума  ЦК.  После  смерти  Сталина  был  выведен  из   состава  Президиума, но с 1965  Суслов  снова  член  Президиума  ЦК, а после  переименования   этой  структуры, с 1966 – член  Политбюро  ЦК.  Суслов  - одна из  самых  влиятельных  политических  фигур  при  Хрущеве, он  же   и  главный  организатор  скидки  Хрущева.  При  Брежневе  командовал  всем   идеологическим  аппаратом  и отвечал  за  идеологию  партии  и государства.   До  самой  своей  смерти  в  1982 он фактически  заведовал  Отделом   агитации  и пропаганды  ЦК  КПСС.  Но Суслов  не  Геббельс, всегда  бывший  на  виду.  Суслов  -  серый  кардинал  в  СССР.  Суслов  - главный  политический  деятель,  который  определял  политику  КПСС. Сам  Брежнев  его  слушался.  Именно  усилиями  этого, похожего  на  глиста  человека,  срок  жизни  компартии  с  её  реакционной,  ненаучной, смердящей  идеологией  марксизма-ленинизма-последышизма  - был  немного  продлён. 

Сообщил   ли  Поспелов  «серому  кардиналу»  и  Брежневу  об  утечке  важной  информации  из  архивов  о  жидовском  деде  Ленина?   Об  этом  трудно  и опасно  было  докладывать?  Мариэтта  Шагинян рассказала  как-то    писательнице  А. Я. Бруштейн  и писателю  Корнею  Чуковскому, что,  узнав   о  документах  про  жидовского  деда  Ленина, которые  она  видела  в  архивах  и   с  которых  для неё  даже  сделали  фото,  академик   Поспелов  пришёл  в  ужас:
«Я  не   смею   доложить  об  этом» . 
  К. И. Чуковский.  Дневник, 1930.  -  1969.  М.,  1988.  С. 155.

Но  опасно  было  и  скрывать.


О  реакции  Суслова  и  Брежнева   пока  ничего  неизвестно. 
Известно  лишь,  что  руководство  Института  Марксизма-ленинизма    послало  строгий    запрос    в      Главное    Архивное     Управление    (ГАУ).    Его    начальник   Г. А.  Белов      срочно  8-го  марта  1965  подписал  командировку  в  Петербург  (тогда  Ленинград)  начальнику    Отдела    комплектования,  экспертизы     и    учёта  архивных  фондов  ГАУ  -   Т. Г. Коленкиной.



 

Начальник Главного Архивного Управления  Геннадий Белов


В    докладной  записке    своему  начальнику  Белову  от  23 марта  о  результатах   своей   командировки  Коленкина   доложила,  что  поработала  в  фондах  архивов  Ленинграда  -  7  дней  и  хорошо  изучила  выявленные  документы  об  А. Д.  Бланке.  Она  доложила,  что некоторые  лица  всё  же  успели  сунуть  нос  в  эти  документы  и сняли  копии.  Она  составила  список  этих  лиц.  Это  член  Совета  Содействия  Государственного  музея   истории  Ленинграда  пенсионер    А. Г.  Петров. Он  работал  над  темой  «История  Петербурга  -  Петрограда  -  Ленинграда»,  которая    не    имеет    никакого  отношения   к  А. Д.  Бланку.  Разрешение  ему  выдано  на  основании    ходатайства  от  руководства   Музея.   Ознакомился  с  документами  также  преподаватель  Индустриального  техникума  М. Г. Штейн.  Разрешение  ему  выдано  на  основании  ходатайства  от  руководства  техникума.  «Только  по  личному  заявлению  была  выдана копия  дела  № 59  из  фонда  Медицинского  департамента  писательнице  М. С. Шагинян,  которая  в анкете  указала,  что  работа  ведётся  по  заданию  редакции  газеты  «Известия».  Познакомился  с  документами  также  заместитель  главного  редактора  журнала  «Звезда»    И. В.  Жур.   Работали  над  документами, главным  образом  над  формулярными  списками  А. Д. Бланка,  также  пенсионер  Д. З. Бурман  (он   писал  пьесу  о  юности  Ленина)  и  пенсионерка   Жакова-Басова  (правнучка  А. Д. Бланка,  родственница  Ленина,  она  собирала  материал  по  истории  своей  семьи).

«Повышенный  интерес»  к  документам  об  А. Д. Бланке, писала  Белову  Коленкина,  начальство  архивов  обнаружило  бы  гораздо  раньше,  если  бы  нежелательные  элементы,     желающие  покопаться  в  архивах,  получали  разрешение  у  руководителей  архивов.   А ныне  работой  читальных  залов,  как правило,  руководят  начальники  отделов,  которые  не  знают  указаний  ГАУ  и потому  нарушают  их.  Порядок  пользования  архивами  надо  срочно  изменить.

Коленкина  доложила  Белову  также  о  «неправильных  действиях»  младшего  научного   сотрудника  ЦГИА    Б. М. Когана,  который,  не  спрашивая   разрешения,   писал  в  одно  чехословацкое  учреждение,  чтобы  ему  помогли  напечатать  за  границей  статью.  Коленкина  также  порекомендовала  своему  начальнику   изъятие   в  архивах  документов  об  А. Д.  Бланке  «произвести  без  оставления  копий».  «Считаю  также  необходимым,  посоветовала  ещё своему  начальнику  эта строгая  дама,  - продолжать  выявление  документов  в  фондах  Медико-хирургической  академии   и  госархиве  Житомирской  области».     По  решению  местных   органов  власти  из  ЦГИА  и  ГИАЛО  были  выгнаны  заведующие  отделами  читальных  залов.  Выгнали  и   Когана.  Другие  архивариусы  получили  выговоры. 

   Белов  принял  к  сведению  совет  Коленкиной   и направил  на  Украину  заместителя  начальника    отдела    комплектования,   экспертизы  и   учёта    архивных  фондов  ГАУ  -  В. В. Цаплина.  Жаль, что  неизвестна  его  национальность  и биография.  Для    нашей  темы  о  деде Ленина   хитрый    В. В. Цаплин  очень  интересен  как  человек,  совершивший  серьёзный  служебный  проступок,  за  который,  если  бы   узнало  высшее  начальство  и  КГБ,  его  бы  незамедлительно   выгнали  со  службы.  Не  избежал  бы  он  и  «беседы»  с  сотрудниками  КГБ.  Но  за  этот  «проступок»    мы  должны  Цаплина   благодарить,  ибо  он  действовал  в  интересах  Истины.

   Цаплин   работал  в  Житомирской  области  с  12  по  19  апреля  1965  года.  Он  сообщил  в  Москву  Белову  в  своей  докладной, что ещё  в  январе  и  феврале  этого  года  в  архиве  уже  проводили  розыск  по  предкам  Ленина  директор  архива  В. Д. Шмин  и научный  сотрудник    Е. Е.  Шехтман.  Работа  проводилась   по   запросу  Музея  Истории  Ленинграда  и двум  частным  письмам  исследователя  Штейна.  И  эти   Шмин  и  Шехтман кое-что  сумели  выявить  о  деде  и  прадеде  Ленина  и   в   середине  февраля  сообщили  в     Ленинград,   в  Музей  и   Штейну  о  выявленных  документах.   Руководство  архива  области   не  было    поставлено  в    известность  об    этой    работе  и   переписке.  Только  22  февраля  Шмин  информировал  о  содержании  выявленных  документах  о  еврейском  происхождении  Ленина  Архивное  Управление  при  Совете  Министров  Украины и Житомирский  Обком  компартии. 

31  марта   решением  Облисполкома  Шмин  и  Шехтман  были  выгнаны  из  архива  города  Житомира.  Конечно,  эти  жиды  не  остались  без  работы. Соплеменники   помогли.  Шмин   был  назначен  заведующим  библиотекой  Техникума  механической  обработки  древесины,  а  Шехтман  была  назначена  заведующей  одной  из  городских  библиотек.

Цаплин  лично провёл  дополнительное  выявление  многих  новых   важных  документов  о  жидовских  предках  Ленина.  Работа  проводилась  с разрешения  секретаря  Обкома    по  идеологической  работе    О. С. Чернобривцевой  и  секретаря  Облисполкома  А. П. Крикушенко.   О    результатах    было      доложено     Первому    секретарю  Обкома  М. К.  Лазаренко.

  Цаплин  предложил  местным  партийным  начальникам  все  документы  о  еврейских  предках  Ленина  передать  в  Москву,  в  Главное  Архивное  Управление.  Секретарь  Обкома  в  принципе  согласился,  но  сказал,  что Обком  даст  разрешение  отправить    документы  в  Москву  только  в  том   случае,  если  не  будет  возражения  со  стороны  ЦК  Компартии  Украины.  А  пока  договорились  эти  документы  хранить  «отдельно»,  не  допуская  к  ним  любопытствующих   исследователей   и даже  сотрудников  архива.   Содержание  выявленных  документов, писал  Цаплин  в  Москву,  ныне  известно,  кроме  партийного  начальства,  только  заведующему  архивным  отделом  и директору  архива.   К  сожалению, посетовал  Цаплин,  знают  об  этих  секретных  документах  и  уволенные  работники  архива   - Шмин  и  Шехтман.

Цаплин  советует   своему  начальнику    сосредоточить  все  выявленные  документы  о  прадеде   и деде  Ленина   в  ГАУ  «без  оставления  копий  в  Житомирском  архиве».  Он  также  советует  произвести  выявление   документов  о  еврейских  предках  Ленина  и в  архиве  Хмельницкой  области.  Он  также  считает  необходимым  просить  ЦК  Компартии  Украины  разрешения  «на  концентрацию  всех  материалов   о Бланках,  которые  ныне  хранятся  в  архивах  Украины,  в ГАУ    при  Совете  Министров  СССР». 

На  основании  докладных  записок    своих  подчинённых   по  приказу  Белова  была произведена  передача  документов  о  жидовских  предках  Ленина  в    Главное  Управление  из  четырёх  ленинградских  архивом,  архива    Житомирской  области  и  архива  Хмельницкой  области.

Начальник  Главного  Архивного  Управления  Белов  пишет  27  мая  1965  года  докладную  записку  в  ЦК  КПСС.  Он  сообщает  о  том,  что  в  нескольких  государственных  архивах  СССР  хранятся  документы,  касающиеся  еврейских  предков  Ленина.    Содержание  этих  важных  документов  таково.  Прадед  Ленина  Мошко (Моше, Мовша)  Ицкович  родился  в 1763  или  1764  и был  приписан  к Староконстантиновскому   еврейскому  мещанскому  обществу  Волынской  губернии.  Примерно  до  1809  года  он  проживал  в  городе   Староконстантинове,  а затем  в  Житомире.   Он  был  женат  на  уроженке  города    Староконстантинова  -  Марьям  (Марем).   У Мошко  Ицковича  Бланка  было  два  сына.  Старший  сын   Абель  родился  в  1794  или  1798.  Младший  сын  Сруль  (Израил)  родился  предположительно  в  1801 – 1804.  Сруль  Бланк  -  это  дед  Ленина.  Окончив  уездное   училище  в  Житомире, Абель  и Сруль  приехали  в   Петербург  и в  1820  году    приняли   христианство.  После  крещения  Сруль  Мошкович  Бланк   стал  Александром  Дмитриевичем  Бланком.  В 1820  году   братья  Бланк  поступили    в  Медико-хирургическую  академию.   Окончили  её  в  1824. 

«В  последнее  время,  -  информирует  ЦК  КПСС  начальник  ГАУ  Белов,  - проявился  повышенный  интерес  к  изучению  документов,  касающихся  жизни  и деятельности  Александра  Дмитриевича   и  его   отца».  Белов  приводит  список  лиц,  которые  уже  работали с  документами  о  жидовских  предках  Ленина. 

Белов  далее  сообщает,  что   Главное  Архивное  Управление   при   Совете  Министров  «ЗАКРЫЛО»  для  исследователей    все  материалы  о  еврейском  происхождении  Ленина.   А  в  отношении  сотрудников  госархивов,  допустивших  утечку  секретной  информации,  «были  приняты  дисциплинарные   меры  взыскания».   Основная  часть  материалов  о  еврейских  предках  Ленина  в  настоящее  время,  сообщает  Белов,  сосредоточена  в  Главном  Архивном  Управлении.    И  это  «Главное  Архивное  Управление    просит  ЦК  КПСС  принять  решение  о  месте  дальнейшего  их   хранения.  Перечень  выявленных  дел  и  документов  прилагается».   

С 1965  по  1972  документы  о  жидовских   предках  Ленина   были  спрятаны  в  опечатанном  виде  в  Главном  Архивном  Управлении  при  Совете  Министров  СССР.      «Для использования  никому  не выдавались.  Копии  с  них  не  снимались».

В 1972  Главное  Архивное  Управление    передало  документы  о  жидовских  предках  Ленина  в  «ИНСТАНЦИЮ».  Так  тогда   у  архивариусов   именовался  ЦК  КПСС.   Утвердил    передачу    документов    29  апреля  1972  года    Начальник       ГАУ    Г. А.  Белов.     Приняла     документы    на     хранение     некая     А. Ф. Халина. 

Докладная  записка  Коленкиной  Белову, докладная  записка  Цаплина    Белову,   докладная  записка  Белова  в  ЦК  КПСС  и Акт  о передаче  архивных  материалов  о  жидовских  предках  Ленина  в  ЦК  КПСС  -  опубликованы  полностью  в  журнале  «Отечественные   архивы»  (№ 4.  1994.  С.  66 – 67).

В  том  же  1972  году,  когда  состоялась  передача  документов  о  жидовских  предках  Ленина  в  ЦК  КПСС,    Начальник  Главного  Архивного  Управления  при  Совете  Министров   Г. А.  Белов  был  снят  с  занимаемой  должности.

А  все  выявленные  документы    о  жидовских  предках  Ленина  были  надёжно  спрятаны  в  сейфах  Института  марксизма-ленинизма. 


                             Хитрый   Цаплин 

Историка архивиста  Всеволода  Васильевича  Цаплина (1924 – 2003),  как  и    А. Г.  Петрова,  жиды  пренебрежительно  отодвинули  в  тень.  Мойша  Штейн  в  своей  книге, изданной  в  1997,   даже    попытался  сделать  из  Цаплина    мелкий  отрицательный  персонаж.  На  самом   деле Цаплин  среди  исследователей  жидовских  предков  Ленина  стоит  на  первом  месте.  Ибо  он  добыл  и  имел  по  этой  теме  материалов  больше  всех. 
В 1965  В. В. Цаплин  - двуликий  Янус.  Одно  лицо  -  лицо  открытое -  лицо  заместителя  начальника  отдела   комплектования, экспертизы  и учёта  архивных  фондов  Главного  Архивного  Управления  при Совете  Министров  СССР.   Лицо  крупное, почтенное,  партийное,  к  которому  не  было  никаких  подозрений  со  стороны  высшего начальства  и  КГБ.

В  апреле  1965  Цаплин,  посланный  своим  начальником  Беловым  для  «разборки»  на Украину,   послушно, добросовестно,  даже ретиво  выполнил  важную  работу  по  выяснению  утечки  информации  о  жидовских  предках  Ленина  и  работу  по  исследованию  документов  о  жидовских  предках  Ленина.  Он   выявил  виновных. Он  изъял  документы, обнаруженные    еврейкой-архивариусом  Шехтман.     Он  сам  стал  усердно  искать  документы  о  жидовских  предках  Ленина.   И  он    обнаружил   в  архивах  Житомира  и Хмельницкого  новые, очень  важные, неизвестные никому  документы  о  Мошко  Ицковиче  Бланке,  его  супруге  Марьям  Бланк  (в  девичестве  - Фроимович), а  также об  их  сыновьях  -  Абеле  и Сруле  Бланках.  То, что  узнали  раньше  Петров  и Штейн  из  ленинградских  архивов  и архива  Житомира,  то,  что  знала  Шагинян  -  это  крохи  по  сравнению  с  тем,  что  знал  в  1965   В. В. Цаплин.

Цаплин  обеспечил  передачу  всех  выявленных  документов  из  архивов  Украины  в  Москву, в  Главное  Архивное  Управление. Цаплин  также  участвовал  в  составлении  сводной информации  о   выявленных  документах  о  жидовских  предках Ленина  для  ЦК  КПСС.  Цаплин  был  и  среди    составителей   и участников  акта  передачи  этих  документов  в  ЦК  КПСС.

Другое  лицо  Цаплина  - скрытое – лицо  человека  себе  на  уме, не  очень   партийное,  даже  антипартийное,  лицо  объективного  исследователя,  коллекционера  ценных  архивных  материалов,  имеющего  мечту как бы  потом  материалы  о  жидовских  предках  Ленина  напечатать.

«Имея     в    руках  весь  комплекс  документов о  деде  и  прадеде  Ленина  В. И.,  выявленных  как  мною,  так  и другими  лицами,  я  не  удержался  и  уже  тогда,  в  1965 г.  обобщил  их  в   виде  небольшого  обзора»,  -   признался  в  печати  Цаплин  в  1992  году.
Отечественные  архивы.  № 2.  1992.  С.  38.
 
Цаплин  не  пожелал, чтобы  все  сенсационные  материалы  о  жидовских  предках  Ленина  ушли  в  стальные  сейфы  Института  марксизма-ленинизма   при   ЦК  КПСС.  Он  не  очень  уважал   деградирующее   руководство    партии.  На  «воровство»,  на   утаивание  подлинников  Цаплин  не  пошёл.  Но  он  снял  копии    с    главных  документов  о  жидовских  предках  Ленина.   И  с  тех  документов,  которые  обнаружили  другие,  и с  тех  документов,  которые  нашёл  в  архивах  сам.

У   Цаплина  с  1965  по  1992,  то  есть  почти  30  лет,  была самая   богатая  и ценная  на   Земном  шаре  коллекция  копий  документов  о  жидовских  предках  Ленина.   У  Петрова, Шагинян  и Штейна   была  лишь  малая  часть того, что  имел  Цаплин.   Конечно,  копии –  не подлинники.  Но  если  подходить  со  строго  научной  точки  зрения,  это  были  копии  абсолютно  достоверные,  тождественные  по  содержанию  подлинникам.  В копиях,  которые  хранились     дома  у  Цаплина,  а  также  в копиях, которые  хранились  дома  у Петрова, Шагинян  и Штейна  может    сомневаться  или  совсем  дурак,  или  сдвинутый  по  фазе  поклонник  культа  Ленина. 

Единственное  место  на  Земле,  где было  сконцентрировано  ещё  больше  информации  о  жидовских  предках  Ленина  -  это сейфы  Института  марксизма-ленинизма  при  ЦК  КПСС.  Ибо  там    хранились, например,   ещё  и документы, выявленные   в  архиве   Ленинграда  Плесковской   и  изъятые  в  1924.  Не  было  у   Цаплина  и копий  писем  Елизаровой  (Ульяновой)  Сталину.

   Начальник  ГАУ  Белов, руководство  Института  марксизма-ленинизма, ЦК  КПСС,  Поспелов и Суслов,   Брежнев  и КГБ    ничего  не  знали  о  том,  что  хитрый  Цаплин  тайно  снимал  копии  с   секретных  документов,  имеющих  огромную  партийную  и государственную  тайну,  и даже  сделал  обзор  этих  документов,  чтобы  при  благоприятных  условиях   этот  обзор  опубликовать. 

Цаплин, так же  как  Александр  Петров, Мариэтта  Шагинян  и   Мойша  Штейн,  не  был  героем.  Он  не  пытался    напечатать  свой  обзор  документов  о  жидовских  предках  Ленина   в  Самиздате  или   Тамиздате (за границей), даже под  псевдонимом.  Он,   так же   как они, лишь  сохранял  копии  для  более  благоприятного   будущего.  Но  это  тоже  было  хорошее,  полезное  дело.

                    Новый   «копатель»   Генрих  Дейч 

В Центральном  партийном  архиве, в  ЦК  КПСС, в  Ленинградском  Обкоме  партии  и    в  КГБ   успокоились.  К секретным   папкам  с выявленными  документами  о  жидовских  предках  Ленина    доступа  никому  нет.  В  архивах    Петербурга (тогда Ленинграда)  тоже  подчищено.  А  напуганные  архивариусы  теперь  наверняка  будут   бдительны. 
Но  успокоились  зря.  В  архивах  ещё кое-что  на  эту  тему    лежало  и  ждало  любопытствующего  исследователя.   Прошло  12  лет   с  того  времени, когда  изымали    документы  и   дали  трёпку  архивариусам,  и  вот   в  Центральном  Государственном  Историческом  архиве  Петербурга  (тогда  Ленинграда)  новый    тайный  «копатель»  появился.    Это  был  некто  Дейч.  Был  он  очень  тихий,  робкий, но опытный  профессиональный  «копатель». 

Кто таков?  Дейч  Генрих  Маркович  родился  в  1913.  По  национальности -  жид.   Закончил  исторический  факультет Ленинградского  университета.  Доктор  исторических  наук,  профессор  русской   истории  (любят  жиды  у  нас  заниматься  русской  историей). Почётный  консультант  библиотеки  Иельского  университета.  Специалист  в  области  поиска  архивных  документов.  Автор  свыше  150  книг, брошюр  и статей.  Кроме   других  тем   Дейч   занимался  долго  и усердно  также  и  исследованиями     о  Ленине.  Написал  книжки  «Читая  ленинские  строки»  (1957)  и  «Твой  Ульянов»  (1971).  К  Ленину  относился  с  большим  почтением.

