Автор Тема: Россиянство  (Прочитано 12774 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Россиянство
« : Февраль 21, 2013, 04:04:14 am »
Дмитрий Дёмушкин: Кремль сделал ещё один шаг в советское прошлое

Русский националист назвал доктрину «уникальной российской нации» абсурдом



Москва, Февраль 20 (Новый Регион, Владимир Инютин) – Концепция «уникальной российской нации», которую одобрил президент России Владимир Путин, является абсурдной и приведет к новым конфликтам на национальной почве. Как заявил в интервью РИА «Новый Регион» лидер движения «Русские»Дмитрий Дёмушкин, новая официальная национальная доктрина очень напоминает советскую и обречена на провал. По его оценке, русский везде останется русским, немец – немцем, а француз – французом, несмотря на отсутствие или наличие у него паспорта гражданина РФ или другого государства.
«Новый Регион»: Вчера президент России Владимир Путин одобрил новую доктрину национальной политики и заявил о необходимости создания «уникальной российской нации»… Как вы оцениваете этот шаг руководства нашей страны?
Дмитрий Дёмушкин: Я очень удивлен и поражен этой историей… Но хотелось бы начать с предыстории этой ситуации. Если вам известно, мы тоже писали доктрину национального развития, и Путин подписал тогда подписал программу Абдулатипова. Сейчас в Кремле, похоже, наслушались левых деятелей а-ля Кургинян, Проханов и братии из Изборского клуба, и взяли буквально дословно весь тот бред, который тиражировался о некой суперроссийской нации… Проблема в том, что то, что было взято за основу сейчас в этой официальной концепции, за всю историю было только один раз. Помните, у нас была так называемая советская общность...
Теперь получается, что любой житель планеты Земля, получивший гражданство и паспорт РФ, автоматически приобретает себе и новую нацию, а, отказавшись от гражданства, можно автоматически потерять принадлежность к «уникальной российской нации».
С точки зрения научного определения «нации» – это абсурд. Нация даётся нам от Бога и имеет, в том числе, биологическую составляющую, а не только общность языка и гражданства. Например, я, выучив английский язык, не становлюсь автоматически англичанином так же, как и вы, выучив, например, немецкий язык, не становитесь немцем. То же самое можно сказать и про гражданство. Турок или русский, получивший паспорт гражданина Германии, не становится немцем, он останется турком или русским. В понятие «нация» входит нечто большее. У нас до «единороссов» только большевики умудрились всех записать в некую советскую общность, но, как показало время, мы как были русскими, чувашами, татарами, чеченцами, ингушами и так далее, так и ими остались. В этом ничего постыдного нет – это даётся нам от Бога. Поэтому все искусственные попытки создать новую искусственную нацию обречены на провал.
Нация «россиян» противоречит историческим, духовным, культурным ценностям и традициям русского народа и России в целом. Нация «россиян» противоречит православному учению. Вера нас учит, что Господь создал разные народы, наделил их по промыслу своему землей. Промыслом Божим создавалась и Россия, куда под защиту русского народа добровольно (или недобровольно, но это уже другой вопрос) стекались другие самобытные народы в полном сохранении своей идентичности и самобытности. Соответственно, русский должен оставаться русским, татарин – татарином, чеченец – чеченцем и так далее.
Понятия политической нации нигде не существует. Это только «единороссы» пытаются выдумать вслед за большевиками. Я вчера специально перечитал все словари. Например, беру Оксфордский словарь, который также дает определение «нации». Цитирую: нация – это совокупность людей, объединенных общим происхождением, историей, культурой и языком, населяющих определенное государство или земли. Как видите, объединение происхождением – это биологическое понятие. Если мы берем другие англоязычные словари, которые берут за основу в Европе и дают более широкое определение, то получается следующее: нация – это сообщество людей, объединенных происхождением, общей культурой, традицией историей (и как правило, языком), проживающих рассеяно или в границах одной страны. Вот, например, Великобритания, там живут англичане, ирландцы, шотландцы и валлийцы. Термин нация определяет группу людей, а государство – политическое образование. Другими словами, все альтернативные представления о том, что такое нация, являются маргинальными, или гипотезами в рамках определенной идеологии. Авторы «российской нации» пытаются цитировать Гумилева в поддержку своей идеи, но это очень спорно. В политической плоскости, гражданами действительно становятся все, кто получает паспорт, но нации по паспорту нигде и никогда не было. Если русский уедет в Германию, получит там паспорт, он всё равно останется русским так же как азербайджанец, получив российский паспорт, всё равно останется азербайджанцем. То же самое можно говорить о представителях любой другой нации.
«Новый Регион»: Заявленная цель новой национальной доктрины состоит в сглаживании национальных конфликтов… Получится ли это достичь?
Дмитрий Дёмушкин: Цель-то действительно благородная. Я вам скажу, что будет дальше. Они специально заявили отдаленную дату 4 ноября 2017 года, и сейчас захотят провести исследование, а потом заклеймят всех, кто против – националистами, маргиналами и сепаратистами, которые якобы хотят развалить Россию. Потом по ситуации, насколько будет позитивная или негативная реакция, Путин выйдет и скажет – действительно, надо подправить.
Но с научной позиции авторы «российской нации» однозначно проиграют, потому что опираться им не на что. Кого может сплотить паспорт РФ и гражданство? Это ерунда. Почему русский или татарин должен становиться россиянином? Он житель России, гражданин России, но при этом русский или татарин по происхождению.
Если идти по пути унификации, чтобы сплотить некое государство, нам придется тогда к одной нации придумать одну религию, например, как-то объединить православие, буддизм, иудаизм и ислам. Тогда придется сделать некую новую коммунистическую религию, или церковь сатаны построить…
Для всех очевидна государствообразующая роль русского народа. От этого и надо было отталкиваться изначально, а не идти по пути маленьких уступок малым народам, мол, никого бы не обидеть. Никого вы не обидите, если вы будете сильными. Если русский народ будет сильным, и будет иметь свою национальную концепцию, это наоборот всех сплотит. Если русский народ будет слабым, будет и сепаратизм. Сколько ни тушите деньгами республиканские бюджеты, всё равно бесконечно долго этого делать нельзя. И, соответственно, сеператизм будет развиваться.
Надо начать с укрепления русских, и всю концепцию строить вокруг русского народа, государствообразующей нации. Россия может жить без любого народа, но только не без русского. Без любого другого – сможет. Но при этом нам надо сделать, чтобы сохранить целостность страны, чтобы центробежные силы не разорвали Россию на части. Создание же единой «российской нации» подстегнет национальные элиты к сопротивлению. Поверьте мне, сейчас активизируются татарские и другие националисты, и они получал негласную поддержку у элиты, потому что они не захотят, чтобы из их народа делали нечто усредненное в виде российской нации. У татар есть своя богатая культура, есть своё вероисповедание, есть свои традиции, культура, и они последние годы всё это культивировали и возрождали…
У каждого народа есть своя культура, язык, самобытность, история… Зачем нам пытаться опять строить Советский союз!?
«Новый Регион»: Видимо, не случайно сейчас вернулась советская риторика... Получается, мы движемся назад в прошлое, а не вперед в будущее?
Дмитрий Дёмушкин: Частично виноваты и мы – националисты, потому что не предлагали широкую осмысленную платформу. У Путина есть команда менеджеров, которая отлично умеет «пилить бабло», но идеологически они оказались полностью неспособны, неспособны ничего придумать в новой либеральной концепции. Товарищи а-ля Кургинян, Проханов, Дугин пришли к Путину и сказали: всё разваливается, надо идти по этому пути укрепления системы и постоянного напоминания о великом советском прошлом.
Я вижу насколько многие сотрудники администрации президента в идеологическом плане профнепригодны: они понимают, как зарабатывать деньги, сильны в подковерной борьбе, но идеологическими изысканиями никто не занимался – всё было спущено на самотек, тушили периодически взрывающиеся пожары. Но концепции нет, её не придумали.
«Новый Регион»: Так или иначе глава государства озвучил идею о новых учебниках истории. Его слова явно будут восприняты как сигнал к действию. Новое поколение может вырасти именно «как уникальная российская нация»…
Дмитрий Дёмушкин: Все диктаторы, которые приходили к власти, всегда переписывали историю. Так было во все времена. В этом обвиняли и Петра Первого, и большевиков, которые считали, что вся история началась именно с них. Этим, видимо, хочет запомниться и Путин…
Сама цель – целостность России – благая. Но какими методами они это пытаются сделать, вызывает каждый раз великое огорчение. Я со своей стороны этот вопрос буду изучать, соберу группу экспертов. Я понял, что если даже нас не слушают, мы всё равно сделаем свою концепцию и авторов «уникальной российской нации» будем тыкать носом в их ошибки.
Пора русский национализм выводить в сферу субъектности, когда опираясь на исторический опыт, научные труды, показывать, чего мы хотим добиться и почему наш подход должен работать. К сожалению, раньше все сводилось к насилию… Сейчас надо идти другим путем, требовать диалога, публично отстаивать свои позиции. У нас очень сильные позиции, если мы возьмем классиков национализма, сегодняшние труды – у нас есть та база, и есть те люди, которые способны составить концепцию национального развития России.
© 2013, «Новый Регион – Москва»
NR2.ru: http://www.nr2.ru/moskow/interview/425437.html/print/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Россиянство
« Ответ #1 : Апрель 08, 2013, 02:35:14 am »
Россия - щедрая душа


