Автор Тема: Проблемы сталинизма  (Прочитано 11104 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17978
    • Просмотр профиля
Проблемы сталинизма
« : Апрель 01, 2013, 06:55:09 pm »
Фальсифицируемая реабилитация и её возможные итоги


Основной принцип такого вида единоборств, как айкидо, заключается в следующем. Активному действию противника добавляется некоторый нюанс, в результате чего действие имеет обратный эффект. Целью действия было нанесения повреждения противнику, а в результате небольшой его модификации повреждение причинено тебе. Казалось бы, при чём тут реабилитация Сталина?

В последние годы для многих, в том числе и для власти, стало очевидно, что массовая реабилитация Сталина, сталинской эпохи, неизбежна, как рассвет. Либеральные антисталинские мифы дают строго обратный желаемому эффект. Коррупция космических масштабов, криминализованность всей системы сверху донизу, полная импотенция окружающей действительности к хоть какому-то целеполаганию и движению к цели − всё это несёт в себе лучшую из возможных рекламу той эпохи. Эпохи великих побед и большого стиля. Окружённые серостью и тотальной бесцельностью бытия люди не могут не относиться с симпатией к временам Великих Целей. Этот факт, кстати, говорит о том, что люди у нас всё еще остались людьми, хотя усилий на превращение их в безмолвных жвачных животных было потрачено огромное количество.

Вслед за симпатией к той эпохе следует смягчённое отношение к её лишениям и перегибам. Что тоже понятно.


И вот тут хотелось бы остановиться на самом феномене сталинизма. Почему он был именно таким? Почему диктатура пролетариата при Сталине приобрела столь суровые черты?


Согласно теоретическим трудам (например, В.И.Ленин − «Детская болезнь левизны в коммунизме», которая написана задолго до рассматриваемых лет), диктатура пролетариата имеет контрреакционный характер. То есть напрямую зависит от силы буржуазной реакции. Если реакция слабая или отсутствует вовсе, то механизмы, посредством которых осуществляется диктатура пролетариата, имеют достаточно мягкий характер или не включаются вовсе. При её усилении же шестерёнки механизмов, призванных защищать социальную структуру, становятся жёстче и безжалостней.

В сталинскую эпоху давление реакции всемирного Капитала на первое в мире государство рабочих и крестьян достигло своего и практического, и теоретического пика. Для ликвидации данной социальной макроструктуры Капитал пробудил и исторг из своих недр абсолютное зло фашизма.

Да, Европа была беременна фашизмом. В той или иной форме, он, вероятнее всего, где-то восторжествовал бы. Но из всех вариаций была выбрана и поддержана самая бесчеловечная (и, по странному совпадению, самая антикоммунистическая) форма – нацизм в его гитлеровском исполнении. Ведь фашизм фашизму рознь. Был в НСДАП Гитлер, но был, например, и Грегор Штрассер с его «Национал-социализм должен ускорить разрушение капитализма любыми возможными способами, включая сотрудничество с большевистской Россией». В «Ночь длинных ножей», однако, убили именно Штрассера. Очевидно, случайно.

И вот этому выращенному, вскормленному и натравленному на нее Злу диктатура пролетариата и противопоставила тот мощный, жёсткий, директивный механизм, который мы условно называем сегодня сталинизмом.

Понимать эту взаимосвязь крайне важно. В ней скрыт истинный смысл и суть той брутальной формы социалистического строя, которая была реализована у нас в те годы.

Что же происходит теперь? Власть, как уже было сказано, вероятно, поняла неизбежность реабилитации Сталина. А такая реабилитация в полной и всесторонней форме является для власти чудовищным, возможно, смертельным, ударом. Ведь она имеет своим прямым следствием тот факт, что даже самая жёсткая форма борьбы с мировой буржуазией есть что-то однозначно положительное. То, на что стоит и нужно идти ради поставленных высоких целей.

Нефальсифицируемый Сталин просто неотделим от диктатуры пролетариата. Реабилитируешь его – реабилитирована и она. И вместе с ними борьба с буржуазией любыми средствами.

Естественно, на это наши правящие круги пойти не могут.

И им в этой ситуации остаётся только одно. Им необходимо сфальсифицировать сам феномен сталинизма.

Тут есть несколько способов.

Первый заключается в отрыве сталинского курса от, условно назовём, ленинского.

Прораб перестройки Яковлев говорил, что надо «авторитетом Ленина ударить по Сталину», а тут обратная ситуация. Величественный «красный император» победил в политической борьбе жидов-космополитов и возродил уже, казалось, умершую Империю. Данный алгоритм имеет, однако, одно неприятное свойство. Он хоть спутывает карты в идеологической картине той эпохи, однако саму картину не деидеалогизирует. Империя тут по-прежнему «Красная», хотя космополиты тоже за мировую революцию против Капитала. То есть факт мы, конечно, смогли извратить до уровня сказки, но сказочка всё равно какая-то антибуржуазная у нас получилась.

Поэтому был разработан другой, гораздо более мрачный в перспективе алгоритм фальсификации.

Посмотрите, на какие особенности того периода упирают современные большие и малые рупоры пропаганды, что ставят ему в главную заслугу? Нам говорят, это был могучий режим, который решительно разбирался со своими политическими противниками, который прямо и смело исполнял поставленные задачи, не боясь ни голосов из-за рубежа, ни внутренних несогласных вредителей. Это был режим сильной руки, централизации власти и ресурсов для выполнения задач. Что все эти «белоленточные» уже б давно сидели при Сталине, порядок тогда был. И прочее, и прочее в том же духе.

Понимаете? Из всего комплекса исторического феномена берётся и начинает, якобы, под напором массовых настроений, реабилитироваться лишь одна грань. И какая именно? Именно грань формы управления. Жёсткой, суровой формы, способной смело сокрушать противника, не оглядываясь на запад, и добиваться своих целей любой ценой. «Своих» тут в смысле целей правящих, правящего класса. Разрывается связь между данной формой правления и тем содержанием, которое она несла. Накалённым коммунистическим содержанием. Соответственно, и цели у такого содержания были принципиально другие, и сама форма была временным явлением в ответ на прямую агрессию.

Теперь этого всего нет. Вырезали. Из сурового исполинского монолита взяли только одну грань, грань перемалывающих всё ради своей цели жерновов.

Они уже ведут эту массовую «реабилитацию», ведут тонко, аккуратно и успешно. Далее они по мере желания, возможностей и (главное) отрыва сути той диктатуры от такой «реабилитации» даже могут усилить мимикрию под образ Красной Империи.

Ведь можно же вернуть звёздочки на хвостики истребителей (тем более, они при Советской власти и сделаны), переименовать Волгоград в Сталинград, можно вслед за гимном и красное знамя при желании поднять. Да хоть «Интернационал» пой, если ты уже разорвал в общественном сознании причинно-следственную связь и убедил, что при Сталине «сильными были потому, что власть всех во как держала», а не потому, что средства производства принадлежали обществу и государству, а не частным собственникам и олигархам. Люди назад своего не попросят. Они будут искренне убеждены, что реабилитация удалась, они победили, и страна подошла к осуществлению нового «Красного Проекта». В принципе, эту иллюзию можно будет поддерживать достаточно долго. Вплоть до того, пока такую «Красную» империю Капитал не доглодает до костей. Всех догадывающихся до истинного положения вещей можно смело отправлять в тюрьмы, ведь именно этот аспект сталинизма позволено массам реабилитировать особенно акцентированно.

Почему наши власти, тем не менее, так аккуратничают с проведением подобной реабилитации и даже побаиваются её? Ответ тут состоит в следующем. Подобная массовая популяризация той формы правления даст не только право на использование тех методов, но и, очевидно, обяжет перейти к ним (раз в масштабах страны укоренилась мысль об именно таком правлении, как правильном и эффективном). В этом и возникает у наших власть имущих проблема. Дело не в одном лишь отсутствии политической целесообразности такого поведения (их цель проста – обогащение), нет. На него нет политической воли. Рассказы о страшном путинском тоталитаризме – это всё сказочки на экспорт. В реальности мы живём при достаточно мягком авторитарненьком режиме воров и мошенников, им выполнение такого общественного заказа не просто не нужно, оно им не по плечу.

Но общественный заказ, вызванный такой, сфальсифицированной, реабилитацией, обязательно родит предложение. И на смену этой генерации ворья может (и, скорее всего, придёт) новая генерация правителей. Отвечающих запросу «сталинизм минус социалистическое содержание». То есть русские Пиночет и Сухарто. Со всеми вытекающими – и для ворья, и для нас, и для страны.

Таким образом, раскручивание сталинизма чревато двумя вариантами развязки: либо содержание сталинской эпохи вопреки всему победит форму, что даст колоссальный исторический шанс левым политикам в России. Либо форма победит содержание, и к власти придут фашисты типа Пиночета или Муссолини. В любом случае пришедшие похоронят нынешнюю либеральную, рыхлую генерацию правящих кругов России. Вполне возможно, что в буквальном смысле этого слова.

Так история, подобно мастеру айкидо, направит казалось бы эффективный приём нынешних властей России против них самих же.

http://masterwaff.livejournal.com/26118.html

Александр Харчиков

  • Global Moderator
  • *****
  • Сообщений: 64
    • Просмотр профиля
Re: Проблемы сталинизма
« Ответ #1 : Апрель 02, 2013, 09:01:19 pm »
Да, действительно... Либо социалистический СТАЛИНИЗМ, либо капиталистический фашизм. Германским национал - социализмом здесь в общем - то не пахнет, хотя он был бы и предпочтительнее кап. фашизма пиночетовско - сухартовского розлива. ГРАМОТНАЯ статья.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17978
    • Просмотр профиля
Re: Проблемы сталинизма
« Ответ #2 : Апрель 03, 2013, 11:47:13 pm »
Сталин и мы сегодня

Не к юбилею и не к годовщине смерти…

Призваны в мир мы вовсе не для праздников и пирований. На битву мы сюда призваны; праздновать же победу будем там. А потому ни на миг мы не должны позабывать, что вышли на битву, и нечего тут выбирать, где поменьше опасностей: как добрый воин, должен бросаться из нас всяк туда, где пожарче битва.

Н.В. Гоголь.

Сталин – наше знамя боевое.

Давно смолкли залпы антисталинской истерии: эта война уже выиграна. В мемуарах маршала авиации Голованова приведены слова Сталина: «- Я знаю, - начал он, - что, когда меня не будет, не один ушат грязи будет вылит на мою голову. - И, походив немного, продолжал: - Но я уверен, что ветер истории все это развеет». Фраза эта в самых разных литературных обработках и с ссылками на самые разные источники (чаще всего на выдуманную М.И. Трушем беседу Сталина и Коллонтай о сионизме) давно уже гуляет по страницам газет, журналов и публицистических книг, не говоря об интернете. С этим предсказанием Сталина всё в точности как с планом Даллеса. План, есть он или нет, но всё равно работает. Предсказывал ли Сталин всеочищающий ветер истории или нет, но предсказание сбылось.

Конечно, либералы продолжают врать и истерить. И по-прежнему находятся люди, которые верят их пропаганде. Но коренной перелом в сознании русского народа уже произошёл, маятник качнулся в правильную сторону.

А в чём причина этого? Почему так растёт актуальность и востребованность Сталина? Вовсе не потому, что с цифрами и фактами опровергнута ложь о десятках миллионов репрессированных и тотальном ГУЛАГе для всех оставленных в живых. И не в том, что либеральный антисталинский вой вызывал естественное здоровое отторжение и желание объективно разобраться в вопросе. Дело здесь не только в исторической правде, дело в мировоззрении. Сталин уже давно воспринимается нами не просто как живой человек. Не как ученик Ленина (или же, напротив, как, утверждают оппоненты, исказитель его дела). Не как государственный деятель и даже не как исторический персонаж. Сталин – это образ, который так глубоко сидит в каждом русском человеке (видимо, задевая какие-то глубинно-национальные, архетипические струны), что выбить его оттуда не могут уже 60 лет. Несмотря на все попытки. И сегодня в подсознании каждого нашего соотечественника живёт Сталин – символ, с которым солдаты (как бы ни врали по «Эху Москвы» либералы) действительно шли на смерть. Шли на смерть, потому что понимали: есть вещи важнее собственной жизни. Вещи, ради которых нужно преодолеть животный страх и слабость. Человек, видимо, нуждается в персонификации этих сакральных вещей. Огромное большинство русского народа когда-то персонифицировало их в Сталине. И персонифицирует их в нём до сих пор, ведь кто, как ни Сталин – символ небывалого в истории человечества скачка: за годы сделаны дела столетий. Кто как ни он – символ напряжения воли, сверхусилия, самоотречения и самопожертвования. Символ Победы вопреки смерти. После Сталина в нашей истории не было ничего даже отдалённо близкого. А по сравнению с сегодняшним сытым чавканьем путинской стабильности та эпоха кажется эпохой титанов, полубогов и героев.

И в людях живёт подсознательное понимание того, что лишь таким сверхусилием, кровь из носу, вылезая из кожи вон, можем сейчас мы спасти Родину от неминуемой гибели. Вот отсюда и актуальность Иосифа Виссарионовича.

Сегодня Ветер Истории дует ровно и мощно, сдувая мусор с могилы Сталина. И под него спешат подставить свои паруса самые разные политические яхтсмены.




Сталин – чья-то база кормовая…

Неудивительно, что такой «архетипический» Сталин превратился в некий символ веры в сознании значительной части населения. Все кто «за» – свои, все, кто «против» - чужие. И нет ничего проще, чем вызвать симпатию в измученной за четверть века либерального террора русской душе. Назвав волшебный пароль «Сталин», ты сразу сигнализируешь всем вокруг: я за самоотверженность, за державность, за коллективизм, за беспощадность к врагу, упорство и терпение. Словом, – за всё то, чем строилась и собиралась веками Россия, за великие стройки, за веру в лучшее будущее для потомков, за справедливость и труд, за человеческое достоинство, за право гордится страной. И едва произносится пароль «Сталин», как сразу все прошлые грехи будто бы исчезают.

Посмотришь на одного сталиниста – медийный делец с сомнительным прошлым и настоящим. Второй – перестроечник, всю жизнь ползающий в кремлёвских коридорах, третий – представитель творческой интеллигенции, аплодировавший в своё время развалу СССР, четвёртый – так и вовсе похож на откровенного шизофреника. Так нет же. Пароль назван, сим-сим открылся, и сознание наивного молодого товарища уже готово к принятию всего, что восхваляющий Сталина новоиспечённый кумир туда вложит вместе со Сталиным. А кладут туда порой такое, что можно смело сказать, не «кладут», а «лОжат». Это не удивительно: первыми смекают, откуда ветер дует, самые пронырливые, хитрые и беспринципные. А ветер сегодня пахнет Сталиным и жаждой созидательного подвига.

Сегодня не как в начале 90-х или 2000-х. Тогда только КПРФ доказывала обществу историческую правоту Сталина. Сегодня же плюнешь и попадёшь в сталиниста. Самый характерный (потому что самый очевидный) пример – протоиерей Всеволод Чаплин. По должности он фигура медийная, но создается впечатление будто он только тем и занят, что раскручивает свою персону путём эпатажа публики.

Еще не давно протоиерей Чаплин эпатировал заявлением, что моральным долгом каждого христианина в 20-е годы было уничтожение как можно большего числа большевиков. Дальше последовал призыв проверить книги Ленина и др. лидеров большевиков (значит, и Сталина тоже) на экстремизм... И вот – на тебе. Приплыл к «сталинистам». Он теперь за «Сталинград», и за признание «определенного количества полезных дел для страны», что свершил Сталин. И вот уже некоторые наши молодые товарищи церковного либерала Чаплина принимают с распростёртыми объятиями в ряды идейных патриотов-государственников...

Сталин – щит прогнившего режима?

Если бы один протоиерей Чаплин! Недавно за переименование Волгограда в Сталинград высказались такие известные политические флюгеры как Матвиенко и Чуров. Это уже серьёзно. Власть держит руку на пульсе и готова в случае необходимости официально подхватить столь дорогое электорату сталинское знамя. А полуофициально это уже давно сделано.

Есть среди российского правящего класса специфическая прослойка «нетрудового элемента». «Аналитики» и «политологи», гнездящиеся в странных организациях со странными названиями – в фондах, институтах из 4-х человек, экспертных центрах, аналитических группах, и прочая, прочая. Чем эти граждане живут и кто их финансирует – великая тайна. Но они активно ездят по стране, проводят всевозможные семинары, встречи и совещания, заседают в изборских клубах, одновременно выпуская книгу за книгой со скоростью, которой позавидует сама Дарья Донцова. И при всём при этом успевают штамповать статьи, вести ЖЖ с блогами и периодически попадать на ТВ, где с умным видом рассуждают на абсолютно любые темы (от принца Чарльза до свиного гриппа и от съезда китайской компартии до ордена иллюминатов). Причём, всё это они делают как бы в свободное от основной работы (в своём фонде или экспертном центре) время. В чём эта основная работа заключается, они не говорят, но намекают, что это что-то тайное, интеллектуальное и очень важное для страны. И они, приобщённые к высшим сферам, приоткрывают теперь покров тайны нам, простым смертным. За что мы – простые смертные – должны быть им, во-первых, очень благодарны. А во-вторых, ловить с величайшим вниманием каждое их отлитое в граните слово.

Так вот, оказывается, что все эти хазины, фурсовы, вассерманы и прочие – теперь тоже сталинисты. Только сталинисты специфические. Не слышно от них про то, сколько Сталин совершил побегов из тюрем и сколько лет провёл в ссылках. Не скажут они никогда про то, сколько Сталин нелегальных газет распространил, сколько подпольных типографий создал, сколько рабочих стачек организовал. И вообще – как свергал Сталин царское правительство, как люто его ненавидел, и как воевал с ним насмерть. Ни слова об этом. Послушаешь этих господ – услышишь только, что Сталин сажал шпионов, предателей, раскачивателей лодки, масонов, сионистов и резидентов МИ-6. И при этом как бы само собой подразумевается, что все, кто в 1920-х и 30-х были против Сталина, – теперь и против Путина. Неплохо бы Путину, дескать, со Сталина пример взять – и Россия бы начала подниматься с колен ещё сильнее!