 Какие  документы  нашёл  старый  жид  Дейч  в  ЦГИА?   Он  нашёл  в   этом  архиве  13   документов  о  жидовских  предках  Ленина.  Самые  важные  из  них  три. 

Документ  № 1.
Это  сообщение  руководства  Императорской  медико-хирургической  академии  в  Петербурге  от  31  июля  1820  года  о  прошении  двух  крещёных  евреев  - братьев  Александра  Бланка   и    Дмитрия  Бланка   на имя министра  Духовных  дел  и народного  просвещения  князя  А. Голицына  о  принятии  данных   евреев  воспитанниками  этой  академии.
     ЦГИА,  фонд №  1297 -  Медицинский  департамент  министерства  внутренних  дел.  Опись  10.  1824 г.  ед. хр.  10.  л.  206 – 208.

Документ  № 2.
Это  предписание  князя  Голицына  от 31  июля  1820  года руководству  Императорской  академии за  № 2479  о  принятии  в  студенты  академии  двух  крещёных  евреев  - братьев  Бланк.  Самого  предписания  в  деле  нет,  но  излагается  его  содержание .   
В  обоих  документах  чётко  и ясно  написано  о  братьях   Бланк  -   «евреи». 
  ЦГИА,  фонд №  1297 -  Медицинский  департамент  министерства  внутренних  дел.  Опись  10.  1824 г.  ед. хр.  10.  л.  206 – 208.

Документ  № 3.   Это  доклад    министра   внутренних   дел  Льва  Перовского  от   26  октября 1846   года  императору  Николаю  Первому  по поводу  записки  90-летнего   крещёного   еврея  из  Житомира  Дмитрия  Бланка  (прадеда  Ленина)  «О  мерах  побуждения  евреев  к  переводу  евреев  из   иудейской  веры  в  христианскую».   В  докладе  упоминается  о  двух  сыновьях  этого  жида,   получивших  звание  лекаря,  один  из  них  умер, а   другой  (дед  Ленина)  ещё  работает  штаб-лекарем .
  ЦГИА,  фонд  821  - Департамента  духовных  дел  иностранных  исповеданий  министерства  внутренних  дел.  Оп. 22. 1846 г.   ед. хр. 21.   Л. 161.

Много  позже  старый  жид  Дейч  писал:    «Обнаружив  в  1977  году  документы  о  еврейском  происхождении  Ленина, я  начал  думать  о том, что  с  ними  делать. Как  учёный,  большую  часть  своей  жизни  посвятившей  Ленину,  я  понимал, что  правильнее    всего    было бы  опубликовать  свою  находку  в  научном  журнале  и тем  самым  положить  конец  всевозможным  догадкам,  домыслам  и кривотолкам.   Однако мой  многолетний  опыт    работы  над  этой  тематикой  и  история    публикаций  моих  работ    о  Ленине,  мои  неудачные  попытки   получить  интересующие    меня    материалы  говорили  о  том,  что    в  СССР    я  никогда  это  сделать  не  смогу  (дело  ведь  было    в   70-е  годах!).   История  с  М. Шагинян,  которая  мне  была  известна,  правда,   из  вторых  рук,  только  укрепила  меня  в  этой  мысли.   Все эти  обстоятельства,  а  также  ряд  личных  соображений  привели  меня  к  мысли   опубликовать  свои  находки   за  рубежом» . 
 Час  Пик.  № 29.  22  июня.  1991.

Здесь  Дейч  рассказывает  не  очень  ясно.  Если  он пришёл  к  мысли  опубликовать  за  рубежом  статью  о  своих  находках   в  архиве   в  1977  году   и   копии,  тайно  сделанных  документов  о  жидовских  предках  Ленина,  то он  мог  бы  попытаться  это сделать  ещё  в  конце  70-х  или     в  80-е  годы.   В  те  годы  многие  русские,  и тем  более  жидовские  писатели  и учёные,  часто  печатались  в  Тамиздате  (за  границей)  открыто  или  под  псевдонимами.  Но  старый  жид  Дейч,  как  и  Мойша  Штейн,  был  из  боязливой  породы.  Как  и Мойша  Штейн,  Дейч  спрятал  в тайное  место  копии  найденных  документов  и тихо  помалкивал  в  тряпочку  более десяти  лет,  терпеливо  ждал  более  благоприятного  времени.

Более благоприятное  для  жидов  время  началось  лишь  в  конце  80-х.  Политбюро  ЦК  КПСС,  состоящее  из  престарелых  придурков, под  давлением  прожидовского  правительства  США  приоткрыло   в  это  время   небольшую  щель  для  жидов,  желающих  вырваться  из  СССР.  В 1987  году  уехали  2096  жидов.   В 1989  уехали 1284  жида, среди  них  и был  76-летний  жид  Дейч  Генрих  Маркович.   Он  уплыл   (или  улетел  на   «жидовозе»)  из  Петербурга  (тогда  Ленинграда)  в  Америку    и  тайно  провёз  через  таможню   копии  документов   о  жидовском  происхождении  Ленина.   Старый  жид  сумел  обмануть  КГБ.   Поселился   Дейч  в  городе  Вест  Оранж  в  штате  Нью-Джерси. 



Дейч  не  хочет  печатать   материалы   о  жидовских 
                 предках  Ленина


Казалось  бы,  теперь, раз  имел  намерение  уже  давно  опубликовать  за  границей  копии  о  жидовских  предках  Ленина,  - то опубликовывай.  Институт  марксизма-ленинизма   и   КГБ   помешать  не   смогут,  и   секретные  агенты  КГБ    за  опубликование  этих  материалов  о жидовских  предках  Ленина  и   не убьют,  и   не   похитят.
Но  старый  жид  Дейч  медлит.  Почему? 


Сам  он  объяснит  потом это  так:    «Между  тем  в  стране,  где  началась  перестройка  и   в  числе    прочих    появились  антисемитские   группы    типа  «Память»,  и  я  всё  чаще  стал  задумываться  над  тем, стоит  ли  вообще  публиковать  найденные   документы».
Есть  необходимость  расшифровать, что   напугало  старого  жида.    В  СССР    шёл  благоприятный для  жидов  процесс.  Власть  КПСС  слабела,  позиции  жидов  снова  усиливались.   Жиды, естественно,  даже  возглавили  движение  против  КПСС,  пользуясь   тем,  что  русский  народ, который  тоже  ненавидел  КПСС,  в  это  время  был  разобщён.  Не  было   ни одной   русской  организации,  которая   бы  выступая  против  КПСС,  одновременно  попыталась  бы  помешать  жидам  захватить  власть.   И  как   в  1917  году  дезориентированные  русские  «Ивашки»  двинулись  на  КПСС   вместе  с    жидами.   Для  Ивашек  важно  было   в  это   время  свалить  быстрее  опротивевшую,  «остоп-еневшую»     КПСС.  А  о  том, что   скоро  русский  народ  может   оказаться   под  жидами  большинство  Ивашек  не  думали. 

Но  одновременно  среди  другой,  более  развитой   части  русского  народа,  начался  рост  антижидовских  настроений.  «КПСС  свалить  надо!  Но  жидов  к  власти  пускать   нельзя!».  Появились  антижидовские  группы   и организации.    Используя  гласность,  используя  слабость  КПСС,  они  стали  распространять, скрываемые долго   компартией    от  русского  народа,   факты  о  командной  роли  жидов  в Октябрьской  революции   и во  время Гражданской  войны.  «Оказывается,  жиды  захватили  тогда  власть над  русским  народом!» – для  миллионов  русских  обывателей, зомбированных  коммунистами,   это была  сенсационная  новость,  которая  заставляла  впервые  задуматься  многих  русских  людей   о русско-жидовском  антагонизме.   Троцкий, Свердлов, Каменев, Зиновьев, Дзержинский,  Володарский, Урицкий, Ягода, Литвинов     –   все  жиды! 

«И  теперь  всё  снова  повторяется,  -  объясняли   продвинутые   русские  более  тёмным  русским. -  В стране    и  так  при  Брежневе  было  засилье   жидов  во  власти  и в СМИ.  А  теперь  при  этом  поганом  Горбачёве  позиции  жидов  ещё  больше  усиливаются.  Жиды снова  рвутся   к  полной  власти.  Это  нельзя  допустить!».     В  это  время  даже  имела  место  интересная  смычка  между  некоторыми   антижидовскими  группами   и   некоторыми   умными  русскими  государственниками  из  КГБ  и  МВД.  Были  и  открытые  призывы  со  стороны  некоторых  антижидовских  групп  к  русским  государственникам  в  компартии: «КПСС  исторически  отжила  свой  срок  жизни,  КПСС  обречена,  но  продержитесь  хоть  немного  у  власти,  пока  русские   националисты, пока  все  сторонники  сохранения    великой  державы,  враги  жидов  не  самоорганизуются  в   большую  силу  и не  перехватят   у  коммунистов  власть. Нельзя  допускать  жидов  и жидовствующих   политических  идиотов  к  власти.   Если  допустим  жидов  и жидовствующих  политических  идиотов  к  власти,  снова  получим  распад  великой  державы и ускоренный   геноцид  русского  народа».
(Были  тогда, конечно,  в  партийных  органах  и КГБ  и поганцы,  заросшие  мхом,  которые  недовольство  русского  народа    властью  КПСС  пытались  направить  против    жидов  и  тем  самым  продлить  век  КПСС. Но не   о них  здесь  речь). 

А  жиды  тогда    начали  кричать  о  «красно-коричневой  опасности». 
Антижидовские  настроения  в  русском  народе    всё  усиливаются.  Появляются  впервые  на улицах  городов  торговцы, которые  открыто  предлагают  прохожим,  размноженные  на  копировальных  аппаратах,  десятки  книг  и брошюр  об  экспансии  «малого  народа  с  большим  ртом».   

В  1989    петербургское    отделение  «Памяти»  проводит  яркие  митинги  на  Васильевском  острове,  в  Румянцевском   саду  (около  Академии  Художеств).    Я  сам  житель  этого  острова, и все  митинги  «Памяти»  тогда  с  удовольствием  посетил.  Над  эстрадой  в  саду  развивалось  большое  трёхполосное – черно-золотисто-белое  -  знамя.  Через  мощные  динамики  разносилась  знаменитая  песня  Отечественной  войны  -  «Вставай,  страна  огромная!  Вставай  на  смертный  бой!  С  фашистской силой  черною,  с  проклятою  ордой!».  И  все  собравшиеся, и русские,  и жиды  (а  жидов  собиралось  весьма  много)  понимали  ясно,  что героическая  песня  эта  в  новых  условиях  зовёт  русский  народ  к  «священной  войне»  именно  с  жидовскою  «проклятою  ордой».  В  чёрных  рубашках  выступали  интересные  русские  мужики  из  «Памяти», а также  из  других  русских  группировок. 

Естественно,  пошли  жидовские  доносы   в   партийные  органы,   в  редакции  газет,  в  прокуратуру  и   в  КГБ.   А в  это  время  шло  уже   ожидовление  и  КПСС,  и КГБ.   Партийная  и  государственная  бюрократия  уже сама, предав  русский  народ,  передавала  власть  жидам   и  вступала  с  ними  в   сотрудничество.  И когда  я  в очередной  раз  пришёл  на  митинг  «Памяти»,  то увидел  на  закрытых  воротах  и  калитках  Румянцевского  сада  большие   висячие  замки  с  цепями    и таблички  «Сад  закрыт  на   реконструкцию».  Через  ограду    были  видны  на  дорожках  сада  кучи   земли,  вываленные  самосвалами.  Активистов  «Памяти»  тогда  вызывали  «для  промывки  мозгов»  в  КГБ,  угрожали  привлечь  к  уголовной  ответственности  «за  разжигание  национальной  вражды». 

Тем  не  менее,  отвращение  к  «маленькому  народу  с  большим  ртом»   росло.  В 1990   году  в  Петербурге  (тогда  Ленинграде)  распространились  слухи  о  скором  общегородском  погроме  жидов.   Десятки  тысяч  жидов  Петербурга  (тогда Ленинграда)  были  очень  напуганы.  Слухи  распространялись  по  всей  жидовской  диаспоре  в   СССР  и даже  за  пределы  СССР.    Жиды  со  страхом  говорили  о  скором  захвате  власти    «русскими  фашистами».  Из  СССР  тогда  сбежало  несколько  сотен  тысяч  жидов.  В  такой  обстановке,  полагал    Дейч,   печатные  материалы   о    командной  роли  евреев   в  Октябрьской  революции   и  гражданской  войне,  о  захвате  власти  жидами  в  1917  году     прекрасно  работали  против  очередного  наступления  евреев.  Портил  картину  русским  националистам  только  Ленин.  Большинство  русских  тогда  всё  же было  уверенно,  что  Ленин   -   русский.  В  такой  обстановке  печатные  материалы  о  еврейских   предках  Ленина  - прекрасный  подарок  для  антиеврейской  пропаганды.   Истина  работала  против   экспансии  евреев. Так  казалось Дейчу.  Объявить   русскому  народу,  что  Ленин  - еврей,  это   значило   облегчать  «русским  фашистам»  захват   власти. 



(продолжение следует)
« Последнее редактирование: Март 11, 2017, 02:17:34 pm от Глазунов-Блокадник »

Глазунов-Блокадник

  • Global Moderator
  • *****
  • Сообщений: 2204
    • Просмотр профиля
Анатолий  Глазунов (Блоканик). Сталин о национальности Ленина: "МОЛЧАТЬ  АБСОЛЮТНО!"
(продолжение)

А  Мойша  Штейн     спешит  радостно  поведать  всем           
       на  Земле   о  жидовских  предках  Ленина 

Один из  самых  поганых  и глупых  правителей  СССР  Михаил  Горбачёв (он  же  Мишка  Меченый  –  назван так  за  большое, тёмное,    дьявольское  пятно  на  дурной  голове)  мечтал  провести  при  сохранении власти  КПСС  «демократические  преобразования»  и построить  в СССР  «демократический  социализм  с человеческим  лицом».  Итог его деятельности – развал  КПСС,  отстранение  КПСС  от  власти,  потеря  личной  власти (об этом, конечно,  не  будем  сожалеть),  развал    огромной державы, разделение  русского  народа,  геноцид   русского  народа  и   мощное, быстрое, даже скоростное  усиление  власти  жидов. 

В 1990  руководство  Института  марксизма-ленинизма  еще  пытается  убедить   Горбачёва   в  том, что  издание  компромата  о  Ленине, как   и раньше,   нельзя допускать.  И ни   в  коем  случае  нельзя  допускать, чтобы  русский  народ  узнал  о жидовском происхождении Ленина.   Ускорится  развал  культа  Ленина,   ещё  больше   упадёт  авторитет  КПСС.  Но  Горбачёв, хотя и сам    публично  объявлял  себя  «верным  ленинцем»,  хотя и сам  понимал,  что  русский  народ  не  должен  знать  о  жидовском  происхождении  Ленина,  уже не  в силах  был  совладеть  с  «процессом  гласности  и   свободы  печати».

Этот  политический  идиот   полагал, что расширение  гласности  и свободы  печати   увеличит  уважение  народа  и   к  партии,  и   к  нему, Горбачёву,  лично.  Он  не  понимал, что  продлить   немного  жизнь  такой  реакционной  организации  как КПСС  возможно  только  посредством  усиления  насилия.   А  гласность  и свобода  печати  только  ускорит  смерть  КПСС.

Александр  Петров  и Мариэтта Шагинян  уже  умерли.   Старый  жид  Дейч  медлил   публиковать  копии  документов  о  жидовских  предках  Ленина,  опасаясь  усилить  «русских  фашистов».  Но  копии  документов  о жидовском  происхождении  Ленина  имели   в  России  у  себя  дома   ещё  Мойша  Штейн  и Цаплин.   И   поскольку  появилась  возможность,  не   спрашивая  разрешения  руководства  Института  марксизма-ленинизма,  опубликовать  эти    сенсационные  документы,   они  неизбежно  должны  были  появиться   в  печати.

Первым  в  России  и на  Земном  шаре  опубликовал  документы  о  жидовском  происхождении  Ленина  - Мойша  Штейн.     Он  жил  в Петербурге  (тогда  Ленинграде),  где  позиции  жидов  в  издательствах, журналах  и  газетах  были  господствующие.  Благодаря  помощи  жидовской  писательницы    Катерли  статья  Штейна  попала  на  стол  редактора  газеты  «Литератор»  (газета  жидовских  и жидовствующих  писателей  Ленинграда).   Подробности  обсуждения   статьи  в  редакции,  печатать  или  не печатать, -   пока  не опубликованы.  Но  после  обсуждения  главный  редактор  Г. В.  Балуев  даёт  согласие  печатать.   Спрашивать  разрешения  у  Института  марксизма-ленинизма  и  у  Обкома   компартии  жиды,  конечно,   не  стали.

И вот 12  октября  1990 года  в  №  23  газеты  «Литератор»  появляется  статья    Михаила   Штейна  «Генеалогия  рода  Ульяновых,  или  какие  тайны  хранят  до  сих  пор  сейфы  Института  марксизма-ленинизма  при  ЦК  КПСС».   Полные  копии  найденных  документов     Мойша  Штейн  не  опубликовал,  но  он  процитировал  наиважнейшие  куски  из  документов  о  крещении  братьев  Бланков  и о  поступлении  этих  евреев  в  Медико-хирургическую  академию. Тысячи  жителей  Петербурга  (тогда Ленинграда)  осенью  1990  года  раньше  всех  в  России  прочитали  собственными  глазами  сенсационную  новость:  дед  Ленина -  «из  евреев». Так преподаватель  экономики   Индустриального  техникума  Мойша  Штейн  посрамил  боязливых  русских  историков–«профессионалов».  Жиды  Ленинграда  были  в  восторге.   «Ай да  Штейн!  Ай да молодец!».  Потом  сенсационная  новость  пошла  быстро  распространяться   по  всей  стране  и даже  за  её  пределы. 

Итак,  Штейн  и  Дейч  -  оба  жиды,  но  поведение  их  было,  как  видим,  разное. Дейч  полагал, что опубликование  материалов  о  еврейском   происхождении  Ленина  -  подарок    «русским фашистам»  и сильно  навредит    евреям  в   СССР.   А  Мойша  Штейн,  наоборот,   торопился  изо  всех  своих  силёнок  опубликовать  свою  статью  о еврейском  происхождении  Ленина  и  опубликовал  её.   Что  двигало  Штейном? 
 
Хотел  поспособствовать  истине? Наверное, немного  и  это  было.  Желание  славы?  Желание  славы  и известности  было,  конечно,  сильное.  Ещё  бы!   Статья, действительно,  была  сенсационная,  и    Мойша  Штейн    своей  статьёй  в   газете  «Литератор»  заработал  себе  большую  известность.   На  сердце  была  огромная  удовлетворённость  и  оттого, что  он, преподаватель  экономики  Индустриального  техникума,  опубликовал  сенсационный  факт  о жидовском  происхождении Ленина  раньше  этих  "говённых", боязливых  русских  историков,  полагающих  себя  «профессионалами».   Было  и тайное  желание    отомстить  руководству  КПСС,  работникам  Ленинградского  Обкома  партии,   руководству  Института  марксизма-ленинизма  и КГБ  за  свой  страх, за  своё  унижение.  И  он,  Мойша  Штейн,    отомстил.  Приятно  было    «опустить»  этих  церберов,  и   он, Мойша  Штейн,  «опустил»  их.  Вероятно,   приятно  было  душе  Мойши  Штейна    и  унизить     значительную  часть  русского  народа  -  поклонников  культа  Ленина.  Вы  ему  поклонялись  и  поклоняетесь,  а  ведь  он  -  жид.  И  от вас, дураков,    десятилетия    ваша  власть    этот  факт  скрывала.  Сталин, Хрущев, Андропов,  Брежнев  и Горбачёв  этот  факт   скрывали. 

Мойша  Штейн  и  сотрудники  редакции газеты    «Литератор»  также  надеялись,   как  когда-то  Елизарова    (Ульянова), что  опубликование   материалов  о   жидовском    происхождении  Ленина  будет  гасить  рост  антижидовских  настроений  в  русском  народе.   Мойша  Штейн  и сотрудники  газеты  «Литератор»  были  поумнее  Дейча  и лучше  понимали  обстановку.   Да,  конечно,  статья  о  жидовском  происхождении  Ленина  -  это  подарок   русским  националистам.  Среди  части  русских,  которые  примыкают  к  националистическим  группам  и организациям,   «антисемитизм»  после  этой  статьи  усилится.   Но  опасности  от    националистических  организаций  и групп  для  жидов  большой  нет,  как  не  было  и  перед  1917  годом.  Страшно  далеки  они  от  народа, эти  русские  националисты!   Русский  народ    против  экспансии  жидов  им  не поднять.   И прекрасно (для  жидов),  что    большая   часть  русской  интеллигенции,   как   и   в    1917  году,  предала  русский  народ.  Предала  по  недомыслию  и  по  причине  страха  перед  жидами.  Жиды  после  1990  года   легко  и  быстро  побеждали    русских  противников   жидовской  экспансии.    Тупая   и  трусливая  русская   интеллигенция,  тупая  и  трусливая  русская молодёжь,  большая  часть  русского  народа   с  энтузиазмом  идиотов      шли  за  жидами  и вместе  с  жидами  против  КПСС,  не  сознавая,    что   помогают  жидам  захватить  власть.   В  ближайшие  годы  жиды  станут  командующим  народом  в  «этой   стране».
Указывая  русскому  народу, что  Ленин  - жид,    разрушая  культ  Ленина  в  сознании части  русского  народа,  обвиняя  КПСС  в  очередном  обмане,   жиды  ослабляли  КПСС  и  облегчали   себе  путь  к  власти.  Указывая  жидовскому  народу,  что  Ленин  -  жид,   Мойша  Штейн   и многие  жиды-пропагандисты  и агитаторы   сильно  вдохновляли  жидовский  народ  рваться  к  власти  и  затыкали  рот  скептикам  и пессимистам.    Ведь  смогло же организованное  жидовское  меньшинство   под  руководством  Ленина   и Троцкого  в  1917  году   захватить  власть  над  многочисленным,  но  тёмным  и  зомбированным    русским  народом.  «Сможем  мы,  жиды,  сделать  это  и    после  1990  года». 