Мурад Расулов объяснил, что хотел всего лишь попугать потерпевшего. Он замахнулся на него ножом и случайно задел лезвием по рёбрам. Рана совсем не опасна, — сообщил сотрудник пресс-группы УМВД по Ростову Дмитрий Логинов. Вопрос о возбуждении уголовного дела пока остаётся открытым

http://rostov-don.livejournal.com/2844409.html

P.S. Правительством РФ утверждена государственная программа "Региональная политика и федеративные отношения до 2020 года". Как сообщает сайт "НацАкцент", на укрепление "единства российской нации" планируется потратить до 2020 года около 38 млрд. руб. Разработчики программы полагают, что ее реализация увеличит долю граждан, считающих себя "россиянами", до 74 процентов, рост же уровня "толерантности" авторы прогнозируют еще выше - до 85%.

http://vadimb.livejournal.com/1944957.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Россиянство
« Ответ #2 : Июнь 29, 2013, 07:17:27 pm »
Русские не называют себя россиянами
Менее половины сограждан считают себя частью новой общегражданской нации


По данным Минрегиона, которые приводит «Московский комсомолец», лишь 45 процентов граждан России готовы признать себя россиянами. По словам главы ведомства Игоря Слюняева, чиновники поставили перед собой задачу довести численность россиян в России к 2018 до 64 процентов. Надо сказать, что планы Минрегиона стали гораздо скромнее, чем ещё несколько месяцев назад. В феврале 2013 года предполагалось, что за шесть лет число тех, кто будет считать себя принадлежащим к общегражданской нации «россияне» достигнет 86 процентов. Правда, при условии выделения на программу «ороссиянивания» 124,6 миллиардов рублей. Видимо, таких денег в госбюджете не нашлось, - сообщает "Свободная Пресса".



В достаточно объемной публикации "СП" есть интересный момент:

"Риторика со стороны власти обнадёживала. Но действий за риторикой не последовало. И люди разочаровались. Люди видят, что институты так называемого повседневного государства не работают или плохо работают на них: полиция, здравоохранение, образование всё больше уходят или в узаконенный платный сектор, или в коррупционную тень. Поэтому среди коренного населения наблюдается рост национализма. Люди, понимая, что на государство рассчитывать не могут, ищут какие-то замены. По моим наблюдениям, всё больше людей интересуется дальними родственниками, предками. Это значит, что люди пытаются найти какую-то опору в институте семьи. Особенно это заметно среди русских горожан, пребывающих в состоянии атомизированности. Также многие подчёркивают своё этническое происхождение, например, носят футболки с надписями: «Я русский». То есть вместо государства люди стремятся найти опору среди представителей своего этноса.

«СП»: - Однако замечено, что как раз представители этнических меньшинств в России довольно охотно называют себя россиянами…
- Совершенно верно. Представители малых этносов имеют больше выгод от нынешнего ситуации в стране и потому с большей охотой идентифицируют себя со всей Россией в целом. Многие из них за рубежом показательного носят одежду с российской символикой. А у представители городского населения, причём я имею в виду не только русских, но и других урбанизированных этносов, например, городских татар, нарастает чувство несправедливости. Оно выражается, в частности, в неприятии особого положения Кавказа, тех представителей этнических меньшинств, которые вызывающе ведут себя на улицах городов. Поэтому ощущать себя представителями политической российской нации хочет лишь небольшая часть населения".

Мне вот особо понравился этот момент, прочитаем его еще раз: "Представители малых этносов имеют больше выгод от нынешнего ситуации в стране и потому с большей охотой идентифицируют себя со всей Россией в целом".

Этносы, которые имеют бОльшие выгоды, нежели русские, соответственно, находятся в привилегированном положении. То есть, эксперт признает, что определенные нации в стране имеют те выгоды, которые не имеют русские. Как называется такая система, когда одна нация имеет больше выгод, нежели другая? В интересах каких этносов такая ситуация?

Фактически, эксперт признает, что в России русские находятся в менее выгодном положении. И некоторые этносы это устраивает. И власть это устраивает. Логика подсказывает, что власть работает в интересах этих этносов и опирается на них. Эти этносы называют себя россиянами, т.е. тем самым демонстрируют свою лояльность этой власти. Такие вот простые логичные выводы.

