Автор Тема: Ислам наступает  (Прочитано 35869 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17507
    • Просмотр профиля
Ислам наступает
« : Март 23, 2013, 02:20:09 pm »
Будет ли у России президент-мусульманин


Интервью муфтия Дамира Мухетдинова радио «Голос России» всколыхнуло как исламскую умму (сообщество) страны, так и многих представителей светского общества. Высокопоставленный представитель исламского духовенства – первый зампредседателя и руководитель аппарата Духовного управления мусульман Европейской части России (ДУМЕР), настоятель Соборной мечети в Нижнем Новгороде и директор Нижегородского исламского института, редактор ряда известных печатных и электронных исламских СМИ – заговорил на темы, ранее считавшиеся табуированными в обществе, но активно обсуждавшиеся в бытовых разговорах.
«Станет ли в 2050 году мусульманин президентом России? Вполне возможно – при такой демографии, при такой исламизации общества», – заявил Мухетдинов. Подобные заявления звучат на том же Западе со стороны консерваторов, обеспокоенных миграцией. В 2010 году огромный резонанс в  Германии вызвала запись в Twitter исполнительного директора телерадиокомпании «Средненемецкое вещание» Удо Райтера: «День немецкого единства в 2030 году: федеральный президент Мухаммед Мустафа призвал мусульман уважать права немецкого меньшинства». В России риторику, еще недавно бывшую уделом маргиналов, о том, что «власть заселяет страну гастарбайтерами, формируя себе лояльный электорат», в последние годы заимствует и либеральная несистемная оппозиция. Но на официальном уровне – Мухетдинов еще и член Общественной палаты при президенте России – это звучит впервые.
Муфтий пояснил, о чем речь. Во-первых, «проблема государства – когда оно очень пытается заигрывать с мусульманами, разрешая хиджабы, капелланов, строительство (видимо, мечетей. – «НГ») и т.д., оно не понимает или не хочет понимать, что в дальнейшем это приведет к мягкой исламизации общества». Во-вторых, речь о национальном составе нынешней российской уммы. По его словам, ее все больше формируют «приезжающие люди, которые выросли на укорененных исламских традициях с понятиями «мечети» и «махалля», которые разбираются в тонкостях исламского богословия. И все эти люди едут к нам, и все они составляют нашу огромную массу (верующих мусульман. – «НГ»). В то время как татары, башкиры, жители крупных городов уже по большому счету ассимилировались, стали мягкотелыми, воспринимают русскую культуру». «Приезжают люди, которые с трудом говорят по-русски, не совсем воспринимают наши законы и традиции, – продолжил Мухетдинов. – И вот это уже составляет будущее России». По его словам, «чтобы Россия сохранила свой экономический потенциал… необходимо, чтобы каждый год натурализовалось минимум 300 тысяч человек, то есть чтобы узбекам, таджикам и киргизам выдавали российские паспорта». «Если исходить из такой перспективы, то за 10 лет – 3 миллиона (новых граждан. - «НГ»), – говорит муфтий, – и это только тех, кто официально готов натурализоваться. А если говорить о неофициальных цифрах – то еще больше». Со временем, по его словам, «через 20–30 лет… это население научится говорить по-русски, окончит русские школы, во втором-третьем поколениях от русских женщин родятся их внуки, общество многие фобии утратит и будет готово к реалиям 2050 года», о которых он уже говорил ранее. В качестве примера он привел США, где в 2009 году президентом стал чернокожий Барак Обама. Еще полвека назад в Штатах это невозможно было представить, но массовая миграция из стран третьего мира уже сформировала там новый электорат.
Представители исламского духовенства всегда подчеркивают, что мусульмане в России – не приезжие, а коренные жители. Мухетдинов отбросил и это табу, и другое - на обсуждение взаимоотношений мусульман России. «У нас очень раздробленная исламская умма. Кавказ и Поволжье – это не единое целое, это антиподы», – поведал он, сообщив, что «татары-мусульмане противопоставляют себя Кавказу, они пишут (в Интернете. – «НГ»), что проблемы в мечетях Поволжья и Центрального региона начались после того, как к ним приехали в результате внутренней миграции мусульмане с Кавказа».
В довершение всего Мухетдинов сделал выпад в сторону главы Чечни: «Посмотрите на Рамзана Кадырова… Я вижу (у него. – «НГ») какое-то раздвоение личности. С одной стороны, и бусики одел, и проводит мавлиды (празднование дня рождения Пророка Мухаммеда. – «НГ»), и мечети строит, как религиозный деятель. С другой стороны, я вижу фоторепортаж: он с известными поп-дивами встречается… В исламской голове это не укладывается».
Последняя реплика нижегородского муфтия переполнила чашу терпения его северокавказских коллег. «То, что Мухетдинов говорит, что якобы деятельность Кадырова не укладывается в исламской голове, это скорее всего связано с тем, что голова Мухетдинова не имеет никакого отношения к исламу», – заявил муфтий Чечни Султан Мирзаев. «Рамзан Ахматович с детства изучал религию и соблюдал все требования ислама, – подчеркнул Мирзаев. – Заслуги Кадырова перед исламским миром признаны самыми известными религиозными деятелями». Вслед за муфтием Чечни высказался глава Координационного совета мусульман Северного Кавказа Исмаил Бердиев. По его словам, глава Чечни «ничем не запятнал репутацию истинного мусульманина», а высказывания вроде тех, что позволил себе Мухетдинов, недостойны последователя веры Пророка. В итоге зампред ДУМЕР вынужден был в своем блоге в Живом Журнале вывесить объяснения, заверяя, что его неправильно поняли и что на Рамзана Кадырова ввиду его многочисленных заслуг «равняются наши молодые мусульмане», а сам Мухетдинов «рад и горд» знакомством с главой Чечни.
Впрочем, этот конфликтный эпизод выглядит не столь важным, как рассуждения Мухетдинова о возможных сценариях исламизации России. Эту тему представители исламского духовенства чаще всего затрагивают весьма дипломатично, ведь, как сказал в ноябре 2010 года глава ДУМЕР Равиль Гайнутдин перед ста тысячами мусульман, собравшихся вокруг Соборной мечети в Москве для празднования Курбан-байрама, «у русских присутствует страх - страх в одно прекрасное утро проснуться в мусульманской стране». 

http://www.ng.ru/politics/2013-03-22/3_kartblansh.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17507
    • Просмотр профиля
Re: Ислам наступает
« Ответ #1 : Апрель 11, 2013, 03:54:36 pm »
Роль Четвертого рейха сыграет "Великий халифат"






 Глобальный системный кризис подталкивает к ускоренному решению проблемы переустройства мира. Для западной цивилизации с её кредитной экономикой и ростовщическим ссудным процентом (Запад в последние столетия контролирует направление движения человечества) пришло время «обнулить» долговые обязательства, обновить матрицу. Это вполне естественный ход: хозяева Запада обновят систему (её модернизация всегда сопровождается кровопролитными войнами и массовыми жертвами), или возникнет альтернативный проект развития человечества (русский, исламский, китайский), а это ведёт к геополитическому поражению западного мира.

Уже в 1990-е годы, когда США были в зените славы, после крушения СССР, в западном сообществе шла аналитическая работа по выработке новой стратегии. В США были запущены программы, где различные институты и организации исследовали пути развития послевоенного мира. В частности, в 1997 году вышла работа Джеффри Кемпа и Роберта Гаркави «Стратегическая география и меняющийся Ближний Восток». В ней авторы изложили свои взгляды на будущее огромного региона – Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока. Они сообщили о наступающем возрождении политически активного ислама, который претендует на лидирующую роль в мире и эпохе противостояния по линии Север – Юг. Затем президент Джордж Буш-младший и министр обороны Дональд Рамсфелд озвучили теорию «Большого Ближнего Востока». Одной из деталей этого плана стала знаменитая т. н. карта полковника Петерса.

Хозяева Запада решили переформатировать «Большой Ближний Восток». Западные «мозговые центры» фактически предложили повторить стратегию Первой и Второй мировой войн. Для этого создается «общий враг», своего рода «обитель зла» (Мордор), который должен принести человечеству массу неприятностей. Затем доблестные «силы Добра» его победят. Однако перед этим многие страны будут разрушены, опустошены (разрушение инфраструктуры очень важно для западников – необходимо будет всё восстанавливать, а это многомиллиардные контракты), погибнут миллионы, десятки миллионов людей. Роль «Третьего рейха», который пройдёт огнём и мечом ближним и дальним соседям, обескровит себя и их, должен сыграть исламский мир. В этом особенность этой стратегии – нет конкретной страны, которая выполняет роль «Мордора», враг – коллективный.


Это позволит Западу решить несколько важнейших задач:

- Выйти из системного кризиса с наименьшими потерями, решить проблему долга и загруженности экономики (понадобится масса оружия, боеприпасов, амуниции, будут загружены смежные отрасли).

- Столкнуть между собой основных конкурентов и максимально их ослабить: исламский мир с Китаем, Индией, Россией и Старым Светом (германо-романская Западная Европа должна быть вассалом англо-саксов, а не самостоятельным центром силы).

- Решить проблему ислама. Коран будет полностью дискредитирован и перейдёт в разряд запрещённой литературы, как «Моя борьба» Адольфа Гитлера. Ислам разделит участь национал-социализма.

- Выйти победителем из мировой войны, не допустив повторения прошлых ошибок, вроде создания в ходе Второй мировой войны другой сверхдержавы – Советского Союза.

- Уничтожить «лишнюю» биомассу. По Западу уже не первое десятилетия ходят идеи о «избыточности» населения планеты.

- Совершить переход на новый технологический уклад, который позволит разделить мир на касту долгоживущих господ обладающих «божественными технологиями» и обслуживающих их рабов.

- Получить доступ к историческому наследию человечества, к уникальным артефактам. Часть бесценных материалов исчезла (и исчезнет) в частных собраниях, другая будет уничтожена и уже уничтожается в горниле войны. Хозяева Запада не хотят, чтобы мир имел доступ к данным, которые могут полностью изменить общепринятую историю человечества. Известия о грабежах и уничтожении уникальных исторических материалов поступает из всех стран, которые уже затронуты «управляемым хаосом» (Египет, Ливия, Мали, Тунис, Сирия, Ирак, Афганистан).

Арабский (исламский) мир был выбран в качестве тарана, который сокрушит и обескровит врагов Запада, не случайно. Во-первых, западные колониальные державы, уйдя из Северной Африки и Ближнего Востока, так перекроили границы, что создали все предпосылки для будущих войн. Во-вторых, Запад имеет в этих регионах хорошую агентурную сеть, свою клиентелу в виде арабских монархий. В-третьих, ислам имеет потенциал для противостояния западным «ценностям», мешая установлению Нового Мирового порядка. Исламский мир должен быть полностью опустошен, потеряв свою наиболее энергичную часть населения в мировой бойне. В-четвертых, мусульмане имеют крупные общины практически во всех центрах силы, государствах-цивилизациях, которые подлежат уничтожению или максимальному ослаблению – Индии, Китае, России и Евросоюзе. Они становятся «пятой колонной», которую использую для таранного удара по конкурентам англо-саксов.

Террористический акт 11 сентября 2011 года был организован, чтобы получить повод к немедленной реализации этого плана. Это был своего рода старт программы. Ирак и Афганистан стали первыми «зонами хаоса», вратами в инферно. И прорубили эти врата именно США и их союзники по НАТО. В Ираке отработали тактические решения по столкновению религиозных групп (в том числе внутриконфессиональных), различных этносов, созданию очагов мятежвойны, перманентного хаоса, дробления государства на части. Одновременно были запущены процессы дезинтеграции в соседних государствах. Для этого была использована курдская карта. Иракский Курдистан стал де-факто независимым государством. Беженцы из Ирака стали горючим материалом для переноса зоны хаоса в соседние страны, в частности, в Сирию. В Афганистане решался вопрос с получением устойчивого канала финансирования – наркобизнес (одновременно наркотики подавляют потенциал развития будущих рабов хозяев НМП). Кроме того, США переносят хаос в Среднюю Азию. Запад получил плацдарм для разностороннего давления на Иран, страны Средней Азии, Российскую Федерацию, Китай и Индию.

На первом этапе стратегии «Большого Ближнего Востока» должны быть проведены новые границы (юридически оформленный развал Судана на две части, произошёл фактический развал Ирака на три части – курдскую, суннитскую и шиитскую, Ливии – на Киренаику и Триполитанию, появление туарегского Азавада в Мали), разрушены и расчленены ключевые страны Северной Африки и Ближнего Востока. Всеобщий развал, дезинтеграция ведут к резкой архаизации исламского мира, усилению наиболее радикальной его части. Появление миллионов обездоленных людей, локальные конфликты приводят к появлению костяка «армии хаоса».

Ливия и Сирия стали странами, где отряды «армии хаоса» проходят полигонные испытания. Запад перешёл к концепции «мятежвойны», когда государственность ломают изнутри различные противники режима и «отряды хаоса». В этих условиях армии стран индустриального типа – Сирии, Ирана, Китая, Индии и России теряют своё превосходство. На примере Сирии, мы видим, что вооруженным силам приходится воевать со своими же гражданами, на своей территории, разрушать города, инфраструктуру, бороться с исламистским подпольем, действиями спецслужб врага. При самом неблагоприятном сценарии, русским дивизиям ВДВ и бригадам сухопутных войск придётся не только сдерживать натиск войск врага на Кавказском и Среднеазиатском фронтах, но и давить восстания мигрантов и молодых мусульман-граждан России, которые получили образование в Каире и Эр-Рияде.

Необходимо также отметить, и факт накачки региона оружием. Запад способствовал вооружению Ирака, Ливии, арабских монархий (эти государства ведут настоящую гонку вооружений). На примере Ливии, мы уже видим, как это оружие пополнило арсеналы «армии хаоса». Раньше таким же образом США и Великобритания помогали созданию вермахта, военно-промышленного комплекса Германии, проводили политику «умиротворения агрессора». Все арсеналы попадут в руки «армии хаоса».

 Автор Самсонов Александр

 http://oko-planet.su/politik/politikmir/142319-rol-chetvertogo-reyha-sygraet-velikiy-halifat.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17507
    • Просмотр профиля
Re: Ислам наступает
« Ответ #2 : Апрель 12, 2013, 02:35:00 am »
Мусульмане протестуют против переименования улицы в Москве в честь Евгения Родионова

Первый заместитель председателя Совета муфтиев России Дамир Мухетдинов считает, что переименование улицы Люсиновская в честь солдата Евгения Родионова, погибшего в чеченском плену, сможет "подорвать межнациональный и межрелигиозный мир в стране". Об этом он сообщил в своем личном блоге 2 апреля.