«Забывают» эти пикейные жилеты современности, эксперты по всем вопросам, что резвящиеся на просторах России воры, казнокрады и взяточники при Сталине отправились бы «ускорять кайлом прогресс» в неосвоенные дальние районы. Что Сталин не летал с журавлями, а работал у себя в кабинете. Что его скромность в быту вошла в легенду, в отличие от «скромности» сегодняшнего «исторического аналога». Что вместо уничтожения науки и образования Сталин вывел страну на передовые позиции в мире. Что не ощущали при Сталине люди этой вселенской несправедливости, которую наблюдаем мы сейчас. Что не плевали безнаказанные воры, лизоблюды и взяточники в лицо своему народу, самодовольно развалившись в кожаных креслах.

Наконец, что при Сталине государствообразующий русский народ рос и креп, а сегодня вымирает быстрее, чем при Ельцине.

Нет, не любят вспоминать они о таком Сталине. Не нравятся им ни Сталин-созидатель, ни Сталин-революционер. Говорят они только о том, как Сталин ломал планы тогдашних глобалистов и заговоры мировой закулисы с её отечественной обслугой – якобы прообразом сегодняшней оппозиции. А ВЫДУМАННЫЙ ИМИ образ Сталина прикрывает их ложь, маскирует глупость их слов и обманывает тех, на кого эти манипуляторы хотят влиять.

И у лукавых манипуляторов уже находятся добровольные помощники и в стане левых патриотов. Это же прекрасно, что власть взяла на вооружение Сталина, говорят они. Значит, не всё потеряно, значит, есть в Кремле и здоровое консервативное крыло, с которым можно сотрудничать и на которое можно опереться. И повторяют вслед за манипуляторами от власти все их словесные трюки. И помогают властям раскручивать искажённый до неузнаваемости ложный и охранительный образ Сталина, обманывая своих же товарищей и призывая объединяться вокруг «патриотической» башни Кремля. Глупость это или предательство – в каждом отдельном случае надо решать отдельно.

А пока можно не сомневаться, что в ближайшем будущем нас ждёт «патриотический» путинский ОНФ с портретом Сталина в качестве одного из логотипов. А всех, кто против фронта, автоматически зачислят и в противники Сталина. И тех, кто имя Сталина последние 10-20 лет отмывал от плевков сегодняшних «сталинистов», официально обзовут троцкистами и леволибералами. Механизм этот уже запущен, и некоторые наши левопатриотические товарищи уже посматривают с надеждой в сторону этого «патриотического» ОНФ, надеясь в нём обрести пристанище. И уже заготовлены у них болеутоляющие препараты для своей вспухшей совести. Плетью, дескать, обуха не перешибёшь. Во власти, дескать, тоже есть хорошие люди. Мы, дескать, идём к врагам, чтобы делать реальные дела, используя их же ресурс. Мы, дескать, реалисты, а вы можете только критиковать. С начала времён и до самого их конца оправдания своей трусости и предательству всё те же. Они стары как мир.

Тех же, кто желает сохранить совесть и честь, – я отсылаю к эпиграфу статьи.

Сталин – отвлекающий манёвр

Сталин. Выхолощенный, вывернутый наизнанку, загримированный до неузнаваемости Сталин на наших глазах становится одним из символов режима.

Есть расхожая фраза «патриотизм – последнее прибежище негодяя». Обычно её любят повторять наши весьма безграмотные либералы в том ключе, что, дескать, патриот и негодяй – это одно и то же. На самом деле произнесший знаменитую фразу Самуил Джонсон «не подразумевал реальной и щедрой любви к <…> стране, но имел в виду тот патриотизм, который так многие, во все времена и во всех странах, делали прикрытием личных интересов». Теперь других прибежищ для властных негодяев уже не осталось. Только святые чувства, только любовь к Родине и жажда подвига. Те самые идеалы, о которых говорилось выше, персонифицированные в образе Иосифа Виссарионовича. Прикрыться им как щитом, и за его спиной продолжать воровать, ломать и растаскивать то, что он построил.

И здесь нельзя не вспомнить о деградации образования и катастрофическом снижении уровня культуры и способности к мышлению у выросшего в ельцинско-путинскую эпоху молодого поколения. Кислород и водород сами по себе не опасны. Но, соединившись, они могут образовать гремучую смесь. К обрезанному и искажённому до неузнаваемости образу Сталина прибавим безграмотность и юношеский максимализм – и мы получаем стоеросового путинского патриота. В его голове причудливо переплелись неприязнь к буржуям и любовь к Путину; ненависть к «раскачивателям лодки» и мечта возродить СССР; идеалистическое мессианство и ссылки на марксизм. Вот такие новые «сталинисты» и вырастают из «последнего прибежища негодяев». Высоцкий для таких – диссидент и антисоветчик, Башлачёв – «какая-то мразь, вроде Юры-музыканта», а всё, что умнее фильмов в «правильном переводе» гоблина, - эстетство для либерастов и секс-меньшинств.

Эллочка людоедка обходилась, как известно, тридцатью словами. Новому молодому «сталинисту», не выползающему за пределы пары групп «вконтактике», ЖЖ старикова, тупичка гоблина и сайта Мудрого Аналитика, достаточно знать всего 4, непременно употребляя их с ёрническим хихиканьем: «неполживость». «Рукопожимаю». «Лично-расстреляны-кровавым-сталиным» и «Николай-карлович-перелогиньтесь».

Сейчас мы наблюдаем только цветочки. Пока что на политической арене развлекают публику полусумасшедшие актёры-любители, возомнивших себя пророками Красного Смысла, более-менее ловкие торгаши типа Бывшего Опера, да клоуны вроде Онотоле. А когда в большую политику придут настоящие хитрые, матёрые и опытные жулики типа Мавроди или Грабового? Тропа им уже протоптана…

Здорово. Уютно. Благостно. Замкнуться в секту и слушать то, о чём скажет интернет-гуру. И не обращать внимания на реальность.

Передали Норвегии спорные территории? Не обращать внимания! Лучше пошутить про Сванидзе и нарисовать картинку про Сталина-терминатора.

Вступили в ВТО? Надо срочно выкопать из интервью умершего на днях актёра что-нибудь антисоветское и захлебнуться праведным возмущённым лаем.

Выплыли новые факты фальсификации думских выборов? Нарисуем, как челябинский метеорит упал на голову Латыниной.

Лёгкий путь. Радостный и безболезненный, как героин.

Тех же, кто желает сохранить разум и волю, – я отсылаю к эпиграфу статьи.

Сталин – это шарфы и футболки

Не парься, чувак! Вот тебе картинка со Сталиным, который либералов мочит. А вот сотрудник НКВД пришёл в гости к Ксюше Собчак. Нет, не к Путину и не к его олигархам! К Собчак, Боровому и Новодворской, которые интересны 2% населения. А мы покажем тебе демотиваторы про Сталина, чтобы ты хихикал и умилялся. И не забывал крикнуть «НетОранжевойЧуме», когда тебе скомандуют. Вот какие «сталинисты» нужны власти.

Легко и приятно бороться с «Эхом Москвы», которое поддерживает ничтожно малый процент населения. С ним теперь каждый гоблин борется. Потому что это безопасно и приносит профит, который можно легко конвертировать в деньги. Сложно и неприятно бороться с теми, кто, прикрываясь именем Сталина, оправдывает путинский режим, добивающий страну. За это больно бьют и чужие, и, порой, свои. Но ведь есть ещё и третий путь, Сталиным можно торговать.

Едва не стало Уго Чавеса, как в продаже появились футболки с его изображением. Невидимая рука рынка не расставляет всё по местам. Она мажет грязью всё, до чего дотягивается. Мажет и Сталина. «При покупке двух чавесов вы получаете бесплатно блокнот с Че Геварой»? «Оптовым покупателям футболок скидка». «Собери полную коллекцию футболок со Сталиным и получи пивную кружку с Лениным в подарок». Вот реалии рыночной России.

Всё до безобразия просто. При капитализме любой образ – такой же товар, как и всё остальное, а святость образа не значит ничего. Она бесценна, а всё, что бесценно, – бесплатно. А всё, что бесплатно – не нужно.

И Сталин из реально существующего факта российской истории и из сплачивающего мобилизующего образа превращается в ничто. В картинку, в товар, в аморфный фантом, который перестаёт иметь какое-либо значение, потому что размазан, расплывчат, не имеет границ и тонет в сытом свином капиталистическом чавканье.

И пока одни торгуют сталинскими футболками, вторые плодят сталинские группы вконтактике и гонят волну демотиваторов (правильных по сути, но, как правило, убогих по форме), а третьи прикрывают Сталиным свои охранительные идейки, – Россия продолжает умирать. И будто град Китеж, всё глубже и глубже опускается она на дно мировой истории, чтобы уже никогда не всплыть на поверхность.

Где выход?

Пройдёт совсем немного лет, и путинские охранители, рядящиеся в патриотов и сталинистов, добьются того же, чего добились выродившиеся вожди КПСС. Само слово «патриотизм» превратится в ругательство, так же как четверть века назад, при Горбачеве в ругательство превращалось слово «социализм». Заодно с негодяями сотрут в пыль и последнее их прибежище, а знамя патриотизма будет вымарано в грязи.

Есть такая известная фраза, обычно приписываемая Мао Цзэдуну, «высшая форма патриотизма – ненависть к буржуазной Родине». Она звучит и в интернет-среде. Сейчас большинству современников подобное пораженчество кажется безумием и предательством. Но даже сегодня, несмотря на общий патриотический настрой, всё громче на форумах, «вконтактиках» и пр. слышны голоса, повторяющие на все лады «а зачем нам такая Родина?». Родина, убивающая русский народ, втаптывающая в грязь его святыни, навязывающая ему чуждые ценности, продающая и грабящая его, обманывающая его и наживающаяся на его горе. Какая разница между русскими путиными и заокеанским Госдепом? Только лишь в одной риторике? Но одной риторикой сыт не будешь. В неё верят всё меньше и меньше, а никаких дел нет – одна спекуляция на святом.

И это нервно-паралитический интернет-яд разливаяся по блогам, страничкам ...

Такое впечатление, что негодяи хотят довести людей до той точки кипения, когда они скажут «хватит!» и бросятся втаптывать в грязь не только обманщиков, но и святыни, которыми те прикрываются.

Так уже было в мировой истории неоднократно. Так было и в России 1917-го, когда солдаты дезертировали с фронта, чтобы создавать свои комитеты солдатских депутатов, не видя никакой разницы между «своим» правительством и немцами. И можем ли мы сейчас осуждать тогдашних солдат? Ведь сегодня мы начинаем понимать, насколько бездарным, глупым, лживым и вороватым может быть «своё» правительство. Настолько, что разницы между «своим» и чужим уже нет. Но тогда страну спасли большевики...

Неужели опять придёт время, – и разнесут по кирпичику «последнее прибежище негодяев»? И выкинут на свалку испачканные временщиками и грабителями государственные и патриотические знамёна...

Что ж, отмывать эти испачканные знамёна от грязи, чтобы поднять их на новые, доселе невиданные вершины, опять придётся нам, коммунистам, всем левым патриотам. Отмоем. И поднимем. И Сталин будет одним из этих знамён. Настоящий Сталин: и революционер, и консерватор; и разрушитель отжившего, и созидатель нового мирового проекта.

Т. Краснов

http://kprf.ru/party-live/opinion/117041.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17978
    • Просмотр профиля
Re: Проблемы сталинизма
« Ответ #3 : Апрель 27, 2013, 04:54:42 pm »
Знаете в середине нулевых я и помыслить не мог, что начавшаяся тогда народная "реабилитация Сталина" может быть использована нынешним политическим режимом для обеспечения стабильности своих денежных потоков. Иначе, думал я, это будет другой политический режим. А вот хрена. Оседлали, использовали и нынче скармливают населению все то же говно, только завернутое в потертый старый френч. Это универсальные паразиты. Алиены. Чужие. Кстати, поэтому и не стоит волноваться насчет какой-то "клерикаризации общества" и наступления ПГМ. Эти ребята, родом из девяностых, любой источник социальной энергии воспринимают как ресурс для поддержания своей стабильности. И осваивают его как умеют - то есть, хищнически, грубо и без заботы о восстановлении. И полянка "православия" будет вытоптана так же, как была вытоптана полянка "демократии". Только чахлый саксаул расти будет. А также будут освоены, вытоптаны и переведены в навоз полянки патриотизма, сталинизма и советской ностальгии.


anlazz

27 апреля 2013, 12:26:18 UTC
Знаете, мне становится все более ясно, что ничего хорошего всевозможные возвраты в прошлое не несут. Не важно, возврат ил это к "истинному социализму", "на столбовую дорогу цивилизации" или к "истинныи ценностям". Каждуй раз, когда пытаются оживить труп, получается только зомби, и больше ничего. Даже если это труп великого человека.
Так что истинный путь вперед - путь в будущее. Не в Православную Империю, и не в СССР 2.0 , а в новое социалистическое или коммунистическое общество, которое будет построено после решения наших, современных проблем.

http://kommari.livejournal.com/1939439.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17978
    • Просмотр профиля
Re: Проблемы сталинизма
« Ответ #4 : Май 17, 2013, 02:29:28 pm »
проснитесь, вас обокрали


   
Но когда кто-то из них впервые за двадцать лет публично сказал что-то хорошее о коммунистическом деятеле (вот уж действительно вода на левую мельницу), идёт единая волна возмущения как от всякой лоялистской сволочи, так и от коммунистов же.

Ребята, сейчас 2013 год, а не 1993-й. Сейчас памятники Сталину ставят на территории буржуйских частных предприятий, руководители путинского "Народного" фронта надевают с гордостью форму НКВД, книжные магазины забиты книгами с названиями типа "Сталин - самый человечный человек", по госканалу НТВ показывают комплиментарнейший фильм об ИВС, общенациональные издания защищают честь сталинских спецслужб. Так что жирный хоккеист их североамериканского НХЛ, хвалящий Сталина - это если не тренд (есть еще тут некое стеснение перед нашими западными партнерами), то вполне себе уже богоугодное и патриотическое дело.

Но самое главное - хвалят его как раз не за то, что он был коммунистическим деятелем (а он им был). Потому что - именно как у коммунистического именно деятеля - вся бы вышеперечисленная шушера была бы где-то в не очень комфортных местах и условиях (если вообще была бы).

На дурака не нужен нож,
Ему покажешь медный грош -
И делай с ним что хошь!

Просто сейчас на медном грошике, который показывают бедному жителю дорогой Россиянушки, профиль Сталина.

http://kommari.livejournal.com/1960627.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17978
    • Просмотр профиля
Re: Проблемы сталинизма
« Ответ #5 : Ноябрь 27, 2013, 02:48:34 am »
Идеологические проблемы сталинизма в России

26 ноября, 12:18

Не так давно на сайте Николая Старикова был размещён немецкий репортаж, из которого следует, что в России царит чуть ли не государственный сталинизм. И песни у нас поют исключительно о Сталине, и автобусы с портретом Сталина ездят, и полки магазинов ломятся исключительно от книг, прославляющих Сталина. На экране телевизора выступают исключительно сталинисты, в правительстве сидят сталинисты и президент у нас сталинист.

Что ж, с чем-то сложно не согласиться. Книги хорошие о Сталине действительно выходят, а сталинобусы по Санкт-Петербургу курсируют. Но, тем не менее, определённые проблемы в этой области остаются. В правительстве, пожалуй, только один В.Р.Мединский относится к Сталину лояльно. Даже такие государственники как Д.О.Рогозин был и остаётся принципиальным антисталинистом, что не может не огорчать. Что до песен, то если речь идёт об Александре Харчикове, то его на нашем телевидении не бывает вообще. Даже его недавнее избиение на территории собственного дома, было оставлено средствами массовой информации без внимания. И это при том, что кроме песен откровенно экстремистского содержания, есть у него и великолепные лирико-патриотические композиции, достойные исполнителя уровня И.Д.Кобзона. Со времён развала СССР мы не слышали ничего хотя бы отдалённо напоминающего «Петергофский десант» или «Матерям военной России», не говоря уже о «Балладе о русской матери» больше известной как «Шесть фотографий».

Телесталинисты же (имеются в виду, как видно, С.Е.Кургинян, А.А.Проханов и Г.А.Зюганов), правды о Сталине не знают, и знать не желают, а только и делают, что цитируют фальшивки типа речи Черчилля о сохе и бомбе и завещание Сталина о борьбе с сионизмом. Фактов они не приводят, только истерят, пытаясь просто уболтать оппонента, создавая у зрителя ложное впечатление, что у защитников Сталина нет иных аргументов кроме как «сам дурак». Причём, как я покажу ниже, этим грешат и серьёзные люди тоже.

Речь В.В.Путина о Сталине, в которой, по мнению немецких журналистов, президент уклонился от прямого ответа, хоть и была по-своему любопытна, но тоже свелась к тому, что Сталин отстроил страну и победил в войне, «правда, крестьянства не стало». Конкретных фактов, цифр и оценок, Владимир Владимирович действительно не привёл, можно сказать уклонился. К сожалению, в нынешней ситуации неправильного отношения к Сталину как со стороны антисталинистов так и со стороны всевозможных сталинистов, открыто объявить себя сторонником подлинного, а не выдуманного Сталина, президент не может. И здесь стоит пройтись ещё раз по невыученным урокам нашей истории, прежде чем вести разговор собственно о проблемах сталинизма в России.

Подлинный Сталин – опасный Сталин

К сожалению, корабль науки «сталинологии» по-прежнему плывёт «среди мифов, как среди рифов» (А.Бушков – Россия, которой не было). Дело в том, что на протяжении времени, прошедшего со времён Сталина, маятник народного непонимания раскачивается от одной лжи к другой. «Ложь №1»: Сталин злодей потому, что извратил некие марксистско-ленинские принципы, и «Ложь №2»: Сталин - верный продолжатель дела Ленина, и потому великий гений.

