Автор Тема: Экономика  (Прочитано 18676 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16926
    • Просмотр профиля
Экономика
« : Январь 22, 2013, 06:36:47 pm »
Михаил Хазин: Путин должен избавиться от компрадоров

<a href="http://www.youtube.com/v/7BdpUr9qf4U" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/7BdpUr9qf4U</a>

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16926
    • Просмотр профиля
Re: Экономика
« Ответ #1 : Январь 22, 2013, 06:42:10 pm »
Россия: нанотрагедия

Появившаяся в сети публикация, о возможном уходе А. Чубайса с должности руководителя государственной корпорации “Роснано” никого не должно удивить.

Что можно было ожидать от Чубайса в этой должности прогнозировали разве что не ленивые. И у всех на устах, главным аргументом было – воровство - в особо крупных размерах и масштабах.

Как пишет журналист:

“Накануне широкого анонсирования проекта Большой Москвы именно структура, подконтрольная Чубайсу, скупила несколько сотен гектаров земли в пределах присоединённых к Москве территорий. А уже после запуска проекта Анатолий Чубайс стал главным и единственным акционером этого предприятия. Несмотря на то, что цена этой земли увеличилась в сотню раз, первичный контракт также оценивается в круглую сумму. Видимо, с происхождением этих денег и законности сделки в том числе предстоит разобраться следствию.”

Разумеется никто не будет разбираться, как и в воровстве Минобороны. От Кремля до самых русских окраин принято считать, что Чубайс не уголовник, а “представитель мирового правительства” в России.

А на деле, бессовестный делец, способный вытереть ноги об кремлевскую челядь….

 

Кто возглавит Роснано после Чубайса?
Петр Марченко

  22.01.2013 - 00:11

Компетентный источник в Роснано сообщает, что после январских праздников в госкорпорации проходит очередная волна сокращений. Ранее в октябре-ноябре 2012 личный состав госкорпорации был уменьшен на 150 должностей.


Сегодня подтверждается сокращение еще 150 сотрудников. Таким образом, штат Роснано за полгода сокращен в три раза с 450 человек в 2011 году - до 150 сегодня. Причем сокращения коснулись в первую очередь менеджеров среднего звена и проектных групп. Т.е. обслуживающий персонал: водителей, уборщиц, буфетчиц и охранников сокращения почти не затронули. Источник также сообщает, что ранее в госкорпорации отказались от выплат месячных премий менеджерам, потом квартальных, а перед Новым годом и от годовых премий. Сегодня оставшиеся портфели проектов поделены между четырьмя замами Анатолия Чубайса. Сам Чубайс не ведет ни одного проекта. Наблюдатели расценивают последнее обстоятельство, как попытку «главного инноватора страны» размыть личную ответственность за полный провал системного введения нанотехнологий в промышленных масштабах в России.

По сути, премьер-министром Российского правительства Дмитрием Медведевым предъявлен ультиматум Чубайсу: «Либо он по-тихому передает все нанохозяйство (с учетом возврата расхищенных средств) новому назначенцу, либо СКР начинает масштабное антикоррупционное расследование в Роснано». Как отмечают эксперты, Анатолий Чубайс - опытный игрок в политический покер и пытается тонко играть на противоречиях между Кремлем и Белом домом. До последнего времени ему это почти удавалось. Но с полным провалом «болотного движения» ставки Чубайса и в Кремле, и в БД резко упали.

Как отмечают эксперты, сегодня и в АП, и в правительстве РФ сформировался консенсус в отношении Анатолия Чубайса лично и госкорпорации в целом - в том виде, как она построена Чубайсом. Шантаж Дмитрия Медведева со стороны Чубайса угрозой серьезных имиджевых и финансовых потерь первого только еще больше раздражает окружение премьер-министра. Путин демонстративно не вмешивается в разворачивающийся скандал, плавно перерастающий в «нанотрагедию». Очевидно, что следователям есть что предъявить Чубайсу, кроме провальных нанопроектов и расхищения госсредств.

Накануне широкого анонсирования проекта Большой Москвы именно структура, подконтрольная Чубайсу, скупила несколько сотен гектаров земли в пределах присоединённых к Москве территорий. А уже после запуска проекта Анатолий Чубайс стал главным и единственным акционером этого предприятия. Несмотря на то, что цена этой земли увеличилась в сотню раз, первичный контракт также оценивается в круглую сумму. Видимо, с происхождением этих денег и законности сделки в том числе предстоит разобраться следствию. Даже если Дмитрию Медведеву удастся заставить Чубайса уйти «по-доброму», его преемнику достанется не богатое наследство. Почти все ассигнованные на развитие нанотехнологий бюджетные средства выведены через проекты в сторонние структуры и в Фонд развития нанотехнологий, который к самой госкорпорации никакого отношения не имеет. Фонд, в свою очередь, вывел полученные от Роснано средства в европейские банки и разместил на депозитах.

Да и на скамейке запасных у Дмитрия Медведева нет почти никого, кто мог бы взяться за восстановление госкорпорации Роснано. Разве, что министр без портфеля Михаил Абызов. А оно ему надо - такое вот Нано?

Петр Марченко, специально для «НаноФокус»

http://stalin-ist.livejournal.com/454247.html#cutid1

Fotina

  • Global Moderator
  • *****
  • Сообщений: 286
    • Просмотр профиля
Re: Экономика
« Ответ #2 : Февраль 03, 2013, 08:21:40 pm »
Чубайс против Глазьева
Письмо президенту известного экономиста взбудоражило экспертное сообщество


Академик Сергей Глазьев на днях направил В. Путину письмо, в котором предупреждает о финансовой войне со стороны развитых стран за обладание реальными ресурсами нашей страны, что вызвало неоднозначную реакцию со стороны либералов.
 
Еще прошлой осенью Владимир Путин заказал Российской академии наук проект «О комплексе мер по обеспечению устойчивого развития России в условиях глобальной нестабильности». Рабочую группу РАН возглавил вице-президент академии и член совета директоров «Роснефти» Александр Некипелов, а курировать работу со стороны Кремля было поручено советнику президента Сергею Глазьеву. Тот, разобравшись в сути дела, как ведущий специалист сделал соответствующие выводы.
Так, считает российский ученый, Запад наращивает свою валютную эмиссию и скупает реальные активы. С. Глазьев сообщил: по его данным, за последние два года было эмитировано 1,5 триллиона долларов, 1,2 триллиона евро и аналогичные суммы в иенах и фунтах стерлингов. Советник президента называет такой подход «легализованной агрессией», поскольку в условиях нашей экономической модели российский финансовый рынок зависит от иностранных денег. И на эмитированную валюту Запад способен поглотить российские активы. Хотя, попросту говоря, капитал этот будет фиктивным.
Как только стали известны лишь некоторые параметры проекта, неожиданно развернулась острая дискуссия вокруг еще даже не написанного академического труда.
Разумеется, оптимистические прогнозы авторов, такие, как 8 процентов прироста ВВП, 10 – промышленного производства, или 15-процетное увеличение инвестиций в основной капитал, просто не могли не вызвать раздражения в рядах российских экономистов либерального крыла с их извечным «пессимизмом».
 
А в адрес Сергея Глазьева посыпались откровенно оскорбительные выпады со стороны Анатолия Чубайса.
 
Но, похоже, гораздо опаснее в их глазах другие, еще не вошедшие в проект, но, по сути, стратегические тезисы авторов.
В первую очередь, речь идет о том, что Россия после выхода из острой фазы кризиса и присоединения к ВТО может оказаться перед реальной перспективой глобального поражения в финансовой войне. И в первую очередь потому, что новую фазу масштабной приватизации готова начинать в таких условиях, когда ее конкуренты, причем не только на Западе сосредотачивают в своих руках огромные свободные финансовые ресурсы. Для такого накопления, среди прочего, используется и самый примитивный инструмент в виде прямой денежной эмиссии. Тщательно маскируемой, впрочем, под антикризисные меры.
Тем временем, Россия, даже в этих условиях, упорно придерживается монетарных принципов финансовой политики: никакой антикризисной эмиссии. Хотя на рубеже 2008-2009 годов небольшая девальвация рубля - параллельно, между прочим, с союзным белорусским рублем - совсем неплохо сработала, жаль, что потом весь девальвационный эффект мы благополучно проели. И все это делается под благим предлогом необходимости «таргетировать» инфляцию путем сжатия денежной массы.
А ведь корни инфляции кроются, как известно, совсем в ином – в плохо контролируемом росте монопольных цен, тарифов и акцизов.
Да, наши финансисты-монетаристы в результате такой «последовательной» политики получают «относительно благополучные» показатели по инфляции. Но ведь и это - в основном благодаря тому, что дешевеют ультрасовременная импортная электроника или предметы роскоши, и уже почти не дорожает недвижимость – дальше просто некуда.
 
А вот продукты питания и потребительские товары нижнего ценового диапазона, тем временем, дорожают опережающими темпами. В итоге практически все тяготы «неравномерной инфляции» ложатся на плечи самых бедных слоев населения.
 
Великий комбинатор уверял, что в финансовую пропасть можно падать до бесконечности. Опыт современной России слишком уж наглядно убеждает в справедливости этой истины. Отечественный рубль, давно забывший обидное прозвище «деревянный», но так и не ставший по-настоящему «нефтяным», остается, по сути, суррогатом доллара, и в некоторой степени - евро. И дело даже не в привязке курса рубля к бивалютной корзине – это не более чем констатация реального положения дел. Куда хуже то, что сами же российские финансовые власти, под разными лозунгами, начиная с борьбы с инфляцией, вот уже полтора десятка лет старательно отбивают у населения страны остатки доверия к собственной валюте.
Очень показательно, что любые предложения кардинальных мер, которые помогли бы рублю слезть с «долларовой иглы» - даже если их предлагали вполне авторитетные и наделенные полномочиями специалисты - никогда не получали продолжения. Так было, к примеру, с идеей нынешнего заместителя председателя правительства Дмитрия Рогозина продавать нефть за рубли. Упаси вас боже, как будто прозвучало из Вашингтона, какие там рубли, даже за евро - ни-ни! Потом, так же беспардонно, похерили российское предложение создать «Газовый ОПЕК» наподобие нефтяного. Хотя уж «голубое топливо» продавать в Европу за евро нам никак, даже из Вашингтона, запретить нельзя. Многие годы, с завидной последовательностью, спускаются на тормозах такие проекты, как «союзный рубль», или совсем уж скромное по масштабам региональное лидерство российской валюты.
Фактически дважды России пришлось откровенно «взбрыкнуть», чтобы не погрузиться в пучину уже не ползучего вялотекущего финансового кризиса, а реального финансового коллапса.
 
Первый раз это случилось осенью 1998 года, когда только что назначенный председателем правительства Евгений Примаков развернул свой самолет прямо над Атлантическим океаном, отказавшись от помощи МВФ по небезызвестному «аргентинскому сценарию».
 
Ведущее российское деловое издание после этого оглоушило бизнес-сообщество кричащим заголовком: «150 миллиардов – во столько обойдется России разворот премьерского лайнера над океаном». Не случилось. Более того, Россия вышла из дефолта и последующей четырехкратной девальвации рубля с окрепшей экономикой и реанимированной финансовой системой. Вскоре и с колоссальными долгами рассчиталась.
Второй раз сопротивляться России пришлось уже в разгар всеобщего финансового кризиса зимой 2008-2009 годов, когда львиная доля наших резервов оказалась «удачно и надежно» размещенной в благополучно лопнувших американских фондах «Фанни Мэй» и «Фредди Мак». Таких кардинальных мер, как за десять лет до того, в этот раз, к счастью, не потребовалось. Да и вряд ли России они были бы дозволены – слишком уж плотно успели ее втянуть в мировой финансовый кругооборот еще задолго до присоединения к Всемирной торговой организации.
И теперь, уже после долгожданного «воссоединения» с ВТО, России почему-то не прописан даже эмиссионный путь борьбы с кризисом. Тот самый, который избрали и Евросоюз с его огромными долгами, и США с их угрозой «фискального обрыва» и «потолком госдолга», который год от года, как в песне, все выше и выше. Федеральная резервная система США только за годы правления двух последних президентов успела напечатать столько долларов и набрать столько долгов, что всей Америке надо было бы несколько лет работать просто бесплатно, только чтобы со всеми рассчитаться.
Однако доллар - все же не евро, ему есть на что и на кого опереться. Помимо того, что за стабильный доллар горой стоит национальный потребитель, на его стороне еще много лет будут, в первую очередь, нефтяные шейхи. Не зря же они, в конце концов, десятки лет зарабатывали эти «зеленые бумажки», искали им эффективное применение. А сейчас, после серии «арабских революций», еще и притихли, поскольку исламистов боятся, кажется, даже больше, чем американской военной силы. Ставку на доллар - всерьез и надолго - сделали и китайские коммунисты, для которых американский рынок главный стимулятор весьма сомнительного экономического роста Поднебесной. Неизменно за доллар и бесчисленные получатели кредитов, грантов и разнообразных иных видов финансовой помощи, которая непрерывным потоком идет из Вашингтона - благо никто там печатный станок выключать не планирует. А еще за доллар, к тому же за наличный, мировая наркомафия, у которой на руках, по самым скромным оценкам, чуть ли не треть мировой «зеленой наличности».
У российского рубля такой поддержки, разумеется, нет и в помине. Но в результате то, что позволено Юпитеру, то есть американскому Федеральному резерву, не позволено быку – то есть российскому Центробанку. Речь, как вы понимаете, о денежной эмиссии.
 
Вот почему, в то время как по всему «цивилизованному миру» деньги дают бизнесу в кредит по рекордно низким ставкам – 3-4, а то и 1,5-2 процента годовых, в нашей стране меньше, чем под 15-17 процентов получить средства - неосуществимая мечта.
 
Даже учетная ставка Банка России – по определению, самая низкая в стране – составляет сейчас 8,25 процента. На таких условиях, вообще-то, ни один уважающий себя предприниматель взаймы брать не станет, не то, что банкиры, на которых, в принципе, и ориентирована ставка рефинансирования ЦБ РФ. А мы еще удивляемся снижению деловой активности в стране, когда кроме олигархов, никакому честному предпринимателю работать не просто невыгодно, а невозможно.
Да, скептики, особенно из числа тех, кто сейчас так агрессивно набросился на Сергея Глазьева с коллегами, считают, что эмиссионный путь выхода из кризиса – это все равно, что попытка тушить пожар бензином. В теории - либеральной, разумеется - это, конечно так, но практика пока свидетельствует о том, что методика срабатывает. И будет срабатывать до поры до времени, главное тут, вовремя «выпустить пар» из раздувающихся финансовых пузырей. То есть проделать то, чего не захотели или же, пребывая на волне эйфории безудержного экономического роста, не успели проделать осенью 2008 года. Пресловутый экономический рост, тогда, как впрочем, по многим параметрам и сейчас, на самом деле, был абсолютно бумажным, но в финансовых показателях отражался очень даже хорошо. Примерно так, как нефтяные цены в современном российском ВВП.
Именно из такого расклада и возникли пресловутые «вызовы» для российской экономики, уже озвученные авторами документа, который сейчас готовится в РАН. И даже нервная реакция либерал-экономистов лишний раз подтверждает тот факт, что «вызовы» отнюдь нешуточные. Они тем более реальны, что слишком уж согласованной и последовательной выглядит долгосрочная подготовка наших конкурентов к грядущим преобразованиям в российской экономике. Если первую фазу российской приватизации иностранный капитал фактически проспал, то уже к реформе энергетики подошел во всеоружии, войдя в эту отрасль пусть не в таких масштабах, как мог бы надеяться, зато на таких условиях, какие дочубайсовым монополистам из РАО ЕЭС даже не снились.
Дальше – больше.
 
Интернационализация российского бизнеса – а, по сути, его выдавливание на обочину - идет очень высокими темпами, плохо контролируются уже целые отрасли экономики.
 
Так, российский автопром фактически уже превращен в филиал мирового. В секторе розницы правят бал заморские торговые сети. Сельское хозяйство неконкурентоспособно, и давно уже впору всерьез обеспокоиться по поводу продовольственной безопасности страны. Мы вошли в ВТО, причем путем затяжного торга, но права масштабно субсидировать свой аграрный сектор, как это делается в тех же США, для себя то ли не выбили, то ли же ими совсем не пользуемся. Сфера телекоммуникаций уже сейчас фактически интернациональна, хотя неудача Джорджа Сороса с приватизацией «Связьинвеста» в свое время здорово притормозила процесс. Теперь же на очереди – приватизация «Ростелекома», куда более привлекательной структуры. А речь уже идет о снятии чуть ли не всех ограничений для стратегических предприятий, перспектива приватизации которых совсем недавно даже не рассматривалась. Но Россия продолжает сопротивляться, и вправе рассчитывать на то, что неблагоприятный «тренд» просто необходимо разворачивать.
Оппоненты разработчиков академического проекта с какой-то особенной страстью упрекают авторов, прежде всего, в ставке на инфраструктурные проекты. Но ставка на развитие инфраструктуры – это отнюдь не дело отдаленного будущего. Это реальность наших дней, хотя в инфраструктуру пока вкладываются, в основном, государственные средства. Речь идет, как вы понимаете, о реализации таких проектов, как Сочи-2014, форум АТЭС на острове Русский, футбольное первенство мира 2018 года. Там каждый государев рубль, как у Петра Великого, должен за собой три частных тянуть. А почему еще не тянет, объяснять, думаю, долго не нужно – с коррупцией совладать в одночасье совсем непросто. Показательно, что о необходимости инвестировать в инфраструктуру сегодня заговорили и многие из либеральных экономистов, хотя такое «зачисление» в список им может и не понравиться – к примеру, экс-министр Алексей Кудрин или Павел Медведев, уполномоченный по правам потребителей услуг финансовых организаций.
И все же, еще слишком много у нас тех, кто продолжает твердить: «Инфраструктурные проекты - это не то, что потребляется людьми за деньги. Даже платные дороги, хотя и платные, имеют срок окупаемости, исчисляемый десятилетиями, гораздо более продолжительный, чем время строительства дорог. Даже жилье, если условно отнести его к инфраструктуре, строится месяцы, а выкупается десятилетиями». И отсюда делается парадоксальный вывод: все деньги, которые будут потрачены на инфраструктуру, окажутся в карманах тех, кто ее строил, гораздо быстрее, чем инфраструктура их «обратно заработает».
Логика поистине странная, словно ученым за долгосрочные разработки денег не платят, или в армии офицеры у нас служат без зарплаты. С инфраструктурными проектами, по тем срокам, на которые они «связывают» вложенные средства, сравниться могут, пожалуй, только высокотехнологичные производства. Но ведь они тоже нуждаются в инфраструктуре, к тому же - развитой, качественной.
 
После этого, думаю, не стоит сомневаться, что и вся прочая либеральная аргументация против академических разработок носит столь же «парадоксальный» характер.
 

