Автор Тема: Информационная война в Новороссии  (Прочитано 2613 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Mox

  • Гость
Информационная война в Новороссии
« : Январь 22, 2015, 07:01:03 am »
Сводки от ополчения Новороссии

03.11.14. Комментарий от Стрелкова Игоря Ивановича (из интервью Марату Мусину).

"Украинские телеканалы, в частности 5 канал, используют методы НЛП. Длительный просмотр украинских телеканалов вызывал у меня ощущение, что я выступаю против "украинского народа" и являюсь террористом. Для такого убежденного человека как я это просто ненормально. Использовалось прямое воздействие. Не знаю, какая конкретно технология применялась - либо специально построенный текст, либо 25 кадр, но то, что это было, однозначно. И не только я ощущал это воздействие. Многие ополченцы, если долго смотрели украинское телевидение, теряли мотивацию к борьбе."

--------------------------------------------------------------------

Сводки от ополчения Новороссии:

 21.01.15. Сообщение от Lifenews.

"Украинская власть использовала лингвистическое программирование людей для того, чтобы зомбировать их и отправить на смерть. Моторолла послушал аудиозапись лингвистического программирования и чуть сам не стал "киборгом". В ходе зачистки территории нового терминала аэропорта Донецка бойцы батальона Моторолы обнаружили у каждого погибшего бойца ВСУ плееры с аудиозаписями проповедей американской баптистской миссии на русском и английском языках.

На записи американский пастор Чарльз Стенли призывает, ведет агитацию среди карателей. Найденные плееры работают на солнечных батареях и не требуют зарядки. Ополченцы предполагают, что с помощью прослушивания баптистских проповедей командование пытается зомбировать украинских солдат и избавить их от страха смерти в бою.

 Моторола отметил: "Там такие изречения, что слушаешь и сам веришь, что можешь умереть - и сразу все будет хорошо. Таким образом они зомбируют солдат, что, если даже помощь к ним не придет, умирать им будет не страшно".


<a href="http://www.youtube.com/v/CVinaUZ9k9Q&amp;x-yt-cl=84359240" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/CVinaUZ9k9Q&amp;x-yt-cl=84359240</a>


На втором видео комментарий психолингвиста:

<a href="http://www.youtube.com/v/SCT4uuR95qs&amp;x-yt-ts=1421782837" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/SCT4uuR95qs&amp;x-yt-ts=1421782837</a>

На втором видео комментарий психолингвиста.

Скажем и мы своё слово.

В данном случае имеет место явление, называемое  внушением наяву.

Для начала скажем пару слов  внушении вообще. Что это такое?

Внушение - это некая картина, которая пишется внушающим  в психике   внушаемого. Для простоты   мы условно будем называть далее внушающего художником, а внушаемого так и оставим - внушаемый.

Итак, художник  рисует внушаемому какую-то картину. Сразу зададимся вопросом: зачем художнику это надо? Мир, в котором мы живём, на каждом шагу требует от нас каких-то усилий, каких-то затрат, поэтому мы всегда стремимся бережно расходовать свои возможности, избегая трат попусту.  Это свойство, кстати, ярко проявляется даже у самых сильных мира сего: располагая неограниченными возможностями, они делают лишь то, что считают нужным, и никогда не станут делать того, в чём не видят смысла и выгоды для себя. Чужие беды и несчастья их нисколько не волнуют даже тогда, когда для их разрешения достаточно было бы одного шевеления пальцем.
Отсюда мы делаем первый важный вывод: художнику что-то надо от внушаемого.

Обязательная черта любого внушения - несоответствие рисуемой картины истинному положению дел. Художнику надо добиться, чтобы внушаемый руководствовался  тем, что даст ему художник вместо правды. Этой цели можно добиться, лишь отключив у внушаемого способность проверять преподносимое. Отсюда вытекает следующий важный вывод:
внушение требует подавления самостоятельности в оценках .

Но как добиться этого подавления? Здесь есть только один надёжный путь: вызвать у внушаемого доверие к художнику. Именно с этого и начинается любое внушение: прежде чем приступить к написанию нужной картины, художник теми или иными способами располагает к себе внушаемого. К примеру, известный телемаг ельцинского безвременья Кашпировский перед своими сеансами долго зачитывал письма и другие всевозможные  сообщения  с восторженными  откликами о его чудодейственных способностях, тем самым   мало-помалу вызывая у зрителей доверие к себе.