И  сам    Мойша  Штейн  не  удержался  от  попытки  воздействовать  на  сознание  русских читателей, показал,  что  одна  из  целей  его  статьи  -   усилить  позиции  жидовского  народа  в  России,  погасить  «антисемитизм».  Не  удержался  и  от  вранья.   
Мойша    Штейн  заявил:


«Главная  цель   данной  статьи,  -  дать  ответ  на  вопрос:  кто  же  по  национальности  Владимир  Ильич  Ульянов  (Ленин)?    И  я  уверенно    отвечаю:  Русский,  русский  по  культуре,   русский  по языку,  русский  по  воспитанию,  потомок  русских  дворян  по  происхождению…»  (Врёшь,  врёшь  Мойша  Штейн,  не  это  главная  цель  твоей  статьи).     «Генеалогия   рода  В. И. Ульянова  (Ленина)  только  убеждает  нас  (Кого  вас?  Жидов?),  что  понятие  национальности  в  паспорте,  знаменитый  пятый  пункт  -  анахронизм (среди  кого  знаменитый?  Только  среди  вас,  жидов,  желающих  скрыть  ради  корыстных  целей  свою  национальность.  Для  кого  - анахронизм?  Только  для  вас,  жидов,  желающих  его  отмены).  Его  («пятого  пункта»)  нет  ни  в  одной  стране  мира,  кроме  нас  и,  пожалуй,  ЮАР» (Снова  врешь,  Мойша  Штейн. Разве  в  Израиле  понятие  национальности  ничего  не  значит?).  А  во  всех  цивилизованных  странах     мира  интересоваться  национальностью  человека  считается  просто  бестактностью  (Тогда  почему   же   «цивилизованный»  жидок  Мойша  Штейн  большую  часть  своей  жизни  ухлопал  на  определение  жидовской  национальности  Ленина  и   на  распространение   материалов  о  наличии в  Ленине  жидовской  крови?  И  почему  он  был  несказанно  рад,  когда  оказалось, что  Ленин  - жид?   Можно  не  сомневаться,  что  Мойша Штейн был бы весьма  огорчён,  рвал бы  на  себе  волосы,  если  бы    предки  Ленина, которые  жили  в Староконстантинове  и Житомире,  оказались  бы  русские,  самоеды, поляки  или румыны).  Поэтому  пункт    о национальности  в  анкетах  необходимо  отменить!». 

«Пункт  о национальности  в  анкетах  нужно  отменить!»  -  изрекает  Мойша  Штейн.  Ещё  недавно  был совсем  забитый,  трусливый  человечишко,  дрожал  перед  обкомовским  начальником,   и  вот  теперь  в  новых  условиях, когда  началось  наступление  жидов,  обнаглел. 

Езжай, Мойша  Штейн,  в  свой  любимый  Израиль,  и там  отменяй  все  упоминания    о  национальности.    Но  Штейн  туда  не   поедет.  Жиды  желали  в  России  отменить  графу  национальности,  а не  в  Израиле,  чтобы  легче  было  маскироваться  под  русских,  легче  проникать  во  все  структуры,  даже  военные. 
И  жиды  победили,   и  унизили  русский  народ, добившись  через   Думу, наполненную  врагами  русского  народа  и политическими  идиотами,   введения  в  России  паспортов,  в  которых  нет  пункта  о  национальности.

  Старый  жид  Дейч  тоже  решил   напечатать 
           о  жидовских  предках  Ленина 

Старый  жид  Дейч  полагал,  что  только  он   один  имеет  копии  документов  о  жидовском  происхождении  Ленина.  Но  осенью  1990 года  жиды  из  Ленинграда  переслали  ему  в  Америку  газету  «Литератор»  со  статьёй  Штейна.  Старый  жид  Дейч  был  весьма раздосадован.  Он  профессиональный  историк, специалист  по  архивам,  специалист  по Ленину, а  его  опередил  какой-то  Штейн  из  Индустриального  техникума.  Одно  утешение, хотя  и слабое:    Штейн  - тоже  жид.  Дейч решил  срочно  опубликовать, найденные  им в  архивах  Ленинграда  в  1977 году  документы,  в  Америке.  Далее   предоставляю  слово  самому  Дейчу:

«Моя  брошюра  «Еврейские  предки  Ленина. Новые  архивные  данные  о Бланках»  вышла  в  свет  в  апреле  1991  года  в  нью-йоркском издательстве  «Телекс».  Она  не предназначалась  для  распространения  в  СССР,  поскольку  ряд  лиц  выражал  опасения,  что брошюра  может  быть  использована  антисемитами  для  их  зловредной  деятельности.  И  хотя   я  считал  и считаю,  что учёный  не  должен  обращать  внимания  на  всевозможные  спекуляции,  я,  тем не  менее,  решил  воздержаться  от  публикации  брошюры  в России».  О  лицах,  которые  не  советовали  ему  печатать  брошюру  в   России,  Дейч  умалчивает.

«Но  ряд  обстоятельств  заставил  меня  отказаться  от  первоначального  решения.  Вскоре  после  появления  брошюры представитель  анонимного  советского  издательства  позвонил  в  «Телекс»  и попросил  позволения  перепечатать   брошюру  в  России. Получив   отказ,  звонивший  заявил,  что брошюра  будет  издана  и  без  разрешения  автора.

В  июне  мне  сообщили  о  том,  что  в  нарушение  закона  в  Москве  на Калининском  проспекте  возле  Дома  книги  какие-то  молодцы  продают  ксерокс  моей  брошюры  за  12-15  рублей  за экземпляр.   Уже одно  это  побудило  меня  отказаться  от  своего  первоначального  решения  и  издать  брошюру в  России.

Приехав  в  командировку  в  СССР,  я  был  потрясён  обилием  клеветнических  и невежественных  публикаций,  направленных  на  дискредитацию  Ленина.   Это  обстоятельство  убедило  меня  в  том,  что  публикация   любой  объективной  научной  информации  о Ленине  является  обязанностью  учёного  независимо  от того,  нравится  это  кому-то  или  нет».

«Хотя публикации  в   последние  годы  ряда  материалов  и документов  показали  несомненные  ошибки  и просчёты  Ленина  в  теоретической  и практической  деятельности,  Ленин  по-прежнему  остаётся   для  меня  одним  из  самых  замечательных  людей,  бескорыстно  стремившихся  к  лучшему  будущему  человечества.  Вот почему   я  считаю  кампанию  клеветы  и охаивания  его  личности  не  только  антинаучной,  но и  аморальной». 

И   вот  22  июня  1991  года  в   газете  «ЧАС  ПИК»  (№ 29)   была  напечатана  большая  статья  Дейча  «Бланк  особого  учёта,  или  еврейские  предки  Ленина» .  Здесь  же  Дейч  ответил и  на  вопросы  редакции.  Хотя  статья  была  напечатана  в  газете,  статья  вполне  научная.  Как   в  своей  американской  брошюре,  так  и   в  этой  статье  Дейч  полностью  опубликовал  копии  13  документов  об  А. Д. Бланке.    Шесть    из  них  свидетельствуют  однозначно,  что  дед Ленина   был  -  «из  евреев». 
  (В этом  же  номере  газеты  «Час  Пик»  напечатан  и  рисунок  Ленина (похожего на  жида), сделанный  художником  Оскаром).

«Можно  с  уверенностью  утверждать,  -  заявил  Дейч, - что   в  Центральном    партийном  архиве  ИМЛ  имеются  материалы  о   еврейском  происхождении предков   Ленина  по  материнской  линии,  но они  тщательно  хранятся  и держатся  в  полном  секрете».      И  Дейч  уверен  на  все    сто, что  после  появления  его  брошюры  и статьи  в  газете,  все  те  документы  в  ЦГИА,  с  которых  он  в  1977  году  снял  копии,   будут  изъяты  и также  будут  тщательно  спрятаны  в  сейфы  Центрального  партийного  архива.   
Умер Дейч   в США  15 апреля  2003 года.


================= 


Осмелели   и    некоторые   архивариусы   

После  «Путча  с  трясущимися  руками»  в  августе  1991  года,  после  трусливой  и бездарной  попытки    некоторых  старых  правителей  СССР  сохранить  власть  в  руках  осточертевшей  народу  КПСС,  партия, возглавляемая  «верным  ленинцем» (так он   продолжал  себя  называть)  Горбачёвым,  навсегда  и позорно  исчезает  из   современной  истории  страны.   Одна  часть  этой  партии  с Борисом-Пьяницей  во  главе (в  народе  их  называли    «оборотнями»  за  мгновенное    превращение  на  глазах  всего  мира  из  «строителей  коммунизма»  в  «разрушителей  коммунизма»  и  «строителей   капитализма»)  становится  новой  партией  власти.  Особенность  этой  власти  (если  рассматривать  события  в  национальном  аспекте)  -  её  жидовский  характер.  Борис-Пьяница  -  кукла  жидов.  Как  и  в  1917,    власть  завоевали  жиды!   Глумление  над  русским  народом  доходит  до  крайних  пределов.  Делаются  даже  попытки  запретить  русские  организации  и  русскую  печать.  Русский  народ  развален  на  части.  Более  25  миллионов  русских  оказались  в  тяжелейших  условиях   за границей.   Почти  300  тысяч  русских   изгнаны  из  Чечни,  имущество  от  них  отобрано, десятки  тысячи  русских  людей  убиты,  тысячи  русских  женщин  изнасилованы.  Началась  продажа  русских  женщин  и русских  детей  за  границу.  В  стране  миллионы   русских  детей-сирот  и миллионы  русских  беспризорных  детей.  Десятки  тысяч  русских  людей  пропадают   без  вести.  Началось  истребление  русских  людей  посредством  отравленной  водки, наркотиков, фальшивых  лекарств,  недоброкачественной  пищи  и ухудшения  медицинского  обслуживания. Властям  удалось  отобрать  у  русских  все  их  денежные  сбережения.   

Цель – как  можно  быстрее  сократить  численность  русского  народа. Численность  русского  народа  властям  удалось  сокращать  каждый  год  по  миллиону.  Властям  удалось  сократить  продолжительность  жизни  русских  людей  и   увеличить  смертность  русских  младенцев  при  родах.  Были  совершено  ещё  одно  огромное  преступление  власти  против  русского  народа.  Были  открыты  государственные  границы  для  проникновения   нелегальных  мигрантов.  Цель  -     растворить  русский    народ  среди   миллионов, среди  десятков  миллионов     таджиков,  армян,  азеров, киргизов, молдаван,  афганцев, китайцев,  корейцев  и   негров...    И  вся  эта  покорная  каша  из  разных  народов  -  под  властью  жидов.
Другая  часть  КПСС,  верная  более-менее идеям  жида  Маркса  и  жида  Ленина,  становится  оппозицией. Это  КПРФ, Трудовая  Россия,  десятки     бездарных, заросших   мхом,  коммунистических  и комсомольских  группировок. 

Институт  марксизма-ленинизма  при    КПСС  остаётся  без  ЦК  КПСС.  Осиротев, он стал  разваливаться.  Наиболее  важная  его  структура  с  Центральным  партийным  архивом    переименовывается   в  Российский  центр  хранения  и  изучения  документов  новейшей   истории  (РЦХИДНИ).   Многие  из  его  старых  кадров  всё  же  сохраняются.   Запрещать    публикации  о  жидовских  предках  Ленина они  уже, конечно,  не  могут.  Но  «нежелательные  документы»,  о  которых  русскому  народу  всё  ещё  не  положено  знать,  они  всё  же  имеют  возможность    не  пускать  в  печать.

 Появились   и  «группировки   архивариусов»,  которые  пытаются  документы  в  архивах  рассматривать  как  свою  собственность.  Доступ  историков,  журналистов, интересующихся  историей  и любителей  истории  к  документам  по сравнению  с  тем  временем,  когда  была  диктатура  КПСС,  существенно  облегчился, но не  ко  всем  документам.  Имеет  значение  и национальность. Жиду  легче  проникнуть  к интересным  документам,  чем  русскому  исследователю.  Начались  кражи  ценных  документов  из  архивов.

Но  кое-что  из  ценных  архивных  документов   о  жидовских  предках  Ленина  с 1990  года,  в  течение  десяти  лет,   всё  же  было  публиковано.    Наиболее  урожайный  по  интересующей  нас  теме  был  1992  год. 

В  журнале  «Моя  Москва»  (№ 4, 1992.  С. 16 – 18)  впервые,  хотя  и  в  сокращённом  виде,  были  опубликованы  два  письма  Елизаровой (Ульяновой)  Сталину. 

В  журнале  «Отечественные  архивы»  (№ 4.  1992.  С.  77 – 82)  впервые  опубликованы  уже  полностью  два  письма  Елизаровой  (Ульяновой)  Сталину.  Там  же  опубликован  и машинописный  набросок  её  статьи  к  биографии  М. А. Ульяновой,  матери  Ленина.  Эти  публикации  под  названием  «Вы…  распорядились   молчать…  абсолютно»  подготовлены   Е. Е. Кирилловой  и  В. Н. Шепелевым. 

В  журнале  «Отечественные  архивы»    (№ 2.  1992.  С. 38 – 45)  опубликован  обзор  В. В. Цаплина  «О  жизни семьи  Бланков  в  городах  Староконстантиново  и  Житомире»,  составленной  на  основе  документов,  обнаруженных  в  1965  в  архивах  Житомира  и  Хмельницкого.  Копии  с  этих  документов  Цаплин  тогда  снял  и утаил   от  начальства.

В  журнале  «Отечественные   архивы» (№ 4. 1992.  С. 69 – 71)  опубликованы материалы  по  «публичному  сечению»  писательницы  Мариэтты  Шагинян  в  Президиуме  Союза  Советских  писателей  в  августе  и сентябре  1938  года. 

  В  этом    же    году   в  альманахе    «Из  глубины  времен»  (№ 1.  1992.  С. 8 – 50)  И. И.  Иванова  и  М. Штейн  издают  «К  родословной  Ленина. История   одной  находки.  Архивные  материалы».    Редакция   альманаха  попыталась  найти  в  архивах  оригиналы  тех  документов,  что  держали  в  своих  руках  Петров, Штейн  и Шагинян,  но,  естественно,  не  нашла.  Главное Управление  Архивов  при  Совете  Министров  хранило  тупое  молчание.  Бывший  Институт  марксизма-ленинизма  при ЦК  КПСС,  теперь  Российский  центр  хранения  и  использования  документов  новейшего  времени,  объяснил  официально,  что оригиналами  не  располагает,  а   кто   ими    располагает, естественно,  не  сообщил.  У  власти  в  архивах  всё  те  же  церберы.

Всё  же  редактору  альманаха   А. В. Островскому  удалось  в  этом Центре  ознакомиться  с  фотокопиями  документов  о крещении  деда  Ленина, А. Д.  Бланка. Но  с  других  документов   об  этом  жидовском  деде  Ленина,  которые  когда-то  хранились  в  архивах  и были   изъяты, фотокопии  или  не  дали,  или  их  не  было. 

Удалось  также  выяснить,  что  в  фонде  Марии  Александровны  Ульяновой,  матери  Ленина  (ф. 11.  оп. 2.    л.  52)  имеется  спецдело  с документами   о  её  отце,  А. Д. Бланке  (948  листов),  «однако,  несмотря  на  сделанную  попытку  получить  доступ к  этому  делу  не  удалось».  Церберы  никого  к  этому  делу  не  подпускали.

«Поэтому  редакция  альманаха    берёт  на  себя  ответственность  за  публикацию  документов  о крещении  братьев  Бланк  и  их  поступлении  в   Медико-хирургическую  академию  на  основании  тех  рукописных  копий,  которые  были  с  них  сняты   М. Г. Шагинян  в  1965  году».       То  есть  речь  идёт  о  документах,  которые  впервые  обнаружил    Александр  Петров  и   копии  с  которых  сняли   для  Шагинян.
В альманахе  редакция  опубликовала    копии  7  документов  о крещении  братьев  Бланк  и их  поступлении  в  академию.  Опубликован  также  формулярный  список  медицинских  чиновников  златоустовских  заводов  и оружейной  фабрики  1847  года.   В  этом  списке  даётся служебная  биография  деда  Ленина  с  1824  года,  когда он  окончил  Медико-хирургическую  академию,  то есть  за  23   годы  его работы.


Опубликована  также  переписка    М. Г. Штейна  с  М. С.   Шагинян.
В  этом  же  номере  альманаха  опубликован,  подготовленный  к  изданию  И. И. Ивановой,  ДНЕВНИК   А. Г.  Петрова  за  период  с  октября  1964  по  май  1965. 

В  журнале  «Отечественные  записки»  (№ 4.  1994.  С.  66 – 67)  опубликованы  докладные  записки  «уполномоченных  из  Главного  Архивного Управления  Т. Г. Коленкиной    и   В. В. Цаплина,  посланных  начальником  этого  Управления  Г. А. Беловым  в  архивы  Ленинграда  и  Житомира  в  1965   году  «для  «разборки»  об  утечке  информации  о  жидовских  предках  Ленина.   Опубликована  также  докладная  записка  А. Г. Белова  в  ЦК  КПСС,  в  которой  он  информирует  высшее  руководство  страны  о  жидовских     предках  Ленина  и  о  том, что  ГАУ  «закрыло»  для исследователей выявленные  документы  о  еврейских  предках  Ленина.  К  записке  прилагается  и перечень  выявленных  документов.  В  этом  же  номере  журнала  опубликован   Акт  о передаче  архивных  документов  о  еврейских   предках  Ленина  в  ЦК  КПСС,  составленный  29  апреля  1972  года.

В 1997  году  в  Петербурге  Мойша  Штейн издаёт  тиражом  в  три  тысячи  экземпляров,  хотя и пропитанную  жидовским  духом,  но вполне  ценную  по части  многих  фактов  книжку  «Ульяновы  и  Ленин.  Тайны  родословной  и псевдонимы»  В  этой  книжке  Штейн  приводит  ещё  несколько  интересных, ранее  неизвестных  фактов  к  биографии  прадеда  и деда  Ленина.  Впервые  Штейн  публикует полностью  и письмо  жидовского  прадеда  Ленина  императору  Николаю  Первому.


Опубликованные  за  десяток лет, с 1990  по  2000,  материалы  Елизаровой (Ульяновой),  Петрова,  Штейна, Шагинян,  Дейча  и Цаплина,  а  также  документы  о  «разборках»  в  архивах, докладная  записка  начальника  ГАУ  в  ЦК   КПСС  и Акт о передаче  документов  о  жидовских  предках Ленина  в ЦК  КПСС  -  взаимно  дополняют  и усиливают  друг  друга,  и не  только  абсолютно  доказывают  жидовское  происхождение   Ленина,  но и дают  весьма  наполненную  фактами  биографию  его  жидовских  предков.



(продолжение следует)



« Последнее редактирование: Март 11, 2017, 02:20:40 pm от Глазунов-Блокадник »

Глазунов-Блокадник

  • Global Moderator
  • *****
  • Сообщений: 2204
    • Просмотр профиля
                            Анатолий   Глазунов  (Блокадник)   



    Жидовские    предки     Ленина: 


                1.  Прапрадед  - Ицык   (Ицка)  Бланк. 
                 2.  Прадед  -  Мошко   Ицкович   Бланк. 
                 3.  Прабабка  -  Марьям   Фроимович
                                (в   замужестве  -  Марьям   Бланк).   
                 4.  Дед  -  Сруль  Мошкович  Бланк 
                       (после  крещения  -  Александр  Дмитриевич   Бланк). 
                 5.    Мать  -  дочка  Сруля  Мошковича  Бланка 
                  (Мария  Александровна  Бланк,  в  замужестве  - 
                    М. А.  Ульянова).


     

                 Дед   Ленина     -    Сруль    Мошкович   Бланк   
 

                      (После  перехода  из иудаизма   в  православие    -   
                            Александр  Дмитриевич   Бланк) 



Ныне  твёрдо  установлено  на  основании  архивных  документов,  что  прадед  Ленина  -  жид  Мошко  Ицкович  (Ицыкович)  Бланк  жил  в  городе  Староконстантиново  на  Волынщине.   Это  на  территории   современной  Украины.  Там  и женился  на  местной  жидовке  - Марьям  Фроимович. Но  прежде  чем  рассказать  его  биографию,    необходимо  рассказать  вкратце  об  истории  края.  Ибо  очень  важен  ответ  на  вопрос: 
«Из  каких  жидов  Ленин?»


Ведь  Волынская  земля,  где  жили  жидовские  предки  Ленина,  а  также  соседние  Киевская  и  Подольская  земли  -  это  земли  русские.  Эти  земли  входили  в  состав  Великой  Древнерусской  империи  Рюриковичей.   Со  времени  же    Владимира  Мономаха  и  знаменитого  Указа  русских  князей  о  депортации  жидов  из  Русской земли,  Русь (Россия)    долгое  время  жила  почти  без  жидов.

