Автор Тема: Октябрь 1993  (Прочитано 29430 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17630
    • Просмотр профиля
Октябрь 1993
« : Февраль 27, 2013, 01:24:17 pm »
http://zapravdu.ru/content/view/235/36/

Забытые жертвы октября 1993 года

           
  21 сентября-5 октября 1993 года произошли трагические события новейшей российской истории: роспуск по президентскому указу № 1400   Съезда народных депутатов и Верховного Совета России в нарушение действующей на тот момент Конституции РСФСР, почти двухнедельное противостояние, завершившееся массовыми расстрелами защитников Верховного Совета 3-5 октября у телецентра в Останкино и в районе Белого Дома. В официальном списке погибших, предоставленном Генеральной прокуратурой России, числилось 147 человек. Список, составленный по материалам парламентских слушаний в Государственной Думе России (31 октября 1995 г.), включал 160 фамилий. Из 160 человек 45 - погибшие в районе телецентра "Останкино", 75- в районе Белого Дома, 12 - "граждане, погибшие в других районах Москвы и Подмосковья", 28 - погибшие военнослужащие и сотрудники МВД. Причем в состав двенадцати "граждан, погибших в других районах Москвы и Подмосковья", попали Алферов Павел Владимирович (24 года) с указанием "сгорел на 13 этаже Дома Советов" и Тарасов Василий Анатольевич(51 год), по заявлению близких участвовавший в защите Верховного Совета и пропавший без вести.
Из 141 погибшего, над телами которых производились судебно-медицинская экспертиза, в морги и больницы Москвы 43 были доставлены из района телецентра "Останкино", 92 из "района Белого Дома", 6 из других районов Москвы. (Площадь Свободной России М., 1994. с. 167). В перечне убитых "в районе Белого Дома" свидетели опознали лишь несколько человек, погибших непосредственно в здании.  (Иванов Иван. Анафема // Завтра. Спецвыпуск № 2. с.15). Остальные погибли на баррикадах, на прилегающих к Дому Советов улицах и во дворах. За 40 трупов, якобы вынесенных с первых этажей Белого Дома, выдавались трупы собранные 4 октября медбригадой Ю. Холькина и снесенные под Калининский мост: "Перед тем, как стемнело, мы насчитали под мостом 41 труп". (Иванов И. Указ. соч.с.15). Возникает вопрос: куда исчезли трупы из здания Дома Советов, основная часть трупов с дворов и трупы со стадиона "Красная Пресня" и сколько их было?
Прежде всего, необходимо привести свидетельства гибели людей и расстрелов в здании Дома Советов. Вот что, например, рассказал в интервью газете "Омское время" (1993. № 40) народный депутат России Вячеслав Иванович Котельников: "Сначала, когда с каким-нибудь заданием пробегал по зданию, ужасало количество крови, трупов, разорванных тел. Оторванные руки, головы. Попадает снаряд, часть человека сюда, часть - туда…А потом привыкаешь. У тебя есть задание, надо его выполнить". (Площадь Свободной России. М., 1994. с. 152-153).
Инженер Н.Мисин утром 4 октября укрылся от стрельбы вместе с другими безоружными людьми в подвале Дома Советов. Когда первый этаж 20-го подъезда захватили военные, людей вывели из подвала и положили в вестибюле. Раненых унесли на носилках в комнату дежурных охраны. Н. Мисина через некоторое время отпустили в туалет, где он увидел следующую картину: "Там аккуратно, штабелем, лежали трупы в "гражданке". Пригляделся: сверху те, кого мы вынесли из подвала. Крови по щиколотку…Через час трупы стали выносить". (Площадь Свободной России М.,1994. с. 117).
Расстрел защитников Верховного Совета продолжился в близлежащих дворах и на стадионе "Красная Пресня". И снова выдержки из рассказа  В. И. Котельникова: "Вбежали во двор, огромный старый двор, квадратом. В моей группе было примерно15 человек… Когда мы добежали до последнего подъезда, нас осталось только трое…Побежали на чердак - двери там, на наше счастье, взломаны. Упали среди хлама за какую-то трубу и замерли…Мы решили лежать. Объявлен комендантский час, все оцеплено ОМОН(ом), и практически мы находились в их лагере. Всю ночь там шла стрельба. Когда уже рассвело, с полшестого до полвосьмого мы  приводили себя в порядок…Начали потихоньку спускаться. Я, когда дверь приоткрыл, чуть не потерял сознание. Весь двор был усеян трупами, не очень часто, вроде в шахматном порядке. Трупы все в каких-то необычных положениях : кто сидит, кто на боку, у кого нога, у кого рука поднята и все сине-желтые. Думаю, что же необычного в этой картине? А они все раздетые, все голые". (Площадь Свободной России. М., 1994. с. 154-155).
Местные жители свидетельствуют, что стрельба во дворах и на стадионе "Красная Пресня" продолжалась всю ночь. Ю.Е. Петухов, отец Наташи Петуховой, расстрелянной в ночь с 3-го на 4-е октября у телецентра "Останкино" свидетельствует: "Рано утром 5 октября, еще затемно, я подъехал к горевшему Белому Дому со стороны парка…Я подошел к оцеплению очень молодых ребят-танкистов с фотографией моей Наташи, и они сказали мне, что много трупов на стадионе, есть еще в здании и в подвале Белого Дома…Я вернулся на стадион и зашел туда со стороны памятника жертвам 1905 г. На стадионе было очень много расстрелянных людей. Часть из них была без обуви и ремней, некоторые раздавлены. Я искал дочь и обошел всех расстрелянных и истерзанных героев". (Площадь Свободной России. М., 1994. с. 87).
Большая часть трупов все-таки попала в морги, откуда потом они бесследно исчезли. Съемочная группа телепрограммы "ЭКС" (Экран криминальных сообщений) снимала в морге Боткинской больницы. Вот свидетельство оператора Николая Николаева: "Морг был переполнен. Трупы лежали вповалку на носилках: валетом, друг на друге. Было много трупов с совершенно обезображенными лицами, на которые были накинуты полотенца …Нам удалось снять, как подъехавший к моргу закрытый фургон, в котором могут и продукты и что угодно возить - в нем были какие-то деревянные ячейки, - стали подвозить трупы, упакованные в полиэтиленовые мешки". (Площадь Свободной России М., 1994. с. 165-166). Депутату А.Н. Грешневикову "под честное слово", что он не назовет фамилии, в том же морге Боткинской больницы рассказали, что "трупы из Дома Советов были; их вывозили в фургонах в полиэтиленовых мешках; сосчитать их было невозможно - слишком много". (ГрешневиковА.Н. Расстрелянный парламент. Рыбинск, 1995. с. 118). "Я был на опознании в морге Боткинской больницы, Склифа и других, - свидетельствует Ю.Е. Петухов, - и везде одна и та же скорбная картина - стеллажи расстрелянных молодых людей в 4-5 ярусов. Все морги, где я был, были переполнены. Я не считал погибших, но то, что я видел, говорит, что их было больше тысячи". (Площадь Свободной России М., 1994. с.87-88).
По данным И. Иванова трупы в Доме Советов "были снесены чистильщиками в туалеты цокольного этажа 20 и 8 подъездов, окна которых выходят прямо во внутренние дворики,… к которым вплотную и подгонялись крытые грузовики - КАМАЗ и ЗИЛ". (Иванов И.Указ. соч. с. 15). Это подтверждается словами командира роты десантников капитана А. Емельянова: "В ночь с 4 на 5 октября трупы вывозили в несколько рейсов. Подъезжали КАМАЗ и крытый ЗИЛ". (Грешневиков А.Н. Указ. соч. с.265) На первых этажах со стороны 20-го подъезда некоторое время (несколько недель после штурма) были заколочены туалеты. (Иванов И. Указ. соч. с.15).
Галина Михайловна рассказала, что ее муж, военнослужащий, вскоре после расстрела Белого Дома видел на железной дороге товарный состав. Причем начальные и последние вагоны состава были загружены тем, что обычно перевозится в товарняках. А четыре срединных вагона были заполнены трупами. Трупов было очень много, они лежали штабелями.
Если верить показаниям анонимного шофера из подмосковного колхоза, приславшего свое свидетельство в газету "Литературная Россия" в начале 1994г., то первый вывоз трупов со стадиона происходил еще вечером 4 октября . 3 октября около 7 часов вечера в районе метро "Семеновская" этот человек вместе с машиной ЗИЛ-130 был задержан милицией. Ему сказали, что его машина "мобилизована на хозработы по городу". За руль сел милиционер, и машину перегнали сначала в район телецентр "Останкино", а затем к метро "Краснопресненская", поставили в переулке. "Таких машин с гражданскими номерами, - свидетельствует колхозник, - стояло с десяток, а то и более, под присмотром уже военных с автоматами… Утром около 9 часов 4 октября все наши машины перегнали в район к Дому Советов. Моя машина и две другие с ярославскими номерами очутились на улице Заморенова, недалеко от стадиона. Около 9 часов вечера в машину посадили 12 человек какого-то сброда с лопатами и ломами. Затем машина въехала на стадион, и около стены люди стали отбирать убитых. Их было много, и все молодые. В кузове при фонарях убитых обыскивали и раздевали… В кузов вошли еще военные, и на вопрос капитана, моего соседа по кабине: "Осмотрели, сколько?"- послышался ответ: "61". После того как машина вывезла трупы за город, состоялся второй рейс. "Как только мы в 1 час 30 мин. подъехали к "Белому Дому", вернее, к соседнему с ним дому с большой аркой, машину загнали во двор и в квадрате двора стали собирать мертвых людей. Большинство из них были до пояса раздеты, особенно в подъездах… Когда в кузове сказали, что подобрано 42 трупа (из них 6 детей, 13 женщин и 23 мужчины), машина тронулась по кольцевой дороге". Этому человеку повезло: после второго рейса он смог бежать.
Трупы из здания Белого Дома частично были уничтожены в крематориях; часть трупов по данным правозащитной организации "Мемориал" "тайно захоронена на одном из военных полигонов в Подмосковье". (Иванов И. Анафема. СПб., 1995. с.453). (Сопоставим со свидетельством о товарных вагонах). Представитель "Мемориала" Евгений Юрченко в результате опроса рабочих и служащих Николо- Архангельского и Хованского крематориев выяснил, что в ночь с 5-го на 6-е, с 6-го на 7-е и с 7-го на 8-е октября туда прибывали машины, не принадлежавшие фирмам по ритуальным услугам, и доставляли трупы для кремации (иногда в пластиковых мешках, иногда в ящиках прямоугольного сечения). Кремация проводилась без обычного оформления документов. По репликам и в ходе расспросов тех, кто привозил трупы, рабочие смогли понять, что это были тела убитых в Белом Доме. На вопрос представителей "Мемориала", сколько же их было, рабочие давали разные ответы, от просто "много" до числа в 300-400 человек (в Николо-Архангельском крематории). Служащий Хованского крематория вел точную статистику: в ночь с 5-го на 6-е -58 трупов, в ночь с 7-го на 8-е -27, в ночь с 8-го на 9-е -9. (Площадь Свободной России. М., 1994. с.168).
3-5 октября 1993г. в Москве пропали без вести сотни людей. Но почему же так мало официальных обращений родственников пропавших без вести? Во-первых, значительную часть защитников Белого Дома составляли иногородние. Многие из них приехали в Москву негласно, не сообщив об этом родным, а некоторые вовсе не имели родных. Во-вторых, заявления по пропавшим без вести принимают только по месту прописки. В-третьих, родственники пропавших без вести, понимая бессмысленность поисков, не стали что-либо предпринимать, у некоторых не выдерживала психика. По сообщению "Мемориала" люди, родственники которых без вести пропали у Белого дома, найдены. Но по разным причинам они отказываются от публичных заявлений. (Площадь Свободной России. М., 1994. с. 169).
Участник православной правозащитной организации "Матросская тишина" рассказал, что, когда у Белого дома появилась Крестовоздвиженская часовня, туда стали приходить люди, в том числе от разных патриотических организаций. Они называли имена пропавших без вести, но, как правило, не оставляли обратных координат. Эти имена записывались по православной традиции (без фамилий и прочей информации). Всего в списке набралось около 50-ти имён погибших и пропавших без вести. Список не сохранился.
Данные о погибших и пропавших без вести собирало общество "Горбатый мост".
Комитетом памяти жертв трагических событий в сентябре-октябре 1993г. названы четыре человека, пропавшие без вести. Это Ассабин Андрей Анатольевич, Кузьминский Олег Васильевич (47 лет. Проживал в городе Таганроге Ростовской области), Тарасов Василий Анатольевич (51 год), Трофимов Владимир Николаевич.
Спустя десять лет после событий 1993г. автор этих строк случайно узнал от коллеги по работе о судьбе двух жителей деревни Минино Угранского района Смоленской области. Воронов Николай Романович (50-55 лет) и Плешкевич Игорь Данилович (50-55 лет) поехали на защиту Верховного Совета и пропали без вести. Они были одинокие люди, и, естественно, их никто не искал.
Между тем не всё ясно и с людьми, о которых известно, что они точно погибли. А. Н. Грешневиков называет в своей книге двух погибших, которые не значатся в официальных списках. Это Егорычев Дмитрий (22 года) и Колебакин Вячеслав Геннадьевич (41 год). При этом Егорычев Дмитрий числился в одном из первых списков погибших, опубликованных в газете "Литературная Россия" 26.11.93. (Литературная Россия.1993. № 42-43. с.3). В списке Комитета памяти жертв событий в сентябре-октябре 1993г. три человека: Барышев Андрей Владимирович (20 лет), Гочаев В.В. и Голубева Наталья Петровна (77 лет), - не значатся в списке Генпрокуратуры России (1994г.) и в списке, составленном по материалам парламентских слушаний (1995г.)
Случилась путаница с погибшими членами "Союза офицеров". Долгое время принимали подполковника Погорелова Е.В. (Пензенская область) и подполковника Погорелова А.Н. за одно лицо. Но потом выяснилось, что подполковник Погорелов Е.В. жив, а подполковник Погорелов А.Н. погиб.
Определить общее число погибших в событиях сентября - октября 93г. на сегодняшний день не представляется возможным. Необходимо специальное расследование на высоком государственном уровне. Ещё в 1994г. "Новая ежедневная газета" сообщила о существовании специальной секретной справки для высших должностных лиц о жертвах 3-5 октября. В справке, подписанной Грачёвым и Ериным, указана цифра - 948 убитых. По другим источникам в этой же справке названа цифра - 1052. (Грешневиков А.Н. Указ. соч. с. 271.) "Мемориал" собрал данные о гибели 829 человек. (Иванов И. Анафема. СПб., 1995. с.452). Многие независимые исследователи сходятся на цифре в 1500 погибших. И, если не будет проведено серьёзное расследование событий сентября-октября 93г., то подавляющее большинство жертв так и останется забытыми.
 