Для втирания в доверие могут быть использованы разные пути: звуки,  запахи, осязание, зрительное восприятие. Необычная обстановка, какие-то неведомые запахи, неожиданные осязательные ощущения, особые звуки способны создать  у внушаемого такое впечатление, будто он находится перед  неведомой силой,  способной легко шагнуть за обычные законы нашего проклятого бытия и враз разрешить все его муки и сомнения, терзания и искания.

Именно поэтому  художники стараются создать для внушения соответствующую обстановку, основанную на  заранее распространённых в данном обществе  понятиях.
Это может быть тёмная комната со свечами, канделябрами и каббалистическими знаками на стенах, хрустальным шаром и прочим восточным убранством, или же вполне современный официально-строгий кабинет психотерапевта со множеством всякой аппаратуры с бегающими разноцветными огоньками, горящими экранами, где что-то гудит, щёлкает и т.п.

Сила внушения будет зависеть не от используемых декораций, а от того, во что больше склонен  верить внушаемый. Кому с детства запали в душу сказки о старике Хоттабыче и лампе Алладина, кто больше склонен верить в сверхъестественное, тому  больше подойдёт восточное убранство. Верящий  в технический прогресс и склонный по своему складу ума к точным наукам скорее и лучше доверится в кабинете с аппаратурой, а доверяющий западу быстро склонится перед англоязычными словами и прочими  признаками, свидетельствующими о связях с западом. Таким образом, внушение всегда строится на  уже имеющейся в сознании внушаемого основе, - это ещё один наш вывод, который мы берём себе на заметку.

Однако в любом случае описанное выше служит пока лишь  своеобразной артподготовкой, на деле призванной разрушить имеющееся у каждого из нас естественное недоверие и подавить нашу, противостоящую  внешним опасным информационным воздействиям, внутреннюю оборону.

Итак, доверие внушаемого к художнику получено. Можно сказать, что более половины дела сделано:  оценочная часть сознания внушаемого отключена, его внутренняя служба безопасности усыплена, поэтому далее он будет уже совершенно бездумно принимать всё, что  даёт ему  художник. Душа внушаемого распахнута настежь, и теперь художник может рисовать в ней всё что угодно. Если при этом изображаемая картина вступает в противоречие со знаниями и даже опытом внушаемого, внушаемый сам подавляет в себе эти сомнения, надеясь на превосходство художника над собой: художник лучше его знает, дальше видит, глубже понимает, ему намного больше известно и т.д.
Таким образом, мы приходим к следующему важному выводу: внушаемый сам подчиняет свою волю художнику, то есть воля внушаемого лишается свободы.

Итак, предварительная работа проделана и художник приступил к непосредственной части своего действа. Теперь художнику очень важно  угодить внушаемому и его желаниям, дать внушаемому видимость того, что он ищет, к чему он стремится, чего он страстно хочет. Чем точнее изображаемая художником картина будет  отвечать чаяниям внушаемого, тем глубже и сильнее окажется внушение, тем слабее окажется перед ним правда жизни.

Плохо подобранный ключ с трудом поворачивается в замке, в то время как хороший ключ открывает замок легко, без всякого труда. Вот и с внушением дело обстоит точно так же: чем лучше нарисованная картина будет отвечать вожделениям внушаемого, тем легче он в неё уверует, тем быстрее он ей последует, тем увереннее он отринет от себя некрасивую житейскую правду, перешагнёт через неё и кинется в распростёртые ему навстречу объятия...

Отсюда делаем ещё один вывод: внушение -   ложь! Назначение этой лжи - затмить собой правду, увлечь внушаемого на нужный кому-то путь, заставить его служить чуждым, и подчас гибельным для самого внушаемого, целям.
----------------------------------------------------------------------------------------

Выше мы в общих чертах обрисовали внушение наяву. Помимо него есть и другие виды внушений о которых надо говорить отдельно, здесь же мы рассмотрим сказанное на примере звукозаписи, найденной  воинами новороссийского ополчения у украинца. К сожалению, у нас нет самой звукозаписи, но даже из того что есть, можно сделать некоторые заключения.