Откуда  же  взялись  на  Волынщине  жиды?
Ответить  необходимо,  ибо  в  школах  об  этом  учителя   истории  (по  причине  жидовской  цензуры)  русским  ученикам  не  рассказывают. А многие  учителя  и сами  ничего  не знают.  Биографы  Ленина  тоже  об  этом  помалкивали  десятилетия.
Отъедем    примерно  на  750  лет  назад.  После  развала  империи  Рюриковичей  из-за  междоусобиц  не  очень  умных,  тщеславных  и  мелких  князьков  большая  часть  Руси    была  подмята     «татарами».   Но  «татары»  скоро  ослабли,  подчинить  всю  территорию  Руси  не  осилили,  и   в  14  веке  западные  и юго-западные  территории  бывшей  империи  Рюриковичей  были  захвачены  Литвой, а  потом  Польшей,  а  часть и   Австрией.    Волынщина, Киевщина  и Подольщина  стали     польскими  землями. Положение  русского   православного  народа  «под  поляками»  было  ужасное,  много  хуже,  чем  положение  той  части  русского  народа,  которая  оказалась   «под  татарами».  Пошёл  захват   русских  земель   польскими  шляхтичами,  которые    русский  народ  открыто  считали  за  «быдло».   По  воле  польских  королей  пошёл  и процесс  ополячивания  русских,  прежде   всего – русских  князей,  которые  легче  поддавались  ополячиванию,  чем  простой  народ. Пошло   наступление  и   на  русскую  православную  веру. Поляки  насилием  принуждали  русских  к  католичеству  и близкому  к  нему  униатству.  Русскую  веру   в Польше  презрительно  называли  «холопской».

Пошёл   также  и  поганый  процесс  ожидовления  русских  земель  - заполнение  их  жидами.    Польша  в  то  время,   по  дурости  её  королей  и  панов,  была  самой  жидовской  страной    на  Земле. Наступило  счастливое  время  для  жидов.  Золотой  век  для  жидов.   Когда  русскому  плохо,  жиду  очень  хорошо.  Жиды   сладострастно   накинулись  на  обессилевший  в  борьбе  с  «татарами»,  немцами, шведами, литовцами и поляками  русский  народ  и  присосались  к  нему  тысячами  и тысячами  присосок.  Число  жидов  на  захваченной    поляками  русской    земле  во  много  раз  превышало  число  поляков.  Поэтому  можно  и должно  говорить,  что именно  жиды  при  посредстве  польской  военной  силы  оккупировали  русские  земли. 

Жиды  были  «прекрасными  профессионалами-вампирами», которые  на  пользу  польскому  королю  и польской  шляхте  высасывали  жизненные  силы  из  русского  народа,  нещадно  эксплуатировали  его.  При   этом  жиды  и  сами  всласть  насасывались.  Жиды  лучше  всех,  лучше  самих  поляков  могли  организовывать  и организовывали  на  оккупированной  территории  систему  весьма  эффективного  вампиризма.   Короли  и шляхта  передавали  жидам  в  аренду  земли  и хозяйства,  поручали  обирать   русское   «быдло»  и  сбор  торговых  пошлин.  Запрещали    православным  даже  заниматься  торговлей  и  ремеслами,  и эти  дела  переходили  к  жидам.   Жиды-шинкари  ещё  и спаивали  русский  народ  и портили  его  генотип.  Жиды-ростовщики  высасывали    жертв, доводя    их  до  полного  обнищания  и вымирания.  Жиды  управляли  польскими  поместьями,  давали  кредиты полякам,  делая  и поляков  зависимыми  от   жидовского  племени.   Жиды  получили  право  на  недвижимость    и скоро  стали  владельцами  замков  и крупных  имений  с  «русским  быдлом».  Польские  короли  предоставили  жидам  даже  право  казнить  русских.   Мещане  по званию,  жиды  имели  прав  больше, чем  польские   мещане,  имели  права  - как  шляхтичи. Сотни  жидов  даже  получили  звание  шляхтичей. Поляки,   к  радости  жидов,  стали  даже  закрывать  православные  церкви  и передавали  их  униатам,  а   также…  жидам  в  аренду.  Жиды  владели  ключами  от церквей  и   только  за  плату  пускали  туда  русских,  всячески  издеваясь  над  ними.  Жиды, например,  в  православную    Пасху  брали  налог  с  русских  верующих  за  освещение  куличей,  пасх  и яиц  и    собирали  налог  прямо  в  церкви.

На  оккупированных  территориях  часто   поляки  и жиды  организовывали  погромы  русских.  Науськанные  иезуитами  учащиеся  иезуитских  школ,  католики  и иудеи    нападали  на  православные  храмы   и  дома,  разгоняли    русские  религиозные  шествия  и собрания,  избивали  и  убивали  священников,  монахов  и простых  верующих  православных.  Банды  пьяных  шляхтичей,  зная,  что  король  и правительство  их не  тронут,  «делали  набеги  на церкви,  избивали  духовенство,  захватывали  священные  сосуды, сдирали  оклады  с   икон  и демонстративно  продавали  их  в  жидовском  шинке».  Жиды  весьма  обогащались  от  этих  погромов,  «жидовки  щеголяли  в  нагрудниках  из  церковных  облачений».    Подробности  на  эту  тему  русского  унижения  и глумления  жидов  над  русскими  можно  найти  в  любом  серьёзном    исследовании  по  истории  Русской  Церкви. 

Жидов  на  оккупированных   территориях  русский  народ  ненавидел  ещё  сильнее, чем  ляхов.   А  жиды, сознавая, что не  только  их  благополучие,  но и   жизнь  зависят  от  военной  силы  ляхов,  конечно, были  постоянными   и усердными  информаторами  для  спецслужб  короля  и шляхты. 
Вот  гены  этих  польских  жидов-вампиров  и вошли  в  кровь  Ленина. 

Теперь  о  городе  Староконстантиново.  О  его  истории  тоже  немного  известно.  Отъедим  снова  на  несколько  столетий  назад.  В  то  время  при  впадении   речки  Икопати  в  речку  Случь  находилось  село   Колинощенцы.  В 1561  году  (по  одной  из  версий)  крупный  малороссийский  магнат,  служивший  польскому  королю,  владелец  сотен  городских  поселений  и тысяч  деревень,  князь  Василий  Константинович  Острожский  построил  в  этом  селе  замок  и превратил  село  в  город.  Город  этот  стали  называть  - Константиново.    Лет    через  40   князь    начал    строить    город  - Новое  Константиново.  С  этого  времени  первое  Константиново  стали  называть  Староконстантиново.  Этот  город  и ныне  сохранился  под тем  же  названием  на  карте  Украины,  временно  отделившейся    от    России.  Место  долго  было  сильно  жидовское.   Примерно  в   100  км.  от  Староконстантиново  находился     известный  жидовский  город  -  Бердичев. 
Ныне   Староконстантиново  -  это  жалкий  городишко,  а  в  те  времена,  которые  нас  интересуют,  Староконстантиново  - это  весьма  заметный  по  величине  в том  регионе  торговый  город  с ярмарками, складами,  лавками, кабаками, конечно  же,  и  с  купцами-жидами, мещанами-жидами  и синагогой.   Здесь  находилась  тогда  крупная    и процветающая   жидовская  община.  Само  слово  «жиды»  было  в  обращении  не  только  ляхов  и русских.  Сами  жиды  называли   себя   «жидами». 

Но не  всегда  всё  шло  хорошо  для   ляхов  и жидов.    В  середине  17-го  века  чаша  терпения  русского  народа  переполнилась.   Окрепла  и  Московская  Русь  и стала  успешно  бить  ляхов.    Начались  восстания  против   ляхов  и жидов.   Около  Староконстантинова    сражались  с  ляхами   и  отряды    знаменитого  атамана  Кривоноса.  Под  общим  командованием  Богдана  Хмельницкого    казаки  и русские  крестьяне  устроили  в  1648  году  БОЛЬШУЮ   ЗАЧИСТКУ   Украины  от  ляхов  и  жидов.   Большой  погром  жидов-вампиров  тогда  устроили  казаки  и русские  крестьяне  и в  Староконстантиново.   Зарубили, закололи,  забили    кольями  около  трёх  тысяч  ненавистных  жидов.   Территория  Украины  на  восточном  берегу  Днепра,  хорошо  очищенная  от  ляхов  и жидов,  была    присоединена к   России.  Но  территория    западнее  Днепра,  где  и находилось  Староконстантиново, тоже  очищенная  от  жидов,  осталась  в  составе  Польши.  И  Староконстантиново,  естественно,  снова  наполнилось  жидами.

В  начале  18-го  века  русский  народ  на  оккупированной  территории снова  начал  подниматься   против  ляхов  и жидов.  В 1702  году  большой  погром  жидов  устроили  знаменитые  гайдамаки.   Тогда  тоже  хорошо    порубили   жидов  в  Староконстантиново.   Но  жиды  в  этом  городе  снова  скоро  размножились,  как тараканы.  Они  никак  не  желали  уходить  с  русской  земли.   Потом  вожди  Русского  национально-освободительного  движения,  великие  жидотрепатели    Железняк  и   Гонта  начали  проводить  уже  «Большую  Зачистку»   оккупированных  территорий  от  ляхов  и  жидов.  Тогда  была  реальная  возможность   успешно  закончить  «Большую  Зачистку»  и присоединить  к  России   все  оккупированные   русские  территории  без  оккупантов  -    без  ляхов  и  жидов. Но  Екатерина  Великая  в  русско-жидовском  вопросе  ничего  не  понимала,  к  тому  же – немка,  к тому же – лишь  формально  православная, к  тому  же  заигрывала  перед  «просвещённым  Западом», который  уже   начал  сотрудничать  с   этими  врагами  Христа.   Императрица  взяла  ляхов  и жидов  под  свою  защиту  и послала  русские  карательные  войска  против  русских  повстанцев.  Гонта был  выдан  ляхам  и жидам  и замучен.  Железняк  был  бит  кнутом  и осуждён  на каторжные  работы.   Тысячи  русских  повстанцев  были  выданы  ляхам  и жидам  и зверски  замучены.

В  результате  этой   дурной и преступной  (по  отношению  к  русскому  народу)  политики   Екатерины  Второй  присоединённая  к  Российской  империя  территория   Восточной  Польши  (а  это  всё  русские  земли)  оказалась  наполнена  ляхами  и  жидами.   Жидовский  город  Староконстантиново  стал  уездным  городом  Волынской  губернии. 
22  января  1796  был  утверждён,  и это  в  православной  Российской  империи,  жидовский  герб  города  Староконстантиново:  на  красном  поле  -  золотой  лук  стрелой  вверх,  под ним – шестиконечная    звезда  и нарождающаяся  луна.  И  правительство  России  и   Русская  Церковь  этот  срам  терпит.


По  ревизским  книгам  1834  года  в  Староконстантиново  проживало  тогда   боле  800  жидовских  семей.  В  городе  жили  17  крупных  жидов-купцов   и   ни  одного  купца-христианина.   Жили  там  ещё  2036  жидов-мещан  и только  220  христиан-мещан. То  есть  город  был  почти    совсем  жидовский.    Да  и   в  конце  19-го  века  в  городе   жили  17 611  человек  обоего  пола,  среди  них  православных  - 5 892  души, католиков – 472  души,  магометан – всего  5  душ,  а  иудеев  -  11 249  душ.

Вот в  этом-то  жидовском  городе    Староконстантиново,  как  установили  исследователи  Цаплин  и  Штейн  на  основе  документов  из  архивов  Житомира  и  Хмельницкого,  а  также  на  основе  старых  местных  газет,  и жил  прадед  Ленина   - жид  Мошко  Ицкович  (Ицыкович)  Бланк. 

Цаплин  называет  его   - Мошко,  так  он  записан  в  местных  документах  того  времени. Но  жидовский   историк  Штейн  предпочитает  называть  его  - Мойша.   В  ревизской  сказке  за 1795  год  он  значится  под  №  394.   В  ревизской  сказке  за  1834  он  значится  также  под  №  394 . 
Слово  «сказка»   здесь  означает  - список,  реестр  (истор.).

По  Цаплину,  этот  прадед  Ленина  в  1834  году  был  единственный  в  городе  Староконстантиново  жид,  который  имел  фамилию  Бланк.  В  документах  за  1821  год  даже  в  губернском  городе  Житомире  не  было  ни  одного    жида  с  фамилией  Бланк.  Отсюда  Цаплин  делает  вывод,  что  прадед  Ленина,   вероятно,  не  был  коренным  жителем  этого  города,  родители  его  не  из  этого  города,  ибо  иначе  в  Староконстантиново   уже    жили    бы  много  родственников-жидов    с  фамилией  Бланк.  В  соседних  местах  Бланки  обнаружены.  По  ревизской  сказке  1816  года  зафиксировано   проживание  в  городе  Каменце  семейства  жида-купца  Мошко  Берковича  Бланка  - торговца   вином, ромом  и  водкой  не только  местного,  но  и заграничного  производства. 

 Штейн  в  газете  «Волынские  губернские  ведомости»  сыскал  ещё  несколько  Бланков  в  Волынской  и Подольской  губерниях. Это купец  Файбиш  Мошкович  Бланк  из города  Каменца.  Это  Лейба  Авербух  Бланк  из  Кременца.  Это  Гершко  Бланк  -  мещанин  из  Славуты.  Вероятно,  Бланков  было  много  больше,  ведь не  о  всяком  жиде  Бланке  тогда  писали  в  газете,  местные   архивы  же  почти  не  изучены.
Когда  и  как  жиды  приобрели  фамилию  Бланк,  - не  установлено. 

Когда  родился  прадед  Ленина,  жид  Мошко  Ицкович  (Ицыкович)  Бланк?  В  протоколах  заседания  Новоградо-Волынского магистрата  от  19  апреля  1809 года  (на  этом  заседании  рассматривался  вопрос  о  привлечении  прадеда  Ленина  к  уголовной  ответственности)  отмечено,  что  ему  было  в  это  время  46  лет.  В  ревизской  книге  от  29  апреля  1834  года  отмечено,  что ему  было в   этом  году  70  лет.  А  по  ревизской  книге  1816  года  ему  в  этом  году  было   52  года.  Таким  образом,  если  исходить  из  этих  документов,  Мошко  Бланк  родился  в  1763  или  1764. Цаплин  полагает, что  он  родился  в  1763. 

Но   Штейн  обращает  внимание  ещё  и на  письмо  Мошки  Бланка  к  императору  Николаю  Первому  от 18  сентября  1846  года.    Текст  письма  полностью  сохранился.  В  этом  письме    прадед  Ленина  сообщает  императору,  что  родился в  1756.  Казалось  бы, документам  официальных  учреждений  надо  доверять  больше,   чем  письму  к  императору.  К  тому же прадеду  Ленина,  когда он  писал  это  письмо,  было уже  90  лет  или  около  того,  и голова  у  него  была  уже  склеротическая.  Но  когда  речь  заходит  о  датах  рождения  жидов,  всегда  возникают   трудности.  Ибо  повсеместно  жиды–обманщики   старались  скрывать  от  власти  сам  факт  рождения  детей,  чтобы  не  платить  подушный  налог.  Обычно  жиды  были  на  несколько  лет  старше,   чем  указано  в  документах. 

Значит,  точного  года  рождения    жидовского  прадеда  Ленина  мы    ещё  не  знаем,  но  приблизительно  он  родился  в  промежутке от 1756  до  1764.  То  есть  первая  половина  его  жизни  прошла  в  то  время,    когда  Староконстантиново  входило  ещё  в состав  Польши,  когда  казаки  Железняка  и Гонты   делали  очередную  «большую  зачистку»  на  русской  территории,  оккупированной  ляхами  и   жидами.  И  если  бы  какой-либо  казак  рубанул  саблей  Мошко  Бланка,  или  русский  мужик   разбил  бы ему  голову  колом,  то  Владимир  Ульянов  (Ленин)  на  земле  бы  и  не  зародился. 

Родился  ли  Мошко  Бланк  в  Староконстантиново  или  прибыл  позднее  в этот  город?  Ответа  на  этот  вопрос  пока  нет. 

На  основании  архивных  документов,  добытых  Цаплиным,  установлено,  что  жил  Мошко  Бланк  в  Староконстантиново  не  один,  а  вместе  с  супругой.   Супруга  его  - тоже  жидовка,  Марьям  (Марем)  Фроимович.  Установлено, что  она   уроженка  города  Староконстантиново.  Известны   имена  их  двух  сыновей.  Старший  - Абель.  Младший, дед   Ленина,    -   Сруль  (для   русского  уха  звучит  неприлично,  но  так  в  документах).  Штейн  полагает  на  основании  косвенных  данных,  что у  Мошко  Бланка  была  ещё  и дочь  Люба.  Место  рождения  Абеля  и   Сруля Бланков   -    Староконстантиново. 

Когда  родился  Сруль  Бланк?   
Здесь,  естественно,  те  же  трудности  по  вышеупомянутой  причине.  Возможны  и ошибки  писарей, которые  делали  записи  в  документах.   По  ревизской  книге  1816  года  Абелю  было  22  года,  Срулю – 12  лет,  а  матери  их, Марьям  - 52  года.   Значит,  Абель  родился  в    1794,  а  Сруль  в  1804.  По  протоколу  заседания  Новоградо-Волынского  магистрата  от 19 апреля  1809  года  Абель  родился  в   1798  году.  Исходя  из   формулярных  списков  деда  Ленина  за  1840  год,  он  родился  в  1801  году.  А  если  исходить  из  формулярных  списков  деда  Ленина  за  1847  год,  он  родился  в  1802  году.  В книге  Черемышевской  церкви  Ланшевского  уезда  Цаплин  нашёл  отметку  о том, что  надворный  советник  Бланк  в  возрасте  71  года  «от преклонных  лет»   умер  17  июля  1870  года.  Отсюда  следует,  что  дата  его  рождения  -  1799.   Таким  образом,    Сруль  Бланк  родился,  если  принять  во  внимание  все   версии,    в  отрезке  времени  от  1799  до  1804. Будет,  вероятно,  правильно,  если  отрезок  времени  мы  сузим  от 1799  до  1802.   1803  и  1804  вряд  ли  подходят  как дата   рождения.  Ибо  в  1820    Сруль  со старшим  братом  приехал  в  Петербург  поступать  в  Медико-хирургическую  академию.  Вряд  ли ему было тогда  16  или  17  лет. 

Вернёмся  к  прадеду  Ленина.  На  основании архивных  документов,  добытых  Цаплиным, известно,  что  Мошко  Бланк  имел  в  Староконстантиново  собственный   «дом  с  обзаведением»  стоимостью  в  4    тысячи  рублей,  который  приносил  ему  каждую   неделю  чистого  дохода  в 10  тысяч рублей  серебром.  Часть  дома  -  питейная  лавка.  Прадед  Ленина  торговал  водкой.  Кроме  того,  в  Новоград-Волынском  уезде  при  местечке  Рогачеве   этот  жид    имел  участок  земли,  на  котором  выращивал  цикорий  для  продажи.  Известно  также,   что в 1805   году прадед  Ленина  вместе   с  братом  своей  жены  Вигдором  Фроимовичем  привлекался  за  незаконную  продажу  «простой»  водки  вместо  «фруктовой».   А  ещё  раньше, в 1803  году,  прадед  Ленина  привлекался  «за  кражу  чужого  сена».  Но  улик  оказалось  недостаточно   или  власти   посмотрели  сквозь  пальцы   на  эти  делишки    «своего  жида». 

Известно  из  архивных  документов,  что  прадед  Ленина,  хотя  и  был  жид, но  жил  как  кошка  с  собакой  с  местным  кагалом  и раввинами.  Он  постоянно  писал  доносы  на  местных  жидов  русскому  начальству  о  том,  что   они  скрывают  рождение  своих  детей  или  сообщают  об  этом  с  опозданием.  Есть   в документах  и намёки  на  то,  что  Мошко Бланк  брал  взятки  с  местных  жидов  за  «своё  молчание»  и был  платным  информатором.  В  благодарность  за  его  доносы  власти  смотрели,   естественно,  сквозь  пальцы  на  его  тёмные  торговые  делишки  и кражи.  Известно,  что   в   1806  году  по  доносу  Бланка  власти    устроили  проверку  среди  подозреваемых  жидов. Донос  подтвердился. 
Понятно, что  жиды  города  Староконстантиново  и  других   соседних  городов  тихой  ненавистью  ненавидели  своего соплеменника-доносчика.  Мерзкий   был  жидишко,  хуже  всякого  гоя  и    акума,  полагали  они,    и   ждали  случая  отомстить. 

Случай  скоро   представился.  29  сентября  1808  года  в  Староконстантиново  случился  большой  пожар. Сгорели  и пострадали  23  дома.  Сгорел  и дом  Мошки  Бланка.  И  вот тогда  22  жида – жители  Староконстантиново, Кременца  и Бердичева – в  своём  доносе  русскому  начальству  обвинили   мерзкого  Мошку  Бланка  в  умышленном   поджоге  и потребовали, чтобы  он  возместил  им  убытки.  Наверное, эти  22  жида  особо  ненавидели  прадеда  Ленина  за  доносы  и  шантаж. 