Россия богата ресурсами. Но пользуется ими отнюдь не всегда с пользой, как для ныне живущих, так и для будущих поколений. Ничуть не менее богата наша страна идеями. Вот с воплощением их в жизнь дело обстоит обычно хуже. Глава «Роснано» уже объявил: «Человек, который всерьез утверждает, что денежная эмиссия в США и Европе осуществляется с целью захвата по дешевке российских активов, если он здоров, может быть кем угодно, только не экономистом». Вы ждали от А. Чубайса другой оценки?
…Январь всегда считался традиционно скучным для российской экономики и финансов. Первый месяц наступившего года нарушил эту традицию: сегодня речь идет о защите национальных интересов в условиях глобального кризиса.
 
Алексей Подымов - шеф-редактор информационного агентства «Финансовый контроль – новости». 

http://temydnya.mirtesen.ru/blog/43185489263/CHubays-protiv-Glazeva?from=mail&l=bnq_bn&bp_id_click=43185489263&bpid=43185489263

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16926
    • Просмотр профиля
Re: Экономика
« Ответ #3 : Февраль 05, 2013, 08:34:13 pm »
Башкирский фермер, придумавший свою валюту, сотворил экономическое чудо

Изложенный ниже материал сенсационен для России. Это явление радует, но… Но нельзя  подобный опыт в угоду журналистской сенсационности называть – открытием. Истории “местные деньги” известны очень давно. Известен и автор этих “свободных денег” немецкий экономист Сильвио Гезель (1862 -1930). Он назвал такую валюту “свободной”, чтобы обозначить свободу от процентов.

Первым практическим применением взглядов Гезелля был эксперимент в 1932 году в австрийском городке Вёргль с населением 3000 человек. В результате эксперимента в городе был построен мост, улучшено состояние дорог, увеличились капиталовложения в общественные службы. Именно в это время, когда многие страны Европы вынуждены были бороться с растущей безработицей, уровень безработицы в Вёргле снизился за год на 25 %.

Когда более 300 общин в Австрии заинтересовались данной моделью, Национальный банк Австрии усмотрел в этом угрозу своей монополии и через продажные суды - запретили печатание свободных местных денег.

Примером самой мощной системы “свободных денег” являлся — швейцарский WIR (нем. Wirtschaftsring-Genossenschaft, Кооператив экономического круга), насчитывающий 62 тысячи участников и обеспечивающий ежегодный оборот в эквиваленте 1 млрд 650 млн швейцарских франков. Эта система была основана в 1934 году, как механизм преодоления платежного кризиса, сложившегося под влиянием великой депрессии. Однако уже в 1952 году они были вынуждены отказаться от теории Гезеля «свободных денег».

Проще говоря, их всех – заставили. А как иначе еврейские “банкири” будут кормиться?

Известный экономист Джон Мейнард Кейнс в своей работе «Общая теория занятости, процента и денег» подчёркивает влияние денежной теории Гезелля на его собственную концепцию.

Лауреат нобелевской премии по экономике экономист Ян Тинберген подчеркивает, что социально-экономическая система, предложенная Гезеллем заслуживает внимания и обсуждения.

Но есть еще один классик этого вопроса: Маргрит Кеннеди. Деньги без процентов и инфляции. Как создать средство обмена, служащее каждому.

Зачем я предваряю этим введением информацию из Башкирии? Только лишь затем, чтобы предупредить тамошних товарищей – что они не первые изобретатели в истории - “свободных денег”! И чтобы они  глубже изучили этот вопрос по тем же авторам выше, которых я привел, для практической деятельности.

Так победим и отстоим деревни в РФ.

 

****

05.02.2013

Автор: Азамат Салихов 

Верховный суд Башкирии разрешил жителям деревни Шаймуратово расплачиваться "шаймуратиками". Так называются местные деньги, а точнее — товарные талоны. На них можно купить продукты только в одном селе. Такую систему взаиморасчетов предложил местный фермер.

История новой валюты такова: сельхозпредприятие оказалось в сложной финансовой ситуации: переработчики перестали рассчитываться с крестьянами "живыми" деньгами, а накопившиеся долги не позволяли вовремя выплачивать заработную плату. Тогда фермер Артур Нургалиев с партнерами и придумал товарные билеты: сделку по ним можно совершить уже сейчас, а после обменять на реальные деньги. "Вот эти товарные талоны, — рассказывает предприниматель. — На обратной стороне банкноты – таблица, которая показывает, как эти билеты дешевеют относительно времени. Копить эти деньги нельзя, нужно только тратить".

На "шаймуратики" можно купить любой товар в местных магазинах, можно даже рассчитываться ими за услуги. Эти товарные билеты смогли поднять всю деревенскую экономику.

Эффект от новой экономической модели в Шаймуратово почувствовали почти сразу. Внедрение своей внутренней валюты позволило не только выжить самому сельхозпредприятию, но и задвигало всю деревенскую экономику. Впервые за много лет товарооборот вырос сразу в 12 раз.

Однако замена денег пришлась не по нраву прокуратуре, которая отменила хождение валюты. Но предприниматель подал апелляцию. На сторону фермера встал Верховный суд республики, который легализовал "шаймуратики".

"Это не совсем деньги, потому что у них нет функции накопления, — говорит Михаил Хазин, экономист. — В случае с сельским хозяйством проблема состоит в том, что прибыль крестьяне получают по осени, а платить людям нужно всегда. Поэтому это — вспомогательный инструмент. Как только появляются нормальные деньги, "шаймуратики" перестают использоваться, они не конкурируют с деньгами".

Опытом по внедрению внутренней валюты заинтересовались не только соседние колхозы, но и экономисты. Но в планах шаймуратовских фермеров теперь — перевод всех расчетов в электронный вид. Работникам вместо бумажных купонов будут выданы пластиковые карты.

http://stalin-ist.livejournal.com/462813.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16926
    • Просмотр профиля
Re: Экономика
« Ответ #4 : Февраль 17, 2013, 02:46:24 pm »
МИР НА ПОРОГЕ НОВЫХ ВРЕМЁН

   
Михаил Хазин

Статья опубликована в журнале "Дружба народов", N7 от 2012 года. Данный текст является компиляцией редакторов журнала ряда моих статей.



Сегодня мир стоит перед принципиальным, радикальным сломом. По силе и размаху он неизмеримо превосходит сломы 1917 и 1991 годов, поскольку в тех случаях были известны и даже, в некотором смысле, привычны идеи, в рамках которых шли изменения. Ныне нет ни языка описания, ни альтернативных идей.

Последний раз в истории такая ситуация сложилась в Европе в XVI—XVII веках, когда после более чем тысячи лет христианства начался жесточайший слом в идеологии и экономике феодализма. Это было крайне тяжелое время, и не дай Бог, чтобы оно повторилось. Чтобы этого избежать, необходимо еще до того, как перемены разрушат все защитные цивилизационные механизмы, предложить новые идеи, не менее цивилизационные по масштабу. Но они пока не найдены.

В чем же суть начавшихся на наших глазах перемен?

Главная проблема современности — в том, что исчерпан механизм, который обеспечивал экономическое развитие человечества в течение нескольких сотен лет.

Рождение технологических зон

Современная модель развития, которую сейчас именуют "научно-техническим прогрессом", оформилась в XVII—XVIII веках в Западной Европе после "ценностной революции" XVI—XVII веков, отменившей господствовавший более тысячи лет запрет на ростовщичество. Разумеется, как и всякий библейский запрет, он не соблюдался полностью, но в системе экономических взаимоотношений в целом ссудный процент не использовался. Там, где он применялся почти легально — в торговых республиках типа Венеции или Генуи, — он играл, скорее, роль страхового взноса. Собственно производственные процессы строились на цеховых принципах, при которых и объем, и технологии, и номенклатура производства были жестко ограничены.

Не буду сейчас обсуждать причины появления капитализма (то есть капитала как источника прибыли за счет ссудного процента), но обращу внимание читателя на одно принципиальное обстоятельство: с его возникновением появилась серьезная проблема — куда девать полученный продукт?

Не секрет, что позднеантичная мануфактура обеспечивала довольно высокую производительность труда — уж точно, выше, чем средневековое цеховое производство. Однако, вопреки тезисам Маркса, она уступила свое место менее производительному феодализму. Почему? А дело в том, что у мануфактур того времени не было рынков сбыта, рабовладельческое общество просто не создавало достаточный объем потребителей. Пока Римское государство поддерживало городской плебс (давало ему "хлеб и зрелища") за счет внеэкономических источников доходов — военной добычи и серебряных рудников в Испании, — мануфактуры работали достаточно успешно. Затем они неизбежно должны были умереть.

Аналогичная проблема неминуемо ждала и зарождающиеся центры капитализма. Да, там имелись источники денег, на которые можно было создать мануфактуры. Но избыточный объем производства и новые, инновационные продукты требовали новых потребителей. Где их найти? Единственным местом сбыта мог стать внешний рынок.

Разумеется, экспортируемая продукция должна была превосходить местную — и стоить дешевле, и быть более качественной или просто новой (условно говоря, плуг вместо сохи), а потому ее поступление неминуемо разрушало местное производство, что, в свою очередь, пополняло армию безработных на местах и создавало почву для развития капитализма. Стоит вспомнить историю огораживания в Англии, когда "овцы съели людей", поскольку получаемые мануфактурным способом ткани были дешевле тканей ручной работы, или жуткий голод в Индии, когда, как писали очевидцы, по обочинам дорог лежали кости умерших от голода сотен тысяч, если не миллионов ткачей и членов их семей, не выдержавших конкуренции с завозимыми из Англии фабричными тканями...

Впрочем, это, в некотором смысле, лирическое отступление. Главное — опережающее финансирование инноваций. Вкладывать средства в производство привычных продуктов и услуг, а также в разработку новых имеет смысл только в том случае, если постоянно расширяются рынки. С одной стороны, они должны обеспечивать сбыт неуклонно дешевеющих традиционных изделий, а с другой — обеспечить "технологической метрополии" получение дополнительных доходов, окупающих производство инновационных продуктов.

Соответственно, уже в XVIII веке началось развитие так называемых технологических зон (термин Олега Вадимовича Григорьева, разработавшего соответствующую теорию в начале 2000-х годов), которые стали такими "технологическими метрополиями" и постепенно расширяли свои рынки сбыта и политическое влияние. Иногда "технологические метрополии" и просто метрополии совпадали. Британия категорически запрещала развитие производства в своих колониях, они должны были оставаться чисто сырьевыми придатками. Даже финансовая система была приспособлена под то, чтобы в колониях не могли возникнуть самостоятельные источники капитала. На территории Великобритании ходили бумажные деньги (фунты стерлингов), запрещенные к вывозу, а в колониях — отчеканенные "на местах" золотые монеты, гинеи, которые все, кто хотел приехать или вернуться на родину, должны были везти с собой.

Великобритания и стала первой технологической зоной. Второй могла бы быть Франция, но она оказалась жертвой Великой французской революции и наполеоновских войн, а потому своей зоны не сформировала и, более того, стала частью зоны Британской. Второй технологической зоной сделалась Германия, которая включила в свой состав (именно как технологические зоны, а не государства) Австро-Венгрию, часть Италии, Северной и Восточной Европы, а также Россию. Окончательно это зона оформилась после победы во франко-прусской войне, к концу 60-х годов XIX века.

Третью зону создали США, после освобождения от британской колониальной зависимости получившие возможность развивать свою промышленность, темпы роста которой особенно ускорились во время Гражданской войны 1861—1865 годов. Четвертой в начале ХХ века стала Япония.

Однако уже к концу XIX века у первых трех зон начались проблемы: их расширение в Атлантическом бассейне стало резко замедляться, так как исчерпались свободные рынки. Что это означало с точки зрения капитала? А то, что вложения в инновации и новое производство становились все менее и менее рентабельными. Начался кризис падения эффективности капитала. Заметить и понять его было достаточно сложно, поскольку процесс шел неравномерно и в отдельных отраслях, и в разных регионах, но сама мысль о том, что для нормального развития капитализму нужны расширяющиеся рынки сбыта, мелькала уже у Адама Смита. В начале минувшего века она стала источником спора между Лениным и Розой Люксембург, причем последняя активно критиковала тезис Ленина о том, что "капитализм сам себе создает рынки сбыта". Люксембург, как мы сегодня понимаем, была права, но из-за этого спора сама тема на многие десятилетия стала в СССР "табу", что во многом и привело страну к гибели.

Итогом вышеупомянутого кризиса стало резкое усиление циклических кризисов, бывших до того обычным, но не критичным явлением. Теперь они стали намного продолжительнее. Депрессию после кризиса 1907 года даже лет двадцать назад называли в США "Великой". Главное же, стало понятно, что единственный способ продолжить развитие — это перераспределить рынки сбыта в свою пользу. Первая мировая война была битвой за рынки с единственным прямым результатом — одна из технологических зон, имевшая до того не только собственное производство, но о собственную валютную систему, эту систему потеряла. Имелось и косвенное, но немаловажное следствие: приход к власти в бывшей Российской империи партии, которой удалось сделать то, что не удалось национальной буржуазии царского времени, — построить собственную технологическую зону. Пятую и последнюю.

К началу ХХ века объем рынка, который было необходимо контролировать по-настоящему независимому государству, составлял около 50 миллионов потре-
бителей...

Хочу пояснить, что в данном контексте подразумевается под словом "независимость" и его не совсем точным синонимом "самодостаточность". Независимое государство — это такое, у экономики которого имеется независимое от внешних факторов ядро. Во-первых, в нем имеются все (или почти все, за исключением непринципиальных) отрасли экономики. Во-вторых, во всех этих отраслях государство находится на передовых мировых позициях или может выйти на них достаточно быстро. И, в-третьих, страна способна достаточно долго развиваться даже при полном отсутствии внешней торговли. Изоляция на какой-то срок не должна стать для нее катастрофой. Реально независимое государство не может не иметь независимой экономики. Обратное же, вообще говоря, может быть и неверно.

Итак, к началу прошлого столетия в Европе осталось только пять-шесть реально независимых государств, имеющих самодостаточную экономику. Российская империя, Германская, Австро-Венгрия, Франция, Великобритания и, возможно, Испания. Все остальные страны неизбежно были вынуждены присоединиться в качестве сателлитов или "младших" партнеров к объединениям, возглавляемым одной из перечисленных стран.

Первая мировая война не разрешила базовые экономические противоречия. Для передела рынков необходима была война вторая, из которой вышли невредимыми только две технологические зоны из пяти. Германская и Японская попросту исчезли, а Британия еще до конца войны от претензий на собственную зону отказалась, разрешив США напрямую торговать с колониями Соединенного королевства, минуя Лондон.

Как и следовало ожидать, первое время Соединенные Штаты отлично развивались, осваивали новые рынки, делали бомбы и рвались в космос... А вот дальше начались те же самые проблемы со сбытом.

К середине ХХ века объем рынков, который было необходимо контролировать стране для обеспечения самодостаточной и развивающейся экономики, составлял около 500 миллионов человек. В этот момент по-настоящему независимыми и лидерами крупных межстрановых объединений могли быть лишь два государства, не более. Так и произошло — остались только СССР и США. Китай и Индию можно было не принимать во внимание — они не являлись потребительскими рынками в современном понимании этого слова, их экономики во многом носили натуральный характер. Однако мировая экономика продолжала развиваться, и к концу третьей четверти ХХ века объемы рынков, необходимые для нормального развития самодостаточной экономики, достигли величины порядка миллиарда человек... И стало понятно, что в мире может остаться только одно независимое государство.

Несостоявшаяся победа

Вопреки распространенному мнению, шансы стать победителем склонялись на сторону Советского Союза.

Кризиса было не миновать обеим сверхдержавам. Но поскольку объем рынков у Советской зоны был существенно меньше, чем у Американской, у нас кризис начался раньше, а именно — в самом начале 60-х годов. Однако диспропорции благодаря плановой советской экономике, по возможности, компенсировались, так что кризис развивался медленно. К концу 70-х мы только вышли на нулевые темпы развития экономики. А вот в США все началось хотя и позже, но быстро и жестко. 1971 год — дефолт, отказ от обмена долларов на золото, затем поражение в войне во Вьетнаме. 1973—74 годы — нефтяной кризис, резкий рост цен на нефть и, соответственно, издержек, затем — стагфляция1. Это был натуральный кризис падения эффективности капитала, реинкарнация кризиса конца XIX — начала XX века. Маркс мог бы улыбнуться: капитализму грозило поражение в полном соответствии с его теорией, но не потому, что социализм рос быстрее, а потому, что он падал медленнее.

Сознавали ли члены Политбюро ЦК КПСС после катастрофического "нефтяного" кризиса 1973 года, что Советский Союз выиграл "холодную войну" и что перед ними встал вопрос — нужно ли добивать противника и форсировать разрушение "западной" экономики и США? Я достаточно много сил потратил на то, чтобы разобраться, был ли этот вопрос сформулирован в явном виде, и какой на него был дан ответ. Мое расследование (которое состояло в беседах с бывшими высокопоставленными функционерами ЦК КПСС и КГБ СССР) показало следующее. Во-первых, вопрос был поставлен. Во-вторых, ответ был сведен к двум значительно более простым, а главное, технологическим проблемам.

Одна из них касалась возможностей СССР контролировать территории, входившие на тот период в зону влияния США. После распада "суверена" там неминуемо должны были начаться неконтролируемые, во многом разрушительные и опасные для всего мира процессы. Вторая касалась готовности СССР оказаться один на один с Китаем, который к тому времени уже начал технологическую революцию.

Ответы на оба эти вопроса оказались отрицательными — руководители страны пришли к выводу, что СССР не имеет возможности контролировать почти половину мира, скатывающуюся к тоталитаризму, разгулу терроризма и анархии, и одновременно ограничивать растущие возможности Китая. СССР начал процесс, который позже получил название "разрядка".

По сути дела это была длинная цепь уступок противнику. Советский Союз вступил в переговоры с Соединенными Штатами по стратегическим вооружениям, которые понизили остроту бюджетных проблем Америки. Запад находился в остром нефтяном кризисе, а СССР начал поставлять туда нефть и газ. Идеологи капитализма не знали, как бороться с советским идеологическим и политическим давлением (достаточно почитать тексты, которые писали в то время Киссинджер и Бжезинский), а СССР пошел на переговоры по гуманитарным вопросам, которые завершились подписанием в 1975 году знаменитого акта в Хельсинки, включившего в себя так называемую "гуманитарную корзину" — она и легла потом в основу тотальной критики СССР/России в части нарушений "прав человека".

Иными словами, руководство СССР решило сохранить status quo — не расширяться за счет разрушения конкурента, а попытаться закрепиться в более или менее фиксированных границах проектных территорий. Это было принципиальнейшей ошибкой — как если бы ребенок не просто отказался расти, но и принял бы меры для реального осуществления этой идеи (например, вместо школы продолжал бы ходить много лет в детский сад).

Тем временем руководство США нашло выход из положения. Было необходимо запустить новую "технологическую волну", что невозможно сделать на спаде и без войны. А поскольку расширить рынки нельзя, необходимо это расширение имитировать. Денежные власти США начали стимулирование конечного спроса, что и составляло суть политики "рейганомики".