Итак, начнём по порядку.

Звукозапись начинается с краткого приветствия и представления какого-то англоязычного имени, что в сочетании со спокойным и доброжелательным тоном должно сразу вызывать доверие и успокоение.
  А как же иначе? Чарльз Стенли -  это то ли Англия, то ли США, то ли Канада, то ли Австралия, в общем, это где-то там, на благословенном "западе". То есть Чарльз Стенли оттуда, где, как хорошо знают  украинцы, расположен рай земной, где всё всегда хорошо и правильно. Ну в самом-то деле, -  не из какого-нибудь там Казахстана этот Чарльз, правда ведь? Поэтому  у говорящего  и голос такой спокойный: ему не грозит смерть, лишения, ему неведомы наши житейские трудности.
    Итак, с первых же слов звукозаписи мы видим ту основу, на которой строится всё дальнейшее внушение: этой основой является безусловное доверие к западу, выпестованное в нашей стране с  давних пор и резко усиленное пропагандой последних двадцати с лишним лет.

Идём далее. Звучит слово : "миссия". Большинство украинцев не смогут вам внятно объяснить, что такое миссия. Впрочем, большинство из нас обладает в отношении этого понятия примерно такими же познаниями, какими располагают украинцы, но... звучит-то как: миссия! Весомо, правда? Не понимаем смысла слова, но зато чувствуем, что за ним должно стоять что-то очень значительное, что-то такое свыше, что-то из разряда высших истин перед которыми мы - ничто.
И - ой ведь, правда! Именно так! Следующие слова подтверждают наши смутные догадки: "...соприкосновение с истиной..". Ну а уж коли мы начинаем соприкасаться с самой истиной, то все сомнения - прочь!
Налицо первые шаги описанной выше предварительной обработки, итогом которой становится невольное доверие к голосу, звучащему в звукозаписи. Таким образом выполнено ещё одно непременное условие внушения.

И вдруг мы слышим: "плеер на солнечных батареях"! Казалось бы, к чему такое грубое отклонение в сторону? С небесных высот - и шмяк, - о землю! Но на самом деле в тщательно выверенной речи нет ни единого лишнего слова. Данное упоминание преследует цель успокоить слушающего: мол, не надо волноваться, батареи не сядут, а если и сядут, то ничего страшного не будет, ты потом легко их зарядишь.

  В современных условиях нам приходится постоянно заботиться о поддержании нашей техники в рабочем состоянии, в том числе помнить и о необходимости заряжать сотовые телефоны и прочие всевозможные айпады-айфоны, некоторые из которых, кстати, разряжаются особенно быстро. В условиях боевых действий эта забота обостряется ещё больше, к ней присоединяется нужда помнить о каких-то иных средствах, так же нуждающихся в своевременном пополнении, отчего  в нашем подсознании оказывается этакая заноза, лишающая нас покоя. Чтобы успокоить слушателя и  тем самым дать ему возможность сосредоточиться на вещании, произносятся слова о солнечных батареях. Заметим, что для любого внушения совершенно необходимо сосредоточить внимание внушаемого, без чего любое внушение становится невозможным.

Далее речь идёт о надежде и поддержке. Надежда и поддержка - эта хорошо всем известная всеобщая нужда, так же резко обостряется в условиях боевых действий, то есть здесь работает соответствие предлагаемого чаяниям внушаемого: он ищет поддержки - вот тебе поддержка, слушай, сейчас она будет, для этого мы к тебе и обращаемся! Ключик подгоняется к замку...

Чтобы дело шло  лучше, работа по внушению прикрывается деликатными словами "надеюсь, что...". Эти слова направлены на создание впечатления об уважении личности слушающего, его свободы выбора, отсутствия какого-либо принуждения и уж тем более - насилия над его внутренним миром. Я, мол, ничего тебе не навязываю, не требую от тебя и ничего тебе не внушаю, я лишь надеюсь, что эти слова помогут тебе...
 
Важное значение здесь имеет слово "надеюсь" происходящее от древней добродетели Надежды, идущей в русской душе наравне с Верой и Любовью.  С надеждой можно пережить любые невзгоды, преодолеть любые трудности, в то время как без надежды даже плёвое дело окажется неисполнимым. Но здесь слово  "надеюсь", исходящее из уст американского проповедника, работает в  на создание и укрепление доверия слушателя, то есть используется для целей совершенно иных и чуждых внушаемому.