Мошко  Бланк  был  арестован  и год  просидел  в  тюрьме. Снова  было  возбуждено  уголовное  дело и по  злоупотреблению  продажей  водки.   Дело  Бланка  о пожаре  разбиралось  даже  в  Сенате.  В Сенате  решили,  что  улик  недостаточно.  3  июля  1809  года  Сенат снял  обвинение  в  поджоге,  и  Мошко  Бланк  был  выпущен  на  свободу.
Но  от  дома  с  водочной  лавкой  осталось  одно  пепелище.  Вокруг  ненависть соплеменников. Потому  дальнейшее  пребывание  в  Староконстантиново   Мошко Бланк  считает уже  нежелательным  и   переезжает  с  женой     и  двумя  сыновьями  в  Житомир.  Но  по  каким-то  причинам  он  остаётся   приписанным  к Староконстантиновскому    жидовскому  обществу.   

Оба  сына  Мошки  Бланка  с  трёх   лет  учились  в  жидовской  школе.  Теперь  они  поступают  в  русское  уездное  училище.  Это  прибавило,  конечно,  ненависти  кагала  и  раввинов  к  Мошке  Бланку.

О  жизни  и учёбе  Абеля  и   Сруля  Бланков  в  Житомире  пока  почти  нет  сведений.  Известно  лишь, что  в  ноябре  1816  года   Мошко  Бланк    подал  в  губернский  суд  донос  на  своего  сына  Абеля  за  оскорбление  и побои.  Но суд  оправдал  Абеля  и заставил  отца  заплатить  штраф  в  25  рублей.    Подробности  этой  семейной  ссоры  не  выяснены.

Из  нескольких  документов  из  архивов  Ленинграда,  выявленных  Плесковской, Елизаровой (Ульяновой),  Петровым,  Штейном  и  Дейчем,  известно,  что  в  1820  году  Абель  и  Сруль  Бланки  после  окончания  Житомирского училища  прибыли  в  Петербург.     У  кого   и  где  они  поселились?  Этот  вопрос  пока  без  ответа.  Но известно  из  документов,  что  они  сразу  же  после  приезда  поменяли  веру  жидовскую  на  православную. В  метрической  книге  Сампсониевского собора  в  Петербурге  за  1820  год  Штейн  нашёл  дело  (до  него,  вероятно,   и Петров)  о присоединении  к  православной  Церкви  двух  студентов  Бланков  из  Житомира  -  «из  еврейского  закона».   В  этом  деле есть  и  прошение  этих  жидов-абитуриентов  на имя  митрополита  Санкт-Петербургского, Эстляндского,  Финского,  архимандрита Святотроицкой  Александро-Невской   Лавры  Михаила.
 Вот   текст  этого  прошения:

«Поселясь  на  жительство  в С. – Петербурге,  имея  всегдашнее  обращение  к  христианам,  Греко-российскую   религию  исповедующих,  мы  желаем  ныне  принять  оную…»  А  посему,  Ваше  Преосвященство,  «покорнейше  просим  о посвящении  нас  священным  крещением  учинить»  в  Сампсониевской  церкви.  Под  прошением  написано:  «к  сему  Абель  Бланк руку  приложил»   и   «к сему  Израил  Бланк  руку  приложил».

Здесь  - стоп!  Почему  младший  брат  Бланк, дед  Ленина,   написал  не  «Сруль»,  а  «Израил»? О  том,  что  это  одно  лицо,  никто  из  исследователей  не  сомневался  и  не  сомневается.  Жидовский  историк  Штейн  полагает,  что  Сруль  - это  уменьшительное  имя, чаще употребляемое  лишь  в  быту.  Но  именно  имя  Сруль, а не  Израил  присутствует  во  всех  документах  из  архивов  Староконстантинова  и Житомира.  Откуда  же – Израил?
«Каким  образом  могла  произойти  трансформация  Сруля  в  Израила,  выяснить  нам  не  удалось,  - признаётся  Цаплин,  -   однако  вряд  ли  можно  сомневаться  в  принадлежности  обоих  этих  имён  одному  и тому  же  лицу. Убедительным   свидетельством  в  пользу  такого  вывода  является  ревизская  сказка  от 27  апреля  1834 г.,  в  которой  против  имён  Аба   (Абеля)  и  Сруля  записано:  “приняли  христианскую  веру,  о    чём     имеется      указ  Волынского  губернского  правления  от   29  января  1826 г.  за  №  2978”.    Предполагать,  что  Сруль  и  Израил  разные  лица,  было  бы  слишком  невероятно». 


Но  откуда  же  Израил (Израиль)?  Ответ  найти  не  трудно. Ведь  Петербург   это  не  жидовское  Староконстантиново.  В  жидовском  Староконстантиново  имя  Сруль  почти  никому  не  резало слух  и  не  заставляло  брезгливо  морщиться.  В  Петербурге  такое  имя иметь  просто  неприлично.  Неприлично  писать  имя  Сруль  в прошении к  митрополиту,  в  прошении  о  зачислении  в  Императорскую  Медико-хирургическую  академию.  Имя   Сруль  совсем  уж  непристойно  в  общении  с  аристократами,  которые  стали  покровительствовать  двум  жидкам  из  Житомира.  Это  сортирное  имя  невозможно  произнести  в  присутствии   почтенных  дам,  так  же  невозможно,  как  пукать  в  их  присутствии.  В  Петербурге  Сруль  - это  позорное  прозвище,  а не  имя.  Поэтому  Сруля  срочно  и переименовали.

Прошение  жидов  о   крещении  было  удовлетворено.  10  июля  1820  жиды  Абель  и  Сруль  (Израил)  Бланки  были крещены  в  Сампсониевском  соборе.  Крестил  их  священник  Фёдор  Барсов. 

Крестным  отцом  Абеля  был  сенатор  Баранов, фигура  крупная,  из  известного  дворянского  рода.  Крестной  матерью  Абеля  стала  жена  действительного  статского  советника  Г. Шварца,  Елизавета  Осиповна.   Абель  Бланк  взял  имя  своего  крестного  отца  и стал  Дмитрием  Бланком.
Крестным  отцом  жида  Сруля   (Израила)  стал  граф  Апраксин  Александр  Иванович,  тоже  из знатного  дворянского  рода,  действительный   статский  советник (это чин  генерала).  В 1834 г.  он тоже  станет  сенатором.  Крестной  матерью  Сруля стала  жена  сенатора  Баранова  Варвара  Александровна,  родная  сестра жены  графа    А. И. Апраксина – Марии    Александровны.

Сруля  переименовали  теперь  в  честь  своего  крестного  отца  -  в   Александра.  Вероятно,  в  честь  сенатора  Баранова  Дмитрия  Осиповича  оба  брата-жида  взяли  себе  одинаковое  отчество  - Дмитрий.
Так  дед  Ленина,  Сруль  Мошкович  Бланк  стал  сначала  Израилом    Мошковичем  Бланком,  а потом   превратился  в  Александра  Дмитриевича  Бланка. 

Здесь, естественно,  возникает    вопрос:  каким  образом  два неизвестных    провинциальных  жидка  сумели  в  Петербурге  приобрести  таких  знатных  покровителей,  которые  стали  даже  их  крестными  отцами  и матерями,  и тем  самым  взяли   на  себя   обязанность    заботиться    о  жизнеустройстве  этих  жидков?

Первую  попытку  ответить  на  этот  естественный  вопрос  сделала  ещё  сестра  Ленина  Елизарова  (Ульянова)  в  наброске  к  статье  о  биографии  своей  матери.  Её  заинтересовало,  что в метрической  записи  детей  А. Д.  Бланка  крестной  матерью  его  четвёртой  дочери  значится  некая  Любовь  Бланк,    «дочь  иностранного  купца»  Дмитрия  Бланка.   Вот  этот-то  «иностранный  купец»  Дмитрий  Бланк,   по мнению  сестры   Ленина,  вероятно,  много  раз  оказывал  торговые  услуги   аристократом  Петербурга,   был  вхож  в их  особняки, был  лично знаком  с    сенатором  Барановым  и графом  Апраксиным.  Вот  этот-то  «иностранный  купец»  Дмитрий,  вероятно,  и  был  их  дальним  родственником.
Но  Мойша  Штейн  с  этой  версией не  согласился.  Упомянутый  в  метрической   записи  Дмитрий  Бланк  -  не  дальний  родственник,  а отец  Сруля  и  Абеля,  Мошко    Ицкович  Бланк.  Из  его  письма  императору  известно,  что  он  также  крестился  и получил  новое   имя  -  Дмитрий.   А  Любовь  была  его  дочерью,  родной  сестрой  Абеля  и Сруля.  Имя  своё  она  получила,  вероятно,  тоже  после  крещения. 

Почему  Дмитрий  Бланк  назван  в  метрической  книге  «иностранным  купцом»  - дело тёмное,   Штейн на  этот  вопрос  не  отвечает.  Но  он  полагает, и он  прав, вероятно,  что  покровителей  для  своих  сыновей  нашёл  их  отец,  Мошко  Ицкович  Бланк,  который  после  крещения  стал  Дмитрием  Бланком.

Весной  1920  года  сенатор  Баранов  ездил  с   ревизией  в  Волынскую  губернию,  посетил  Житомир  и  там  мог  познакомиться  с  тогда  ещё  не  крещёным  жидом  Мошкой  Бланком.   Рассказать  об  этом   любопытном  жидовине  Баранову  мог  и  кто-нибудь  из  местных  начальников,  у  которых  Мошко  Бланк  ценился  как  информатор  и доносчик  на  жидов.  Мог  Мошко  Бланк  и сам  напроситься  на  приём  к  сенатору  со  своей  просьбой  позаботиться  о  своих  сыновьях.

«По   жидовским  причинам»  Мойша  Штейн  не  раскручивает  эту  тему,  а  следовало  бы.  Ведь  он  сам  указал  в  своей  книжке  о  предках  Ленина  о  том,  что  9-го    ноября  1802  года  по  решению  императора  Александра  Первого  был  создан   «Еврейский  комитет»,  который  должен  был  заниматься  «русско-еврейским  вопросом».  Сенатор  был  назначен  правителем  дел  этого комитета.  Он, в  какой-то   мере  продолжая  дело  Державина,   составил  план  нового  законопроекта,  весьма    неприятного  для  жидов.   Но   тогда  жидовствующий    Сперанский  не  дал  ходу  этому  законопроекту.  В 1822  году  сенатор  Баранов  был  командирован  в  Белоруссию.  По  приезде  в  Петербург  он  снова   высказался  о необходимости  зачистки   от  жидов  сельских  районов  Западной  России,  ибо  евреи  посредством  кабаков  и ростовщичества  разоряют  русских  крестьян  и высасывают  из  них  все  жизненные  силы.  Евреев  необходимо    переселять в  городишки,  где  они  занимались  бы  торговлей   и  ремеслами.   Русские  крестьяне  должны  быть  защищены  от присосок  и щупалец  этого  вампирного  народа.   Александр  Первый  согласился  с  этими   доводами  и подписал  1-го  апреля  1823  года  указ  о выселении  евреев  из  сельской  местности.   То  есть сенатор  Баранов  ясно  понимал  ещё  в  начале  своей  работы    в  «Еврейском   комитете»   вредную   роль  жидов  в  Западной  России.  Но  он  также  понимал,  что  изоляция  жидов  в  местечках  «еврейский  вопрос»  не  разрешит.  В  правительстве  всё  больше  созревало  решение  (дурное  и  утопическое, - прямо  скажем)  оторвать  евреев  от  их  раввинов  и  от синагоги,  просветить  их,  дать им  образование,   перевести  их  в  православие  и постепенно  ассимилировать.   Тогда   жиды  перестанут  быть  «нежелательным  народом»,  перестанут  быть  «вампирами»,  станут  верноподданными  гражданами  Российской  империи,  а  позднее   жиды    исчезнут  как  жиды  в  общей  массе  коренного  населения  страны. 

И когда  весной  1820  года  сенатор  Баранов  посетил  Житомир,  то,  естественно,  его не   мог  не  заинтересовать  «специфический  жид»  Мошко  Ицкович  Бланк.  Он  автор  многочисленных  доносов  на  своих   соплеменников,  разоблачитель   жидов-мошенников.  Он  враг  раввинов.  Он сам  уже  фактически  разорвал  с  жидовской  верой, хотя  ещё  и не  крещённый  из-за  своей  «чрезмерно  набожной  жены». Этот  Мошко  Бланк   - сторонник  отрыва  жидов  от  раввинов,  Торы  и  Талмуда.  Он  сторонник  христианизации  и просвещения  евреев.   Его  дети  учатся  в   русском   училище,  вопреки  воле  раввинов. 
 
У  русского  сенатора  и  житомирского  жида, отколовшегося  от  синагоги,    было  о  чем  поговорить  по  весьма  интересующему  русского  сенатора  вопросу:  «Что    же  правительству  делать  с  этими  жидами?»

И  русский  сенатор  Баранов, конечно,  с  удовольствием  согласился  выполнить  просьбу  хитрого  Мошки  Бланка – помочь  жизнеустройству  его  сыновей  Абеля  и   Cруля.   Помочь  им  устроиться  в  столице  Российской  империи, помочь  крестить  их,  помочь  получить  образование,    позаботиться  об  их  карьере.  Помочь  им стать  полезными,   верноподданными  гражданами   Российской  империи. 

А что  получилось  в  результате,  мы  знаем. Правнуки  Мошки  Бланка,  внуки  Сруля  Бланка  - Александр  и  Владимир  Ульяновы  - стали  разрушителями  Российской  империи.  На  этом  примере  особенно  хорошо  видна  дефектность  «теории»  о  «хороших»   и «плохих»  жидах,  дефектность    «теории»  о  «переделке  жидов».  Чёрного  кобеля  не  перемоешь  на  белого.  Но  сенатор  Баранов  и граф  Апраксин  об  этом не  ведали  и тешили   себя  иллюзиями. 

А  ведь  не  помоги  сенатор   Баранов   и граф  Апраксин  Срулю  Бланку,  и  не  зародились  бы  на  Земле  ни  Александр  Ульянов,  ни  Владимир  Ульянов (Ленин).

Для  чего  и почему  крестились  Абель  и Сруль?   Конечно,  не  потому,  что  осознали  ценность  христианской  религии,  не  потому  что  уяснили,  что  иудеи  -  «слуги  Дьявола».   Крестились  они  лишь  для  того,  чтобы  устроиться  в  столице  империи,  поступить  в  Императорскую  академию,  а потом  сделать  хорошую  карьеру.   Для   жида  креститься,  что  два  пальца  «обмочить».   Получив  свидетельства  о крещении  и  имея  таких  влиятельных  покровителей  как  сенатор  Баранов  и граф  Апраксин,   взявших  на  себя,  по  недомыслию,  ответственность  за  их  судьбу,  они  могли  быть уверены,  что  их  примут  в  Императорскую  академию,  хотя они не  в  полном  объёме  предоставили  необходимые  документы  из  Житомира  и  очень скверно  знали  латинский  язык.

В  сборнике  «Из  глубины  времён»  (СПб.,  1992.  № 1.   С. 26 – 27)  Штейн  опубликовал  полностью  три  архивных  документа  о поступлении  братьев  Бланк  в  академию.  Первый  документ  - это   прошение  их  на  имя  Министра   Духовных  дел    и Народного  Просвещения  князя  Александра  Голицына  с  просьбой  зачислить  их  в  Медико-хирургическую  академию,  поскольку  они  желают  стать  лекарями.    «Прибыв  под  покровительство  Вашего  Сиятельства,  осмеливаемся  всепокорнейше  просить,  не благоволено  ли  будет  приказать  через  кого  следует  принять  нас  в  число  воспитанников  оной  Академии  и на  сие  наше  прошение  учинить милостивейшее  рассмотрение».  Прошение  написано  20  июля  1820  года.

Второй  документ – это  уведомление  руководства  Академии  князю  Голицыну  от  29  августа  1820  года  о  том,  что  воспитанники   Житомирского  училища  Дмитрий  и Александр  Бланки  - «из  евреев»  - предоставили, кроме прошения  Министру  Духовных  дел,  ещё  и  аттестаты  Сампсониевской  церкви  Фёдора  Барсова.  Но  этого  недостаточно. Не  предоставлены  «увольнительные»  от  тех  обществ,  к  которым  братья  Бланки  были  предписаны. 

Третий  документ 
-  это  Предписание  (32479)  от  31  июля  1820  года  Департамента  Народного  Просвещения  руководству  Академии.  Князь  Голицын  предписывает  «учинить  им  (Бланкам)  надлежащее  испытание  в  требуемых  науках»  и  если  окажутся  способны  в  них,   «то  принять  в  число  казённых  академических  воспитанников. И  сему  нужным  считаю  присовокупить,  что  хоть они  в  латинских  языках  оказались  и не  весьма  успешными,  то   можно   надеяться,   что  они впоследствии  совершенствуют  себя  в  знании  сего  языка  в  самой  Академии,  в  которую  заслуживают  быть  принятыми  как по   поведению  своему,  так   и   по  сиротству  их».

Что  значит – «по  сиротству  их»?    Ведь  и отец их,  Мошко Бланк,   и мать  их, Марьям  Бланк,  были ещё  живы.  Здесь   не  обман. Здесь, вероятно, имеется  в  виду,  что после  перехода в  христианство  они  - «отрезались»  от  жидовства,  от  матери-иудейки  и отца-иудея  и   стали    «сиротами». 

Вполне  вероятно, что сенатор  Баранов  уже  имел  предварительную  беседу  с  князем  Голицыным  на  тему  о  судьбе  двух   жидов  из  Житомира  и просил  его  покровительствовать  им.   И князь  Голицын,  как  видим,  предписал  руководству  Академии  дать  этим  двум  крещёным  жидам  некоторые  привилегии,  то  есть  принять  их  с  плохим   знанием   латинского  языка  и  без  некоторых  документов.

Абель  и   Сруль  Бланки  по  блату  устроились  в  Петербурге,  по  блату  крестились  и   по  блату  были  приняты  в  Императорскую  Медико-хирургическую  академию.  Один  из  многочисленных  примеров о  том,  как  жиды  уже  тогда  по  пронырству  своему   и  блату  обходили  русских.

Найдены  и опубликованы  также  документы  о  зачислении братьев Бланк  в  эту  Академию  в  1820,  а  также документы   об  окончании  Академии  в  1824  и о присвоении  им  звания  лекаря.  Есть  и   выписки  из   протокола  заседания  руководства  Академии  от 19  июля  1824.  Как  выпускники  Академии  братья  Бланки  не  должны  были  теперь  платить  подушную  подать.  Соответствующее  решение  было  принято  Первым департаментом  Сената.


Теперь  вернёмся  ещё  раз  к прадеду  Ленина. Через  15  лет   после  того,  как  этого  жида    в  1809  году  выпустили  из  тюрьмы,  куда  он  попал   по  обвинению  в  поджоге  города  Староконстантиново,   он  решил  крупно  отомстить  соплеменникам.  Но  почему  он  спохватился  отомстить  только  через  15  лет?   Одну  из  причин  увидеть  не  очень  трудно.   Мошко  Бланк  теперь  надеялся  на  большую  помощь  своего  старшего  сына  и его  крёстного  отца  -  сенатора  Баранова.  Теперь,  уже  по  инициативе  самого  Мошки    Бланка,  было  снова  возбуждено уголовное  дело  о  поджоге  города  Староконстантиново.  Мошко  требовал  возместить  с  22  жидов,  которые  написали  на  него  донос,  убытки,  которые    доносчики  ему  нанесли.  За  то,  что    он  год   сидел  в  тюрьме.  За  сгоревший  дом. За  то, что  понёс  убытки, не  имея  возможности  торговать  водкой  и   выращивать  и продавать  цикорий. 

И  Мошко  Бланк  на  этот  раз  победил.  Сенат  (указ  №  928)  обязал  взыскать  с  22  жидов  те  убытки,  которые  понёс  Мошко  Бланк.  Сам  он  оценил  свои  убытки  в  довольно  большую  сумму – 15  100  рублей  серебром  и 4 000   рублей  ассигнациями.   Местное  начальство,  подкупленное  жидами,  попыталось   не  выполнять  решение  Сената, но по  жалобе  Мошко Бланка  Сенат  потребовал  ускорить  возмещение  ему  убытков.   Тогда по распоряжению  местного  начальства  на  31  марта  1828  года  было  объявлено  о распродаже  движимого  имущества  нескольких  жидов.  В  ответ  по  распоряжению  раввинов  и старейшин  жидовского  кагала  никто  из  жидов  на  место  распродажи  не  пришёл,  хотя  и  гремели  долго  барабаны,  призывая  горожан  на  распродажу. 

  Сорвалась  и вторая  попытка.  Но  в  третий  раз,  25  мая,  когда  в  город  понаехало  много   народа  из  окрестностей,  распродажа всё  же  состоялась.  Мошко  Бланк  получил  от  своих  обидчиков  727  рублей  42  копейки.  В  июне  началась  распродажа  и  недвижимого  имущества.

После  того, как  прадед  Ленина  отправил  в  Петербург  учиться  в  Академию  своих  сыновей,  он продолжал  заниматься  в  Житомире  любимым  делом  жидов  - ростовщичеством.  В 1834  умерла  его  жена.   В 1835  Мошко  Бланк  отказывается  от  жидовской  веры  и переходит  в  православие.  Но хотя  он  стал  христианином,  он  продолжает,  естественно,   «работать  ростовщиком».   Жадный  жид-ростовщик  в  христианской  маске.   В  старости  лучшей  «работы»  для  жида  нет. 