Цель была достигнута: новая "технологическая волна" запущена, СССР распался — и как технологическая зона, и как отдельная страна. Теоретически в этот момент следовало остановиться. Нужно было активами (в том числе рынками), полученными на распаде противника, "закрыть" долги, образовавшиеся за десятилетие "рейганомики". Однако к власти в то время уже пришла администрация Клинтона — ставленники Уолл-Стрита, для которых эмиссия и создание новых долгов были главными источниками доходов. Вместо того, чтобы "закрыть краник", они использовали полученные активы как залоги под новые долги. Как следствие, пришел "золотой век" Клинтона, который сменился перманентными кризисами 2000-х годов. И сегодня можно смело сказать, что современный кризис — это реинкарнация кризиса 70-х годов. Очередной кризис падения эффективности капитала. Только раньше падение происходило в рамках конкуренции нескольких технологических зон, а сегодня — в рамках одной. Сути дела это не меняет.

Есть и еще одна тонкость. Предыдущие два кризиса происходили в ситуации более или менее естественного накопления долгов. Исключением стало начало 30-х годов. Тогда ужас "Великой" депрессии был во многом вызван падением частного спроса после 20-х годов, когда он несколько стимулировался кредитным механизмом. Сейчас заканчивается период массового стимулирования спроса за счет механизма "рейганомики", поэтому всех ждет не медленное загнивание (как это было в 80-е годы в СССР), а предшествующее весьма и весьма глубокое падение.

Но это еще полбеды. Главное же — отказывает механизм научно-технического прогресса, который несколько веков определял развитие человечества. Он исчерпан. Целиком и полностью. У него нет больше ресурса.

Поэтому Россию ждут серьезные проблемы, связанные со списанием неподъемных долгов и, соответственно, разрушением всей мировой финансовой системы. Это значит, что искать новую модель развития нам придется не в тиши кабинетов, имея впереди как минимум несколько десятилетий, а в крайне жестких социально-политических условиях. Можно сколько угодно объяснять, что проблемы Египта нам не грозят, но давайте рассуждать здраво: наше отличие только в одном: что большая часть населения Египта тратит на еду 80 процентов своих доходов, а мы — только 40. Но при том росте цен, который сегодня наблюдается, долго ли нам ждать?

Торжество ссудного процента

Именно в тот период отказа от победы в "холодной войне" фактически начался отказ от базовых принципов "Красного" проекта. Несколько позже, уже во второй половине 1980-х годов, Горбачев объявил, что СССР больше не будет нести миру свои ценности, поскольку переходит к ценностям "общечеловеческим". Отказавшись от советской системы глобализации, Горбачев неминуемо ввел нас в систему глобализации "Западного" проекта, поскольку другой попросту не было.

О концепции глобальных проектов я уже рассказывал читателям "Дружбы народов" в 6-м номере журнала за 2009 год. Сейчас лишь напомню основные положения.

Основой любого глобального проекта является надмирная идея, выходящая далеко за пределы видимого и ощущаемого пространства. Мало того, изначально подобная надмирная идея должна быть заявлена как Истина для всех, на все времена и без альтернатив. Однако одного этого недостаточно. Для того, чтобы массы людей, вдохновившись идеей, занялись ее воплощением во всемирном масштабе, необходимо эту идею перевести в политическое измерение, в котором, собственно, и реализуются любые идеи. Для успешного развертывания глобальный проект должен утвердиться в опорной стране. Она должна быть крупной, мощной в экономическом и военном отношении. Только сильная страна, являясь признанным лидером проекта, может удержать прочие государства от беспрерывных конфликтов между собой и обеспечить присоединение к проекту все новых и новых участников. С этого момента глобальный проект становится иерархическим, управляемым из единого центра и откровенно экспансионистским.

За историю человечества таких надмирных идей возникло не так уж много. В нашей стране более или менее известна история всего-навсего трех проектов: Христианства (которое уже давно распалось на несколько проектов), Ислама и Коммунизма.

Остановимся более подробно на ситуации последних 500 лет в Европе.
В XVI веке, после катастрофического "золотого" кризиса, случившегося в результате резкого падения цены на золото, игравшего тогда (да и почти всю писаную историю) роль Единой меры стоимости (ЕМС), и последующего разрушения системы натурального феодального хозяйства, в Европе начал развиваться новый, Капиталистический проект. Его идейной базой стала Реформация. В доктринальном плане этот проект отошел от библейской системы ценностей и отказался от одного из догматов — запрета на ростовщичество, поскольку экономической базой Капиталистического глобального проекта стал ссудный процент. Запрет, разумеется, не мог быть отменен в догматике. В тезисах Мартина Лютера, например, он присутствует в полном объеме, но был снят в мифе о так называемой "протестантской этике". В системе ценностей принципиально изменилась базовая цель. Если в Христианском проекте, во всех его вариациях, основой является справедливость, то в Капиталистическом — корысть, нажива.

Именно с Капиталистическим проектом, с наличием ссудного процента, связан еще один феномен человечества — так называемое технологическое общество. Его не смогло создать ни одно государство или цивилизация, которое не одобряет ссудный процент. Единственное исключение — Советский Союз.

Золото в реторте

Капиталистического проекта "в явном виде" сегодня не существует. В XIX веке произошли серьезные изменения в его экономической основе, существенно преобразовавшие базовые ценности. Связано это с тем, что догматическая структура Капиталистического проекта была неустойчива и настоятельно требовала изменений. Либо дальнейшего отказа от библейских ценностей (новые капиталистические государства еще во многом были христианскими), либо же возврата к запрету на ростовщичество. Примечательно, что реализовались обе идеи.

Обе родились в конце XVIII века. Первой из них, положенной в основу "Западного" проекта, стал обходной путь осуществления многовековой мечты алхимиков о синтезе золота в реторте. Понятно, почему стремились создать именно золото — на тот момент оно было для всего человечества Единой мерой стоимости. Затем пришло простое решение: если невозможно синтезировать золото, то следует изменить меру стоимости — установить такую, которую можно создать в реторте. А потом контролировать этот сосуд, не допуская к нему никого постороннего. Именно из этой идеи (о второй я расскажу ниже) вырос механизм финансового капитализма, а затем и новый глобальный проект.

Не вдаваясь в детали, можно сказать, что сегодня Единая мера стоимости — это американский доллар. А единственная "реторта", где он рождается, — Федеральная резервная система США, частная контора, владельцами которой являются крупнейшие инвестиционные банки Уолл-стрит. Вся мировая финансовая система, с ее институтами, такими как МВФ, Мировой банк и многие другие, своей главной задачей видят именно сохранение монополии ФРС на денежную эмиссию.

Разумеется, этот проект, который активно развивался в XIX—XX веках, процветал исключительно благодаря ссудному проценту. Основными его стадиями стало создание первого частного госбанка (с монопольным правом денежной эмиссии) в Англии в середине XIX века, создание ФРС США в начале XX века, Бреттон-Вудские соглашения 1944 года, отмена привязки доллара к золоту в 1973 году и, наконец, распад "Красного" проекта в 1991 году. А изменение названия с Капиталистического на "Западный" связано с тем, что укоренившееся в наших СМИ выражение "Запад" обычно упоминается именно для описания проектных организаций "Западного" глобального проекта — таких стран, как США или Великобритания, и некоторых чисто проектных образований, вроде МВФ, НАТО и т.д.

Базовая система ценностей в "Западном" проекте по сравнению с Капиталистическим изменилась довольно серьезно. Именно "Западному" проекту мы обязаны созданием новой Нагорной проповеди — "Протестантской этики", которая de facto отменила оставшиеся библейские ценности. Да и в экономике произошли серьезные изменения, поскольку основные богатства стали создаваться не в материальной сфере, не в производстве или за счет природной ренты, а путем безудержной мультипликации чисто финансовых активов. Такая модель привела к тому, что доля финансовых ценностей, которые в XIX веке составляли менее половины всех активов человечества, на сегодня составляют более 99 процентов. Только объем финансовых фьючерсов, например, на нефть, превышает объем физической нефти (в ценовом выражении) в сотни и тысячи раз.

Такой способ создания активов "на печатном станке" в условиях уже существующей технологической цивилизации вызвал к жизни феномен "сверхпотребления". Развитие системы потребительского кредита на базе эмиссии доллара позволило резко увеличить уровень жизни немалой части населения в границах "Западного" проекта. Вместе с тем это одновременно уменьшило желание бороться за реализацию проектных ценностей, поскольку борьба неминуемо снижает жизненный уровень. До распада мировой системы социализма рядовых последователей "Западного" проекта сплачивала внешняя угроза. После ее исчезновения они полностью расслабились. В результате одно из основных направлений межпроектной борьбы, демографическое, оказалось для "Западного" проекта потерянным навсегда.

Кроме того, изменение основного способа производства не могло не только серьезно изменить психологию проектной элиты, но и резко сузило ее управленческую часть: на сегодня, основные проектные решения в "Западном" проекте принимает фактически узкая группа лиц, состоящая от силы из нескольких десятков человек.

Ренессанс социалистических идей

А теперь вернемся к судьбе второй идеи — запрету на ростовщичество.
В XVIII веке, практически одновременно с появлением идеи финансового капитализма, в работах социалистов-утопистов появились идеи, которые стали основой для развития "Красного" проекта. С точки зрения библейской догматики, он был попыткой вернуть запрет на ростовщичество (в форме обобществления средств производства). Однако его идеология имеет одну важную особенность — серьезный уклон в социальную сферу, мощное развитие социальных технологий.

Слабое место "Красного" проекта — полное отсутствие мистической составляющей, которое вначале было не слишком заметно из-за контраста с проектами Капиталистическим и "Западным". Однако, когда противники начали перенимать у "Красного" проекта социальные технологии, этот недостаток стал играть все большую роль. Не исключено, что именно стремлением восполнить пробел объясняются попытки Сталина "реанимировать" православие в 40-е годы, но его смерть остановила эти начинания.

"Красный" проект, который в СССР развивался, если так можно выразиться, в достаточно резкой "коммунистической" форме, проиграл, но не исчез окончательно, а перешел в латентную форму. Резкое падение уровня жизни в странах "Западного" проекта после неизбежного и скорого глобального экономического кризиса неминуемо вызовет мощный ренессанс социалистических идей.

Кроме того, скорее всего в силу проблем с долларом в качестве Единой меры стоимости, человечество (по крайней мере, на время), объективно будет вынуждено всерьез рассмотреть возможность возвращения в житейскую практику библейского догмата о запрете на ростовщичество. Подобный вариант подкрепляется еще одним обстоятельством.

Дело в том, что в VII веке за пределами Европы возник еще один проект на библейской системе ценностей — Исламский. Он активно развивался почти
1000 лет, но переход к имперской стадии в рамках Османской империи практически привел к его замораживанию. И только в XX веке попытки "Западного" и "Красного" проектов разыграть в своих интересах "исламскую карту" привели к возрождению Исламского глобального проекта в новой редакции. Немаловажным фактором его оживления стала также демографическая динамика, в результате которой стремительно выросло население мусульманских стран.

Основная черта Исламского проекта — очень сильная идеологическая составляющая. Связано это с тем, что включенные непосредственно в догматику Корана нормы и правила общежития делают его активными проповедниками практически любого носителя проекта. Это существенно отличает его от всех остальных глобальных проектов, которым такая активность бывает присуща только на самых ранних стадиях развития.

Однако следует вспомнить о феномене "технологической цивилизации". Основной проблемой Исламского проекта, который явно рвется к контролю над Европой и ищет базовую страну для перехода к иерархической стадии, — это полная невозможность отстроить на собственной базе современную технологическую структуру. Использовать опыт Капиталистического и "Западного" проектов он не может — ссудный процент в Исламе запрещен категорически. По этой причине не исключено, что проникновение Ислама в Европу начнет принимать социалистический оттенок, что неминуемо будет коррелировать с подъемом аналогичных настроений в условиях острого экономического кризиса.

И в заключение несколько слов о Китае, который сегодня стоит на распутье. Пока еще не понятно, какой путь развития он выберет. Поднимет ли упавшее знамя "Красного" проекта, то есть пойдет по интернациональному проектному пути, либо же останется в рамках чисто национальной империи, которую в принципе не будут волновать мировые процессы, напрямую не затрагивающие национальные интересы этнических китайцев и их вассалитет. Многое говорит за то, что коммунизм в его классической форме не является целью Поднебесной. Китай в полной мере адаптирует капиталистический инструментарий, в то время как коммунистическая атрибутика сохраняется только затем, чтобы смягчить преобразования.

Пока создается впечатление, что Китай не заинтересован в создании собственного глобального проекта ни на "Красной", ни на какой-либо другой (например, буддистско-конфуцианской) основе, чем существенно ограничивает собственные возможности по контролю над миром.

Крах "Западного" проекта

В начале 1990-х годов США вели себя в полном соответствии с базовыми
проектными принципами. Они активно пропагандировали свои ценности как "единственно верные и универсальные в мире" и заявляли, что "огнем и мечом" вменят их всему человечеству. Не будем сейчас говорить о том, как такая позиция сочетается с библейскими принципами (хотя одна из интерпретаций притчи о "Вавилонском столпотворении" утверждает, что "башня" американской экономики должна рухнуть так же и по той же причине, что и Вавилонская). Однако факт остается фактом — попытка построить глобальную "Вавилонскую башню" по американским чертежам, навязать миру господство ценностей "Западного" проекта, в общем, не очень удалась. И какова же оказалась реакция американских властей?

На мой взгляд, они начали движение назад. Если вспомнить политику президента Буша, то можно отчетливо увидеть попытки изменить экономическую модель. Грубо говоря, он (явно или неявно) рассматривал вопрос о возврате к Капиталистическому проекту, о выходе из экономического кризиса за счет возврата к исходно христианским ценностям (в противовес либерализму и политкорректности), об изоляционизме и сбросе с американского бюджета тяжести поддержки мировой финансовой системы. Иными словами, речь шла о выходе США из "Западного" проекта.

Курс продолжил и преемник Буша. В своем выступлении на открытии
64-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2009 года президент США Барак Обама сказал примерно следующее: по его мнению, в том году больше, чем когда-либо прежде, не просто в современной, а в человеческой истории вообще, "интересы государств и народов являются общими". "Настало время для того, чтобы мир двинулся в новом направлении", — подчеркнул глава Белого дома. — Мы должны начать новую эру сотрудничества, основанную на взаимных интересах и взаимном уважении, и наша работа должна начаться прямо сейчас". (Удивительным образом этот пассаж почти дословно воспроизводит тезис Михаила Горбачева о новой доктрине "баланса интересов", которая-де должна была прийти на смену "балансу сил".) Обама признал, что "многие в мире стали смотреть на Америку со скептицизмом и недоверием" и что политика прежней администрации США, привыкшей действовать в одностороннем порядке, порождала в мире "рефлексивный антиамериканизм".

Какой же должна быть, по Обаме, грядущая "эра мирового милосердия"? "Демократия не может быть привнесена в какую-либо страну извне. Каждая страна будет следовать по пути, который коренится в культуре ее народа, и в прошлом Америка слишком часто была избирательна в своей пропаганде демократии". Иными словам, США фактически отказываются от своей позиции лидера "Западного" проекта и более не намерены силой вменять всему миру его принципы (что не помешало Соединенным Штатам пару лет участвовать в военной агрессии против Ливии или, наверное, будет точнее сказать — инициировать эту агрессию).

Выводы просты. Во-первых, если США отказываются от своей роли лидера "Западного" проекта (независимо от того, есть у них ресурсы продолжать эту политику или их уже нет), то последнему пришел конец. А значит, рано или поздно (с учетом начавшегося мирового экономического кризиса — скорее, рано) начнется распад и технологической зоны США, то есть всей системы мирового разделения труда, построенной на американском спросе, выраженном в долларе. Можно долго рассуждать, каковы будут последствия, но самое простое — это вспомнить Россию 1990-х годов, в которой жесточайшая технологическая деградация была следствием не только откровенно антигосударственной политики "либерал-реформаторов", но и сугубо объективного фактора — разрушения собственной системы разделения труда с утратой большей части рынков сбыта. И такая же перспектива ждет завтра США и весь мир.

Во-вторых, отказ США от жесткого насаждения своей ценностной базы оставляет весь мир в глубоком идеологическом вакууме. На протяжении уже пары десятилетий народу говорилось о том, что социалистические идеи — это заведомый вред (что сопровождалось колоссальным иллюстративным материалом, специально для этого изготавливаемым). Про то, что сделали с религиозными идеями сторонники "прав человека" и "политкорректности", и говорить нечего. И если в СССР/России еще можно было отказываться от базовых идей, кивая на то, что альтернатива ("Западная") есть, то сегодня ситуация совсем другая: альтернативы как раз нет. Что само по себе крайне опасно и чревато серьезными проблемами. В первую очередь распадом мира на многочисленные и весьма враждебно относящиеся друг к другу кластеры. В-третьих, не нужно забывать, что США — это довольно сложно устроенное общество, в которое входят носители самых разных идеологий. Да, сегодня они все находятся под жестким контролем, что, в общем, естественно, поскольку высокий уровень жизни обеспечивается именно за счет доминирования идеологии "Западного" глобального проекта. Но, как мы знаем на примере СССР, сказавши "А" (то есть отказавшись от доминирования в мире своей идеологии), придется говорить и "Б" (отказаться от этого же и во внутренней жизни). А это значит, что в среднесрочной перспективе США предстоит ввергнуться в пучину жесточайших идеологических споров и баталий, которые вряд ли будут способствовать быстрому выходу из экономического кризиса.

Способы сохранить власть

Собственно, баталии уже идут. И в США, и в Евросоюзе, и в России продолжаются митинги, с которыми власти борются теми или иными способами. При этом они вполне отдают себе отчет в том, в каком направлении разворачивается ситуация:
в США, как пишут в интернете, полицейских и армию тренируют на макетах американских городов (почти в натуральную величину), в России всерьез обсуждают варианты повышения налогов, в том числе, на недвижимость и на роскошь. Все это говорит о том, что общий негатив ближайшего будущего власть понимает. Но вот как она это понимает?

Обращаю внимание на митинги. Несмотря на активные попытки (у нас — так точно) придать им антивластную направленность, на самом деле они обращены не против власти, а апеллируют к ней. Общество, точнее, его наиболее деятельная часть (а выступает, в основном, "средний" класс), пытается объяснить власти, что нужно что-то менять в политике. А та реагирует достаточно своеобразно — придумывает разные способы, как бы сохранить существующую систему любой ценой.

Дело в том, что на памяти человечества не было еще ситуации, когда бы элита получала такой колоссальный (и по объему, и по относительной доле) кусок общественного пирога, при этом практически не неся никакой ответственности за свою деятельность. И дело даже не в том, что никто не хочет отказываться от такого счастья — это понятно. Проблема еще и в том, что какая бы ни была новая общественно-политическая система, она неминуемо будет предусматривать куда большую личную ответственность.

А вот это уже просто страшно! Работать эти люди не умеют — просто потому, что их статус и их доходы никак не зависели от качества их деятельности как администраторов и политиков, причем многие десятилетия. В отличие, скажем, от 60-х — 70-х годов прошлого века, не говоря уже о более ранних временах. Разумеется, под работой я имею в виду осуществление некоторых общественных функций, которые почти автоматически предполагаются у представителей элиты, даже не обязательно государственной. Сама мысль о такой ответственности была начисто вычищена в рамках "либеральной революции", начиная с конца 60-х годов. Последствия мы сегодня и ощущаем.