К сожалению, стратегия национальной политики, которая разработана Кремлем, направлена на закрепление такого положения. И чтобы эту национальную политику исправить, нужно чтобы в Кремле сидели другие люди. Это - в копилку логичных выводов.

http://maxfux.livejournal.com/312121.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Россиянство
« Ответ #3 : Август 29, 2013, 10:24:57 am »
Статья Степана Орлова написана шесть лет нвазад. Но будь она написана и 20 лет назад, она бы ничуть не утратила своей актуальности. Написаная простым, ясным языком, с простой. но очень убедительной аргументацией, эта статья не может не быть интересной для тех, кому небезразлична судьба русской нации.

 Сергей В.Строев. 28 августа 2013 года.


                                                                      "МАСКВАБАД - 2010 "


                                                              Империя и Нация

    Национальный вопрос в Российской империи и СССР.


                                              Часть I

 

Желание показать русскую историю прекрасную хронику преемственности побед сыграло дурную шутку с патриотической мыслью. Акцентирование на наследовании СССР по отношению к Российской Империи, приводит к неспособности различать их даже там, где эти системы расходятся кардинально

Похвальное желание показать русскую историю как гармоничную и прекрасную хронику преемственности побед сыграло дурную шутку с патриотической мыслью. Акцентирование на наследовании СССР по отношению к Российской Империи, часто приводит к неспособности различать их даже там, где эти системы расходятся кардинально. Империи беззастенчиво приписываются все черты СССР (особенно сталинского), а СССР оказывается наследником всех мыслимых традиций Империи.

В частности, стало обычным утверждать, что в Империи-де создавалось нечто вроде «советского народа» — «общеимперская полиэтничная гражданская нация» или как, любили говорить «старые» патриоты 1980-х годов — «русские испокон веков жили бок о бок с другими народами, взаимообогащая культуры…». В качестве доказательства приводится относительно пёстрый национальный состав населения и элиты, как минимум, начиная с позднего Средневековья.

Как следствие, одни утверждают, что Государство Российское едва ли не со времён Ивана Калиты, носит анти-русский характер, другие же углядывают в любом «мероприятии» Советской власти безусловное выражение национального духа. Меж тем, мало что так различно, как национальная политика в СССР и Российской Империи. Расширяя свои границы, Империя включала в свой состав всё новые территории, населённые весьма непохожими народами. По устоявшейся точке зрения, все эти этносы «включались в Русский мир», «попадали в орбиту русской культуры» и т.д. На деле никакого обязательного механического «включения» и «попадания» не происходило.

Скорее можно говорить о том, что предоставлялся шанс на подобное сближение, и то не всегда. А так, в жизни «обычного человека» из инородцев происходило мало существенных перемен. Его никто не заставлял одеваться в русскую одежду, говорить на русском языке, жить в русских избах и т.д. Напротив, зачастую новые власти были заинтересованы в консервации традиционных «свычаев и обычаев» к вящему удовольствию местной знати. Не только культурное, но даже правовое пространство «окраин» часто оставалось нетронутым. Семейное, имущественное и во многом уголовное право оставалось таким же, как до прихода русских. Естественно, что и распространялось действие этого племенного права только на самих членов племени.

Никто не выращивал из местной верхушки специальные национальные кадры чиновничества или офицерства. Речи не могло о том, чтобы власть и законы какой-либо этнической группы распространялись на ту или иную территорию таким образом, что бы под их действие попадал кто-либо из русских. (Разительный контраст с ситуацией в нынешних автономиях, не так ли?)

Тут надо вспомнить даже не столько то, что для государства национальности как бы официально не существовало, в документах указывалось вероисповедание. Важнее другое. Для традиционного общества быть, скажем, эвенком (грузином, русским, киргизом и т.д.) — это не совсем вопрос о «паспортной национальности» родителей. Это ещё и жить среди эвенков и как эвенк: говорить на этом языке, добывать себе пропитание именно так как это делают твои соплеменники, верить в то, во что верят они, носить ту же одежду, подчиняться тем же властителям. Тот, кто не следовал этому, не был членом племени ни в глазах других, ни в своих собственных.

Такую национальную идентичность практически не возможно сохранять за границами традиционного расселения. Это своего рода резервация, первый, но не последний рубеж сохранения национального характера Русского государства. Раз так, то человек по тем или иным причинам порвавший эти связи со своим племенем-общиной, уже, в сущности, не принадлежал к нему. Он становился выходцем, одиночкой, ищущим признания в новой среде в качестве своего — «русским грузином» (русским киргиз-кайсаком, русским бурятом и т.д.), которого так часто приводят в пример патриоты, рисуя образ «хорошего инородца». «Выход за околицу», получение образования, а часто и просто пересечение городской черты означали, в значительной степени, принятие русских правил игры, и, что очень важно, такое положение вещей воспринималось как естественное, а не привнесённое произволом властей.

Кстати, концепция «выходца» — это ответ на любимый интернационалистами всех оттенков аргумент против национального государства: «А как же Гергиев (Губайдуллина, Бокерия, Исинбаева, Баграмян и т.д.)? Что же этим талантливым людям не должно быть никакого ходу из-за того, что они не русские?» Дело даже не в том, что мы как-нибудь справились бы (хотя труд этих людей достоин уважения). В национальном государстве им просто не приходило в голову считать свою национальную принадлежность «актуальной» – «кабардинцы в ауле остались, а здесь надо быть русским».

Впрочем, лёгкая ностальгия по «милой родине» скорее поощрялась, ибо полное равнодушие к памяти предков и «отеческим гробам» прочитывалось как нравственное уродство, каковым оно, собственно, и является.

Отступая от темы: в рамках такого «многомерного» понимания национальности совершенно нелепой выглядит трактовка национальной принадлежности, принятая в СССР. «Кровь» не равнялась «нации». Фраза «я на три четверти русский, а на одну четверть удмурт» — в такой «парадигме» выглядит бредом. В той системе представлений нерусским этого человека делает таракан в голове, который говорит ему, что можно якобы быть удмуртом, ни дня и ни часа не живя в Удмуртии, среди удмуртов и как удмурт и что якобы можно быть свободным от принадлежности к русской нации и от обязательств перед ней даже в том случае, если ты родился и вырос в России и среди русских.

Вторым рубежом был в некотором роде «эксклюзивный» характер социально-политической системы русских. Русское общество было централизованным сословным, а наименее комплиментарные инородческие общества, часто (и даже – как правило) родоплеменными, клановыми. Переход из одного общества в другой означал нечто не меньшее, чем переход из одной физической среды в другую. А именно — пытаться играть в этом «ином мире» по правилам.