Есть параллельный маятник, раскачивающийся несколько в другой плоскости и подсунутый для тех, кто отошёл от марксистских догм. «Ложь №1»: Сталин антисемит, выведший евреев из политбюро (в анекдоте на эту тему он сравнивается с Моисеем, который вывел евреев из Египта) и потому понятное дело – злодей, и «Ложь №2»: Сталин раскрыл некий жидомасонский заговор против России, и потому он, конечно, спаситель Родины от фантомной семитской угрозы.

Наиболее яркие сторонники и пропагандисты этой точки зрения – историк Олег Платонов (книга «Бич Божий: Эпоха Сталина») и певец, бард Александр Харчиков (песня «Сталинские репрессии»). Другой автор – Р.Т.Черешкевич, пишущий под псевдонимом Роман Ключник, сочинил собственный ужастик о том, что Сталин сам еврейский палач (по отцу) и, как объективное следствие этого факта, будучи юдофилом, на протяжении всего своего правления, выражаясь современным языком, крышевал преступления еврейских расистов – сионистов – против русского народа богоносца.

Это вкратце. Расписывать теории разного рода уря-патриотов – бумаги не хватит. Да и не нужно это. Ничего общего с подлинным историческим Сталиным эти конспирологические теории не имеют. Как-то я уже писал, что угрозы антисталинизма уже нет, есть угроза псевдосталинизма, который антисталинисты успешно приспособили к своим целям, выставляя сторонников Сталина какими-то шизофрениками, восторгающимися сталинской паранойей. Их любимое занятие, потешаться над лозунгами типа «Сталин, Берия, ГУЛАГ», которые некоторые неумные деятели брали на вооружение в 90-х годах. Подлинный же Сталин, (антимарксист-государственник, главным достижением которого было не столько победа в войне, хотя и это, безусловно, тоже, сколько вывод страны из под контроля надгосударственной вненациональной финансовой мафии) – чрезвычайно опасный для них Сталин. Именно этот Сталин, а не мифический коммунист-ленинец, стал главным оппонентом и ночным кошмаром банды Ленина-Троцкого, пытавшейся положить обломки империи под ребят с Уолл-Стрит. Именно этот Сталин сегодня реально должен стать «именем Россия», как символ борьбы с перманентной «оранжевой» революцией в период новой постреволюционной смуты.

Настоящие сталинисты вроде А.Б.Мартиросяна, Н.В.Старикова, А.И.Фурсова, Ю.Н.Жукова, раннего Ю.И.Мухина, выводят на страницах своих трудов именно такого Сталина, аргументированно доказывая вышеизложенное. Появления на телевиденье такого Сталина, а не прохановско-зюгановского, как огня боится вся подконтрольная либеральной элите телевизионная братия. После того, как их ошпарил кипяточком Владимир Чернышёв с его картиной «Сталин с нами», можно быть уверенными, что контроль над журналистами ужесточён, а это значит, что брать всё нужно в свои руки. И вот тут мы и подходим к анализу проблем возникающих с нашей стороны исторических баррикад.

Не переходить на личности

Начнём издалека. Со старого выступления – выступления Ю.И.Мухина на передаче «Пусть говорят». О ней у меня уже был как-то отдельный разговор, но в целом, а сейчас конкретно о Юрии Игнатьевиче.

Отвлекусь. Наших, то есть сторонников правильного понимания русской истории, не часто приглашают на ТВ, поэтому каждый эфир ценен, как капля воды в пустыне. Это понимает и Ю.И.Мухин. В своей оценке передачи и собственного выступления в ней, он сообщает: «Я выступил в передаче «Пусть говорят», посвящённой вопросу уместно ли ко дню победы вывесить в Москве портреты Сталина. Передача была показана 10-го марта и должен сказать, что в отличие от НТВ, Первый канал всё же оставил и моё мнение в передаче, не вырезав его полностью. Между прочим, я специально говорил очень мало, чтобы было труднее вырезать мой текст по частям». То есть были сказаны ёмкие лаконичные фразы, только главное. О чём же сказал Ю.И.Мухин? Может он объяснил, почему необходимо на каждый День Победы чтить Верховного Главнокомандующего? Привёл Висло-Одерскую военную операцию, лично разработанную Сталиным, как пример высочайшего полёта стратегической мысли? Если вы так полагаете, вы плохо знаете Игнатьевича. Нет! Он ввернул любимую его сердцу Рашу – страну, которую он, как видно, люто ненавидит, зачем-то приплёл Чубайса и наехал с обвинениями в доносительстве на присутствующего в студии А.С.Брода.

Судите сами. На вопрос, как он относится к идее украсить Москву портретами Сталина, Ю.И.Мухин заявил: «Крайне отрицательно. Дело в том, что Сталин не имеет никакого отношения к нашей Раше. Он был вождь Советского народа. Он был вождь Советского Союза. У вас есть свои кумиры, Чубайс, вешайте их билборды. Зачем трогать Сталина?». В этот момент даже у Малахова было такое выражение лица, как будто он жабу в губы поцеловал. А наш идеолог неосталинизма продолжает просвещать народ: «Ведь что такое был Советский Союз Сталина? Это гигаэкономика, гигаармия, гигаздравоохранение, гигаобразование, гиганаука и нановоровство, наноподлость. Что сегодняшняя Россия? Наноэкономика, нанообразование, нанонаука, в Ванкувере выявилось, что и наноспорт, но гигаворовство, гигаподлость». Спрашивается, а для чего это было сказано? Надо полагать, Юрий Игнатьевич решал в ту минуту иные задачи, а именно, обличал «режим» В.В.Путина, а не защищал идеологические позиции сталинизма. Ну, а дальше начался, как и положено на современном телевиденье, форменный базар, в котором Ю.И.Мухин зачем-то предложил демократам включить в список жертв сталинизма 8 миллионов фашистов, которые были уничтожены под командованием Сталина. Друзья, вы понимаете, что это пустая болтология? Не прозвучало ни одного ценного, с точки зрения защиты подлинной истории, слова.

Подчёркиваю, это была заготовленная Игнатьевичем заранее речь, отрепетированная и почти не порезанная телевизионщиками. Ни одного факта, цифры, свидетельства, ни одной верной оценки собственно деятельности Сталина. Драгоценная капля упала на раскалённый песок и мгновенно испарилась.

В условиях знойной пустыни, кочевника, растратившего таким образом живительную влагу, живьём закопали бы в ближайшем же бархане. А ведь наш «бедуин» этой речью ещё и гордится, жалуясь, что ряд таких же ничего не значащих эпизодов из неё всё-таки вырезали.

Тем временем с этим лицом, как уже было сказано, несведущий народ связывает сами идеи. Он, Юрий Игнатьевич, был в этой передаче носителем идеологии сталинизма, и выставил он на осмеяние не себя, а сталинизм. Это В.В.Жириновскому можно позориться на всю многомиллионную телеаудиторию, он никого кроме себя на этих шоу не представляет, а носителям неких идей – нельзя.

Перейдём к более современному примеру. К сожалению, проблемы в эфире возникают не только у деятелей типа Игнатьевич. Автор куда как более профессиональный и уважаемый – А.Б.Мартиросян – недавно тоже, фигурально выражаясь, сел в лужу. Прошу прощения за резкость формулировки, но я поясню, о чём речь, а потом уж пусть меня Арсен Беникович судит, если сочтёт это уместным.

Вот в эфире радиопередачи «Своя правда» А.Б.Мартиросян схлестнулся с иностранным агентом Львом Пономарёвым. По регламенту передачи каждому из участников было дано время для выступления. Это его время на высказывание своей позиции. И вот Л.А.Пономарёв уже выступил, высказав полностью свою позицию, пришла очередь Арсена Бениковича говорить. Посмотрите как начал своё выступление он: «Извините, Лев Александрович, но я вынужден очень резко сказать – чушь, которую вы несёте, просто ни в какие ворота не лезет». Интересно, кто это вынудил А.Б.Мартиросяна на резкость? Ну, на кой чёрт ему понадобилось с ходу переходить на личности? Чтобы начать кричать «я вас не перебивал», после того как его оппонент принялся защищаться? А получилось вот что – действительно Л.А.Пономарёва никто не перебивал, он сказал всё, что хотел и, соответственно всё, что он сказал, люди услышали. А А.Б.Мартиросяна не услышали и именно потому, что он сам вызвал на себя агрессию своего оппонента. То есть время своего выступления, Арсен Беникович по причине собственной несдержанности, потратил не на представление и аргументацию своей позиции, а на препирательство с полузащитником прав человека. Вот и создаётся у зрителя (вариант – слушателя) ложное впечатление, что у А.Б.Мартиросяна нет иных доводов, кроме его знаменитого «хватит чушь пороть!», как вариация на тему «сам дурак».

Переходом на личности грешат и другие деятели. Вот, например, А.К.Трубицын, главный герой передачи «Слово за слово». Надо сказать, что атмосфера передачи была на удивление благотворная. И Александр Константинович вел себя на редкость спокойно и достойно. Вплоть до финала, а затем зачем-то набросился на своего оппонента: «Знаете, вы просто не управляли никогда никем кроме, может быть, собственной жены, и то если вам удавалось». Тут я целиком и полностью на стороне антисталиниста Евгения Ихлова. Не его, А.К.Трубицына, собачье дело, управляет его оппонент своей женой или нет. Понятно, что одно это заявление вызвало всё тот же пресловутый базар, и чуть было не испортило впечатление от всей программы.

К моему большому сожалению, в переходе на личности засветился и уважаемый мною Н.В.Стариков. В передаче Владимира Соловьёва «Поединок» он сходу набросился на Н.К.Сванидзе со странным на мой взгляд вопросом: «Один из девизов нашей партии гласит: “моя страна – моя семья”. Это значит, относиться к своей семье, как к своей стране, к своей стране относиться, как к своей семье. Так вот – один из важнейших процессов, который идёт в семье, это процесс воспитания, ну иногда, конечно, муж воспитывает жену, жена воспитывает мужа, но всё-таки важнейший процесс, который идёт в семье, это воспитание мамой и папой своих детей. И если этот процесс пускается на самотёк, то такая семья становится неблагополучной, и она в итоге распадается. Так вот – двадцать лет в нашей большой семье, в нашей стране, процессы воспитания пущены на самотёк и отсюда во многом неблагополучие нашей страны. Поэтому у меня вопрос к вам – уважаемый Николай Карлович, вы своих детей воспитывали, либо пустили этот процесс на самотёк? Отдали этот процесс средствам массовой информации, улице, соседу по лестничной клетке, вот как вы воспитывали своих детей?» Мне любопытно, что должен был ответить на такой вопрос Н.К.Сванидзе? Я отдал своих детей соседу на воспитание? Прозвучал банальный ответ, на банальный вопрос. Если вы хотели посмешить либерала оппонента и либерала ведущего, то поздравляю, у вас это получилось, В.Р.Соловьёв поржал от души, недаром это крупным планом показали.

Всё чего вы добились, это заставили Николая Карловича нести какую-то ересь про либеральную погоду. Но ему-то можно, он либерал, Вам, Николай Викторович – нельзя. Вы должны выглядеть достойно, особенно на их фоне. Вы патриот-державник и не должны переходить на личности. А то не мудрено скатиться до уровня С.Е.Кургиняна, который однажды в эфире заигрался настолько, что фиги начал оппонентом показывать.

Даже махровый либерал, ведущий программы В.Р.Соловьёв, уж извините, задавал более острые вопросы, припомнив подвиг Гастелло, на примере которого учились советские дети. А ведь тема была важнейшая. На каких примерах учиться подрастающему поколению Родину любить. Самое время было рассказать зрителям о существовании фильма Ольги Дубовой «Герои нашего времени», в котором идёт речь о современных подвигах новых героев России. Этот фильм не покажут в телеэфире, но заявить о нём во всеуслышание нужно было, может тогда бы о нём узнали, нашли и посмотрели.

Да, вы правы: «Хотите «очернить» либерала — просто дайте ему возможность говорить. Он сам все скажет. Любому наблюдателю сразу станет понятно, что за человек находится перед ним». Всё верно, но вы-то при этом должны смотреть на него с высоты своего достоинства, а не опускаться до его уровня. Я ещё раз прошу прощения у всех достойных людей, кого, возможно, задел своей резкостью, просто хотелось, чтобы меня поняли. К сожалению, ошибки, допущенные нашими сторонниками, при выступлении в телеэфире, это не все проблемы, которые приходится преодолевать правильным идеологическим течениям – сталинизму и патриотизму, но это уже не касается непосредственно их носителей. Об этом далее отдельно и обстоятельно.

Там наших нет

Речь идёт о том, что на нашем небосклоне не сияет ни одной яркой звёздочки, которая была бы носителем идей сталинизма. Никто, даже убеждённые патриоты России. Скажем А.Е.Хинштейн, автор замечательной книги «Как убивают Россию», кстати, читавший Е.А.Прудникову и вынесший оттуда много умных мыслей, остаётся принципиальным антисталинистом. А.К.Пушков, автор и ведущий программы «Постскриптум», понимающий вредоносный для России характер процесса десталинизации, также остаётся принципиальным антисталинистом. Сатирик М.Н.Задорнов, читающий Н.В.Старикова и рекомендующий слушателям его книги, конечно, никогда ни слова не скажет в поддержку Сталина. Доктор исторических наук Н.А.Нарочницкая опять же однозначно заявила в телеэфире, что не является сталинисткой, как не является сталинистом и В.Р.Мединский.

Что уж говорить о деятелях типа А.В.Пиманова или А.В.Пивоварова? А ведь все они: Н.К.Сванидзе, Л.И.Млечин, Э.С.Радзинский, Н.С.Михалков и пр. известные носители либерализма и антисталинизма. Их, в отличие от наших, знают. Сталинизм же, если можно так выразиться, не персонифицирован ни на одном узнаваемом лице. Кроме, разве что, может быть, А.А.Вассермана, хотя известность его тоже весьма специфическая.

Возьмём, например, Владимира Меньшова – актёр, оскароносный режиссёр, вполне сопоставимый с фигурой иного оскароносного режиссёра – Н.С.Михалкова. Причем в отличие от последнего, В.В.Меньшов несомненный патриот СССР-России. Известно, что 19 апреля 2007 года на церемонии вручения наград MTV 2007 он отказался вручить приз фильму «Сволочи», бросил конверт с результатами голосования на пол и сказал: «Я надеялся, что пронесёт – не пронесло. Вручать приз за лучший фильм этому фильму, достаточно подлому и позорящему мою страну, я попросил бы Памелу Андерсон. Я, к сожалению, этого делать не буду», а в 2011 году, как председатель российского Оскаровского комитета, отказался подписывать решение о выдвижении на премию «Оскар» фильма Н.С.Михалкова «Утомлённые солнцем 2: Цитадель». Тем не менее, В.В.Меньшов не пожелал, что называется, «ввязаться в драку», оставаясь нейтральной стороной, а его участие в идеологической жизни страны на стороне Сталина было бы очень полезно для общего дела.

Владимир Чернышёв – автор и ведущий документального цикла «Сталин с нами» также не отвечает ряду требований. Он, в отличие от либерала А.В.Пивоварова, не является носителем идей. Его фильм вышел удачным только потому, что он пригласил в качестве исторических консультантов Ю.Н.Жукова и В.Н.Земскова. Он не пойдёт отстаивать чужие убеждения на шоу-программы типа «Пусть говорят» или «НТВ-шники».

Известных личностей, так скажем, просталинской ориентации не меньше (если не больше), чем антисталинской, просто они не представлены на ТВ, по-прежнему являющимся главным среди средств массовой информации. Люди в большинстве своём пока ещё не готовы полностью окунуться в интернет, где уже «царят» деятели вроде Н.В.Старикова. На голубые же экраны им вход всё ещё заказан. Отсюда возникает проблема. Когда вы предлагаете знакомому прочитать некую книгу, вы говорите имя автора, которое должно совпасть для него с визуальным образом – лицом, голосом, манерой говорить. Если автором является Э.С.Радзинский, Л.И.Млечин или А.В.Пиманов, образ немедленно возникает. Если же – Н.В.Стариков, Е.А.Прудникова или А.Б.Мартиросян, образ возникает уже с трудом, если вообще возникает. Книгу известного деятеля прочитают даже если этот деятель не вызывает симпатии. Как, например, С.П.Мавроди читают только потому, что он С.П.Мавроди. В случае с неизвестным автором, зачастую следует ответ – «я такого не знаю» и хоть кол на голове ему теши.

А значит, из этой ситуации есть лишь два выхода, либо становиться известными (в смысле медийными) самим, что в нынешних условиях почти невозможно, по причине контроля над СМИ со стороны либералов, либо долго и постепенно переманивать на свою сторону уже известных деятелей антилиберального толка.

Ловить в кулуарах, например, ведущих Первого канала М.В.Леонтьева и М.Л.Шевченко, благо они входят в так называемую антиоранжевую коалицию, и предлагать им книги известных историков. Если они уже их читали, говорить с ними без свидетелей и выяснять изменилась ли хоть на йоту их позиция по Сталину. И здесь больше всего надежд возлагается на Н.В.Старикова, как на общественного и уже политического деятеля, ближе, чем кто-либо из нас находящегося к означенным лицам.