У Мухетдинова вызвало недоумение, зачем член организации "Русь Святая" хочет дать улице новое название Воин Евгений. Он привел слова инициатора переименования о том, что "Родионов был обезглавлен 23 мая 1996 года боевиками в чеченском плену за отказ снять нательный крестик и принять ислам. В 2010 году православные общественные организации проводили пикет в поддержку его канонизации".

Дамир Мухетдинов считает, что инициатива переименования выглядит, "как провокация против наконец-то наступившего мира в Чечне, против добрососедства наших народов в составе единой России и против межконфессионального диалога, который ведут ученые и служители православия и ислама". Также зампред добавил, что этот замысел имеет "античеченские и антиисламские" оттенки.

Напомним, что лидер движения "Святая Русь" Иван Отраковский направил к префекту ЦАО Москвы обращение с просьбой переименовать улицу Люсиновская, которую назвали в честь "террористки и революционерки" Люсик Лисинян, и предложил назвать ее улицей Воина Евгения.
http://www.rusimperia.info/news/id16296.html

Улица Кадырова в Москве, видимо, межнациональный мир не разрушает.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17507
    • Просмотр профиля
Re: Ислам наступает
« Ответ #3 : Апрель 12, 2013, 02:23:40 pm »
Число мусульман в России увеличивается,
число русских сокращается.



 


Социологи Левада-центра обнародовали результаты опроса об отношении жителей России к религии (2012). Эксперты выяснили, что за последнее время количество православных уменьшилось, а число исповедующих ислам, наоборот, выросло. В США в растущем количестве мусульман увидели угрозу России.

Аналитический центр социологических исследований выяснил, как относятся жители России к религии, и сравнил результаты с подобными исследованиями за последние три года. Опрос показал, что с 2009 года количество православных в России уменьшилось на 6%. В декабре 2009 года 80% опрошенных выбрали православие в качестве своей религии, а в ноябре 2012-го их число составило 74%.

В то же время, согласно данным Левада-центра, мусульман в России становится все больше.

Три года назад ислам исповедовали 4% населения, а сейчас – 7%. Количество католиков, протестантов, иудеев, буддистов и индуистов в России примерно одинаковое – около 1%. Увеличилось число тех, кто предпочитает не причислять себя ни к какой религии. В этом году их стало 10%.

Социологи выяснили, что треть православных жителей России (33%) заходят в церковь, чтобы поставить свечку и помолиться. Примерно столько же (по 29%) приходят на крестины, венчание и отпевание или же, когда просто возникает желание побыть в храме. Всего лишь 11% участвуют в религиозных службах и литургии. Многие священники утверждают, что людей можно причислять к православным на основании того, как часто они участвуют в церковных таинствах – исповедуются и причащаются. Левада-центр сообщает, что таких в России лишь 7%. А 24% православных вообще никогда не заходят в храм.

Подавляющее большинство православных (61%) вообще не читали Библию.

24% опрошенных знакомы с Евангелиями, 16% читали Ветхий Завет, а 11% — Новый Завет. Кроме этого в Левада-центре узнали, как относятся жители России к инициативе сделать оскорбление чувств верующих уголовно наказуемым деянием. С небольшой разницей в голосах перевесил положительный ответ. 35% опрошенных склоняются к тому, что оскорбление религиозных чувств достойно статьи в УК, а 14% однозначно уверены в этом. 24% склоняются к тому, что статья в УК — лишняя мера, 10% в этом однозначно уверены.

Настоятель храма Святой Троицы в Хохлах священник Алексей Уминский рассказал «Газете.Ru», что есть много разных мнений о том, кого именно можно считать православным. «Никто не может запретить людям считать себя православными и каким-то образом идентифицировать себя с православием. Вопрос в том, что каждый для себя под этим понимает: человек может относить себя к православию по факту крещения или по факту своей исторической культурной традиции, или с точки зрения его реального исповедования веры, глубокого участия в жизни церкви и исполнения заповедей. Таких людей принято называть практикующий православный», — сообщил Уминский.

«Понятно, что практикующих, для которых православие — это центр их жизни и их самосознания, конечно, не 75%. Однако здесь нельзя проводить резкую грань. Бывает и так, что кто-то вчера входил в это большинство из 75%, а завтра уже становятся практикующими», — пояснил отец Алексей.

Тем временем в США видят определенную угрозу России со стороны мусульманского населения. Так, на прошлой неделе национальный совет по разведке США представил доклад «Глобальные тенденции до 2030 года: альтернативные миры». Самую большую опасность для России эксперты видят в быстрой динамике роста мусульманского населения при одновременном сокращении численности этнических русских. По их данным, сейчас в России около 20 млн мусульман — это порядка 14% населения. Ожидается, что к 2030 году их доля вырастет до 19%. «Меняющийся этнический состав населения России, похоже, уже является источником роста социальной напряженности», — отмечают американские эксперты.

http://www.gazeta.ru/social/2012/12/17/4894681.shtml

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17507
    • Просмотр профиля
Re: Ислам наступает
« Ответ #4 : Апрель 30, 2013, 09:07:39 pm »
Ислам - религия мира.

Молодая жительница Алеппо из христианской семьи, которой не повезло оказаться в зоне, освобожденной повстанцами. Ее изнасиловали и убили:



http://narvasadataa.livejournal.com/386801.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17507
    • Просмотр профиля
Re: Ислам наступает
« Ответ #5 : Май 14, 2013, 12:21:11 pm »
Питерские ваххабиты и День Победы


   
Пока не слишком явно, но в этом году 9 мая, как один из последних опорных для нашего народа праздников, соединяющих его со своей собственной историей, был весьма ощутимо атакован. Логика атаки - незачем праздновать то, что уже ушло, жизнь продолжается, нужно смотреть в будущее. Выдуман даже термин "Победобесие". Но сейчас речь даже не об этом, а пожалуй, о гораздо более опасном событии, которое произошло и происходит в Санкт-Петербурге.


Имам петербургской общины "Мекка" Ринат Валиев выступил с обращением, в котором призвал верующих отказаться от поклонения "идолам", от возложения "веников", грозя отступникам признанием их многобожниками и кяфирами.

Логика Валиева тоже выглядит где-то вполне приемлемой: "Мне кажется, ветеранам не нужны ваши веники у памятников, а нужны ваши добрые отношения ним, ваша поддержка и помощь. Помогите если хотите, финансами и окажите другую поддержку нашим старикам. Читайте дуа за умерших и за живых стариков, чтобы они жили долго и просите у Аллаха для них имана."

Однако логика эта ложна - память о 9 мая и Победе нужна не столько умершим, сколько живым. И даже не ветеранам. Хотя как раз в отношении них Валиев вполне справедливо отмечает зверское отношение власти к немногим оставшимся в живых. Память - вот что наиболее важное в подобных праздниках. Память и отношение к своей истории. И без того она изуродована учебниками, неполживыми интеллигентами, да и на самом высшем уровне руководители страны выдают такое, что не всегда понятно - какой страной они руководят. Они позволяют себе сидеть на парадах, развалясь в креслах, каяться за крайне сомнительные преступления... В общем, наша история и без того изнасилована, чтобы её добивать уже окончательно.

Валиев - имам прихода. А значит, обладает авторитетом и правом проповедовать своим прихожанам. Которые обязаны уважать его авторитет и подчиняться ему. Фактически во второй столице страны легально и вполне законно существует МРОМСПБ "Мекка", имеющая все положенные регистрационные документы и номера - и при этом легально и активно работающая на уничтожение страны. Во всяком случае, нашей страны. "Их" страна выглядит совершенно иначе. В ней нет места нашей памяти и нашей истории.

Пока это один имам. Но мусульманская община в Санкт-Петербурге более чем велика, и распространение подобных идей выглядит уже не просто тревожным - а откровенно опасным и угрожающим.

http://el-murid.livejournal.com/1140369.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17507
    • Просмотр профиля
Re: Ислам наступает
« Ответ #6 : Май 14, 2013, 10:44:36 pm »
"Родноверие" - путь к принятию ислама


   
Опубликовано на сайте www.krylov.cc

Ответ на вопрос.
Вопрос. Пару лет назад о такой вещи как язычество (родноверие) знали только историки и интересующиеся. А тут вдруг поперло - (де)мотиваторы, кулоны, футболки, рефрен "христианство - религия рабов" и др. ИЧСХ - хавают. Как думаете, это безобидная мода, блажь, или программа разобщения патриотичного молодняка? (by Vosmoy)

Ответ.
Это переходная ступень к исламизации. Например.



Ответ на вопрос.
Вопрос. Не изволите ли объяснить родноверу (именно через веру, кстати, пришедшему к национализму), как именно, чтя Родных Богов вместо авраамической пакости, я готовлю исламизацию?

Ответ. Ну хорошо. Попробую-ка один раз разжевать и в рот положить.

Прежде всего: я ОЧЕНЬ прошу, не воспринимайте мои рассуждения в контексте «Крылов говорит, что славянское язычество плохое». Нет, я вообще об этом не говорю. Впрочем, что оно «хорошее», я не говорю тоже.

Я также ничего не скажу о его внутреннем содержании. Я в данном случае не интересуюсь тем, истинны ли родноверческие учения, соответствуют ли они исторической правде, интересны ли они и приносят ли пользу людям, которые их исповедуют. На все эти темы в данном конкретном случае я не говорю. Но если вам так проще, считайте, что славянское язычество – интересное явление, многое из того, что говорят и делают язычники, не лишено смысла, кому-то всё это может быть в том или ином смысле полезно… Важно только, что я не об этом.

Потому что я буду говорить только об одном: чем интересно славянское язычество россиянской власти.

Начну с такого утверждения: одной из желательных траекторий развития россиянского общества (не единственной, разумеется) является его исламизация. То есть, с одной стороны, завоз «готовых» мусульман извне и бешеная салафистская пропаганда среди «традиционных исламских народов». С другой – массовая мусульманизация оставшихся русских с целью их окончательной культурно-исторической стерилизации.

Подчеркну: эта далеко не единственная возможность загнать русских под плинтус. "Можно по-разному". Например, можно просто убить всех русских, и это не является совсем уж невообразимым делом... Но люди предпочитают закладываться на несколько вариантов, что-нибудь да сработает. Ислам работает хорошо – почему бы не попробовать ещё и это.

Проблема в том, что русских исламизировать трудно, в силу очень глубокого отвращения к исламу, заложенного в русской культуре. Даже уничтожение дореволюционного православия (то есть массовый атеизм + «РПЦ МП») этого отвращения не сломила. Потому что ислам ассоциируется с дикостью, распущенностью, грязью, халатностью (слово, кстати, было специально придумано – для обозначения некоторых свойств исламизированных народов) и прочими свойствами, которые русские воспринимают как нечто отвратительное.

Сейчас ислам пропагандируют по нескольким направлениям. Первое и основное – это демонстративное сверхпокровительство исламу и исламистам, бешеная реклама "как хорошо быть мусульманином" и т.п. Однако контакт с реальными носителями исламского мировоззрения вызывает такое омерзение, что число русских, перешедших в ислам «напрямую», невелико, и в основном это женщины, впавшие в ту или иную зависимость от мужчины-мусульманина. Это, конечно, тоже полезно (из русской дуры можно в случае чего сделать и шахидку), но хочется-то большего.

Второе – это создание «исламской русской культуры», то есть ислама, не вызывающего у русских немедленного отторжения на культурном уровне (но при этом являющегося именно исламом). Это проект, которым занят, например, Сергей Градировский и его сотрудники из Центра стратегических исследований Приволжского федерального округа, или тот же Максим Шевченко.

Наконец, можно попробовать построить своего рода мостик между русскими и «аллахом», то есть перевести туда людей не сразу, а по шажкам.

Так вот, язычество можно попробовать использовать как удобную ПРОКЛАДКУ между русскостью и исламом. То есть как своего рода посредничающее начало, когда человек в охотку усваивает (в максимально привлекательном виде) некие взгляды, которые в дальнейшем оказываются составной частью исламской пропаганды.

Какие именно черты язычества в этом плане особенно интересны и многообещающи?

1. Антихристианство и антиправославие [1]. При этом неприятие христианства и православия касается не только и не столько его нынешнего состояния (о котором и сами христиане высказываются иной раз очень жёстко), а всей истории христианской Руси вообще, вплоть до времён святого Владимира. Это представляет интерес для проведения мысли «не ту веру князь избрал». При этом на данном шаге важно только закрепить мысль, что «не ту».

2. Столь же агрессивное неприятие всей истории России, как заведомо искажённой и изуродованной христианством вообще и православием в особенности: «всё было плохое, потому что попы всё испортили». Это важно ещё и в видах оправдания советской власти, причём сразу в двух направлениях: а) «царская власть была не лучше советской, при царизме тоже всё было ужасно, потому что попы», б) «правильно большевики попов истребляли, ох правильно». Обе мысли – очень ценные.

2а. Важно также разжигание ненависти к «господской», в основном дворянской культуре, то есть добровольное отождествление себя и своей традиции с низами общества.

3. Определённого стиля «фольклорность». Казалось бы, ну в этом-то ничего плохого нет – люди начинают интересоваться одеждой и бытом предков, носят вышитые рубашки, украшения и т.п. И, конечно, «в идеале» в этом и вправду нет ничего плохого. Но, повторяю, мы живём в Россиянии и имеем дело со злонамеренными государственными людьми, которые вполне способны воспользоваться и этим интересом в своих целях. Так вот, всё это может использоваться как орудие отучения от европейского быта и внедрения элементов быта азиатского, той самой «халатности» в прямом смысле слова. Напоминаю: одна из причин резкого, на подсознательном уровне отвержения ислама со стороны русских (и европейцев вообще) явлеются бытовые исламские привычки, некоторые элементы одежды и так далее. Грубо говоря, приучить русскую женщину носить хиджаб проще, если сначала назвать хиджаб «платком-оберегом».

4. Антиаскетичность язычества, проповедуемый культ «бурных страстей», в том числе сексуальных – но при этом, что важно, не «свободных», а ритуализованных. Это важная тема, поскольку исламская пропаганда нажимает ровно на те же самые кнопки. Только у исламистов преложение получше: там, где у язычников «купальская ночь», разговоры о «вреде умерщвления плоти» и прочие вещи, разжигающие аппетит, но не удовлетворящие его, у мусульман всё по-серёзному: многожёнство, малолетки и т.п.

5. Наконец, последнее – но не по важности: эклектичность славянского язычества, откровенная слабость и искуственность его учений, их уязвимость перед исламской пропагандистской машиной. Которая заточена именно на борьбу с языческими религиозными представлениями, например, с тем же многобожием [2].