Клановое общество с его номинальным, но внятно институализированным родством высших и низших, конечно, в ряде своих проявлений, выглядит довольно симпатичным, что влияет на позиции некоторых русских националистов (всевозможные призывы «стать чеченцами»). Но против работающей регулярной сословной системы кланы всегда были бессильны — «моя машина железно устроена, перемелет и выплюнет кости». Достаточно вспомнить пример противостояния сословной Англии и клановой Шотландии.

( Для тех, кто знает  различия в общественных отношениях англичан и шотландцев, даже по приключенческой художественной литературе 19-го века, типа романов «Похищенный» и «Катриона», - этот пример автора статьи  очень убедителен. Он обращает внимание на фактор, который почти никогда не упоминается иными авторами пишущими  об этих архетипах  и специфике общественных отношений у русских, как этнической нации. Прим. Строева). 

Впрочем, это тема очень отдельного разговора.

В доступных мне источниках окончательное разрушение родовых структур на Руси относят к XV-XVI векам (едва ли не раньше всех в Европе, где реликты этой системы задержались на столетия и нашли своё воплощение в некоторых демократических институтах). То, что именно в этот период Россия впервые лязгнула на пол-Европы своими тяжелыми доспехами никак не совпадение: система обрела необходимые ресурсы для начала создания одной из величайших Империй в истории.

Принято считать, что русским имперским ноу-хау было включение этнических элит в русское дворянство. На деле полнота этого включения зависела от готовности отказаться от прежней роли этнической верхушки, предпочесть сословие этносу.

Приведу пример последнего Хана Нахичеванского. Этот в высшей степени достойный офицер избрал стратегию существования в русском обществе, исключающую «пролонгацию» своей национальной идентичности в будущих поколениях: он был женат на протестантке, а дети его крещены в Православии. В его потомках осталось бы совсем немного «нахичеванского», разве что чуть кокетливая гордость экзотичностью «корня».  ( Здесь напомним, что именно Хан Нахичеванский, как генерал и командир соединения, в отличии от множества русских и русско-немецких генералов, отказался признать отречение Государя Императора Николая Второго и присягать Временному либерально-буржуазному правительству в Петрограде. Прим. Строева )

Местный князёк, безусловно, имел все возможности, скажем, дать своему сыну хорошее образование. Но к «коренизации» местного чиновничества или полицейского офицерства это не приводило. У новоявленного, например, выпускника кадетского корпуса из инородческой знати было куда больше шансов оказаться в гарнизоне Гельсингфорса или Петропавловска-Камчатского, чем вернуться, облечённым властью, в «родные палестины».

Недружественные русским народы, для которых «технология» существования в сословном обществе не была чем-то затруднительным, попадали с условия прямых административных ограничений (например, черта оседлости для евреев, негласные ограничения для поляков).  ( Здесь отметим, что и в СССР также после войны были НЕГЛАСНЫЕ ограничения для евреев в сфере, касавшейся  важных государственных секретов. Правильность подобной негласной кадровой политики  позже  полностью подтвердилась, когда, многие преодолевшие этот барьер бывшие секретоносители поехали массово в США и Израиль. Но в отношении некомплиментарных этносов Северного Кавказа это не делалось и в результате, после распада «империи»- СССР, командир дивизии стратегических бомбардировщиков, генерал Дудаев возглавил антирусское ( точнее даже русофобское)  сепаратистское государственное образование – Чечню-Ичкерию. Прим. Строева. )

Отдельная тема – города. Значительная часть народов Российской империи не имела вовсе своей городской культуры. Стоящие на населенных этими племенами землях города были русскими форпостами, форпостами как в прямом, военном смысле, так и форпостами культуры, религии, образовании и т.д.

( Типа крепости Грозная, а потом и города Грозный. Прим. Строева.)  Город, будучи разительно отличен во всём, от привычного образа жизни властно требовал отказа от своей идентичности и принимал только тех, кто на такой отказ был способен. Не было практически никакой «этнической компоненты» в системе образования. Университет и Гимназия были русскими, если угодно, российскими, но не как институциями, призванными кодифицировать (а часто просто – создавать с нуля), развивать и распространять какую-либо другую культуру кроме русской. Понятно, что там, где система образования существовала до прихода русских, это правило имело некоторые исключения. Излишне говорить, что никто специально не выращивал «национальные кадры» с тем, чтобы передать в их руки власть над номинально «нерусскими» территориями Империи. Государство не создавало ( нерусских ) этнократий, включённых в общий административный механизм.

Вообще стремление инородцем сделать карьеру или получить образование находило поддержку сверху только при соблюдении некоторых условий. Где-то в печати мне попался рассказ об одном весьма одарённом то ли бурятском, то ли тувинском юноше. Во второй половине XIX века он оканчивает гимназию, и попадает в поле зрения военных востоковедов (в те времена востоковедение во всём Старом Свете было во многом мундирным). ( Как известно, знаменитый в свое время востоковед и путешественник Пржевальский, был разведчиком Генерального штаба . Прим. Строева).Те находят его крайне перспективным, он продолжает обучение и получает офицерский чин. Для начала полноценной карьеры он, буддист, должен принять Православие. Отказ – и его блестящий взлёт прерван: благоразумие системы не позволило дать «зелёный цвет» человеку с низкой лояльностью. Можно оспаривать справедливость конкретно этой меры, но нельзя отрицать, что социальное возвышение должно быть увязано с уровнем лояльности к государству.

Есть фраза одного немца (боюсь ошибиться, но, кажется Томаса Манна): «Для итальянца другой – это чужак, для француза – варвар, для немца – противник, для англичанина – конкурент, для русского же – еретик». Это не плохо описывает особенность встречи русских с иноплеменными, они (в отсутствии очередного нашествия) приходят часто в виде интеллектуального феномена, какой-нибудь «богомерзкой книжки», да ещё и со «срамными картинками». А так, их как бы и не существует. У русских в целом не было народа-соседа, народа-конкурента, с которым приходилось бы соизмерять себя в ходе каждодневного сосуществования, «быть начеку». Простите за пафос, но можно сказать, что единственным «соседом», чей взгляд всегда чувствовали русские, был Господь, «испокон веков граничит с Богом моя Светлая Русь». Бог Правды. Оговорюсь для неправославных читателей: я разбираю сейчас не мистическую, а этнопсихологическую реальность.