* * * Когда еще не догорел Дом Советов, власть уже приступила к фальсификации числа погибших в октябрьской трагедии.
Бывший следователь Генпрокуратуры Леонид Прошкин, работавший в 1993—1995 гг. в составе следственно оперативной группы по расследованию октябрьских событий, заявил о гибели 3—4 октября 1993 г. не менее 123 гражданских лиц и ранении не менее 348 человек. Он пояснил, что термин «не менее» употребил, потому что допускает «возможность некоторого увеличения числа потерпевших за счет не установленных погибших и раненых граждан». Причем в следственных документах, подчеркнул Прошкин, утверждения более категоричны. («Совершенно секретно». 1998. №10. С.7).
Поздно вечером 4 октября 1993 г. в СМИ прошло информационное сообщение: «Европа надеется, что число жертв будет сведено к минимуму». Рекомендацию Запада в Кремле услышали.
Рано утром 5 октября 1993 г. главе президентской администрации С.А. Филатову позвонил Б.Н. Ельцин. Между ними состоялся следующий разговор:
— Сергей Александрович, к вашему сведению, за все дни мятежа погибло сто сорок шесть человек.
— Хорошо, что вы сказали, Борис Николаевич, а то было такое ощущение, что погибли 700—1500 человек. Надо бы напечатать списки погибших.
— Согласен, распорядитесь, пожалуйста. («Газета». 2003.№183. С. 3).
В первые дни после штурма Дома Советов официальные лица, прежде всего медицинские работники, делали довольно странные и противоречивые заявления. Руководитель Главного медицинского управления Москвы (ГМУМ) А.Н. Соловьев на пресс конференции 5 октября сообщил, что «тела сторонников Руцкого и Хасбулатова», погибших при обороне Белого дома, останутся в здании бывшего парламента до окончания сотрудниками прокуратуры следственных действий. Вместе с тем, пояснил Соловьев, в других столкновениях 3—5 октября убито 108 человек.
6 октября зав. оперативным информационным отделом Центра экстренной медицинской помощи (ЦЭМП) Д.К. Некрасов заявил, что вывоз трупов из Белого дома еще не начат. Однако, по словам пресс секретаря ГМУМ И.Ф. Надеждина, представителям московского здравоохранения комендатурой Белого дома было заявлено, что внутри «этого объекта не обнаружено ни одного трупа». А зам. министра здравоохранения А. Москвичев заявил, что всего из Дома Советов будет вывезено около 50 трупов. Но прокурор Москвы Геннадий Пономарев, выйдя из Дома Советов, сказал, что количество убитых там исчисляется сотнями.
Так сколько же погибших было в Белом доме и его окрестностях? На этот вопрос помогут ответить свидетельства участников событий. Первые жертвы 4 октября появились около парламента рано утром, когда символические баррикады защитников прорвали бэтээры, открыв огонь на поражение. Свидетельствует Галина Н.: «В 6 часов 45 минут утра четвертого октября нас подняли по тревоге. На улицу мы выбежали сонные и сразу попали под пулеметный огонь… Потом мы несколько часов лежали на земле, а в десяти метрах от нас били бэтээры… Нас было около трехсот человек. Мало кто остался в живых. А затем мы перебежали в четвертый подъезд… Я наулице видела, что тех, кто шевелился на земле, расстреливали». По словам Евгения О., на площади было много убитых из тех, кто пришел на баррикады или жил в палатках у здания Верховного Совета. Среди них были и молодые женщины. Одна лежала с лицом, ставшим сплошной кровавой раной.
Расстрел шел и со стороны Дружинниковской улицы.
Вспоминает народный депутат России А.М. Леонтьев: «По переулку напротив «Белого дома» стояли шесть бронетранспортеров, а между ними и «Белым домом» за колючей проволокой лежали казаки с Кубани — человек 100. Они не были вооружены. Были просто в форме казаков… К подъездам из сотни казаков добежали не более 5—6 человек, а остальные все полегли». Свидетельствует Ирина Савельева: «Много трупов было во внутреннем дворе, где стояли палатки. Это мы видели еще утром из окон фракции «Россия», которые выходили именно туда».
Еще больше жертв оказалось при обстреле здания парламента. Депутат от Чувашии хирург Н.Г. Григорьев в 7 ч. 45 мин. утра 4 октября спустился на первый этаж в холл двадцатого подъезда. «Я обратил внимание, — вспоминает он, — на то, что на полу холла, а холл был самым большим в Доме Советов, лежали рядами более полусотни раненых, возможно и убитые, так как первые два с половиной ряда лежащих людей были накрыты с головой».
Через несколько часов штурма погибших заметно прибавилось. «Я вышел из приемной третьего этажа и стал спускаться на первый, — свидетельствует человек из окружения А.В. Руцкого. — На первом этаже — жуткая картина. Сплошь на полу, вповалку — убитые…Там их наваляли горы. Женщины, старики, два убитых врача в белых халатах. И кровь на полу высотой в полстакана — ей ведь некуда стекать.
В переходе от двадцатого к восьмому подъезду сложили больше двадцати убитых. Там же оставались около 30 раненых, из них 15 — тяжело. По свидетельству московского бизнесмена Андрея (имя изменено) только в их секторе находилось около ста убитых и тяжелораненых. Президент Ингушетии Руслан Аушев сообщил вечером 4 октября Станиславу Говорухину, что при нем из Белого дома вынесли 127 трупов, но много еще осталось в здании.
О судьбе большей части раненых, оставленных в Белом доме, можно только догадываться. «Раненых почему то тащили с нижних этажей на верхние», — вспоминал человек из окружения А.В. Руцкого. Потом их могли просто добить. Тем более что расстрелы защитников Дома Советов, в том числе раненых, проходили вполне открыто весь день.
Н.А. Брюзгина, помогавшая раненым в импровизированном «госпитале» на первом этаже в двадцатом подъезде, впоследствии рассказала О.А. Лебедеву, что, когда ворвавшиеся военные принялись вытаскивать раненых в коридор, оттуда стали доносится глухие звуки. Надежда Александровна, приоткрыв дверь туалета, увидела, что весь пол там был залит кровью. Там же горой лежали трупы только что застрелен ных людей. (см. воспоминания О.А. Лебедева на сайте 1993.sovnarkom.ru в разделе «Воспоминания»).
По словам офицера защитника, перешедшего утром 4 октября вместе с другими людьми из бункера в подвал Белого дома, «молодых парней и девушек хватали и уводили за угол в одну из ниш», затем «оттуда слышались короткие автоматные очереди».
Свидетельствует капитан 1 го ранга В.К. Кашинцев:
 «Примерно в 14 ч. 30 мин. к нам пробрался парень с третьего этажа, весь в крови, сквозь рыдания выдавил: «Там внизу вскрывают комнаты гранатами и всех расстреливают, уцелел, так как был без сознания, видно, приняли за мертвого».
Люди, выходившие «сдаваться» днем 4 октября из двадцатого подъезда, стали свидетелями того, как штурмовики добивали раненых. Многие люди при начавшемся интенсивном обстреле поднимались на верхние этажи, «поскольку создавалось впечатление, что там безопаснее». Об этом, в частности, рассказали капитан 3 го ранга Сергей Мозговой и Иван Иванов (псевдоним офицера разведки). Но именно по верхним этажам велась стрельба из танков, что существенно сокращало шанс выжить для находившихся там людей.
По официальным данным Министерства обороны, при штурме Белого дома израсходовано 12 танковых снарядов. Из них 10 осколочно фугасных и 2 подкалиберных. В боекомплекте находились еще 26 кумулятивных снарядов, до которых, как утверждали военные, дело не дошло. Осколочно фугасные снаряды обладают большой разрушительной силой. Радиус поражения осколками, несущими убойную силу, составляет 200 метров. Однако Д.А. Волкогонов в одном из выступлений на телевидении признал, что каждый из четырех танков выпустил по Белому дому по 7—8 снарядов.
В беседе с главным редактором газеты «Завтра» А. Прохановым генерал майор Министерства обороны сообщил, что, по его данным, из танков выполнено 64 выстрела. Часть боеприпасов была объемного взрыва, что вызвало огромные разрушения и жертвы среди защитников парламента.
Последняя информация подтверждается людьми, бывшими во время штурма в здании. Народный депутат России Б.Д. Бабаев, находившийся с другими депутатами в зале Совета национальностей (в самом безопасном месте Белого дома), вспоминал: «В какой то момент мы ощущаем мощнейший взрыв, потрясающий здание… Таких исключительно мощных взрыва я зафиксировал 3 или 4».
Бывший сотрудник милиции, перешедший на сторону парламента, видел, как снарядами в кабинетах Дома Советов «буквально разрывало людей». Поэтому очень мало свидетельств тех, кто находился в здании парламента выше седьмого этажа.
Немного свидетельств и тех, кто выходил вечером 4 октября со стороны стадиона «Красная Пресня». 6 октября в СМИ прошла информация, что, по предварительным подсчетам, в ходе «добровольной сдачи в плен» в течение заключительной фазы штурма Белого дома задержаны около 1200 человек, из которых около 600 находятся на стадионе «Красная Пресня».
Сообщалось, что в числе последних содержатся и нарушители комендантского часа. И хотя ко времени появления информации на стадионе никого из живых пленников уже небыло, она наводит на размышление.
Люди из окрестных домов рассказывали, что из окон верхних этажей видели, как на стадионе расстреливали людей. Расстреливать начали в сумерки 4 октября, и «эта кровавая вакханалия продолжалась всю ночь». И еще видели, как в 5 часов утра 5 октября на стадионе расстреливали казаков.
Необходимо привести рассказы непосредственных очевидцев расстрелов. Геннадий Портнов чуть сам не стал жертвой озверевших омоновцев. «Плененный, я шел в одной группе с двумя народными депутатами, — вспоминал он. — Их вырвали из толпы, а нас прикладами стали гнать к бетонному забору… На моих глазах людей ставили к стенке и с каким-то патологическим злорадством выпускали в людей, а потом в мертвые уже тела обойму за обоймой. У самой стены было скользко от крови». Геннадий спасся чудом. По свидетель ству женщины, пролежавшей всю ночь под одной из частных машин, припаркованной напротив бассейна на территории стадиона, «убитых отволакивали к бассейну, метров за двадцать, и сбрасывали туда».
Защитник Дома Советов О.А Лебедев на девятый день после штурма побывал на этом стадионе. Вот что он увидел: «В правом дальнем углу стадиона, где расположен небольшой бассейн без воды в это время года, стояли еще две домушки (видимо, раздевалки, похожие на бытовки строителей) со стенами, облицованными профилированным дюралевым листом. Все стены были густо заляпаны кровью и испещрены пулевыми отверстиями на уровне роста среднего человека».
По некоторым данным, на стадионе каратели расстреляли до 160 человек. Причем до 2 часов ночи 5 октября расстреливали партиями, предварительно избив своих жертв. По сведениям бывшего депутата Верховного совета от Челябинской области А.С. Бароненко, на стадионе расстреляли около 300 человек, в том числе детей школьного возраста, женщин, врачей.
Расстрелы, истязания людей проходили и во дворах близлежащих к Дому Советов домов. Людей, выведенных «Альфой» к вечеру 4 октября со стороны набережной, ожидала ловушка в подъездах и во дворе большого дома по переулку Глубокому. Особенно лютовали омоновцы в одном из подъездов этого дома. Вспоминает очевидец, чудом оставшийся в живых: «Меня вводят в парадное. Там свет, и на полу трупы, голые по пояс». Как установил Ю.П. Власов, всех, кто попал в первый подъезд после пыток, убили, женщин раздевали донага и насиловали всем скопом, а после пристреливали.
Утром 5 октября местные жители видели во дворах немало убитых. Через несколько дней после событий корреспондент итальянской газеты «La Unione Sardia» Владимир Коваль осмотрел эти подъезды. Нашел выбитые зубы и пряди волос, хотя, как он пишет, «вроде бы прибрали, даже песочком где-то присыпано».
Факты массовых расстрелов в Доме Советов и вокруг него никак не согласуются с официально объявленным числом погибших. Но куда же исчезли трупы?
4 октября около Белого дома работали медицинские бригады врачей добровольцев. Бригада Юрия Холькина за 4 и 5 октября с близлежащих улиц собрала 50 трупов. Бригада Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова, возглавляемая Андреем Шестаковым, отправила на грузовике с прицепом от Дома Советов еще 34 тела. По словам руководителя еще одной медбригады, работавшей у здания парламента, Дмитрия Щетинина, в общей сложности они принесли 60—70 трупов.
По данным ГМУМ, с 19 часов 3 октября по 5 часов 5 октября 36 человек, которых погрузили в «скорую», скончались по дороге в больницу. (Эта цифра включает и пострадавших в Останкино). Зам. директора института им. Н.В. Склифосовского М.М. Абакумов сообщил, что к ним с 3 по 5 октября доставили 132 пострадавших с тяжелыми огнестрельными ранениями, из которых 10 умерли во время операции или после операции. По данным МВД на утро 5 октября с прилегающей к Дому Советов территории в медицинские учреждения доставили 246 человек, из них 18 скончались от ран.
Вместе с тем имеются свидетельства того, что трупы, собранные на улице, вывозились не только «скорой помощью» и усилиями добровольцев. Люди в штатском из спецслужб во второй половине дня 4 октября подбирали убитых на баррикадах и куда то увозили. Какие то люди в комбинезонах грузили трупы защитников, сложенные штабелями в парке им. Павлика Морозова.
Однако немалая часть трупов, поступившая в московские морги, вскоре оттуда исчезла. Врач Спасательного Центра ММА им. И.М. Сеченова А.В. Дальнов, работавший во время штурма в здании парламента, через некоторое время после событий констатировал: «Заметаются следы по точному числу пострадавших. Засекречиваются все материалы с21.09.93 по 4.10.93, находящиеся в ЦЭМПе. Переписываются некоторые истории болезни раненых и умерших, изменяются даты поступления в морги и больницы. Часть пострадавших, по согласованию с руководством ГМУ, перевозится в морги других городов». Некоторых погибших отправили в спецморги ведомств, где их трудно было найти. Как сообщил корреспонденту «НЕГ» источник, пожелавший остаться неизвестным, список погибших у Дома Советов, находившихся в Лианозовском морге Москвы (одном из таких спецморгов) на начало марта 1994 г., занимал две страницы машинописного текста.
Из морга Боткинской больницы значительную часть трупов вывезли в неизвестном направлении. По информации журналистов «МК», в течение двух недель после октябрьских событий на грузовиках с гражданскими номерами дважды из морга Боткинской больницы вывозились трупы «неизвестных лиц». Их вывозили в пластиковых мешках черного цвета.
Но в самом здании бывшего парламента оставалось много трупов, которые не попали даже в морги. Врачи бригады Ю. Холькина свидетельствуют: «Мы прошли весь БД до 7 го(цокольного) этажа… Но выше 7 го военные нас уже не пускали, сославшись на то, что там все горит и можно попросту отравиться газами, хотя оттуда доносились выстрелы и крики». В 19 ч. 28 мин. 4 октября к Дому Советов направлены пожарные подразделения УПО ГУВД г. Москвы. Они начали тушить пожар, но были остановлены военными в 20 ч. 19 мин. Тушение пожара возобновилось только около трех часов ночи 5 октября. «Это не поддается описанию, — пересказывал позже журналистам то, что увидели пожарные на горящих этажах, руководитель Московской пожарной службы генерал майор Максимчук. — Если там кто то и был, от него ничего не осталось: горящие этажи превратились в крематорий».
Московским криминалистам удалось 5 октября осмотреть помещения Белого дома выше третьего этажа. Они видели кровь на уцелевших потолочных перекрытиях, зафиксировали и то, что кто то замывал кровь на полу. Корреспондент «КП» Равиль Зарипов тоже 5 октября смог попасть в здание расстрелянного парламента. «Пытаюсь открыть один из кабинетов, — рассказывал он, — и тут же слышу предупредительный окрик. Пока не пройдут саперы, к кабинетам лучше не подходить». Равиль Зарипов отметил, что верхние этажи (с 13 го по 16 й) прогорели основательно, и пожарные сомневались в надежности перекрытий.
Куда же исчезли трупы? 6 октября зав. оперативным информационным отделом ЦЭМП Д.К. Некрасов заявил, что «возможно, только вечером Центру разрешат направить туда бригаду для эвакуации тел погибших». Но бригаду так и не направили, а «расчистку» Дома Советов от трупов производили воинские и милицейские подразделения. По утверждению Леонида Прошкина, следователей Генпрокуратуры допустили в здание только 6 октября. До этого, по его словам, там несколько дней хозяйничали внутренние войска и ленинградский ОМОН. По информации журналистов газеты «Аргументы и факты», солдаты и офицеры внутренних войск несколько дней собирали по зданию «обугленные и разорванные танковыми снарядами» останки почти 800 его защитников.
В ночь на 5 октября к Дому Советов периодически подъезжали две грузовые машины. Капитан Андрей Емельянов рассказал, что трупы вывозили в несколько рейсов через гаражу набережной. Подъезжали КамАЗ и крытый ЗИЛ. По сообщению другого источника, примерно в 11 ч. вечера 4 октября трупы вывозились на трех машинах «УАЗ 452». Генерал майор А.Г. Баскаев, назначенный 4 октября комендантом Белого дома, признал, что он видел, как ночью с разных точек вывозили трупы, но сколько их было, не знает.
Народный депутат России А.Н. Грешневиков выяснил у охраны Белого дома, что трупы вывозились в основном 5 октября. Увозили машинами. По данным сотрудника общества «Мемориал» Е.В. Юрченко, трупы вывозили на трех грузовиках военного типа. Но по информации журналистов «АиФ», тела убитых вывозили 8 специально выделенных для этой цели грузовиков. Однако, как сообщалось в «НГ», трупы из здания вечером 4 и утром 5 октября были доставлены в морг Института им. Н.В. Склифосовского. Из за отсутствия машин «тела перевозились на бортовых грузовиках», что, возможно, по мнению журналиста «НГ», и «послужило причиной слухов о тайном вывозе убитых специальной автоколонной». Вместе с тем ранее в печати прошла информация, что 9 октября из морга института им. Н.В. Склифосовского вывезли 201 труп.
Останки погибших в Доме Советов вывозили еще несколько дней после 4 октября. Сотрудница аппарата Комитета по экологии Верховного Совета Евгения Петухова, обеспокоенная тем, что в Белом доме сгорит весь архив, добилась спецразрешения на прохождение в здание. Она вошла туда на третий день после штурма. Случайно, по словам Петуховой, охранник показал мешки, приготовленные к погрузке. Мешки стояли в вестибюле. Машины уже отвезли часть. Сверху в мешках были бумаги, а «глубже лежали органы человеческих тел».
Не исключено, что часть тел вынесли через выход, ведущий из подвала двухэтажного здания, что рядом с Белым домом, в туннель метрополитена между станциями «Киевская» и «Краснопресненская», а потом погрузили в товарные вагоны и вывези за город. Об этом, например, писал в «НГ» офицер внутренних войск.
Погибших могли вывозить не только на грузовиках и в товарных вагонах. По свидетельству отставного майора МВД П. Артеменко, три ночи — с пятого на шестое, с шестого на седьмое, с седьмого на восьмое октября — его дочь наблюдала в театральный бинокль за судами с широким остовом, стоявшими на Москве реке. В эти баржи и в теплоход из здания Дома Советов военные что то переносили в мешках и на широких полотнищах. Заслуживает внимание и информация С.Н. Бабурина: «…Я встретился с моим бывшим коллегой, и он мне сказал: «А ведь была ситуация, когда мы оказались по разные стороны баррикад». Я спрашиваю: «В каком смысле?» Отвечает: «В 93 году, служа во внутренних войсках, я участвовал в штурме Верховного Совета». И, помолчав, добавил, что после штурма ему было поручено контролировать загрузку барж телами погибших. Только во время его дежурства была загружена одна баржа. Другую готовились загружать. У меня нет оснований сомневаться в рассказе этого человека». Об отправке части трупов на баржах по Москве реке рассказала в середине октября 1993 г. газета «Ступени» (Москва). Через некоторое время газета закрылась. Но даже после того, как из Белого дома вывезли, казалось, все трупы, некоторое время спустя в здании находили еще тела погибших: 19 октября — в шахте одного из лифтов, неделей раньше — в коллекторе кондиционирования. Проблема уничтожения и сокрытия тел погибших властью была решена. После 4 октября состоялось совещание директоров похоронных учреждений, где от них потребовали жесткого подчинения приказам «сверху». В администрации Хованского кладбища в первые дни после трагедии корреспонденту ИТАР ТАСС сообщили, что все неопознанные жертвы будут скорее всего кремированы.
Правозащитник Е.В. Юрченко в ходе расспросов работников трех крематориев Москвы и области установил, что в них сжигались трупы из Белого дома. В частности, опрашивая служащих крематориев Николо Архангельского и Хованского кладбищ, он выяснил, что там три ночи подряд,начиная с ночи пятого на шестое октября, сжигались «трупы в мешках». Нижняя оценка по двум крематориям, учитывая их мощность и внеплановый характер работы, составляла около 200 кремаций, высшая — около 500. Е.В. Юрченко пришлось прекратить расспросы, когда ему начали угрожать люди в штатском: «Вас мы не тронем, но ведь у вас дочка подрастает…»
Независимое расследование провели и журналисты «НЕГ». Вот что им рассказали двое работников Хованского кладбища еще на первой неделе после расстрела Дома Советов: «Нашему директору сказали: «Надо произвести триста захоронений». На триста не согласился, да и не успели бы мы. Обгоревшие останки трупов привозили в целлофановых пакетах, крематорий работал три дня и три ночи. Братская могила? Да вон там она, в том углу нового участка. Сколько там захоронили, не знаем, все неопознанные». Спустя почти три недели земля на показанном участке заметно осела и была залита водой. На другом кладбище, расположенном в ближнем Подмосковье, подвыпивший бригадир могильщиков заявил корреспонденту газеты: «Да а, привозили тут сначала 60 человек, потом вроде еще… Некоторые до сих пор в морге крематория валяются».
Не исключено, что в качестве крематория использовали топки одной из ТЭЦ. Об этом, в частности, сообщала газета «Ступени». Некоторые останки расстрелянных защитников парламента захоронены на военном полигоне в Подмосковье (в Климовске).
Один из самых болезненных вопросов октября 93 го — почему так мало официальных обращений родственников пропавших без вести? Из 122 официально признанных погибшими гражданских лиц, лишь 11 — жители других городов России, большинство же (96 человек) — жители Москвы и Московской области. Известно, что на защиту парламента из регионов приехало немало людей, в том числе с митингов, на которых составляли списки добровольцев. Но преобладали одиночки, многие из них приехали в Москву негласно.
«Сколько знакомых лиц мы уже не встречаем пятый год на наших встречах побратимов, — писал в 1998 г. журналист Н.И. Горбачев. — Кто они все? Уехавшие домой иногородние или пропавшие без вести? Их много. И это только из наших знакомых».
Журналисты «НЕГ» обратились к офицерам МБ с вопросом: если число жертв больше, чем объявлено, почему же никого не разыскивают родственники? Офицеры предположили, что, возможно, многие из погибших — иногородние и военнослужащие. Правозащитник В.В. Коган Ясный свидетельствует: «Нам удалось выяснить несколько адресов во Владимирской, Новгородской и других областях, по которым проживали люди, уехавшие тогда к Белому дому. А потом они просто пропали».
По приказу из ГУВД Москвы столичные отделения милиции категорически отказывались принимать заявления и предоставлять какие либо сведения родственникам погибших из других регионов. Е.В. Юрченко рассказывал о том, как родственники погибших из других городов не могли получить сведений в отделениях милиции Москвы. Им предлагали подавать заявления по месту жительства.
Даже у москвичей возникали серьезные проблемы с поиском своих родных и с подачей заявления о пропаже в милиции. Маме погибшего Сергея Новокаса в милиции говорили:«Что вы сюда ходите? Вот растает снег и тогда труп найдем». У родственников М.М. Челышева в милиции долго отказывались принимать заявление: «Это ваши проблемы, ищите сами».Его тело нашли и опознали только 19 ноября 1993 г.
Некоторые родственники приходили в памятные места у Белого дома, оставляли там записки и плакатики с информацией о разыскиваемом человеке. Например, приходилаженщина с плакатом: «Люди добрые! Пропал без вести мой сын Колебакин Вячеслав Геннадьевич, 1952 г. рождения. 21 сентября ушел из дому и не вернулся».
Многие родственники боялись обращаться в милицию. С.А. Бахтиярова в своей книге «Реквием» зафиксировала: «Слышала, близкие исчезнувших боятся подавать в розыск. Найдут и схватят!»
Свидетельствует В.В. Коган Ясный: «И в семьях тех, кто погиб в те страшные сутки, но не попал в список из не менее двухсот человек, нам по прежнему будут говорить: «Только не пишите об этом, у нас еще другие дети остались…»
И лишь усилиями общественности тела некоторых погибших удалось опознать и захоронить. 23 февраля 1994 г. похоронили еще четырех участников событий: В.П. Бритова, А.С. Руднева, В.С. Святозарова и В.Н. Цимбалова. Власти отказывались выдавать разрешение на захоронение представителям Комитета по погребению убиенных, действовавшего при Международном фонде славянской письменности и культуры, так как они не являлись родственниками погибших.
Мама Сергея Новокаса, узнав о похоронах опознанных защитников парламента, возобновила поиски. Помогавшим ей людям стали угрожать. Но, наконец, мать опознала сына. Его тело с 30 ноября 1993 г. находилось в тупохранилище Лианозовского морга. Похороны Сергея прошли 4 марта 1994 г.
Некоторые люди, о которых точно известно, что они погибли, не вошли в официальные списки жертв. Свидетельствует ветеран афганец Д. Герасимов: «Увидел троих «баркашовцев», которых просто вырвали из толпы. Одного из них я знал. Это был Дима Егорычев. Их расстреляли у лестницы. Потом, когда произошла задержка в движении, я видел, как их тела волокли через двор».
Первое время считалось, что утром 4 октября у Дома Советов погиб иерей Виктор (Заика) из города Сумы. Но, слава Богу, отец Виктор с Украины остался жив. Через несколько месяцев он пришел в редакцию газеты «Завтра» и рассказал о себе. Все было бы хорошо… Но есть непосредственный свидетель расстрела священника у Белого дома. Вспоминает депутат Верховного совета А.М. Леонтьев: «Когда казаков на чали расстреливать в упор, навстречу БТР выбежал священник отец Виктор с иконой в руках, подняв ее высоко над головой, и начал кричать: «Изверги! Изверги! Прекратите убийство!» Пытался остановить БТР, но крупнокалиберный пулемет прошил его насквозь, и он упал замертво». Свидетелем гибели какого священника стал А.М. Леонтьев? К сожалению, пока на этот вопрос нет ответа.
Непросто ответить и на вопрос: сколько всего жизней унесла октябрьская бойня 1993 г.? Один военнослужащий слышал разговоры «некоторых военных о том, что в Белом доме было 415 трупов». Другой источник называл свыше 750 погибших. По сведениям А.С. Бароненко, в Доме Советов (не считая расстрелянных на стадионе и во дворах) погибли око ло 900 человек.
По данным Е.Ю. Юрченко, на сентябрь 1994 г. общее число погибших (доказан факт исчезновения и найдены свидетели гибели) составляло 829 человек. Существует список погибших, в котором поименно названо 978 человек. Три различных источника (в Министерстве обороны, МБ, Совмине) сообщили корреспондентам «НЕГ» о справке, подготовленной только для высших должностных лиц России. В справке, подписанной тремя силовыми министрами, указывалось число погибших — 948 человек (по другим данным — 1052).
По сообщению информаторов, сначала была лишь справка МБ, направленная В.С. Черномырдину. Затем последовало указание сделать сводный документ всех трех министерств.(НЕГ. 1993. №47. С.1). Эта информация была подтверждена и бывшим президентом СССР М.С. Горбачевым. «По моим сведениям, — говорил он в интервью «НЕГ», — одна западная телекомпания приобрела за определенную сумму справку, подготовленную для правительства, с указанием количества жертв. Но пока ее не обнародуют».
На сегодняшний день можно утверждать, что в событиях сентября октября 1993 г. в Москве погибло не менее 1000 человек. Насколько больше было жертв — может показать только специальное расследование на высоком государственном уровне. Не следует игнорировать информацию о гибели людей в те дни не только в Москве. По данным Ю.П. Власова (известного публициста и бывшего чемпиона мира по тяжелой атлетике), с 4 по 6 октября произошли стычки под Алабино, под Тулой, в Балашихе. Но пока подавляющее большинство погибших так и остается забытыми.