Тем временем самим делать то, что мы можем делать в условиях эпизодического появления в передачах, но делать с умом. Не переходя на личности и не впадая в раж дискуссии, помня, что за нами правда истории, которую мы должны отстоять. Желательно достойно, как полагается защитникам, а не нападающим. Вероятно, скажу банальность, но поскольку деятели типа Ю.И.Мухин этого не понимают, придётся сказать. Оперировать нужно фактами и цифрами желательно прямо в эфире, называя их источники. Правильно опять же В.Р.Соловьёв раскритиковал А.А.Вассермана в одной из выпусков своего «Поединка»: «А можно какие-нибудь факты? Потому что пока у вас идут замечательные лозунги. Я дико люблю лозунги, но хотелось бы их обоснования». И снова у зрителя осталось впечатление, что наша сторона фактами не располагает, поскольку продолжить Анатолию Александровичу не позволил регламент передачи. Единственное, что удалось сказать, это то, что «конкретно в репрессиях 37-38 года виновна большая группа партийных секретарей областного и республиканского звена, в которую, в частности, входил и Хрущёв, а Сталин виноват в том, что в 39 году он большую часть этих партийных секретарей наказал за их собственные преступления» и то, что Сталин «находился в заложниках у этой группы». Всё верно, но, увы, не обоснованно, прежде всего потому, что до этого Анатолий Александрович «двинул» целую речь, состоящую из одной лишь просталинской и антихрущёвской риторики. Ну, если уж так хотелось рассказать про уроки чтения и Варлама Шаламова, то лучше бы предложил почитать Юрия Николаевича Жукова с кратким рассказом о том, кто это такой, какие книги он написал, и какие выводы в них сделал. Да, это уже не «бедуин» Мухин, но всё же не совсем то, что нужно было в той ситуации.

Другой пример. В немецком репортаже, с которого я начал этот разговор было сказано, что «некоторые писатели занимаются откровенным искажением истории: сталинисты утверждают, что Сталин убил якобы “только” 640 тысяч человек! Однако другие писатели исходят из оценок в десятки миллионов жертв Сталина». Наши немецкие оппоненты знают, на что нужно давить. И действительно, если считать, что это не более чем «некоторые писатели» оперируют такими цифрами, то с ними можно согласиться. Но если в телеэфире энное количество раз пояснить, что под «некоторым писателем» подразумевается доктор исторических наук, научный сотрудник Института российской истории РАН Виктор Николаевич Земсков, из подсчётов которого исходят сегодня все мало-мальски уважающие себя исследователи, а «другие писатели», это именно что писатели, бравшие цифры с потолка, то восприятие несколько изменится. Если напомнить, как А.В.Антонов-Овсеенко превратил 1,5 миллиона заключенный ГУЛАГа в 15 миллионов, просто не заметив запятую между этими двумя цифрами, то будет понятно, кто из них занимается откровенным искажением истории.

И так по всем затрагиваемым вопросам – факты, цифры с источниками информации и именами историков-исследователей. Только сократив пустую риторику до минимума, мы добьёмся результатов. А пока сталинистов будут ассоциировать только с лозунгами типа «Сталина на вас нет» мы с мёртвой точки не сдвинемся и в светлое будущее не поедем, как это ни опечалит деятелей типа Ю.И.Мухин.

Максим Бочковский

http://ss69100.livejournal.com/1306570.html
« Последнее редактирование: Ноябрь 27, 2013, 03:15:27 am от Vuntean »

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17978
    • Просмотр профиля
Re: Проблемы сталинизма
« Ответ #6 : Июнь 09, 2014, 04:56:03 pm »
Русские не хотят «спорить о Сталине», когда Славянск в огне

В связи с очевидным предательством русского восстания в Новороссии, начались попытки отвлечь общественное мнение и в очередной раз расколоть его спорами на одну из «традиционных» тем. Интересно, что эта попытка сделана сразу с двух направлений. Путин «удивительно вовремя» выступил с инициативой переименования Волгограда, а деятели «пятой колонны» начали травлю новороссийских повстанцев как «неосталинистов». Впрочем, попытка раздуть очередной «спор о Сталине» выглядит сегодня настолько искусственной, что ее не поддержало даже большинство тех, кто ранее (с обеих сторон) бросался в эти споры с пеной у рта. Новороссия, даже если ей суждено погибнуть, сделала свое дело. Впервые за много лет различные идеологические фракции русской политики проявили усилие хотя бы терпеть друг друга, объединенные общей целью, а конкуренцию между собой ввели в здоровое конструктивное русло: кто больше поможет Новороссии, кто отправит туда больше людей и ресурсов.

Вот эта межфракционная солидарность, пожалуй, и есть та главная угроза, которую увидел в Новороссии компрадорский режим. Для него это «проклятая земля», где представители разных русских фракций, от «белогвардейцев» до «сталинистов», сражаются плечом к плечу по одну сторону линии фронта. Люди десятилетиями расставляли на доске шахматные фигурки: «Вот эти русские – за красных, а вот эти – за белых, вот эти – за Сталина, а эти – против Сталина, и т.п. И пусть теперь грызутся между собой миллион лет, пока мы будем качать нефть». И вдруг оказалось, что русские доросли (или почти доросли) до состояния полноценной нации, которая готова отодвинуть в сторону фракционные споры ради решения общенациональных задач.

Понятно, почему Новороссию приговорили. Они надеются, что, покончив с этим символом русского единства, вернут все обратно. И, «как в старые добрые времена», вся «русская политика» и «русская общественная мысль» сведутся к тому, что одни русские будут бегать с иконой Сталина, другие – «бороться с советчиной до последнего русского». Увы, такая перспектива вполне реальна. Об этом говорит хотя бы то, что многие из идеологов враждующих фракций «сохранили камень за пазухой». Там и сям видны робкие (пока) попытки «задним числом» провести «идеологическую унификацию» новороссийских повстанцев и записать их в свою фракцию. Или хотя бы представить, что «идеологически наши там заводилы, а остальные – просто примазались и только мешают». То есть, люди не слишком ценят то главное, что есть в Новороссии – победу общенациональной солидарности над фракционной ограниченностью, - и желали бы избавиться от этого главного, разменяв его на мелкий успех в межфракционной борьбе.

Успеху этих попыток препятствует пока лишь то, что лидеры Новороссии еще живы и способны говорить и действовать сами от себя. Не так-то просто их «утилизировать» тем идеологам, которые не могут отказаться от деления русских на «неправильных советских» и «правильных антисоветских» (или наоборот), с непременным желанием непримиримой борьбы между теми и другими. Многие, к примеру, радостно ухватились за фигуру «белогвардейца» Игоря Стрелкова, в надежде на то, что его препарированный и высушенный образ поможет им в мелких разборках с «совками» и «ватниками». А живой Стрелков взял и назначил своим представителем Федора Березина. Последний – и по его книгам, и по текущим выступлениям (где он говорит об «интернационалистах», о примере Испании, о «борьбе с фашизмом» и т.п.), - это типичный советский «старопатриот». То есть, «совок» и «ватник» в терминологии некоторых господ, которым пора бы уже самим избавиться от подлинной «совковости» (в плохом смысле слова) и общность национальных интересов ставить выше идеологических пристрастий. Если «советскость» не мешает человеку находиться по правильную сторону линии фронта и стрелять во врагов русского народа, то это «наш советский», «русский советский». Такая «советскость» – неотъемлемая часть внутрирусской политической многополярности. Борьба с такой советскостью, третирование таких советских людей как «недорусских», «недостаточно русских», – это прямая дорожка в гости к Широпаеву, Лазаренко и другим бандеровским «борцам с советчиной до последнего русского».

Важно понять, что наличие разных идеологических фракций – это совершенно нормальное явление для любой нации. Проблема многих русских деятелей состоит именно в том, что они связывают «русское возрождение» с идеологической унификацией и собиранием всех русских вокруг их личной доктрины. Соответственно, тех русских, которые эту доктрину не разделяют, они стремятся вообще «вытолкнуть» из нации и представить как «недостаточно русских», «неправильных русских» и т.п. Вот так нормальные и естественные идеологические споры превращаются в инструмент раскола нации. По настоящему существует только одна категория «недостаточно русских» или «неправильных русских»: это люди, которые свои идеологические пристрастия ставят выше общенациональных интересов. Которые, перед лицом внешнего врага, готовы дробить нацию по линям политических доктрин и, ради торжества своей доктрины, объединяться с общенациональными врагами. И такие люди есть в рядах любых фракций. Долг фракционных идеологов сегодня – осуществить такую коррекцию своих доктрин, чтобы они, оставаясь различными и не сливаясь в серую массу, тем не менее, не подрывали на корню общенациональную солидарность. Все те доктрины, которые достойны именоваться «русскими», должны взаимотерпимо относиться друг к другу и к русскому идеологическому разнообразию.

http://kornev.livejournal.com/426900.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17978
    • Просмотр профиля
Re: Проблемы сталинизма
« Ответ #7 : Июнь 02, 2015, 04:14:40 pm »
Борис Славин
НЕ ИЗВРАЩАЙТЕ СМЫСЛ ПЕРЕСТРОЙКИ!

В этом году исполнилось 30 лет со дня рождения перестройки, смысл и значение которой постоянно извращаются в СМИ различными политиками и идеологами консервативного и либерального направления, почвенниками и западниками. Причем и те, и другие сходятся на идеи политического поражения перестройки, ее сугубо поверхностного и элитарного характера. Об этом, в частности, можно посмотреть и послушать на втором и третьем каналах ТВ в передачах с ведущими В.Соловьевым и Р.Бабаяном, в стенограммах многичисленных "Круглых столов", газетных статьях и т.д.

Казалось бы, ну «потерпела поражение» перестройка (так думают консерваторы и либералы) так зачем же к ней постоянно возвращаться, и о ней так много говорить? А дело в том, что она как «кость в горле» застряла у тех, кто боится ее повторения в силу ее сугубо обновленческого и социалистического характера. Нынешние консерваторы, как сторонники возрождения «белого» проекта, не хотят вообще никаких революций (ни цветных, ни социальных), а их оппоненты либералы пугаются ее некапиталистической сущности, что для них равносильно потери смысла жизни и воровато нажитых капиталов. Напомню, что для М.Горбачева перестройка велась в рамках социалистического выбора, а не иначе. Не случайно он в беседе со своим другом З.Млынаржем откровенно говорил: «Наш выбор состоял в том, чтобы через демократизацию в рамках социалистического выбора очеловечить и обустроить страну».

Современные критики и извратители перестройки, имя которым легион, игнорируют или искажают ее социальный смысл, связанный с радикальным демократическим обновлением прежней бюрократической модели социализма, утвердившейся при Сталине, и частично снова возродившейся после хрущевской "оттепели". Рассмотрим это более подробно.

Инициаторы и сторонники перестройки считали, что их стратегической задачей было, преодолев сталинизм, вернуться сначала к позднему Ленину с его идеями НЭПа, кооперации и культурной революции, а потом пойти дальше, добиваясь полного преодоления отчуждения человека от собственности, власти и культуры. В этой связи, не случайно перестройка называлась ими - продолжением Октябрьской революции. Их идеалом, в конечном счете, было создание в СССР гуманного демократического социализма. Эта стратегия была, в целом одобрена правящей партией и принята советским народом, в котором тогда были живы революционные традиции Октября и надежды на лучшее будущее страны.

И эти надежды во многом начали оправдываться в ходе перестройки. Народ принял ее пафос борьбы с бюрократизмом и двоедушием власть предержащих. Гласность дала возможность простым людям публично высказывать свое мнение о наболевших вопросах. Демократия породила альтернативные и честные выборы. Исчезли унизительные комиссии на право людей свободно выезжать за границу. Уже тогда появились зародыши разных политических партий, заявила о своих правах оппозиция, на прилавках книжных магазинов появилась ранее запрещенная литература. Стало больше свободы и творчества в духовной жизни, возникли новые формы в экономической сфере, включая социально ориентированный рынок и производственное самоуправление. Наконец, произошли существенные сдвиги в международной обстановке, связанные с прекращением войны в Афганистане, началом ядерного разоружения и окончанием "холодной войны". Благодаря реализации «нового мышления» мир стал более предсказуемым и безопасным. Все это положительно сказывалось на настроении миллионов советских людей. Для меня, например, перестройка в этом смысле была настоящей весной в истории советского общества. Она наполняла марксистскую идеологию конкретным смыслом, укрепляла уверенность в исполнимости многих социалистических и даже коммунистических идеалов.

Конечно, политика перестройки и лично М.Горбачев не избежали больших ошибок, просчетов и упущений. Не ошибается в политике только тот, кто ничего не делает. Так, в годы перестройки не были решены задачи, поставленные Всесоюзным совещанием по форсированию научно-технического прогресса, которым уже овладели многие западные страны. Медленные темпы преобразований, недооценка роли потребления в экономических отношениях привели к отставанию в социальной сфере. В частности, значительные военные затраты сдерживали удовлетворение потребностей людей в современных товарах массового спроса. Явно запаздывало разделение правящей партии на возникшие в ней фракции ортодоксально коммунистической и социал-демократической направленности. Особенно плохо решались обострившиеся национальные проблемы, связанные с обновлением Союза. Многие демократические преобразования в политической сфере явно обгоняли экономические запросы населения. Все это породило разочарование народных масс в перестройке. Перестройщики стали терять в их лице свою социальную базу. Часть интеллигенции стала колебаться, а затем резко перешла на сторону ее противников и критиков, пополнив ряды консерваторов и либералов во главе с Б.Ельциным. После Августовского путча, пытавшегося вернуть страну к доперестроечным временам, и раскольнических действий либеральной оппозиции во главе с Б.Ельциным, перестройщики оказались политически изолированными. В итоге ослабленный М.Горбачев не смог оказать существенного сопротивления "беловежским сидельцам", распустивших СССР. В результате перестройка была сорвана, а ее инициатор был вынужден уйти в отставку.

Однако достигнутые завоевания перестройки нельзя недооценивать. Перестройка в этом отношении сыграла свою значительную роль в истории. Она доказала, что обновление системы реального социализма практически возможно, что демократический социализм это не выдумка или утопия сторонников левых идей, а вполне реальное дело. Интересны, в этой связи, почти неизвестные размышления М.Горбачева во время его «Форосского отдыха». Готовясь к съезду Верховного совета, который должен был принять Новый союзный договор, он диктовал своему помощнику следующие слова: «В чем только не ищут выхода? И в восстановлении полностью порядков, существовавших при царе, включая монархию. И в возрождении духовности только на один манер - через передачу монополии на духовность церкви, религии. И в насаждении капиталистических порядков, что называется, «в чистом виде», где каждый за себя, и слава тому, кому улыбнется удача, а остальные пусть выкарабкиваются, как смогут.
Иронизируют по поводу социалистического выбора, не видя того, что отторжение социализма в массовом сознании произошло потому, что социализм предстал в образе сталинизма. Но это - явление преходящее. И следующее поколение наверняка вернется к этой великой идее и надежде».

Я привел эти слова с одной целью, чтобы показать, чем идеология перестройки принципиально отличалась и отличается от стремлений тех, кто сегодня отрицает ее сознательный характер. Кто, с одной стороны, пытается нас возвратить в темные времена средневековья, а с другой, фальсифицируя социалистический смысл перестройки, пытается оправдать воровскую и бездушную «шоковую терапию» Ельцина и Гайдара. Кто, наконец, хочет навязать современному общественному сознанию историческое родство перестройки с половинчатыми реформами времен Александра второго и деятельностью мягкотелого краснобая А.Керенского, так и не сумевших решить проблемы «Земли» и «Мира», о чем мечтали и которые, в конце концов, решили сами народные массы России, взяв в свои руки власть в Октябре 1917 года. На мой взгляд, родство этого великого события и перестройки сегодня невозможно игнорировать, тем более отрицать или замалчивать.