Потому, кстати, и тяжко принимается многими русскими людьми со сколько-нибудь традиционным сознанием национализм, условно говоря, «крыловского» толка (" ...чужое должно быть присвоено или уничтожено, на худой конец охаяно и осмеяно, просто потому, что оно не своё "). ( Возможно, это и не очень удачный, т.к. нетипичный  пример по персоналии, если речь идет о Константине Крылове, ибо он себя позиционировал не так давно как «зороастрийца» по религиозным убеждениям ))) Прим. Строева). Ведь о чём, в двух словах, говорит нам такой национализм: «Другие смотрят и слушают, Другие уже здесь, все, что вы скажите, сделаете и т.д., может быть использовано против вас. Бога, может быть, и нет или Он вовсе не таков как вам рассказали, да и что проку верить в Бога Истины и Вечности, а не в Покровителя русских? А вот Другие, они – точно есть, и они – здесь, и они – против вас». И что же, спрашивает русский человек такого русского националиста, всегда врать, ни слова не сказать «как на духу», «как есть»? Никогда — отвечает такой националист, ну, разве избранные на тайном синедрионе Русских Мудрецов смогут себе это позволить, но уж без протокола, дабы не повторять чужих ошибок. ( Отлично сказано! Прим. Строева) Утрирую, конечно, но это примерно так. Но ладно. Из наших дней вернёмся в Российскую империю. В определённом смысле можно сказать без особой натяжки, что никакие «другие народы» в России не жили.

Конечно, они жили в различных частях Империи, это верно. В Туркестанской губернии жили одни инородцы, а Петербургской – другие. Русские из этих частей, в той или иной степени соприкасались с этими этносами, имели представление об их образе жизни, менталитете, культуре, поведенческих особенностях, но за границы, как сказали бы сейчас, «регионов» информация такого рода не распространялась, на неё просто «не было запроса». А не было его потому, что не было в той системе внутри самой России этноса, способного быть «вызовом» всей русской нации в целом (даже евреи подошли к этой роли лишь к началу ХХ века).

Сами же русские, буде они действительно оказывались с ситуации жизни «бок о бок со многими народностями», обращались в жестоковыйных, воинственных, энергичных и сплочённых казаков, т.е., активизировали в себе те самые качества, которые были затушеваны и даже излишни в моноэтнической Коренной России. Причём, что крайне важно: казачество было сословием, т.к. в сословном обществе механизмы солидарности действуют только внутри социальных групп. Упрекая нынешних русских в слабости родовых связей и отсутствии этнофаворитизма, нужно помнить – сама ситуация появления в русских городах и весях инородческих диаспор слишком нова для нашей нации. И тем более глупостью звучит призыв «учиться у чеченцев». Учиться нужно у казаков, благо казак дремлет в каждом из нас.

Образ очень немногих народов Российской империи присутствовал с сознании всей нации сколько либо внятно. Это, прежде всего, «немцы», татары («трактуемые» достаточно широко), отчасти поляки, пожалуй, французы (память 1812 года и след многочисленных околобарских «мусью») и только с середины XIX века появляются «горцы». Повторюсь — русские в целом никогда не воспринимали себя как живущих бок о бок с какими-либо «другими», не было этого ощущения присутствия «чужого взгляда», этого особенного вызова бросаемого инаковостью, причём, инаковостью покорённого чужака (в отличии, скажем, от австрийцев, воспринимавших этот вызов со стороны итальянцев, чехов, венгров и прочих именно всей нацией). И уж тем паче не может идти речи о восприятии своей страны как производной от некого «союза племён». Кстати, поэтому не получилось из русских и надменных господ, «практики маловато». Зато была чрезвычайная устойчивая привязанность к своему образу жизни, мало подверженная влиянию соседей. Собственный уклад воспринимался как «единственная норма», во всяком случае, на своей земле. Такой порядок вещей обеспечивал Российскому государству национальный характер, хоть и несколько официозно-державно униформированный. Правда, именно этой униформированностью Империю часто упрекают.

Не собираюсь заниматься апологией петровской «ломки через колено», но, господа, империя есть империя. Предположим, что Петровская модернизация прошла бы без тяжких эксцессов «европеизации», но, уверяю вас, к веку, скажем, XIX-му фольклористой этничности в России было бы не больше чем в царстве «последнего рыцаря Европы», Николая Первого. Ибо империя есть дело чиновников и офицеров. Любишь существовать в ряду первейших, на самой авансцене истории – люби и упругую энергетику коридоров столичных департаментов («сорок тысяч одних курьеров»), и сонный дух провинциальных канцелярий. От того, что эти почтенные учреждения могли бы называться приказами и земскими избами, мало что изменилось бы. Не выжила бы тёплая, построенная во многом на плохо формализуемых связях, родовая общность в русских масштабах. Давала ли эта система сбои? Да.

Один и очень крупный из них (хотя и не однозначный по своим последствиям) назывался «немецкое засилье». По видимому, уже к XVI веку Немецкая слобода породила полноценную «этническую мафию», которая не только воспользовалась плодами Петровской реформы, но и во многом сама её подготовила.

Это были немного условные, конечно, «немцы», довольно пёстрые по национальному составу, но выходцы из немецких государств, не нашедшие применения в своих отечествах, составляли среди них большинство. Замечу, что государств этих были десятки и даже, в некоторые периоды, сотни [!]. Кстати, привет крокодилистам-широпаевцам, грезящим о десятках «вольных Русей». Неплохое описание функционирования таких мафиозных связей находим, как, быть может, кому-то покажется странным, у Достоевского:

«Андрей Антонович фон-Лембке принадлежал к тому фаворизованному (природой) племени, которого в России числится по календарю несколько сот тысяч и которое, может, и само не знает, что составляет в ней всею своею массой один строго организованный союз. И уж, разумеется, союз не предумышленный и не выдуманный, а существующий в целом племени сам по себе, без слов и без договору, как нечто нравственно-обязательное, и состоящий во взаимной поддержке всех членов этого племени одного другим всегда, везде и при каких бы то ни было обстоятельствах. Андрей Антонович имел честь воспитываться в одном из тех высших русских учебных заведений, которые наполняются юношеством из более одаренных связями или богатством семейств. Воспитанники этого заведения, почти тотчас же по окончании курса, назначались к занятию довольно значительных должностей по одному отделу государственной службы. Андрей Антонович имел одного дядю инженер-подполковника, а другого булочника; но в высшую школу протерся и встретил в ней довольно подобных соплеменников. Был он товарищ веселый; учился довольно тупо, но его все полюбили. И когда, уже в высших классах, многие из юношей, преимущественно русских, научились толковать о весьма высоких современных вопросах, и с таким видом, что вот только дождаться выпуска, и они порешат все дела, — Андрей Антонович все еще продолжал заниматься самыми невинными школьничествами...»[Ф. М. Достоевский «Бесы»]

Простите за обширность цитаты, «здесь всё хорошо»…Так или иначе, а бестолковый немецкий племянничек, препятствующий карьерному росту одарённого русского, станет почти на два столетия знаковой фигурой русской жизни. Но у этой медали есть и обратная сторона. Не об одном народе, принимавшем участие в строительстве нашей Империи, нельзя сказать: «без них страна была бы другой». Про немцев можно. Вклад некоторых представителей других народов отрицать довольно глупо, но мера, степень, характеристики влияния у немцев на порядок выше. Скажем, генерал Багратион – в высшей степени достойной пример мужества, но заявить, что без грузин русское военное дело выглядело бы совершенно иначе, было бы сильным преувеличением. Про «немцев» это сказать можно – без «лефортов» облик русской армии был бы существенно другой. То же самое можно сказать о многих других областях государственного строительства: административной культуре, науке и т.д. Лучше или хуже – это ещё вопрос, но то, что без «немцев» Империя была бы другой, особых сомнений не вызывает. Характерно, что в великой русской литературе присутствие «немцев» куда менее значимо. Фета, например, «изъять» можно не обрушив всё «здание» и не изменив заметно его облик.