Но не  всегда  дела  у  него  шли  хорошо.  Найден  документ  от 21  июля  1850 года,  где  Мошко  Бланк (теперь  уже  Дмитрий  Бланк)  объявляет   себя  несостоятельным. А  вероятнее  всего,  имело  место  обычное  у  жидов-мошенников  ложное  банкротство.   Но и после  этого  прадед   Ленина  продолжал  «работать  ростовщиком».  Штейн  нашёл  в  «Волынских  губернских  ведомостях»  сообщение  Житомирского  уездного  суда  о  том, что  на судебное  заседание  вызывается  жид Якер   Бендит  для  выслушивания  решения  о  долге  Дмитрию  Бланку  от  жида  Фраима  Розенблита  по  векселю  ценностью  в  83  рубля  43  копейки  серебром.

« Последнее редактирование: Март 11, 2017, 02:26:29 pm от Глазунов-Блокадник »

Глазунов-Блокадник

  • Global Moderator
  • *****
  • Сообщений: 2204
    • Просмотр профиля
Анатолий  Глазунов (Блокадник). Сталин о национальности Ленина: "МОЛЧАТЬ АБСОЛЮТНО!" 
(продолжение).

 Двоюродного деда Ленина Д. Бланка  русские  мужики
  выбросили   из окна – на  каменную мостовую 


(Произошло это событие в Петербурге недалеко от Сенной площади)
 





Сенная площадь

В 1829  в  Россию  проникла  холера.  Сначала  зараза  начала  косить    людей  в  Риге,   потом  в  Поволжье.   Правительство  поставило  противохолерные   кордоны  на  дорогах,  ведущих  в  Петербург.  Пытались  таким    способом  не  пустить  заразу  в  столицу.  Из   уроков  русской  литературы  мы  знаем,  что  Пушкин  вынужден  был  из-за  этих  противохолерных  кордонов  остаться  в  деревне.  Но  летом  1831   года  холера  всё  же  проникла  в  столицу.  Создаются  срочно  холерные   больницы.  Заболевших  холерой  и просто  «подозреваемых  в  холере»  по приказу  ретивых   начальников   насильно  увозили  в   больницы. Ухода  там  почти  никакого  не  было  - увозили в больницу   умирать.  За   две недели  умерло   600  человек.

Народ  заволновался.  Распространились  слухи,  что   русский  народ  заражают  ляхи  и жиды.   Польша  со  своими  жидами  тогда  пыталась   отделиться  от России  и захватить  ещё  и русские  земли.  Около  холерных  больниц  собирались  толпы  озлобленного  народа,   в окна  больниц  полетели  камни.  В  церквях  священники  каждодневно  молили  Бога  о  прекращении  заразы,  но  количество  трупов увеличивалось.  Полиция  разгоняла  толпы,  но они снова  появлялись.

Потом  произошёл  случай,  который  потряс  многих  горожан.  Один  молодой  кучер  страстно  любил  свою  красавицу-жену.  Но  она  вдруг  заболела.  Чем?   Какой  болезнью?  - неизвестно.  И вот кучер  вернулся  с  работы,  а любимой  жены  дома  нет – увезли.  Он   бросился  в Центральную  холерную  больницу,  там  медики  равнодушно  сказали,  что  она  уже  умерла.  Он  вне  себя  прорвался  в  мертвецкую,  и  там,  среди  голых  мертвецов  обоего  пола,  посиневших  и почерневших,    он    увидел    голое  тело  своей  любимой   жены,  облитое  вонючей  хлоркой.  К  его  ужасу    жена  была  ещё  живая.  Через  два  часа  она  умерла  на  его  руках.  Несчастный  молодец  был  вне  себя.  Организованная  им  грозная  толпа  ворвалась  в  больницу,  устроила  погром и забила  до  смерти  главного  врача  И. Земана,  фельдшера    и  аптекаря.

Больница  находилась    недалеко  от  Сенной  площади  в  грязном,  вонючем  Сенном  переулке  (ныне  переулок  Бринько,  дом 2).  26  июня  1831  года  уже  вся  Сенная  площадь  была  заполнена  озлобленным  народом.  Площадь  окружили   солдаты  Семеновского  и Преображенского полков.  Приехал  сам    император  и самолично  начал  уговаривать   народ  разойтись  по  домам, обещал, что  насильственно  никого  увозить  в  холерные  больницы  не  будут. Уговорил. Народ  разошёлся  по  домам.

Я к чему  про  холеру?  А  к  тому,  что  через  несколько  дней  толпа  снова  ворвалась  в  Центральную  холерную  больницу,  устроила снова  погром  и выбросила  из  окна  третьего  этажа    на  мостовую  штаб-лекаря  Д. Д. Бланка  (Абеля  Бланка),  двоюродного  деда  Ленина,  который  в  то  время  там  дежурил.

Такая  смерть  брата,   вероятно,  сильно   подействовала  на  нервы  деда  Ленина.  Несколько  месяцев  он  ещё  поработал, но  2  января  1832  года  он  просит  своё  начальство  уволить  его  из  Петербургской  полиции  «по  расстройству  здоровья».   Более  года  он  нигде   не  служил.  Сдавал  в  наём  собственный  двухэтажный  дом  на  Лиговском  канале.


        Служба  А.Д. Бланка,  выход  на  пенсию, 
            встреча  с  внуком  Володей  и  смерть.


1  апреля  1833  года  А. Д. Бланк  принят  на службу  ординатором  в  больницу  Св. Марии  Магдалины  (1-ая  линия,  дом  57,  у  Тучкова  моста).   Позднее  её переименовали  в  больницу  имени  Веры  Слуцкой  - активистки-жидовки  с  Васильевского  острова.  Ныне    снова  переименована  в больницу  Марии  Магдалины.   Сначала  эта  больница  предназначалась  только  для   бедных  горожан  отдалённых  районов  Петербурга,  но скоро  стала  одной  из  лучших  больниц  города,  где  лечились  и «почтенные»  горожане  со  всего  города.   Несколько  раз  эту  образцовую  больницу  посещал  сам  император.  В  апреле  и   мае  1838    (по  другим  данным   в  1837) здесь  лечился тяжелобольной  Тарас  Шевченко,  и  жидовский  дед  Ленина  вынужден  был  лечить   этого  автора  знаменитой  антижидовской  поэмы  «Гайдамаки»  (так  утверждает  шевченковед  жид  Марголис).

Одновременно  А. Д. Бланк  подрабатывал  врачом в  Морском  ведомстве.  14  июня  1838  года  он  сдал  экзамен  на инспектора  врачебной    управы. 20  июня  этого  же  года  удостоен  звания  медика-хирурга.  Штейн  добыл  и   такой  документ.  Зимой    1833-1834  А. Д. Бланка  вызывал  лечить  своих  дворовых  бывший  адъютант  графа  Аракчеева,  полковник  лейб-гвардии  Семёновского  полка  князь  А. Я. Шаховской.  С  этого  времени  А. Д. Бланк  становится  личным  врачом  самого  князя  Шаховского.

Жидовский  дед  Ленина  в  это  время  уже  жил  в  роскошном  особняке  на  Английской набережной  (дом 40  на  углу  Адмиралтейского  канала,  ныне -  Английская набережная, дом 74/2). Этот   двухэтажный  особняк  был  построен  по  проекту  Трезини    для  знаменитого   уральского  горнозаводчика  Демидова, но в начале  века  особняк  приобрёл  лейб-медик  трёх  императоров,  руководитель  Медицинской  службы  русской  армии  во  время войны  1812  года,  руководитель  Императорской  Медико-хирургической   академии,  глава  всех  российских  хирургов  баронет  Яков  Васильевич  Вилле.  Вот у  этого  баронета  жидовский  дед  Ленина  и снимал  прекрасную  двухэтажную  квартиру.   В  этом  доме  родилась  и мать  Ленина.  А  после  рождения  следующей  дочки  в  этой  квартире,  по  мнению А. Д. Бланка,  стало  тесно,  и   он  в  1836  покупает  себе  дом  на  Петербургской  стороне  (ныне  улица  Блохина,  дом  7).

Далее   не  совсем  ясно.  То  ли по  материальным  соображениям,  то  ли  из  честолюбия (дед  Ленина  захотел  стать  большим  медицинским  начальником), или  из  каких-то   других  соображений   дед  Ленина  три  года    добивается  места  инспектора  врачебной  управы.  Самый  главный  покровитель,  крестный  отец  брата  Дмитрия, сенатор Баранов  уже  умер.  Но был  ещё  жив князь  Голицын, бывший  министр  Духовных  дел   и народного  Просвещения,  устроивший  братьев-жидов   из Житомира  в  1820  году  в  Императорскую  академию.  Теперь  он  Главноначальствующий  над  Почтовым  департаментом, член  Государственного  Совета, сенатор,  камергер.    Жидовский  дед    Ленина  прогибается перед  ним,  канючит  о помощи,  и   28  октября  1840  года  князь  Голицын  пишет  письмо  министру  внутренних  дел  графу  А. Г. Строганову  с  просьбой  подыскать  его  знакомому  доктору  Бланку  место  инспектора  врачебной  управы. 

Граф  Строганов  предлагает    доктору  Бланку  место инспектора  врачебной  управы  в  далёкой  и холодной  Пермской  губернии. От  Петербурга до Перми  2 280  километров.  То  есть блат  сработал,   но не  так  успешно,  как  хотелось бы. Никакого  желания  ехать  так  далеко  на  северо-восток    Российской  империи  у  жида  Бланка  не  было.  И он  гордо  отказывается  от   предложения.  Граф  Строганов  оповещает  князя  Голицына  от отказе    жида  и  сообщает, что  другого  места  у  него  для  доктора  Бланка  нет.

Прошло  несколько  месяцев.  Комфортного  места  никто  доктору  Бланку  не  предлагает, и тогда  он  пишет  прошение  на имя  графа  Строганова  о том, что  в ноябре  прошлого  года  он  «по  причине  недавней  кончины  жены  моей, болезни  двух  из   шестерых  бывших  у  меня детей и по  другим  домашним  обстоятельствам»   не  смог  поехать  в  Пермь,  но  теперь «обстоятельства  переменились»,  и он  просит  это  место.

20  февраля  1841  года  доктор  Бланк  назначен  инспектором  Пермской  врачебной  управы. Но сразу  он   в Пермь  не  едет.  9 апреля  1841  года  в  Медицинский  департамент  от  доктора  Бланка  поступает  прошение  о  выдаче  ему  «свидетельства  для  беспрепятственного  вступления  в  брак  со  вдовою  чиновника  12-го  класса  Катериною  Ивановной  фон  Эссен.  Ему  разрешили, не заметив,  что  этот  жид  - плут.  Он  скрыл  девичью   фамилию  этой дамы.  А  девичья  фамилия  её  -  Гроссшопф.  Она  была  родной  сестрой умершей  жены  А. Д. Бланка,   а такие  браки  в   Российской  империи   запрещены  законом.   Никто  не знает  и,  вероятно,  не  узнает,  какие  у жида  были  разговоры  с  Катериной  Ивановной  на тему  об  этом  браке, но  скоро  доктор  Бланк  возвращает  чиновникам  Медицинского  департамента  выданное   ему  разрешение – «по причине  несостоявшегося  брака».  Может  быть,  Катерина  Ивановна  фон  Эссен побоялась, что обман  откроется,  и могут  быть  скандальные  неприятности.   Она  и без  бракосочетания  согласилась  поехать  с  жидовским  доктором    в  Пермь  в  качестве   нелегальной  супруги,  хозяйки  дома  и воспитательницы  его  детей. 

А. Д. Бланк  вступает  в  должность  инспектора  Пермской  врачебной  управы  26  мая  1841  года.  Инспектор  врачебной  управы  -  это  что-то  вроде  заведующего  областным  здравотделом. В  его  подчинении  медицинские  учреждения  региона.  Но  Пермская    губерния   жиду  не  по  душе.  Огромная, холодная, с  тёмным  и диким  народом,  бедная, с  высокой смертностью  населения.   Зачем  ему,  жиду  Бланку,  понижать  эту  смертность?   Какое  ему,  жиду  Бланку,  дело  до  населения  этой  губернии?   И  потому  уже  через  год  Бланк  снова  появляется  в  Петербурге,  канючит  у  начальства  перевести  его  «в   одну  из  внутренних  или  западных  губерний».  У  него  дети  часто  болеют в  суровом  климате  и так далее,   нытьё  в  обычном  жидовском  духе,  пожалейте  бедного  еврея,  не  зря  же  он  крестился. 

Начальство  на  этот  раз  решило  уже  не  церемониться  с  надоедливым   и неблагодарным  жидом,  которому    важны  не  интересы  империи,  не  здоровье    народа,  а  собственное  жидовское  благополучие.  Не  хочет  работать  этот  теплолюбивый  жид  в холодной  Пермской  губернии,   и   не надо,  - решает  новый  министр  внутренних  дел  граф  Л. А. Перовский.  13  октября  1842  года   надоедливого  жида  увольняют  с  должности  начальника  пермской  врачебной  управы  и совсем  ничего  не предлагают  взамен  в  более тёплых  местах. 

Жид  Бланк  раздосадован, оскорблён,  но что делать?  Влиятельных  покровителей  больше  нет. Блестящая   медицинская карьера  в России  не  получилась.  Бланка не  ценят.  Пришлось  снова  вернуться  в  Пермь  и заняться  неприятной  скромной  работой.  1 марта  1843 года  он принят на  должность  заведующего  Юговского  заводского  госпиталя  -  в  300  километрах  от Перми. Штейн  полагает, что и эту  работу  он  получил  благодаря     помощи  своего  родственника  из   министерства  финансов  К. Н. Гроссшопфа.   Главное  Управление  уральских  заводов  тогда  находилось   в  подчинении  этого  министерства. Но  Бланк  и на  этом  месте  долго  не  удержался.  В 1845  году  он  переходит  работать  доктором  на  Златоустскую  государственную   оружейную  фабрику.  40   коек  для  больных  и   4  ученика-лекаря  в  подчинении.   Директором  оружейной  фабрики  и горным  начальником  всех  заводов  Златоустского  округа  был тогда  знаменитый  русский  металлург,   генерал-лейтенант  П. П. Аносов.  Об  отношениях  П. П. Аносова  и   доктора  Бланка  никаких  данных  нет.  В 1846  году  Бланк   получает  должность  медицинского  инспектора  златоустских  военных  госпиталей.

26  июня  1846  года  А. Д. Бланк  определён  в   надворные  советники.
А  в  1847  году,  не закончив  срока  службы, А. Д. Бланк  уходит  в  отставку.  Его  оклад, когда  он работал – 571  руб. 80 коп.  в  год.  Поскольку  он  не  закончил  срока  службы, ему  ещё  оставалось  работать  3  года,  пенсия  ему  была  определена  размером  не  в  оклад,  а всего в половину  оклада – 285 руб. 90  коп.  в  год.
    Бланк  был  типичный  меркантильный  жид,  деньги  он  любил,  почему  же так плохо  у  него  получилось  с  пенсией.  Поработал  бы  ещё  года  три. Лишние  300 рублей  не  помешали  бы  даже  хорошо  обеспеченному  жиду.   Ответа  на  этот  вопрос  нет. По  одной  из  версий  дед  Ленина   не   мог  ужиться  с  новым   горным  начальником  В. А. Бекманом.  Наверное, Бланк  понимал, что карьера   «в  этой  стране»  ему  не  удалась.  Он  не  стал  ни большим  медицинским  начальником,  ни знаменитым  доктором.  Тратить  здоровье, мотаясь  по госпиталям  Златоустского  округа,  больше  не  имело  смысла.

Ещё  перед  выходом  на пенсию  практичный  жид  купил  в  Казанской  губернии  имение  Кокушкино  с  землёй,  в  40  километрах  от Казани.   В книжках  о Ленине,  которые  печатались  в  течение  десятилетий  для  зомбирования  русского  народа,  авторы, в том  числе  и родственники  Ленина,  писали,  что  дед  Ленина  купил  «домик»,  «именьице»,  «заброшенный,  без  земли  хутор»,  «жил в деревне,  лечил  крестьян».   Всё  это  обычное  враньё  приверженцев  культа  Ленина  и его   жидовских  родственников.  Очень уж им не  хотелось  признать,  что  жидовский  дед  Ленина  был  богатым  землевладельцем.  По  данным  Аросева,  дед Ленина  купил  большой  дом,  503, 6  гектаров  земли  и 39  крепостных  душ   мужского  пола.  Прибавим  ещё  столько  же   крепостных  душ  женского  пола.  Дед  Ленина  купил  ещё  и мельницу.  Русские  крестьяне  ишачили  на  этого  жида  на  барщине.

По  утверждению  Елизаровой  (Ульяновой),  дед  Ленина   купил  дом  и  землю  на  деньги  всё  той  же  Катерины  Ивановны  фон  Эссен.   Высосал  этот  жид  из  неё  всё, что  мог.  Позднее  по  каким-то  причинам  часть  земли  и мельницу  дед  Ленина  продал.  По  данным  10-ой  ревизии  1857   года,  дед  Ленина  имел  346  гектар  земли .
Г. М. Дейч.  Еврейские  предки  Ленина \\  Час  Пик.  № 29,  1991.

После  отмены  крепостного  права  130, 8  гектар  земли этот  жид  передал  крестьянам,  получив  от  государства  80  процентов  стоимости  этой земли.   Осталось  у  него  больше  200  гектар  земли.   Крестьян   он  лечил, но  больше  он  на  крестьянах  наживался.   Подрабатывал  и на лечении  своих  старых  богатых  казанских    пациентов.


Быть простым  крепостником-землевладельцем  жидовскому  деду  Ленина  было,  конечно,  мало.   Этот  жид   хотел  быть  причисленным  к  потомственному  дворянству  России.  Он  хотел, чтобы    и   все  его дочки   были  дворянками. И  чтобы  его сын  был  дворянином.  И   пенсионер   Бланк   отправляет  соответствующую  просьбу  в Казанское  дворянское  собрание.  27  ноября 1847  года  Казанское  дворянское  собрание (а там были,  вероятно,  и  его  пациенты),  рассмотрев  положение  А. Д. Бланка,  отправляет  ходатайство  о дворянстве    в Петербург, в  Сенат.

Но к   недоумению  и раздражению  деда  Ленина,  быстрый  положительный  ответ  из  Сената не  пришёл.  Может  быть, одна   из   причин  - жидовское  происхождение  Бланка.  В Сенате  тогда  было много  государственных  деятелей,  которые  жидов  не  любили.  К  тому  же  этот  Сруль Бланк  не отслужил  полный  срок  службы  и  не  достиг   высот  в  карьере.  Никакой  особой  пользы  этот  жид  для  империи  и   её  народа  не принёс,  ничем  особым  не  отличился.

19 января  1850  года, не  дожив  до  20  лет,  покончил  жизнь  самоубийством  его сын  Дмитрий,  который  учился  в  Казанском  университете  на  юридическом (!)  факультете  (любят  жиды   учиться  на  юристов).  Причины  самоубийства  не  выяснены.

Старый  Бланк  остался  жить  в  Кокушкино  со  своими  5-ю  дочками,  пока  они,  одна  за  другой,  тяготившиеся его   деспотическим  характером,  не  выскочили  замуж  и   не  ускакали  к   мужьям.

В 1859  году,  наконец-то,  приятная   для  него  новость  из Петербурга.  Через  12  лет  со  времени  подачи  прошения,  14  августа  1859 года указом  №  6840  Департамента  Герольдии  Сената  было  удовлетворено  страстное  желание  жида  Бланка  о  причислении  его   к  потомственному  дворянству,  и его фамилия  была  внесена  в  3-ю часть  «Родословной»  Казанской  губернии. 


Весной  1870 года – последний  достойный  внимания  факт  биографии  жидовского  деда  Ленина.  В  Кокушкино приезжает  дочка  Мария  с  трёхмесячным  сыном  Володей.  Старый  дед   Сруль  берёт  своего внучонка  Вову  на  руки,  разворачивает  пелёнки, осматривает – «здоров  ли?»,  сюсюкает  с  ним.  Старый  жид  Сруль  с  голеньким  младенцем-внуком  Вовой  на    руках,  который  скоро  вырастет  и станет  «вождём  мирового  пролетариата»,   страстным  защитником  жидов,   ненавистником  русского  народа  и  разрушителем  Российской  империи,  -   какая  картина никем  ещё  не  написанная!

Умер  дед  Сруль, дед   Ленина  летом  1870  года  в  возрасте  71   года.   Похоронен  в  трёх  километрах  от  Кокушкино,  в  селе  Черемышеве  -  на  кладбище  при  православной церкви.   




Источники информации:
1. Штейн М.Г. Ульяновы и Ленины. Тайны родословной и псевдонима. -- СПб., 1997.
2. Арутюнов А. Досье Ленина без ретуши. -- М., 1999.





Приложение  № 1.

Добавление  жидовского исследователя   Ефима  Меламеда   к биографии  прадеда Ленина – Мошки Ицковича Бланка.

Ефим Меламед  родился в 1951 году в Житомире (Украина), ныне живёт в Киеве (понятно в Киеве лучше, чем в Житомире).  Писал и  издавал по истории русской литературы (любят они писать про русскую литературу),  по русско-еврейской истории и генеалогии.




Ефим Меламед


«Много лет назад (точно год Меламед не указывает), получив в Государственном архиве Житомирской области доступ к некоторым так называемым делам фондов, которые вообще-то предназначены для внутреннего, служебного пользования, я наткнулся в них на загадочные сообщения, пришедшие из Главного архивного управления СССР и датированные 9 и 12 июля 1973 г. Это были сопроводительные записки начальника канцелярии Главархива А.Ястребцевой, извещавшие о возвращении в архив двух дел и изъятии из них отдельных листов, которые 28 апреля 1972 г. были «переданы на хранение в Инстанцию».