Эти люди, наши (и российская, и мировая) элиты, не могут себе позволить ни взять ответственность на себя, хотя бы потому, что не понимают, что это такое, ни позвать во власть людей, которые это понимают. Опасаются, что на их фоне будут выглядеть как-то не очень убедительно. А то, что негатив будет множиться и множиться, элиты понимают. Отказываясь от конструктивного диалога с обществом, они неминуемо готовят меры борьбы с диалогом деструктивным. До которого, рано или поздно, дело дойдет по мере ухудшения экономического состояния.

У нас в этом смысле еще не самый плохой вариант. В России, в общем, нет "среднего класса" как инструмента стабилизации социально-политической жизни. Ну, вернемся мы в 90-е годы с узким классом олигархии и нищим, как и в то время, прочим населением. Власть такого поворота не боится, она уже "проходила" подобную ситуацию. Без бунта. Правда, тогда почти у всех имелись бесплатные квартиры, полученные от Советской власти, а сегодня с жильем уже появились проблемы. Завтра, если поднимут налоги на недвижимость, их станет еще больше.

Разумеется, налог можно ввести так, чтобы у бедных проблем не было, но кто поверит, что наши власти не сделают все максимально глупо? Уж сколько раз наступали на одни и те же грабли, наступят и еще раз, тем более, что депутаты никакой ответственности не несут. Богатые смогут пролоббировать для себя лазейки — а бедные (то есть люди без значимых текущих доходов), но владеющие полученными еще в СССР квартирами, станут платить "по полной", чтобы обеспечить элите бюджет, достаточный для поддержания привычного уровня "откатов" и "распилов".

На Западе тоже все "не слава Богу". Там сохранить "средний" класс не получится по той простой причине, что последние десятилетия он, в основном, существовал за счет роста долговой нагрузки. Напомним — рост долга домохозяйств перед кризисом (то есть до осени 2008 года) составлял около 10 процентов в год — или
1,5 триллиона долларов в год.

Сегодня Обама резко увеличил дефицит бюджета с той же целью — стимулировать частный спрос. Однако долго это продолжаться не может, а значит, неизбежно должен установиться уровень спроса, соответствующий реальным доходам домохозяйств. А доходы эти, в общем, известны. Если реально оценить сегодняшние инфляцию и покупательную способность доллара, то получится, что средние зарплаты такие же, как в конце 50-х, а доходы домохозяйств — такие же, как в первой половине 60-х годов (разница образовалась из-за увеличения среднего количества работающих в одной семье).

Но по современным меркам, жизнь в стиле начала 60-х — это отнюдь не уровень жизни "среднего" класса! Опять же, эти расчеты справедливы только для нынешних доходов, а по мере сокращения спроса начнут падать и они. Так что ситуация будет только ухудшатся. И вот тут нужно вспомнить, что одно из определений "среднего" класса — люди с типовым потребительским поведением (обеспеченным соответствующими доходами, разумеется). Но потребляют они не только товары или услуги, но и — поведение власти. Нынешней власти, которая формируется современной элитой. Если культура потребления у большей части населения изменится — власть станет крайне непопулярной.

Вот и получается, что у элит практически всех стран возникли серьезные проблемы. Они еще пытаются объяснить, каждая — своему обществу, что все вернется "на круги своя", но никто этому не верит. Ни сама элита, ни общество, которое выходит на митинги.

А вариантов развития ситуации всего три. Точнее, два, но с переходным периодом, который может затянуться. Первый вариант — элита выдвигает из своих рядов лидера, который меняет ситуацию, "правила игры", социально-политическую модель, сохранив при этом часть элиты. Не всю, конечно. Второй — общество "сносит" элиты, и к власти приходит антиэлита (как это было в России в октябре 1917 года). И есть промежуточный вариант, при котором элита тщательно ликвидирует в своих рядах потенциальных "наполеонов" и при этом активно усмиряет общество. Подобная ситуация неустойчива, мы это хорошо знаем из нашей истории в период с февраля по октябрь 1917 года (вспомним Корниловский мятеж!), но, по всей видимости, именно с ней предстоит столкнуться, например, США.

Удержать ситуацию по прежним "правилам игры" невозможно, необходимо
жестко централизовать управление экономикой и государством. А резкое изменение правил требует серьезных поводов. И намеренно создавая их, элиты не станут гнушаться и уже не гнушаются ничем.

В общем, целенаправленная работа по созданию "подушки безопасности" для элит идет уже давно. Главный вектор, определяющий направление развития современного либерального общества, — это упор на "средний" класс. Представителям этого класса постоянно внушают убеждение, что разные традиционные ценности гроша ломаного не стоят, коль они компенсируются ростом доходов. Зачем это делается, понятно. Это один из способов сохранения власти. Элита таким образом объясняет народу, что самая главная и, в общем, единственная ценность на свете — это деньги. А деньги дает она, любимая. Стало быть, за нее, элиту, и надо держаться изо всех сил...

Именно отсюда идет разрушение семьи (которая, если сильна, всегда "забивает" государство, что хорошо было видно на примере СССР) через ювенальные технологии и постоянную пропаганду гомосексуализма, разрушение религии и церкви, уничтожение образования, национальной культуры (именно культуры, а не ее имитации для поддержания туризма) и развитие так называемого мультикультурализма.

Разумеется, людям это все не нравится, однако постоянный рост уровня жизни и усиление контроля спецслужб за счет развития информационных технологий до последнего времени позволяли держать ситуацию под контролем. И вот здесь, совершенно некстати, случилось страшное — начало "острой" стадии кризиса вызвало падение уровня жизни "среднего" класса. Разумеется, процесс только начался, но уже и то, что произошло, показало современной "западной" элите — ее положение под угрозой. Все наработанные технологии управления обществом стали давать сбои.

Одно дело — контролировать небольшой процент недовольных, другое — массовые выступления. И здесь, естественно, элиты сплотились. Объединило их понимание того, что допускать неконтролируемое развитие событий нельзя. Недолго и власть потерять. А значит, нужно любой ценой заставить пока еще существующий "средний" класс сплотился вокруг элиты. Точнее, вокруг государства, которое эта элита пока контролирует. Необходимо, чтобы народ испугался чего-то большего, чем потеря денег. А поскольку страх перед грозящей бедностью весьма силен, то обычным страхом его не перешибешь. Необходим ужас.

По этой причине я был уверен: в скором времени следует ждать чего-то, что повергнет людей в ужас. И такое событие действительно произошло. Я говорю о бойне в Норвегии, устроенной Брейвиком. Массовое убийство настолько всех ошеломило, что большинство не заметило немалого количества странностей и натяжек, сопровождающих официальную версию событий. Тем не менее, террористический акт идеально отвечает целям элиты. Пресса всячески подчеркивает традиционалистские убеждения массового убийцы. Ужас должен был исходить непременно от традиционного общества — "средний" класс нужно толкать в объятия либерального государства и либеральных элит, а не в сторону традиционных ценностей. Поэтому СМИ, контролируемые элитой, молчат о групповых изнасилованиях школьниц в Норвегии выходцами из южных стран, хотя они случаются все чаще. Поэтому СМИ не говорят о росте наркомании и падении рождаемости — перед ними поставлены другие задачи. А вот массовое убийство, совершенное человеком, который, якобы (правды мы все равно уже сегодня не узнаем), поддерживает традиционные ценности, — это именно то, что нужно элите и власти.

Трудно сказать, будут ли в будущем предприняты аналогичные акции, но, в любом случае, достигнуть цели современной "западной" элите не удастся — падение экономики окажется слишком сильным. Впрочем, элита в это пока не верит. Но вот что она сумеет сделать — это устроить массовый межнациональный конфликт, который резко усилит традиционные ценности в обществе. К сожалению, это произойдет через очень сильное обострение ситуации, сравнимое с нашей Гражданской войной. И основной вопрос, который сегодня стоит задать: сможет ли общество в европейских странах понять, кто был реальным заказчиком кровопролития на острове Утейя? Или уже никогда не поймет? В конце концов, образование и культура уничтожаются не просто так, а с глубоким смыслом.

Возвращение "Красного" проекта

Как пойдет ситуация дальше? Новых пророков пока не видно, так что выбирать приходится из существующих проектов. Поскольку предстоящий экономический кризис резко опустит уровень жизни во всех западных странах (который сейчас существенно завышен за счет феномена сверхпотребления, связанного с эмиссией доллара), то концепции "наживы" во многом сменятся на "справедливость". И это означает ренессанс "Красного" проекта и еще большее усиление Исламского проекта. Что произойдет в США, автор предсказывать не берется, а в Европе вопрос будет только один: сможет ли социалистическая идея ассимилировать исламское население или Европа вольется в исламский мир? Отметим, что до сих пор ассимилировать ислам удавалось только в рамках развития социалистических идей, в связи с чем я считаю, что именно в Европе "Красный" проект ожидает мощная экспансия.

Ренессанса чисто Христианских проектов ("Византийского" в форме православия и "Католического") в ближайшем будущем ждать не приходится. Дело в том, что такой мощный кризис, как распад мировой системы разделения труда, распад единого долларового пространства, будет требовать от всех участников активных, если не агрессивных действий. Политика же "христианских" проектов существенно определяется их догматикой, которая в качестве одного из главных достоинств называет смирение. Иными словами, возрождение этих проектов возможно, но не в среднесрочной, а тем более не в краткосрочной перспективе. Это потребует весьма длительного времени.

Есть и еще одна причина, по которой именно "Красный" проект должен приобрести в ближайшем будущем особое значение. Я уже говорил о том, что ссудный процент, разрешенный в XVI веке, создал новый феномен в истории человечества — "технологическое общество". Ускоренный технический прогресс последних столетий, который, в частности, резко уменьшил смертность и позволил существенно нарастить численность человечества, вызван именно этим явлением. Не исключено, что обязательным условием для этого феномена является одновременное наличие ссудного процента и библейской системы ценностей. Даже Япония и Китай, в общем, развивают свои технологии только за счет западных стран — инвесторов и потребителей произведенной ими продукции. Про ислам и говорить нечего — все попытки создания технологической цивилизации на внутренней базе исламских народов оказались неудачными.

В то же время отказаться от технологических достижений человечество на сегодня не готово. И тем более важно то, что было одно исключение из этого довольно жесткого правила. О нем я уже говорил выше, но стоит повторить. Технологическая цивилизация была построена в СССР — стране, в которой ссудный процент был запрещен не менее, если не более жестко, чем в исламских странах. Этот уникальный опыт "Красного" проекта не может не быть востребован, поскольку, скорее всего, предстоящий кризис Единой меры стоимости вызовет по крайней мере временный отказ от использования ссудного процента. Связано это с тем, что разрушение единого эмиссионного долларового пространства будет, вернее всего, происходить постепенно. На первом этапе, с большой вероятностью, мир разделится на несколько эмиссионных валютных зон: доллара США (выпускать который, видимо, рано или поздно станет не частная контора, а федеральное казначейство), евро и юаня.

Не исключено, что возникнут еще две зоны: так называемого "золотого динара" и российского рубля. Собственно говоря, последнее абсолютно обязательно для сохранения России как единого государства. Правда, при нынешнем руководстве нашей экономикой это достаточно маловероятно.

Если учесть, что рынки должны быть глобальными, такая система окажется заведомо менее рентабельной и, скорее всего, продолжит свой распад. В результате отдельные государства, чтобы защитить свои суверенитеты, начнут все жестче и жестче ограничивать права отдельных частных субъектов на присвоение прибыли. Это, в конце концов, почти неминуемо приведет к законодательному или даже идеологическому запрету на частное использование ссудного процента.

Возвращаясь к основной теме, можно отметить, что в Европе ближайших десятилетий мощная экспансия "Исламского" проекта встретит три серьезных сопротивления. Первое — со стороны умирающего "Западного" проекта. Схватка будет безжалостной и бескомпромиссной. Второе — со стороны национальных государств, объединенных в рамках Евросоюза. Здесь давление "Исламского" глобального проекта окажется слабее, поскольку национальные проекты, по определению, не в силах долго противостоять проекту глобальному. Третьим субъектом сопротивления станет возрождающийся "Красный" проект, и здесь отношения будут очень сложными. С одной стороны, "Красный" проект может ассимилировать исламское население Европы (как это было сделано в СССР), и в этом смысле он представляет для "Исламского" проекта главную опасность. С другой — некоторые его черты необходимо максимально поддерживать, поскольку именно они должны будут обеспечить сохранение технологической цивилизации в Европе. В результате этих процессов, скорее всего, в Европе возникнет новый глобальный проект, некий симбиоз ислама и социализма, который можно условно назвать "исламским социализмом".

Ситуация в России будет отличается от европейской только одним: куда более развитыми принципами и механизмами "Красного" проекта. И это несет огромную угрозу "Западному" проекту, поскольку описанные выше варианты развития событий в Европе могут существенно быстрее реализоваться в России и тем самым серьезно ускорить окончательный распад "Западного" глобального проекта.

Неслучайно "Западный" проект бросил значительные силы на срочное разрушение в России реликтов "Красного" проекта: его наемные менеджеры начали агрессивно проталкивать немедленное вступление России в ВТО, разрушать государственную систему пенсионного обеспечения, здравоохранения, образования. Смысл этих действий понятен. Россия на протяжении тысячелетия была исключительно проектной страной и попросту не может существовать без великой идеи. Разрушение "Красного" проекта впервые в истории оставило ее в идейном вакууме: никаких проектных ценностей для России пока не видно. Вменить нашим народам ценности "Западного" проекта, прямо скажем, не удалось. Однако у России все еще остался некоторый оборонно-технический и образовательный потенциал, и "западные" проектанты не желают допустить, чтобы какой-либо другой глобальный проект захватил эту территорию. Следовательно, надо превратить ее в пустыню, населенную агрессивными и неконструктивными племенами. До тех пор, пока "Западный" проект был "единым и неделимым", с Россией можно было бороться на технологическом уровне. Но теперь, когда он зашатался, требуются более жесткие и решительные меры. Что мы и наблюдаем на практике.

Теоретически после распада "Западного" проекта возможен и другой путь развития. Этот отказ и от оставшихся библейских догматов. Однако в этом случае придется формулировать новую догматику проектного масштаба.

Как бы то ни было, неизбежный распад "Западного" проекта приведет к сложному процессу борьбы уже существующих глобальных проектов в попытках усилить свое влияние или просто возродиться. Главными из них, по всей видимости, на первом этапе станут два: Исламский и "Красный". Первый — в силу своей очевидной на сегодня мощи, второй — как гарант сохранения "технологической цивилизации". И если Россия хочет играть в ближайшие десятилетия хоть какую-нибудь роль в мире, а то и просто сохраниться как государство, нам жизненно необходимо с предельной активностью реанимировать оставшиеся от времен социализма механизмы и технологии и попытаться создать новую российскую проектную идеологию.

Кто найдет выход из идейного тупика?

Таким образом, современная ситуация предоставляет нам совершенно уникальные возможности. Почему именно нам?

Дело в том, что западное общество жестко тоталитарно. Любые попытки заниматься чем-то, не одобренным официальной идеологией, неуклонно преследуются. Наказания, правда, помягче, чем те, что применялись в СССР. Людям всего лишь закрывают возможности карьерного роста. Даже если школьник начинает в своих рассуждениях и высказываниях противоречить основополагающим догмам, то можно смело сказать — хорошего образования он уже не сможет получить никогда. Вместе с тем существуют разного рода институты и механизмы, предназначенные контролировать положение так, чтобы не завести его в тупик, — при критическом развитии ситуации снимаются запреты на вольную мысль. Этот механизм действовал неоднократно на протяжении нескольких веков.

В последний раз он был пущен в ход совсем недавно, когда Фрэнсис Фукуяма, известный тем, что двадцать лет тому назад написал книжку "Конец истории", опубликовал в первом номере журнала "Foreign Affairs" за 2012 год статью под названием "Будущее истории". Коротко перескажу своими словами этот знаменательный текст.

Мы уткнулись в идейный тупик, — пишет Фукуяма. — Современный капитализм умирает у нас на глазах, и по этой причине нам нужная новая идеология. Сочинить ее на старом фундаменте мы не можем потому, что нас сдерживает слишком много запретов. Однако давайте отдадим себе отчет в том, что эти запреты появились в результате противоборства с СССР и вообще с "Красным" проектом. Этого проекта теперь нет, и потому мы можем снять все запреты и дать свободу творчеству, народу. Пусть, дескать, народ сочинит нам новую капиталистическую идеологию. Он даже рисует забавную картинку: "Представьте на мгновение неизвестного сочинителя, который, ютясь где-нибудь на чердаке, пытается сформулировать идеологию будущего, способную обеспечить реалистичный путь к миру со здоровым обществом среднего класса и прочной демократией". Однако Фукуяма тут же предупреждает: есть четыре пункта, от которых ни в коем случае нельзя отказаться. Это частная собственность, свобода, демократия и "средний" класс.

Понятно, почему в этот перечень затесался "средний" класс, который вообще-то не имеет никакого отношения к философским понятиям. Именно он, "средний" класс, собственно, и требует наличия частной собственности, свободы и демократии. Бедным эти блага ни к чему — им от них ни жарко, ни холодно. А богатым свобода и демократия не нужны, потому что свою собственность они могут защитить самостоятельно. Таким образом, "средний" класс становится очень важным связующим звеном.

Итак, Запад открыто заявил, что объявляет конкурс на новую идеологию. И здесь мы сталкиваемся с совершенно любопытной вещью. Мировоззрение, философия, тщательно проработанная и многократно переписанная история Запада создавались в последние сто лет в ходе борьбы с коммунистической идеологией, одним из ключевых элементов которой является тезис о конце капитализма. Соответственно, в западной модели, в либеральной философии и прочих построениях капитализм принципиально бесконечен. По этой причине новая философия, которую предлагает разрабатывать Фукуяма, если и будет разработана, станет всего лишь обновлением капитализма.

Возможно ли такое обновление?

Давайте разберемся, откуда в коммунистической идеологии взялся тезис о конце капитализма? Мы привыкли считать, что его придумал Карл Маркс и что он естественно вытекает из Марксовой теории смены формаций. Но тогда возникает другой вопрос: почему Маркс решил заниматься теорией смены формаций? А дело вот в чем. Маркс как ученый — не как идеолог и пропагандист, а именно как ученый — политэконом. Политэкономия как наука появилась в конце XVIII века, и разработал ее Адам Смит, потом подхватил Давид Рикардо, и Маркс, в некотором смысле, был продолжателем их традиции. Так вот тезис о конце капитализма появился у Адама Смита, и не исключено, что Маркс и занялся-то концепцией смены формаций, потому что понимал, что капитализм конечен. Ему было интересно разобраться, каким будет посткапиталистическое общество.