Шевченко Валерий Анатольевич,
историк
От редакции. На все факты, показания, свидетельства людей и публикации в прессе, приводимые в этой статье, имеются ссылки на конкретные печатные издания.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17630
    • Просмотр профиля
Re: Октябрь 1993
« Ответ #1 : Март 17, 2013, 10:02:23 pm »
В настоящее время ведётся работа по сбору сведений о погибших в событиях 1993 года.

Мы обращаемся ко всем, кому что-либо известно о погибших в те дни: сообщайте эти сведения нам!


andrey_61@bk.ru

Oct1993@list.ru

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17630
    • Просмотр профиля
Re: Октябрь 1993
« Ответ #2 : Май 24, 2013, 04:41:57 pm »
КПРФ НАСТАИВАЕТ НА РАССЛЕДОВАНИИ РАССТРЕЛА ПАРЛАМЕНТА В 1993 ГОДУ


   

http://ria.ru/politics/20130524/939214415.html
"МОСКВА, 24 мая — РИА Новости. Фракция КПРФ предложила создать межфракционную группу по исследованию событий 1993 года, а также предоставить соцгарантии раненым и семьям погибших в Москве.
"Фракция КПРФ обращается к председателю ГД, руководителям фракций и депутатам с предложением создать межфракционную группу по исследованию всех обстоятельств совершения государственного переворота 21 сентября — 5 октября 1993 года в Москве, разработать и внести проект закона о социальных гарантиях гражданам-жертвам (тех событий)", — сказал заместитель председателя комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Александр Куликов (КПРФ), выступая в с трибуны ГД в пятницу.
Он отметил, что число жертв превышает как минимум в шесть раз официальные данные."

МОЙ КОММЕНТАРИЙ: Тогда я как раз учился на кафедре Конституционного права МГУ и мы обсуждали эту ситуацию. Наша оценка была однозначной - это государственный переворот. Юридическая оценка и наказание виновных просто необходимо. Расстрел Парламента и его защитников тяжким грузом лежат на российской государственности. Ее легитимность под сомнением, пока такая оценка не дана.

http://agranovsky.livejournal.com/826755.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17630
    • Просмотр профиля
Re: Октябрь 1993
« Ответ #3 : Май 27, 2013, 01:28:58 am »
"НЕТ ПРОЩЕНИЯ ЕЛЬЦИНСКИМ ПАЛАЧАМ!" ВЫСТУПЛЕНИЕ ДЕПУТАТА АЛЕКСАНДРА КУЛИКОВА В ГОСДУМЕ.