В общем, человеку, сильно погрузившемуся в славянское язычество, можно потом сказать примерно следующее.

«Ты отвергаешь бессмысленные бредни про «неслиянного и нераздельного» бога, у которого то ли три лица, то ли одно, и хочешь религию ясную и понятную? Ты не хочешь быть овцой, которой нужен пастырь, а ищешь веру сильных мужчин, религию мужества? Тебе противна христианское смирение и слабость, возведённая в добродетель, ты не хочешь подставлять другую щёку – ты жаждешь героизма, подвига? Ты хочешь жить со своим родом, в лоне традиции, по заветам предков, а не по батюшкиному благословению? Ты презираешь умерщвление плоти, и хочешь религию жизнеутверждающую, религию, которая делает мужчину мужчиной? Ты не хочешь посредников между собой и богом, тебе не нужны попы, исповеди, причастия – тебе хочется общаться с богом напрямую? Тебя тошнит от современной политкорректности – ты хочешь называть вещи своими именами, называть пидора пидором, блядь блядью, а жида – жидом, а то и кинуть в их вертеп камнем поувесистее? Тебе противно «веселие Руси», пьянство, и поповское вино причастия – ты говоришь «русский значит трезвый»? Ты не коммунист, но ты сторонник социальной справедливости? Ты не любишь мертвечины – тебе нужна религия молодая, ярая, пассионарная? Так ты прав , парень, ты во всём прав, но зачем тебе поклоняться смешным выдуманным Перунам и Велесам? Когда у нас есть АЛЛАХ, который даст тебе всё то, к чему ты стремишься, и в сто раз больше!»

Понятно, что в этом ключе можно использовать не только родноверие, но и вообще любое язычество. Например, Вадим Сидоров, известный как Харун аль-Руси и руководитель НОРМ, пришёл к исламу не через родноверие, а через индийский шиваизм: он даже собирался принимать посвящение, но вовремя встретился с Гейдаром Джемалем, который оказался убедительнее… Но вообще бывших русских язычников (или прошедших через увлечение родноверием) среди русских мусульман довольно много.

И ещё раз: сказанное ровным счётом ничего не говорит о самом родноверии или о людях, его разделяющих. Это могут быть очень хорошие, искренние люди, в том числе – совершенно искренне не любящие ислам, ну хотя бы как «религию чурок». Но с вами играют люди далеко не столь чистые душою, и они рассматривают родноверие именно с точки зрения его пригодности для своих целей.

ПРИМЕЧАНИЯ.


Для тех, кто не в курсе, напоминаю, что я лично не христианин, а благоверный, и на том стою. То есть никаких личных и конфессиональных причин заниматься «христианской пропагандой» у меня нет.


В отличие от того же христианства, которое было вынуждено с самого начала сражаться на два фронта, в том числе против иудейского единобожия, которое было не менее, а то и более опасным врагом. Ислам впоследствии использовал именно эту сторону христианства для обвинений христиан в многобожии – «они признают трёх богов».

http://krylov.livejournal.com/2958111.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17507
    • Просмотр профиля
Re: Ислам наступает
« Ответ #7 : Май 29, 2013, 05:22:36 pm »
"А яростного гада
Долой из Петрограда:
Пусть едет к своим крокодильчикам! "




Серьезный скандал на религиозной почве разгорается вокруг книги сказок Корнея Чуковского, выпущенной одним из издательств в Ростове-на-Дону. Причиной для возмущения детской книгой стала картинка с изображением крокодила, который гулял с Тотошей и Кокошей в стихотворении «Мойдодыр». Мусульмане с сайта islam.ru обратили внимание на свернутый в трубочку листок, зажатый в лапе крокодила и исписанный непонятными иероглифами. По мнению авторов исламского сайта, это не что иное, как отрывок из Корана...
Эта совершенно безумная история, на мой взгляд, нуждается в немедленной расстановке точек над "ё", чем и займемся, благо, информации к размышлению более чем достаточно...

Абсолютно точно, из самых достоверных источников, известно, что данный конкретный Крокодил К. К. - этнический турок ("По-турецки говорил..." - I, 1:3), а следовательно, мусульманин, причем, - судя по отсутствию галстука, - мусульманин богобоязненный, предпочитающий, вне зависимости от того, суннит он или шиит, при любых  разночтениях, во избежание грехопадения перебдеть.

Больше того, на принадлежность Крокодила к умме прозрачно намекает и художник, изобразивший героя и его детей однозначно зелеными, хоть, как известно, реальные крокодилы зелеными не бывают, а явная прожелть и до гротеска подчеркнутая зубастость  ясно подчеркивают особое рвение семейства в вопросах веры.

Мог ли столь благонамеренный правоверный вырвать страницу из священного Кур'ана?
Ответ однозначен: не мог в принципе.
Да она и не вырвана: всякий, кто не слеп, может убедиться, что края идеально ровны.
Следовательно, Крокодил держит в руке лапе какое-то благочестивое периодическое издание на арабском (предположительно) языке или (возможно) урду, душеспасительным просмотром которого намерен занять время, пока дети будут играть в дозволенные Аллахом игры.

Отсюда выводы.
Претензии автором "исламского сайта", безусловно, являются, в лучшем случае, оскорбительным для Крокодила бредом больных подсознаний, а в худшем - аккуратным прощупыванием почвы на предмет, что можно себе позволить и какая реакция на эту попытку воспоследует. А следовательно, ни о каких извинениях не может быть и речи. Не столько даже оттого, что извиняться нет оснований, но потому что, откусив палец, ушлые ребята на этом не остановятся, и остановить их не будет уже никакой, ни малейшей возможности. Так что, уважать нужно, а вот прогибаться себе дороже...

http://putnik1.livejournal.com/2241208.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17507
    • Просмотр профиля
Re: Ислам наступает
« Ответ #8 : Июнь 11, 2013, 01:27:08 pm »
Гамзат Малаев

Почему от ислама придётся отказаться
Абсолютное оружие культуроцида


ОТ РЕДАКЦИИ. Недавние скандальные высказывания адвоката Дагира Хасавова вновь привлекли внимание общества к теме ислама. Разумеется, прежде всего в ход пошли обычные пропагандистские штампы: с одной стороны, заклинания о «религии любви и мира» (произносимые почему-то угрожающим тоном), с другой – панические крики об исламской угрозе, которая вот-вот захлестнёт Россию и мир. На этом фоне успокоительное бормотание «исламоведов» воспринимается как нечто заведомо несерьёзное и не имеющее отношения к реальности. В результате тема отходит заведомым дилетантам или ангажированным пропагандистам.

Между тем, обсуждение сути и перспектив ислама в современном мире и в самом деле необходимо. Недостаточно проклинать ислам и исламистов (или, наоборот, восхвалять и возлагать на них какие-то надежды) – необходимо понять, с чем мы, собственно, имеем дело.

Мы решили начать разговор об исламе с весьма спорного текста. Однако он вряд ли оставит читателя равнодушным.

 

Может показаться, что споры об Исламе лишены смысла. Потому что основатель этой религии, Мухаммад, достаточно чётко и однозначно охарактеризовал его сам, когда по собственному почину признал, что над ним, Мухаммадом, могут перестать насмехаться только под угрозой смерти.

Этот исламский догмат, который требует смертной казни для любого, кто будет насмехаться над Мухаммадом, необходим и достаточен для примерного объяснения сути этой религии. Наблюдая за поведением и мировоззрением мусульман, нельзя не заметить, насколько эта догма неотъемлема от их быта. Возможно, если бы не постоянные угрозы с их стороны, они не могли бы вести проповедь методами наглого и наивного вранья, скорее подходящего для небольшой тоталитарной секты, нежели для могущественной мировой религии. Они были бы просто высмеяны и засмеяны — хотя бы на основе одних бытовых привычек.  Которые, впрочем, неотъемлемы от их догматики.

Про религиозную жизнь как таковую в данном случае говорить не приходится. Она представляется настолько наивной и смехотворной, что мало-мальски разобравшийся в ней разумный взрослый человек начинает откровенно потешаться. Ну а так как такими разобравшимися, по преимуществу, бывают учёные муллы, то становится понятной их склонность давить постоянную улыбку превосходства над собеседником. Они буквально насмехаются над своими оппонентами, вынужденными считаться с тем, что они, муллы, считают ерундой.

Однако не будем говорить о «ерунде». Поговорим лучше о пользе, которую Ислам приносит немусульманам. А также и о том, почему эта польза является ресурсом исчерпаемым, и, наверное, будет достаточно скоро прикрыта.

Лучше всего Ислам решает проблему утилизации лишнего. Будь то лишние культуры или же лишние общественные институты. Что особенно ценно, Ислам, в отличие от алкоголя или наркотиков, решает эту проблему институционально. Алкоголики и наркоманы достаточно быстро выпадают из общества и естественным образом сокращают свою численность. Мусульмане же, наоборот, увеличивают свою численность и полностью занимают поражаемую общественную нишу. В отсутствие мусульман на то место, где были алкоголики, снова может кто-то прийти и начать использовать оставшиеся ресурсы в других целях. А на то место, где есть мусульмане, никто уже не придёт, пока всё оно не будет вытоптано и приведено в негодность.

Таким образом, при помощи Ислама можно занимать клетки «Мировой шахматной доски» и на неограниченное время выводить их из использования кем-либо. Иначе говоря, можно ограничивать поле боя, выгоняя противника на те участки, где с ним удобнее разобраться.

Говоря о механизме, при помощи которого Ислам разлагает «традиционные общества», то есть отдельных людей, социальные группы и целые народы, необходимо отметить один важный момент, зачастую ускользающий от внимания.

Наблюдатели за мусульманами, зачастую пропускают один момент, вроде бы, бросающийся в глаза. На то, что соблюдение исламской обрядности заклинивает человека на чувственных удовольствиях.

Человек, как минимум пять раз в день думающий о том, что высшей целью его жизни является попадание в небесный кабак с девочками и мальчиками, волей-неволей начинает думать только о том, где бы найти и попробовать эти удовольствия на грешной земле. Хотя бы потому, что его организм на физиологическом уровне требует опытного подтверждения того, что его пожизненные усилия и в самом деле чего-то стоят.

Но доступ к «первоклассным» удовольствиям такого рода естественным образом ограничивается небольшим кругом руководителей общины. Под «первоклассными» удовольствиями, если кто не слышал, подразумеваются вещи типа организованного сожительства с малолетками (брачный секс с девочками, начиная с девятилетнего возраста, опять-таки неотъемлем от исламской догматики). Остальные вынуждены использовать суррогаты (животных, слабых членов общины, иноверцев и тому подобное) и накручивать себя мечтаниями.

А вот здесь очень кстати оказываются такие институты исламского общества, как запрет алкоголя и ограничение свободы женщин.

Запрет алкоголя (самого простого способа дать собственному организму некий, пусть и суррогатный, смысл жизни) не позволяет мусульманам быстро спиться и освободить место для остальных.

С положением женщины несколько хитрее, но тоже, в конечном счёте, достаточно очевидно.

Женщины, согласно шариату, объединяются в группы и привязываются к определённым мужчинам, без которых они никто. На одного мужчину приходится несколько женщин (не только жён, но и ближайших родственниц, детей). А сам мужчина занят поиском чувственных удовольствий и всех своих женщин не то, что проконтролировать, но и занять-то полностью не может. При этом женщинам в силу естественных ограничений и постоянного взаимного контроля куда сложнее отдаваться извращённым чувственным удовольствиям, типа того же скотоложства.

Поэтому женщины начинают играть ненормально большую для обычных традиционных обществ роль. Всё имеющиеся у них возможности общения они посвящают занятиям политикой: интригами, сплетнями, скандалами. Так как мужчины заняты своими кайфами (да и работать кому-то надо), то политическая роль женщин становится очень большой. При удачном сочетании внешних обстоятельств и личной одарённости, женщины более или менее часто определяют политику крупных групп мусульманского общества, особенно в нижних социальных слоях, где в этом заинтересованы государственные власти. Но все политические действия мусульманских женщин стоят очень дёшево, так как в любой момент мужчины могут очнуться и поставить их на место путём побоев или развода, как то рекомендуется Кораном.

Как замечают практически все, кому довелось систематически наблюдать мусульман (а всё перечисленное очень заметно и сразу бросается в глаза) на выходе мы получаем очень болтливое, эмоциональное (мечтательно-вялое со склонностью к вспышкам чувств) общество с институционально встроенным отвращением к какому-либо отвлечённому мышлению. То есть — никакой или почти никакой сложной государственной техники или многоходовой стратегии.

Единственным прибежищем для тех мусульман, которые ощущают потребность наряду с чувствами задействовать и разум, является изучение Шариата. Последний представляет из себя мега-компендиум одно- и двух-ходовых приёмов, взаимно противоречивых с точки зрения единой логики или нравственности, но объединённых общей нацеленностью на обустройство быта и оправдание поиска не требующих усилий наслаждений.

Традиционные общества, и мусульманские, и под-мусульманские имели достаточно эффективные приёмы противостояния разлагающему их структуру влиянию «чистых» Ислама и Шариата. На изучение Шариата просто плевали, чувственные мотивы и прочие слабости, более или менее связанные с исповеданием Ислама (педофилию или хотя бы многожёнство) элементарно запрещали или высмеивали, ставя свой «урф» выше Шариата. В приложение к исламской формальной молитвенной физкультуре использовали внутренние духовные и психотехнические практики — брали доисламские или конструировали сами. Прежде всего это относится, конечно же, к суфизму в изводе аль-Газали. Модернизированный суфизмом «ислам по аль-Газали» стал той религией, по которой уже вполне было «можно жить»: не гоняться за девятилетними девочками, не вести вечную войну со всем неисламским или недостаточно исламским миром, не препятствовать развитию среди мусульман хотя бы естественных наук.

Но в современном глобальном информационном обществе всему этому закономерно приходит конец. Если уже не пришёл. Потому что исламская община в виде медиа-технологий, доступных на домашнем, фактически кухонно-гаремном, уровне получила эффективное средство выявления любых отступлений от Шариата. К тому же фиксируемых на аудио-видео. Публичное доносительство и угроза насилия общины над индивидуумом (основа шариатской системы) позволяет давить любые отклонения, до того как они станут хоть сколько-то политически значимыми.

Казалось бы, при таком, де-факто, чувственном либерализме ничего не мешает Исламу победно шествовать по пути других наркотиков — алкоголя, героина и тому подобных. То есть разлагать и вскоре разложить своих приверженцев до полного исчезновения. Но тут вступает в действие единственная допустимая в Исламе аскетическая практика: Джихад.