Согласно Адаму Смиту, уровень разделения труда в конкретном обществе определяется масштабами этого общества, то есть рынком. Чем больше рынок, тем глубже может быть разделение труда. (Объясню этот тезис, что на называется, "на пальцах". Предположим, есть некая деревня, в которой сто дворов. Так вот, хоть умри, но строить паровозы там невозможно. Не тот масштаб.) Со времен Смита этот тезис получил массу подтверждений, и из него вытекает довольно простое следствие — с какого-то момента, с какого-то уровня разделения труда дальнейшее разделение может происходить только путем расширения рынка.

И вот в наши дни мир зашел в ситуацию, которую Адам Смит и даже Маркс описывали как абстрактную, чисто гипотетическую. Сегодня она стала вполне конкретной. Расширение рынков более невозможно. Следовательно, невозможно и дальнейшее углубление разделения труда в рамках существующей модели экономики. Конечно, можно попытаться сделать это в какой-то отдельной отрасли, но никак не во всей экономике в целом. Не получится. Отсюда следует вывод — современный капитализм закончился. Нынешний кризис — это кризис конца капитализма. У него больше нет ресурса развития. Развиваться далее в тисках капиталистической идеологии мир не может.

С точки зрения человечества, это не самая большая беда. Только в Европе и только за последние две тысячи лет сменились по крайней мере две базовые модели экономического развития, о чем я уже говорил выше. Ничто не мешает произойти еще одной смене.

Поэтому мне представляется, что сегодня ключевым моментом является поиск нового механизма развития и нового языка, на котором это развитие можно описать. Тот, кто это сделает, станет цивилизационным чемпионом на ближайшие лет двести-триста. Из всего сказанного выше ясно, что сделать это можно только за пределами западного мира. И я не могу отыскать на карте страну, кроме России, где могла бы родиться новая идея.

1 Стагфляция — инфляция, сопровождаемая застоем или падением производства, высоким уровнем безработицы.

написано 22.07.2012 00:00

http://worldcrisis.ru/crisis/1000041

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16926
    • Просмотр профиля
Re: Экономика
« Ответ #5 : Март 20, 2013, 10:51:14 pm »
"Боязнь потерь"

Каждый год профессор Макс Базерман продает студентам MBA из Harvard Business School двадцатидолларовую купюру намного выше номинала. Его рекорд – продажа $20 за $204.
А делает он это следующим образом.

Он показывает купюру всему классу и сообщает, что отдаст $20 человеку, который даст за нее больше всего денег. Правда, есть небольшое условие. Человек, который был сразу за победителем, должен будет отдать профессору ту сумму, которую он был готов отдать за $20.
Чтобы было понятно – допустим два самых высоких бида были $15 и $16. Победитель получает $20 в обмен на $16, а второй человек должен будет отдать профессору $15. Таковы условия.
Торги начинаются с одного доллара и быстро достигают $12-$16. В этот момент большинство студентов выпадают из аукциона, и остаются только два человека с самыми высокими предложениями. Медленно, но уверенно аукцион подходит к цифре $20.
Понятно, что выиграть уже невозможно, однако проиграть тоже не хочется, ибо проигравший не только ничего не получит – он еще вынужден будет заплатить профессору номинал своего последнего бида.
Как только аукцион переходит рубеж в $21, класс взрывается смехом. Студенты MBA, якобы такие умные, готовы выплатить за двадцатидолларовую купюру выше номинала. Действительно -комично и очень точно описывает поведение держателей степени MBA.
Однако аукцион продолжается и быстро доходит до 50 долларов, затем до ста, вплоть до $204 – рекорд Базермана за свою преподавательскую карьеру. Кстати, во время тренингов профессор проделывает тот же трюк с топ-менеджерами и CEO крупных компаний – и всегда продает $20 выше номинала (полученные деньги тратятся на благотворительность).

Почему люди неизменно платят за двадцать долларов больше денег, и что пытается показать профессор? У человека, особенно в бизнесе, есть слабое место – loss aversion или боязнь потери. Многочисленные эксперименты показывают, что человек себя ведет крайне нерационально и даже неадекватно, когда начинает терять деньги.
Поначалу все студенты считают, что у них есть возможность получить халявные деньги. Ведь они не дураки и не станут платить больше двадцати баксов за двадцатидолларовую купюру. Однако как только торги доходят до $12-$16, второй человек понимает, что ему грозит серьезная потеря, поэтому он начинает бидить больше, чем собирался, пока аукцион не доходит до $21. На этом этапе оба участники потеряют деньги. Но кто-то потеряет всего доллар, а кто-то двадцать. Чтобы минимизировать потери, каждый человек старается стать победителем. Однако эта гонка приводит только к тому, что оба участника аукциона теряют все больше и больше денег, пока размер потерь не достигает такой суммы, что глубже копать яму просто не имеет смысла.
Таким образом, желание получить халявную двадцатку оборачивается потерями. Самое интересное, что есть масса данных – особенно на фондовом рынке и в казино – которые показывают феномен Базермана в действии. Человек начинает терять деньги. Вместо того, чтобы зафиксировать убыток, он надеется, что сможет отыграть проигрыш – и практически всегда теряет все больше и больше денег.
Так что помните урок хитрого профессора – боязнь потерь ведет к большим потерям. Фиксируйте убытки, пока они минимальны.

http://fler-du-male.livejournal.com/807992.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16926
    • Просмотр профиля
Re: Экономика
« Ответ #6 : Апрель 03, 2013, 11:12:00 pm »
20:12, 3 апреля 2013
Внешний долг России за квартал вырос на 50 миллиардов долларов

Внешний долг России вырос за первый квартал 2013 года с 632 до 684 миллиардов долларов. Об этом сообщается в пресс-релизе ЦБ. Увеличение объема задолженности составило 52 миллиарда долларов, или около 8,3 процента.

Этот рост был обеспечен в основном нефинансовым сектором, чьи долги увеличились с 366 до 412 миллиардов долларов. Задолженность банков поднялась с 201 до 205 миллиардов, а вот обязательства государства уменьшились с 47,8 до 46,4 миллиарда долларов.

Общий внешний долг России постоянно увеличивается в последние годы. Так, в 2012 году он вырос на 92 миллиарда долларов, а в 2011-м - на 50 миллиардов.

Стоит отметить, что международные резервы РФ составляют сейчас 526 миллиардов долларов и растут медленнее, чем накапливаются долги, тогда как до кризиса 2008 года динамика была обратной.

В то же время государственный внешний долг меняется незначительно. После выплаты основного объема задолженности в 2000-е годы Россия редко выходит на рынок внешних заимствований, в основном увеличивая объем внутренних обязательств. К примеру, в 2012 году он увеличился почти на 15 процентов, прибавив более полутриллиона рублей.

http://lenta.ru/news/2013/04/03/debt/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16926
    • Просмотр профиля
Re: Экономика
« Ответ #7 : Апрель 04, 2013, 09:01:06 am »
Правительство посчитало «лишних людей». И задумало их убить?

Как бы в подтверждение моих недавних постов о натуральном хозяйстве и «картофельном аде», медведевский вице-премьер выступила со следующим разоблачением:

”В России 38 млн человек трудоспособного возраста работают в непрозрачных условиях, сообщила в среду вице-премьер правительства РФ Ольга Голодец. ...По ее мнению, «эти люди создают серьезные проблемы для всего общества». «К сожалению, наш рынок труда практически сегодня не легитимизирован. В секторах, которые нам видны и понятны, занято всего 48 млн человек. Все остальные — непонятно, где заняты, чем заняты, как заняты», — заявила Голодец”.

Самый лучший комментарий к этому «откровению», на мой взгляд, оставил некто Виктор Тюрин: "140 млн. россиян не понимает, чем занимается наше правительство. По их мнению «эти люди создают серьезные проблемы для всего общества»”.

И действительно, чему мы должны больше удивляться: тому, что 99% граждан России ничего не знают о работе вице-премьра Голодец (они и не обязаны этим интересоваться), или тому, что «профессиональное» правительство «потеряло» 40 миллионов взрослых мужчин и женщин? Еще один комичный момент: среди «видных и понятных» - миллионы чиновников, ментов, спецслужбистов, которые только пожирают деньги из госбюджета, ничего не принося взамен и обременяя граждан коррупцией. Тогда как 38 миллионов «скрытных» хотя бы не просят пособие по безработице, кормятся как-то сами.

( Свернуть )
Кстати, если Голодец уволят за вопиющую некомпетентность, а меня назначат на ее место, я легко смогу объяснить Путину и Медведеву, куда «делись» 38 миллионов. По секрету: они кормятся с огородов (о чем свидетельствуют данные Росстата, отраженные в двух последних моих постах), и время от времени перебиваются случайными заработками. Кому-то огород помог вскопать, кому-то продал мешок картошки, кому-то что-то отремонтировал, или на несколько месяцев подрядился в Москву на заработки «на правах таджика». Примерно так и живет половина России (если считать с семьями). Кстати, в последнее время правительство решило расширить эту категорию людей, обложив непомерным соцналогом микроскопические ИП в глубинке. Только c начала этого года к 38 миллионам присоединилось еще 300 тысяч человек. Вы же, уроды правительственные, сами и создали этих «лишних» людей, разрушив промышленность и обременяя поборами любую копеечную деятельность.

Насколько прав оказался Косарекс! Эти зажравшиеся мажоры просто не желают понимать, насколько бедно живет народ в «глубинке».

«...У нас сотни тысяч ИП были способом заработать деньги, которыми даже узбеки на стройках, уж не говорю про крутых вайнахов, просто побрезгуют. Размер бизнеса столь жалок, что часто даже полицейском стыдно и жалко взять лишние сто рублей. Люди именно выживали. А где-то наверху ставили галочки в отчетах, списывали на эти ИП "неуловимые" миллиарды, крутящиеся в омутах нашей теневой экономики. Ставили галочки и приговаривали - народ зажрался, народ увлекся частным бизнесом. На самом деле это не бизнес, а огромная армия безработных, которую лишили права на пособия. Она сейчас срочно закрывает свои ИП. По сути это Азия в худшем виде, где бабка торгует собранной в лесу клюквой, поскольку не нашла место уборщицы. ...Это мужчины, плетущие корзины, поскольку за попытку торговать хурмой им набьют морды мигранты с полного одобрения местной администрации и полиции. ...Мы как в Тунисе. Какие-то бабки солят огурцы, квасят капусту и торгуют у входа в метро. Это безработные. Если они и процветают, то только за счет завышенных цен на невкусную капусту в магазинах. Но в Тунисе многовековая культура. Там нищих и безработных даже полиции трогать нельзя, страна вспыхнет. У нас нет этой культуры. ...Не то, чтобы Индия или Тунис шибко гуманны, но там подобные механизмы грабежа и убийства вскрывают на раз. Там хоть нет иллюзий. У нас же можно бедных лишать последних средств к существованию и делать вид, что всё в порядке. Никто бедным кислород не перекрывал. Если кто и перекрыл трубку, то чисто случайно, хотел как лучше и невиновен. Вот я и повторюсь, нам не до Европы, нам до Азии расти и расти».

Кстати, если вы считаете эту правительственную бабищу - просто смешной безобидной тупицей, то заблуждаетесь. Она - киллер. И этим своим заявлением она прокладывает почву для «закручивания гаек», чтобы эти с трудом выживающие 38 миллионов вообще «исчезли». Судя по ее словам, она считает, что эти 38 миллионов - «богатенькие, от налоговой деньги прячут». И подтекст - «надо бы их как-то налогом обложить». Картошку обложите налогом: съел 9 картофелин - десятую запули в пятак тупой вице-премьерше (это шутка, а не подстрекательство).

На случай, если эту тетку все же отправят копать картошку, а меня - на ее место, заранее обнародую свою программу в отношении 38 миллионов. Для начала, надо взять за образец налоговую политику одной из следующих стран:

«Китайцы, получающие меньше 3500 юаней (15200 рублей) в месяц подоходным налогом не облагаются. В России зарплату меньше 15000 рублей имеют 50% россиян.

Индия - 0%, если годовой доход ниже 180000 рупий (9196.5 рублей в месяц). Зарплату меньше 9196.5 рублей имеют 30% россиян.

Канада - 0%, если годовой доход ниже 6794 канадских долларов (17126 рублей в месяц). Зарплату меньше 17126 рублей имеют 60% россиян.

США - 0%, если годовой доход ниже 8950 долларов (22375 рублей в месяц). Зарплату меньше 22375 рублей имеют 70% россиян.

Италия - 0%, если годовой доход ниже 8000 Евро (26666 рублей в месяц). Зарплату меньше 26666 рублей имеют 80% россиян.

Германия - 0%, если годовой доход ниже 8004 Евро (26680 рублей в месяц). Зарплату меньше 26680 рублей имеют 80% россиян.

Великобритания — 0%, если годовой доход ниже 8915 фунтов (35511 рублей в месяц). Зарплату меньше 35511 рублей имеют 90% россиян.

Австрия - 0%, если годовой доход ниже 11000 Евро (36666 рублей в месяц). Зарплату меньше 36666 рублей имеют 90% россиян».


http://avantyurin.livejournal.com/1356657.html

Чтобы никто не сомневался, русских людей с фамилией Голодец не бывает: http://toldot.ru/urava/lnames/lnames_8164.html
Не на одну зарплату живет однако тетка: согласно опубликованной в апреле 2011 года декларации Голодец, её доход в 2010 году составил более 57 миллионов рублей. Владеет двумя квартирами и половиной дачи в Швейцарии. В 2011 году доход Голодец снизился в 5 раз и составил, согласно декларации, 11,19 миллиона рублей. По информации газеты «Ведомости», помимо недвижимости в Швейцарии Голодец принадлежит также домовладение в Италии. Интересно, она налог на недвижимость в Италии и Швейцарии платит, или тоже уходит в тень, объедая итальянских и швейцарских пенсионеров? Куда смотрят швейцаро-итальянские прокуроры? Эти швейцаро-итальянские карлы дель понты - сплошные понты.

http://jnike-07.livejournal.com/267968.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16926
    • Просмотр профиля
Re: Экономика
« Ответ #8 : Апрель 18, 2013, 01:29:18 pm »
Вторая волна кризиса может превратиться в цунами       

Катасонов Валентин     

Кризис начнется осенью, еще есть время принять меры. Хватит ли мудрости у нашего руководства?

У нас есть время, чтобы принять превентивные меры, но хватит ли на то мудрости и политической воли?

Президент Владимир Путин на встрече с премьер-министром Дмитрием Медведевым выразил надежду, что, выступая 17 апреля перед Думой с докладом, Медведев сможет добиться согласия с фракциями по поводу экономического курса страны, так как «мировой кризис приобретает всё более опасные очертания, что неизбежно сказывается и на нас». Ранее прозвучало предупреждение главы Минэкономики Андрея Белоусова о том, что рецессия в стране начнется осенью. Между тем, рецессия фактически уже началась и новая волна будет опасней первой.

Когда Путин и Медведев сделали заявления, они лишь констатировали приближение новой волны кризиса. Между тем, они ничего не сказали о рецессии, которая определяется просто -  как «снижение показателей» - каких либо уровней или объемов. Есть достаточно много косвенных показателей, которые свидетельствуют, что спад в экономике уже происходит. Прежде всего, последний месяц у нас стали исчезать тысячи и тысячи предприятий малого бизнеса. Есть экспертные оценки, согласно которым совокупная потеря рабочих мест в результате этого составляет от десятков до сотен тысяч. То есть, уровень занятости в стране в начале 2013 года начал падать. Это первое.Второй признак не менее характерен. На недавней встрече Путина с Владимиром Якуниным, наш главный железнодорожник говорил о том, что происходит снижение объемов грузоперевозок. При этом не нужно забывать, что объем грузоперевозок снижается не только на железных дорогах, но ж/д - это самый четкий показатель, который реально отражает положение дел в экономике, особенно в реальном секторе.

Министр экономического развития Андрей Белоусов говорил о том, что, возможно снижение показателей» - т.е. о рецессии. Насколько мы видим, тем более после заявлений первых лиц государства, - рецессия не только «возможна», но «уже есть».

Вторая волна кризиса пока только формируется, но она будет гораздо более мощная, чем первая. Первой волной мы считаем тот глобальный финансовый кризис, который некоторые определяют хронологическими рамками 2008-2009, хотя правильнее их было бы поставить чуть шире - 2007-2010. Впрочем, вторая волна, как таковая, ещё не сформирована. Наблюдаемые явления - это лишь обострение наших внутренних проблем. А вот когда кризис действительно придет с «глобального Запада», то эта волна начнет просто все сметать. И если тогда «первая волна» пришла прежде всего из Америки, которая и сейчас находится в рецессии, то сегодня нельзя исключить, что эпицентром кризиса станет Европейский Союз, поскольку там ситуация еще более зыбкая, чем в США. Так проблема вокруг Кипра запутывается все больше.

Между тем, что в 2008 году, что сейчас, общие фундаментальные причины кризиса общие. И связаны они с тем, что печатные станки работают на полную мощность. Фактически кризис обусловлен тем, что денежные обязательства участников экономики намного превышают возможности покрывать эти обязательства.

Платежеспособный спрос отстает от предложения товаров и услуг. Это фундаментальная причина кризиса. Вопрос лишь в том, кто в этот раз спровоцирует волну – Америка или Европа. При этом не стоит забывать и фактор Китая, который в 2008 в некоторой степени позволил амортизировать глубину падения мировой экономики, но сегодня и сам может оказаться в списке жертв финансового кризиса. В стране последние месяцы очень бурно растут золотовалютные резервы, но это обусловлено не тем, что наращивается экспорт, а тем, что в Китай притекают иностранные инвестиции очень больших объемов. Притекают они туда по той простой причине, что там образуется «пузырь» - в первую очередь на уровне недвижимости. На фоне общих проблем финансового капитализма в 2007-08 году кризис был спровоцирован «ипотечным пузырём» в Америке, сейчас таким катализатором может стать и «ипотечный пузырь» Китая. Поэтому многие аналитики говорят о том, что Китай сейчас сам находится над пропастью кризиса.

Так что, ситуация в любом случае будет отличаться от ситуации пятилетней давности. Причем, скорее всего, в худшую сторону. Россия, как и тогда, подпадает под действие кризиса больше, чем те страны, с которых начинался финансовый кризис. Вспомним, как Путин в 2008 году говорил, что Россия есть некая «бухта» стабильности, а через несколько месяцев наш фондовый рынок рухнул. Причем индексы упали существенно ниже, чем индексы американского фондового рынка. В этот раз ситуация у нас так же будет более острой, чем в других странах.

При этом от этой ситуации можно было бы застраховаться, причем, с минимальными затратами. Для этого необходимо введение ограничений на свободное движение капитала через границу, поскольку начнется массовый отток - он и сейчас идет постоянно, - но приобретет просто катастрофические масштабы. Поэтому мы должны заранее к этому готовиться. И если принять такие меры заранее то, безусловно, мы застрахуемся.

Однако, у меня есть серьезнейшие опасения, что мы не используем это эффективное средство борьбы с финансовым кризисом. К сожалению, в понимании наших властей, введение ограничений на свободное движение капитала через границу относится к «запретным действиям». Когда мировая финансовая олигархия рассматривает Россию как зону своей свободной охоты, введение каких-либо ограничений означает, что мы ставим им палки в колеса, ограничиваем их свободную охоту. Поэтому это вопрос политический.