Другим, и весьма существенным отступлением от этого порядка вещей было существование двух «квазигосударств» – Царства Польского и Великого княжества Финляндского. Рассказ о них за рамками данной статьи, но нужно отметить, что это были территории, где относительно развитая государственность и способные управлять своими странами элиты сложились до прихода русских. Причём, с присоединением к Российской империи эти элиты были подчинены власти, назначаемой из Санкт-Петербурга и далеко не из числа «коренных кадров».

Итак, особенности положения в сфере межнациональных отношений в Российской империи можно свести к нескольким пунктам:

1. Формат национальной идентичности, не предполагавший её сохранения за пределами традиционного расселения, и значительно затруднявший этнофаворитизм.

2. Сохранение культуры, традиционного уклада и, в ряде случаев, обычного права малых народов без передачи им суверенитета над какими-либо территориями в формате государственных образований.

3. Включение выходцев из национальной знати в общероссийскую элиту только при условии растворения в ней.

4. Социальный рост при условии зримой демонстрация лояльности государству.

5. «Эксклюзивная» форма социального устройства русских.

6. «Моноэтническое» самосознание большинства русских.

7. Общеимперская система образования, не предполагавшая специального выращивания национальных кадров.

8. Город, как форпост русского мира.

9. Казачество, как модус существования русских в условиях тесного соседства с другими народами.

10. Ситуация с национальном вопросом (как и со многими другими «вопросами») преимущественно представлялась не результатом произвольной «национальной политики» властей, а следствием естественного порядка вещей. Впрочем, таковой она во многом и была, что являлось и её силой и её слабостью.

                                      Продолжение

 Национальный вопрос в Российской империи и СССР. Часть II


Лозунг «права наций на самоопределение» присутствовал на знамени Революции с самых её истоков. При желании можно без особого труда создать концепцию, по которой главным смыслом, скажем, событий 1917 года была не всем привычная со школьной скамьи «смена социально-экономических формаций», а борьба национальных меньшинств против Империи.   Быть может, в недалёком будущем появится и запрос на подобного рода теории.

Оговорюсь сразу: я имею представление  об объёмности и многогранности темы и ни сколько не претендую в этой заметке на исчерпывающую полноту изложения. Кратко изложу лишь своё видение национально-государственного строительства в СССР. С первых лет Советской власти был запущен конвейер создания социалистических республик и автономных образований. Справедливости ради, надо признать, что в ряде случаев база для этого имелась задолго до 1917 года.

Во-первых, существовали нации, имевшие в прошлом свои государственные образования (но таковых было не много). Во-вторых, к концу XIX века во многих уголках Империи начинают появляться сепаратистки настроенные группы интеллектуалов, причём, что характерно, почти всегда они были тесно связанны сначала с народническими, а потом и социал-демократическими кругами. Но не редкостью было и создание «социалистических наций» на базе этнических субстратов с крайне слабо выраженным самосознанием и плохо сформированной культурой, с отсутствующим внятным «внутренним запросом» на собственную государственность.

При этом, я бы не стал придавать большое значение дискуссиям по вопросам национально-государственного устройства, шедшим в то время внутри верхушки ВКП(б). И план создания Союза, на котором настаивал Ленин, и «автономизация», предложенная Сталиным и Дзержинским основывались на общей базе. Ни та, ни другая сторона не ставила под сомнение необходимость разделения территории России на своеобразные «зоны ответственности» (если не сказать «зоны оккупации») между новосозданными этнократическими режимами.

Объём полномочий этих этнократий является вопросом второстепенным – джина нельзя «чуть-чуть выпустить из бутылки», он выйдет весь. Если отвлечься от того, что это делалось в моей стране и с моей страной, то масштабы проделанной работы, пожалуй, даже восхищают. Из народов и племён, стоящих на разных уровнях развития, невиданная доселе индустрия «нешенел билдинг» начала в спешном порядке лепить «социалистические нации», обладающие всеми признаками высокоразвитых этносов со своей государственностью. Есть потрясающие примеры, когда в кратчайший срок у дописьменных этносов создавался национальный алфавит, а всего через несколько лет там уже было отделение Союза писателей с десятками членов, свои газеты, преподаватели «родной речи» и т.д. Колоссально, сравнимо только со стройками первых пятилеток.

В ходе т.н. «языкового строительства в СССР», около 50 ранее бесписьменных народов получили письменность. . Достаточно вспомнить работу Комитета Нового алфавита при ВЦИК или создание письменности для множества народов Севера (например, алфавит для эвенкийского языка разработан в 1931 г. на основе латинской графики, а уже в 1936-37 гг. переведен на кириллицу с добавлением специальных символов)

«Фабрика наций» работала безостановочно, трудно найти хотя бы примеры попыток свёртывания её деятельности. Правда, мне могут привести, в качестве контраргумента, тот факт, что «верхушки» новодельных республик «в период репрессий» подвергались серьёзной чистке, а несколько народов было депортировано, но велик ли в этом смысл? История нации меряется не годами или веками, а поколениями. Если уничтожать этническую элиту каждые полгода можно вызвать к жизни массовое переживание богатой и трагической истории за несколько лет. Что, похоже, и получилось в результате: новые поколения «этноэлитариев», пришедшие на смену, несли в себе не столько признательность к породившей их власти, сколько скрытую до поры до времени горечь наследников неотомщённых отцов (несмотря на то, что сами же выступали в качестве палачей и их подручных). Сам же принцип существования государств  в государстве, с явными привилегиями для «титульных национальностей» оставался незыблем.

Нельзя забывать и о другом: строительство советских наций часто игнорировало культурные и ментальные особенности этносов-«исходников». То, что за сотни лет могло вырасти в нечто весьма самобытное, за несколько лет оформлялось в типовой «братский народ». Похоже на массовый переезд из саклей и юрт в стандартные, хотя и благоустроенные коттеджи.

Хотя уровень самостоятельности сильно зависел от статуса «субъекта» (союзная республика, автономная республика, автономный округ и т.д.), но можно сказать, что набор признаков таких политических новообразований совпадал. Это была развёрнутая этнократия, со своей политико-административной элитой, своей гуманитарной и (по возможности) научной и технической интеллигенцией, со своим полицейским офицерством, педагогическими кадрами, своими СМИ и т.д.