Все кому доводилось принимать участие в наивных попытках выработать систему мирного сосуществования Ислама с другими обществами, (в первую очередь это всевозможные алимы-модернизаторы), неизменно сталкивались с неотъемлемостью и обязательностью Джихада в любых формах Шариата. Фактически, Джихад равнозначен и взаимозаменяем с Пятью столпами Ислама.

Это обусловлено тем, что посыл к эмоциональным наслаждениям в Исламе очень узко направлен и очень однозначен. За пять-шесть лет строгой жизни по Шариату человек обыкновенно превращается в «овоща», способного думать только о том как потеребить свои чувства одним из нескольких разрешённых способов (будь то секс или еда — отсюда острые приправы и в том, и в другом). Формы искусства, допускающие сложную интеллектуальную деятельность и могущие повлечь самоограничение, Шариатом запрещены. «Пост», поощряющий обжорство после нескольких часов воздержания, может служить разве что усилению чувственности. Чтобы сохранить способность рассудочно мыслить, мусульманин буквально вынужден заниматься не только Шариатом, но и Джихадом. Иных шариатских способов отвлечься от самовозбуждения и законно заниматься самоконтролем, пожалуй, не существует.

Кстати поэтому исламская проповедь (Дагва), относится не к Пяти столпам, а к Джихаду. «Дагва» и переводится буквально как «призыв на войну». Искусство завлечения в достаточно наивную веру и в строгое соблюдение Шариата, пусть даже при помощи инфантильного вранья и сексуальной рекламы (многожёнство и т.д.), всё же требует некоторого самоограничения и является закономерным элементом единственно разрешённого, кроме Cаума, аскетизма — в ходе организации военных действий. Джихад позволяет осуществить депривацию наслаждений не только отдельных мусульман, но и всей мусульманской общины, канализируя её средства. Из-за шариатских ограничений на интеллектуализм и особенно на занятия светскими науками, сложные оборонные технологии, будь то технические или гуманитарные, мусульманам приходится приобретать «на стороне», у «неверных», переплачивая втрое и впятеро.

Все эти вполне тривиальные наблюдения мы привели вовсе не для того, чтобы указать на них как на причину использования Ислама сильными мира сего. Нет, мы привели их только затем, чтобы отметить, что это отнюдь не основная причина использования Ислама. Легко заметить, что почти всех этих эффектов можно было бы достичь, распространяя наркотики или специфические субкультуры. В принципе, технологии компьютерных игр уже сейчас приближаются к уровню, позволяющему создать самовоспроизводящиеся субкультуры, не менее эффективные в уничтожении культурного разнообразия, чем Ислам.

Однако причина того, что Ислам продолжают использовать даже в CША и Европе, совсем в другом. А именно в том, что Ислам, не менее эффективно, чем коммунизм, уничтожает в поражённом им обществе доверие — основу функционирования классической демократии и технологичной рыночной экономики.

Общественные группы, поражённые Исламом, добровольно самоустраняются из демократического и рыночного процессов. Как и коммунисты, мусульмане видят в демократии и свободном рынке только инструменты распространения своей веры (то есть, на практике, чувственного саморазложения). Это такой же самонаводящийся аппарат, который отрезает от демократического и рыночного общества лишние культурные группы, да ещё и даёт за это деньги, сырьё, или другие материальные ценности. Как и коммунизируемое общество, исламизируемая группа быстро становится всё менее способной к функционированию без внешней поддержки. Но при этом предельно конкретные, легко представмые исламские мечты о Рае — как на земле, так и на небе — смотрятся куда более реалистичными и осязаемо достижимыми для рядового человека, чем бредовые мечтания коммунистов о неопределённо отдалённом и чисто земном будущем.

Теперь стоит рассказать о механизме уничтожения доверия в Исламе.

На уничтожение доверия направлены две основополагающие характеристики Шариата, имеющие своими бесспорными источниками Коран, Хадисы (предания Сунны) и деяния Асхабов (сподвижников Мухаммада). Это сегрегация и отсутствие «честного слова».

 Функциональная необходимость сегрегации достаточно понятна: она препятствует созданию каких-либо серьёзных союзов шире границ мусульманской общины (уммы) и затрудняет импорт новых технологий внутрь шариатских систем. Более или менее крепкие союзы с немусульманами намеренно исключаются, для того, чтобы избежать создания разнообразного общества, допускающего развитие. А необходимость контроля технологий и так очевидна.

Корень шариатской сегрегации не только в общеизвестном (и неотменяемом) положении Корана, гласящем, что монотеисты, не признающие учение Муххамеда, могут жить под владычеством мусульман и вести дела с ними, только будучи предварительно униженными. Хотя, конечно, не стоит отрицать важность этого положения, пусть зачастую и ведущего к курьёзным проявлениям Ислама в быту. Эти курьёзы возникают тогда, когда мусульмане не могут по обстоятельствам публично унижать «кяфиров» («неверных»), но вынуждены прибегать ко всякого рода действиям, незаметным или непонятным «кяфиров», чтобы соблюсти эту заповедь.

Значительно большее значение имеет самосегрегация мусульман в таком обществе, где «кяфиры» доминируют. А в условиях глобализации таким обществом становится весь мир. Так как Джихад нельзя отменить, они вынуждены рассматривать любые взаимодействия со внешним миром как взаимодействие с врагом. А с врагом не только позволены, но даже и обязательны любые действия, не в последнюю очередь связанные с обманом доверия. Соответственно не существует механизма, удерживающего мусульман от обмана «кяфиров». Это либо автоматически исключает для «кяфиров» ведение каких-либо серьёзных дел с мусульманами, либо служит одним из условий формирования механизма «мусульмане платят втрое» (надбавка за риск).

Интересная деталь: из-за того, что согласно Шариату Джихад может приостанавливаться исключительно только в местах, где мусульманам грозит полное уничтожение, любые мусульманские группы, намеренные вести серьёзные и долгосрочные дела с «кяфирами», становятся заинтересованы в физическом уничтожении заметного числа других, не в меру «правоверных» мусульман, дабы получить весомые доказательства того, что Джихад приостановлен правомерно.

Описанный механизм мусульмано-кяфирской сегрегации обуславливающий фактический апартеид (насильственный в исламских странах и добровольный в джахильско-кяфирских) тоже широко известен. На него обычно не обращают внимания, так как мусульманам удаётся несколько смягчать его негативные эффекты за счёт наличия механизмов рыночной конкуренции в джахильско-кяфирских обществах и равнодушия к судьбе кяфирских общин внутри шариатского мира со стороны остальных «кяфиров». Тот факт, что действия отдельных «кяфиров» по привлечению внимания к насаждаемому мусульманами апартеиду локализуются исключительными усилиями госаппарата некоторых развитых государств, с очевидностью подтверждает то, что сильными мира сего Ислам по-прежнему считается эффективным средством и продолжает использоваться по назначению.

Прежде чем разобраться, почему так будет, наверное, не всегда, вкратце коснёмся феномена отсутствия в исламской культуре «честного слова», и не только по отношению к иноверцам (это очевидно), но и между самими мусульманами.

Отсутствие «честного слова» в исламской культуре, которое фактически ограничивает весь чисто исламский (то есть осуществляемый непосредственно практикующими мусульманами) бизнес немногочисленным набором вариаций «купи-продай», и есть основная причина исключительной культуроцидной эффективности Ислама. Исламские пропагандисты, сталкиваясь с необходимостью объяснения тотальной лживости и коварства, распространённых во всех исламских обществах, обычно склонны ориентироваться на коранический феномен «хитрости» (макара). «Хитрость» в Коране приписывается Всевышнему, который характеризуется как «лучший из хитрецов» (3:54). Соответственно в этом ряду используются истории из жизнеописаний Муххамеда и деяний Асхабов, связанные с конструированием различных оговорок и двусмысленностей, что ставит Ислам как бы в один ряд с прочими культурами, где принято эффектное обращение со словами. Например, с софизмом или талмудизмом. Многочисленные цитаты из Корана могут быть использованы для того, чтобы показать, что коварство и обман применяются только в отношении иноверцев, которые все или почти все лживы (3:28, 9:3-10, 16:106, 40:28 и др.).

Однако следует отметить, что в Шариате есть обязательные пункты, которые вообще делают бытование «честного слова», пожалуй, едва возможным в исламской культуре:
1) Однозначное понимание Шариата как способа отказа от ранее данных обещаний (Коран, 66:2)
2) Разрешение любого обмана в целях «мира между людьми» (Сахих Бухари, 49:857).

Как результат, все отношения между независящими друг от друга людьми в мире Ислама держатся на зыбком основании: «в прошлый раз вроде бы не обманул». А какие-либо серьёзные «транзакции» возможны только в пределах власти «амира», в отношении которого есть такое консолидированное мнение.

Итак, Ислам выглядит практически абсолютным оружием культуроцида. Казалось бы, легко обратить в Ислам всех лишних, даже всё лишнее человечество, и рулить этой массой, монополизировав контроль над дозой наслаждения, «бабой и пайкой». Но это не так.

Исламская система взаимного контроля основана исключительно на отслеживании внешних проявлений. Создание каких-либо внутренних и при этом целостных иерархий Шариатом исключается. Лидерство определяется знанием нарочито противоречивых положений Шариата. В случае с «халифом» допускается лидерство и на основе грубой силы, но с обязательным делегированием части власти знатокам Шариата.

На первый взгляд эта сетевая структура с формальным запретом создания иерархических отношений идеальна для манипуляции со стороны любой внешней иерархии, располагающей конспиративным аппаратом, способным к скоординированным действиям. Однако идеальность нарушается тем, что практически любой полноправный участник шариатской политической системы и даже как бы полноправный («аджам», то есть мусульманин-неараб, например, дагестанец) может бросить вызов любому местному вождю, в том числе арабу, только на основании того, что он, «аджам», сочтёт свои знания Шариата более глубокими, чем у него.

До появления глобальных информационных технологий это было не так страшно. Слишком неравными были силы государства и отдельного члена общины. Хотя силы на слежку, затрачивавшиеся государствами, имевшими подданных-мусульман (и исламскими, и кяфирскими), всё равно всегда были непропорционально велики. В настоящее время это обстоятельство технически позволяет иным, совершенно неисламским государствам, вмешиваться в процесс любой манипуляции исламскими общинами со стороны государственной иерархии, разве что слегка стимулируя процесс.

Ещё более значимо отсутствие формальной иерархии для обеспечения контроля сознания, характерного для других религий. Исключительность Мекки и Хаджа позволяет организовать только формализованный, стандартный взаимоконтроль внешних проявлений мировоззрения. При готовности соблюдать внешние правила, внутренне мусульманин может абсолютно бесконтрольно исповедовать любые взгляды. Единственным условием для этого является разве что сокрытие своих взглядов в технических пределах контроля общины.

Таким образом, чтобы избежать непредсказуемых последствий от неконтролируемых действий и накопления их эффектов, сильным мира сего от использования Ислама рано или поздно придётся отказаться.

http://www.apn.ru/publications/article26450.htm

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17507
    • Просмотр профиля
Re: Ислам наступает
« Ответ #9 : Июнь 16, 2013, 12:41:47 am »
Совет муфтиев призвал мусульман
добиваться строительства мечетей


Мусульманские духовные лидеры должны действовать, добиваясь строительства новых мечетей в различных российских регионах, строго в рамках закона и не допускать "анклавизации" исламских общин.

"Дефицит мечетей в наших городах колоссальный и растет с каждым годом, но с каждым годом и сложнее получить земельные участки, и согласовать строительство мечетей с местными властями. Как бы нам ни было сложно сталкиваться с непониманием или откровенным нарушением принципов Конституции РФ отдельными чиновниками на местах, призываю имамов, имам-мухтасибов и муфтиев ни на шаг не отступать от законов Российской Федерации, вооружаться знаниями в правовой сфере и отстаивать свои права через тот инструментарий, который предоставлен нам нашей правовой базой", — сказал сегодня председатель Совета муфтиев России (СМР) Равиль Гайнутдин на II всероссийском мусульманском совещании "Мусульмане России и гражданское общество".

"Мы не должны допускать атомизации, анклавизации мусульманских общин, уводя верующих в полулегальный статус", — сказал муфтий.

По данным, которые привел Гайнутдин, на более чем 20-миллионное мусульманское население РФ в настоящее время приходится около 8 тысяч мечетей, сообщает ria.ru. До революции 1917 года в России было порядка 12 тысяч мечетей. По словам председателя СМР, в настоящее время остро стоит необходимость строительства новых мечетей в Приморском крае, Тамбовской области, Краснодарском крае "и, безусловно, в центральных областях России".

http://www.rusprav.org/updates/?news=550

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17507
    • Просмотр профиля
Re: Ислам наступает
« Ответ #10 : Июнь 25, 2013, 07:04:55 pm »
Хитрые пули, отправляющие убитых мусульман в ад


В американском штате Айдахо разработана новая линия боеприпасов, которые должны стать грозным оружием против радикальных исламских террористов, стремящихся при помощи джихада оказаться на небесах. Компания South Fork Industries приступила к продаже специальных пуль, покрытых краской с использованием свинины. По задумке производителя, так как свинина считается в исламе харамной (запретной), если такая пуля убьет экстремиста, тело его будет "осквернено", и он не достигнет своей основной цели - попасть в рай.


http://mediarupor.ru/blog/43079979817/Hitryie-puli,-otpravlyayuschie-ubityih-musulman-v-ad

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17507
    • Просмотр профиля
Re: Ислам наступает
« Ответ #11 : Сентябрь 16, 2013, 07:00:38 pm »
Ислам в российских тюрьмах

Массовая ваххабизация заключенных в России, вербовка людей готовых на преступления, в экстремисты. Недавний доклад британской палаты общин взволновал жителей Соединенного Королевства: оказывается, в течение последних 15 лет число мусульман в тюрьмах Англии и Уэльса выросло более чем в 3 раза — с 3681 до 11 248 человек. В России ситуация похожая: во ФСИН утверждают, что в последние годы мусульман-заключенных стало в несколько раз больше.
Одно из последствий этого — формирование так называемых тюремных джамаатов: общин, в которых проповедуется радикальный ислам. Вот и на минувшей неделе блогеры сообщили, что в исправительной колонии города Сухиничи Калужской области создана исламистская ячейка. Пресс-служба регионального ФСИН эту информацию опровергла, однако дыма без огня все же не бывает...