Скорее всего, какие-то события могут начаться летом, в начале осени. Если мы проанализируем  основные знаковые события в экономике мировых финансов, то речь идет об августе-сентябре. У нас еще есть время для того, чтобы принять превентивные меры. Но я не знаю, насколько хватит силы воли и мудрости у нашего руководства.

http://communitarian.ru/novosti/ekonomika/krizis_nachnetsya_osenyu_esche_est_vremya_prinyat_mery_hvatit_li_mudrosti_u_nashego_rukovodstva_17042013/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16926
    • Просмотр профиля
Re: Экономика
« Ответ #9 : Апрель 27, 2013, 03:59:57 pm »
Девальвация рубля может стать неизбежной

Импорт в Россию растет в 2011 году рекордными темпами - за первые пять месяцев он вырос почти на 49%, по данным Минэкономразвития. Из-за этого через 10 месяцев Россия может попасть в область усиленного девальвационного давления. В лучшем случае рубль ждет девальвация с темпом 10-15% в год даже при сохранении высоких цен на нефть.

Причину роста импорта экономисты видят в низкой конкурентоспособности внутреннего производства - в том числе и из-за укрепления рубля, которое лишает продукцию отечественных предприятий ценовых преимуществ.

Независимые эксперты из Центра развития Высшей школы экономики считают , что даже при темпах роста импорта на уровне 25-30% годовых российский рубль очень скоро может привести к опасности девальвации рубля - раньше 2014 года, а точнее - практически сразу после президентских выборов.

Специалисты видят два возможных пути развития событий: или "ползучая" девальвация в 10-15% в год (как это было в 2000-2002 годах), или обвал рубля.

В правительственном прогнозе падение национальной валюты уровня 33,8 рубля за доллар допускается лишь в случае резкого падения мировых цен на нефть - до 70 долларов за баррель. Базовый же сценарий правительства предполагает, что курс рубля в 2012 году по сравнению с нынешним уровнем практически не изменится и составит в среднем по году 27,9 рубля за доллар.

"В 2012 году мы не ожидаем резкого ослабления рубля, а в 2013-2014 годах сальдо по текущим операциям может уйти близко к нулю или даже в минус. Но это не означает, что курс рубля автоматически резко обвалится, потому что условия для его поддержки есть, и многое будет зависеть от притока капитала, ценовой конъюнктуры на нефть, динамики импорта и политики ЦБ", - заявил в июле замглавы МЭР Андрей Клепач.

"Мы наблюдаем полную зависимость экспорта от цен на сырье, что делает российскую валюту крайне волатильной", - говорит управляющий портфелями "Солид Менеджмент" Георгий Ельцов.

"Отрицательное сальдо баланса, к которому мы приближаемся, уже очень давно ни для кого не секрет. Экспорт энергоносителей из РФ держится на более-менее неизменном уровне. Одновременно происходит рост импорта, что сокращает профицит торгового баланса. При этом темп роста импорта, безусловно, слишком высок", - соглашается аналитик финансовой группы БКС Максим Лобада.

Если же цены на нефть просядут, текущий счет станет отрицательным намного раньше и компенсировать разницу за счет притока инвестиций не удастся без кардинального изменения инвестиционного климата в стране , считает аналитик.

Не все эксперты не считают девальвацию неизбежной. "Электорат куда больше обеспокоен перспективами девальвации, хотя для экономики губителен не дешевый, а дорогой рубль. При этом по реальной покупательной способности у рубля есть потенциал для укрепления. Так, согласно "БигМак-индексу", реальный курс доллара сегодня находится в районе 18,5 рубля", напоминает аналитик UFS Investment Company Балакирев.

"К росту импорта у нас добавляется такой негативный фактор, как отток капитала. Рост импорта плюс бегство капитала уже скоро сделают сальдо торгового баланса нулевым, а то и отрицательным, курс рубля в конце года может просесть примерно на 10%. Но это будет происходить постепенно, поэтому такое падение курса нельзя назвать девальвацией. Падение курса, конечно, негативно скажется на благосостоянии населения. Но катастрофы не будет. Просто некоторые товары подорожают на 10_15%", - рассуждает глава комитета коллекторских агентств "Деловой России" Александр Федоров. - передает НьюсРу

http://mafors.ru/news/view/devalvaciya-rublya-mozhet-stat-neizbezhnoy/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16926
    • Просмотр профиля
Re: Экономика
« Ответ #10 : Апрель 28, 2013, 06:31:41 pm »
Семь мифов об иностранных инвестициях, или «заграница нам поможет»


   
Тема иностранных инвестиций является одной из центровых в наших СМИ. Когда такие инвестиции валом валят в Россию (как это было, например, в период 2007-2008 гг.), то наши журналисты (а заодно с ними и многие «профессиональные» экономисты) как дети радуются и ожидают в самые короткие сроки построения «светлого капиталистического будущего». Когда поток иностранных инвестиций пересыхает и/или инвесторы уходят из России, они грустят и начинают петь мантры на тему: «надо улучшить инвестиционный климат в России», «надо создать благоприятные условия иностранным инвесторам», «надо привлекать иностранный капитал» и т.д. и т.п. Одним словом: «заграница нам поможет», а без нее мы будем прозябать на обочине мирового прогресса. Кажется, за почти два десятилетия торжества «свободы слова» в России СМИ сделали свое черное дело: мои даже самые «продвинутые» студенты начинают говорить на занятиях об иностранных инвестициях, используя штампы известного «профессионального» экономиста Ясина. Я, по мере сил, стараюсь объяснять им смысл этих штампов и объяснять, как же на самом деле обстоит дело с иностранными инвестициями в России. В общей сложности таких наиболее значимых штампов, или мифов набирается с десяток. Хочу повысить к.п.д. своей преподавательской работы и раскрыть смысл этих мифов не только своим студентам, но также любознательным пользователям интернета.

Миф первый.

Этот миф можно сформулировать примерно так: «Иностранные инвестиции способствуют решению структурных проблем российской экономики». Имеется в виду, что инвестиции идут, прежде всего, в реальный сектор экономики и способствуют развитию материально-технической базы обрабатывающей промышленности (реконструкция действующих предприятий, расширение производственных мощностей, внедрение новых технологий с целью повышения эффективности производства, создание наукоемких производств и т.п.). А, это со временем позволит России из сырьевой страны превратиться в индустриальную державу, экспортирующую машины и оборудование, другую наукоемкую продукцию.

Увы, желаемое выдается за действительное. Прибегнем к такому источнику, как Росстат. По его данным, кредиты иностранных банков российским организациям для осуществления различных инвестиций в 2008 году составили действительно очень внушительную цифру: 2.563,8 млрд. руб. Если округлить, то это 2,5 триллиона рублей! А если пересчитать на доллары по курсу 1 долл. США = 30 рублей, то получится внушительная сумма 85,5 млрд. долл.! Да с помощью таких иностранных инвестиций в течение десяти лет можно полноценную индустриализацию провести! Почище сталинской. Однако я должен разочаровать наших читателей. Почти 93 процента всех этих кредитов были выданы для инвестиций в так называемые «финансовые активы», т.е. в операции с ценными бумагами. А на инвестиции в основной капитал (физические активы) лишь около 7 процентов.

Въедливый читатель скажет: а может быть, те самые финансовые инвестиции представляют собой долгосрочные вложения в акции и облигации российских предприятий и, в конечном счете, предназначаются для нашей «капиталистической индустриализации»? Еще раз должен огорчить читателей: почти все кредиты (примерно 98 процентов) предназначены для «краткосрочных финансовых инвестиций». Это на официальном языке Росстата. А на «бытовом» языке это банальные финансовые спекуляции, которые не только не помогают реальному сектору экономики, а, наоборот, мешают его развитию, т.к. вызывают периодические взлеты и падения рыночных котировок этих предприятий, внося полную дезорганизацию в производство и приводя даже рентабельные предприятия до банкроства. Чтобы у неподготовленного читателя сложилось более четкое представление, что такое «финансовые инвестиции», напомню: в 1997-1998 гг. в России возник бум на рынке ценных бумаг под названием ГКО (минфиновские обязательства). Кончился этот бум плачевно - кризисом. Но иностранные инвесторы очень хорошо тогда нагрели руки на спекуляциях с ГКО, выведя из страны десятки миллиардов наших кровных денег (погашение ГКО осуществлялось из государственного бюджета).


Миф второй.

«Иностранные инвесторы осуществляют вложения в основной капитал и, тем самым, способствуют развитию производства, техническому прогрессу, обновлению продукции и т.д. и т.п.». Если обратиться к тому же Росстату или Банку России, то указанные организации удовлетворят наше любопытство относительно того, каковы реальные масштабы иностранных инвестиций в основной капитал (т.е. здания, сооружения, машины, оборудование, транспортные средства и другое имущество, которое характеризуется длительными сроками использования). Вроде бы также получается немало (хотя на порядок меньше, чем инвестиции в финансовые спекуляции). Но дело в том, что подавляющая часть так называемых «инвестиций в основной капитал» не создают этот капитал (основные фонды), а лишь ведут к переходу уже созданных ранее (в советский период истории) объектов из одних рук в другие. Российские предприятия превратились в объект спекулятивных операций, а их новые владельцы думают не о совершенствовании производства, а о том, как бы повысить (используя финансовые технологии) рыночные котировки купленного предприятия и выгоднее его перепродать. Раньше спекулировали пшеницей, нефтью, золотом и другими товарами, теперь спекулируют крупными предприятиями. Российским предприятиями сегодня «рулят» не производственники, а «финансовые гении».

Одно утешение: такое происходит во всем мире. Согласно экспертным оценкам, в прошлом десятилетии лишь 1 из 5 долларов прямых инвестиций (инвестиций в основной капитал, дающих инвестору контроль над предприятием) направлялся на создание новых объектов, а 4 доллара использовались для покупки существующих. Примерно такая раскладка наблюдается по прямым иностранным инвестициям в России. Таким образом, иностранные инвестиции в основной капитал означают не экономическое развитие России, а скупку ее предприятий и установление контроля над российской экономикой со стороны транснациональных корпораций. А «профессиональные» экономисты типа г-на Ясина создают «шумовую завесу», позволяющую прикрывать инвестиционную интервенцию западного капитала в Россию.

Миф третий.

«Иностранные инвестиции - это деньги, которые приходят из-за границы». Иногда иностранные инвестиции действительно представляют собой перемещения денег из одной страны в другую с целю вложения в финансовые или нефинансовые активы в последней. Но далеко не всегда и не во всех странах. Да, в какой-то момент времени деньги действительно приходят в страну, пересекая ее границу (иногда виртуальную, поскольку сегодня международные расчеты и платежи представляют собой передачу электронного сигнала). А затем иностранный инвестор может уже существовать в принимающей стране достаточно автономно, расширяя свои операции за счет прибыли, получаемой в принимающей стране. Он может осуществлять новые инвестиции за счет реинвестирования прибыли.

А теперь обратимся к данным Росстата. По данным этой организации, в 2000 году инвестиции в основной капитал организаций с участием иностранного капитала более чем на 60% обеспечивались за счет полученных в России прибылей, и только на 40% за счет притока новых капиталов в нашу страну из-за рубежа. В 2005 году эта пропорция стала равной 80 : 20, а в 2008 году - 75 : 25. Иначе говоря, иностранные инвесторы укрепляются в России за счет эксплуатации природных и людских ресурсов нашей же страны. Можно сказать также: мы своими богатствами и своим трудом помогаем иностранцам еще глубже пустить корни в российской экономике. А наша статистика внутренние источники финансирования предприятий с участием иностранного капитала учитывает как «иностранные инвестиции». На бумаге получается, что «заграница нам помогает», а на деле все наоборот: мы помогаем обогащаться загранице за счет нашего народа:

- наших предков (прошлый труд, овеществленный в основных фондах, созданных в годы индустриализации),

- нынешнего поколения (живой труд),

- наших детей и внуков (природные ресурсы и долги по сегодняшним кредитам).


Миф четвертый

«Присутствие иностранного капитала в нашей стране невелико и, следовательно, не представляет никакой угрозы для российской экономики и безопасности России в целом». Этот миф нужен для того, чтобы обеспечить идеологическое прикрытие продолжающейся инвестиционной агрессии Запада, которая ведет к быстрому укреплению позиций иностранного капитала в России. Опять же обратимся к Росстату. Несколько лет назад он начал публиковать статистические данные по уставным капиталам основных секторов и отраслей российской экономики, в том числе в разрезе форм собственности. Почему-то эти цифры крайне редко встречаются в СМИ, поэтому приведу некоторые из них. В 2009 году доля предприятий с участием иностранного капитала (тех, где иностранцам принадлежит контроль) в общей величине совокупного уставного капитала всех отраслей российской экономики была равна 25%. Не знаю, как вы, но меня эта цифра впечатляет. Хотя понятно, что это «средняя температура по госпиталю». Заглянем в отдельные сектора и отрасли. Эта доля иностранцев («нерезидентов») в добыче полезных ископаемых равна 59%! Мы говорим, что мы - сырьевая страна. Может быть, но вот добыча сырья, полезных ископаемых уже не в наших руках. Далее. По всем отраслям обрабатывающей промышленности рассматриваемый нами показатель в 2009 году составил 41%! А что скрывается за этой средней цифрой? В пищевой промышленности показатель доли иностранцев в уставных капиталах был равен 60%, в текстильной и швейной - 54%, в производстве кокса и нефтепродуктов - 50%, в оптовой и розничной торговле - 67%. Так что ситуация критическая и даже катастрофическая. Практически во многих отраслях нам уже мало что принадлежит. Думаю, что реальная ситуация значительно хуже даже той, которая представлена статистикой Росстата. Потому что многие так называемые «российские» компании на поверку управляются оффшорными фирмами, за которыми могут стоять транснациональные корпорации и банки. Почему-то ни в правительстве, ни в Государственной Думе приведенные мною данные Росстата не обсуждаются. Более того, из этих органов государственной власти постоянно продолжают исходить разного рода инициативы по поводу «привлечения иностранных инвесторов» в страну.

Кредиты и займы сегодня также относятся к разряду «инвестиций». Об угрозе нарастающей угрозы внешнего долга, образованного западными кредитами и займами, я сейчас распространяться не буду, поскольку здесь вроде бы все и так понятно.

Миф пятый.

«Иностранным инвесторам надо создавать различные привилегии и льготы, чтобы они имели условия, равные тем, которые имеют российские инвесторы». На самом деле многие страны мира, не стесняясь, обеспечивают преференции именно своим, отечественным инвесторам. Но, да ладно. Наши «высоконравственные» власти делают вид, что они заботятся о «всеобщем и полном равенстве» везде и во всем. Но в этом случае им надо заботиться о том, чтобы поставить в равные условия отечественного инвестора, который до сих пор находится в России на правах нелюбимого ребенка. Причин такого неравенства (не в пользу отечественного инвестора) много. Например, российский инвестор не может пользоваться дешевыми финансовыми ресурсами, который западный инвестор может получить из множества разных источников. Например, в банках развития (у нас такой банк был создан несколько лет назад на базе известного ВЭБа, но российских инвесторов он явно не жалует). Банк России фактически организовал «кредитную блокаду» в отношении российских предприятий (эта тема обширная, я ее здесь не буду развивать). Но, пожалуй, самая главная преференция для иностранных инвесторов на нашем экономическом пространстве - заниженный курс рубля по отношению к доллару и другим резервным валютам. А занижен он, по крайней мере, в два раза по отношению к доллару США (если сравнивать по паритету покупательной способности). Это означает, что иностранный инвестор может приобретать российские активы на очень выгодных условиях (фактически в два раза дешевле, так как он меняет иностранную валюту на рубли, необходимые для покупки по льготному, заниженному курсу). Я не хочу дальше углубляться в тонкости валютного курса. Думаю, читатель и так понял, что российская власть для добросовестных отечественных инвесторов - что злая мачеха.

Миф шестой.

«Иностранные инвестиции нам нужны, потому что в стране не хватает собственных ресурсов». Те, кто усвоил хотя бы азы экономики, знают, что произведенный в стране валовой общественный продукт (валовой внутренний продукт) с точки зрения его использования делится на две большие части: а) текущее потребление (то, что съедается, выпивается, изнашивается, потребляется в течение данного года); б) оставшаяся часть, которая называется сбережением и которая предназначена для использования в будущем. Вторая часть ВВП и является источником инвестиций, направляемых на создание новых, расширение и совершенствование существующих производств. Некоторые страны почти полностью «проедают» свой создаваемый ВВП и на инвестиции им мало что остается (или же инвестиции осуществляются за счет внешних заимствований). А в некоторых странах сберегается очень значительная часть ВВП, что дает им возможность осуществлять масштабные капиталовложения. В России сберегаемая часть ВВП составляет 30-35%. По сравнению с большинством стран (особенно на фоне западных стран) это очень солидная часть. Но если мы обратимся все к тому же Росстату, то увидим, что реально на инвестиции в основной капитал расходуется примерно половина сберегаемой части. А куда же исчезла вторая половина? Она пошла на финансирование экономик других стран, почти исключительно экономически развитых стран. Как это выглядит в реальной жизни? Центральный банк России, управляя громадными валютными резервами (полученными от экспорта нефти и другого сырья; сегодня это около 500 млрд. долл.), размещает их на Западе, осуществляя кредитование под низкий процент (а нередко - с учетом инфляции и валютных курсовых изменений - под отрицательный процент) экономик других стран. Таким образом, половина инвестиционного потенциала России используется для «помощи» Западу, который не ограничивает «себя любимого» в потреблении. Фактически эту «помощь» можно рассматривать как дань, которую наша страна, проигравшая «холодную войну», вынуждена платить победителям, прежде всего Америке. Кстати, часть этой нашей «помощи» возвращается к нам «из-за бугра» в виде грабительских кредитов. Своими собственными руками мы загоняем себя в долговую кабалу!

На примере данного мифа мы еще раз убеждаемся, что в реальной экономической ситуации все в точности «до наоборот» по сравнению с тем, что внушают нам «профессиональные» экономисты и «российские» СМИ.


Миф седьмой.

«Иностранные инвестиции представляют собой поток финансовых ресурсов из других стран в Россию». Многие мифы строятся на том, что говорится половина правды, а вторая половина замалчивается. Это наглядно видно на примере данного мифа. Да, иностранные инвестиции - это движение финансовых ресурсов «оттуда» в направлении «сюда». Но мы уже выше отмечали (миф третий), что значительная часть иностранных инвестиций «питается» за счет внутренних, а не внешних ресурсов (реинвестиции доходов предприятий с участием иностранного капитала). Кроме того, наши российские мифотворцы всегда аккуратно обходят такой неприятный вопрос, как перевод иностранными инвесторами получаемых в России доходов за рубеж. Эти доходы складываются из процентов по кредитам, дивидендов, арендных и франшизных платежей и т.п. Так вот, согласно данным Банка России, за период 1995-2010 гг. общий инвестиционных доходов, выведенных иностранцами из нашей страны, составил 513 млрд. долл. (в среднем в расчете на год получается 32 млрд. долл.) Гигантская величина, превышающая величину всех золото-валютных резервов Российской Федерации на сегодняшний день. Также для сравнения: накопленные иностранные прямые инвестиции в России на 01.01. 2010 г. (последние из имеющихся данных Банка России) составили 382 млрд. долл.