То обстоятельство, что эти этнократии имели разный статус и разный объём полномочий, следует признать скорее фактором дестабилизирующим, с неизбежностью порождающим разрушительные амбиции. Бомба под будущее, не такая страшная, как само существование самих этих элит, но всё же. Но подробное описание советского нациестроительства займёт много томов, а это всего лишь набросок.

Зачем это делалось?

Если оставить в стороне рассуждения о мистической подоплёке уничтожения русского народа, которые могут отпугнуть религиозно индифферентных читателей, стоит остановиться на нескольких пунктах. Каждый из которых в чём-то дополняет, а в чём-то противоречит другому, но вместе образуют картину, которой, на мой скромный взгляд, совсем немного не хватает до целостности. Но если представить, что мотивы, изложенные ниже, могли быть основанием деятельности на разных этажах властных пирамид и в разное время, становится ещё понятнее. Для полной картины, конечно, одной эмпирики и открытых источников недостаточно, но пробую.

1. Сами по себе сто или более, призванных к государственному строительству народов, представляли для «молодой советской власти» власти второстепенный интерес. Они должны были дать исходный материал для создания многочисленной армии партократов-администраторов и «бойцов культурно-пропагандистского фронта», намертво привязанных к своим «учителям», и совершенно чуждых памяти Российской империи, её традиции, её славе, её боли и, главное, чуждых русским. И до известной степени это удалось. Например, в части создания национальных интеллигенций. Мирное соседство на страницах либеральных изданий, сражающихся с «великорусским шовинизмом», авторов с еврейскими и «мусульманскими» фамилиями тому порукой. Кстати, несколько наивными на этом фоне выглядят увещевания некоторых русских публицистов, призывающих евреев одуматься и увидеть в интеллигенции из числа, например, кавказцев «самых что ни на есть зоологических антисемитов». Пока это сотрудничество взаимовыгодно, оно вряд ли будет чем-то омрачено. Уж больно приятен сюрреалистический мир, где «репортёр прогрессивного издания» это звучит гордо, а «офицер» или «учёный» — нет.

При этом для того, что бы понять, почему одни народы занимают по отношению к русским враждебную позицию, а другие нет, нужно проанализировать по какому сценарию шло становление их «новых элит», каковы были их взаимоотношения с прежними «хозяевами жизни» и в какой исторический момент они были созданы. Не берусь утверждать точно, но представляется, что наиболее агрессивны те «верхушки», которые были созданы раньше (на волне тотального революционного отрицания) и в которых произошла мимикрия значительной части прежней знати в «секретари парткомов».

2. В искренности интернационалистских убеждений значительной части советского руководства,  по моему скромному, особо сомневаться не приходиться. И это объяснимо: тенденция по поведенческой и психологической унификации пролетариев разных стран была налицо. Почему было не поверить в то, что дальше процесс будет только нарастать? И почему было не счесть, что раз Джон, Ганс, Тодеуш и Иван, одетые в рабочие комбинезоны, со временем приобретают некоторые сходные черты, то же самое должно произойти с Мустафой, Казбеком и Али, если их поставить к станку? ( Которые к нему НЕ станут ! Прим. Строева).

Логично, что для достижения подобных перемен, нужно было перелопатить всю социальную структуру периферийных этносов в кратчайшие сроки и по единому образцу, включая и необходимость иметь любой ценой близкий процент пролетариев, инженеров и т.д.

3. В развитие пункта 2. Известно, что наибольшая самобытность (часто трактуемая как «отсталость») свойственна этносам, не обладающим полной независимостью, а существующим на периферии более крупных народов и государств. Следовательно, для борьбы с «отсталостью» необходима хотя бы частичная независимость. Так сказать отмирание нации через её усиление. Очень по-диалектически.

4. Опасность контрреволюции воспринималась Советской властью (по крайней мере, до Победы, изменившей всё) как вполне реальная. Из этого обстоятельства вытекает 2 вывода:

1) Властям необходимо было создать в лице национальных республик противовес казачеству

2) Нужно обезопасить себя от возможности сговора между контрреволюционерами и старыми этническими элитами. Для этого элиты должны были заменены и «переформатированы», благодаря смене образа жизни и образованию, инородческая среда должна стать «прозрачной» для пропаганды, а у инородцев должны появиться веские причины для лояльности новой власти.

5. У любой властной системы, а у идеократии особенно, есть дела, которые она вынуждена совершать, даже если они не имеют практической ценности или прямо вредны. Империя могла терпеть в своём составе даже народы стоящие  на рабовладельческой стадии развития, колеблясь оставить ли эти этносы в «их природном состоянии» или начать неспешное просвещение. Для СССР существование граждан, непричастных к ценностям и благам социализма, было чем-то неприемлемым, расходящимся с базовым для системы представлением о человеке, признанием её (системы) несостоятельности.

Что в результате?

Кратко пройдёмся по 10 пунктам, описывающим (по моему скромному мнению) ситуацию в сфере национальной политики в Российской империи и посмотрим, чем отличалось положение в этой области в СССР. Картина практически полностью противоположна.

1. Р.И.: Формат национальной идентичности, не предполагавший её сохранения за пределами традиционного расселения, и значительно затруднявший этнофаворитизм.

СССР: Социалистическую национальную идентичность без труда можно было пролонгировать «по жизни». Более того, всевозможные «разнарядки» стимулировали сохранение этой идентичности, открывая «зелёную улицу» для прохода во властные и привилегированные слои представителей «угнетённых народов». Отрицалось, что «кровь» несёт какую-либо «информационную нагрузку» за исключением второстепенных вещей типа темперамента. Как следствие – все условия для этнофаворитизма, организованного занятия наиболее «интересных» социальных ниш, ведь «мы все – советские люди».

2. Р.И.: Сохранение культуры, традиционного уклада и, в ряде случаев, обычного права малых народов без передачи им суверенитета над какими-либо территориями в формате государственных образований.

СССР: Большая часть страны поделена между «автономиями» разного уровня, в которых жёстко реализовывалось право представителей «титульной нации» занимать привилегированное по сравнению с русскими положение во власти, СМИ и т.д. При этом, уклад жизни "простых людей" претерпел значительные трансформации, породившие, в конечном итоге, нынешние волны "нового великого переселения" (см. также п. 5).

3. Р.И.: Включение выходцев из национальной знати в общероссийскую элиту только при условии растворения в ней.

СССР: Коренизация кадров, создание и культивирование собственных «элит», «интеллигенций» и т.д.

4. Р.И.: Социальный рост при условии зримой демонстрация лояльности государству.