Александр Коммари

НИКОГДА НЕ ВОЗВРАЩАЙСЯ

Я очень уважаю Бориса Федоровича Славина за неизменность его убеждений - при этом убеждений социалиста, но, увы, не могу согласиться практически ни с чем им написанным. Перестройка - это время моей молодости, при этом я все, что тогда происходило, пропускал через себя, воспринимал крайне лично, и поэтому меня тоже не отпускает эта тема. Хотя я смотрел на происходящее совершенно снизу. Из корней травы, как сейчас на Западе говорят (roots of grass).
Перестройка была провалом и тактическим - ну вот не делают одновременно все реформы и сразу, и стратегическим.
Борьба со сталинизмом всегда была прикрытием совершенно других процессов - что характерно, десталинизаций было 5 (бериевская, две хрущевских, горбачевская, медведевская), и все они кончались совершенным провалом. И, что еще более важно, их не принимал народ в своей массе.
Можно, конечно, как наша либеральная интеллигенция и украинские небратья, говорить о рабской душе русских и об их тяге к сапогу, только вот тогда не нужно удивляться, что народ платит нежной "любовью" к тем, кто его оскорбляет, и у них нет в нем опоры, и потому опору приходится или искать на Западе, или мечтать, что каким-то образом очередного Черного Властелина уконтрапупят, в Кремле сядет "наш человек", включит на полную мощь медиапромывку мозгов, проведут долгожданный суд над Сталиным - и все станет, наконец, хорошо.
Не станет.
Я пишу вовсе не в защиту Сталина - я полагаю, что в защите он нуждается ровно в той же мере, как и в хуле - то есть вовсе не. Он ушел в Историю, как ушли до него многие другие деятели, и споры вокруг непродуктивны. В том числе и с точки зрения борьбы за социализм.
В 1919 году Ленин на VIII съезде партии сказал, что в историю нужно углубляться лишь настолько, насколько это необходимо для решения насущных проблем.
Осуждение сталинизма и вообще сталинская тема в XXI веке навязывается русскими "либералами" (на самом деле - неолибералами и сторонниками социального дарвинизма, то есть просто говоря, людоедами) исключительно в целях борьбы с социализмом, с левым, социалистическим сознанием народа, которые, пусть часто в очень искаженном виде, никуда не делись даже четверть века спустя после краха государственного социализма.
Что касается Перестройки, то ее, как и большевиков, можно и нужно и должно судить по результатам - 7 ноября в раннесоветских календарях гордо называлось Днем начала Всемирной Коммунистической Революции - и, глядя на то, что мы имеем сейчас, видно, что они были излишними оптимистами. Это не значит, что не надо было и начинать - пробовать надо всегда и пробовать будут еще не раз.
Однако большевики, в целом потерпев неудачу, тем не менее сделали очень многое.
Перестройка же не сделала вообще ничего. Даже относительная свобода слова, которая, казалось, была привнесена ею, уже очень скоро была извращена сначала либеральной интеллигенцией, создавшей медиамашину для проталкивания своих целей (всякие там "да-да-нет-да"), а потом эту машину перехватили у них "чекисты" - и говорить о свободе слова или даже хотя бы о гласности уже не приходится. Так, дают чирикать, пока от этого нет угрозы. Не более.
А других положительных плодов у Перестройки и нет, исключительно минус на минусе.
Вполне быть может кто-то искренне верил в 1986-1987 гг. о возвращении к Ленину, об очищении социализма, но даже сам термин "возвращение" уже говорит об ущербности процесса. Как-то так всегда выходит, что когда говорят о возвращении к чему бы то ни было, что к Ленину, что к Русскому мiру, что к упоительным вечерам, наполненным волшебным Хрустом Французской Булки, что в семью цивилизованных народов (читай: в лоно Запада) - все выходит хреновенько. Вроде и учили диалектики про реку, в которую дважды не войти, а все одно, куда-то хотели и хотят вернуться.
Понятно, что трудно признать ошибки (еще труднее - признать крах дела своей жизни). Их вообще мало кто в России способен признать. Что "либералам", так все и дудящим в свою дуду про суд над сталинизмом и построению рыночной утопии, что "сталинистам", которые не понимают, что сталинизм (термин, конечно, манипулятивный) и Сталин - были результатом определенных исторических процессов, которые никогда не повторятся, что националистам, которые не понимают, что сам генезис наций - это этап, свойственный определённым экономическим отношениям, и поэтому нацбилдинг не получится ни на Украине, ни в России уже. И даже нам, то есть тем, к кому я себя причисляю, социалистам и коммунистам, тоже нужно очень многое переработать в своем инструментарии, как познавательном, так и в практическом, потому что время изменилось, и изменилось очень сильно. А мы все меряем представлениями и мерками 14-го или 17-го года XX века.
Хотя, конечно, самое главное не изменилось - что есть буржуи и есть те, кого они эксплуатируют. Что капитализм нужно и пора отменять, потому что он не просто плохо работает, а стал угрозой цивилизации в целом. Что человеческая свобода вновь под угрозой - при этом везде, от стран Золотого Миллиарда до провалившейся в историческую черную дыру России и какой-нибудь совсем уж Богом проклятой Нигерии.
Но выход не в перестройках, не в возвращениях, не в реставрациях. То есть не в славном Прошлом. А в туманном, неопределенном, тревожном и даже страшном Будущем.

https://www.facebook.com/aleksandr.kommari/posts/645726768896338

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17978
    • Просмотр профиля
Re: Проблемы сталинизма
« Ответ #8 : Ноябрь 17, 2015, 05:29:58 pm »
Каменев и Муссолини


   

После ареста Каменева и Зиновьева в декабре 1934 года на советских карикатурах их нередко изображали с фашистской символикой. Фрагмент одной из таких карикатур, 1936 года, из журнала "Крокодил"

Довольно любопытна история знакомства одного из вождей оппозиции в РКП(б) Льва Борисовича Каменева и Бенито Муссолини. Троцкист Александр Боярчиков (1902—1981) рассказывал о начале их дружеских отношений:
"Однажды в городском саду на митинге Лев Каменев случайно встретился со студентом столичного колледжа, пламенным оратором, Бенито Муссолини. Юноши понравились друг другу и сошлись характерами. Их политическая дружба длилась много лет. Судьба не баловала их, им приходилось голодать, бедствовать, но без уныния несли они свой крест сподвижников всемирного социализма. Подключившись к агитации социалистических идей в рабочих и крестьянских массах, юноши нередко в непогоду ночевали в сельской местности под деревянным мостом или под густой кроной дерева. Так для Льва Каменева шли годы в повседневной пропаганде социалистических идей вдали от милой родины — России. Однажды его юный друг Бенито заявил, что он до боли в сердце любит свою родину Италию и не желает больше оставаться социалистом-интернационалистом.. В начале Первой мировой войны многие социалисты европейских стран ушли из Социнтерна и примкнули к национальному социализму. Среди них был и Бенито Муссолини. Политические взгляды Муссолини и Каменева разошлись тогда диаметрально, и они расстались."
Однако это знакомство имело продолжение. В ноябре 1926 года Лев Каменев был назначен полпредом СССР в Италии. Эта должность — посол в фашистской стране — воспринималась как своеобразное "наказание" для лидера оппозиции, потерпевшей неудачу на XV партсъезде. Послом в Италии Каменев оставался чуть более года — до 7 января 1928 года.
Тот же Боярчиков свидетельствует:
"В своей последней встрече с нами на Петровке осенью 1926 года Каменев признался, что после неудачи нашей оппозиции на XV партийном съезде Сталин в виде наказания послал Льва Каменева нашим посланником в фашистскую Италию. В те годы, как известно, в Италии к власти уже пришел фашизм, а его политическим вождем был Бенито Муссолини, друг Каменева прежних лет.
Каменев и Муссолини встретились во Дворце правительства Италии. Они обнялись по-старинному и долго так стояли, вспоминая свое прошлое. Они заметили, что оба сильно поседели. Как близкие товарищи в недавнем прошлом, они взволнованно ходили по большому кабинету и говорили о годах своей юности. Когда волнение улеглось, они уселись в кресла и продолжили свой разговор о будущем всего человечества. С жестокой откровенностью Муссолини говорил о коммунизме и фашизме: «Наши с тобой дороги разошлись, однако нас объединяет общий принцип — демократический централизм. Его выдумал не Ленин и не Маркс, а итальянский иезуит Лойолла. С помощью этого принципа мы с вами, коммунистами, создадим новую структуру общества. У нас, как и у вас, господствуют одни и те же средства в достижении цели, правда, цели у нас разные...»
Бенито Муссолини приводил примеры и сравнения. В борьбе с противником он утверждал, возможны насилие, измена, вероломство... Их беседа затянулась до полуночи. Прощаясь с Каменевым, Муссолини дал ему особый пропуск на заводы, фабрики, в фашистские парторганизации и профсоюзы в целях изучения их методов господства над людьми и страной.
Два с лишним месяца Лев Каменев ходил и ездил по Италии, изучая фашистскую действительность. Партийные организации фашистов сверху донизу были сколочены по принципу демократического централизма, похожего на крепостничество и рабство в древности. Снизу доверху вся партия повиновалась высшему партийному вождю. Парламент у фашистов состоял из членов правящей фашистской партии и нескольких беспартийных итальянцев (богачей, артистов, известных всей стране ученых и писателей). Фашистская партия Италии была единственной руководящей силой в государстве, слившейся в один кулак с верховной властью в государстве.
В стране царили террор и демагогия. Фашизм в Италии монополизировал рабочее движение. Все забастовки в государстве считались уголовным преступлением. Все профсоюзы окончательно утратили свою независимость, которую имели при королевском правлении, и превратились в государственные организации. Выборность в партийных, профсоюзных и общественных организациях являлась неприкрашенным обманом итальянского народа. Настоящей выборности не было. Списки кандидатов на различные посты не предлагались снизу, а посылались сверху, что представляло собой скрытую форму назначения.
Внутреннее сходство итальянского фашизма с политической системой большевизма было удивительно бесспорным. Однако это сходство было не идейное, а структурное... Наша цель — интернациональная коммуна всего мира, созданная организационно на основе свободной демократии. Все мы искренне стремимся к этой цели с помощью всемирной революции, способной уничтожить на земле все лжеидеи, породившие причины рабства и насилия людей..."

Сохранилось любопытное свидетельство другого оппозиционера-троцкиста, Ивана Врачёва, прожившего почти столетие (1898—1997), которое записал с его слов А. А. Василивецкий 5 февраля 1989 года. Из него видно, что кое-какие из рассуждений Муссолини, похоже, запали Льву Борисовичу в память.
"В один из приездов в СССР Каменева навестил недавний участник левой оппозиции И. Я. Врачёв... Каменев тогда ещё жил в Кремле. Он начал свой рассказ с заявления: «Недавно фашистская партия в Италии разработала новый устав и первым пунктом записала, что во главе партии стоит дуче. Какая ясность! И нам это надо записать о Сталине»".

http://maysuryan.livejournal.com/255294.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17978
    • Просмотр профиля
Re: Проблемы сталинизма
« Ответ #9 : Декабрь 04, 2015, 07:31:28 pm »
Ленинградское дело в либеральной интерпретации


   
На "Эхе" была передача в серии "Дилетанты" про Ленинградское дело, послушал, хотя лучше читать - бабий или скопческий голосок Млечина реально раздражает.

Впечатление удручающее. И даже не потому, что автор говорил что-то, что лежит против моих убеждений или моей оценки Сталина. Читал я всякое.

Сначала надо отметить, что либеральные борцы с покойным Сталиным живут в непересекающихся вселенных с авторами агиографики, то есть житий святого Иосифа. А так как я читаю и тех и других, то общее впечатление иногда просто комичное.

Однако по существу.

Нового Млечин ничего не сказал: Сталин у него - это безумный параноик, который периодически отправляет на заклание какие-то слои общества или партии, исходя из какого-то своего безумного видения мира.

Поэтому он решительно пресекает тему, что гибель ленинградцев могла быть результатом каких-то интриг вокруг Сталина. То, что дело случилось почему-то сразу после смерти Жданова, и явно связано с этой смертью, в его картину мира не укладывается - а потому он даже и не пробует рассмотреть вопрос в таком свете.

Кстати, походя обливает Жданова грязью (именно походя, как собачка, на бегу подняв лапку у столба):

"А Кузнецов, которого он тоже приметил, потому что в страшное время блокады Ленинграда хозяин Ленинграда тогдашний, Жданов, что называется, вышел из строя – запил просто". Что, все 900 дней Андрей Алексеевич так вот и пробухал. Мне еще почему интересно - что раньше Жданов у них в самое голодное время пирожные ел, надкусывая и выбрасывая. Сейчас, значит, развитие тему - Жданов всю блокаду пил и пирожными, очевидно, закусывал.

Млечин расписывает, как партийные работники высшего ранга слетали тогда со своих постов: сначала понижение, потом исключение из партии, потом арест, потом расстрел, рисуя это как практически необратимый процесс, хотя это отнюдь не так - Маленков в 1946 вылетает из руководства, но позже в него возвращается, так что и ленинградцы вполне могли надеяться, что гнев генсека пронесет. И, кстати, по Вознесенскому он реально колебался.

В одном месте наш "историк" поплыл. А место интересное, и, например, для меня не ясное - и не проясненное у более серьезных историков того периода. Это вопрос о том, какова был функция секретарей ЦК, курировавших органы безопасности. Потому что не переведя дыхания Млечин говорит об Алексее Кузнецове, что "Сталин его перевел в Москву и поставил, между прочим, секретарем ЦК партии (их тогда было очень немного), курирующим органы государственной безопасности, то есть, на ключевую должность" - и про Берию, который курировал те же органы: "Курировать мог что угодно, это означало просто одно: что через него Сталин передает свои указания" - когда Млечин хочет показать, что Сталин отстранил Берию от рычагов управления ГБ. Так курирование - это ключевая должность в Секретариате ЦК или только передача ценных указаний товарища Сталина? Вы как бы определились бы, товарищ Млечин.

Далее. Млечин показывает, насколько несамостоятельны были партийные работник высокого уровня: даже в Москву съездить нужно было получить личное разрешение etc. - и тут же про борьбу разных групп (ведомственность, группы в партии): "Это была характернейшая черта, поэтому раздирало это все общество на эти ведомственный интересы, и ведомственный интерес, он торжествовал над общегосударственным, это было постоянно, побеждали именно ведомственные интересы, а не государственные". То есть или несамостоятельность - или руководители ведомств раздирали общество?

Русские националисты тоже несколько раз поднимали вопрос о Ленинградском деле - как еще одно доказательство, что русских людей обижают (РЛО), но это совершенно не в тему либеральной трактовки сталинизма, в которой обижают прежде всего евреев, а потом другие небольшие народы, а Сталин - великодержавный русский националист. Поэтому Млечин - без аргументов, конечно, отмахивается от "русской гипотезы": "Ничего там такого (в смысле интенций по созданию Компартии РСФСР и столицы РСФСР в Ленинграде - А.К.) идеологически стратегического не было, никто и не посмел бы выйти за рамки, установленные товарищем Сталиным, никому это в голову не приходило" (а как как же ведомства, раздирающие общество на части?) А что касается "ничего стратегического" - современники вроде меня помнят, что как раз создание полозковской КП РСФСР было очень важным и стратегическим шагом в планомерном развале КПСС, которым занимался ее последний генсек.

Как всегда у либералов у Млечина много слов про неотрефлексированность сталинизма в России (у вас ведь было как минимум 10 дет - с 1990 по начале 2000-х, когда вы, либералы, определяли то, что на собачье-интеллектуальном языке называется "дискурсом" - то есть полное доминирование в интерпретации исторического нарратива (сори опять) - кто-то вам тогда мешал?)

Виноваты и литераторы, художники слова: "У нас нет литературы о Первой мировой..." Но позвольте, у нас же был гений русского слова А.И.Солженицын и его великий роман "Август 14-го" (с последующим "Красным колесом"). Или нет? Или этот роман (и весь цикл) лишь то, что он и есть: пухлая и беспомощная графомания, не имеющая отношения ни к литературе, ни к истории.

Ну и, конечно, как же не о личном:

"Мой дедушка присоединился к большевикам очень рано, взял винтовку, воевал в Красной армии, вступил в партию на Южном фронте, когда воевал с Врангелем. Но он в 29-м году все понял. У меня просто остались его письма и записки. Когда он увидел, как идет раскулачивание, и как крестьянские семьи с детишками гонят в Сибирь, он понял, что сражался он за несправедливое и неправедное дело. Это молодым человеком он понял. Ну, и что? И молчал он, потому что надо было молчать".

Дедушку уже не спросишь - но я тут погуглил про семью Леонида Михайловича. Мамы, папы, отчимы, дедушки. Писатели, партийные работники (отчим - так даже помощник первого секретаря Московского горкома КПСС П. Н. Демичева, затем Н. Г. Егорычева), театральные критики. То есть точно люди не то что не молчавшие в страшные годы, а строго говоря, наоборот, говоруны, мастера слова. И говорившие очень много.

Там в передаче еще зачем-то участвовала какая-то мало чего понимающая коза из эховских дам, которая вообще была не в теме совсем ("Абакумова бы расстреляли вместе с ними" - хотя Абакумов в 1952 году, когда шло дело врачей, уже сам сидел), но она задала интересный вопрос: - А были ли все-таки заговоры при Сталине. На что Млечин уверенно говорит: - "Неизвестно ни одного случая реального заговора". Вот тут я даже мог бы согласиться - все доказательства, которые приводятся в уже попс-сталинистской литературе о существовании заговоров в 30-50-е гг. крайне неубедительны. Но, парадоксальным образом, этот факт как раз можно трактовать как то, что именно своей политикой Сталину удалось их появление предотвращать.

В общем, либеральная трактовка сталинского периода СССР мало того, что ангажирована и идеологизирована, но еще и крайне поверхностна и противоречива. Что Млечин - представляющий ее попсовую составляющую - и продемонстрировал. В который раз, при этом.

http://kommari.livejournal.com/2826757.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17978
    • Просмотр профиля
Re: Проблемы сталинизма
« Ответ #10 : Февраль 15, 2016, 01:27:55 am »
еще по поводу XX съезда


   
Сегодня ведь 60 лет, как в Москве открылся XX съезд КПСС, который реально стал первым шагом к распаду СССР и мирового коммунистического движения.

Во всех обсуждениях этого события товарищи, называющие себя сталинистами, никогда не смогли мне ответить на один простой вопрос (а я всегда за простые вопросы, хотя и знаю, что ответы на них чаще всего как раз самые сложные): почему вообще никто не выступил против Хрущева, сделавшего свой известный доклад на закрытом заседании.

Тут слово вообще синоним слова никто.

Это кадры, выращенные лично Сталиным, отобранные через такое сито, которое лучше бы назвать не ситом, а кадровой мясорубкой, видевшие виды, обязанные покойному всем - досталинская биография была только у Микояна и Молотова.

Антихрущевскую вылазку в 1957 году неверно трактуют как просталинскую, хотя на самом деле там вообще не стоял вопрос об этом - потому к старикам и "примкнул" либерал Шепилов.

То есть тут вопрос именно в том, что сам Сталин считал ключевым ("кадры решают все"). Сталинские кадры не просто легко попрощались со Сталиным, которому они же при его жизни поклонялись - они фактически устроили гонку, кто первый начнет десталинизацию - Берия сделал фальстарт и в том числе из-за этого погорел в 1953-м. За ним это попробовал сделать Маленков, и тоже погорел.

Здесь именно лежит проблема - которая, на мой взгляд, была ключевой для СССР: была очень сильная системная ошибка именно в надстройке, при том, что в базисе все было правильно (буржуи экстерминированы как целое - и совершенно правильно).

Я в данном случае не обвиняю - в конце концов кто мог знать. Ленин что-то почувствовал, когда писал "завещание", ведь оно именно про кадры - знаменитые персональные характеристики, Рабкрин, разбавление ЦК рабочими от станка - но был болен, и было поздно. Возможно, по иному и не могло случиться - логику и инерцию истории так просто не переиграешь.

http://kommari.livejournal.com/2861958.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17978
    • Просмотр профиля
Re: Проблемы сталинизма
« Ответ #11 : Февраль 28, 2016, 02:30:04 am »
Лев Вершинин - о процессе Трайчо Костова в Болгарии



Тезки длинной воли

Все дальнейшее настолько прямо проистекает из знаменитой «Первой Социалистической», пусть и Холодной, но войны, - то есть, конфликта между Москвой и Белградом, что обойтись без краткого экскурса просто невозможно, и дай Бог, чтобы получилось кратко.