ОТ РЕДАКЦИИ: Продолжаем серию статей о падении нравов и переходе Русских в радикальный ислам - предлагающий с одной стороны «умму» - сообщество единоверцев, готовых помогать друг другу, как то требует религия, с другой стороны - протестную организацию, организованное полувоенное образование и религиозную секту, основанную на строгих принципах, противопоставляемых окружающей действительности, в которой человек не видит никаких перспектив.

Россия, оккупированная «лицами либеральной национальности», где не объединенная никем нация, на фоне предательского антихристианского правящего режима и коллаборационизма церковных иерархов, начала массовый переход в радикальный ислам - как формы протеста против «профессионального потребительства» и непрекращающегося действа по заталкиванию страны в «мировое цивилизованное» на условиях нации второго сорта.

О ТЮРЕМНЫХ "ДЖАМААТАХ"

В начале 1990-х годов чуваш Валерий Ильмендеев вернулся в родной Ульяновск после демобилизации. На вопрос "что делать дальше?" - физически крепкий молодой парень дал простой ответ – влился в члены ОПГ и стал заниматься рэкетом. На выбранной ниве Ильмендеев достиг успехов, сколотил капитал и в сытые нулевые решил легализоваться – основал фирму "Боярд" и стал ее гендиректором. Тогда же Ильмендеев, принадлежащий к народу, в массе своей исповедующему христианство, познакомился с выходцем из Дагестана Абдулкаримом Абдулхамидовым.

Того направили в Ульяновск астраханские ваххабиты, поставившие перед ним задачу организовать объединение религиозных фундаменталистов. В ульяновских криминальных кругах Абдулхамидов познакомился с Ильмендеевым. Под воздействием Абдулхамидова новоиспеченный предприниматель принял ислам ваххабитского толка и сам стал идейным вдохновителем фундаменталистской ячейки, созданной в 2002 году. Основатели прозвали ее "джамаат".

Вообще, слово "джамаат" переводится с арабского как "община". До середины 1990-х годов его употребляли в привычном значении, однако после распространения ваххабизма "джамаатами" у нас стали называть ячейки радикальных исламистов, занимающихся бандитизмом. В свой джамаат Ильмендеев вовлек почти 80 человек, он был ответственным за идеологию, а его сообщники были ответственными за криминал. Под религиозными лозунгами джамаат творил преступления против "неверных", к которым относились и мусульмане-традиционалисты. Костяк джамаата занимался рэкетом и грабежами, особенно доставалось дальнобойщикам, проезжающим через Ульяновскую область, а остальные члены объединения делали регулярные взносы в общак.

В 2006 году, после того как бойцы джамаата застрелили лидера местной "светской" ОПГ, бригаду Ильмендеева накрыли правоохранительные органы. Мусульманин-чуваш был осужден на 13 лет. После вынесения приговора сестра Ильмендеева заявила: "Брат действительно верит в Аллаха, но никого не заставлял принимать ислам".

Однако сестра либо лукавила, либо не разбиралась в нравах воинственного брата. Попав в исправительную колонию номер 2 города Новоульяновска, Ильмендеев развернул деятельность по вербовке новых ваххабитов. Колония номер 2 считается так называемой черной зоной, в которой дисциплинарные вопросы отданы на откуп заключенным, поэтому Ильмендеев легко связывался с внешним миром по мобильному, получая с воли деньги, ваххабитскую литературу и видеоматериалы.

Оперативники вычислили, что адресатами звонков Ильмендеева были представители террористической организации "Имарат Кавказ", и завели на него новое дело о создании террористической ячейки в тюрьме. По словам Раиса Сулейманова, главы Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований, некоторые отсидевшие свой срок члены тюремного джамаата впоследствии были обнаружены в бандформированиях Северного Кавказа.

Позднее проповедника Ильмендеева этапировали в Мурманскую область. Его религиозное рвение это ничуть не остановило – Ильмендеев начал "учить" основам исламского фундаментализма и на новом месте. К нему стали притекать представители низших тюремных каст, а также среднеазиаты. А смотрящим, то есть авторитетом, ответственным за соблюдение порядка среди заключенных, был чеченец. Он был практикующим мусульманином. Смотрящий возмутился:

– Молиться вместе с "опущенными" – это не по воровским понятиям.
В ответ Ильмендеев привел веские доводы:

– Ты же мусульманин! Ты должен жить по Корану, а в нем об "опущенных" нет ни слова. Они твои братья!

Чеченский "пахан" отстал. Свой джамаат у Ильмендеева остался и на новом месте отсидки...

БЛАТНАЯ ВЕРА

Случай с Ильмендеевым далеко не единственный. Начальство Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) об этом предпочитает не говорить, однако факты существования "тюремных джамаатов" упрямо вырываются наружу. Авторы запрещенного сайта "Кавказ-Центр", материалы которого можно легко найти в интернете, гордятся этим явлением и, указывая на "осведомленные источники", предупреждают, что "тенденция объединения тюремных джамаатов в единую структуру уже просматривается". Там вспоминают разошедшуюся по интернету историю 29-летнего русского мусульманинаСейфуллаха (Андрея Лозина). Он прибыл по этапу в одну из зон Якутии, вступил в конфликт с блатными и, подобно Ильмендееву, заявил о том, что Аллах для него важнее "понятий". Ряд мусульман, представляющих традиционные исламские этносы, его поддержали. Страсть новообращенного мусульманина сошлась со страстью тех, кто уже давно не прочь поучаствовать в священной войне.

Как оценивают угрозы распространения тюремного ислама во ФСИН? На этот счет нет никаких ярких цитат, зато известно число мусульманских общин в исправительных учреждениях – на сегодняшний день их 279 и объединяют они порядка 10 600 верующих. В пенитенциарной системе всячески поддерживают связи с православными, мусульманами и буддистами, что можно считать хорошим знаком, однако под маской мирного ислама часто скрывается религиозный фундаментализм. Насколько часто – непонятно. Конечно, число приверженцев ислама, сидящих в тюрьмах, превышает 10 600 человек, однако остальные либо никак не проявляют своей религиозности, либо их попросту не регистрируют. Тем не менее во ФСИН убеждены, что за последние 10 лет число мусульман, находящихся в местах лишения свободы, выросло в несколько раз. При этом общее число заключенных в России неуклонно падает – с 847 тысяч в 2003 году до 585 тысяч в 2013-м.

Впрочем, в неофициальной беседе представитель ФСИН рассказал, что попытки создания исламистских объединений, конечно, происходят, но их деятельность пресекается, как всякий экстремизм. Но даже на сетевых просторах, куда все активнее проникает исламский фундаментализм, легко заметить рост одобрения "тюремных джамаатов". Мусульманин по имени Салман Север, один из лидеров Русского исламского движения, пишет в своем ЖЖ:

"Мне попало в руки из первых рук письмо из СИЗО "Горелово" (Санкт-Петербург). Теперь там нормой стали исламизированные камеры кавказских и русских уголовников, разучивание Корана... Убежденному мусульманину нельзя нанести урон, просто убив его. Его нельзя подавить тюрьмой. Ибо там, где гниет обычное глупое туловище порочного урки, там закаляется дух мусульманина".

Салман Север обещал ответить на вопросы о тюремных джамаатах и даже выслать свою фотографию "позловещее и побрутальнее", однако в итоге отказался давать интервью, сославшись на то, что у его единомышленников начались обыски. Тяжелы будни исламиста.

НЕ ПО ПОНЯТИЯМ

По поводу того, когда в России впервые возникли тюремные джамааты, ведется дискуссия.

– Если говорить о Татарстане, то речь идет о первой половине 1990-х годов,– говорит муфтий Фарид Салман, председатель Совета улемов Российской ассоциации исламского согласия.– Казань славилась своими разборками улица на улицу, а Набережные Челны – разборками "комплекс на комплекс". Молодые ребята стали попадать в тюрьмы. Именно там многие из них впервые познакомились со "знатоками" ислама, многие из которых были настроены экстремистски. Эту тенденцию можно экстраполировать и на исламские регионы Кавказа, однако тамошним представителям духовенства было сложнее попасть в тюрьмы – все же регион был на военном положении.

Разумеется, боевики Северного Кавказа, попадавшие в руки российской пенитенциарной системы, также начали искать заключенных, которых можно обратить в фундаментализм.

– Первые тюремные джамааты связаны с появлением в колониях чеченских террористов,– считает исламовед Роман Силантьев, заместитель председателя Экспертного совета по проведению религиоведческой экспертизы при Минюсте РФ.– Более активно они распространились уже в XXI веке, когда в Уголовном кодексе появилась 282-я статья и увеличилось число людей, привлекающихся в тюрьмы за разжигание межнациональной розни. Более того, некоторые стали попадать за решетку специально, чтобы сколотить группу единомышленников и заработать себе имидж борца за веру.

Однако почему примитивный радикальный ислам вдруг распространился в тюрьмах, где, кажется, существует довольно строгий жизненный уклад, образованный блатными понятиями? Эксперты уверены, что былая система потеряла свою всеохватность после распада СССР.

– Традиционная советская иерархия заключенных не предполагала денежных отношений. Более того, те, кто сидел в СССР за экономические преступления, по своему статусу были близки к "опущенным",– говорит социолог Антон Олейник, профессор Университета Мемориал (Канада). - В 1990-е годы ситуация изменилась, во многих колониях коммерциализировались отношения как между заключенными, так и между заключенными и начальством. Человек, обладавший капиталом на воле, становился влиятельным и в тюрьме.

На смену девальвировавшимся воровским понятиям (которые, конечно, в отдельных зонах до сих пор определяют правила игры) постепенно приходят положения исламского фундаментализма.

– Легитимация преступной деятельности теперь происходит с религиозных позиций,– рассказывает Раис Сулейманов.– Тюремная субкультура легко переваривает упрощенный ислам. Судите сами: на смену "ментовскому государству" приходит "государство кафирское" ("государство неверных"), на смену жизни по понятиям – жизнь по шариату. Мусульмане из числа работников ФСИН считаются "муртадами", то есть вероотступниками, а те, кто исповедует традиционный ислам,– "мунафиками", то есть лицемерами, с которыми можно делать все, что заблагорассудится.

Более того, появилось такое явление, как исламский шансон, наиболее популярный представитель которого – чеченский бард Тимур Муцураев. Хитом стала его песня "Исламская умма", в которой Муцураев с пафосом выводит: "Мы, не ища земных наград, в боях приобретали раны, ведь ясно сказано в Коране, что обязателен джихад".

ЭКСТРЕМИСТКИЙ ПРИЗЫВ

Российские тюремные джамааты, равно как и подпольные экстремистские объединения ваххабитов и других фундаменталистов, нередко получают финансовую подпитку из-за рубежа.

– Сейчас основной денежный мешок – Катар,– полагает муфтий Фарид Салман.– Деньги добираются до России через различные фонды и подпольные схемы. Также фундаменталисты занимаются рэкетом, но оброк с предпринимателей – вторичный источник дохода.

Еще экстремистов поддерживают отдельные имамы, которые считают благом распространение ислама в любых формах, даже если мусульмане ставят себе целью свержение государственного строя. По мнению представителей умеренного ислама, таких священнослужителей "непропорционально много" в Совете муфтиев России, объединяющем всего 16% российской уммы. Дело здесь не столько в целенаправленной политике, сколько в терпимости к фундаменталистам.

В частности, ее демонстрирует сопредседатель Совета муфтиев Нафигулла Аширов, который не считает экстремистами ни ваххабитов, ни запрещенную в России и на Западе организацию "Хизб-ут-Тахрир", выступающую за создание мирового халифата. А вот позиция, высказанная "Огоньку" председателем Исламского комитета России Гейдаром Джемалем, к которому относятся с почтением в различных мусульманских течениях:

– Джамааты – явление повсеместное, они естественным образом возникают в любых тюрьмах, в том числе и в американских,– говорит Джемаль.– Сложный ислам не адаптирован для тюремного контингента, поэтому заключенные интересуются теми понятиями, которые кажутся им связанными с их жизненной ситуацией. Вопросы, затрагивающие душу ищущего человека, неизбежно приводят его к исламу.

"Ищущие души" с готовностью воспринимают фундаменталистский ислам, и собственное неисламское происхождение им в этом не препятствует. Наиболее яркие примеры известны: полурусский-полубурят Саид Бурятский (Александр Тихомиров), бывший идеологом северокавказского вооруженного подполья, чуваш Валерий Ильмендеев, русский ваххабит Виктор Двораковский, осужденный на 23 года за подготовку теракта, еврей-ваххабит Александр Гайворовский, возглавлявший банду налетчиков, обезвреженную в прошлом году...

– Новообращенных мусульман используют не только в джамаатах, но и для совершения терактов, прежде всего потому, что они не вызывают подозрений из-за своей внешности,– говорит исламовед Роман Силантьев. – Есть интересная статистика: в России около 10 тысяч перешедших в ислам из другой религии, а татар и чеченцев в совокупности около 7 млн. Исходя из криминальных сводок последних лет, среди этих 10 тысяч террористов больше, чем среди татар и чеченцев. Неофиты чаще исповедуют радикальный ислам, и многие из них приобщаются к его идеям в тюрьмах.

Психологию принятия радикального ислама объяснил, как ни странно, главный российский борец с педофилами, скинхед Максим Марцинкевич (Тесак) в своих тюремных мемуарах. Фашиствующего Тесака поразило, что сокамерник-мусульманин Абакар был гораздо ближе к его воззрениям, чем православный сокамерник Коля, бывший военный.

"По многим моральным вопросам, которые касаются убогих, наркоманов, вырожденцев, извращенцев, позиция мусульман намного ближе к позиции национал-социалистической, чем позиция христиан. Это реально может привести к тому, что будут "белые ваххабиты", русские мусульмане. Я об этом подумал еще в 2008 году, а тут вышел и узнаю, что уже много таких русских мусульман!" – изумлялся Марцинкевич.

Другой иллюстрацией того, что экстремистски настроенные личности впитывают в себя радикальные идеи различного толка, является чеченец Тамерлан Царнаев – один из предполагаемых организаторов взрывов на Бостонском марафоне. По словам друзей Царнаева, он увлекался крайне правой литературой, а по поводу идеи о превосходстве белой расы говорил: "Гитлер был прав". Параллельно его интересовали радикальные течения ислама.