Таким образом, иностранные инвестиции подобны насосу, заброшенному западными корпорациями в российскую экономику. В 1990-е гг. западные инвесторы «подсуетились», активно поучаствовали в российской приватизации (скупка активов за бесценок) и запустили в действие «финансовый насос», который исправно обескровливает Россию и продлевает жизнь Западу. Например, инвестиции в основной капитал организаций с участием иностранного капитала в России в 2008 году составили 1.176 млрд. руб., причем основная часть была обеспечена за счет реинвестиций; на средства, переведенные из-за рубежа, пришлось лишь 304 млрд. руб. При валютном курсе рубля по отношению к доллару 30 : 1 получается, что из-за границы пришло средств на инвестиции в основной капитал около 10 млрд. долл. США. А совокупные инвестиционные доходы нерезидентов (иностранцев) в РФ, по данным Банка России, в том же 2008 году составили 88,7 млрд. долл. Вот вам наглядная статистическая иллюстрация действия иностранных инвестиций как «финансового насоса»

На этом я временно ставлю точку на перечислении и раскрытии мифов, относящихся к теме иностранных инвестиций в России. Есть еще много других мифов, но все они сводятся к фразе одного из героев Ильфа и Петрова: «Заграница нам поможет». Я постарался не вдаваться во многие тонкости, которые интересны лишь профессиональным экономистам и финансистам. У рассмотренных нами проблем, безусловно, есть также политическое, социальное, правовое и духовно-нравственное измерение. Например, необходимо осмысление того, почему наш народ добровольно оплачивает сегодня ту «веревку» (покупку российских активов за счет наших же средств), на которой завтра те же «иностранные инвесторы» убедят его повеситься (причем добровольно). С помощью статистики и экономических категорий этого не объяснишь. Причины лежат в духовной сфере. Приглашаю всех к широкой (не только экономической) дискуссии и готов отвечать на вопросы.

http://ruskline.ru/analitika/2011/06/03/sem_mifov_ob_inostrannyh_investiciyah_ili_zagranica_nam_pomozhet/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16926
    • Просмотр профиля
Re: Экономика
« Ответ #11 : Июнь 18, 2013, 10:49:18 am »
10:13, 18 июня 2013
Банкиры предсказали девальвацию рубля

К концу текущего года доллар подорожает до 32,5-33 рублей. Как сообщает «РБК daily», к такому выводу пришли в большинстве инвестиционных банков, опрошенных изданием. Таким образом, американская валюта укрепится на 1-2 рубля.

В банке ING изданию заявили, что идущее в настоящее время укрепление рубля продлится до конца недели. Специалисты финучреждения указывают, что сейчас российская валюта укрепляется из-за того, что отечественные компании продают валюту, чтобы заплатить налоги. После окончания налогового периода доллар снова будет дорожать. В ING оценивают грядущее ослабление российской валюты в пять процентов.

В Bank of America изданию напомнили, что правительство заинтересовано в падении курса рубля для поддержки экономического роста. Кроме того, в банке обращают внимание, что при отсутствии роста цен на нефть экспортная выручка в стране будет сокращаться, а это негативно скажется на курсе рубля. В HSBC оценили возможное снижение курса рубля в течение ближайших нескольких месяцев в 1-2 процента.

17 июня о грядущей девальвации рубля заявил министр финансов России Антон Силуанов. В интервью Bloomberg чиновник сообщил, что правительство начнет в августе скупать валюту и наполнять Резервный фонд. По его словам, в результате доллар может подорожать до 33 рублей.

Силунов добавил, что небольшое ослабление рубля пойдет на пользу российской экономике, так как дешевая отечественная валюта поддержит промышленность. При этом скупкой долларов и евро будет заниматься Минфин, а не Центральный банк, который отвечает за регулирование валютных курсов.

Заявление Силуанова привели к падению курса рубля на бирже. На открытии торгов во вторник, 18 июня, доллар подорожал на 10 копеек до 31,83 рубля, а евро — на 20 копеек до 42,49 рубля. До этого в течение недели рубль укреплялся по отношению к доллару и евро. С середины мая по первую половину июня российская валюта, напротив, падала в цене: 3 июня доллар пробил отметку в 32 рубля, а 5 июня евро перешел порог в 43 рубля.

http://lenta.ru/news/2013/06/18/devalvation/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16926
    • Просмотр профиля
Re: Экономика
« Ответ #12 : Июнь 24, 2013, 03:31:55 pm »
10:08, 24 июня 2013
Путин назначил нового министра экономического развития


Алексей Улюкаев
Фото: Алексей Филиппов / РИА Новости

Министром экономического развития РФ назначен Алексей Улюкаев, ранее занимавший пост заместителя главы Центробанка. Андрей Белоусов, который возглавлял Минэкономразвития, стал помощником главы государства по экономическим вопросам. Соответствующие указы подписал президент РФ Владимир Путин.

Белоусов сменил на посту помощника президента Эльвиру Набиуллину. Она возглавила Центробанк РФ. Заместителем главы ЦБ вместо Улюкаева, как сообщал ряд СМИ, станет начальник экспертного управления администрации президента РФ Ксения Юдаева.

Об этих перестановках российские СМИ писали, начиная с конца мая. По данным «Ведомостей», на пост министра экономического развития, помимо Улюкаева, претендовали глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев и замруководителя аппарата правительства Максим Акимов.

Андрей Белоусов, как писал Forbes, перешел на пост помощника президента, чтобы быть «поближе к шефу». «Ведомости» отмечали, что Белоусов, работая в правительстве Дмитрия Медведева, считался членом команды Владимира Путина. Он четыре года проработал в аппарате правительства, когда Путин был премьер-министром.

Президент РФ утверждал, что перестановки не изменят экономического курса. «Необходимым условием роста является благоприятная среда обитания экономики – макроэкономическая стабильность, дальнейшее снижение инфляции, ответственный бюджет и соблюдение бюджетного правила. Подчеркну: стратегический курс, который мы выбрали, останется неизменным. Это особенно важно. Этой политике мы будем следовать независимо от кадровых перестановок в Центральном банке России и в экономических блоках администрации президента и правительства», — заявлял Владимир Путин.

Алексей Улюкаев занимал пост заместителя председателя ЦБ РФ с 2004 года. До этого он был заместителем министра финансов. Улюкаев считается экономистом школы Егора Гайдара.

Андрей Белоусов работал министром экономического развития с мая 2012 года, когда Владимир Путин, заступив на третий президентский срок, утвердил состав правительства. На посту министра он выступал за увеличение финансирования инфраструктурных проектов за счет бюджета, добившись, как отмечали «Ведомости», выделения 526 миллиарда рублей на развитие Дальнего Востока.

http://lenta.ru/news/2013/06/24/aide/

Постаревший младореформатор: говорим "Улюкаев", подразумеваем "Гайдар/Чубайс/Кудрин"


   
Назначение Улюкаева предсказано давно. Настроение от этого не становится лучше. Основные вехи биографии говорят сами за себя.

В 1987-88 участник клубов "Перестройка" и "Демократическая перестройка", из которых вышло подавляющее большинство демшизы первой волны. Параллельно - участник "кружка молодых экономистов" во главе с Чубайсом. Старый друг и соратник Гайдара, который, будучи завотделом экономической политики журнала ЦК КПСС "Коммунист", устроил туда же Улюкаева - сначала консультантом, затем заведующим отделом. С ноября 1991 член правительственной "команды Гайдара": экономический советник правительства, руководитель группы советников председателя правительства, помощник 1-го заместителя председателя правительства (самого Гайдара). Примерно тогда же член специфической "аналитической группы Чубайса" (вместе с Бойко-Шамбергом, Сатаровым, Савостьяновым и Трапезниковым). В 1994-96 и 1998-2000 заместитель директора Института экономических проблем переходного периода (директор - Гайдар). В 1995-97 председатель Московской городской организации гайдаровской партии "Демократический выбор России" (ДВР). Соучредитель (вместе с Гайдаром) журнала "Открытая политика" и газеты "Демократический выбор". В 1996-98 депутат Мосгордумы (предвыборный штаб возглавлял координатор деятельности на территории РФ еврейской организации "Бейтар" Владимир Боксер). В 1999 вступил в Союз правых сил (СПС) Чубайса-Гайдара-Немцова. В 2000-04 1-й заместитель министра финансов Кудрина. В 2004-13 1-й заместитель председателя Центробанка. Член "бизнес-ложи" Московского английского клуба.





На досуге г-н Улюкаев балуется стихотворчеством (в 2002 издан сборник "Огонь и отсвет", в 2010 выпущен диск с песнями на его стихи, в 2012 издан сборник "Чужое побережье").


Езжай, мой сын, езжай отсель
На шарике найдёшь теперь

Немало мест, где шаг вперёд

Необязательно пятьсот

Шагов назад, где, говорят,

Не всё всегда наоборот

Где не всегда конвойный взвод

На малых выгонят ребят

Где не всегда затычку в рот

Бывает — правду говорят

Бывает голова вверху

А ниже — ноги

Где в хлеб не сыпали труху

И не смеялись над убогим:

Ха-ха, хе-хе, хи-хи, ху-ху

О боги!

-----------------------------------------------
Мои дети уселись и смотрят парад
Малыши — в радость им погремушки

Я смотрю на детей. Рад я или не рад?

И вообще: пушки или Пушкин?

Только не надо ля-ля и convential wisdom:

Мол, и то, и другое — тем лучше, чем больше

Мы всё в том же трясёмся вагоне хоть Троцкий изгнан,

Сталин в Гори, а Ленин в Польше.

Мы трясёмся в вагоне, раскачивая его.

Танки плавно так катят по Красной.

Что ты любишь на свете больше всего?

Детей и море. Это ясно.

А гусеницей по брусчатке — как гвоздём по стеклу

Здесь тоже нет сомнений

Хоть Троцкий — в мексиканском углу

В Гори Сталин, в Польше Ленин.

Мои дети уселись и смотрят парад.

Дочке новый купили наряд

Не остался и сын без обновки

Хотя он предпочёл бы винтовку

И патрончики или снаряд

Эй вы там на горе! А валите-ка в Гори

Или в Польшу иль в Мексику — мне всё равно

И не будет у нас с малышами ни горя

Ни беды ни войны — разве только в кино
-------------------------------------------------------
Я из вселенной Гуттенберга

Где редактировать непросто

Где от восторга и до морга —

Понятный и конечный остров

Где для богов не много места

Где есть законы и причины

Где из муки замесят тесто

И хлебушка поест мужчина

Где если шутят, то смеются

А если страшно, то боятся

Где души, словно струны, рвутся

Где струны рвут, а звуки — длятся

Где только пробило двенадцать

А тыква — вот она на блюдце

Возьми её за рупь за двадцать!

-------------------------------------------------------
На тридцать лет я дал обет молчанья

Но уж в часах песок перевернулся

Покуда он не сыпется ночами

Из тела хилого, и не переобулся

Я в обувь одноразовой природы

Любезен, не любезен ли народу

Порадую вас плоскими речами

Поскольку в плотской жизни я начальник

В духовной полагается аскеза

Я долго обрезался и обрезал

Почти что всё. Но уцелел случайно

Отросток малый и попал досрочно

В довольно унавоженную почву

Текущей жизни

Ну теперь — до тризны

-------------------------------------------------------
Всё было, прямо скажем, честь по чести

Хвалить — хвалю, а вот ругать не буду

Знал: хлеб из теста, для любви невеста

А прочее — каёмочка на блюде

Теперь другое: хлебушек-то горек

Невеста как-то очень повзрослела

А строй имел меня вовсю — такое дело

Да тут у каждого полно таких историй

-------------------------------------------------------
Меняю первородство на чечевичную похлёбку

И бабу, у которой я не первый.

Требования к похлёбке: едкая, к бабе — ёбкая

И желательно не полная стерва

С подлинным верно.






Два года назад Улюкаев говорил: "Госчиновником я себя точно не вижу. Наелся уже. Больше не надо".

http://general-ivanov.livejournal.com/1593730.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16926
    • Просмотр профиля
Re: Экономика
« Ответ #13 : Сентябрь 15, 2013, 01:33:02 pm »
Эксперт ООН: "Копите деньги и готовьтесь к новому кризису"

Анализ нынешнего экономического кризиса показывает, что мировая экономика находится на растущей стороне долгосрочного цикла. Об этом рассказал в опубликованном 9 сентября "Радио ООН" интервью профессор Колумбийского университета Хосе Окампо.

Окампо ранее возглавлял департамент ООН по экономическим и социальным вопросам и несколько десятилетий изучает экономические циклы, как и его предшественник - русский экономист Николай Кондратьев, выдвинувший и обосновавший теорию циклов экономической конъюнктуры ("К-циклы" или "К-волны"). По мнению Окампо, сейчас мировая экономика находится на вершине пятой "К-волны", чему свидетельство - развитие электроники, робототехники, вычислительной, лазерной и телекоммуникационной технологий.

"Не говоря об обычных бизнес-циклах, которые длятся около восьми лет, существуют долгосрочные движения спроса, на которые могут влиять различные события. Они могут привести к инновациям, увеличить спрос на товары, и что важней всего, они дают толчок к развитию экономик стран, которые вовлечены в торговлю. В настоящем цикле доминирует Китай", - сказал Окампо.

Он отметил также: "Сейчас мы испытываем большой рост цен на товары народного потребления, который начался в 2003-2004 гг. и продолжается по сей день. Их спад произошел только с развалом компании "Леман Бразерс" в сентябре 2008 года, с которого начался глобальный финансовый кризис. Сейчас мы находимся на растущей стороне долгосрочного цикла, который согласно статистике, продолжается на протяжении 30-40 лет".

Учёный считает, что развитие Китая оказало сильное влияние на развитие мировой торговли - в частности, на корректировку цен, которые в 80-90х годах XX века сильно снизились. В частности, он отметил: "Обывателям кажется, что цены с тех пор неимоверно выросли, хотя на самом деле они так сильно упали в те годы, что сейчас в некоторых сферах экономики, как например, в сельском хозяйстве, мы даже не вернулись к ценам 70-х годов. А вот в торговле металлами и нефтью мы эти цены уже перекрыли. Так что, можно сказать, что мы находимся в фазе восстановления".

"В долгосрочной перспективе тенденции роста цен определяют экономический курс стран-производителей. Они либо продолжают торговать товарами, либо перестают это делать. Кроме того, все знают, что цены на товары широкого потребления то растут, то падают, поэтому нужно попытаться осознать цикличность таких процессов, чтобы понять, сколько средств можно сэкономить во время роста, для того, чтобы использовать их потом, во время спада", - пояснил профессор Колумбийского университета. При этом он обратил внимание на необходимость подготовки к очередному кризису.

"У стран просто нет возможности предотвратить кризис, потому что кризисы носят глобальный характер. Можно научиться управлять его последствиями. При разработке соответствующей политики необходимо учитывать два фактора. Во-первых, необходимо создавать фундамент для стабилизации, т.е. во время бума экономить средства и использовать их во время спада, в противном случае последствия кризиса будут очень болезненными. Во-вторых, нельзя ожидать, что рост цен будет продолжаться вечно. Необходима диверсификация экономики - допустим, используя рост цен на энергоресурсы, можно вкладывать получаемые средства в другие отрасли экономики, чтобы впоследствии они смогли противостоять последствиям кризиса", - рассказал Окампо.

"Прогнозировать цены очень сложно. Ясно, что все повторяется по кругу, но каждый цикл по-своему уникален. Единственное, что их объединяет - это то, что бум не может продолжаться вечно. Поэтому участники мирового рынка торговли должны помнить об этом, а не пытаться прогнозировать, насколько низко упадет цена на тот или иной товар. Поэтому не доверяйте сценариям, а просто копите деньги и готовьтесь к новому кризису", - заявил профессор Колумбийского университета.

Как сообщало ИА REGNUM, по итогам I полугодия 2013 года объем внешней торговли товарами государств - членов Таможенного союза и ЕЭП с третьими странами составил $447,6 млрд, в том числе $284,8 млрд экспорт и $162,8 млрд импорт. Объем внешней торговли товарами стран ТС и ЕЭП по сравнению с аналогичным периодом 2012 г. объем внешней торговли сократился на 1,8% ($8,2 млрд). Стоимостной объем экспорта товаров уменьшился на 4,7% ($14,2 млрд), импорт увеличился на 3,8% ($6 млрд). В итоге сальдо внешней торговли товарами сложилось положительное в размере $122 млрд (за I полугодие 2012 г. его величина составляла $142,2 млрд). Суммарный стоимостный объем взаимной торговли стран ТС и ЕЭП в I полугодии 2013 г. составил $31,5763 млрд (93,6% к уровню соответствующего периода 2012 г.), сказано в отчёте ЕЭК.



Подробности: http://www.regnum.ru/news/polit/1707596.html#ixzz2ex6VLjdF
Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16926
    • Просмотр профиля
Re: Экономика
« Ответ #14 : Ноябрь 14, 2013, 01:03:15 pm »
ТРЕТЬЕГО НЕ ДАНО

 Хочу возразить Александру ФРОЛОВУ




В приложении к вашей газете «Отечественные записки» (№ 23 от 31.10.2013) была опубликована статья А. Фролова «Где момент перелома?». Вполне понятна искренняя заинтересованность ее автора в том, чтобы понять суть процессов, происходящих в нашей стране в последние десятилетия. Понятна и приверженность его той методологии, которой он придерживается в своих аналитических построениях. Однако далеко не всегда можно согласиться с заключениями Фролова, даже если он ссылается на авторитетные фигуры Маркса и Ленина. Особенно в тех случаях, когда выводы последних некритически, сугубо механически прилагаются к современным условиям, кардинально отличным от тех, которые существовали во времена классиков.

Фролов совершенно верно отмечает, что «наибольшая путаница по-прежнему наблюдается в вопросе, существует ли капитализм в России». (К этому можно добавить, что еще большая путаница наблюдается в вопросе, существовал ли социализм в СССР. Начиная с Троцкого спорят до сих пор). И тут же заключает: «Первоначальное накопление в основном завершилось и начался период «правильной» капиталистической эксплуатации, основанной на выжимании прибавочной стоимости из наемной рабочей силы». Далее будет еще одно упоминание пресловутого первоначального накопления – при описании второго, по автору, периода развития экономики, о котором сказано, что «это и есть классический период первоначального накопления капитала – период проедания советского наследства».

Здесь по какой-то одному автору известной причине отождествляются первоначальное накопление капитала и проедание советского наследства. Почему проедание есть одновременно и накопление, тем более классическое, совершенно непонятно. Каким образом уничтожение одного материального основания (производственной базы, основных фондов) может быть одновременно возникновением другого материального основания (основного капитала, который физически и есть те самые основные фонды)?