   
24 мая на заседании Госдумы от имени фракции КПРФ выступил Депутат Государственной Думы ФС РФ (2, 3, 5, 6 созывов), полковник Советской милиции, ветеран боевых действий А.Д.Куликов.
<a href="http://www.youtube.com/v/KwLrGgsD154" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/KwLrGgsD154</a>
- Уважаемые депутаты!
В этом зале в текущем году неоднократно звучали слова о необходимости празднования приближающейся годовщины двадцатилетия российской Конституции. Подчеркивалось, и справедливо, важнейшее значение основного Закона страны для судеб граждан, всего нашего Отечества. Это все правильно.
Однако, думается мне, не поймет нас избиратель, а может и осудит, если Государственную Думу вновь, как и ранее, постигнет амнезия по поводу не менее важных для России, ее народов событий, произошедших также двадцать лет назад, в сентябре-октябре 1993 года. А они достойны не только воспоминаний. Как отмечают объективные историки, специалисты и эксперты, наконец, две независимые друг от друга комиссии Государственной Думы второго созыва именно в те дни осени 93 года Президентом России и его окружением с применением вооруженных сил, внутренних войск, отрядов милиции особого назначения был организован насильственный антиконституционный, антигосударственный переворот. Эпицентром этих событий являлась Москва. Переворот завершился уничтожением советской Конституции, в верности которой еще два года назад, 12 июня 1991 года, клялся избранный Президентом Б. Ельцин, советских органов народовластия и принятием на сомнительном (по нормативной основе, условиям, организации его проведения и результатам) референдуме новой Конституции.
Именно с тех «окаянных» времен и берет свой отсчет современное российское государство. Государство, строящееся на крови невинных, мирных граждан - защитников Советской Конституции, Высших законодательных (представительных) органов власти Верховного Совета и Съезда народных депутатов Российской Федерации. Государство, рожденное на чудовищном насилии и произволе президентской, исполнительной власти, на безумстве стремлений к невиданному обогащению абсолютного меньшинства населения за счет обманываемого большинства. Государство, в котором право, закон, конституция, со дня его кровавого зачатия являются фиговым листком ельцинской демократии, прикрывающим авторитарный, деспотический режим, криминально-мафиозный, компрадорский характер его властных институтов. Себе все, а народу законы-вот бандитская философия родоначальников современной России, ставших с Октября 93 года ее хозяевами.
Почитайте, господа депутаты, страницы документов Комиссии Государственной Думы ФС РФ 2 созыва по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в городе Москве 21 сентября-5 октября 1993 года. И вы содрогнетесь от ужаса приведённых фактов в материалах депутатских проверок и прокурорского следствия, подтверждённых десятками живых свидетельств террора, массовых зверств палачей, насилий и убийств. Прочтите, коллеги, документы Специальной комиссии, образованной в 1998 году, Государственной Думы ФС РФ второго созыва, по оценке соблюдения процедурных правил и фактической обоснованности обвинения, выдвинутого против Президента Российской Федерации Ельцина Б.Н. Комиссия (15 депутатов, представлявших все фракции Государственной Думы, - крупнейшие юристы, ответственные политики с безупречной репутацией) признала обоснованность выдвинутых депутатами Коммунистической партии РФ обвинений против Президента в совершении тяжких преступлений против своего народа.
В том числе и по событиям сентября-октября 1993 года. Она констатировала, что « 21 сентября 1993 года Президент Б.Н. Ельцин издал Указ № 1400 « О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», в котором постановил прервать осуществление законодательной, распорядительной и контрольной функций высших законодательных органов власти, отменил действие Конституции Российской Федерации. Б.Н. Ельцин дал указание на ввод войск в Москву и штурм здания Верховного Совета Российской Федерации. «Утром 4 октября 1993 года войска и подразделения Министерства внутренних дел и Министерства обороны Российской Федерации были стянуты к зданию Верховного Совета» и открыли по нему (в здании находилось более пяти тысяч граждан, включая малолетних детей – авт.) огонь из стрелкового оружия и танковых пушек.
В результате этих действий, по данным Генеральной прокуратуры Российской Федерации, были убиты и искалечены сотни невинных граждан. Комиссия усмотрела в действиях Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина признаки следующих преступлений: заговор с целью захвата власти (ст.278 УК РФ), умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (п.п. «а», «б», «е», «ж» ст. 105 УК РФ).
Уважаемые депутаты! Прошло много лет после тех событий, кровью вписанных в историю нашего отечества как символ клятвопреступлений, позора и предательства высшего руководства страны, ее первого президента. Политический режим укрепился и значительно мимикрировал. Куда - то, в глубины памяти, в потаенные уголки души народной спрятался и страх первых месяцев и лет после публичного, на всю страну расстрела Парламента России. В последние годы появились откровения подлинных участников тех событий, мемуары, исследования ученых, в которых сообщаются новые, ранее неизвестные свидетельства о трагических событиях осени 93 года. Они ставят вопросы, требующие, на мой взгляд, нового внимания парламента России, новых расследований.
Они заставляют вновь вернуться к анализу нормативных документов, принятых Государственной Думой первого созыва по событиям сентября-октября 1993 года. И, прежде всего, к Постановлению Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 23 февраля 1994 г. N 65-I ГД "Об объявлении политической и экономической амнистии". Этим документом с одной стороны были спасены от уголовных репрессий оставшиеся в живых невиновные граждане из числа защитников Верховного Совета. С другой - акт об амнистии в оценках событий сентября-октября 93 года перевернул все с ног на голову, признав невиновных граждан, посмевших не выполнять, а то и активно сопротивляться исполнению антиконституционного президентского указа № 1400, виновными.
И в тоже время, актом фактически оставлены безнаказанными, уведены от уголовной ответственности зачинщики, организаторы заговора, государственного переворота (Ельцин, Черномырдин, Гайдар, Лужков, Ерин, Грачев, Козырев, Коржаков, Шахрай, Филатов), исполнители преступных приказов (Панкратов, Кобец, Евневич и другие), подстрекатели и провокаторы. Постановление об амнистии остановило и уголовные преследования ельцинских штурмовиков здания Верховного Совета, расстрелявших мирных граждан в Останкино, в других местах города Москвы. Как вы понимаете, коллеги, это решение Государственной Думы было сугубо политическим актом, далеко не правовым. Очевидно, вынужденным, под угрозой нового, вполне реального, террора. Для сомневающихся в этом, напомню события марта 1996 года, когда Президент Ельцин спустя всего менее трех лет вновь был готов подписать соответствующий антиконституционный указ. Но теперь уже о разгоне Государственной Думы второго созыва, об интернировании всей фракции КПРФ, ряда других оппозиционных депутатов, потребовавших отмены нормативных актов по Беловежским соглашениям.
Лишь благодаря усилиям Генерального прокурора РФ Скуратова, председателя Конституционного суда Туманова и Министра внутренних дел Куликова Ельцин отказался от очередного преступного, по существу, замысла. Да! Такое было время, как ни покажется странным многим из вас, коллеги. Ныне ничто не мешает нам вновь вернуться к правовой оценке событий сентября-октября 1993 года, проведя соответствующее комиссионное депутатское расследование и поставить перед Генеральным прокурором вопрос о привлечении к уголовной ответственности всех виновных в массовом убийстве граждан.
В этой связи, необходимо критически подойти к оценке числа погибших и раненых в период 3-5 октября 93 года. Новые свидетельства дают основание считать, что общее число только погибших более чем в шесть раз превышает сведения прокуратуры и составляет от 980 до 1500 человек. Исследователи событий Октября 93 года приводят конкретные показания очевидцев, свидетельствующие об умышленном уничтожении в период 5-7 октября 93 года властью доказательств совершённых преступлений, в их числе многочисленные неопознанные трупы граждан в крематориях Москвы и Московской области, захоронение неопознанных трупов погибших граждан вне кладбищ.
Явно не стыкуется официальная статистика с данными исследований, проведенными в последние годы в отношении общего числа раненых, которое тоже более чем в семь раз превышает официальное и составляет около 2100-2500 граждан. Безусловно, подобные сведения подлежат обстоятельной проверке и правовой оценке компетентными органами. Нам важно знать всех жертв поименно, что бы дать наконец-то возможность семьям погибших, раненым и их семьям получить от государства необходимые социальные гарантии, право на компенсацию причинённого вреда, разработав соответствующий проект закона.
Как известно для захвата власти Ельциным и его приспешниками были незаконно использованы Вооруженные Силы. И это в условиях, когда наша страна является ядерной державой. Именно поэтому мы, депутаты, должны вновь вернуться к этой теме, изучить и создать необходимые непреодолимые законодательные барьеры, не позволяющие использовать вооруженные силы во внутриполитических конфликтах на территории России.
Анализ событий сентября-октября 1993 года, анализ предшествующих этому периоду неоднократных попыток Президента РФ упразднить (декабрь 1992 года, март 1993 года) высшие законодательные органы власти России Съезд народных депутатов и Верховный Совет Российской Федерации, материалы Специальной комиссии Государственной Думы, о которой говорилось выше, ставят и ряд других вопросов, касающихся национальной безопасности нашего государства актуальных и ныне. Речь идёт о профессиональных, моральных качествах кадров на постах руководителей страны, о патриотизме, верности Отечеству, а также о степени влияния политических кругов иностранных государств, их спецслужб на деятельность высших органов власти России. Речь идёт о способности и воле политического руководства страны противостоять этому. Тема острая и требует особого парламентского исследования.
Тем более, что и документы вышеуказанной Специальной комиссии содержат факты прямого вмешательства осенью 1993 года иностранных государств во внутренние дела России, факты мотивирования руководством США и рядом других должностных лиц других иностранных государств, высокопоставленными чиновниками МВФ Президента Ельцина на антиконституционные действия. Очевидно, что нам придётся вместе с Президентом России восстановить утраченный парламентский контроль за исполнительной властью, хотя бы в этой важнейшей сфере, внеся изменения в Конституцию РФ.
В заключение. Фракция КПРФ обращается к председателю Государственной Думы, к руководителям фракций, к депутатам с предложениями:
- создать межфракционную группу по исследованию всех обстоятельств совершения государственного переворота 21 сентября-5 октября 1993 года в городе Москве;
- разработать и внести проект закона « О социальных гарантиях гражданам-жертвам событий 21 сентября - 5 октября 1993 года»;
Тем самым мы выполним свой депутатский долг перед гражданами России, перед памятью погибших и оставшихся в живых защитников Конституции.

http://agranovsky.livejournal.com/828883.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17630
    • Просмотр профиля
Re: Октябрь 1993
« Ответ #4 : Июль 01, 2013, 03:02:15 pm »
В этом году исполняется 20 лет с октябрьский событий 1993 года. Мы готовим митинг и хотим объединить всех неравнодушных. Посмотрите http://vk.com/event55498383

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17630
    • Просмотр профиля
Re: Октябрь 1993
« Ответ #5 : Июль 06, 2013, 11:07:25 pm »
либерал задумался

4 июля 2013 года 09:33 | Олег Кашин   Текст   Фото   Видео
Просто вспомните
Олег Кашин о главном российском политическом событии




Сразу столько важных событий – Урлашов и Собянин с подписями для Навального, и суд по Болотному делу (Кривова забыли привезти!), и ускорившийся вятский суд, и Академия наук, и изгнание из Кремля всесильного путинского охранника Золотова – новости валятся одна за другой, только успевай зажмуриваться.

Поэтому давайте о самом главном. О девяносто третьем годе, опять.

Первая полоса «Известий» с фотографией большого митинга. Заголовок – «Агрессивное меньшинство пытается пересмотреть итоги народного волеизъявления», чуть ниже – «ОМОН принял удар на себя», восторженный рассказ о подвигах полицейских. Кто-то сразу же комментирует – Арам Ашотович в своем репертуаре». Комментарий смешной, даже если комментатор шутит. Это не Арам Ашотович, это Игорь Несторович , давно уже покойный. Двадцать лет этой первой полосе, ага. Ничего не изменилось. Карусельщик, майор из Гулага, знай гоняет по кругу коня.

Хотя, если скажешь, что за двадцать лет не изменилось ничего, то тебе, конечно, возразят. Тебе скажут, что по-другому тогда было нельзя, что тогда в Кремле сидел не ужасный Путин, а прекрасный Ельцин, а противостояли ему, наоборот, не прекрасный Геннадий Гудков, а ужасные Макашов и Баркашов, и если бы они прорвались к власти, то страшно представить, что тогда случилось бы.

(Кстати, а что случилось бы? Наверное, Макашов и Баркашов напали бы на Чечню, или, черт их знает, взорвали бы в Москве пару жилых домов – да?).

«Я видел, я помню, я жил тогда в Москве, я был у Останкино, я был у Белого дома, я помню», – людей, готовых исполнить этот речитатив, достаточно, чтобы, по крайней мере, посвятить им этот текст. Им, которые сегодня недовольны Путиным, арестом Урлашова, Болотным делом, Академией наук, но не готовы сказать себе, что ошиблись двадцать лет назад, и что если ты однажды готов согласиться с растаптыванием конституции во имя чего-нибудь важного, то спустя двадцать лет не удивляйся, что, допустим, мэра одного большого города «за шкирку выволакивают из машины» и арестовывают непонятно за что. Урлашов – не дебютант, его волокут тропой Ильи Константинова и Олега Румянцева. Протоптанная тропа на самом деле.

Но я даже не об этом. Бог с вами, не видите причинно-следственной связи между 1993-м и 2013-м годом – ваше право. Давайте лучше вот так.

Вы же все равно мне сейчас скажете, что Макашов и Баркашов, что красно-коричневые, и что Ельцин с Грачевым спасли тогда страну. Но прошло двадцать лет, впечатления уже стерты, вы ведь не все уже помните точно, правда же? Давайте, чтобы более аргументированно рассказывать мне про Макашова и Баркашова, вы прочитаете, ну не знаю, твиттер Маргариты Симоньян за декабрь 2011 года, или Сергея Минаева, или Владимира Соловьева.

Там ведь все то же самое, те же аргументы – как будто полтора года назад Сурков достал из кремлевского сейфа методичку 1993 года. Те же фашисты, те же красно-коричневые, те же радикалы, которые, если не дай Бог придут к власти, немедленно нас с вами повесят. Обратите внимание на слово «Тесак» – Баркашов сейчас уже на пенсии, и вместо него теперь Тесак , нашистский образцово-показательный националист, которого рекламируют в «Лайфньюсе» и засовывают во все интернет-голосования, чтобы все думали, что оппозиция – это Тесак. Более того, если бы сейчас в России не было интернета, если бы единственным источником информации для вас был бы телевизор, то вы бы действительно, как двадцать лет назад, поверили, что оппозиция – это Тесак, и Паук, и Джигурда.

Да, вы жили тогда в Москве и видели эту озверевшую разбушевавшуюся оголтелую толпу – может быть, своими глазами, может быть, по телевизору, может быть, вообще в пересказе – неважно. Важно, что у вас есть представление о той толпе, которую раздавил танками Ельцин, и что вам не нравится эта толпа, и вы не готовы считать ее родственницей той толпе, которая выходит теперь на Болотную площадь (точнее, уже не выходит, и не факт, что выйдет когда-нибудь еще, но это вообще другой разговор).

То настроение – «ой, они вышли на улицу, приходится выбирать маршруты объезда», – оно ведь тоже никуда за эти двадцать лет не делось. О тех людях, которые сейчас сидят, в произвольном порядке арестованные за всю Болотную, еще год назад даже оппозиционеры говорили, что это агрессивные провокаторы, которые били полицейских, и которым место в тюрьме. Вы, конечно, знаете, что это несправедливо – но почему же вы повторяете тот же тезис применительно к предшественникам Болотной из 1993 года? Кстати, бывало ли у вас в жизни такое, что вас везли по московским улицам в автозаке? Наверняка бывало, прошлой весной все катались. Задумывались ли вы, как это выглядит со стороны – вот едет по улице автозак, останавливается на светофорах, и обыватели в своих машинах толкаются с ним на перекрестке и думают – вот, мол, менты повезли кого-то, наверняка негодяя какого-нибудь. Или даже ничего не думают, не обращают на ваш автозак внимания. Для вас это, может быть, главное событие всей жизни, а для соседа по пробке вообще не событие – он вас, может быть, и не замечает.

И вот подумайте – может быть, двадцать лет назад вы тоже чего-то не замечали? То есть ходили по тем же улицам, смотрели даже куда-то, думали о чем, но не заметили, не обратили внимания, не учли. Демократия, которую так хочется защитить сегодня от Путина, умирала двадцать лет назад на московском асфальте, а вы прошли мимо и не заметили.

Закройте глаза. Попробуйте вспомнить. Смелей. Вас даже никто уже не просит каяться – просто вспомните. Это важно, очень.