Создать свою экстремистскую общину в тюрьме Тамерлан Царнаев не успел – его убили во время задержания. Но как предотвратить деятельность таких общин – вопрос, ответа на который пока нет ни у России, ни у Запада. Из наиболее радикальных предложений российских экспертов – создание специальных колоний для участников исламистских организаций и увеличение тюремных сроков для фундаменталистов. Кроме того, по мнению исламоведов, необходим более тщательный контроль за приходящими в тюрьмы имамами и распространением религиозной литературы. Однако на уровне государственного правосудия проблему тюремных джамаатов, судя по всему, еще не осознали.

http://martinis09.livejournal.com/737334.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17507
    • Просмотр профиля
Re: Ислам наступает
« Ответ #12 : Сентябрь 24, 2013, 11:38:20 pm »
«Традиционный ислам проиграл войну за умы мусульманской молодёжи»
Автор: Салман Фарид Рубрики: Эксклюзив, Интервью, Россия/СНГ Опубликовано: 21-01-2013

О текущем положении традиционного ислама в России и мире, о проблемах терроризма и религиозного экстремизма, альманах «Искусство Войны» беседует с муфтием Фаридом Салманом – казанским ученым-теологом, главой Совета улемов Всероссийского муфтията, автором многочисленных работ по исламскому богословию.



Как обстоят дела с молодым поколением, принимающим ислам? Насколько оно подвержено радикальным идеям?

 Молодежь, подрастающее поколение, сегодня радикализуется. Сейчас с разных направлений наблюдаются попытки преуменьшить опасность этого процесса, придать ему рамки сугубо внутрирелигиозного конфликта. Но закрыть глаза, но то, что произошло в Дагестане с великим шейхом современности, Саидом Афанди, в Татарстане с муфтием республики Ильдусом хазратом Фаизовым, его заместителем Валиуллой Якуповым , многими десятками других религиозных деятелей просто недопустимо. Все происходящее в исламской общине России наталкивает на мысль, что мы действительно находимся на краю обрыва. Геополитические недруги России пытаются использовать мусульманский фактор как один из методов для дестабилизации ситуации в российских регионах. Вот – небольшой пример. Недавно, в Приволжском центре региональных и этнорелигиозных исследованийя читал лекцию относительно ислама традиционного и нетрадиционного. Один из молодых слушателей оказался таблигитом. Таблигит - это сторонник Джамаата Таблиг. Деятельность этого движения в РФ запрещена. Так вот, по его словам, он по три дня ежемесячно пускается в путь, что соответствует сунне (традиции) Пророка Мухаммада (мир ему!). Целью его путешествия является даават (призыв людей к Исламу). Я сталкивался с последователями этого движения еще до того, как ее деятельность была запрещена в России. Цели, методы работы этого движения с немусульманами не соответствуют канонам и просто неприемлемы для условий нашего общества. Я его спрашиваю: «Что тебе мешает сунну исполнять в другом виде? Зачем тебе нужно на три дня уходить куда-то с непонятными целями? Какой смысл? Тебя окружают близкие, друзья из числа немусульман. Если ты так хочешь чтобы они стали мусульманами показывай им красоту Ислама своим благим примером. Пользы будет намного больше, чем вот так ходить по три дня». 

А куда они ходят?

По деревням обычно, по городским кварталам. Это хорошо для Индии, где много немусульманского населения, которое с точки зрения миссионерства можно привлечь к исламскому призыву. Но это совершенно непригодно для России, да и вообще для постсоветского пространства. Были попытки движения Таблиг вести работу в Узбекистане, Туркмении, Таджикистане, но все они провалились. А вот в Киргизии Таблиг сильно укоренился при покойном муфтии, он к этому индо-пакистанскому движению, к Таблиг, почему-то относился очень лояльно. Кстати, некоторые издания Джамаат Таблиг, запрещенные российским судом, изданы в Бишкеке. С одной стороны в этих изданиях нет ничего такого, чтобы призывало бы к насилию. Любой религиозный текст можно истолковать по-разному. В 2003 году некоторые круги выступили с требованием запретить средневековый еврейский текст «Кицур Шульхан-Арух». Я, будучи в то время главой Совета улемов ЦДУМ России, выступил с заявлением, что нам, мусульманам России, нужно выступить в защиту книги. Это - религиозный трактат, это - иудейская мысль, она может кому-то не нравиться, но это -  иудейская религиозная мысль. Это религиозная традиция одного из Людей Писания и поэтому мы выступили в защиту этой книги. Я тогда сказал, что пройдет, какое-то время и после запрета этой книги начнут запрещать религиозные мусульманские сочинения. Тут же меня обвинили в пособничестве сионизму, назвали агентом Израиля, сказали, что они ( другие централизованные мусульманские организации) « этого делать не будут». Зря. Начались запреты и мусульманской литературы. Вначале запрещали реально-опасные для мусульманского общества, например, ту же «Книгой единобожия» Абдул-Ваххаба. Другое дело, что в последнее время запрещают  и традиционные для мусульман России труды. Вот совсем недавно запретили традиционный молитвенник и морально-этические сочинения. Почему это происходит? Арестовали какого-то бандита, который прикрывался религией, у него была библиотека. В итоге, недолго думая, все книги, которые там были, просто вязли и все скопом запретили. Считаю, что необходимо более ответственно подходить к вопросу запретов литературы. Околорелигиозную, экстремистскую литературу, откровенно провокационные переводы нужно запрещать безо всяких колебаний. А вот к книгам, сочинениям, трудам, реально отвечающую  взглядам, традиционным для мусульман России  в случае возникновения каких-то вопросов, нужно подходить очень ответственно. Проводить экспертизу на предмет наличия экстремизма необходимо проводить на федеральном и региональном уровне, с привлечением государственных и религиозных специалистов.

Как и когда появилось то, что мы называем «радикальным исламом»?

 В 13-м веке появились на свет известные труды богослова Ибн Теймии. Это человек, в период монгольских завоеваний, развил мысль о борьбе. Борьба в Исламе или джихад законен только в оборонительных целях, но не как агрессия или захват. Кроме того , в большинстве случаев  термин «джихад» имеет отношение к  борьбе с собой, со своим эго. Ибн Теймия теорию джихада перевел в разряд борьбы с неверными. Впоследствии, решением верховных судей всех богословских школ Ислама, этот человек был осужден за многочисленные искажения исламского учения и , вскоре, умер в заключении.  Так вот,  в русском языке есть термин – «неверные», который обычно наши идеологические оппоненты , последователи этого Ибн Теймии, то есть ваххабиты, салафиты и иже с ними используют по отношению к немусульманам. С точки зрения и мусульманской и общечеловеческой этики, этот термин некорректен. Получается, что есть правоверные, то есть, мусульмане, и есть неверные, то есть, немусульмане. Это неправильно. Потому что с точки зрения Корана, любой человек вне зависимости от его конфесии или национальности дорог перед Господом. Более корректным был бы термин «иноверные». В 18 веке  идеи вооруженного джихада взяли на вооружение и развили в Министерстве по делам колоний её Королевского Величества. На повестке дня стояла борьба с Османской империей, в состав которой входили Святые области. В Басре на берегу Персидского залива 23-летний юноша Абдуль-Ваххаб был завербован  английским агентом Хамфером и начал распространять эти идеи на территории  Аравийского полуострова и сопредельного  региона.

А откуда известно, что Абдель Ваххаб был завербован англичанами?

Выяснилось случайно. Есть опубликованные на языках орииналов документальные средства. Какие-то документы попали, как сейчас называется, в открытую печать. Если помните, недавно в Ливии, когда были разгромлены штабы Каддафи в Триполи, и часть документов попала к журналистам. Так и в этой ситуации. Английская разведка на поддержку ваххабитского движения и ваххабитского королевства, которое оккупировало Хиджаз,  выделила гигантские по масштабу той эпохи средства .

Мекка, Медина и другие святые места для мусульман разве не всегда были на территории Саудовской Аравии?

Саудовская Аравия - это искусственное государство, оно было слеплено путем захвата святых земель, городов Мекки и Медины,  части Северного Йемена, где  конфликт  идет до сих пор. Плюс другие части территории Хиджаза, Асира, регион Неджд – пустынные районы к востоку от Мекки и Медины. Именно там находится центр ваххабитского движения. Эта область, на которую не было дано пророческое благословление. Был такой случай, когда посланники трех областей - Шама (нынешнего Ливана, Палестины, Иордании, Сирии), Йемена и Неджда - хотели получить от Пророка (мир ему!) благословление на свои земли. Пророк (мир ему!) посмотрел на север, в сторону Леванта и попросил Творца миров даровать  благодать. Смотрите: сколько из-за этого благодатного клочка земли воевали и еще сколько лет будут воевать. Йемену, даже несмотря на то, что с современной точки зрения это государство слаборазвитое, далеко несостоятельное в плане экономики, однако и туда, благодаря молитве Пророка (мир ему!), была дарована благодать. Третий посланник просил Пророка (мир ему!) прочитать молитву, однако Пророк (мир ему!)  отказался, сказав при этом, что оттуда появится «рог Шайтана», «рог Сатаны», и этот «рог» как раз и есть Абдул-Ваххаб и его движение.

Именно там появилось то, что мусульмане традиционных школ называют «кровавым призывом». Абдул-Ваххаб провозгласил борьбу с традиционным Исламом, обозвав его язычеством. В ходе этой борьбы было убито множество людей, в том числе и в святых местах. Проблема всего исламского мира в том, что города Мекка и Медина находятся во власти Саудовской Аравии, то есть фактически оккупированы со времени их принудительного присоединения . Я не являюсь поклонником аятоллы Хомейни, я - суннит, ханафит по мазхабу, матуридит по доктринальным взглядам, а аятолла Хомейни - шиит. Но имам Хомейни озвучил мысль, с которой я соглашусь. Он призвал освободить Мекку и Медину от власти Саудовской Аравии и придать им международный статус. Что-то наподобие мусульманского Ватикана, когда каждая мусульманская страна по определенной квоте вносит ресурсы на содержание святых территорий. Ведь там нет нефти, но это - святые земли. Тем более мы видим, что в России, да и не только, каждый год возникают проблемы с квотами для паломников. Кому больше, кому меньше.  Хаос в этом вопросе кочует из года в год. Например, недавно Саудовская Аравия закрыла въезд в страну сирийским паломникам. Если с точки зрения международного права каждая страна имеет право кого-то не впускать на свою территорию, то с другой стороны, это - грубое нарушение религиозных норм, фактически они решают за Бога и попутно нарушают свой же закон: ведь Саудовская Аравия декларирует, что она является мусульманским государством. 

Раньше на территорию Мекки и Медины был доступ для немусульман?

Есть территории, которые суть «харам», святыни – запретны для посещения немусульманами. Это не туристические объекты, туда пройти нельзя. Как, например, территория Иерусалимской мечети. Она запретна для посещения немусульманам с точки зрения мусульманской ортодоксии, но в некоторых случаях для решения каких-то проблем немусульмане могут войти на ее территорию. Например, в 1979 году саудовцы позволили совершенно неприемлемое! Они допустили на территорию Запретной мечети французские спецподразделения для того, что бы они выбили оттуда самозваного «имама Махди».

Формально они произнесли исламский символ веры?

Я не думаю, что они это делали, а если и делали тот только формально. В таком случае их намерения были не искренними. Но мы не можем знать намерения, это может знает только Всевышний. Когда нужно, саудовцы идут на полное нарушение принятых норм.

Когда радикальный ислам впервые появился в России?

После Октябрьской революции, Риза Фахрутдинов который стал  муфтием, в 20-х годах побывал в Саудовской Аравии, откуда он вернулся уже с другими взглядами. В своих работах он подвергал критике все традиционные для татар нормы ислама.  Неслучайно саудовцы перепечатали его наполненные выпадами в адрес традиционного Ислама книгу под названием «Джавамиъ аль-Килям шархи» на татарском языке(!) и раздавали его татарским паломникам!

Были какие-то репрессии против духовенства или уничтожались богословские книги и труды?

Насчет книг мне неизвестно. Но Божья справедливость есть, он умер раньше, чем смог как-то серьезно навредить общемусульманским делам. По одной версии - он умер, по другой - ему помогли. К каким трагическим последствиям могло бы привести его дальнейшее нахождение во главе нынешнего ЦДУМ, неизвестно, но в дальнейшем во главе ЦДЦМ были обычные мусульмане. Но последователи у него остались. И здесь очень важно отметить, что радикалы, которые боролись с традиционным исламом, появились в нашей стране еще тогда, в 30-е годы. Для них та форма Ислама, которая принята у нас, это - ересь, язычество, нечистое.

Когда Вы впервые столкнулись с радикалами в России?

В 91-м году. Первые попытки распространить свое влияние в Татарстане происходили через молодежные лагеря. В 1991 году приехали наиболее именитые профессора исламского университета имама Абдул-Ваххаба из Эр-Рияда.  Это достаточно закрытая доктринальная школа, где воспитывают элиту ваххабитского мира. Они провели лекции в лагере, а потом по дороге между Набережными Челнами и Казанью попали в аварию. Я тогда возглавлял международный отдел ДУМ Татарстана, поэтому мне пришлось ехать в больницу и быть их переводчиком. Я был рядом с ними практически все время, пока они находились в больнице. Мы общались с ними, что называется, по душам. В последний момент, когда король Фадх прислал за ними воздушный госпиталь, они сказали: «Давай работать с нами, тем более, что ты знаешь язык, будешь переводить. Давай работать вместе, это пойдет на пользу Исламу, мы будем помогать финансово». Действительно, те люди из числа духовенства, с которыми они договорились, нашли общий язык впоследствии составили костяк того движения, которое развалило единое духовное управление мусульман России. Тогда оно называлось Духовное управление мусульман Европейской части СССР, ныне ЦДУМ.  Люди из Эр-Рияда тогда посеяли раскол в мусульманской общине России.

Наличие в России трех крупных мусульманских организаций, которые не могут прийти к согласию, — это последствие тех событий?

Да. Но даже, несмотря на то, что был раскол, Центральное Духовное управление сохранилось. Я сам в нем работал до 2005 года, возглавлял «идеологический отдел» - Совет улемов,  богословский совет.  Но постоянно идут попытки приуменьшить роль, Центрального Духовного управления мусульман России, низвести его до уровня какого-то никчемного ведомства. Хотя история этой организации очень весома. Это одна из старейших организаций России, она существует более 200 лет. Решение о ее создании приняла еще императрица Екатерина Великая.  Совет муфтиев России же объединил тех, кто ушел из ЦДУМ. Мы видим там полный интернационал тех, кто работали и с саудовцами, и с катарцами, и со всеми подряд, но только не с нами. Поразительно, но ЦДУМ, иным организациям, состоящим в канонических отношениях с ней, продолжающим традиции отечественного Ислама  всегда ставится в вину то, что они работают с государством. А как насчет того, что другие работают с иностранными государствами и их ведомствами? Они за собой, получается, вины никакой не чувствуют? Мы работаем со своим государством, потому что наш долг и один из постулатов традиционного, классического Ислама звучит так:  «Что невозможно решить с помощью Корана, то надо решать с помощью султана», то есть власти. Если проблему нельзя решить, опираясь на Коран, то ее должны решать власти. Если власть не идет против Бога, то эта власть от Бога. В этом у нас принципиальная позиция.