Затем мы слышим упоминание имени Иисуса Христа, Слова Божьего и других святых для любого христианина понятий. Отметим, что даже видимое  отпадение от Христа всё равно оставляет глубокие следы в подсознании, вследствие которых  атеисты и неоязычники продолжают невольно испытывать перед этими словами благоговение, хотя тщательно скрывают это от окружающих. Эти глубокие следы и использует американский пропагандист для углубления полученного у слушателя доверия.

Он прямо взывает к сердцу слушателя, то есть обращается не к его рассудку, а к чувственной части его души, ищущей и  воспринимающей то, что ей больше всего хочется. А хочется ей, как мы уже знаем, надежды и определённости.

Моторолла отмечает, что такие устройства есть у каждого украинца. Это обстоятельство говорит нам о том, с чего начинался наш разговор: кому-то очень надо что-то внушить каждому украинцу, иначе никто не стал бы снабжать их плеерами с солнечными батареями. Какими ничтожными затратами не были бы эти плееры для заокеанских заказчиков украинской бойни, но международные банкиры не дали бы на них ни цента, если бы они не были заинтересованы в определённой цели, достигаемой посредством этих плееров. Эти же денежные мешки легко наплюют на более насущные потребности украинцев, если  будут знать,  что украинцы могут как-нибудь стерпеть прочие свои нужды.

Следующая очень важная черта, отмеченная Мотороллой: вещание идёт на двух языках - русском и английском, но его нет на украинском. Странно для армии националистического режима, правда? Ведь одним из ведущих признаков национальности является её язык, а тут...
Открывается этот  ларчик тем, что Украина никогда не была государством в полном смысле этого слова, нынешняя Украина - это ложное образование не внушающее никому серьёзного доверия, следовательно и сам по себе украинский язык настораживает и всевает недоверие вместо того, чтобы вызывать надежду. Как бы ни трудился украинский агитпроп, но весь ход жизни Украины однозначно говорит об одном: если говорить серьёзно, то  ничему украинскому нельзя доверять всерьёз. Нельзя верить лидерам государства Украина, нельзя верить её законам и правилам, её чиновникам и предпринимателям, работодателям, олигархам и звёздам шоу-бизнеса. Нельзя верить качеству украинской продукции, нельзя верить заклинаниям о независимости от России... И даже напротив: на деле выходит, что российское более надёжно, иначе зачем было бы сотням тысяч украинцев покидать незалэжную и отправляться к  проклятым москалям на заработки?
   Не верили бы России - не ехали бы в неё добывать средства к существованию, а раз украинцы едут в Россию уже не первое десятилетие, значит они верят России и верят очень крепко. Верят, что в России можно заработать, что тебя там не обманут, не продадут в рабство, не расчленят на органы, не отберут заработанное. Верят, что в России заработки лучше и больше чем на Украине.

Рыба ищет где глубже, человек - где лучше. Вот вы, к примеру, бросите свой родной дом, свою родную страну, свой родной народ с тем, чтобы податься  за  лучшей долей в края, к которым не испытываете особого доверия?   Нет, зрелый и находящийся в здравом уме человек никогда  так не сделает. Более того, случись такой поворот судьбы помимо его воли -  он станет глубоко несчастным. Именно поэтому раньше было  такое наказание как принудительная высылка из страны.

Всё это говорит о том, что на самом деле для любого украинца российские признаки намного более доверительны чем украинские. Если украинский язык звучит для них делано и вызывает чувство какой-то то ли наигранности то ли предвзятости, то   русский язык является для них свойственным, естественным  и понятным, поэтому и вещание в звукозаписи ведётся на русском, а не на украинском. Английский идёт здесь как дополнительная пристёжка, призванная укрепить доверие, хотя сама по себе англоязычная речь, будучи непонятной слушателю, никакой внушаемостью обладать не может. В этом отношении российский психолингвист Рамиль Гарифуллин совершенно прав: здесь работает не заключённый в словах смыл, а понятие об иностранном языке как о неком превосходном, то есть используется низкопоклонство перед западом. Мол, если эта речь переведена на английский, значит она серьёзна, она того стоит! Английский исполняет здесь роль этикетки, вывески, если хотите - бренда.