Фото: Стрельников/ РИА Новости

http://svpressa.ru/politic/article/70431/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17630
    • Просмотр профиля
Re: Октябрь 1993
« Ответ #6 : Июль 16, 2013, 10:47:13 pm »
Последний Герой Советского Союза

Алексей Николаевич Крылов

  Уже двадцать лет минуло с тех кровавых времён. Но я всё помню, словно это было вчера.
 В 1993 году оказались в России герои, готовые встать на защиту Родины, герои, которым своя собственная честь, честь страны и её народа, идеалы справедливости были дороже жизни. Люди, которым столько раз внушали, что они обыватели, думающее только о личной выгоде, вдруг с удивлением узнают, что среди них есть настоящие герои, о которых пишут в книгах и ставят фильмы.
 В 69-м испытательном центре морской и космической разведки в Ногинске-9 служил замполитом роты старший лейтенант Игорь Остапенко. Игорь осенью 1993 года, как и многие военнослужащие, с напряжением и сочувствием следил за тем, что происходило у Дома Советов, но оказался одним из немногих в стране действующих офицеров, способных выполнить свой долг советского офицера до конца.
 Третьего октября, узнав о трагических событиях в Останкино, он возглавил группу матросов-добровольцев и с оружием в руках на грузовом автомобиле решил прорваться на помощь к защитникам Дома Советов. Он был один из тех немногих офицеров армии и флота, кто в дни Черного Октября не стал ссылаться на «отсутствие приказа», а поступил так, как требовали от каждого Присяга, честь офицера и совесть.
 Свой главный в жизни поступок старший лейтенант Игорь Остапенко совершил в ночь с 3 на 4 октября 1993 года. Офицер, присягавший Советскому Союзу, едва ли ни единственный в стране оказался верен этой клятве и с 22 добровольцами направился на грузовике из Дуброво на помощь законно избранному Верховному Совету, окруженному ельцинистами. Какую силу духа нужно было иметь молодому, 27-летнему офицеру, чтобы увлечь за собой группу матросов - срочников и практически безоружными выехать на защиту «Дома Советов»?
 Но впереди, обгоняя их, шла предательская информация для бандитов из ГАИ и ОМОНА о прорыве моряков. Командир части, квартирно озабоченный гаражестроитель капитан первого ранга В.Сидоренко, давно позабывший о долге и чести, примкнувший к преступникам, совершившим госпереворот, организовал погоню за отрядом и предупредил ОМОН.
 Недалеко от 4-ой роты ДПС на Чкаловском шоссе бандиты из ОМОНА устроили засаду. Раскинутая поперек трассы сеть с шипами заставила грузовик остановиться. Храбрые уголовники, которых было около двухсот, открыли стрельбу. Видя безнадежность положения, Игорь приказал рядовым матросам, часть которых уже была ранена, сложить оружие, чтобы они не погибли понапрасну, а сам...
 «Советские офицеры не сдаются!» - были его последние слова. Расстреляли офицера уголовные бандиты в форме ОМОНА. Осталась жена Надя, годовалая дочь Наташа. И родители — Раиса Михайловна и Виктор Григорьевич в далеком казахстанском Чимкенте.
 
 Только знай: и на ОМОН
 Все ж найдется угомон!
 
 Сдрючат с вас жилеты, каски,
 С лиц поганых стянут маски,
 И усиленный конвой
 Сквозь пургу и волчий вой
 Поведет дорогой предков
 В те края, где небо в клетку.
 
 Потом хозяева тех, кто в дни Черного Октября преступлением и силой захватил власть, объявили преступниками тех, кто защищал Родину, в том числе и старшего лейтенанта Остапенко.
 Но люди - люди решили иначе. В Чимкенте, где живут родители Игоря, его хоронили со всеми воинскими почестями и тысячи людей шли за гробом - русские, казахи, узбеки...
 А там, где погиб отважный русский моряк, на землю легли цветы и на бетонной стене появились проклятия убийцам и слова любви и благодарности к тому, кто до конца исполнял свой Долг. И - как и у Стадиона на Красной Пресне - сколько «победители» ни закрашивали стену, сколько ни втаптывали в грязь цветы - люди приходили снова и снова - и вновь появлялись надписи и цветы.
 В конце - концов инициативной группе под руководством капитана О.Широкова, члена Политсовета Российской партии коммунистов (РПК), вместе с Трудовой Россией В.Анпилова и местной организацией КПРФ, удалось добиться от местных властей официального разрешения на установку памятного знака на месте гибели Игоря.
 К тому времени старшему лейтенанту Указом Постоянного Президиума Съезда народных депутатов СССР Остапенко Игорю Владимировичу было присвоено звание героя Советского Союза и звание капитан – лейтенанта посмертно. Это сделали те народные депутаты РСФСР во главе с С.Умалатовой, которые отказались признать власть «победителей». Генерал армии Варенников снял со своей груди звезду Героя, отдал родителям И. Остапенко, приехавшим в гарнизон за телом сына и при этом сказал: «Он достоин этого Звания!».
 Коротким был его путь к подвигу — всего несколько десятков километров от родной части в Дуброве Ногинского района до злополучного 30-го километра Щелковского шоссе. Но так в жизни всегда и бывает. Жил простой советский парень в далекой Казахстанской степи, мечтал о службе на море. И вот мечта, казалось, начала осуществляться. Он — молодой морской офицер, грамотный специалист, отличник адъюнктуры, верный и надежный товарищ. Перед ним открывалась перспектива успешной военной карьеры. Но перед тем как связать свою жизнь с воинской службой, он, как и сотни тысяч других офицеров, дал клятву-присягу на верность родной стране — Союзу Советских Социалистических Республик, и для него она оказалась не простой формальностью.
 Средства на памятник собрали тысячи людей из 60 регионов России и нескольких Союзных республик. Это труженики, а не миллионеры, и памятник может показаться скромным, но он стоит больше, чем все церетелевские монументы, потому что его поставил Народ, как и Крест на Казачьей Заставе у Дома Советов. Временные сооружения не раз разрушались борцами за демократию. На сайте гарнизона «Дуброво» вы не найдёте ничего о подвиге Игоря Остапенко. Ведь там до сих пор рулят воры и убийцы, вроде того капраза В.Сидоренко.
 Другое дело - отношение к И. Остапенко и его памяти простых людей. Неправда, что людям всё безразлично! Водитель бетоновоза сделал два рейса на стройплощадку, где возводили памятник Игорю, не взяв лишнего рубля. Тракторист грейдера в карьере безплатно погрузил КАМаз «по самую завязку». Крановщик потратил много времени, устанавливая памятный камень, не сказав ни слова об оплате своего труда. Работяги знали, для кого они стараются.
 И, наконец, настал день 5 октября 1997 года, день открытия памятника. Всю ночь и весь день, не переставая, шёл проливной дождь. Словно сама природа оплакивала одного из лучших своих сыновей. Пришло много людей.
 Несмотря на безприютную погоду и проливной дождь, на то, что мемориал находится почти в часе езды от Москвы и 3-х километрах ходьбы пешком от станции, множество людей, прибывших поездами и автобусами, шли и шли к последнему рубежу, где принял свой смертный бой Игорь Остапенко.
 Когда памятник был открыт, на митинге среди других выступила женщина-медик из Трудовой России, жена инвалида-«афганца», младшего сына которой у памятника приняли в пионеры. Приведу отрывок из её речи.
 «Вы, в погонах, по сей день оправдывающиеся тем, что «не было приказа»! Если бы каждый из вас в тот день исполнил то, что требовали Присяга и Долг - Игорь и сотни других людей остались бы в живых, а Россия не знала бы сегодняшнего горя и унижения. Но вы предали всех. Ну а ты, каперанг Сидоренко - как поживаешь, Иуда? Сладко ли ешь и пьешь, спокойно ли спится? Но ведь судьба - она умеет карать...
  Если снова надо будет сражаться, - сказала она, - я опять буду рядом с мужчинами. А если меня убьют - сражаться будут два моих сына и дочь.»
 Вот такие люди, как Игорь Остапенко и эта женщина - и есть Русский Народ.
 
 Приглашаю всех почтить память Игоря Остапенко. Самостоятельно до памятного знака доехать можно так: электричкой от Ярославского вокзала до станции Щёлково, затем пройти 150 метров от первого вагона в сторону шоссе, которое перпендикулярно дороге и двигаться пару километров по самому шоссе по правой стороне в направлении Чкаловского аэродрома до бензозаправки.
 Я хочу, чтобы каждый советский офицер, бывая у гранитного обелиска со звездой, осознал низость и подлость своего поведения в черные дни октября 1993 года.
 
 Умирают старушки и дети,
 Слёзы съели у женщин глаза.
 Офицеры, народу ответьте,
 Кто вам сдать рубежи приказал?
 
 Почему без жестокого боя
 Мать-Россию отдали врагу?
 Исполнять приказанье любое
 Офицеры гурьбою бегут.
 
 Вами правят сионские звери,
 Где же ваша высокая честь?
 Очень горько и трудно поверить,
 Что в России такие вот есть.
 
 Есть предатели, да их не мало,
 Каждый в горе страны виноват,
 Но я верю - сойдет с пьедестала
 Неизвестный из бронзы солдат!
 
 Он пройдётся по площади Красной,
 По брусчатке печатая шаг,
 И рукою суровой и властной
 Бросит под ноги власовский флаг!
 
 Он пройдёт непокорный к Генштабу,
 Не страшась милицейских дубин,
 Гулко скажет: «Продажные бабы!
 Выходите один на один!»
 
 Вы забьётесь в свои кабинеты,
 Словно стая затравленных крыс.
 Вы же сдали врагу пистолеты,
 Вас дешёвками сделал Борис!
 
 И никто не посмеет солдату
 Даже слово промолвить в ответ,
 Принесёт он в родимую хату
 Гимн Победы, надежду и свет.
 
 Офицеры, такого позора
 Мать-Россия не знала вовек,
 Вас подмяла сионская свора,
 Словно кучку бездомных калек.
 
 Умирают старушки и дети,
 Слёзы съели у женщин глаза.
 Офицеры, народу ответьте,
 Кто вам сдать рубежи приказал?
 
 Я хочу, чтобы каждый струсивший тогда покаялся перед ПАМЯТЬЮ ГЕРОЯ и в будущий неизбежный решительный час встал со своим народом, сохраняя верность данной советской Присяге, офицерской чести и собственной совести.

http://www.proza.ru/avtor/krylovan

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17630
    • Просмотр профиля
Re: Октябрь 1993
« Ответ #7 : Сентябрь 20, 2013, 12:23:28 am »
Как стреляли в Россию - Трейлер


Появился трейлер документального фильма "Как стреляли в Россию. 20 лет "танковой" конституции" или "1993 - Осень", посвященный как не трудно догадаться юбилею известных событий октября 1993 года, когда Ельцин и Ко осуществили государственный переворот. Спектр представленных в фильме лиц судя по всему будет весьма и весьма широк.( Свернуть )


Аннотация:

Уникальные кадры видеохроники тех событий, неизвестные документы, интервью политиков и общественных деятелей, защитников Дома Советов, современное прозрение-покаяние лиц, причастных к государственному перевороту 21 сентября - 4 октября 1993 года составляют основу фильма "1993. Осень".
Фильм обращен к нынешнему поколению двадцатилетних, открывает для них неизвестную для многих и трагическую страницу современной истории России. И наряду с осмыслением тайных и явных пружин, приведших к кровопролитию в центре Москвы осенью 1993 года, позволяет по новому взглянуть на современные проблемы и современный протест против тотальной несправедливости в России времен Путина и торжества олигархических кланов и транснационального капитала.
"1993. Осень"  - это новая работа известного режиссера документалиста В.Г.Тихонова, автора "Русской тайны", выпущенная в свет совместно с творческим коллективом КПРФ.ТВ. Это наш посильный вклад в увековечивание памяти героев трагического Октября 1993 года и обращение к нынешней молодежи, вынужденной жить по "танковой" Конституции, двадцатилетие которой натужно и пышно пытаются отпраздновать современные наследники Ельцина и лже-демократов  той поры.

<a href="http://www.youtube.com/v/kROloVtz0i4" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/kROloVtz0i4</a>

"Русскую тайну" смотрел, хороший фильм. Кто не видел, рекомендую посмотреть - много уникальных кадров и свидетельств.

<a href="http://www.youtube.com/v/Di47p32XRNA" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/Di47p32XRNA</a>

Надеюсь и новый фильм не подкачает.

http://colonelcassad.livejournal.com/1224834.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17630
    • Просмотр профиля
Re: Октябрь 1993
« Ответ #8 : Сентябрь 21, 2013, 11:29:18 am »
Информация о мероприятиях, посвященных 20-летию расстрела Верховного Совета РФ
E-mail
Оргкомитет
по подготовке и проведению
памятных мероприятий,
посвященных 20-летию расстрела
Съезда народных депутатов России
и Верховного Совета РФ
okt1993_pomni.jpg height=269

(4 октября 1993 года в Москве
)



Сопредседатели Оргкомитета
1. Бабурин С.Н. - народный депутат РСФСР, первый заместитель Президента Ассоциации депутатов России; 8(903)725-12-27
info@baburin.ru
2. Бушин В.С. - поэт, публицист, защитник Дома Советов.
3. Воронин Ю.М. - народный депутат РСФСР, первый заместитель Председателя Верховного Совета РФ, президент Ассоциации депутатов России, д.э.н., профессор; 8(917)5232412
voronin0@pochta.ru
4. Зайцева Л.В. - народная артистка РСФСР, лауреат Государственной премии СССР; 8(967)135-65-47.
5. Тарасов Б.В. - народный депутат РСФСР, генерал-лейтенант; 8(903)560-78-21.
 