То есть, можно сказать, что у традиционного российского ислама нет политических амбиций?

Нет, никаких абсолютно.

Вы выступаете не за, не против? «Кесарю кесарево, богу божье».

Именно так. Любая власть - от Бога. Была советская власть, сейчас ее модно хаять, но я помню себя пятилетним ребенком, которого водили в мечеть аль-Марджани в Казани, люди молились, мечеть была заполнена. Существовал негласный запрет на религиозное миссионерство, пропаганду. Но, хорошо известно, что даже некоторые партийные функционеры и молились и постились. Были проблемы, не без них. Но то, что произошло после развала СССР намного хуже!  В общем, саудиты развалили единое Духовное Управление Мусульман в первую очередь благодаря колоссальным финансовым вливаниям. Из игры в суверенитеты духовного характера получили идеологический раскол. Уже появилась молодая поросль духовенства, которая реально является носителями идеологии ваххабизма, салафизма.  Молодые искренне верят, что идеология, которая была у нас, для них неприемлема, мы для них - неверные, нечистые, неправильные, немусульмане.

А где в России наиболее сильны очаги ваххабизма? За исключением Северного Кавказа?

Если говорить о внутренней России, то в Сибири, у нас в Татарстане, в Закамье, в некоторых районах Башкортостана, Ульяновской области, Волгоградской области. Это и Тюменская область, Ямал, Ханты-Мансийский Автономный Округ. Я в течение пяти лет, еще по линии ЦДУМ, был муфтием Ямало-Ненецкого АО. Этноконфессиональная составляющая Тюменской области, Ямала, Ханты-Мансийского АО сильно изменилась. Раньше ЯМАО на бытовом уровне в шутку называли «татаро-хохляцким», то есть, его осваивали в основном татары и украинцы, то сейчас это не так. Можно провести параллели с нынешней ситуацией в Казани. С точки зрения общемусульманского братства,  я  не  против того, чтобы наши единоверцы из стран бывшего СССР приезжали сюда. Но сейчас, на демонстрациях «Хизб ут-тахрир» в Казани, если приглядеться к носителям знамен этой организации, то мы увидим, что ими выступает не коренная национальность Татарстана, а таджики и узбеки, т.е. люди, приехавшие на заработки.  Исторически сложилось, что у казанских татар с узбеками на генном уровне психологическая близость. Плюс исторически - традиционные духовные связи с Бухарой и Самаркандом, где татарское духовенство получало исламское образование, там жило в основном персоязычное население, было даже время что имам не мог стать имамом в Казанской губернии, не зная  персидского языка (!).  Поэтому у нас с узбеками и таджиками очень прочные исторические и культурные связи. Мне больно видеть, что выходцы из этих республик на территории Татарстана, на этих запрещенных митингах, держат флаги Хизб ут-Тахрир.

Носителей этой идеологии выдавливают из родных стран?

Не совсем так. Им там просто не дают существовать физически. В среднеазиатских странах все эти экстремистские движения запрещены. Они толкают регион к войне.

Можно ли говорить о том, что когда их вынуждают покинуть свою Родину, они приезжают сюда, пускают корни здесь и начинают потом вести работу со своими земляками и ретранслировать нестабильность?

Да, но это -  полбеды, они их еще и деньгами и другими ресурсами подпитывают. Здесь выходцы из Средней Азии живут своими общинами, отправляют материальные ресурсы своим скрытым сторонникам. Приезжая сюда, зачастую, они начинают в открытую вести свою пропаганду. Дома они себе такого не позволяют, потому что прекрасно знают, что за это будут наказаны.

Что им грозит в России?

Да ничего. Да не обидятся на меня те госслужащие, которые меня прочтут, но государство у нас таким образом невольно способствует распространению экстремистской идеологии. Я об этом, если не изменяет память, говорил еще в 2009 году на Рождественских чтениях в Московской Патриархии. Я как раз выступал в секции Синодального отдела по взаимодействию с силовыми структурами. Сажать человека, носителя экстремистской идеологии, в общую колонию, в среду уголовников и прочих — это ошибка. Они не избавляются в заключение от своих идеологических установок, а наоборот, вербуют новых последователей. В результате на перевоспитание поступает один ваххабит, а на выходе получаем десять.

Как с этим бороться? Если отбросить радикальные методы, вроде тех, что использовали Каддафи или Мубарак, вплоть до физического уничтожения.

Мы считаемся демократической страной, но если мы будем мягко относиться к этому вопросу, то мы получим нынешний Египет или тот же Сектор Газа, где ХАМАСовцы показали свое истинное нутро, полностью перейдя под контроль ваххабитского Катара. Эти движения отлично пользуются для достижения своих целей демократическими институтами. В результате они захватывают власть и устанавливают такие порядки, которые не имеют ничего общего ни с какой демократией.

Могут ли исламисты в России сомкнуться с протестным движением в стране и в итоге подталкивать друг друга к радикальным действиям?

Это неизбежно. Так или иначе, на каком-то этапе это произойдет. «Враг моего врага - мой друг» - так учит восточная мудрость. Весь вопрос только в том, как быстро это произойдет. Смотрите, Ливия, Египет, Йемен, Ирак, я везде был, я знаю ситуацию, там везде духовная власть была за носителями традиционного ислама, такими же как мы здесь. Никакого радикализма. Там его выжигали каленым железом. Те же шииты сейчас говорят, что Саддам Хусейн все-таки был неплохим президентом.

Но при Саддаме был геноцид шиитов.

Это был чисто политический вопрос, их проиранская позиция. В тех репрессиях был не религиозный подтекст. Здесь много нюансов, но сейчас во всех этих странах традиционное суннитское духовенство отброшено назад. Пришли радикалы.  То же самое ждет и нас, если государство будет настаивать на диалоге. В Дагестане мы видим, к чему это привело. Мы видим попытку ваххабитского реванша в Татарстане: покушение на муфтия, убийство его заместителя. Все это - только начало. А авангардом будет вот эта молодая поросль, те, кто учились там. При всем моем уважении к Мубараку, который пытался не допустить этот филиал ваххабитов - «Братьев мусульман» к власти, коррупция и кумовство победило. Лучшие начинания были опрокинуты. Крупнейший центр традиционного ислама Аль-Азхар был предоставлен сам себе. Преподаватели получали нищенскую зарплату, учебным процессом никто не занимался, а этим воспользовались ваххабиты, салафиты и «Братья-мусульмане». Они платили стипендии студентам, в том числе и из России. Снимали квартиры в центре Каира или в удобных районах. До сих пор мы здесь в России думаем, что Аль-Азхар - это центр традиционного суннитского ислама. На выходе же там получают корочку от Аль-Азхара, а в качестве  начинки, т.е. сильно политизированную, определенную то на «Братьев-Мусульман», или еще хуже -  ваххабитскую, салафитскую идеологию.

Как вы оцениваете, сколько ваххабитов, салафитов на территории Российской Федерации?

Нельзя определить какую-то конкретную цифру, окончательных данных нет. Озвученная цифра в три тысячи открытых носителей ваххабитской идеологии в Татарстане встретила какое-то неприятие, вроде как - быть такого не может. Реально, конечно, говорить об абсолютных цифрах нельзя. Перепись населения у нас не учитывает религиозные воззрения. Но если исходить из того, что с момента зарождения новой формации новой страны прошло 22 года, то сколько людей  отучилось за рубежом? Я помню 95-97 года, когда уезжали просто сотнями. Детей возрастом семь-десять лет отправляли в Саудию. Многие прошли через учебные лагеря. Можно говорить об очень большом количестве.

Хотя бы можно озвучить какие-то порядки? Тысячи, десятки тысяч?

Гораздо больше, не миллионы конечно, но не десятки тысяч и тем более не какие-то тысячи.

Больше ста тысяч?

Да, я думаю больше ста идеологически – убежденных, именно тех, кто может сесть за стол и аргументировано спорить. Это самое опасное, когда противник идеологически подкован. В отличие от них, нас,  представителей традиционной школы, не готовили к такому идеологическому противостоянию. У нас никто даже не может сказать просто, сколько нас всего, какое количество, а самое главное, какое качество. Скажем честно, качество подготовки - никакое. У нас нет кадров, а тех, кто способен аргументировано спорить, вообще по пальцам можно пересчитать. Поэтому действия радикалов направлены на точечное уничтожение людей, которые имеют авторитет, могут воздействовать на аудиторию, дискутировать. Потеря таких людей для нас наиболее болезненна.

Получается, что российская умма жила в изоляции от тех процессов, которые в других мусульманских странах идут уже давно, а с открытием границ все эти веянья пришли сюда, и мы не выработали, как другие страны, иммунитет, оказались не готовы?

Что такое мировая умма? Что общего между уммой в Малайзии и уммой в Тунисе? В чем общность кроме того, что «Нет Бога кроме Аллаха и Мухаммад, мир ему, его пророк и посланник?» Что нас связывает? Совершенно разные ментальности, история, культура.  Все, что нас связывает - это Ислам. О мировой умме говорят только с высоких трибун и когда нужно подогреть толпу. И давай, как в Бангладеш, недавно громить буддистские храмы. Или призывы к сносу древнеегипетских пирамид. Я думаю, мы ничего не потеряли от того, что были изолированы. Скорее, даже выиграли, сохранили свою мусульманскую самобытность и много жизней.

Есть ли государственные чиновники, которые лоббируют интересы ваххабитов?

Получается что, такие люди есть и на всех  уровнях, и на региональном, и даже на уровне небольшого сельского поселения.

А какие мотивы у таких людей? Финансовые?

Финансовые, но сейчас все больше тех, чей мотив идеологический.

Существуют ли «скрытые ваххабиты», то есть те, кто публично отрицают свою принадлежность не только к ваххабизму, но и к исламу вообще, при этом исповедуют ваххабизм и занимают государственный пост?

Конечно, существуют. Иногда просматриваешь печать, интернет, и возникает вопрос: почему здесь происходит противодействие традиционному Исламу и лоббирование  интересов ваххабитов? Если бы такого тайного и открытого лоббирования не было, мы бы уже давно приняли закон «о противодействию ваххабизму». Не просто экстремизму, а конкретно ваххабизму, как в Дагестане. А у нас слово «ваххабизм» практически перестало использоваться, на слуху слово «салафизм», но это по сути одна монета, просто разные стороны. Лоббисты есть, это закономерный процесс внедрения радикализма в общество.  Первая фаза - это захват культурно-образовательной сферы, второе - это захват сферы духовного управления, третье - это вхождение во власть, четвертое - это захват власти. Все три эти этапа мы уже успешно прошли.

В Татарстане?

Не только в Татарстане, но и по всей России. Существует реальная проблема, о реальных масштабах которой мы даже не можем догадываться. На региональном уровне уже давно говорят о том, что меняется этнорелигиозный состав населения страны. Меняется состав населения, его возраст и вместе с тем меняются и его культура и воззрения.

Получается, остается лишь выселять и закрывать границы?

Это уже не получится сделать. Для того, что бы это произошло, нужны фундаментальные изменения, а это нереально.

Что нас ждет в ближайшее время?

Я даже, честно говоря, боюсь делать прогнозы. Прогнозы - дело не благодарное, но могу сказать точно, что однозначно стоит ожидать роста радикализма, радикализма различных течений, идей. В России я вижу процессы, которым очень трудно найти объяснение. Идеологические противники - таблиговцы, ваххабиты, «Братья – мусульмане», хизб ут-тахрировцы и другие - , которые на исторических родинах друг друга взаимоистребляют, обзывают неверными, еретиками, здесь, в России, чуть ли не братаются. Для меня это загадка. Почему таблиговцы, которые с точки зрения ваххабитов являются еретиками, которых,  с точки зрения ваххабизма, можно уничтожать, здесь с ними дружат? Это модель, где «враг моего врага пока является моим другом», я подчеркиваю - пока.

Можно как-то остановить этот процесс?

Необходим коренной пересмотр взаимоотношений между государством и исламской общиной, сообществом России. Существующая модель взаимоотношений устарела. Институт духовных управлений мусульман должен быть реформирован с учетом традиции и эпохи, в которой мы живем. Государство должно понять, что слабый институт духовных управлений сегодня не в состоянии противостоять сильному ваххабо-салафитскому, хизбитскому идеологическому нашествию. Думаю, государство сегодня это осознает. Нужны действия, причем неординарные, быстрые, оригинальные. Сразу хочу подчеркнуть: светский характер государства от этого не пострадает, ибо это вопрос будущего самого государства, его безопасности.     

Возможна ли смычка джихадистов с протестным движением?

Гипотетически можно предположить, что они попытаются использовать друг друга в собственных интересах, зная, что радикалы готовы идти на кровь для достижения своих целей. Если они выпустят этого джинна из бутылки, то загнать его обратно не получится. Поэтому я бы хотел предостеречь тех лидеров, которые не согласны с политикой нашего государства, несогласных с нынешней властью, от того, чтобы они пошли на это, на использование «исламистов» в кавычках. Между Исламом и «исламизмом» нет ничего общего, кроме внешней плохо закамуфлированной оболочки, заимствованной «исламистами» у реального Ислама. «Исламизм» является врагом всего, что мы называем цивилизованным обществом. Я предостерегаю оппозицию не просто от использования «исламистов» в своих целях, но и просто от всяческих контактов, потому что результат получится очень страшным.

Вы ведете такую деятельность, просвещаете, боретесь, вам угрожали?

По моему поводу ваххабитами вынесено три фетвы об убиении.

Покушения были?

Было.

Не страшно?

У нас как же как? Если убьют, значит, если будет на то соизволение божье,  мученик. Это война, а на войне как на войне: или мы – их, или они – нас.