Следующая важная часть внушения предназначена для преодоления страха смерти. Как этого добиться? Были у нас времена, когда верить в загробную жизнь воспрещалось. Теперь вера в бессмертную душу стала общим местом, причём для последователей почти всех религий и верований. К ней-то, к этой вере в бессмертную душу и обращается американский пропагандист. Успех этого шага кажется очевидным: нет ничего страшнее страха смерти, а тут тебе дают избавление от него, тебе предлагают то, что ты ищешь, то, чего ты так страстно желаешь.
Разве можно устоять перед таким соблазном, да ещё в боевой обстановке, когда смерть прямо смотрит тебе в глаза, идёт за тобой по пятам, дышит тебе в лицо?

И вот внушаемый получает желанное: обещание загробной жизни в которой его, конечно же, ждут с распростёртыми объятиями. Ключик отлично подошёл к замку, и все предостережения Православной Церкви о загробных  мытарствах отметаются прочь. Вместо древнего вероучения предков  "на ура" принимается дешёвый новодел, слова чужеродного проповедника-пропагандиста. Происходит это, скажем ещё раз, потому, что предлагаемое лучше всего подходит вожделениям внушаемого.

Теперь рассмотрим ещё один важный  шаг этого внушения - подача известия. Дело в том, что наряду с хорошо известными потребностями у нас есть ещё одна, о которой мало кто догадывается. Эта потребность - пища для ума, выражающаяся в необходимости получать сведения об окружающем. Лишение пищи для ума очень тягостно: одиночное заключение, ссылка, попадание на необитаемый остров и другие подобные случаи при которых человек оказывается лишённым притока известий,  выявляют нашу потребность в получении сведений извне.
   
В бою эта почти незаметная в обычной жизни потребность резко обостряется: бойцу необходимо знать как можно больше о происходящем вокруг, но как раз это и становится для него совершенно невозможным. Отсутствие знания  здесь очень тягостно, оно порождает неуверенность и колебания, препятствует принятию решений, лишает твёрдости духа. Порой  дурное, но чётко определённое известие оказывается лучше, чем томительная неопределённость, способная измотать вконец самого стойкого бойца.

Эту томительную неопределённость и призвана снять данная звукозапись. Облегчение у слушающего наступает и от уверенного, доброжелательного голоса говорящего, явно не испытывающего той неопределённости  что  мучает бойца, и от  уже показанного выше обещания счастливого окончания земного бытия.
Есть свидетельства прошлых войн, в которых описаны окончательно измученные бойцы, имеющие на уме лишь одну мысль: сколько это ещё будет длиться!? Скорей бы конец! Хоть какой-нибудь, но конец! Пусть любой - но конец!  Да, смерть страшна, но смерть - это определённость, а ведь её, определённости, так хочется ! 

Если же эту определённость подкрепить вдобавок обещаниями загробной жизни с  райскими наслаждениями, то пропагандистская проповедь прокатит просто на "ура" всё по той же самой причине: внушаемый слышит то, чего страстно желает. И пусть эти обещания будут бессовестными и лживыми, пусть они ни на чём не основаны, пусть они исходят из совершенно чужих уст и доставлены тебе теми, кто ради тебя самого не пошевелит и пальцем - всё это не имеет никакого значения! Главное - я услышал то, что хотел услышать. Точка! Внушаемый более не испытывает неопределённости, он не мечется в неизвестности.

Но насколько полезно такое внушение? Казалось бы, что в нём плохого?
Здесь Р. Гарифуллин тоже совершенно прав: такое внушение может принести непоправимый вред, поскольку увлёкшийся им боец теряет чувство реальности и может легко погибнуть. Да и как может быть иначе, если нарисованная художником картина встала в сознании внушённого на место правды? 

Вот мы с вами и рассмотрели один из  случаев внушения. Теперь мы видим, что ничего особо хитрого здесь нет, никаких америк на этом пути не открывается, а всё дело сводится лишь к приёмам воздействия на сознание, к сочетанию и использованию различных путей и способов внушения, более верно именуемого как охмурение.