В принципе, если вовсе уж сжимать досуха, столкнулись две Личности, по разному видевшие мироустройство. Тов. Тито, безусловно, был «красным» до мозга костей и в смысле построения коммунизма во всем мире полностью признавая верховенство ВКП(б) и лично тов. Сталина. Но вовсе не считал себя чьим-то вассалом и вообще чем-либо кому-то обязанным в политическом плане, как лидер независимого государства.

Его можно понять. Он был не слишком обязан Москве (НОАЮ встала сперва на местных ресурсах, потом с помощью сэров, а советские товарищи пришли уже под финал), в конце концов, у него, полухорвата-полусловенца, отсутствовали сантименты типа «Майка Русия». И вообще, - подобно тов. Димитрову, - советский опыт не рассматривал, как панацею, исповедуя принцип «Мы пойдем своим путем», то есть, реально веря в идею «народной демократии». Только, в отличие от тов. Димитрова, не пройдя через сито московских чисток, очень высоко ценил себя, кто бы ни давил.

Естественно, такое не поощрялось. Уже в мае 1945, после заявления тов. Тито о том, что Югославия отныне «не будет являться предметов торгов и диспутов великих держав, и сама будет определять свой путь и развитие», в Москве слегка насторожились. Ибо ситуацию видели иначе. А уж потом и вовсе, - прав Милан Ристович, - «Активность Белграда, проявившего себя в качестве ведущей силы на Балканах, вызывала опасения и в западных столицах, и в Москве».

Тем не менее, легчайшее раздражение тов. Сталина довольно долго не перерастало во что-то серьезное. Строптивость молодого белградского товарища сердила его, насколько можно понять, как непослушание любимого сына, который рано или поздно перебесится и поймет, что папа плохого не подскажет, а потом и примет наследство.

Так что, уже не раз помянутую идею Балканской Федерации в Кремле достаточно долго и принимали, и одобряли, и даже подталкивали. Именно в варианте тов. Тито: «Вам надо проглотить Албанию – чем скорее, тем лучше», - и всем было хорошо, ибо для тов. Тито это означало первый шаг к гегемонии на Балканах, а для тов. Сталина – решение «косовского», уже тогда нехорошего вопроса. Хотя, в общем, не отвергали с порога и вариант тов. Димитрова, видевшего будущую Федерацию как результат «быстрой серии договоров» и охватывающей «весь балканский полуостров».

Проблема, однако, заключалась в том, что тов. Тито постоянно забывал советоваться с Москвой, а у Москвы были свои планы, во многом порожденные все той же «необходимостью концентрации сил перед лицом врага». Тов. Сталина вполне устраивали небольшие «федерации», - ибо так легче мобилизоваться, - но совершенно не устраивали «глобальные блоки», руководство которых при случае могло не послушаться указаний «единого штаба». Пусть даже на возможность такого варианта пока что ничего не указывало, но лучше перебдеть.

И в начале 1948 прилетел первый камушек. 17 января в «Правде» (то есть, с высочайшего ведома) появилась статья тов. Димитрова: «Народы Болгарии, Югославии, Албании, Чехословакии, Польши, Венгрии, а возможно, и Греции, сами решат, что создать». А уже 29 января та же «Правда» зарычала: «Мы опубликовали заявление тов. Димитрова, но это не значит, что мы разделяем его мнение. Напротив, мы считаем, что эти страны не требуют навязчивых и фантастических „федераций“ и „конфедераций“».

Опубликовать, чтобы указать на ошибки, было вполне в стиле Кремля, как прелюдия к «товарищескому разговору», - и в начале февраля тов. Тито и тов. Димитрова, в самом деле, пригласили в Москву. Однако если дрессированный тов. Димитров прибыл сам, то «строптивый сынок» из Белграда предпочел прислать двух самых доверенных, Эдварда Карделя и Милована Джиласа, в мемуарах которого подробно изложены детали встречи 10 февраля, по ходу которой тов. тов. Сталин и Молотов «читали нам, как первоклассникам, лекцию о правильной ленинской политике в области межгосударственных отношений».

Реакция гостей оказалась предсказуемо разной. Выслушав нотацию насчет «недопустимости особых внешнеполитических линий без предварительных консультаций с СССР», тов. Димитров мгновенно признал «значительные ошибки относительно фантастических планов Восточно- Европейской федерации» и поклялся придерживаться «правильной линии», а вот белградский тандем, естественно, мог только заверить, что все передадут тов. Тито. В том числе, и новое требование Кремля: до всяких объединений с Албанией срочно создавать Федерацию. Но с центром не в Белграде, а в Софии.



Это Спарта!

Короче говоря, коса нашла на камень. Выслушав вернувшихся из Москвы посланцев, тов. Тито, прекрасно все понявший, заявил, что у Югославии «нет никаких разногласий с братским СССР в области внешней политики», но быстрая федерация с Болгарией «в таком формате и на таких условиях напоминает “троянского коня”, поэтому данный вопрос следует отложить до полного согласования».

Сразу вслед затем, справедливо расценив демарш, как «демонстративный вызов», Москва заявила об отзыве всех советников и «приостановке» выделения финансовой помощи, - на что тов. Тито отреагировал и вовсе возмутительно: «На нас оказывают экономическое давление. Мы должны ориентироваться на собственные силы», запретив впредь давать любую информацию советским специалистам.

Началась переписка «братских» ЦК. Поначалу довольно спокойная, - Белград, следует признать, не хотел обострения и работал на полутонах, выражая готовность к компромиссу, - однако, поскольку Москва требовала ответа в стиле «Да или нет?», быстро накаляющаяся. В марте тов. тов. Сталин и Молотов повысили градус, направив открытое письмо членам ЦК КПЮ, через голову руководства, фактически призвав «здоровые силы» выступить против Тито.

Естественно, тов. Тито отреагировал крайне жестко, а тов. Сталин в ответ потребовал вынести вопрос на срочное заседание Коминформа. И вновь отказ, расцененный в Москве, как «переход на путь раскола единого социалистического фронта стран народной демократии и Советского Союза». А это в переводе с партийного означало, что тов. Тито, возможно, уже не «тов», а следовательно, «вести беседу в кулуарах перестало быть целесообразным».

27-29 июня в Бухаресте, - туда (очень серьезный намек) срочно перенесли из Белграда штаб-квартиру Коминформа, -  приняли резолюцию «О положении в КПЮ». Кратко: отождествление внешней политики СССР и стран капитала; отказ признание теории классов и классовой борьбы; отказ от ликвидации кулачества и принижение роли пролетариата; переход на путь национализма, отход от марксизма-ленинизма и насаждение «позорного, чисто турецкого, террористического режима». С выводом: Югославия перерождается в «обычное буржуазное государство». Кто за? Против и воздержавшихся нет. Запишите в протокол.

И даже сейчас тов. Тито не поздно еще было «разоружиться перед международным комдвижением». Можно было признать ошибки, посыпать голову пеплом, предложить какие-то шаги навстречу, - однако отщепенец Тито закусил удила. «Проблему взаимоотношений с Москвой, - заявил он, - легко можно было уладить конфиденциально, не вынося сор из избы, однако теперь, когда она стала достоянием остальных партий, мы не собираемся говорить в таком тоне, и не позволим говорить в таком тоне с собой. Мы не позволяли этого ни туркам, ни гитлеровцам».

И вот теперь обратного хода не было. Никому. После некоторого ожидания, - тов. Сталин все же надеялся, что балканский упрямец образумится, - «Правда» 8 сентября опубликовала редакционную статью «Куда ведет национализм группы Тито в Югославии», окончательно подытожившую: «группа Тито установила террористический режим, находится в состоянии войны со своей партией, вырождается в клику политических убийц».

Спустя год с лишним тезисы этой статьи легли в основу резолюции III заседания Коминформа, - «Югославия во власти шпионов и убийц», - но это уже стало только оформлением факта. Первая Социалистическая (Холодная, но не ставшая горячей лишь потому, что англосаксы, сообразив, что все происходящее не блеф, срочно взяли отщепенца Тито под «крышу») началась.

На этом, видимо, спустимся с высоты птичьего полета, и вернемся в Болгарию, вставшую по стойке «смирно». Ей все случившееся, как ни странно, принесло некоторые дивиденды: побочным эффектом отказа Москвы от всевозможных балканских «штабов» и «федераций», стало, - уже 12 июля, - решение «прекратить попытки покушения на болгарский суверенитет в Пиринском крае».

Излишне говорить, что в Софии, где взгляды тов. Димитрова по «македонскому» вопросу, не осмеливаясь возражать, разделяли далеко не все, включая тов. Костова, многие были рады. Быстро перекрыли границу. Вовсю пошло «пресечение враждебной пропаганды различных эмиссаров (учителей, книготорговцев и т.д.)» и вообще «ликвидация эксцессов т. н. “македонизации”», разумеется, с непременным указанием на необходимость «выяснить, по чьей инициативе такое стало возможным».

Быстро, даже с извинениями, выпустили из лагерей посаженных за «великоболгарский шовинизм» (то есть, за «Аз съм българин!»), населению позволили свободно определять, кто кем себя считает. Очень вовремя, следует сказать, ибо мозги за пару лет интенсивного промывания успели обработать серьезно: еще в 1956-м при опросе 178 862 крестьян назвали себя «македонцами», но уже через десять лет македонцев (сознательных, без кавычек) оказалось всего 9632.

Думается, не особо преувеличу, сказав, что скандал в благородном семействе спас для Болгарии её юго-запад, в рамках очередного социального эксперимента успешно уплывавший под крылышко Белграда, - но это, повторюсь, было побочным эффектом, о котором никто в тот момент не думал специально. Основным пунктом повестки дня стал поиск нежелательных элементов.



Каравай, каравай, кого хочешь, выбирай!

И знаете, не надо говорить об «охоте на ведьм». Ведьмы тут ни при чем. И люди тоже. Население Кремля давно уже не оперировало такими категориями. Оно мыслило в философских масштабах, и и в смысле  политической логики равных ему на тот момент, скорее всего, в мире не было. А логика была проста, безупречна и беспощадна.

С точки зрения исторического материализма ясно, что сам по себе отщепенец Тито никто и ничто, но он отражает тенденцию. Конкретно говоря, «общую волю мелкобуржуазных, объективно реакционных слоев населения избежать интенсивного развития общества в направлении социализма по советскому образцу». Как видите, ничего личного. Просто объективно, и всё тут.

В этом, по сути, ничего плохого нет, подчеркивал Кремль, - мы и сами выступали за постепенный, «национальный» путь с учетом своеобразия ситуации в каждой конкретной стране, - но сейчас время военное, и ряды нужно сплотить по максимуму. Без малейшего потакания, ибо «соглашательство» - прямой путь к уходу из социалистического лагеря. То есть, к дезертирству. А как карается дезертирство в военное время, всем известно.

Но очень важно:  поскольку, - еще раз! – отщепенец Тито олицетворяет тенденцию, стало быть, явление это не «специфически югославское», но имеется (пусть хотя бы в зачаточной форме) во всех странах народной демократии, а значит, во всех коммунистических партиях, - и тенденцию следует вычищать везде. Начисто. Чтобы не повторилось то, за чем недосмотрели в Белграде.

Иными словами, дали отмашку на выявление «титоистов». Везде. И в Варшаве, и в Будапеште, и в Праге, и в Бухаресте, и в Тиране, вообще панически боявшейся «югославской экспансии»- и естественно, в Софии. С указанием: работать не по вершкам, а по корешкам, поскольку рыба гниет с головы и разгром низовых «обойм» ничего не даст, а вот розыск и ликвидация «потенциальных Тито», напротив, купирует угрозу.

Плюс дополнительная инструкция: искать «потенциальных» следует, скорее, среди тех, кто в войну работал «в полях», поскольку эмиграция была под присмотром и несколько надежнее. Но, правда, с оговоркой, что «в полях» не основа для приговора, а «в эмиграции» не гарантия, что не переродился. Так что, товарищи, подходите творчески, без формализма. Вопросы есть?

Вопросов не было. Благо, во всех столицах будущего Варшавского договора потенциальные подозреваемые нужного уровня считались по пальцам. В Софии, например, главным и бесспорным «титоистом» Болгарии, безусловно, был сам тов. Димитров, мало того, что лично друживший с отщепенцем Тито и нагло продолжавший что-то лопотать о «национальном пути», так еще и уличенный в сохранении связей с Белградом.

Изрядно поломанный непростым жизненным опытом, он, конечно, ни с чем не спорил. Но и не клеймил. Даже в апреле, как вспоминает Джилас, случайно встретившись на вокзале (по пути в Прагу меняли паровозы), болгарский вождь украдкой пожал ему руку и шепнул что-то ободряющее. А  в июне, в разгар совещания в Бухаресте, - ораторы уже хором несли Югославию по кочкам, - тов. Димитров пошел еще дальше, тепло поблагодарив отщепенца Тито за поздравление с днем рождения.

Неудивительно, что в Будапешт, по просьбе Москвы, послали не самого вождя, а тов. Костова, который отщепенца Тито издавна терпеть не мог, в компании надежного до синего звона тов. Червенкова. И тем не менее, объявить «отщепенцем и фашистом» тов. Димитрова, живую легенду коммунистического движения, было совершенно немыслимо, и сам тов. Сталин был категорически против, в связи с чем, его и не тронули.

Не тронули и тов. Коларова, фигуру крупную, знаковую, но не слишком влиятельную, тем паче, из эмигрантов, многократно проверенного, да плюс ко всему, старого и очень больного, без реальной группы поддержки, чтобы косить. И тов. Червенков  не подходил на роль «паровозика» , ибо тоже из эмигрантов, причем крепко-накрепко связан с МВД и (очень, очень важно!) всем помнили, что именно он первым, без указаний, почуял и подхватил (еще в 1947-м, в Шклярской-Порембе) новые, еще и в Москве тогда не совсем недоформулированные тенденции.

В общем, эмигрантов вывели за скобки, и начали сужать круги, выбирая из тех, кто в период войны не был в Москве, то есть, мог поддаться чуждым влияниям. А таковых было еще меньше: не считая пары-тройки имен, известных, но все же второстепенных, на верхах круче всех сияли тов. Югов и тов. Костов, причем, на обоих имелась и кое-какая информация.

Еще в мае 1948 тов. Петрушевский, главный военный советник в Болгарии, сообщал, что генерал Иван Кинов, начальник Генштаба, жаловался ему: дескать, «некоторые лица считают, что Советского Союза в деле освобождения Болгарии не так уж велика, что сами они сделали для своего освобождения очень много». Правда, указывалось далее, «никакой организации, конечно, нет, есть только подобные настроения», но по контексту можно было понять, что речь идет о тов. Костове, заместителе премьера, тов. Югове, главе МВД, и еще о паре министров чуть пониже рангом.

Не Бог весть что, конечно, а все-таки. К тому же, на тов. Костова имелся дополнительный компроматик: еще в 1947-м он позволял себе выражать сожаление, что табак и розовое масло  СССР закупает по ценам, ниже чем Запад, в связи с чем попытался засекретить важную экономическую информацию не только от Запада, но и от Москвы. Да еще и в беседе с самим тов. Сталиным что-то лопотал о тарифах. Естественно, Иосиф Виссарионович счел такой фокус недопустимым, запомнил, и время от времени, вспоминая тов. Костова, ворчал что-то о «двойственности» позиции, справедливо указывая, что именно с экономики начался конфликт с отщепенцем Тито.

Короче говоря, досье на бывшего «тов. Папуаса» имелось. Но, с другой стороны, знали в Кремле и то, что Трайчо фанатичный, до последнего вздоха поклонник лично тов. Сталина, а главное, убежденный враг белградского отступника. Без примеси. Почему, я, честно говоря, не разобрался. Была там и политика, - категорическое нежелание «сливаться» с Белградом, ибо «Тито нас сожрет» (даже тов. Димитров не мог тов. Костова переубедить), и разногласия по Пиринскому краю, и много чего еще.

Но было, похоже, и что-то личное. Причем, абсолютно взаимно: отщепенец Тито тов. Костова тоже терпеть не мог, считал главной помехой в деле охмурения Софии и постоянно вбрасывал что-то типа: «вот в 1942-м весь ЦК расстреляли, и только ему пожизненное, - почему?», с выводом: «У нас есть доказательства, что агенты известных капиталистических государств превратились в ряд функционеров некоторых коммунистических партий». А это тоже играло на пользу Трайчо, поскольку любой вброс из Белграда в Москве теперь считали доказательством в защиту.

Жалует царь...

Короче говоря, в Кремле сомневались, размышляли, и анализируя время от времени получаемые из Софии, от тов. Червенкова, которому негласно поручили заняться вопросом, «колоды», карту с «Папуасом» неизменно откладывали в сторону. Недалеко, чтобы, ежели что, недолго искать, - но откладывали. Как и некоторые другие карты, типа, скажем, тов. Добри Терпешева, бывшего главкома НОПА, которому лично тов. Сталин почему-то верил. Зато чем дальше, тем больше интересовались картой тов. Югова.

Тут, правда, никаким «титоизмом» даже в намеке не пахло. И послушен он был на зависть аж самому тов. Червенкову, зато по остальным статьям глава МВД подходил, как нельзя лучше: «главорез» (мало кто любит, а многие ненавидят), амбициозен (в контрах с эмигрантами), а главное, туповат и, следовательно, легко заменим. В придачу же, поскольку «состав» за таким «паровозиком» потянуть было сложно, Кремль дал рекомендацию привлечь некоего тов. Чанкова.

Однако тов. Червенков, как ни странно, раз за разом находил аргументы в пользу тов. Югова, с которым вообще-то не ладил, и тов. Чанкова брал под защиту, зато персона тов. Костова, вопреки очевидной неохоте Кремля ее рассматривать, в «колодах» возникала вновь и вновь. В Софии явно не желали выводить «Папуаса» из-под удара.