Исполнительные секретари Оргкомитета
1. Бахтиярова Л.Х. - народный депутат РСФСР; 8(910)433-94-56.
2. Саенко Г.В. - народный депутат РСФСР, д.п.н., профессор; 8(919)775-43-77
1945gvs@inbox.ru
Члены Оргкомитета
1. Астраханкина Т.А. - депутат Государственной думы РФ; Тверская область.
2. Аксючиц В.В. - народный депутат РСФСР.
3. Бенов Г.М. -народный депутат РСФСР.
4. Братищев И.М. - народный депутат РСФСР, д.э.н., профессор; 8(495) 602-46-78 раб.
5. Буторин А.Н. - народный депутат РСФСР; Архангельск   .
6. Болдырев Ю.Ю. - народный депутат СССР; 8(916)688-41-70,
b762@rambler.ru
7. Варлей Н.В. - Заслуженная артистка РСФСР, лауреат Государственной премии РСФСР им. Н.К.Крупской.
8. Голик Ю.В - народный депутат СССР, д.ю.н., профессор; 8(926) 217-35-94,
ygolik@list.ru
9. Домнина В. - народный депутат РСФСР; Ульяновск   .
10. Доровин Е.В. - депутат Государственной Думы РФ, Председатель Комитета памяти жертв 1993 года.    11. Дунаев А.Ф. - народный депутат РСФСР, генерал-лейтенант; 8(495)762-29-19.
12. Злобин А.А. - народный депутат РСФСР, протоирей; Тверская область; 8(903)631-77-73.
13. Константинов И.В. - народный депутат РСФСР.
\4. Куликов А.Д. - депутат Государственной Думы РФ; 8(985)769-95-66,
adkulikov@rambltr.ru
15. Петухов Ю. Е. - председатель общественного объединения родственников и близких погибших в событиях октября 1993 года в Москве; (962)932-30-95,
cayunn@mail.ru
16. Сыроватко В.Г. - народный депутат РСФСР.
17. Сидоренко Ю.С. - народный депутат РСФСР; Ростов-на Дону   .
18. Скуратов Ю.И. 8(903)136-16-70,
Skuratov_yi@mail.ru
19. Смирнов М.И. - председатель регионального благотворительного общественного Фонда содействия увековечению памяти погибших граждан в сентябре - октябре 1993 года; 8(985)780-91-99,
oct1993@list.ru
20. Кадочников В.Д. - народный депутат РСФСР; Екатеринбург.
21. Калашников В.В. - народный депутат РСФСР; Рязанская область.
22. Кауфман М.М. - народный депутат РСФСР; Еврейская автономная область.
23. Кибирев Б.Г. - народный депутат РСФСР; Краснодарский край.
24. Корнилова З.А. - народный депутат РСФСР; Республика Саха-Якутия.
25. Лета Т.И. - народный депутат РСФСР; Вологда, 8 (911) 251-26-76.
26. Мазаев В.Д. - народный депутат РСФСР.
27. Маханов В.И. - народный депутат РСФСР; Республика Татарстан.
28. Муха В.П. - народный депутат РСФСР; Новосибирская область.
29. Мухамадиев Р.С. - народный депутат РСФСР; Республика Татарстан,   8(916)222-31-60.
30. Назметдинова М.М. - народный депутат РСФСР; 8(985) 132-69-76.
31. Ойкина З.Н. - народный депутат РСФСР; Саратовская обл..
32. Прокофьева Н.Н. - народный депутат РСФСР; Московская область.
33. Пудовкин Е.К. - народный депутат РСФСР; Санкт-Петербург.
34. Румянцев О.Г. - народный депутат РСФСР; Москва, 8 (925)772-32-94,
orum@inbox.ru
35. Савченко И.С. - народный депутат РСФСР.    36. Сорокина М.И. - народный депутат РСФСР; Липецк.
37. Солодякова Н. - народный депутат РСФСР; Корякский автономный округ.
38. Смолин О.Н. - народный депутат РСФСР, депутат Государственной Думы РФ.
39. Титов М.Г. - генерал-лейтенант.
40. Тихонов В.И. - народный депутат РСФСР; Ивановская область, 8(910)985-10-90,
tikhonovshuya@mail.ru
41. Увачан В.В. - народный депутат РСФСР; Эвенкийский автономный округ.
42. Умалатова С.З. - народный депутат СССР.
43. Фахрутдинов В.Ш. - народный депутат РСФСР; Республика Татарстан.
44. Хасбулатов Р.И. - народный депутат РСФСР, Председатель Верховного Совета РСФСР, д.э.н., профессор; Москва.
45. Челноков М.Б. - народный депутат РСФСР; Москва,
L-chelnok@yandex.ru
46. Чистых О.А. - народный депутат РСФСР; Курганская область.
47. Чикин В.В. - народный депутат РСФСР, депутат Государственной Думы; Москва.
48. Шашвиашвили И.А. - народный депутат РСФСР;   8(909) 640-22-41.
49. Ясенков Л.Е. - народный депутат РСФСР; Приднестровье, (00-373)777 0-74-92,
mobilight@maik.com
Помним и скорбим
«Ассоциация депутатов России» утвердила план подготовки и проведения памятных мероприятий, посвященных 20-летию расстрела Съезда народных депутатов России и Верховного Совета РФ (4 октября 1993 года в Москве). В него входят следующие пункты.
1.Создать общероссийский Оргкомитет (с включением в его состав представителей массовых общественных организаций) и их региональные структуры.
2.Опубликовать Заявление оргкомитета о подготовке мероприятий, посвященных трагическим событиям сентября-октября 1993 года
3.Открыть постоянную страничку Оргкомитета в Интернете (для постоянного информирования общества о проводимой оргкомитетом работе).
4.В центральных и региональных СМИ открыть постоянные странички (рубрики) - «Мы, живые свидетели, помним и не простили массовых убийств соотечественников» с воспоминаниями и рассказами очевидцев тех событий.
5.От имени Оргкомитета обратиться к Президенту России о принятии решения государства об увековечивании памяти массовой гибели граждан России 4 октября 1993 года в Москве, а также об оказании социальной помощи семьям погибших и об официальной оценке государственной властью трагических событий, происшедших в Москве в сентябре-октябре 1993 года.
6. Провести пресс-конференцию Оргкомитета (с участием представителей семей москвичей, ставшими жертвами расстрела) для информационных агентств, СМИ по разъяснению целей и задач подготовки и проведения массовых мероприятий, посвященных трагическим событиям в сентябре-октябре 1993 года в Москве.
7. Провести для представителей СМИ выставку-презентацию документов федеральных органов власти, в которых изложены их ответы на обращения граждан и общественных организаций по событиям сентября-октября 1993 года.
8. Провести в сентябре-октябре т.г. серию «круглых столов» и научных конференций, брифингов и дискуссий юридической, политологической, социологической, творческой и писательской общественности, с приглашением представителей молодежных организаций, посвященных анализу событий сентября-октября 1993 года в Москве.
9. Подготовить обращение в Следственный комитет РФ о возобновлении расследования фактов массовых убийств российских граждан 4 октября 1993 года в Москве. От имени Оргкомитета представить следствию список должностных лиц, причастных к подготовке Указа президента РФ №1400, других документов «О конституционной реформе в России», а также плана вооруженной расправы над гражданами России, выступившими в защиту Конституции (Основного закона) России.
10. Провести 23 сентября в Москве массовое шествие под лозунгом: «Требуем возобновить расследование, найти и покарать убийц и их пособников» (по случаю выхода в свет трагического Указа президента РФ №1400).
11. 4 октября 2013 года - провести в Москве и регионах России массовые демонстрации под лозунгом: «Помним и скорбим. Слава героям».
См. также:
Ю.М.Воронин: «Нам нужна правда». Трагедия не забыта