Винить наших воинов в недостаточной стойкости перед этим охмурением можно с тем же успехом, что и обвинять их в недостаточной устойчивости к пулям, осколкам, ударам взрывной волны или действию боевых отравляющих веществ. Целенаправленные поражающие приёмы охмурения   столь же действенны для сознания, сколь действенны для тела физические  поражающие факторы, поэтому попытки винить наших воинов могут проистекать лишь от чьего-то дремучего невежества.

Теперь, когда мы рассмотрели некоторые из используемых приёмов охмурения, дело представляется нам простым и ясным, но каково приходится тем, кто ничего не знает об этой психотехнике? Тем, кто не вооружён нужными знаниями? Недаром говорят: знание - сила, поэтому без нужного знания нет и нужной силы против внушения, проводимого наяву при ясном  сознании.

Но как же быть? Нужно ли в таком случае отказаться  вообще от этой стороны дела?
Ни в коем случае! Более того: именно в сознании человека и кроется ключ к успеху. Все наши  сознательные внешние  действия предваряются внутренними решениями. Помните, у Булгакова: "разруха не в сортирах, а в головах"? Вот поэтому порядок в голове обеспечит и порядок во внешних действиях, вот поэтому работе с сознанием всегда предавалось такое важное значение, вот поэтому тяжёлые поражения наступали всюду, где об этом забывали.

Но как мы уже разобрались, внушение - это ложь. Так что же в таком случае должно быть вместо внушения?
Убеждение! На месте внушения должно стоять убеждение! Внушение используется вместо правды, а убеждение строится на правде. Внушение подобно писаной вилами на воде картине, убеждение же подобно гранитной скале о которую волны бьются тысячелетиями.

Воин Новороссии убеждённо сражается за родной народ, за родную землю, за правду. Он не пришёл в чужие края кого-то наказывать, он не изменяет присяге на верность народу, в то время как украинец вынужден лгать самому себе, лицемерить и бежать от  правды, потому что он:
Цитировать
"...торжественно клянусь народу Украины всегда быть верным и преданным ему,..."
после чего он уничтожает тот самый народ, в верности которому он торжественно клялся, принимая воинскую присягу.

Поэтому воин Новороссии не нуждается во внушениях, в то время как украинцу внушения оказываются настолько необходимы, что его снабжают нужными средствами к получению такого внушения в любую минуту.

Тем не менее, воину Новороссии тоже нужна поддержка, поскольку он так же испытывает недостаток сведений,  так же ощущает дыхание смерти, его преследуют те же тяготы бытия. Но для такой поддержки у нас есть совершенно иные средства, нежели обман и охмурение от заокеанских пропагандистов-проповедников.

Какие это средства? Об этом нужен отдельный разговор.
« Последнее редактирование: Январь 22, 2015, 04:49:08 pm от Mox »

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17850
    • Просмотр профиля
Re: Информационная война в Новороссии
« Ответ #1 : Январь 24, 2015, 02:38:42 am »
Бесчеловечные лугандонки плевали в пленного убийцу своих родных исключительно за деньги

<a href="http://www.youtube.com/v/FlOvZY-BmYY" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/FlOvZY-BmYY</a>
   
Плачущая родственница пленного комбрига сквозь слезы повторяет, что бравого офицера бравой украинской армии, вот уже который месяц обстреливающей Донецк и убивающей антиукраинских недочеловеков-лугандонов, бабушки из толпы могли бить и плевать в него только за деньги.

Люди настолько находится в плену украинской пропаганды, что даже неспособны представить, что если твой город месяцами расстреливает мразь, а затем эту мразь приводят к тебе на улицу, то ты вряд ли будешь дарить этой мрази цветы. И не потому, что тебе проплатил плевки Путин, а потому, что когда хоронишь родных и знакомых, убитых этим человеком, когда идешь по развороченным улицам мимо сгоревших детских садов, когда устаешь считать разрушенные дома и выжженные квартиры, то желание приветствовать братскими объятиями сделавших это пропадает. А после участия в похоронах убитых детей (увы, нередких в Донецке) в сотворивших это хочется не только плевать.

Сейчас 21-й век и ненавидеть своих убийц - это нарушение прав человека и бесчеловечность.

Я надеюсь, что у руководства ДНР хватит здравого рассудка не отпускать из плена  родственника этих расчеловеченных юберменшей.

http://varjag-2007.livejournal.com/7600379.html