Нельзя сказать, что такой опытный партийный волк, как «Папуас», не не насторожился. Сеть информаторов он имел во всех структурах и чуял, что ветер дует нехороший, но ничего конкретного выяснить, а значит, и предпринять не мог. А потом, 7 марта, в Москву самолетом отправили тов. Димитрова, накануне плохо себя почувствовавшего.

Потом уже начались слухи и сплетни: дескать, то ли тов. Вышинский «заманил в самолет и увез», то ли   тов. Берия, «уезжая из Болгарии, насильно вывез», - а на самом деле, все куда прозаичнее – очень больной человек, действительно, почувствовал себя худо и поехал в Москву на внеплановый осмотр, как до того бывало нередко.

Правда, оттуда уже не вернулся, однако оснований для какой-то конспирологии нет: в каком стационаре лежал, известно, диагнозы и процедуры не секрет, с кем встречался, тоже. И тем не менее, факт есть факт: из активной деятельности человек-легенда выпал, а замещать его остался, разумеется, тов. Костов, - однако в тот же день, сразу после того, как самолет взлетел, состоялось заседание Политбюро, по ходу которого тов. тов.  Коларов, Червенков, Югов и еще кто-то «буквально набросились» на и.о. премьера, обвинив его непонятно в чем (протокола нет), выразив недоверие и поручив «временно» возглавить правительство тов. Червенкову.

Правила этой игры тов. Костов знал слишком хорошо, и потому меры принял сразу, благо, не арестовали и даже от работы не отстранили, поручив какие-то мелкие дела. В Москву, во все инстанции, и в госпиталь к тов. Димитрову, пошли подробные, хорошо продуманные письма с просьбой вмешаться и детальными опровержениями всех «бесстыжих наветов».

Ответов адресант не дождался. Однако нельзя сказать, что Кремль не услышал. В архивах сохранились «записки» тов. Димитрова, ручавшегося за тов. Костова, «как за себя», вопрос, как пишет Олег Медников, дважды обсуждали тов. тов. Сталин и Молотов. И… 25 марта, накануне открытия пленума ЦК БКП, в Софию пришло «официальное мнение» с совершенно четким указанием: «вопрос о поведении тов. Костова следует считать исчерпанным».

Вручали письма в экстраординарном режиме: не через секретариат, а группе адресатов, каждому копия под расписку. По сути, это означало, что тов. Сталин принял решение. Безусловно, с учетом позиции тов. Димитрова, получавшего в госпитале запросы и подробно отвечавшего. То есть, называя вещи своими именами, приказ: отстаньте. С дополнением ДСП, советовавшим «подумать» над некими тов. Стефановым и тов. Чанковым, тоже достаточно крупными и «кажущимися подозрительными» картами в колоде БКП. И тем не менее…

Тем не менее, мнение тов. Сталина учтено не было. Вопреки требованию, на пленуме письмо не зачитали, - сославшись потом на техническую погрешность, виновник которой, разумеется, был наказан, - и начался пленум с вопроса о персональном деле тов. Костова и его «ярко выраженном националистическом уклоне». Правда, пока что терпилу всего лишь сместили с поста вице-премьера и вывели из Политбюро, но старт был дан, а рыбка задом не плывет.



Свободная стая


Теперь, после голосования, Кремль уже просто не мог настаивать на своем. Вернее, мог, - но в таком варианте «отщепенцами» пришлось бы объявлять адресатов письма, то есть, почти весь состав Политбюро ЦК БКП, а на это пойти было невозможно. И вот, казалось бы, странно: почему все-таки, столкнувшись с таким непослушанием, Кремль не только спустил на тормозах, но и включился в процесс, чуть позже даже прислав группу «специалистов»?

Если по логике, ответ только один. Скорее всего, тов. Сталину было, в общем, все равно, кто кого в Софии повесит. Тов. Костов, в конце концов, не был вовсе уж непорочен, он все-таки допустил ряд просчетов, так что, делать полную ставку на него не казалось целесообразным, а значит, не было и нужды вмешиваться сверх меры. При условии, разумеется, что на коне в итоге окажется человек, не способный повторить «фокус» Тито ни при каких вариантах.

Все остальное тов. Сталин, - все же, не хозяин, а просто старший товарищ, доверил младшим товарищам из Софии, - а уж они постарались. Каждый, конечно, по своим соображениям. Допустим, тов. Коларов, как выяснилось, устал сидеть в тени тов. Димитрова, и теперь, когда тот на ладан дышал, - даром, что и сам дышал на ладан, - таил амбиции хоть недолго побыть первым, в связи с чем, рвал тов. Костова с молодым задором. Благо, ненавидел люто.

К слову сказать, по весьма веской причине. «Незадолго до того, - вспоминал позже тот самый тов. Чанков, которому свезло не стать козлом отпущения, - на одном из заседаний президиума V съезда БКП, распорядитель, беспокоясь за место для Костова, грубо указал Василу Коларову, что он должен знать, где ему садиться, прибавив при этом пословицу "Каждая лягушка должна знать свое болото". Коларов был очень трептен к своему авторитету и такого не забывал, а в то время он уже смотрел на мир особенными глазами».

Так что, тов. Червенкову, можно сказать, крупно повезло. Начать должен был он, но с удовольствием пропустил заслуженного маразматика вперед: соперника в полутрупе  главный кандидат в грядущие вожди не видел и дать рамолику возможность отвести душу не возражал, ибо очень уж удобная полдвернулась ширма (спустя годы, когда товарищи начнут рвать уже его за убийство Костова, он будет валить все на давно покойного тов. Коларова, «давлению которого, учитывая его авторитет, не мог противостоять»).

А вот, скажем, тов. Югову было все равно, кого топить, лишь бы самому выскочить. Тов. Червенков, вернувшись из Москвы, поставив его, как главного исполнителя действа, в известность, по секрету рассказал и о том, что в списках кандидатов было его имя, однако он, как друг, прикрыл друга, так что, теперь главе МВД придется постараться, чтобы оправдать доверие. И так далее.

И только мнение тов. Димитрова не значило уже ровно ничего. Он был очень плох, здоровье ухудшалось с каждым днем, и все что он еще мог, это отказать зятю в просьбе присоединиться к большинству, когда Вылко в начале июня посетил его в госпитале. Правда, какую-то бумажку, якобы  из госпиталя, тов. Червенков все же на очередном пленуме зачитал, но фальшивка была столь очевидна, что о ней потом стеснялись даже поминать. А 2 июля тов. Димитров и вовсе умер, став безопасной легендой, и тело его, забальзамированное спецами из Института Барского, приехало в Софию, чтобы лечь в Мавзолее.

Разумеется, позже ходили, - и активно распространялись, и по сей день распространяются «разоблачителями» всех расцветок слухи об отравлении, в 1990-м, когда тело выносили хоронить, даже как бы «подтвердившиеся» - в образцах волос нашли повышенную дозу ртути. Но небольшую, около 1% раствора, что легко объясняется составом бальзамического раствора.

Так что, лично на мой взгляд, никто герой Лейпцига не травил. Человеку, как ни крути, было уже 67 с гаком, что, конечно, само по себе не фатально, но острая сердечная недостаточность II степени плюс куча болячек говорят сами за себя. Не говоря уж о «тяжелом нервном истощении», диабет и цирроз –  не подарки. Диабет подъедает все сосудистое русло, цирроз разрушает печень, так что, - принимая во внимание, что диагнозы ставили за несколько лет до смерти, когда что-то фальсифицировать не было никакой нужды, рискну высказать смелую мысль: вероятно, он умер своей смертью. Да простят меня конспирологи, но с пожилыми, очень больными мужчинами такое бывает.

Но вот что интересно. В отличие от Больших Московских Процессов, с которым любят сравнивать суды над «титоистами», атака на тов. Костова раскручивалась не постепенно. Она была подобна лавине, обрушилась совсем нежданно. И по логике, следовало бы предположить, что хоть кто-то из присутствующих, очень хорошо знавших «тов. Папуаса» по годам подполья, хотя бы сначала, не поняв еще, что происходит, как-то выступит в его защиту или, на худой конец, выскажет какие-то сомнения.

Ан нет. Рвать кинулись все. Кто-то, забегая вперед, - об этом еще ни слова не прозвучало, - объявлял отщепенца Костова «левосектантом, объединителем реакционных сил под знаменем американского империализма в борьбе против социализма». Кто-то упрекал кого-то, уже в чем-то обвинившего отщепенца, в том, что он «в сущности, его единомышленник». А еще кто-то еще кого-то в том, что «обвиняет для видимости, а знает гораздо больше, значит, лицемерит, то есть, сочувствует мерзавцу». Вспоминали все, до анекдотов и до мелочей: и как будущий отщепенец, сидя в тюрьме, «не уважал товарищей», и как «сомневался в том, что простой честный рабочий может руководить заводом».

Почему? Ведь еще ничего не было ясно, значит, опасаться за себя, во всяком случае, в первые минуты, оснований не было. А тем не менее. Скорее всего, дело просто в том, что скорый уход тов. Димитрова просчитывался легко, как легко просчитывалось, что следующим вождем станет тов. Костов, имевший свое собственное окружение, - и следовательно, начнутся перетряски кадров с потерей насиженных мест. Влияния у него бы хватило, и дружил он далеко не со всеми, ибо характер имел тяжелый.

Зато выйди на первое место тов. Коларов, он менять ничего бы не стал, да и тов. Червенкова «тяжеловесы» серьезно не опасались. Ну и, - будем думать о людях хорошо, - возможно, большинство, будучи не в курсе настроений в «высших сферах», поскольку всей информацией владели далеко не все, еще не догадывалось, что дело для «тов. Папуаса» может пахнуть не только падением с насиженного Олимпа.



Вспомнить всё

В общем, парадоксально, но факт: одергивать «чересчур увлекшихся критикой» ветеранов пришлось лично тов. Червенкову, потребовавшему «не сводить счеты, высказывать только те претензии, которым есть подтверждения», и в итоге обвинения получились неприятные, но, можно сказать, относительно умеренные. Чреватые, однако лучшие из всего, что могло бы прозвучать.

«Антисоветские проявления» (попытки утаить конфиденциальную экономическую информацию): раз. «Нанесение ущерба репутации тов. Димитрова» (тов. Костов пару раз говорил на людях, что вождь слишком хвор, чтобы руководить): два. Плюс с какой-то стати еще и «националистический уклон», - то есть, выступления против «македонизации», которую он терпеть не мог, - без оглядки на то, что практика «македонизации» уже объявлена «порочной».

В общем, как уже было сказано, по итогам пленума, тов. Костов вылетел из Политбюро (и.о. первого секретаря стал тов. Червенков) и Совета министров (и.о. премьера стал мало что уже соображающий тов. Коларов) с указанием «обдумать услышанное и выступить с откровенной самокритикой».Однако партбилет не положил и,  «в соответствии с некоторыми заслугами и квалификацией», стал директором Национальной Библиотеки, - но теперь на его письма в Москву уходили в никуда. Москва готовила советников в помощь софийским товарищам, и ей было не до того.

И тем не менее, тов. Червенков нервничал. Запущенный им проект «Папуас», как ни крути, стартовал вопреки советам «инстанции», и теперь малейший сбой мог оказаться пагубным для него лично. А между тем, при всех гарантиях, данных им Кремлю, сюжет не мог разворачиваться быстро.

Пленум пленумом, но в реальной жизни тов. Костов был слишком влиятельной фигурой, и его «обойма», включавшая в себя и лучших экономистов страны, и многих силовиков во всех структурах, и крупных аппаратчиков, и множество фанатов на местах, если чересчур поспешить, могла устроить неприятности. Во всяком случае, этого опасались.

А Москва торопила, напоминая, что в Будапеште процесс над «титоистом» Ласло Райком уже стартовал, а в Тиране «титоист» Кочи Дзодзё вообще расстрелян еще 2 мая, и требовала, раз уж взялся за гуж, результатов. Не желая учитывать никаких объяснений, что отщепенец Дзодзё был совершенно реальным титоистом, а на отщепенца Райка изначало имелось много качественного компромата, какой быстро не смастыришь.

И тов. Червенков рыл землю. В самом конце мая он еще раз слетал в Москву, посетил тов. Димитрова, так ничего от него и не добившись, но зато передал в Кремль окончательный список «банды Костова» с подробными разъяснениями. Несколько имен, правда, тов. Сталин вычеркнул, велев «не увлекаться», но, в целом, одобрил, высказав мнение, что надо все-таки работать оперативнее, и 11 июня собрался очередной пленум, в ходе которого все шло уже по очень хорошо отлаженному сценарию.

Первым опять ринулся тов. Коларов, с захлебом (говорить ему было уже трудно) сообщивший, что «Не может быть никаких сомнений в том, что Костов близок к титоизму. Он превратился в знаменосца международной реакции и примкнул к жалким остаткам разбитой монархо-фашисткой клики. Сегодня его имя равнозначно всему, что враждебно нашей партии».

Затем выступил тов. Червенков,  зачитав «записку Димитрова» ( которая потом исчезла) и процитировав мнение тов. Сталина о Костове: «Похоже, нечистоплотен… Опасный человек». А тов. Югов, взяв слово, сообщил присутствующим, что отщепенец Костов не присутствует на пленуме, поскольку накануне арестован органами «с поличным».

Далее, надеюсь, понятно. За два месяца, истекшие с предыдущего толковища, всем все успели объяснить, и теперь люди элементарно спасали шкуру, доказывая свою личную «классово-партийную» непримиримость. Они имели все, за что так долго боролись, и не хотели всего лишаться, рискуя еще и семьями, но еще страшнее для большинства было стать  опальными предателями. Из чьих-то уст прозвучало и было немедленно подхвачено обвинение в «левом сектанстве», - то есть, проще, троцкизме, равнозначное смертному приговору.

И когда пленум, постановив (по предложению молодого секретаря софийского горкома Тодора Живкова, считавшегося креатурой тов. Червенкова) гнать отщепенца Костова и «его клику» из партии, закрылся, а в газетах (аж 20 июня, когда стало понятно, что бунта не будет) появилось короткое сообщение, - «...за экономический саботаж и шпионаж в пользу империалистических держав», - продолжали в том же духе. Стуча не тов. Югову и даже не тов. Червенкову, но аж советскому послу.

«После Чанкова была Драгойчева, - отчитывался 14 июля Сергей Бодров тов. Молотову, - тоже многое рассказала. В частности, заявила, что на протяжении всей своей работы в партии настороженно относилась к Трайчо Костову. В период подполья Костов всегда ослаблял бдительность коммунистов. Кроме того были такие случаи, всего перечислено 11 пунктов, которые требуют, чтобы на них обратили внимание, следователи, допрашивающие Костова».

Излишне говорить, что следователи обратили…


Золотая книга сказок


Сценарий наметили богатый, с завитушками. Отщепенцу Костову и десяти его подельникам, «умело вкрадывавшимся в доверие к партии», как минимум, с 1925, а то и раньше, предстояло признаться в «сотрудничестве до войны с троцкистами (Бела Куном и другими)». А также в «соучастии в титоистском заговоре с целью оторвать Болгарию от Советского Союза и передать ее империалистам через образование южнославянского Союза, тем самым лишив ее национального суверенитета, территориальной целостности и независимости».

Каким образом? Ну, в первую очередь, «путем присоединения Пиринского края к югославской Македонии». И еще кое в чем, но это уже по мелочам. Типа подготовку убийства тов. Димитрова, тов. Червенкова и тов. Сталина, руководства британской и американской резидентурами после войны и работе на ведомство Николы Гешева во время войны. За что Гешев, - кстати, одноклассник и друг детства отщепенца, - по версии следствия, и отмазал его от расстрела.

Этот пункт, однако, в обвинительном заключении не указали. Вернее, указали, но без поминания о сгинувшем в нети шефе Управления «А». Слишком уж деликатным оказался вопрос. И даже не потому, что «тайна» замены расстрела на пожизненное «тов. Папуасу» никакой тайной не была. Все знали, и документ в архиве нашелся, что жизнь будущему отщепенцу вымолил у царя его личный секретарь Станислав Балан, еще один друг детства Костова, которого тот, в порядке ответной любезности, после войны тоже спас от расстрела.

Дело в том, что в работе на Николу Гешева в подполье все подозревали всех, и похоже, не без оснований. Это, если возникали склоки, было общим обвинением. Да что там! Спустя много лет, когда репрессии давно закончились и были осуждены, некто Иван-Асен Георгиев, заслуженный человек, - совсем чуть-чуть, представитель Болгарии в ООН, заболтавшись с журналистами, неосторожно брякнул: «Дело прошлое, уже можно сказать, что в годы подполья Гешев знал о нас всё. Он внедрил к нам армию агентов-провокаторов. Мы обнаружили и уничтожили только двоих из его агентов. Где сегодня остальные? Не в руководстве ли партии и государства?».

Казалось бы, ну и что? - дело-то, в самом деле, прошлое. Однако был тут же отозван, арестован и, даром что с заслугами еще с царских времен, расстрелян за шпионаж. И это при спокойном, не любившем крови и не проливавшем ее без крайней необходимости «Тато» Живкове. Так что, не все так просто, и тему из обвинительного заключения вычеркнули, заменим обтекаемым «на фашистскую полицию» едва ли спроста.

Как бы то ни было, на допросах отщепенец Костов сразу признал, что не без греха. Подтвердил, что «утаивал экономическую информацию от СССР» и согласился, что это «враждебный акт». Подтвердил, что вел «неправильные» разговоры о тов. Димитрове, клеветнически утверждая, что тот очень сильно болен и слишком часто улетает на лечение. «Национализм» в форме «критики политики “македонизации” Пиринского края» тоже признал, указав, однако, что эта политика уже осуждена ЦК БКП.

А вот насчет всего остального уперся, и ничего не подписывал аж до октября. Даже когда все остальные, - 10 подельников и примерно 200 шедших по делу «прицепом» VIP-persons, - раскололись, все равно, стоял в отказе мертво. Хотя били, и били страшно, и не только били. Мало того, что один из следователей, Мирчо Спасов, о котором речь еще не раз зайдет, был парнем, хватким на выдумки, но и дознаватели попроще, на изыски не гораздые, тоже не стеснялись.