ЗАБЫТЫЕ ЖЕРТВЫ
К двадцатилетию
трагических событий октября 1993 года




21 сентября – 5 октября 2013 года исполняется двадцать лет одной из самых великих трагедий русской истории – расстрелу в центре Москвы на глазах всего мира многих сотен патриотов России. Но по-прежнему главный вопрос тех событий - сколько жизней унесла октябрьская бойня? – остаётся без ответа. Автор этих строк уже несколько лет, собирая по крупицам опубликованные и неопубликованные свидетельства очевидцев, пытается приблизиться к истине. Предварительные результаты расследования опубликованы в книге «Забытые жертвы октября 1993 года», изданной в 2010 году в Туле. Цель данной статьи – познакомить неравнодушного читателя с новой информацией, открывшейся за последнее время.
Некоторые факты, изложенные в книге, пришлось уточнить и исправить. Например, приводилось следующее свидетельство народного депутата А.М. Леонтьева о расстреле ранним утром 4 октября 1993 года казачьей заставы на Дружинниковской улице: «По переулку напротив «Белого дома» стояли 6 бронетранспортёров, а между ними и «Белым домом» за колючей проволокой … лежали казаки с Кубани – человек 100. Они не были вооружены. Были просто в форме казаков… К подъездам из сотни казаков добежали не более 5 – 6 человек, а остальные все полегли» (см. Григорьев Н.Г. Дни, равные жизни. Чебоксары. 2000. С. 363).
Однако казаки - сотни В.И. Морозова, которые держали оборону на Дружинниковской улице, в том числе поэт Андрей Альфредович Облог, в дни противостояния командир полусотни, уточнили, что к началу атаки БТРов непосредственно на заставе находилось 8 – 10 человек. БТРы атаковали со стороны мэрии («книжки»), двигаясь по Рочдельской улице. Поскольку застава была хорошо укреплена двумя баррикадами, которые перекрывали Дружинниковскую улицу, образуя квадрат между стеной стадиона и парком, казаки, находившиеся там во время утренней атаки БТРов, к счастью, уцелели.
В 2012 году известный общественный деятель, в 1993 году возглавлявший движение «Народное действие», Георгий Георгиевич Гусев познакомил с уникальными записями из своего аудиоархива. После трагической развязки Георгий Георгиевич, благодаря протекции А.И. Вольского, получил от нескольких коммерческих банков средства на оказание финансовой помощи раненым и родственникам погибших. Шесть аудиокассет (теперь оцифрованных и переданных на хранение в Центральный архив электронных и аудиовизуальных документов Москвы), хранят ценный исторический материал – свидетельства людей, ставших очевидцами кровавых событий тех дней. Приведём два характерных рассказа из аудиоархива Гусева, записанных в октябре – ноябре 1993 года.
Преподаватель МГУ Сергей Петрович Сурнин во время начала штурма находился недалеко от восьмого подъезда Белого дома. «Между эстакадой и углом здания, - вспоминал он, - находилось человек 30 – 40, прятались от БТР, которые начинали постреливать в нашем направлении. Вдруг с тыла здания перед балконом раздалась сильная стрельба. Все легли, все были без оружия, лежали довольно плотно. Мимо нас прошли БТРы и с расстояния 12 – 15 метров расстреляли лежащих людей – одна треть рядом лежащих была убита или ранена. Причём в непосредственной близости от меня – трое убитых, двоё раненых: рядом, справа от меня, убитый, ещё за мной убитый, впереди, как минимум, один убитый».
Об исходе из Дома Советов поделился воспоминаниями участник Союза офицеров. Вот что он рассказал: «Прибыл из Ленинграда 27 октября… Через несколько дней переведён в охрану Макашова… 3 октября поехали в Останкино. От Останкино прибыли в 3 ч. ночи к Верховному Совету. В 7 ч. утра, когда начался штурм, находился с Макашовым на первом этаже у центрального входа. Непосредственно участвовал в боях… Раненых не давали выносить… Вышел из здания в 18 ч. Нас направляли на центральную лестницу. На лестнице собралось человек 600 – 700… Офицер «Альфы» сказал, что т.к. автобусы подойти не могут – заблокированы сторонниками Ельцина, то выведут нас за оцепление, чтобы мы шли до метро своим ходом и разъезжались по домам. При этом один из офицеров «Альфы» сказал: «Жалко ребят, что с ними сейчас будет».
Нас довели до ближайшего жилого дома. Как только вышли на переулок, по нам был открыт огонь, автоматический, снайперский, с крыш и переулка. Сразу было убито и ранено 15 человек. Люди все побежали в подъезды и во двор колодезного дома. Я попал в плен. Меня арестовал сотрудник милиции с угрозой того, что, если я откажусь подойти к нему, огонь будет открыт по женщинам на поражение. Он отвёл меня к трём бейтаровцам, вооружённых снайперскими винтовками. Когда они увидели у меня на груди значок «Союза офицеров» и камуфляжную форму, сорвав значок и вытащив из карманов все документы, начали избивать. При этом на противоположной стороне у дерева лежали четыре расстрелянных молодых парня, двое из которых были баркашовцы. В этот момент подошли два бойца «Витязя», один из них офицер, другой старшина. Один из бейтаровцев подарил им мои ключи от квартиры в виде сувенира на память.
Когда женщины в подъезде увидели, что меня сейчас будут расстреливать, начали вырываться из подъезда. Эти бейтаровцы начали их избивать прикладами винтовок. В этот момент старшина меня поднял, а офицер отдал ключи и сказал, чтобы я уходил под прикрытием женщин в другие дворы. Когда мы туда пришли, нас сразу предупредили, что около школы засада, там дислоцируется ещё одно подразделение ОМОНа. Забежали в подъезд. Нас там встретили чеченцы, у которых мы прятались в квартире до утра 5 октября… Нас было 5 человек… Ночью происходили постоянно одиночные выстрелы, избиения людей. Это было чётко видно и слышно. Все подъезды проверялись на момент обнаружения защитников Верховного совета».
В том злополучном дворе оказался и Г.Г. Гусев. Из противоположного крыла дома стреляли. Люди кинулись врассыпную. Георгий Георгиевич до 2 ч. ночи прятался в одном из подъездов. В 2 ч. ночи пришли неизвестные и предложили вывести желающих из зоны. Гусев немного помедлил, но, когда вышел из подъезда, тех неизвестных уже не было видно, а около арки лежали убитые, первые трое, которые отозвались на призыв незнакомцев. Развернувшись на 180 градусов, он спрятался в тепловом подвале, выкрутив лампочку освещения. В подвале просидел до 5 ч. утра. Выйдя, наконец, на волю, увидел двоих, по виду бейтаровцев. Один из них говорил другому: «Где-то здесь должен быть Гусев». Георгию Георгиевичу снова пришлось укрыться в одном из подъездов дома. Поднимаясь на чердак, в парадном и на этажах видел кровь и много разбросанной одежды.
Судя по показаниям Г.Г. Гусева, певицы Т.И. Картинцевой, депутата Верховного совета И.А. Шашвиашвили (см. Интервью. 1993. № 2. С. 8), помимо омоновцев во дворе и в подъездах дома по переулку Глубокому задержанных избивали и убивали неизвестные «в странной форме».
Тамара Ильинична Картинцева, вместе с некоторыми другими вышедшими из Дома Советов людьми, спряталась в подвале того дома. Пришлось стоять в воде из-за прорванной трубы отопления. По словам Тамары Ильиничны, мимо бегали, раздавался топот ботинок, сапог - искали защитников парламента. Неожиданно она услышала диалог двух карателей:
- Здесь где-то есть подвал, они в подвале.
- Там, в подвале вода. Они там всё равно передохнут все.
- Давай гранату бросим!
- Да, ну, всё равно мы их перестреляем – ни сегодня, так завтра, ни завтра, так через полгода, всех русских свиней перестреляем. (См. Дополнительные материалы к фильму В. Тихонова «Русская тайна»).
Скрываясь в подвале, Г.Г. Гусев поймал на радиоволне разговор двух предположительно милиционеров. Один спрашивал по рации другого: «Куда вести задержанных?» Тот другой отвечал: «Веди их на стадион». Теперь, когда минуло двадцать лет с тех расстрельных дней, можно более точно восстановить картину того, что с вечера 4 октября до утра 5 октября происходило на расположенном вблизи Белого дома стадионе «Асмарал» (Красная Пресня).
Художник Анатолий Леонидович Набатов ранним вечером 4 октября наблюдал из окна Дома Советов, как на стадион привели большую группу людей, по словам Набатова человек 200, и у стены, примыкающей к Дружинниковской улице, расстреляли. 21 сентября 2011 года в День Рождества Пресвятой Богородицы мне удалось встретиться с Юрием Евгеньевичем Петуховым, отцом, расстрелянной у телецентра в Останкино Наташи Петуховой. Около 7 ч. утра 5 октября, когда палачи уже покинули стадион, а «санитары» ещё не пришли, Юрий Евгеньевич смог побывать там. Вдоль выходящей на Дружинниковскую улицу стены стадиона, по его словам, лежало примерно 50 трупов.
Свидетельства очевидцев дают возможность установить основные расстрельные точки на стадионе. Первая – угол стадиона, выходящий на начало улицы Заморёнова и представлявший тогда собою глухую бетонную стену (см. Речь. 1993. № 2. С. 1, 4). Вторая – в правом (если смотреть от улицы Заморёнова) дальнем углу, примыкающем к Белому дому. Там расположен небольшой бассейн и недалеко от него закуток-площадка между двумя легкими строениями. По словам местных жителей, там пленных раздевали до нижнего белья и расстреливали по несколько человек. Третья расстрельная точка, судя по рассказам А.Л. Набатова и Ю.Е Петухова, - вдоль стены, выходящей на Дружинниковскую улицу.
Для вывоза трупов из здания парламента и с примыкающей к нему территории использовались грузовые машины и баржи. Лидия Васильевна Цейтлина через некоторое время после октябрьских событий встретилась с шофёром автобазы. Грузовые машины той автобазы были задействованы в вывозе трупов от Белого дома. Шофёр сообщил, что в его грузовике в ночь с 4 на 5 октября перевозились трупы расстрелянных на стадионе. Ему пришлось сделать два рейса в Подмосковье, в лесной массив. Там трупы бросали в ямы, засыпали землёй и равняли место захоронения бульдозером. Трупы вывозились и на других грузовиках. Как выразился шофёр, «устали возить».
Друг речника Владимира Ивановича Коршунова Валерий Реутов, в 1993 году капитан небольшого судна Западного порта, избил при участии товарищей по команде судна, экипаж баржи, на которой переправлялись трупы от Дома Советов.
Один из основателей общества «Мемориал» преподаватель математики Евгений Владимирович Юрченко помог прояснить вопрос по тайному уничтожению трупов в московских крематориях. Его расследование началось с телефонного звонка в «Мемориал» женщины, которая хоронила сестру на Хованском кладбище. Она утверждала, что слышала разговоры кладбищенских рабочих о том, что на грузовиках доставляли неопознанные трупы. Спустя неделю после расстрела Белого дома Евгений Владимирович вместе с Олегом Орловым обошли кладбища Москвы и ближнего Подмосковья. Сотрудница Хованского кладбища разрешила им переписать из журнала регистрации данные по доставленным для сожжения в крематорий кладбища трупам неизвестных лиц. Например, на машине, номер такой-то, привезли 19 трупов: три женщины, остальные мужчины. Рабочие Николо-Архангельского кладбища говорили о сожжении 300 – 400 трупов в те дни в кладбищенском крематории. Судя по репликам привозивших, в основном это были трупы людей, погибших в Белом доме. Примечательно, что в 2008 году рабочие Николо-Архангельского кладбища в приватной беседе со своим сослуживцем, защитником Верховного совета, подтвердили факт тайной кремации трупов после расстрела Дома Советов. Трупы привозили без гробов, в открытых ящиках и в полиэтиленовых мешках, не разбирая, кремировали и хоронили.
Сотрудники Митинского крематория отказались что-либо говорить Юрченко и Орлову. Когда они через несколько дней снова посетили Хованское кладбище, сотрудница, ведавшая журналом регистрации, воскликнула: «Нет, нет, больше ничего не могу сказать!»
Евгений Владимирович пережил не одну бессонную ночь. Ему начали угрожать. Какие-то люди ночью во дворе дома перевернули его машину. В другой раз в машину во время одной из поездок выстрелили из мимо проезжавшей «Волги».
В итоге по журналам регистрации Юрченко документально может подтвердить гибель приблизительно ста человек. Эти данные он и озвучил 30 сентября 1994 года на проходившей в Доме медиков научно-практической конференции «Год после путча». Кто-то из присутствующих на конференции опубликовал в печати несколько искажённые цифры о том, что по данным Юрченко на сентябрь 1994 года общее число погибших (доказан факт исчезновения и найдены свидетели гибели) составляло 829 человек (см. Аль-Кодс. 1994. № 27. С. 4). Евгений Владимирович в личной беседе с автором этих строк уточнил, что такого числа погибших он не называл.
26 марта 2012 года в процессе обжалования в Мосгорсуде решения Савёловского районного суда по иску участников фонда содействия увековечиванию памяти погибших граждан в сентябре – октябре 1993 года «о защите чести и достоинства» к Л.М. Млечину, я познакомился с Алевтиной Александровной Маркеловой. 6 октября 1993 года она дежурила на Дружинниковской улице. К Маркеловой подошёл мужчина, державший в руках большой портфель. Он сказал, что в детском парке (недалеко от того места, где позже установлена Крествоздвиженская часовня) из груды пепла ему удалось вытащить документы, сохранившиеся при сжигании одежды расстрелянных защитников Верховного совета. Алевтина Александровна направила того человека в Международный фонд славянской письменности и культуры, при котором действовал Общественный комитет по погребению убиенных. Руководитель фонда скульптор В.М. Клыков собрал журналистов, которые пересняли разложенные на столе удостоверения, найденные среди пепла от сожженной одежды. Присутствовавшая на пресс-конференции Елена Васильевна Русакова утверждала, что, по словам Клыкова, в том портфеле оказалось много удостоверений приднестровцев.
По оперативным данным МВД в здании осаждённого парламента находилось 30 человек, прибывших из Приднестровья с огнестрельным оружием (см. Некрасов В.Ф. МВД в лицах. Министры от В.В. Федорчука до А.С. Куликова. 1982 – 1998. М., 2000. С. 272). Вместе с тем, посольство Молдовы в Москве сделало заявление, что Белый дом защищали 150 приднестровских солдат и офицеров (см. Известия. 1993. № 194. С. 2). Е.В. Юрченко встречал в здании осаждённого парламента многих знакомых приднестровцев. «Например, только один отряд приднестровцев, с которым я столкнулся, - вспоминал он, - был около 30 человек. А вообще-то, как рассказывают, их было значительно больше. И судя по наградным материалам, опубликованным в приднестровских газетах, многие из них погибли. В официальном же списке ни одного приднестровца нет» (см. Российская правда. 1994. № 20. С. 1).
В официальном списке жертв нет и многих других защитников Верховного совета, погибших в те переломные дни. Их родственники и боевые друзья продолжают свидетельствовать о свершившейся трагедии. По словам защитника Дома Советов из 2-го казачьего батальона, повар из их отряда после 4 октября 1993 года пропал без вести. Другой защитник парламента говорил, что в их отряде не досчитались как минимум пяти человек. Капитан 2 ранга Юрий Тихонович Рязанов свидетельствует, что из их группы пропал старший лейтенант Аркадий.
Около 11 ч. утра 4 октября 1993 года с улицы усилился обстрел первого этажа здания парламента. «Ни на миг не останавливаясь под этим шквальным огнём, - вспоминала врач-доброволец, - мы стали перетаскивать раненых на другую сторону цокольного коридора, в комнаты, где было потише. Одного из нас, врача, тут же убило выстрелом в спину. Звали его Сергей. Хирург-реаниматор, отличный профессионал, добровольно пришедший к нам со своей бригадой из двух человек» (см. Дума. 1994. №9. С. 1). Свидетельствует генерал-майор милиции в отставке Владимир Семёнович Овчинский: «Там погиб Гриша Файнберг, одноклассник моей дочери, который жил в соседнем доме на Красной Пресне. Он пришёл туда и принёс еду защитникам Белого дома. Он был убит выстрелом в голову во время штурма Белого дома, а ему было только 16 лет» (см.: МВД, мафия и олигархи. Беседа Любови Борусяк с генерал-майором милиции в отставке Владимиром Семёновичем Овчинским // Полит.Ру [Интернет-ресурс]. 2011. 3 марта. URL: http://www.polit.ru/article/2011/03/03/ovchinsky.html (дата обращения: 08.02.2013)).
В центре Москвы в доме на улице Гиляровского живёт одинокая пожилая женщина, Зинаида Алексеевна. У неё был сын, Баринов Константин Александрович 1960 года рождения. Константин окончил Мытищинский машиностроительный техникум, работал фрезеровщиком на заводе, хорошо рисовал. Когда в 1980 году вернулся из армии, произнёс загадочные слова: «Мама, я проживу 33 года». 13 июля 1993 года ему исполнилось 33 года. 26 сентября 1993 года ушёл на защиту Дома Советов и после кровавой развязки пропал без вести. Зинаида Алексеевна обратилась в милицию, плакала, просила помочь что-либо узнать о сыне. Сотрудники милиции, улыбаясь, взяли паспорт Константина, и на этом всё закончилось. Только совсем недавно в конце 2011 года мать решилась рассказать о судьбе сына соседке по дому.
По-прежнему остаётся неизвестным имя православного священника, расстрелянного утром 4 октября на Дружинниковской улице. Иерей Виктор (Заика), слава Богу, остался жив. Батюшка и его духовные чада в последующие годы приезжали в Москву на панихиды у Белого дома. Но гибель священника видели, по меньшей мере, троё: ветеран Великой Отечественной войны А.С. Дядченко, певица Т.И. Картинцева, депутат Верховного совета А.М. Леонтьев. Вот что, например, рассказала Тамара Ильинична Картинцева: «Подъехали БТРы, на них в чёрных кожаных куртках парни с длинными стволами. Один из БТРов развернулся, направил свою пушку и стал палить по бункеру. А там же, за бункером, парк, люди ходят. Ещё был иконостас. Из бункера вышел священник с иконой, отец Виктор, я же это видела, и БТР его в упор расстрелял и проехался по нему» (см. фильм В. Тихонова «Русская тайна»).
В личной беседе Тамара Ильинична уточнила, что священник пошёл навстречу БТРу в сторону Дружинниковской улицы. Момент расстрела она пропустила, но заметила, как БТР проехался по упавшему священнику. В 2008 году мне удалось поговорить с жителем одного из домов, примыкающих к стадиону «Красная Пресня». Он рассказал, что утром 5 октября принимал участие в перетаскивании трупов на Дружинниковской улице. Среди погибших оказалось и тело убитого священника.
Положение несколько прояснила Нина Константиновна Кочубей. Во время блокады Дома Советов, Нина Константиновна видела иерея Виктора (Заику) из города Сумы. Однажды она проходила мимо другого священника и услышала, как обратилась к нему подошедшая женщина: «Отец Виктор». Кочубей возразила той женщине: «Это не отец Виктор». На что ей ответили, что это другой отец Виктор. Через некоторое время после трагических событий Нина Константиновна узнала от православных женщин, что тот другой батюшка Виктор погиб.
А. Залесский характеризовал оставшегося в живых батюшку Виктора (Заику) следующим образом: «Больше всех мне запомнился худощавый, аскетического вида священник. На вид ему 25 – 30. С густой бородой и длинными волосами… Приехал, как он сам рассказывал, с Украины… Молится, проповедует, беседует, ободряет. И сейчас как будто вижу перед собой его высокую чёрную фигуру во главе крестного хода. За ним идут пять или шесть старушек, его неизменных спутниц, с иконами, усердно поющих. А дальше уже кто придётся – сегодня одни, завтра другие» (см. Православная Москва. 1998. №31. С. 6).
После Панихиды 4 октября 2012 года мне удалось поговорить с подполковником Борисом Александровичем Оришевым. В блокадные дни он спросил одного из священников: «Почему ты здесь? Умирать в бою – долг военного. Что же он, как священник, может сделать?». На что батюшка ответил: «Я здесь, чтобы остановить кровопролитие. Если возникнет угроза кровопролития, возьму икону и выйду навстречу войскам». По словам Бориса Александровича священник был средних лет, нормального телосложения.
Светлана Вольская 12 октября 1993 года записала в своём дневнике: «У батюшкиной символической могилы большая икона, вдоль которой течёт ручей настоящей крови. Все эти дни было сухо, сегодня – первый дождливый день, вот и потекла запекшаяся на земле кровь. Но это – «научное» объяснение, верующие же верят – это кровь праведника вопиет на девятый день» (см. Наш современник. 1998. №10. С. 122).
В дни противостояния у Белого дома постоянно находились православные священники: служили молебны, совершали крестные ходы. К ним примкнули многие верующие, в том числе из других городов. Журналист А. Колпаков вечером 3 октября встретил у здания парламента пятерых священников (см. МК. 1993. №205. С. 2).
Проходят годы, и всё труднее устанавливать имена людей, положивших «жизнь свою за други своя». Но у Бога все живы и никто не забыт. Без Его Святой Воли не происходит ничего.
С течением времени всё больше проясняется масштаб октябрьской трагедии. Четверо суток из разгромленного здания парламента вывозили трупы. На столе В.С. Черномырдина видели записку, в которой сообщалось, что только за трое суток из Белого дома вынесено 1575 трупов (см. Правда о расстреле советской власти. Информационный бюллетень МГО КПРФ. 2009. С. 4). Генерал-майору милиции Владимиру Семёновичу Овчинскому (в 1992 – 95 годах — помощник первого заместителя министра внутренних дел Е.А. Абрамова), сотрудник МВД, побывавший в Доме Советов после штурма, говорил, что в здании обнаружили 1700 трупов. Тела погибших штабелями в чёрных пакетах, заваленные сухим льдом, лежали на цокольном этаже. Подполковник милиции сообщил Александру Павловичу Репетову, что в начале 1990-х годов в «обычные» месяцы по статистке, предоставляемой в МВД, за месяц в московских крематориях сжигали до 200 невостребованных трупов. Но за октябрь 1993 года дали цифру на 1500 больше. Таким образом общее число погибших превышает 2000 человек. Ельцинскому режиму было, что скрывать. Ведь среди погибших немало женщин и детей, стариков, врачей...…
Нам ещё предстоит осознать ту великую жертву, которую исполнили погибшие патриоты России в октябре 1993 года. Духовно-нравственный смысл кровавых событий с годами всё явственнее проступает сквозь пелену ненависти и заблуждений.
27 сентября 1993 года в праздник Крестовоздвижения молодой священник по окончании Крестного хода вокруг Белого дома сказал: «Сегодня, в праздник Воздвижения Животворящего Креста Господня, православные в храмах поклоняются кресту. Мы с вами не можем пойти в храм, но мы несём свой крест здесь» (см. Московский апокалипсис. М., 1996. С. 117).
За три дня до штурма Дома Советов к супруге Андрея Фёдоровича Дунаева (исполняющим обязанности президента А.В. Руцким назначен министром внутренних дел) Анне Евдокимовне пришёл «посланник» от бывшего председателя КГБ В.А. Крючкова и предупредил, что расправа назначена на утро 4 октября. Как свидетельствует подполковник Б.А. Оришев, за несколько дней до бойни омоновцы говорили защитникам парламента: «Мы вас всех будем резать 4 октября». Накануне кровавой развязки сотрудники милиции сообщили казакам, охранявшим баррикаду на Дружинниковской улице, что 3 октября блокада будет снята, но фиктивно в результате «прорыва восставшего народа» (см. Бузгалин А.В., Колганов А.И. Кровавый октябрь в Москве. М., 1994. С. 47; Островский А.В. 1993. Расстрел «Белого дома». М., 2008. С. 199). Уже после прорыва блокады «дзержинец», оказавшийся в здании парламента, заявил: «Нам дали приказ, как только пойдут, будут нажимать, бегите» (См. аудиоархив Г.Г. Гусева).
Ближе к вечеру того же дня у Белого дома молодой монах произнёс: «Сегодня прольётся кровь, много крови» (см. Век. 1993. № 39. С. 1). Защитники Дома Советов осознавали, что в случае трагической развязки, они, практически безоружные, погибнут, но всё же прошли свой крестный путь до конца.
«Я знал лично троих погибших: Ермаков, Фадеев, Шалимов, - вспоминал Сергей Петрович Сурнин. – Это были простые душевные русские люди. Они очень болели за нашу Родину и очень хотели, чтобы был в стране порядок и счастье народа».
Покаянная молитва уже начала звучать 4 октября 1993 года. Тогда на Дружинниковской улице убили мужчину, стоявшего во время штурма на коленях (см. Вечерний клуб. 1993. № 245-246. С. 1). В тот день Русская Православная Церковь отмечала отдание праздника Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. Люди, принявшие мученическую кончину у Белого дома, искупили своей жертвой безмолвие миллионов соотечественников, с равнодушием взиравших на гибель Родины.
В августе 1996 года в детском парке вблизи Белого дома по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II усилиями общественной организации Троицкий Православный Собор установлена Часовня Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня в память о трагедии осени 1993 года. 27 сентября 1997 года в праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня после службы в часовне одному юному прихожанину удалось зафиксировать на фотоплёнку чудо «красное облако». Основание часовни погружено в кровавый туман, образующий на фоне багряных верхушек деревьев парка и стадиона кровавую чашу. Исследовавшие плёнку специалисты установили: кадр не засвечен.
На груди расстрелянного в Останкино 3 октября 1993 года Алексея Шумского родители нашли переписанную цитату из Священного Писания: «Если бы вы были от мира, то мир любил бы своё; а как вы не от мира, то Я избрал вас». «Незадолго перед гибелью, - вспоминала мама расстрелянного у Дома Советов четырнадцатилетнего Кости Калинина, - всё время спрашивал: «Мама, ну когда ты меня покрестишь?». Младших-то я как-то быстро покрестила, а вот его всё не получалось. Так и не успела… И вот, когда его хоронили, там же, на Бабушкинском кладбище, отпевали одну старушку. И вдруг батюшка подошёл к нам сам: «Крестили? Отпевали?» А услышав, что мальчика не успели окрестить, сказал: «Я сейчас всё сделаю». И покрестил его» (см. Советская Россия. 1994. № 106. С. 4).
В 2003 году архимандрит Кирилл (Павлов) благословил священника Виктора (Кузнецова) на работу над книгой воспоминаний о «чёрном октябре» такими словами: «Во всём свой урок. А расстрел стольких людей в 1993 году, Высшего законодательного органа страны, избранного народом, это – преступление особое! Тут было совершено редчайшее злодеяние. Про него нельзя забывать» (см. Виктор Кузнецов, священник. Так было. Расстрел. Мытищи, 2010. С. 3). Старец Николай (Гурьянов) сказал Александру Павловичу Репетову о погибших в Белом доме следующее: «Они все блаженствуют. Молись за них. И они будут молиться за тебя». И ещё сказал, что души убиенных в Белом доме, также как и души многих защитников Отечества в Великую Отечественную войну, уходили прямо в рай, минуя мытарства.
 