Позднее эти дела из фондов №9 (Новоград-Волынский магистрат) и №118 (Волынская казенная палата) я встретил в перечне документов, содержащих упоминания о еврейских предках Ленина, которые были выявлены в апреле 1965 г. в Житомирском архиве, затем отправлены в Главархив СССР, а оттуда, вместе с материалами из других архивов, составивших 284 листа, спустя семь лет перекочевали в сейфы ИМЛ при ЦК КПСС (именно эту инстанцию и именовали в ту пору в официальной переписке столь таинственно и с большой буквы).

Между прочим, в тексте акта о передаче все фамилии, включая Ленина, были вписаны от руки, чтобы даже машинистка не знала, о ком идет речь и, кроме того, была сделана весьма примечательная приписка: «В ГАУ при СМ СССР документальные материалы хранились с 1965 г. в опечатанном виде, для использования никому не выдавались, копии с них не снимались. Главархивом СССР копии с передаваемых документов не изготавливались». Понятно, что подобным образом могли обставляться разве что самые охраняемые государственны секреты и всё  говорит о том, что означенные документы были признаны таковыми».


Что достоверно известно, так это то, что незадолго до своей смерти (29 июля 1870 года) он успел увидеть сына своей  младшей дочери Марии, в замужестве Ульяновой – Владимира.

Таким образом, как остроумно подметил один киевский исследователь,  получилось почти по Библии:  Ицко родил Мошка, Мошко  родил Сруля, Сруль родил   Марию,  а Мария родила  Владимира…».

Судя по уже найденным и обнародованным документам, Моше Ицкович Бланк обладал весьма неуживчивым и склочным характером и при этом являл собой не столь уж редкий тип еврейского антисемита. Характерно, что большинство документов, в которых он фигурирует, — это либо его доносы, либо жалобы на него, либо материалы судебных тяжб.

Так, еще в Староконстантинове, против Бланка выдвигали обвинения в краже чужого сена, в незаконной продаже «простой» водки вместо «фруктовой» и в обидах, нанесенных им местному еврейскому обществу. Тогда же он доносит властям об утайке местными евреями ревизских душ, а дотоле якобы вымогает у руководителей кагала 100 руб. отступных за свое молчание.

Впрочем, исками и кляузами, направленными против частных лиц, М.И.Бланк не ограничивался. Он жаловался и на своих единоверцев как таковых. Известно, в частности, о двух его письмах к Николаю I от 7 июня 1845  и 18 сентября 1846 года , в которых он обвинял евреев в ненависти к христианам (полагая, что «из одной уже благодарности» они «должны были их любить») и в том, что они не молятся за государя императора. Последнему он рекомендовал «силою принудить евреев избрать собственную пользу, так, как принуждают больного, который не хочет принимать лекарство». В качестве же мер исцеления предлагалось, чтобы евреи не получали от христиан никаких выгод (т.е. чтобы те, к примеру, не исполняли для них какую-либо работу в субботние и праздничные дни, когда сами они работать не могли, и не вели торговлю с ними), чтобы им «воспрещены были ежедневные молитвы о пришествии мессии», а вместо этого «их принуждали в каждый субботний день молиться за государя, за наследника престола и за всю царскую фамилию», чтобы им запрещены были «все собрания у казидимов» (т.е. хасидов — Е.М.), а раввинам (их Бланк именовал «лицемерными святошами»), соблазняющим евреев «к лжеумствованию», не позволяли объезды своих приходов. В этом случае, по его убеждению, не пришлось бы платить новообращенным по 30 руб. серебром, так как они стали бы креститься по своей собственной воле.

Как нетрудно догадаться, еще до того, как выступить с этими далеко идущими предложениями, кстати сказать, обратившими на себя особое внимание властей, их автор сам порвал с верой предков.

В уже упомянутых письмах на высочайшее имя он сообщает, что, отрекшись от евреев сорок лет назад, смог, однако, креститься только после смерти «чрезвычайно набожной <…> жены» 1 января 1845 года. Найденное мною в Государственном архиве Житомирской области, в фонде Волынской духовной консистории «Дело о просвещении св. крещением жителя г. Житомира Мошка Исаковича Бланка», проливает свет именно на этот эпизод.

Его открывает прошение самого Бланка (писанное чужим и мало разборчивым почерком, но им собственноручно подписанное) от 27 сентября 1844 года  на имя волынского викария и епископа Острожского Анатолия, в котором он, между прочим, сообщает, что «отректись иудейской веры» и стать христианином его побудило, в частности, неприятие талмудического толкования о пришествии мессии (о том, что он явится только тогда, «когда все иудеи будут благочестивые или грешные») и опасение, что вследствие слабого здоровья и преклонных лет он может внезапно умереть «без душеспасения».

В другом документе — справке Житомирского полицмейстера, датированной 27 октября того же года и представленной им в Волынскую консисторию, — сказано, что имеющий от роду 86 лет староконстантиновский мещанин Мошко Бланк — «поведения добропорядочного, под судом и следствием не состоит», что у него есть сын Александр 40 лет (т.е. дед Ленина, тогда инспектор Пермской врачебной управы) и дочь, 46-летняя Любовь, живущая в Житомире и занимающаяся «повивальным искусством» (о ее дальнейшей судьбе ничего неизвестно)».


 

Сруль ( после крещения Александр) Бланк, дед Ленина.


Статья Ефима Меламеда «Отректись  иудейской веры (Новонайденные документы о еврейских предках Ленина)» была опубликована  в журнале «Вестник»  onlain, № 21  (332), в октябре 2003 года.
        www.vestnik.com/issues/2003/1015/win/melamed.htm  • 35 КБ   
 




               
« Последнее редактирование: Март 11, 2017, 02:33:33 pm от Глазунов-Блокадник »

Глазунов-Блокадник

  • Global Moderator
  • *****
  • Сообщений: 2204
    • Просмотр профиля
Анатолий     Глазунов  (Блокадник)

 
  Стыдливые    краснюки  - 
 поклонники   культа  жида  Ленина,   внука    Сруля  Бланка




   Вопрос о жидовском происхождении Ленина   по  линии  матери  абсолютно выяснен. Ленин – жид.  Биография его жида-прадеда и биография его жида-деда, Сруля Бланка, тоже неплохо выяснены.  Но книги и статьи о жидовском происхождении Ленина – капли  в море невежества. Тиражи этих книг ничтожны. 99% населения их не читали. Помогли, конечно, просвещению русского народа некоторые газеты. Прочитали в них о жидовском происхождении Ленина уже десятки  тысяч   русских. Но недостаток большинства статей – в них мало   аргументации. По телевизору   -   ни  одной передачи  о жидовских предках Ленина.

     А есть и стыдливые, и тупые, и совсем   упёртые, которые, вопреки  научным фактам, либо сознательно замалчивают жидовское происхождение Ленина, либо даже тупо долдонят о   том, что Ленин – не жид, а  «обвинение» Ленина в наличии   у него жидовской крови   и   в наличии у него деда-жида Сруля Бланка – это «клевета», чтобы скомпрометировать Ленина. К тупо упёртым  относятся  «допотопные» категории населения России, именуемые в просторечии – «краснюками».  Они весьма отличаются друг от друга, но все они в большей   или   меньшей степени – приверженцы  культа   Ленина. У всех из них Ленин  - «в авторитете». Перечислю их:

Это,   прежде  всего,  сотни тысяч коммунистов и комсомольцев марксистско-ленинского   толка. Это КПРФ, РКРП, РКП, «Трудовая Россия» Анпилова,  «Авангард Красной  Молодёжи» (АКМ), «Союз Коммунистической Молодёжи» (СКМРФ), «Российский Коммунистический Союз Молодёжи» (РКСМ) и т. п.  Сюда относятся   и те, кто этих  «живых ископаемых» поддерживают. Они обречены на вымирание, но пока еще во множестве обитают на планете Земля и на территории  России и даже понемногу размножаются. Большинство из них ещё при диктатуре КПСС были необратимо зомбированы в духе марксизма-ленинизма и поклонения культу Ленина, а теперь они  и своих детей   и внуков пытаются зомбировать   в таком же духе. Но есть среди  радикальных молодых  краснюков и такие, которые самостоятельно зомбировались, изучая   книжки  жидов Маркса  и Ленина. Как правило, это дебилы, абсолютно  не   способные   к критическому    мышлению   и    абсолютно   не    способные   воспринимать   новые  веяния. А дикий, уродливый,   омерзительный   «капитализм», при котором они живут, даже способствует их небольшому размножению. Они мечтают снова переименовать Санкт-Петербург в Ленинград. Они яростно противятся  перемещению мумии Ленина  из  мавзолея на   кладбище,   где   похоронены его родственники. Они собираются на митинги на площадях у сохранившихся ещё  памятников Ленину. Они, заросшие мхом, таскают на демонстрациях, и не стесняются,  портреты Ленина. Они орут дебильные песни «Снова Октябрь впереди»   и   «Ленин такой молодой»…

20 апреля 1997 года на 4-ом съезде КПРФ руководство этой партии во главе с Зюгановым   даже   выписало   партийный   билет   № 1 жиду  Ульянову (Ленину)  и  вручило  его на хранение племяннице Ленина – Ольге Ульяновой. В КПРФ продолжается тупое,  мракобесное   утверждение культа  Ленина. Руководство этой партии и сам Зюганов,  конечно, знают о жидовском происхождении Ленина, но полагают, что рядовым членам партии   и   русскому  народу знать об этом   не  положено.  Логика их такая же, как у Сталина, как у руководства  КПСС при Хрущеве и Брежневе. В России усиливается неприязнь к жидам, поэтому жидовская кровь  в Ленине – это, по мнению руководства КПРФ, –  компромат на Ленина   и  на партию. Поэтому этот срам надо продолжать всячески скрывать! У нас в России таких  «живых ископаемых» – краснюков – ещё миллионы, а   на   планете   Земля – их сотни миллионов.

   Тупо упёртые – это и наши крутые нацболы, члены Национал-большевистской партии (НБП) Эдуарда Лимонова, лимоновцы. На красном  знамени   лимоновцев – ленинский серп и молот. Сами члены этой партии именуют себя гордо – «большевиками», как и Ленин. В  «Лимонке»   печатались и печатаются и дифирамбы Ленину, и его портреты. Вместе с коммунистами из КПРФ и анпиловцами   нацболы  часто собирались  и  собираются  на  митинги  на  площадях  у  памятника  Ленину.  И  нацболам  нисколько  не  стыдно.

В апреле 2003  в «Лимонке» (№ 220)  был опубликован отрывок о Ленине из  книги Лимонова «Священные монстры», которую Лимонов сочинил в СИЗО, Лефортово. Лимонов   в  восторге от Ленина. Зная его любовное отношение к Ленину, издатели ещё  в 1993 предложили ему написать книгу о Ленине для серии «Жизнь замечательных людей». «Возможно, получилась бы неплохая книга, но меня привлекли другие дела». «Недалёкие идиоты, - пишет Лимонов, - вякают порой, что Ленин разрушил Россию». Но Россию разрушил не Ленин, а Февральская революция.  «В чём гениальность Ленина?»  Ну, во-первых, прибыв в Россию, он  через   пару  месяцев  после Февральской революции обратился  к партии с призывом быстро сделать настоящую революцию и захватить власть.  «Смешной, маленький (ростом в 163 см), лысый эмигрант в швейцарском галстуке в горошек», он  понимал, что  на выборах не будет иметь никаких шансов на успех. Да и партия его тогда была «42-ая  по численности среди других партий». Но волею Ленина эта партия  всего через несколько месяцев   сумела  захватить государственную власть  в  России.  Во-вторых, «Ленин со своими ребятами сумел всучить России новомодную марксистскую  идеологию, настолько   западный, казалось бы, совсем   неподходящий России товар, и  преуспел  в этом». В-третьих, большевики собрали Россию, распавшуюся в результате Февральской революции. «Собрали заново». И этим процессом «неустанно руководил Ленин».  «Жёсткий, требовательный, фанатичный работник… и как отомстил за брата!». И Лимонов предлагает своим   поклонникам  и  сторонникам  учиться   у Ленина   брать власть. Горы из миллионов трупов русских людей, которые нагромоздили Ленин   и его жидодиктатура, Лимонова не интересуют. Огромные территориальные потери России тоже не интересуют. То, что   в России была   установлена   жидодиктатура   и жиды были   взяты  под  особую защиту, Лимонова  тоже не интересует. То, что идеология Ленина – мура, Лимонов   не   понимает  и  по сей день.

В книге «Как строили будущее  России»  Лимонов выдаёт еще один дифирамб  Ленину (Бланку):  Ленин сумел сделать революцию «с налёту». «Удача, дерзость, гениальный ум и отсутствие предрассудков позволили ему стать моделью революционера и примером для подражания   во  всём мире. Гениальный русский. Тем полудуркам, которым не нравится фамилия его бабушки, надо отрезать яйца. Основное в человеке – его собственный гений, а не фамилия бабушки или форма уха дедушки».

В  телевизионном  шоу  жида   В. Соловьёва  «К  барьеру»  (это было в 2004)  Лимонов  не  постеснялся  брякнуть  перед  десятками  миллионов  русских  людей  о  своём  любимом  идоле: «Ленин   Великолепный!».  Это  уже  полный  идиотизм.

В таком духе Лимонов  и зомбирует своих юных, наивных  нацболов. В том же номере «Лимонки» напечатана заметка «Новости с родины Ильича». Её автор, нацбол из  Ульяновска Stark пишет: «Многое изменилось в городе с тех пор,  как простой симбирский   пацан Ульянов Вовка отправился мстить за брата…» А в  Рабочей листовке НБП, напечатанной в Ульяновске, а потом  в  мае 2003 и   в «Лимонке»  в №  222 также  отчеканено вполне откровенно: национал-большевики – это «представители русского коммунизма,     идейные     и    практические   продолжатели      дела     В. И. Ленина – И. В. Сталина, РСДРП (б) – РКП (б) – ВКП (б), советского государства пролетарской диктатуры…».   Разве  не дебилы?
Понятно, что если Ленин для Лимонова – пример для подражания, то печатать материалы о жидовском происхождении Ленина, о его деде Сруле Бланке, редакция «Лимонки» никогда не будет. Может, самому Лимонову и по барабану национальность Ленина (а  некоторые   жиды-начальники   из   его партии   всё  же    очень довольны, что Ленин – их соплеменник), но Лимонов   всё же понимает, что в России  среди молодёжи растёт   неприязнь   к   жидовской   экспансии,   и  потому он  вынужден скрывать  «этот срам» – деда Сруля  от  своего  молодняка. Многие нацболы, когда узнают про деда Сруля, наверняка сбегут из партии Лимонова или потребуют  «переворота» – изгнания жидов и жидовствующих   из   партии  и   выброса   «жидовских элементов»  из   идеологии   партии.  Главный  дефект  Лимонова  в  том,  что  у  него  отсутствует  объёмное  мышление, он  не  понимает, что  исторические  события  надо обязательно рассматривать  не  только  в  социально-политическом  аспекте,  но  и в  национальном.  К  тому  же  Лимонов  не  качественный    русский. 

.      К стыдливым и тупо упёртым краснюкам относятся и члены так  называемой  «Армии  Воли  Народа». Солдат  в этой   «армии»  столько, что  их  всех  можно  запихать  в  один  товарный  вагон. Временно исполняющим роль вождя  и верховного  командующего  этой  «армии» назначил себя некто Мухин Юрий Игнатьевич. Он же и главный редактор газеты  «Дуэль». При диктатуре КПСС Мухин был большим заводским начальником. С детства был зомбирован   в духе марксизма-ленинизма и почитания культов Ленина и Сталина. Понемногу он  «излечивается», но в голове его каша из разных круп. Он называет свою газету   «газетой борьбы общественных идей  - для тех, кто любит думать», но на самом   деле  и  его «Дуэль» – газета упёртых краснюков, хотя, как и  «Лимонка», несколько своеобразная. В отличие от Ленина, Мухин, например, верит в  «переселение душ».

      В  его «Дуэли» регулярно печатаются статьи о «гениальном» Ленине, а противников культа Ленина обзывают «негодяями» и «отморозками». Сам Мухин дико разъярился на писателя и редактора газеты «Завтра»  А. Проханова за его замечательный роман «Господин Гексоген», где Проханов показал жуткую лабораторию под мавзолеем, где специалисты в белых халатах стараются   придать   омерзительным остаткам трупа Ленина приличный вид. Проханов посмел, к негодованию Мухина, осквернить его «святыню».  То, что для Проханова уже перестало быть «святыней», для Мухина – всё ещё «святыня». Понятно, что при таком отношении к Ленину, Мухин никогда не напечатает для просвещения членов своей «армии»  ничего о жидовском происхождении Ленина. Мухин напечатал бы в своей газете «Дуэль» материалы   о жидовской   крови Ленина  и о Сруле Бланке лишь при одном условии: если бы в этой же газете Мухин смог бы поместить свою огромную погромную статью, опираясь на факты науки. Но где же он, Мухин  и все идеологи «Армии Воли Народа», заросшие  мхом,  найдут такие факты? Поэтому остаётся одно: стараться скрывать как можно дольше этот «срам» Ленина и продолжать врать, что Ленин – русский.   

      В №  38 за 2003 г. в своей газете «Дуэль»  Мухин печатает статью дебильного краснюка В. Димира  «Сколько  еврейской крови у Ленина?». Ну и сколько же? И каким  прибором мерили?  Да нисколько, утверждает автор статьи, краснюк Димир, ссылаясь на книгу   жидовского  писателя Лео Германа «Правда, о великой лжи» (Т. 1. Вожди, СПб., 2001). Уровень доказательств жида   Лео Германа и краснюка Димира, естественно, нулевой. Они вообще не понимают, что в науке надо не изрекать свои мнения, а приводить факты. В то, что  Сруль  Мойшевич  Бланк – дед Ленина, пишет Лео Герман, «верится с трудом по ряду причин: будучи евреем, вряд ли он получил бы дворянский титул и смог бы владеть крупным имением, где у него, вплоть до  1861, имелось много крепостных рабов. И вряд ли Александру Дмитриевичу (будь он евреем) удалось бы отдать свою дочь во фрейлины к императрице».  Редактору «Дуэли» Мухину так  страстно хочется, чтобы Ленин был не жид, что он готов такого рода   наивные рассуждения принимать за веские научные доказательства. И    вот, на   основании подобных   рассуждений   жида  Лео Германа, дебильный  краснюк  В. Димир от имени  всех дебильных    краснюков пишет:

        «С удовлетворением (он так и пишет – «с удовлетворением») мы утверждаем: нет еврейской крови у Ленина! Русский он!».

«Русский Он! Русский Он!» – кричат и долго будут кричать краснюки на планете.
Положение краснюков, - деятелей со «вчерашней» идеологией» - весьма плачевное. Они   не могут сказать прямо: «Ну да, наш Ленин – жид, кто спорит, помесь жида с калмыком, немцем и шведом.  Ну и что?  Мы – интернационалисты. Для нас национальность не имеет никакого значения…». Не могут так сказать, ибо в настоящее время в русском народе неприязнь к жидовскому засилью в управляющем классе России   растёт необратимо.  Да и многие начальники, и активисты этих партий и групп  уже понимают «про себя», хотя публично стесняются сказать, что дед Сруль – это «срам» Ленина. Понимают, что партии и группы, у которых ИДОЛ -  жид, вождь жидов и русофоб, ныне уже не могут   иметь   в    России   шансов   на   большой   успех.

Но у начальников и активистов этих партий и групп, в отличие от Сталина и Политбюро ЦК КПСС, уже нет сил запретить в России публикации о жидовском происхождении Ленина. Им остаётся лишь или игнорировать эти публикации, никак не реагировать на них публично, замалчивать их, делать вид, что их нет. Или же голословно долдонить, что «обвинение» Ленина в жидовском происхождении – «это клевета на Ленина». Или же цепляться с умным видом за соломинки. Что значит цепляться за соломинки? А это значит цепляться за такие «аргументы», которые не имеют никакой научной ценности – за «соломенные аргументы». И стараться   с умным видом выдавать их за «железные аргументы», за  научные   аргументы, за  неопровержимые аргументы. И таким способом дурить  рядовых членов своих   «армий»,  партий  и  групп. 

Рассмотрим эти  «соломенные аргументы»:


«Соломенный аргумент» племянницы Ленина.
В   «Аргументах   и  фактах» (№ 16, 21-27 апреля, 1990) эта учёная дама, Ольга Дмитриевна Ульянова, изрекла: «Род  по линии Ильи Николаевича (отца Ленина) – это русские люди». «По линии матери – не знаю! Она тоже русская!».  Вот и всё, что могла родить племянница Ленина. По части доказательств – абсолютная беспомощность. Но для   поклонников культа Ленина  она – АВТОРИТЕТ.

«Соломенный аргумент» меньшевика Валентинова.