 Беседовал Рыбаков Андрей специально для альманаха «Искусство Войны»

http://navoine.ru/traditional-islam-lost.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17507
    • Просмотр профиля
Re: Ислам наступает
« Ответ #13 : Сентябрь 25, 2013, 07:32:58 pm »
Сестра исламского террориста пишет любопытное о нравах людей "религии мира и добра"


Из письма: "Мой братик был очень добрым. Он никогда никому не желал зла. Он любил Аллаха (Свят Он и Велик) и любил всех людей ради Него. А вы его убили. Окружили и убили за то, что он не сдался. И ты написал, что он зомби. Он не был зомби. Мы с ним говорили по телефону, когда вы его заблокировали. Я просила его сдаться, а он сказал, что тогда убьют его детей и жену, и нас с мамой. Он не мог сдаться. Я не держу на вас зла, что вы его убили, но не пиши, что он дурак и у него нет мозгов. У него были хорошие мозги и хорошая душа. Просто он не мог сдаться..."

http://hardingush.livejournal.com/110883.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17507
    • Просмотр профиля
Re: Ислам наступает
« Ответ #14 : Сентябрь 27, 2013, 02:50:51 pm »
Герман Садулаев о стрельбе на Думской: «Может кто-то сказал мусульманам, что в полночь там проводят конкурс чтецов Корана?»

<a href="http://www.youtube.com/v/lh1WqyEF_Qo" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/lh1WqyEF_Qo</a>

Публицист уверен, что правоверным нечего делать в злачных заведениях, где продают алкоголь

Известный писатель Герман Садулаев высказал свое мнение о перестрелке на Думской улице. Выступление публициста, полное сарказма показал телеканал «100 ТВ» в передаче «Точка зрения». Мы решили поделиться с вами цитатами.
- Администрация одного из баров на Думской улице не впустила группу молодежи. Предположительно той национальности, которую не принято называть, чтобы не разжигать, - рассуждает Садулаев.
Писатель обратил внимание на то, что стреляли кавказцы с криками «Аллах акбар!» и развил эту тему.
- Как известно, «Аллах акбар!» кричат мусульмане, но мусульмане не пьют алкоголя. Что же им понадобилось в баре? Почему они так хотели туда попасть? Может, кто-то сказал им, что в полночь на Думской кто-то проводит конкурс чтецов Корана и они поверили? Вряд ли. В баре все пьют алкоголь, тем более, ночью. И еще – в баре можно увидеть девушек совсем без хиджаба. Мусульманам нечего делать  в барах. Поэтому администрация правильно сделала, что не впустила их внутрь. В жизни надо выбирать что-то одно: или в бар, или «Аллах акбар!».
Чтобы гостям с юга было, где потусоваться, Садулаев предлагает им открыть частные заведения, там, где «официантки будут в хиджабах» и будет играть «духовная арабская музыка».
- Но мне кажется, вряд ли им придется отражать нападения местных жителей, которые с криками «Христос воскрес!» будут штурмовать двери безалкогольного бара или буддистов, которые пойдут на штурм бара под крики «Ом мани падмэ хум». Или может наши кришнаиты атакуют ночной клуб с песнями «Хари кришна»? Нет. Так что пусть каждый ходит своей дорогой и всем будет хорошо.

http://www.kp.ru/online/news/1546110/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17507
    • Просмотр профиля
Re: Ислам наступает
« Ответ #15 : Октябрь 02, 2013, 12:46:39 pm »
Яна Амелина: "Намерения исламистов в России серьёзны как никогда"


Российский институт стратегических исследований (РИСИ) выпустил сборник докладов "Состояние и тенденции развития ситуации на Ближнем Востоке", часть которых посвящена инвазии идей радикального исламизма в регионах России. Один из докладов, а именно - выступление завсектором кавказских исследований РИСИ Яны Амелиной посвящен исламистской угрозе на Северном Кавказе и в Поволжье.

Радикальный исламизм - одна из наиболее серьезных угроз общественному порядку и государственному строю Российской Федерации. Именно он в течении как минимум последних семи лет является главной движущей силой действующих на Северном Кавказе незаконных вооруженных формирований (НВФ). В 2010 году НВФ, мотивированные идеями политического ислама, впервые с конца девяностых вновь проявили себя и в Поволжье (Татарстане и Башкирии). Конечной целью радикальных исламистов является построение на территории северокавказского региона (в идеале - всей России) исламского халифата - государства, основанного на исламистской идеологии в наиболее жесткой ее форме.

Среди основных тенденций, характеризующих исламский радикализм в России в целом и на Северном Кавказе в частности, следует выделить следующие:

- подрыв позиций традиционного ислама путем физического истребления знаковых для мусульманского сообщества фигур (19 июля 2012 года - Валиулла-хазрат Якупов, 29 августа 2012 года на сороковине со дня убийства Якупова - Саид афанди Чиркейский), что ведет к дезориентации уммы;

- постепенное оформление "единого исламистского фронта", объединяющего исламистов Северного Кавказа и Поволжья;

- формирование эклектичной исламистской идеологии, а также соответствующих оргструктур;

- усиливающаяся ориентация на зарубежное, в первую очередь, арабское исламское сообщество, внешним признаком которой является архаизация радикальной части российской уммы ("арабизация", "хиджабизация");

- активная деятельность федерального исламистского лобби, популяризующего и пропагандирующего идеи исламистов в общероссийских СМИ и государственных структурах.

Указанные тенденции окончательно сформировались на протяжении последних полутора-двух лет. Есть все основания предполагать, что в ближайшие годы именно эти процессы будут определять дальнейшую эволюцию радикальной части российского исламского сообщества, что неизбежно окажет влияние на сопредельные страны и регионы (определенное влияние на Азербайджан это оказывает уже сейчас).

Рассмотрим их подробнее.

Оформление "единого исламистского фронта". Исламисты, ведущие вооруженную борьбу против российского государства на Северном Кавказе, приступили к расширению "джихада" на Поволжье и конкретно Республику Татарстан. Эта тенденция окончательно оформилась в последние три-четыре года, совпав с качественными изменениями, наблюдающимися в татарстанском мусульманском сообществе.

Указы об образовании Поволжского и Уральского фронтов были подписаны "амиром моджахедов Кавказа" Докой Умаровым 9 июля 2006 года. В ноябре 2010 года в интернете появился специализированный сайт "вилаята Идель-Урал" (Волга-Урал, куда входит и Татарстан). "Братьев и сестер в исламе" призывают "сплотиться вокруг Имарата Кавказ и его амира", который, "после развала русни", станет "центром нашего государства". Показательно, что этот сайт зарегистрирован в США. В настоящее время "вилаят Идель-Урал" остается виртуальным проектом, который, однако, постепенно приобретает сторонников.

В последние годы наблюдается сращивание части татарского национального движения (в особенности молодого его поколения) с радикально-исламистским, что может привести в будущем к полному слиянию националистов с фундаменталистами при идейном преобладании последних. Осознавая опасность подобных процессов для татарской нации и мусульман РТ, руководство и идеологи татарстанского исламского сообщества в последние два-три года активно противостояли этому явлению, отстаивая "татарскую мечеть" и национальные особенности "татарского ислама", против чего резко выступают исламисты. Однако убийство Валиуллы-хазрата Якупова практически перечеркнуло эти планы.

Постепенное переформатирование татарского национального движения, вытеснение национальной составляющей исламистской, нарастание конфликта между "бабаями" (старшим поколением) и салафитизированной молодежью происходит параллельно с усилением джихад-агитации на Интернет-форумах и в социальных сетях, рассчитанной на молодое поколение. За последние два года общий тон высказываний на исламистских (в первую очередь, кавказских) форумах и размещаемых на них материалов существенно изменился в сторону усиления пропаганды "джихада" в Поволжье и учащения призывов к скорейшему его началу.

Грамотно используя методы информационной войны, кавказские джихадисты пытаются "разогреть" ситуацию в Татарстане, вбрасывая в информационное пространство все новые материалы о необходимости перехода к вооруженному сопротивлению законной власти. В 2012 году стало очевидно, что в Татарстане, по примеру Северного Кавказа, появились группы сторонников "джихада до победного конца". В этом смысле обстановка в Татарстане очень похожа на положение в Северной Осетии. Не вызывает сомнений, что попытки одновременного "разогрева" ситуации в этих республиках синхронизированы не случайно и являются частью общего плана по дестабилизации обстановки в стране и "замыканию" исламистской дуги через Северный Кавказ на Поволжье.

Формирование эклектичной исламистской идеологии. При этом грань между приверженцами различных исламистских течений становится все более размытой. Эклектичная идеология включает идеологические элементы как радикальных, настроенных на силовое противостояние с государственными структурами, так и относительно "мирных" исламистских течений, ранее находившихся в конфронтации между собой. Так, у членов радикальных исламистских НВФ, нейтрализованных в Татарстане в 2010-2012 годах, была обнаружена как салафитская, так "хизбовская" литература. Именно активисты запрещенной в РФ исламистской партии "Хизб-ут-Тахрир" выступили в авангарде кампании против т.н. "нарушения прав мусульман в Татарстане", развязанной радикалами после начала следственных действий по делу об убийстве Валиуллы-хазрата Якупова.

Северокавказские исламисты все больше ориентируются на мировое, прежде всего, арабское исламское сообщество. Так, 3,3% ингушских мужчин и 2,3% женщин назвали арабов среди желательных для брака национальностей (они заняли пятое и четвертое место соответственно). Этот факт отражает не реальную брачную перспективу, а постепенную фундаментализацию ингушской молодежи. То же фиксируется и в ответах на вопрос о родном языке: арабский назвали таковым 1,1% ингушских женщин (среди мужчин подобный ответ не зафиксирован), тогда как в действительности родным для них является ингушский: опрошенные женщины не только не знали арабского, но и не были знакомы хотя бы с одним арабом.

К аналогичным выводам приходят и в Чечне, однако социологические данные по этой республике на данный момент отсутствуют. Тенденция к так называемой "арабизации" культуры заметна сейчас на всем Северном Кавказе. Зримым проявлением этого феномена является постепенная экспансия типично арабского варианта хиджаба, приобретающего (в некоторых случаях - насильственным путем) все большую популярность среди женского мусульманского населения северокавказских и поволжских республик.

Влияние "арабской весны" и активная деятельность федерального исламистского лобби. Определенное влияние на развитие российского мусульманского сообщества оказывают и последствия "арабской весны". По мнению активистов федерального исламистского лобби, России необходимо изменить свое отношение к происходящему в арабском мире, сосредоточившись на "налаживании отношений" с умеренно-исламистской организацией "Братья-мусульмане" ("ихваны"), представители которой уже пришли к власти в Египте, Тунисе и Марокко, а также непосредственно с идеологом этой организации Юсуфом аль-Кардави.

Согласно идеям лоббистов, российское исламское сообщество якобы ориентируется на общеисламский тренд (т.е. "ихванов"), и, если Россия не изменит своей политики на Ближнем Востоке, то фактически получит внутри себя "пятую колонну". Одновременно Москву настоятельно призывают отказаться от поддержки шиитского Ирана, не вписывающегося в планы создания арабского (иногда упоминают и Турцию) суннитского халифата.

Отметим, что решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года организация "Братья-мусульмане" ("Аль-Ихван аль-Муслимун") признана террористической, а ее деятельность на территории РФ запрещена. Целью "ихванов" является "устранение неисламских правительств и установление исламского правления во всемирном масштабе, путем воссоздания "Великого исламского халифата" первоначально в регионах с преимущественно мусульманским населением, включая Россию и страны СНГ". Позицию "Братьев-мусульман" по отношению к России также нельзя назвать дружественной или хотя бы нейтральной.

12 октября 2012 года идеолог "Братьев-мусульман" и проекта "умеренного ислама" "Аль-Васатыйя" шейх Юсуф аль-Кардави в эфире катарского телевидения заявил, что "Москва стала врагом номер один для ислама и мусульман потому, что она выступает против сирийского народа. Арабы и исламский мир должны выступить против России. Мы должны объявить России бойкот. Мы должны рассматривать Россию как нашего врага номер один.... Иран - это тоже наш враг. Он враг арабов, он воюет с сирийским народом. Иранцы и русские убивают нас, арабов.... Поэтому нашими врагами являются русские и иранцы".

Реализуемый в России на протяжении последних двух лет (особенно активно - текущего года) кувейтский проект "Аль-Васатыйя" (срединность, умеренность) является вторым важным направлением, на которое исламистское лобби пытается переориентировать российскую умму.

25-27 мая 2012 года (первые два дня - в Москве, последний - в Грозном) в России прошла Международная богословская конференция "Исламская доктрина против радикализма". Ее итогом стало принятие Московской богословской декларации мусульманских ученых по вопросам джихада, применения норм шариата и халифата, объединившей содержание нескольких фетв (частных богословских заключений). Организаторами конференции выступили Международный Центр "Аль-Васатыйя" (Кувейт), научно-просветительский центр "Аль-Васатыйя-Умеренность" (Россия), являющийся филиалом кувейтского, и Международный Союз исламских ученых (председатель - Юсуф Кардави) при финансовой поддержке Фонда поддержки исламской науки, культуры и образования и Фонда имени Ахмада Кадырова. В конференции участвовало несколько сотен "исламских ученых международного уровня", исламоведов и экспертов из 23 стран мусульманского мира, в том числе ближайшие соратники Кардави.

В резолютивной части Декларации констатируется, что "не являются джихадом и не имеют к нему никакого отношения убийства, покушения, взрывы, совершаемые фанатиками на Кавказе и в других регионах под лозунгами джихада, борьбы с вероотступниками, под которыми они понимают всех, кто лояльно относится к немусульманам". Несмотря на, казалось бы, верные положения Декларации, она не удержала радикалов от убийств Якупова и Чиркейского. В ней приводятся многочисленные цитаты из отца-основателя идеологии салафизма ибн-Таймийя, т.е. в документе, призывающем к отказу от религиозного радикализма, обильно использованы слова проповедника, который заложил основы этого учения. Очевидно, что реализация проекта "Аль-Васатыйя" в его нынешнем виде означает дальнейшее усиление чуждого иностранного влияния на российских мусульман.

Все перечисленные тенденции свидетельствуют о серьезности намерений фундаменталистов. Ясно также, что после того как новые арабские режимы окончательно сформируют структуры власти, они обратят пристальное внимание на российский Северный Кавказ и Поволжье с целью распространения там исламистских идей. Обострение борьбы традиционного ислама с исламистами, подкрепленное финансовыми вливаниями с Арабского Востока, представляется практически неизбежным. Информационная подготовка к реализации подобного сценария ведется уже сегодня.

Важнейшим направлением развития российской уммы должно оставаться укрепление позиций традиционного ислама и ориентации российских мусульман на внутренние, а не внешние исламские авторитеты. Кроме того, необходима ликвидация федерального исламистского лобби и недопущение пропаганды абсурдных идей о "налаживании отношений" с "ихванами" и лично шейхом Кардави.



Подробности: http://www.regnum.ru/news/fd-volga/tatarstan/1713815.html#ixzz2gYJmJlyu
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM
« Последнее редактирование: Октябрь 02, 2013, 12:58:17 pm от Vuntean »