ШЕВЧЕНКО Валерий Анатольевич,
кандидат исторических наук.




  См. также полный текст книги автора:
Валерий Шевченко. Забытые жертвы октября 1993 года. М., 2010. С.113 
СЧЁТ ПАМЯТИ


Региональный благотворительный общественный фонд содействия увековечению памяти погибших граждан в сентябре – октябре 1993 года в очередной раз информирует читателей газеты о поступлении денежных средств на сооружение памятника защитникам Верховного Совета Российской Федерации, погибшим осенью 1993 года. Отмечаем, что в течение второго квартала 2013 года внесли свои пожертвования следующие товарищи:
- из Москвы – Аулов Г.Т., Бабкина Т.Н., Баженов Ю.М., Булочникова М.А., Виробян Ю.В., Деева Ж.А., Камардина Т.В., Кузнецов А.Л., семья Курочкиных, Лебедева Р.К., Митрохин А.Н., Панарина Н.А., Панфилов Б.В., Прилепская Г.П., Самгина Г.П., Серебряков В.Г., Смирнов В.Н., Смирнов М.И.;
- из Санкт-Петербурга – Баженова Т.К., Кунаева Н.Т., Пригодич А.Е.;
- из других субъектов Российской Федерации – Прокудин Л.Н., Шумихина Т.М. (Калининградская область), Воронов В.А., Кривенко Т.П., Слободкин Ю.М., Юрьева Г.Ф. (Московская область), Малышев Г.А., Пронин А.В. (Нижегородская область), Акчурин М.Р. (Пензенская область), Данилов И.П. (Псковская область);
- из других городов и местностей России – Коленков В.П. (Астрахань), Долматов В.И. (Б – Мурта). Корниенко В.М. (Владивосток), Мокина Е.В. (Волгоград), Пестунов М.В. (Воронеж), Бессонов И.И. (Георгиевск), Новиков Е.П. (Кронштад), Ермолаев С.А. (Красноярск), Жимулев Ф.И., Невейко А.И. (Новосибирск), Кузнецов В.Е. (Новокольнический район), Лысков В.А. (Ханты – Мансийский округ).
Ряд товарищей, внесших свои пожертвования, не пожелали, чтобы их фамилии публиковались в печати. В их числе и товарищи из Латвии, которые перечислили в фонд 1300 рублей.
Кроме этого, фонд продолжал реализацию книг членов Союза Писателей России священника Виктора Кузнецова «Так было (начало кризиса). Август 1991 года», «Так было. Расстрел», освещающих события осени 1993 года. Отец Виктор в 1990 – 1993 годах являлся народным депутатом Моссовета и в книгах описывает расстановку политических сил и отношение конкретных депутатов к происходящим в те годы событиям. Участник прорыва блокады Дома Советов – поэт Фиохин В.П. передал в фонд изданный за свой счет сборник стихов «Вечерний звон», в котором ряд стихов посвящен тем трагическим событиям. По просьбе авторов вырученные деньги от реализации этих книг направляются на сооружение памятника. Желающие приобрести перечисленные книги могут обратиться в Правление фонда по телефону 8-985-780-91-99.
В течение первого полугодия 2013 года в фонд поступило почти 230 тысяч рублей. Правление фонда выражает всем товарищам, внесшим свой вклад в реализацию намеченного проекта благодарность и надеется на то, что и другие наши соотечественники не останутся в стороне от этого благородного дела и внесут свою посильную лепту в увековечение памяти героев, вставших на защиту Советской власти и законности в нашей стране.
Деньги (только в рублях) можно перечислить, заполнив прилагаемую квитанцию, или почтовым переводом по адресу: 119607, Москва, улица Лобачевского, дом 98, квартира 104, Смирнову Михаилу Ивановичу.
Справки по телефону: 8-985-780-91-99.

М.И. СМИРНОВ,
Председатель Правления фонда.

 




© Еженедельная газета "ПАТРИОТ"
ВЕСТНИК ФОНДА ПАМЯТИ
Информационный бюллетень. Август 2013 г.


http://www.patriotweekly.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1797:-2013-&catid=164:2011-04-18-16-58-56&Itemid=205
 http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=7588&Itemid=39 

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17630
    • Просмотр профиля
Re: Октябрь 1993
« Ответ #9 : Сентябрь 21, 2013, 09:30:48 pm »
МЫ ПОМНИМ! МЫ СКОРБИМ.


   


20 лет назад, 21 сентября 1993 года группы высших должностных лиц государства во главе с Борисом Ельциным начала государственный переворот, завершившийся 4 октября 1993 года кровавой бойней в центре Москвы и захватом власти в государстве. Жертвами авантюристов и преступников только по официальным данным стало 147 человек. Однако, в реальности, количество жертв заговорщиков переваливает за 1000.
В результате действий этих лиц был разогнан и расстрелян из танков законно избранный Парламент, а большое количество защитников Закона и Конституции убито.
По моему мнению, действия этой группы лиц попадают под ст.64 УК РСФСР "Измена родине в форме государственного переворота с целью захвата власти".
Началом переворота стало издание Борисом Ельциным Указа №1400.
Этот Указ был признан Конституционным судом не соответствующим Конституции РФ и являющимся основанием для отрешения Президента Российской Федерации Б.Н.Ельцина от должности:

"ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Конституционного Суда Российской Федерации
О соответствии Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации Б.Н.Ельцина, связанных с его Указом "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" от 21 сентября 1993 года №1400 и Обращением к гражданам России 21 сентября 1993 года
21 сентября 1993 года, город Москва...
Указ Президента Российской Федерации Б.Н.Ельцина "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" от 21 сентября 1993 года № 1400 и его Обращение к гражданам России 21 сентября 1993 года не соответствуют части второй статьи 1, части второй статьи 2, статье 3, части второй статьи 4, частям первой и третьей статьи 104, части третьей пункта 11 статьи 1215, статье 1216, части второй статьи 1218, статьям 1651, 177 Конституции Российской Федерации и служат основанием для отрешения Президента Российской Федерации Б.Н.Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности в порядке статьи 12110 или 1216 Конституции Российской Федерации.
Председатель Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН
Секретарь Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.Д.РУДКИН"

Полностью текст Заключения КС РФ здесь:
http://1993.sovnarkom.ru/TEXT/DOKUMENT/ks21091993.htm
Текст Указа №1400 здесь:
http://1993.sovnarkom.ru/TEXT/DOKUMENT/1400.htm
Ст.64 УК РСФСР (с изменениями и дополнениями на 27 декабря 1996 г.)"Измена Родине":
"Измена Родине, то есть деяние, умышленно совершенное гражданином СССР в ущерб суверенитету, территориальной неприкосновенности или государственной безопасности и обороноспособности СССР: переход на сторону врага, шпионаж, выдача государственной или военной тайны иностранному государству, бегство за границу или отказ возвратиться из-за границы в СССР, оказание иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности против СССР, а равно ЗАГОВОР С ЦЕЛЬЮ ЗАХВАТА ВЛАСТИ, -
наказывается лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества или смертной казнью с конфискацией имущества."

Б.Н.Ельцин ушел от ответственности. Но остались его подельники. Уверен, они должны дождаться справедливого суда. Это нужно не мертвым, это нужно живым!

http://agranovsky.livejournal.com/861129.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17630
    • Просмотр профиля
Re: Октябрь 1993
« Ответ #10 : Сентябрь 22, 2013, 01:04:39 pm »
<a href="http://www.youtube.com/v/rehh9Uj-oJA" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/rehh9Uj-oJA</a>

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17630
    • Просмотр профиля
Re: Октябрь 1993
« Ответ #11 : Сентябрь 23, 2013, 06:08:52 pm »
<a href="http://www.youtube.com/v/WrtQG9Z-4tc" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/WrtQG9Z-4tc</a>

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17630
    • Просмотр профиля
Re: Октябрь 1993
« Ответ #12 : Сентябрь 24, 2013, 10:49:48 am »
3 октября 2013 года в 11-00 состоится панихида в Останкино.

4 октября 2013 года в 16-30 пройдёт митинг у ст.м. "Улица 1905 года", затем - шествие к Кресту на Дружинниковской улице.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17630
    • Просмотр профиля
Re: Октябрь 1993
« Ответ #13 : Сентябрь 25, 2013, 11:31:49 am »
<a href="http://www.youtube.com/v/JAolHr3wCNg" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/JAolHr3wCNg</a>

"События и люди" #173 Без срока давности. История измены. второе заседание интеллектуального клуба «Свободная мысль» по теме:
«20 лет РАССТРЕЛА РОССИЙСКОЙ ДЕМОКРАТИИ: значение и уроки кризиса 1993 года» участвуют: Михаил Делягин, Юрий Болдырев, Михаил Хазин, Илья Константинов, Олег Румянцев, Сергей Шаргунов.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17630
    • Просмотр профиля
Re: Октябрь 1993
« Ответ #14 : Сентябрь 25, 2013, 05:58:42 pm »
<a href="http://www.youtube.com/v/SOPZTzet-bs" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/SOPZTzet-bs</a>

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17630
    • Просмотр профиля
Re: Октябрь 1993
« Ответ #15 : Сентябрь 26, 2013, 08:37:11 pm »
<a href="http://www.youtube.com/v/zTAf63LS3zY" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/zTAf63LS3zY</a>

"Позорные солдаты продавшихся полков..." Имена предателей.


   
"Позорные солдаты продавшихся полков..."

Явных предателей Родины и Советской присяги в 1993 году было не так уж и много, но у них были деньги, оружие, поддержка североамериканского госдепа и организованная ненависть к социализму и советскому народу. Вот их имена.

1. Офицеры

В штурме Дома Советов 4 октября 1993 года принимали участие следующие подразделения, части и соединения Московского военного округа:

2-я гвардейская мотострелковая (Таманская) дивизия. Командир дивизии генерал-майор Евневич.

4-я гвардейская танковая (Кантемировская) дивизия. Командир генерал-майор Поляков.

27-я отдельная мотострелковая бригада (Тёплый стан). Командир полковник Денисов.

106-я воздушно-десантная дивизия. Командир полковник Савилов.

16-я бригада спецназа. Командир полковник Тишин.

218-й отдельный батальон спецназа. Командир подполковник Колыгин.

Всего Министерством обороны на штурм Дома Советов было брошено более 3000 солдат и офицеров, 10 танков, 80 БТР, 20 БМП, 15 БРДМ, свыше 60 БМД. Наибольшую активность в операции проявили офицеры 106-й воздушно-десантной дивизии: командир полка подполковник Игнатов, начальник штаба полка подполковник Истренко, командиры батальонов майор Хоменко и капитан Сусукин.

Офицеры Таманской дивизии: заместитель командира дивизии подполковник Межов, командиры полков подполковники Кадацкий и Архипов.

Офицеры Кантемировской дивизии, составившие добровольческие офицерские экипажи, стрелявшие из танков: майор Петраков и майор Брулевич, командир батальона майор Рудой, командир разведывательного батальона подполковник Ермолин, командир танкового батальона майор Серебряков, заместитель командира мотострелкового батальона капитан Масленников, командир разведывательной роты капитан Башмаков. Непосредственно операцией руководил министр обороны Грачёв. Всё это я выписал из газеты «Согласие» в 1993 г., И.Н. Девучаев

2. Организаторы государственного переворота

Б.Н. Ельцин:
«Начало сентября. Я принял решение... Для начала необходимо было юридическое обеспечение указа о роспуске парламента. Я нажал кнопку прямой связи с Виктором Илюшиным и попросил зайти... Заходит Илюшин, я в нескольких словах формулирую задание... Он спокоен, как обычно. Будто получил задание подготовить указ о заготовке кормов к следующей зиме... Он кивает головой, уходит. Работа начинается... Через неделю проект указа был готов...».

В.С. Черномырдин, председатель правительства, о защитниках Конституции во время расстрела Дома Советов:
«...Это же нелюди, зверье!.. Никаких переговоров... Надо перебить эту банду!».

Б.Е. Немцов, обращаясь к В.С. Черномырдину:
«...Давите, давите, Виктор Степанович, времени нет. Уничтожайте их!».

Ю.М. Лужков, мэр Москвы, после расстрела:
«Если бы ситуацией овладел Руцкой, скольких бы звезд на погонах недосчитались наши офицеры милиции и вооруженных сил!».

А.Н. Яковлев, агент ЦРУ:
«Но если бы не мы, то потом кто-то сделал бы то же самое, может быть, ещё тяжелее обернулось бы... Я удивляюсь, что этот... переход к другой форме собственности... идет столь спокойно, без крови».

Е.Т. Гайдар:
«Мы установили контроль над важнейшими точками информации и связи. Только что закончился бой у «Останкино»... Сейчас в город подтягиваются войска, верные президенту. Говорю честно: сегодня полагаться только на лояльность, на верность наших силовых структур было бы преступной халатностью и преступной наивностью с нашей стороны».

3. Исполнители

Куликов А.Н., генерал-лейтенант МВД. Лично курировал работу штаба оперативной группы ГУКВВ МВД РФ в гостинице «Мир». Несет ответственность за принятие командованием внутренних войск решения о блокаде. Лично руководил расстановкой подразделений внутренних войск и установкой колючей проволоки («спирали Бруно»). Регулярно инспектировал войска оцепления.

Куликов А.С., генерал-полковник, командующий Внутренними войсками МВД РФ. Ответственен за принятие командованием ВВ решения о блокаде и ее организацию.


Рассказ моряка (93 - й год)

Я тянул свою лямку на Северном флоте,
Месяцами жену не видал,
Ну, а он капитаном был в танковой роте
И по Белому Дому стрелял.
Я себя не жалел и в подлодочном трюме
Раскалённою влагой дышал,
Ну, а он лишь о шкуре о собственной думал
И по Белому Дому стрелял.
Я служил своему дорогому народу
И присягу ему принимал,
Ну, а он в октябре распроклятого года
По Горящему Дому стрелял.
Как пять пальцев своих мои мальчики знали
Всю БЧ - я не зря их гонял.
Хорошо, что на Северный их призывали,
А не к тем, кто по русским стрелял.
Эти... честь разменяв на наживу и прибыль,
Из бойцов в палачи перешли,
И, Советскую Родину вздёрнув на дыбу,
К президенту в доверье вошли.
Может встретимся мы: кавторанг, убелённый
Сединой с бороды до висков,
И три раза с тех пор обновивший погоны
Капиташка-полкашка-щенок.
Я к нему подойду, я скажу: что ж ты, сволочь,
Земляков опозорил, земляк,
Видно спьяну тебя в сатанинскую полночь
Без любови зачали, дурак!
Он глаза отведёт, развернётся неловко,
Если совесть не всю растерял,
За прописку в Москве, молодая дешёвка,
Он по Белому Дому стрелял!
Я себя посвящал незабвенному флоту
И судьбе на судьбу не пенял,
Ну, а он не гнушался жандармской работой
И по Белому Дому стрелял!
Я был верен всегда офицерскому слову
И шестёркой, хоть режьте, не стал.
Он был верен ему - "алканавту" гнилому,
И по Белому Дому стрелял!
К честной службе морской я по-прежнему годен,
Но рапОрт об отставке подал,
Потому что салага тот в памятном годе
По России из танка стрелял!
Потому что одна нас Отчизна растила -
Моряков, работяг и солдат,
Потому что не след полнить прихоть дебилов,
Что на наших загривках сидят!

Русский бард Александр Харчиков,
Сентябрь 1996г. - сентябрь***2006 г. - сентябрь 2013 год.

http://kharchikov.livejournal.com/166923.html
« Последнее редактирование: Сентябрь 27, 2013, 12:33:28 pm от Vuntean »