Сошлюсь на пространную статью  против  русских националистов  в газете краснюков «Дуэль» (№ 3, 2001) современного большевика-ленинца, если не  жида, то  жидовствующего,   Михаила Валентинова. Он утверждает, что его однофамилец, меньшевик Н. Валентинов встречался с Лениным, беседовал с ним и потому «знает всю его подноготную». «Знает, что Ленин – не еврей». Но разве старшая сестра Ленина, которая пыталась при Сталине опубликовать документы о еврейском происхождении Ленина, встречалась с Лениным реже, чем меньшевик  Н. Валентинов?  А разве Сталин, который  приказал «молчать абсолютно!» о  жидовских  предках Ленина, встречался с Лениным реже, чем меньшевик Н. Валентинов и хуже знал подноготную Ленина? Но почему жидовствующий большевик Валентинов больше верит жидовствующему меньшевику Валентинову, а не старшей сестре Ленина и не Сталину? Ответа на этот элементарный вопрос жидовствующий большевик Михаил Валентинов публично, естественно, дать не может.

  «Где он родился? Откуда он – не знаю, но уверен, что дед Ленина  А. Д.  Бланк           – не еврей», - изрек на пределе своих умственных способностей  в 1960 году в далёкой Америке престарелый меньшевик Н. Валентинов  (он  же  Н. Вольский). По части доказательств  и здесь – абсолютная беспомощность. Но для приверженцев культа Ленина и престарелый меньшевик  - в  АВТОРИТЕТЕ. «Где дед Ленина родился? Откуда он – не знаем, но уверены, что он – не еврей!» – долдонят  краснюки уже  более 50 лет.
     Что можно возразить им? Только ответить им их же логикой: «Где вы родились, господа? Откуда вы?  – не знаю, но уверен, что все вы – невежественные, жидовствующие, красножопые   папуасы!».   


«Соломенный аргумент мадам Бычковой
.

Это самый мощный аргумент современных  приверженцев культа Ленина. «Истину установила Бычкова!» - изрёк в газете «Аль-Кодс» («Священный Город») ещё в 1994 году в № 11 большевик-ленинец Владимир Обухов, автор огромной, на две полосы статьи  «Ленин и еврейский вопрос». Газету   эту  несколько лет  издавали на русском языке палестинцы для просвещения русского народа по жидовской теме. Идеология газеты  противоречивая. Газета была враждебна   к  жидам, желала уничтожения Израиля и Мирового Жидовства, за что её потом в России и запретили. Но газета   и   марксистско-ленинская. Ленин среди многих палестинцев – фигура весьма почитаемая. Видеть Ленина «жидом» палестинцы никак не хотели   и   потому  изо  всех сил   вцепились   в   мадам Бычкову. Спасай, родная!

     И по всей России среди приверженцев культа Ленина, среди краснюков всех видов разнеслась радостная весть: «Истину установила Бычкова! Ленин – не еврей! Миф о еврействе Ленина сокрушён!».

     «Истину установила Бычкова!» - изрёк через 6 лет в огромной статье против русских националистов в газете «Дуэль» (№3, 2001) уже упомянутый мною, известный своим невежеством и категоричностью суждений, жидовствующий большевик-ленинец, соратник вождя «Армии Воли Народа» Мухина, Михаил Валентинов.   К тому же ещё и примитивный обманщик. Кусок его статьи под названием «Миф о еврействе Ленина» абсолютно текстуально совпадает с  куском статьи   с тем же названием – «Миф о еврействе Ленина», написанной Владимиром Обуховым и опубликованной в «Аль-Кодс» в 1994. Даже в ссылке на источник сделана одинаковая ошибка. Оба автора неправильно указывают страницу издания, где были опубликованы суждения Бычковой. И здесь две версии. Либо Михаил Валентинов и Владимир Обухов – одно и то же лицо под разными фамилиями, но печатать один и тот же материал под разными фамилиями – «мерзость иудейская». Либо Михаил Валентинов просто вор, напечатавший кусок чужой статьи под своей фамилией, наивно полагая, что статью Владимира Обухова, напечатанную много лет назад в палестинской газете, которая уже давно не издаётся, никто уже не помнит.

  Ещё 15 января 2002 года я послал  главному редактору «Дуэли» Мухину  письменную  просьбу ответить на вопрос, кто же на самом деле его соратник, этот враг русских националистов, большевик-ленинец Михаил Валентинов? Бывший Владимир Обухов или обычный вор? Для просвещения  Мухина и его партии я послал ему и статью «Жидовские  предки Ленина» - отрывок из своего документального   детектива «Как искали и запрещали  жидовскую  кровь Ленина». Послал я   Мухину и портрет деда Ленина  -  Сруля  Бланка.  Скоро я получил уведомление, что моя просьба дошла до редакции «Дуэли». Естественно, как я   и ожидал, Мухин, редактор газеты «борьбы общественных идей»,  в ответ «абсолютно промолчал в тряпочку».

     А ещё раньше М. Валентинова весьма известный публицист В. Бушин, весьма ядовитый   и свирепый, один из последних романтических могикан-краснюков, весь заросший мхом, в газете «Завтра» опубликовал статью «Надо ли взрывать синагоги?» Старый   краснюк, конечно, заявил, что синагоги   взрывать не надо, это не очень хорошее дело – взрывать синагоги, и яростно стал колоть своим пером, привязанным к палке, тех, кто упорно распространяет в России  «старые побасенки о еврейском происхождении Владимира Ильича со стороны матери  - Марии Александровны, урожденной Бланк». Какие же аргументы выставил свирепый старый краснюк? Да всё те же  - соломенные. Вспомнил старческие   умствования    меньшевика   Н. Валентинова   и,  конечно  же,  -    Бычкову.

     Кто же такая эта Бычкова, которая, по утверждению приверженцев культа Ленина, сокрушила  «миф о еврействе Ленина»? Кто такая эта Бычкова, которая посрамила Плесковскую, Елизарову (Ульянову), Аросева, Петрова, Шагинян, Штейна, Дейча и Цаплина, которые сыскали  в   архивах документы о жидовском происхождении Ленина? Кто такая эта Бычкова, которая посрамила самого Сталина? Кто такая эта Бычкова, которая посрамила целый Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС?

     Бычкова Маргарита Евгеньевна – кандидат исторических наук, специалист по генеалогии, старший научный сотрудник Института Российской истории. С 1994 года Маргарита Евгеньевна – даже почётный член Русского Генеалогического общества.   

     Почитатели Ленина ссылаются на её якобы «сенсационную научную статью, опубликованную в  газете «Поиск» (№ 37, 1993, С. 16). На самом деле никакой научной статьи, опровергающей жидовское   происхождение Ленина, эта учёная дама нигде и никогда не опубликовывала!  В № 37 в 1993 в газете «Поиск» опубликовано было лишь небольшое интервью Бычковой   под общим названием «История страны -  это история семей, её населяющих». По формату полос – это почти заводская газетка, а всё  интервью Бычковой уместилось на одной маленькой полосе. Бычкова рассказала журналистке Светлане Балуевой о том, что генеалогия в СССР долгое время была под запретом. «Было неприлично интересоваться   и своими, и чужими предками». Теперь стало полегче. Почти всё содержание интервью  - это ответы на вопросы, не имеющие никакого отношения к родословной Ленина. Почти треть газетной полосы занимает генеалогическое древо, но не Ленина, а Бориса Ельцина. Не к чести Бычковой, даже схема родословной Ельцина неполноценная, ибо отсутствует, по незнанию или робости составителя, схема родословной  матери Ельцина.

     Светлана Балуева задала Бычковой и вопрос о «нашумевшей легенде о еврейском происхождении Ленина». Бычкова изрекла, что мнение это -  «ошибочное». Она уже давно слышала о «документе», который доказывает   якобы  еврейское   происхождение Ленина. «Но не это вызвало моё удивление  и мой интерес, а то с какой растерянностью и изумлением   восприняли  это  известие   родственники Ленина».

     «Меня поразила эта нестыковка. И я решила провести собственное расследование.  Мне удалось поработать в Казанском архиве с фондом губернского дворянского собрания и установить, что действительно существовало два Александра Бланка, биографии которых были сознательны смешаны.

     Первый Бланк А. Д. –  это настоящий дед Ленина, происходил из православного купеческого рода. Начавши службу в 1824, он в 40-е дослужился до чина надворного советника,  который давал ему право на потомственное дворянство. В этом смысле его биография совпадает с биографией  Ильи Николаевича Ульянова.

     Второй Бланк, тоже Александр, никакого отношения к Ленину не имеющий, тоже существовал в действительности, был на 3-4 года старше Александра Дмитриевича и   во многом   повторил его служебную карьеру. Он тоже учился медицине, но служил потом в госпиталях и благотворительных организациях, а не на государственной службе, то есть не мог получить чина, дающего право на дворянство».

     Светлана Балуева, естественно, поинтересовалась: «Значит ли это, что все исследователи ошиблись?»
  Учёная дама Маргарита Евгеньевна изрекла: «Скорее это был сознательно искаженный документ, а о причинах его появления судить   не  берусь».


     Вот и всё, что сказала учёная дама Бычкова в своём интервью. Всего о происхождении Ленина она наговорила 30 газетных строчек, а какая концентрация самонадеянности   и   некомпетентности. И   наверняка эта Маргарита Евгеньевна  весьма чтит Ленина. И всунулась она явно не в свою тему. Сама же призналась: «Хочу только сказать, что меня как ученого происхождение конкретных людей интересует мало. Я занимаюсь русской историей 15 - 17 веков, с момента образования единого Российского государства до Петровского времени».  Зачем же занялась происхождением «конкретных людей» – Бланков? Получила партийное задание от краснюков объявить, что Ленин – не жид?

     Учёная дама  весьма подмочила себе репутацию специалиста по генеалогии и истории. Кандидат исторических наук, а выступила  как глупенькая   студентка-комсомолка    первого курса. Что надо было сделать  этой даме, если  бы она с научной  добросовестностью  отнеслась к  теме о   национальности  деда  Ленина  по материнской  линии? 

     Во-первых, Маргарите   Евгеньевне  следовало   бы   рассказать   биографию   того  А. Д. Бланка (Сруля Бланка), которого все исследователи принимали и принимают за настоящего деда Ленина и которого Маргарита Евгеньевна и все краснюки за такого не принимают. Она должна была рассказать его биографию с 1824 г., когда он закончил Медико-хирургическую академию. Где этот жид  жил,   и кем,   и где  работал?  На ком был женат? Имел ли детей? Когда умер? Где похоронен? На все эти вопросы она должна была дать ясный  ответ.  Тогда, рассказав биографию «ложного» деда Ленина, она посрамила бы всех. Но почтенная   дама   проявила   здесь   абсолютную  беспомощность.

     Во-вторых, она должна была рассказать начало биографии того А. Д. Бланка, которого она считает за настоящего деда Ленина. Но она изрекает без ссылок на архивные документы лишь одно:  дед Ленина «происходил из православного купеческого рода». Но кто его отец и мать? Где он родился? Какова   национальность его родителей? Откуда у его отца фамилия Бланк? Где этот якобы настоящий дед Ленина жил и учился до совершеннолетия? Где и когда получил медицинское образование? Учился ли он в Медико-хирургической академии? На все эти вопросы учёная дама ответить была абсолютно бессильна.

     Не заметили её поклонники, что и  в её версии нет утверждения, что дед Ленина – русский. На вопрос о его национальности она утверждает, что  «он происходит из православного купеческого рода». Но православными в России при царях были тысячи жидов. Ведь и Мошко Бланк, отец Сруля и прадед Ленина, тоже в 1835 стал православным. И Сруль, дед Ленина, тоже   в   1820 стал православным.

     И ещё. Бычкова рассказала о каком-то «документе», который какие-то злоумышленники «исказили». Но что это за «документ»? Где он находится? Видела ли этот «документ» Бычкова? Кто и когда его «исказил»? Где доказательства «искажения»? Какие цели преследовали злоумышленники?  Ответов Бычкова, естественно, дать не может и не даёт. И ещё, Мария Евгеньевна  полагает себя очень учёной, но даже не знает, что существует не один  документ о жидовском   происхождении Ленина, а несколько. Одним словом, голословное мнение Бычковой Маргариты Евгеньевны убедительно только для идиотов   и   для слепых приверженцев культа Ленина   из  числа  заросших  мхом   краснюков.

     Ну, ладно. Интервью есть интервью, а не научная статья, Может быть, кандидат исторических наук М. Е. Бычкова все же написала   для   научного   журнала сокрушительную   научную   статью   против   «мифа о еврейском происхождении Ленина»?   Может  быть,  написала  и  издала  солидную  научную  монографию    на  эту  тему.  Да  ничего  она  не  написала.   Прошло  уже около  15  лет, а Бычкова так  ничего и не       опубликовала о происхождении Ленина. Ни статьи, ни солидной монографии. Бедные, бедные  наши   краснюки.

     Есть и ещё одна   часть   населения России, которая отрицает лицемерно факт жидовского   происхождения Ленина или этот факт упорно замалчивает. Это жиды похожие на историка Генриха Дейча, который долго не решался предать гласности документы о жидовском происхождении Ленина, которые он скопировал в архивах, а потом увез тайно за границу. Он считал, и многие единоплеменники  в Америке его поддержали, что эти документы работают против жидов. Если Ленин жид, то картина захвата власти жидами   в 1917 году  -  более   полная и убедительная. А правильное   понимание тех  событий   ведёт русских к правильному пониманию событий   и  после 1990. То есть истина  (факт  жидовского происхождения Ленина) работает и  на современное   Антижидовское  Сопротивление.      Этим   и объясняется, что  хотя   власть в   России после 1990-1991 круто переменилась, и  жиды снова   приобрели   много власти   над русским  народом, и архивы   ныне   в   подчинении   прожидовского   правительства, документы   о том, что Ленин – жид, которые были изъяты из архивов по требованию руководства КПСС, как и раньше, полностью  не  опубликованы. И по телевизору, а  телевидение ныне пока у жидов, за 10 лет не показали  ни одной передачи о жидовских предках Ленина. Не показали  ни   одной   передачи  о захвате   власти   жидами   после   1917 года.  Об  этом  не  рассказывают    и  учителя истории    русским  детям  в  школах. 


   Кунсткамеру  из  разного  рода  коммуняк,  заросших  мхом,  и  трусливых  и лицемерных  жидов,  которые  бояться,  что в  России    начнётся  открытое  Русское  национально-освободительное  движение    против  засилья  жидов   во  власти, я  дополню  для    развлечения  читателей   очень  своеобразным  уродцем-мутантом  -  «арийцем    Баяном».  Кто  он  таков,  я  не  ведаю.  О  его  деятельности  за   возрождение  и развитие  арийской  расы  ничего  не  слыхал.   Узнал  я,  что  такой  уродец-мутант  обитает  в  России,     из    газетки    «Ариец».  В   №  2  (27) за  2005  год    редакция  опубликовала  его  статью    «О  новом  Апокалипсисе  и его  Мессии».      Свою фамилию  «ариец»  скрыл   под    псевдонимом  Баян.     И  название  статьи,  и   псевдоним  явно  говорят  о  том,  что  автор  о  себе  очень  высокого  мнения.   Так  вот  в  этой  статье  «ариец  Баян»  пробаянил   следующее:   

«Сын  человеческий  Ленин  не  мог  быть  верующим,  ибо  он  бог-создатель  новой  религии.  А  бог  не  приемлет  чужих  идей.  Сам  большевистский  переворот  был  бескровным,  что  признают  обе  стороны. Не  было  бы  ужасов  и жертв  гражданской  войны,  если  бы  не  белый  мятеж  и  интервенция    Антанты…   
«Он  желал  блага  всем  народам  Земли. Ленин  и его  большевистские  соратники  -  апостолы  не  знали  самого  страшного  греха  -  сребролюбия,  то  есть  не  поклонялись  Мамоне  -  жажде  наживы».

«Относительно  еврейства  Ленина.  Странно  об  этом  слышать. Иудеи  никогда  не  считали  и  не  считали  Ленина  своим.   И  потом,  что  это  за  еврей  такой  Ленин,  если  именно  он  позакрывал  еврейские  синагоги  и  банки,  ликвидировал  частную  собственность  -   форму  существования  еврейства…»   

А  кто    тогда  Троцкий   (Лейба  Бронштейн),  Янкель   Свердлов,   Зиновьев  (Радомысльский),  Каменев  (Розенфельд), Володарский,  Урицкий,  Дзержинский,  Ягода  и  тысячи  картавых  деятелей того  времени,  которых  захватили  власть  в  России?    По  логике  «арийца  Баяна»  они  тоже   не  есть  жиды,  ибо,  во-первых,  «их  не  считали    и не  считают  за  своих  многие  иудеи».  А  во-вторых,   «что  это  за  жиды  такие  соратники  Ленина,    если  они  позакрывали   жидовские  синагоги,  банки,  и ликвидировали  частную  собственность  - форму  существования жидовства…».   

 Но  если  Ленин  и  все  эти  его  соратники,  которых   я  перечислил,  не  есть    жиды,  то  кто  же  они?  «Ариец  Баян» из  Кунсткамеры   молчит  в  тряпочку. Когда-то  многие  коммуняки   (особенно  которые  из  жидов)    на    вопрос    о  своей    национальности    отвечали:   «Я  социал-демократ!»  или  «Я  коммунист!».   Вероятно,  и  «ариец  Баян»  тоже  полагает,   что  Ленин  и его  гвардия  -  это  не  жиды,  а  «социал-демократы, большевики  и  коммунисты».   А  если  спросить  «арийца  Баяна» о его национальности, он,  вероятно  ответит:  «Я  ариец!».    Я  же  предполагаю,  что  «Ариец  Баян»  или  жид, или  с  жидовской  примесью, или    сильно  зомбированный  жидами    уродец-коммуняка, заросший  мхом. 

  Господин  Баян   баянит,  что    «Ленин   и его  апостолы-большевики    не знали  самого  страшного  греха    - сребролюбия.   Господин  Баян  совсем  не  знает  историю.  Он  не знает, сколько  барахла  вывез  Троцкий  (Лейба    Бронштейн)  за  границу  и  сколько  у него  было  на  банковском  счёте.  Господин  Баян    не знает,  что  после  смерти   главного  соратника  Ленина,  Янкеля    Свердлова,    сначала  опечатали    сейф,  который   стоял  в  его  кабинете,  а  когда  через  несколько  лет  сейф  открыли,  сотрудники  госбезопасности   были  ошарашены:  сейф   жида  Янкеля   Свердлова  был  наполнен   валютой,  золотом  и   бриллиантами.  Не  знает   господин  Баян,   насколько  богат  был  друг, учитель    и   покровитель  Ленина  жид  Парвус.   Не  знает  господин  Баян,  как  любил  кутить  и шиковать  за  границей  жид  Дзержинский,  который  и  после  1917  года  регулярно  посылал  большие  суммы  денег  за  границу  на  содержание  своей  любовницы…  Не  знает  господин  Баян, как  Ленин  и Троцкий  обжирались  красной  икрой  в  голодной  России  после  1917  года.   Об  этом  рассказал  сам  Троцкий  в  своей  книжке  «Моя  жизнь».    Господин  Баян  верит  комсказкам,  в  которых  описано,  что  коммунистические  руководители  партии  и государства  после  1917  года  ходили  все  бледные, тощие  и падали  постоянно  в  обморок  от  голода…

      Ранее   гасил   истину   о  жидовском  происхождении  Ленина  Сталин, потом  гасило истину руководство КПСС  при  Хрущёве,  Брежневе, Андропове  и Горбачёве, теперь гасят истину     жидократия,    заросшие  мхом  уродцы-краснюки  разного  рода,  и даже  уродцы-арийцы,  вроде  господина  Баяна.  Огромная  часть  зомбированного  жидами  населения  России,  увы,  ещё  Кунсткамера.  Есть  и  ещё  большая  категория населения  из  поклонников  культа  Ленина  (тоже  Кунсткамера),  которые  под  давлением  фактов  всё  же  капитулировали  и  признали  жидовское  происхождение  своего  идола,   но  которые  упёрто  вопят:  «Да,  в  Ленине  есть  жидовская  кровь, ну  и  что?  Ведь  главное,  что  по  духу  Владимир  Ильич  Ленин  был  русский!». 

   Снова  врёте,  господа  поклонники  культа  Ленина!    Вот  по  духу-то   Ленин  как  раз  и был  жид  в  полном  объёме.  И  не  только  жид,  но  страстный  покровитель  и   защитник  жидов  и   губитель  русского  народа.    Недаром  же   жиды-коммунисты  Израиля    выступили  с  предложением:  «Если  тело  Ленина    всё  же    будут    выносить  из  мавзолея,  то   желательно,  чтобы  тело  Ленина    было  похоронено    в  Израиле.  Именно  в  Израиле  ему  самое  достойное  место».


   Книга   «Как  искали  и  запрещали  жидовскую  кровь  Ленина.  Документальный  детектив»  -  это  лишь  первая  часть  более  объёмной  книги  «Ленин    и  жиды».   Во  второй   части  этой  книги    «Ленин  и  жиды»  я    и   расскажу  подробнее   о  жидовском  духе  Ленина.   В  конце    же  первой  книги  я  расскажу  лишь  о  том,  что  не  только  Ленин  был  жид,  но  и  все  самые  главные   его  кровавые  соратники,  которые  захватили  власть  в   России  в  октябре  1917  года,  тоже  были    жиды.   А  также    расскажу  об  одном  из  главных  документов   с  подписью  Ленина, -   Постановлении  Совнаркома  о  защите  жидов,  которое  было  принято  летом  1918  года.  От  этого  Постановления  Совнаркома  уже   отчётливо  веет  жидовским  духом  Ленина  -    внука    Сруля  Мошковича  Бланка.
                 







« Последнее редактирование: Апрель 09, 2013, 01:02:25 pm от Глазунов-Блокадник »