И это не позднейшие выдумки «борцов с культом», отнюдь. Именно тогда один из следователей, по итогам процесса удостоившийся получить награду из рук самого тов. Червенкова, в ответ на похвалу щелкнул каблуками и отчеканил: «Рад стараться! Даже если Вас арестуют, я через три дня буду знать, с какого времени Вы работаете на англичан!», - на что тов. Червенков вовсе не рассердился, а рассмеялся и хлопнул ударника по плечу.

В октябре, под конец месяца, потеряв почти половину веса, однако, подписал и главный отщепенец, после чего готовеньких начали готовить к процессу. Подкармливать, подлечивать, то да сё. По ходу дав всем, даже центральному герою, обещания, что если все пройдет гладко, всем дадут солидные сроки, а потом, когда пена схлынет, потихоньку амнистируют и трудоустроят.

Не знаю, честно сказать, поверил ли в это отщепенец Костов, лично курировавший такую же методику с бедолагой Николой Петковым, но, в конце концов, человеку всегда свойственно надеяться на лучшее, а он, в отличие от «врага народа» Петкова, имел дело с товарищами, среди которых были и давние друзья. А о том, что примерно в эти же дни, будучи в Будапеште на заседании Коминформа, тов. Червенков, когда венгры похвастались раскрытием  «крупного международного заговора англо-американских империалистов» в Венгрии и казнью отщепенца Ласло Райка, сообщил: «Это покажет и процесс Костова у нас», - притом, что еще и обвинительный акт готов не был, - отщепенец Костов, конечно, не знал.




Час Быка


В общем, 7 декабря, - с огромным запозданием, Москва уже начинала беситься, - процесс начался. Что интересно, за пару дней до старта по настоятельной просьбе Софии в Болгарию с личного разрешения тов. Сталина направили «секретный десант», - московский, киевский и минский полки МВД, - «с целью оказания помощи в обеспечении государственной безопасности братской республики». Минчан в Бургас, киевлян в Варну, а москвичей, знамо дело, в Софию, поставив задачу: «с наступлением темноты и до рассвета брать под охрану ЦК БКП, Народное собрание, радиоцентр, политическую тюрьму, Совет министров, бани, дачу В. Червенкова и другие объекты, в том числе, Дом правительства».

Согласно мемуарам одного из офицеров, Дмитрия Медведева, секретность была высочайшего уровня: переодетые в болгарскую форму бойцы «службу несли молча», поскольку разговаривать по-русски запрещалось под угрозой трибунала. То есть, власти все же боялись. Однако же оказалось, что боятся зря. Никаких ЧП за все время «командировки» не случилось, зато, как вспоминает тот же Медведев, «запомнились огромные, каждый вечер до полуночи и позже заполняющие улицы толпы, кричащие "Смерть Трайчо Костову!"».

Это, к слову сказать, в какой-то степени понятно: два-три месяца до процесса лекторы, агитаторы и, натурально, СМИ во исполнение воли руководства, разъясняли ширнармассам, что вина за все проблемы с «реконструкцией кооперации» и все «перегибы в наказательных акциях» лежит на ныне разоблаченном отщепенце, но теперь, когда его не будет, начнется настоящий, правильный коммунизм. А народ, он, сами знаете, подвержен...

В общем, суд шел спокойно, без эксцессов. Чин-чином выступали свидетели. Всего 51. Разные. Бывшие товарищи, работавшие в экономических областях. И бывшие товарищи, работавшие с Югославией до того, как Тито стал продажной девкой империализма. И бывшие товарищи, имевшие дело с продажей табак в СССР.

А также бывшие полицейские, оказывается, что-то слышавшие о некоем «агенте Папуасе». И бывшие офицеры, осужденные за «военно-фашистские» заговоры, стоившие жизни Николе Петкову (теперь они вспомнили, что и Петков, и враг народа д-р Гемето поддерживали конспиративные связи с отщепенцем Костовым). И бывший шеф царской разведки и контрразведки Андрей Праматаров, близкий друг Николы Гешева, приговоренный к смерти в 1945-м, но помилованный и амнистированный, как ценный специалист, сказавший, что ага.

А также  эксперты аж шести комиссий, - сплошь профессора-экономисты и банкиры, - однозначно подтвердивших факты саботажа. И наконец, защитники, добавившие к обвинениям массу нюансов, но все же, отдам должное, под конец спичей просившие для подзащитных какого-то смягчения.

Вопросы звучали, ответы следовали, перья скрипели, радио транслировало, массы ликовали, - а 12 декабря в Москву на имя «тов. Филиппова» ушла шифрограмма: «Приговор будет вынесен в среду 14 декабря. Костов будет приговорен к повешению... Если есть поправки, требования или замечания, просьба об этом безотлагательно сообщить». Судя по всему, ни поправок, ни требований, ни замечаний не последовало.

Между тем, как раз 12 числа, - в ходе допроса «главной фигуры», - случился досадный сбой. Отвечая на вопросы судьи, отщепенец Костов сперва исправно подтверждал все, что должен был подтвердить, однако когда прозвучал первый по-настоящему важный вопрос, - «Что Вы можете сказать о событиях 1942 года?», - вместо того, чтобы сообщить о своем участии в аресте группы Антона Иванова, надолго замолчал. А когда поторопили, ответил: «Нет, я не признаю себя виновным в том, что капитулировал перед фашистской полицией. Также не признаю, что был завербован английской секретной службой и категорически отрицаю какие угодно обвинения в связях с кликой Тито. Я не подтверждаю эти показания, сделанные во время предварительного следствия под жесточайшим физическим и моральным давлением».

Облом получился жестокий. Главному обвинителю даже стало плохо. Правда, вариант предусмотрели и на такой случай. Подсудимого немедля лишили слова, вывели, увезли откуда привезли и процесс пошел правильным курсом, - однако от того, что 14 декабря предстояло выносить приговор, а перед тем предоставлять подсудимым последнее слово, деться было некуда.

Поэтому с отщепенцем Костовым плотно работали сутки, - и тем не менее, получив слово, он задудел в ту же дуду: «Я никогда не сотрудничал с фашистским режимом, никогда не находился на службе английских шпионских служб, никогда не участвовал в заговорщических планах Тито и его клики, и всегда испытывал к Советскому Союзу глубокое почтение».

Полный, согласитесь, беспредел. Естественно, опять прервали, дослушали остальных, удалились на совещание, - и около трех пополудни «именем народа» огласили приговор: Трайчо Костову - смертная казнь через повешение, прочим разные сроки, самый маленький – 8 лет крытки. Как вспоминал охранник Христо Бачваров, выслушав судью, отщепенец «встрепенулся, снял очки, протер их и упал навзничь. По приказу начальства мы вынесли его в коридор, где сидел врач».



Эра милосердия

И тем не менее, на такой ноте завершать было нельзя. Ни в коем случае. За такое, после признавшихся во всем Дзодзё и Райка, тов. Червенкову и не только тов. Червенкову могли выписать по ушам по полной. Собственно, при таком раскладе и приговор приводить в исполнение было невозможно, потому что получалось, что из героя коммунистического Сопротивления какие-то уроды выбили какие-то показания, а он все опроверг и ушел чистым.

Согласитесь, так серьезные люди не играют. Поэтому началась суета, беготня, звонки, и через день, 16 декабря, к отщепенцу Костову пришел тов. Червенков. «Очень бледный и неспокойный», - вспоминает начальник тюрьмы, - он велел охране остаться за дверью, потребовал в камеру чай с печеньем, и провел наедине с приговоренным более трех часов.

О чем они там за чашкой чая говорили, ныне не знает никто, а до 1980 знал только тов. Червенков, на Апрельском (1956) пленуме бивший себя в грудь, утверждая, что «Я дал Трайчо слово коммуниста, что если он исполнит каприз Сталина, выхлопочу помилование, но меня цинично обманули». Вполне возможно, нечто в этом роде и прозвучало, вот только неясно одно.

Опытнейший политик, отщепенец Костов прекрасно знал правила. Он, собственно, сам их и писал. Всего за два года до того он сам играл такую же игру с Николой Петковым, и он не мог не понимать, что только глухой отказ в какой-то мере гарантирует ему жизнь. И тем не менее, факт: из тюрьмы тов. Червенков вернулся с собственноручно написанным и подписанным заявлением, факсимиле которого наутро появилось во всех СМИ:

«Я признаю все обвинения, выдвинутые против меня судом, и подтверждаю целиком и полностью свои показания, сделанные во время предварительного следствия... Я искренне сожалею о своем возмутительном поведении, которое можно объяснить только крайним нервным напряжением и прошу Вас ... отменить вынесенный мне справедливый приговор и заменить его пожизненным строгим тюремным заключением».

Далее все по нотам. Разве что некоторые незначительные нюансы, возможно, апокрифичны. Якобы, в 2.00 ночи, идя к виселице через мокрый (ночь была дождливая) двор, отщепенец аккуратно обходил лужи, в ответ на недоуменный вопрос охранника пояснив: «Коммунист в любой ситуации должен оставаться чистым». И еще якобы, - но это уже, скорее, правда, потому что Само Бакияте, тюремному палачу, не было никакого резона врать, - отщепенец, худой и легкий, висел плохо, трепыхался, и его пришлось дернуть за ноги, «чтобы помочь, потому что жалко было».

Зато не «якобы», поскольку отражено в протоколе и жалобе начальника тюрьмы, так это то, что полковник Мирчо Спасов, смотрящий от МВД, выпустил всю обойму из автомата в еще слегка дрожащий труп. Объяснив изумленным очевидцам, что «Эту тварь так ненавижу, что удержаться не мог», а спустя 42 год, на допросе, внеся поправку: «Хотел, чтобы быстрее...».

Ну и? Ну и… Спрашиваю себя: жаль ли мне тов. Трайчо Костова, тов. Папуаса, одного из основателей БРП, одного из лидеров Сопротивления, секретаря ЦК БРП, вице-премьера Болгарии, затем отщепенца, а затем, через 7 лет, «невинно репрессированного и посмертно реабилитированного честного коммуниста»? – и не могу сказать, что да.

Вот Николу Петкова, прошедшего тем же путем с его активной помощью, - да, жаль. Никола Петков жил по обычным, человеческим правилам, и в политику тоже играл, как человек. А тов. Костов, всю жизнь свою выстроив по канонам объективной политической целесообразности, по ним и умер, и нет в этом никакй трагедии. Достаточно разве отметить, что по этим же самым канонам, в рамках  объективной политической целесообразности, его исчезновение, оправдав затраты и сыграв свою роль, дало старт цепи не менее целесообразных событий. Строго в рамках исторического детерминизма.

http://putnik1.livejournal.com/4897401.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17978
    • Просмотр профиля
Re: Проблемы сталинизма
« Ответ #12 : Май 03, 2016, 11:23:10 pm »
Сталин против культа Сталина

Я хотел бы не оправдать – оправдать нельзя, а по-человечески объяснить, откуда такой безудержный, доходящий до приторности восторг вокруг моей персоны. Видимо, у нас в стране удалось разрешить большую задачу, за которую поколения людей бились целые века – бабувисты, гебертисты, всякие секты французских, английских, германских революционеров. Видимо, разрешение этой задачи (ее лелеяли рабочие и крестьянские массы): освобождение от эксплуатации вызывает огромнейший восторг. Слишком люди рады, что удалось освободиться от эксплуатации. Буквально не знают, куда девать свою радость.
Очень большое дело – освобождение от эксплуатации, и массы это празднуют по-своему. Все это приписывают мне – это, конечно, неверно, что может сделать один человек? Во мне они видят собирательное понятие и разводят вокруг меня костер восторгов телячьих.

Фейхтвангер. Как человек сочувствующий СССР, я вижу и чувствую, что чувства любви и уважения к Вам совершенно искренни и элементарны. Именно потому, что Вас так любят и уважают, не можете ли Вы прекратить своим словом эти формы проявления восторга, которые смущают некоторых ваших друзей за границей?

Сталин. Я пытался несколько раз это сделать. Но ничего не получается. Говоришь им – нехорошо, не годится это. Люди думают, что это я говорю из ложной скромности.
Хотели по поводу моего 55-летия поднять празднование. Я провел через ЦК ВКП(б) запрещение этого. Стали поступать жалобы, что я мешаю им праздновать, выразить свои чувства, что дело не во мне. Другие говорили, что я ломаюсь. Как воспретить эти проявления восторгов? Силой нельзя. Есть свобода выражения мнений. Можно просить по-дружески.
Это проявление известной некультурности. Со временем это надоест. Трудно помешать выражать свою радость. Жалко принимать строгие меры против рабочих и крестьян.
Очень уже велики победы. Раньше помещик и капиталист был демиургом, рабочих и крестьян не считали за людей. Теперь кабала с трудящихся снята. Огромная победа! Помещики и капиталисты изгнаны, рабочие и крестьяне – хозяева жизни. Приходят в телячий восторг.
Народ у нас еще отстает по части общей культурности, поэтому выражение восторга получается такое. Законом, запретом нельзя тут что-либо сделать. Можно попасть в смешное положение. А то, что некоторых людей за границей это огорчает – тут ничего не поделаешь. Культура сразу не достигается. Мы много в этой области делаем: построили, например, за одни только 1935 и 1936 годы в городах свыше двух тыс. новых школ. Всеми мерами стараемся поднять культурность, Но результаты скажутся через 5–6 лет. Культурный подъем идет медленно. Восторги растут бурно и некрасиво.

Фейхтвангер. Я говорю не о чувстве любви и уважения со стороны рабочих и крестьянских масс, а о других случаях. Выставляемые в разных местах ваши бюсты – некрасивы, плохо сделаны. На выставке планировки Москвы, где все равно прежде всего думаешь о Вас, – к чему там плохой бюст? На выставке Рембрандта, развернутой с большим вкусом, к чему там плохой бюст?

Сталин. Вопрос закономерен. Я имел в виду широкие массы, а не бюрократов из различных учреждений. Что касается бюрократов, то о них нельзя сказать, что у них нет вкуса. Они боятся, если не будет бюста Сталина, то их либо газета, либо начальник обругает, либо посетитель удивится. Это область карьеризма, своеобразная форма «самозащиты» бюрократов: чтобы не трогали, надо бюст Сталина выставить.
Ко всякой партии, которая побеждает, примазываются чуждые элементы, карьеристы. Они стараются защитить себя по принципу мимикрии – бюсты выставляют, лозунги пишут, в которые сами не верят. Что касается плохого качества бюстов, то это делается не только намеренно (я знаю, это бывает), но и по неумению выбрать. Я видел, например, в первомайской демонстрации портреты мои и моих товарищей: похожие на всех чертей. Несут люди с восторгом и не понимают, что портреты не годятся. Нельзя издать приказ, чтобы выставляли хорошие бюсты, – ну их к черту! Некогда заниматься такими вещами, у нас есть другие дела и заботы, на эти бюсты и не смотришь.

http://topwar.ru/29620-stalin-o-kulte-lichnosti-stalina.html

Ваня

  • Гость
Re: Проблемы сталинизма
« Ответ #13 : Июнь 22, 2016, 02:04:48 pm »
Шалом всем !!!
Да никакой проблемы тут нет.  Просто русский народ, на сегодняшний день, перестал верить жидовским СМИ России.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17978
    • Просмотр профиля
Re: Проблемы сталинизма
« Ответ #14 : Июль 07, 2016, 11:37:11 pm »
Карго-сталинизм


Секретарь горкома КПРФ Самары сменил фамилию на Сталин для поднятия дисциплины. По словам самого Дамира Сталина, который ранее носил фамилию Биктагиров, это решение он принял именно потому, что состоит в партии КПРФ.


— Фамилию Сталин я решил взять года два назад. Два года назад я начал об этом думать. Почему Сталин? Потому что нужно равняться на этого человека! — заявил Дамир.
По его мнению, в советское время людей воспитывали на других идеалах и он стремится вернуть их.
— Была справедливость, не было равнодушия. Сейчас со всем происходящим необходимо бороться, — считает мужчина.
На смену фамилии секретарю горкома понадобилось несколько месяцев. Долгожданный паспорт Дамир получил 17 июня.

— Сейчас моя задача вернуть людям надежду. Авангард рабочего класса коммунистической партии способен изменить ситуацию в стране! Только в борьбе мы можем добиться всех поставленных целей.
https://life.ru/t/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/873753/siekrietar_ghorkoma_kprf_samary_smienil_familiiu_na_stalin_dlia_podniatiia_distsipliny

Про культ-карго я уже писал, правда, по поводу Дня пионерии в Челябинске http://gur-ar.livejournal.com/114447.html . Повод другой, но так же связан с СССР и коммунизмом. Люди хотят благих перемен в стране, не прилагая к этому усилий. Мы хотим пионерию, но не хотим СССР. Мы хотим, чтобы порядок, как при Сталине, но не готовы так же самоотверженно работать, как в те времена.  С той же долей личной ответственности за результат... Хотим в Турции жир плавить.

  Вот товарищ секретарь горкома Самары, хочет быть, как Сталин и берет его революционный псевдоним как фамилию. Ничего, кроме брезгливости этот поступок вызывать не может. Особенно в предвыборную пору. Бывший Биктагиров говорит о советских идеалах, за которые он собирается бороться. Но представьте себе революционеров... Сталина, Ленина, множество других людей, которые шли за ними в непримиримый бой за идеалы равенства и справедливости... Могли ли они в принципе делать что-то подобное? Так пиариться за счет чужих завоеваний?  Они творили новую реальность, а не подражали кому-то. Они БЫЛИ, а не КАЗАЛИСЬ.    Хочешь быть Сталиным, ну так БУДЬ им. А не фамилию меняй.

http://gur-ar.livejournal.com/161762.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17978
    • Просмотр профиля
Re: Проблемы сталинизма
« Ответ #15 : Январь 21, 2017, 07:49:01 pm »