Попробуем прежде определиться с первоначальным накоплением капитала. Обратимся к человеку, довольно неплохо разбиравшемуся в данном вопросе, к Марксу – «процесс, создающий капиталистическое отношение, не может быть ничем иным, как процессом отделения рабочего от собственности на условия его труда, – процессом, который превращает, с одной стороны, общественные средства производства и жизненные средства в капитал, с другой стороны, – непосредственных производителей в наемных рабочих. Следовательно, так называемое первоначальное накопление есть не что иное, как исторический процесс отделения производителя от средств производства. Он представляется «первоначальным», так как образует предысторию капитала и соответствующего ему способа производства».

Вот теперь перед нами вполне классический процесс первоначального накопления капитала в изложении Маркса. Как видим, это довольно длительный исторический период, целая эпоха в жизни обществ, первыми встававших на этот путь. На этом пути параллельно шли два процесса – накопление собственно капитала в форме производственного (прежде всего) и денежного капитала и накопление лично свободной рабочей силы, не имеющей средств производства.

Но разве этот исторический период сравним с тем переходом к капиталистическим общественным отношениям, который происходил во время крушения СССР? Ни по временным, ни по сущностным параметрам в этих процессах нет ничего общего. То что стало капиталом (основным и переменным), уже существовало в стране, причем в развитой форме, на уровне, соответствовавшем мировому. Никакого накопления не требовалось, всё необходимое было в наличии, оставалось только прибрать это к липким рукам.

Практически мгновенно, по историческим меркам, общенародная собственность была превращена в частную, а рабочий класс отделен от нее и превратился в пролетариат в классическом определении. То что сознание этого нового пролетариата некоторое время по инерции оставалось сознанием свободного рабочего, т.е. человека, не готового к работе в новых условиях и потому растерявшегося, сути дела не меняет.

В классическом варианте, как видим, наемные рабочие появились за счет разложения феодального общества, в российском варианте рабочий класс априори существовал как весьма квалифицированная рабочая сила. Всего одним действием – введением частной собственности – он был капитализирован, т.е. превратился в источник создания прибавочной стоимости. К сожалению, особого возмущения это преступление у класса не вызвало, хуже того, вначале находило поддержку некоторой его части.

То же самое можно сказать и о средствах производства – они не были результатом многолетнего накопления и воздержания, вся собственность разом досталась появившимся «капиталистам» как манна небесная.

Как видим, ни о каком первоначальном накоплении капитала в российском варианте не может быть и речи – была осуществлена преступная экспроприация общенародной собственности и самого рабочего класса, и даже шире – всего народа, в интересах ничтожной (во всех смыслах) кучки власть предержащих и их окружения. Не стоит также преуменьшать и роль международного олигархического капитала, оказавшего в своих интересах огромное влияние на отмеченные процессы. Но при этом будет ошибочным впадать в конспирологические изыски – все процессы происходили под решающим влиянием внутренних противоречий советского общества, глубокое исследование которых еще предстоит, но это другая тема.

Резюмируем. Суть классического первоначального накопления – в исторически относительно длительном процессе создания производственного капитала и появления рабочей силы, которую можно капитализировать. Этот процесс происходил на фоне разложения феодального общества и сопровождался значительным ростом производительных сил нового возникающего общества.

Суть возврата к капиталистическим отношениям в российском варианте – в преступной (поскольку это было в интересах немногих и в ущерб интересам всего общества) экспроприации общенародной собственности и самого общества. Результатом было разрушение единого народно-хозяйственного организма, обнищание основной массы населения, т.е. деградация общества.

Итак, неправильное представление Фроловым сущности происходивших в стране процессов ведет к неверным выводам. Три обозначенных им периода (первый период, как относящийся к советскому времени, следует исключить), отчетливо проявляющиеся на приведенном графике, сущностно представляют собой совершенно другие процессы, чем это описано в статье. Попробуем разобраться, какие именно.

Период 1992–1999 гг. У Фролова это «первоначальное накопление капитала путем проедания советского наследства». О соотношении проедания и накопления уже было сказано. Отмечаемый в этом периоде спад производства есть совершенно естественное следствие проведенной приватизации – единый хозяйственный государственный организм разрушается, поскольку «эффективные собственники» озабочены не производством продукции, нужной стране, а разделом доставшегося имущества и закреплением его за собой. Производственные связи рушатся, степень разделения труда и, соответственно, сложность продукции падают, производственные комплексы разрушаются.

Эти процессы усугубляются еще одним обстоятельством. Появившиеся «капиталисты» пытаются выйти на внешний рынок, давно являющийся мировым. Но если советская промышленность могла по некоторым направлениям вполне успешно конкурировать с капиталистическим окружением, имея за собой силу государства, то новые собственники, для того чтобы их допустили на внешний рынок, вынуждены уступать часть собственности иностранным, сиречь западным, компаниям, иначе им туда не попасть. Какая часть собственности досталась зарубежным хозяевам, мы вряд ли скоро узнаем, но можно не сомневаться, что очень значительная, возможно, решающая (при этом формально собственником может быть субъект с российским гражданством, что несущественно для фактического собственника). Косвенно это подтверждается уничтожением многих видов высокотехнологичных производств, которые были вполне конкурентоспособны на мировом рынке (например, обрабатывающих центров с программным управлением). Об этом фактически говорит и Фролов, никак не комментируя: «Разовое сокращение чистого вывоза … в 1995 году объясняется, очевидно, приватизацией крупнейших кусков госсобственности на позорно знаменитых залоговых аукционах. Недаром же чистый приток капитала наблюдался единственный раз за весь восьмилетний период именно во втором квартале того года». Нетрудно понять, чей капитал и с какой целью «притек» на аукционы из-за границы. Однако в целом капитал ежегодно вывозится из страны в немалых объемах. Так какое же это накопление?

Период 2000–2007/08 гг. – это «эксплуатация остатков советского наследства», по характеристике А. Фролова.

Это очень интересный и неоднозначный период. «Рост производства сопровождается ростом потребления. Это означает, что начался период «правильной» эксплуатации и извлечения прибавочной стоимости», утверждает Фролов.

Действительно, отношения олигархов-аборигенов и их зарубежных патронов налажены, можно выкачивать прибавочную стоимость вполне традиционным путем. Конкурирующие российские производства уничтожены, те же, в которых международный капитал заинтересован (прежде всего сырьедобывающие), стабилизированы и усиленно эксплуатируются.

«Два момента, – пишет Фролов, – свидетельствуют о капиталистическом характере развития: синхронное возобновление роста ВВП и роста потребления; уменьшение вывоза капитала и переход к его ввозу». И на фиксации этих фактов останавливается. Тогда как именно резкое увеличение ввоза капитала и значительное преобладание его над вывозом в 2006–2007 гг. вызывает вопросы и должно быть объяснено. Фролов говорит, что это «пример быстрого междукризисного капиталистического экономического роста», но констатация еще не объяснение.

И Маркс в «Капитале», и Р. Гильфердинг в «Финансовом капитале» убедительно показывают, что вывоз капитала является, в числе прочего, средством подчинения экономики страны ввоза капиталу страны вывоза. В данном случае страной ввоза являлась Россия. Так на покупку чего пошли многие миллиарды долларов, ввезенных в страну? Нетрудно догадаться, известно, по каким «высоким» ценам режим распродавал государственное (читай народное) имущество.

И еще, столь резкое увеличение притока капитала должно было вызвать, хотя и не сразу, увеличение производства и как следствие – ВВП. Но такого роста на графике нет, напротив, уже в 2008 г. следует резкий спад. А это значит, что ввезенный капитал был предназначен не для вложения в производство, а для скупки оставшихся государственных предприятий за бесценок.

Все эти факты подтверждают вывод, что крупный российский капитал не имеет самостоятельного значения, он полностью подчинен зарубежному, точнее западному, капиталу и действует исключительно в его интересах. Да иного и быть не может, это совершенно объективное обстоятельство, вызванное тем фактом, что, разрушая экономику внутри страны, доморощенный капитал не может найти рынок сбыта для своих товаров, а на внешнем рынке правила диктует международный олигархический капитал. Так что перед российским капиталом с самого начала не было дилеммы – самостоятельность или подчинение – ему априори было суждено повиновение. И политический режим, действующий де-юре в интересах крупного российского капитала, де-факто действует в интересах международного олигархического капитала. Так что все споры, ведущиеся режимом во внешних делах, это всего лишь обычная рыночная торговля за более крупный кусок для олигархического российского капитала, но не для страны и народа.

Здесь же отметим и довольно странное для марксиста, каковым считает себя Фролов, деление капитала на «правильный» и «неправильный». Отличие их, по Фролову, в том, что первый «правильно» извлекает прибавочную стоимость, при этом пресловутая «правильность» никак не поясняется. Автору статьи, в свое время штудировавшему «Капитал» Маркса, должно быть известно, что целью капитала является прибыль и он не остановится перед любым преступлением ради своей выгоды («при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы», – цитирует Маркс профсоюзного деятеля Даннинга).

Чем более жестоко, согласно своей сущности, действует капитал, тем более он «правильный». С этой стороны российский капитал «правильнее» западного, в погоне за прибылью он совершенно не считается с условиями труда, выжимая из современных пролетариев даже их здоровье и жизнь (интересующиеся могут ознакомиться с методами российского «правильного» капитала здесь – http://scepsis.net/library/id_3502.html, http://cepsis.net/library/id_2333.html).

По своей сущности любой капитал «правильный», отличие только в форме проявления этой сущности. Западный капитал еще считается с рабочими (своей переменной частью), российский капитал при всемерной поддержке политического режима практически полностью их пока подавляет, надолго ли – зависит от самих пролетариев.

Период 2008/09–2012 гг. «Кризис капиталистической экономики». Здесь бросается в глаза чрезвычайно быстрый рост вывоза капитала из страны – парадоксально, превышение ввоза над вывозом в 2007 г. сменилось гораздо более значительным превышением вывоза над ввозом в 2008 году. По этой причине начальную границу периода целесообразно перенести с 2008 г. на 2007 год.

Но отмеченный вывоз капитала не является попыткой российского капитала завоевать новые рынки для себя и получить дополнительную прибыль за границей (как об этом пишут Маркс и Гильфердинг), это вывод иностранным капиталом (даже если формально капитал выведен российским собственником) своих активов на фоне наметившейся нестабильности мировой экономики. Международный олигархический капитал спасает себя, в том числе и за счет российских олигархов, что же говорить о народе России.

Фролов отмечает, что «доля государственной собственности в основных фондах резко сократилась сразу на четверть – с 24% в 2008 г. до 18% в 2012 году. Общая картина получается такая: государство бежит из экономики, оставляя собственность частному капиталу, а капитал бежит из России. Налицо обострение противоречий капитализма».

Общая картина получается совершенно иная: режим (а не государство, как у Фролова) под давлением международного капитала за бесценок распродает остаток государственной собственности (неважно, если формально эту собственность приобретают российские собственники, они при всем желании не могут действовать на мировом рынке самостоятельно), а капитал (международный капитал) стремительно вывозит из страны всё, что только может вывезти. Разумеется, что обострение противоречий капитализма налицо, но главное не констатация этого факта, а умение и желание воспользоваться ростом противоречий в интересах народа России.

Подводя итог своим рассуждениям, Фролов вновь говорит о наступлении периода «правильного» функционирования российского капитала и перехода к «правильному» извлечению прибавочной стоимости. Но цифры, им приводимые, свидетельствуют об обратном. Если в действительности дело обстоит так благолепно, как это видится Фролову, то и следствием «правильных» капиталистических отношений должно быть такое же «правильное» соотношение потребления квинтилей, как в развитых капиталистических странах и такое же «правильное» положение рабочего класса. Однако в России, как он сам же отмечает, происходит обеднение бедных и обогащение богатых. Соотношение квинтилей – как в колониях: развивается не столько «правильный» капитализм, сколько неправильное натуральное хозяйство, обеспечивающее элементарное выживание людей. Это еще одно косвенное подтверждение подчиненного положения российского капитала.

Завершая статью, Фролов говорит: «Развитие капитализма есть не что иное, как процесс углубления и обострения его противоречий».

Эта абстракция, взятая сама по себе, ни о чем не говорит и ничего не объясняет. Развитие капитализма далеко не в последнюю очередь есть процесс интенсивного развития производительных сил. Именно развивающееся материальное производство как общественное производство при частном присвоении результатов этого производства постоянно воспроизводит противоречия капитализма. Вне развивающегося материального производства обострение противоречий останется только на газетной бумаге.

«Противоречие, выраженное в самой общей форме, состоит в том, что капиталистическому способу производства присуща тенденция к абсолютному развитию производительных сил…

Средство – безграничное развитие общественных производительных сил – вступает в постоянный конфликт с ограниченной целью – увеличением стоимости существующего капитала. Поэтому, если капиталистический способ производства есть историческое средство для развития материальной производительной силы и для создания соответствующего этой силе мирового рынка, то он в то же время является постоянным противоречием между такой его исторической задачей и свойственными ему общественными отношениями производства». Это снова Маркс.

Но где же это развитие производительных сил в современной России? (Рост ВВП это еще не рост производительных сил. Стоит цене на углеводороды чуть-чуть упасть, как пресловутый ВВП рухнет весьма значительно.) Можно, конечно, сказать, что обострение противоречий в стране растет на фоне стагнации (вернее, деградации) производительных сил. Но этим будет описана совершенно другая реальность, а именно загнивание капитализма, но никак не рост его, как это представляет Фролов.

Так что «свет в конце тоннеля», который видится Фролову, это совсем не тот свет, который светит на самом деле.

На основании изложенного можно сделать некоторые выводы.

Так называемого первоначального накопления капитала в России не было. Была совершена  преступная экспроприация общенародной собственности и самого народа в интересах небольшой кучки власть предержащих. Условия для осуществления этой преступной акции стали возможны вследствие обострения внутренних общественных противоречий в СССР.

Доморощенный крупный капитал априори был объективно лишен всяких альтернатив – он может существовать только как агент и вассал международного олигархического капитала.

По этой причине политический режим, де-юре действуя в интересах крупного российского капитала, де-факто действует в интересах международного капитала.

Все процессы, происходящие в России, в том числе и так называемое развитие российского капитала, следует рассматривать как процессы, происходящие в стране, экономика которой полностью зависима от международного капитала.

Любой лозунг о приоритете для «отечественного производителя» в противовес иностранному есть ложный лозунг, как не отражающий сути происходящих процессов.

Есть производители и производители. Есть крупный капитал, полностью зависящий от международного капитала и являющийся его агентом в России, и есть средний и малый бизнес, пытающиеся выжить под давлением крупного капитала.

Крупный капитал не выполняет функции развития производительных сил и объективно этого делать не будет вследствие своего подчиненного положения. Его главное предназначение, определенное ему международным капиталом, создание и поддержание условий повышенной эксплуатации российской рабочей силы и стабильная поставка природных ресурсов на международный рынок, в чем его усиленно поддерживает политический режим.

Значительная часть среднего и тем более малый бизнес самим своим положением ориентированы на внутренний рынок, иного для них просто не может быть (за редчайшими исключениями, которые можно не принимать в расчет). Они находятся под всё усиливающимся давлением крупного капитала посредством перманентного увеличения цен на сырье и энергоносители, и речь следует вести, скорее, об их выживании, а не о развитии. Эти части совокупного капитала антагонистичны, как ни парадоксально на первый взгляд, по отношению к крупному российскому капиталу, они как раз заинтересованы в развитии производительных сил страны и расширении внутреннего рынка.

По указанным причинам главным политическим вопросом в сложившейся ситуации является вопрос национального освобождения. По сути это может быть единственно освобождением от власти российского олигархического капитала и служащего ему политического режима. Причем отстранение от власти политического режима должно предшествовать освобождению от власти крупного капитала, что по форме может быть осуществлено как его национализация новой властью.

Борьба за национальное освобождение может быть успешной только под лозунгом ликвидации олигархического капитала. Вопрос о движущих силах, попутчиках и союзниках в предстоящей борьбе следует решать исходя из сложившегося положения и расстановки сил.

Капиталистические противоречия в России обострены донельзя. Но это не противоречия развития капитала, а противоречия его подчиненного положения, в соответствии с которым крупный российский капитал объективно будет действовать в интересах международного капитала, подчиняя ему собственные интересы. При этом интересы крупного капитала объективно антагонистичны интересам среднего и малого бизнеса. О положении рабочих нечего и говорить, степень эксплуатации пролетариата достигла невероятного уровня, его профессиональная деградация продолжается.

В заключение еще раз процитируем Фролова: «Развитие капитализма есть не что иное, как процесс углубления и обострения его противоречий. Попытки же искусственно их сгладить и притупить – реакционны».

Как абстракция это утверждение верно, но отвлеченную абстракцию невозможно применить к конкретной реальности, не наполняя абстракцию новыми определениями, приближающими абстракцию к конкретности жизни. А российская реальность заставляет поворачиваться абстракцию совершенно иной стороной.

О каком же развитии российского капитализма можно говорить, когда налицо деградация производительных сил, прежде всего наиболее наукоемких, и самого народа?

Противоречия – это объективная реальность (вернее, ее отражение в общественных отношениях), они возникают и развиваются по вполне объективным законам. Их нельзя «сгладить и притупить», их можно либо использовать в интересах народа, либо не использовать. Первое – прогрессивно, второе – реакционно, и некие мифические действия по сглаживанию и притуплению здесь совершенно ни при чем.

Ждать же завершения «развития» российского капитализма – смерти подобно, либо он нас, либо мы его. Tertium non datur.

А.П. ПЕТРОВ

http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=595298

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16926
    • Просмотр профиля
Re: Экономика
« Ответ #15 : Январь 16, 2014, 12:31:44 am »
15:44, 15 января 2014
ЦБ предупредил о риске стагфляции в России

Российской экономике грозит стагфляция, процесс, при котором высокая инфляция сочетается со стагнацией. Такое мнение выразила на Гайдаровском форуме первый зампред ЦБ Ксения Юдаева. Трансляцию можно посмотреть на сайте форума.

По словам Юдаевой, стагфляция сейчас возникла в целом круге стран с развивающейся экономикой. В частности, такой процесс наблюдается не только в России, но и в Бразилии. Зампред ЦБ сообщила, что стратегию развития страны нужно строить, исходя из этого вызова.

С такой характеристикой согласился министр экономического развития России Алексей Улюкаев. По его словам, нынешние процессы в экономике страны действительно могут быть определены как стагфляция.

По итогам 2013 года инфляция в стране составила 6,5 процента, слегка уменьшившись по сравнению с показателем предыдущего года (6,6 процента). Этот показатель считается высоким по современным меркам развитых государств, где, как правило, инфляция не превышает 5 процентов.

В то же время ВВП страны в 2013 году по предварительным данным вырос лишь на 1,4 процента, что является худшим показателем за последние четыре года. Прогноз роста снижался Минэкономразвития по ходу года несколько раз.

В истории стагфляция была наиболее ярко выражена в США и Европе в 70-х годах, когда рост цен наложился на стагнацию в экономике. Выход из ситуации был найден лишь в середине 80-х годов, когда радикальная либерализация экономики существенно замедлила рост цен и привела к подъему ВВП.

http://lenta.ru/news/2014/01/15/stag/