СССР: Здесь ситуация посложнее. С одной стороны – Советское государство требовало свидетельств преданности как мало какое другое. Почти каждый гражданин в той или иной форме приносил присягу СССР, многие делали это не однократно — в 7, 9, 14 и 18 лет, вступая в очередные ряды. С другой – лояльность нужно было проявлять даже не к стране, а к режиму и идеологии, и уж не как не к  народу, создавшему это огромное государство. От русских, проживавших на территории автономных этнократий, требовалось демонстрировать лояльность не только к СССР в целом, но и к этим режимам, изучая в школах «титульные» языки, подчиняясь «коренным» обкомычам, смиряясь с фактическим неравенством и т.д.  ( После передачи Хрущевым русского Крыма Украинской ССР, практически полностью русское население Крыма, обязано было в школе изучать украинский язык. Хотя в Крыму никто по-украински не говорил. Исключения делались лишь для тех школьников, которые учились не менее полугода в РСФСР и привозили справку из школы о том, что в школьной программе украинский язык отсутствовал. Мой двоюродный брат, чтобы не учить украинский язык, специально в младших классах учился около года в Ростовской области. А вот его сестры не выехала из Крыма и изучала украинский язык, который позже ей немного пригодился как учителю в незалежной Украине, но в том же Крыму. А брату украинский язык не понадобился – после Института живет в Твери, где по- украински не говорят . Как не говорят и в Крыму даже сегодня, но в Крыму  обязательно надо знать укр-мову на любой госслужбе.Прим. Строева) .

Когда же в 1950-70-х возникла, в особенности среди городских представителей среднеазиатских и некоторых других этносов тенденция к отказу от своей собственной идентичности в пользу русской, власти забили тревогу.

( Наиболее яркий пример вышесказанному – Казахстан. Там, особенно в столице Алма-Ате, образованные казахи говорили по- русски ЛУЧШЕ, чем необразованные люди в Пензенской области. Но семью моей бывшей гражданской жены выгнали из их квартиры в центре Алма-Аты  и заставили бежать в районный центр Пензенской области не столичные казахи. Это делали  «аульщики», которые тоже хотели переехать из юрт в квартиры  изгоняемых неказахов. Прим. Строева).

То же двоякая ситуация: с одной стороны, идея сохранения целостности этих народов может быть названа правильной. Ведь, для таких «новых русских» привлекательность «русскости» заключалась скорее в том, что можно не слушаться стариков, не заниматься тем трудом, что твои предки, ходить на дискотеки и спать с кем хочется. Т.е. цена этой «ассимиляции» не высока, а потери могли быть значительны, т.к. при сохранении такой тенденции дефицит рабочих ожидал хлопководство, овцеводство, оленеводство и другие, стоящие на вековых традициях, отрасли. Но с другой – лекарство было едва ли не хуже болезни, в национальные республики начали закачиваться из центра дополнительные средства, а националистическая пропаганда, укутанная в вату марксисткой фразеологии, становилась всё откровеннее. Проблема лояльности народов СССР по отношению к русским Советской властью даже не ставилась.

5. Р.И.: «Эксклюзивная» форма социального устройства русских.

СССР: Максимальная унификация, разрушившая традиционный уклад, как русского, так и других народов, постепенно сделавшая прозрачными для чужаков все барьеры. При этом этническое самосознание "братских народов" (в отличии от русского) не только не размывалось, но на против, наблюдался его, всячески поощряемый, рост.

6. Р.И.: «Моноэтническое» самосознание большинства русских.

СССР: Всё, начиная с советского герба и заканчивая песенником для детского сада, где были даже азербайджанские песни, всё свидетельствовало русскому, что он живёт не в русском, а в многонациональном государстве, впрочем, все кругом «такие же советские люди». В информационном пространстве «культура народов СССР» представлен была очень широко. На правительственных концертах разнообразные «ансамбли народного танца «А-я-станской  ССР» следовали сразу за номерами из классического репертуара, знак высочайшего признания в той иерархии. Да и в обыденное время, каждый день по советскому ТВ можно было увидеть то лезгинку, то шаманов с бубнами, то услышать протяжный напев зурны.

( При этом простые русские люди зачастую понимали  искусственность многих «новых культур» народов, еще на их памяти бывших дикими… Мой покойный дедушка, простой железнодорожник, иногда подсмевался:» Едет «акын» по степи на ишаке и поет –«Один палка, два струна. Я хозяин всей страна!» Но простые люди ничего не могли изменить…. Прим. Строева )

7. Р.И.: Общеимперская система образования, не предполагавшая специального выращивания национальных кадров.

СССР: Огромные средства тратились на кодификацию (если не созданию) и развитие национальных культур. Высшие и средние учебные заведения в национальных образованиях и даже в центре давали приоритетное право на обучение представителям нерусских этносов, поощряя таким образом создание замкнутых национальных элит, землячеств во власти, медиа и т.д.

8. Р.И.: Город, как форпост русского мира.

СССР: Русские города на национальных окраинах, обладающие нередко славной историей, переданы под контроль национальных элит, превращены в столицы союзных и автономных республик, часто переименованы, что бы стереть саму память их основателей.Только несколько примеров:Йошкал-Ола основана как крепость Кокшайск в 1584 г. по указу царя Федора Иоанновича после присоединения марийских земель к Русскому государству. Грозный был основан в 1818 году как крепость Грозная по распоряжению генерала А.П.Ермолова, которая как важнейшее звено Сунженской укрепленной линии закрывала горцам выход с гор на равнину через Ханкальское ущелье. Фрунзе (ныне Бишкек) – город основан в 1864 как русское военное поселение Пишпек. Махачкала – город основан в 1844 г. как Петровское укрепление. Название связано с тем, что согласно преданию, во время Персидского похода здесь в 1722 г. стояло лагерем войско Петра I. С 1857 г. это гор. Петровск-Порт. Список, как говориться, можно продолжать.

9. Р.И.: Казачество, как модус существования русских в условиях тесного соседства с другими народами.

СССР: Трагическую судьбу казачества при Советской власти можно пересказывать долго. Значительная часть территории как национальных автономий внутри РФ, так и республик бывшего СССР – это казачьи области, где русские люди жили веками.

10. Р.И.: Ситуация с национальном вопросом (как и со многими другими «вопросами») преимущественно представлялась не результатом произвольной «национальной политики» властей, а следствием естественного порядка вещей. Впрочем, таковой она во многом и была, что являлось и её силой и её слабостью

СССР: Всё происходящие стало восприниматься как следствие тех или иных решений правительства, а следовательно, любой не устраивающий момент представлялся легко изменимым, при наличии рычагов давления на власть. Таковые рычаги появились в конце 80-х, всё это закончилось крахом СССР…

 

Дальнейшее уже происходило и происходит на наших глазах….

Степан Орлов
4 октября 2007 г   

http://stroev-articles.narod.ru/nazvopros.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Россиянство
« Ответ #4 : Январь 19, 2014, 06:35:25 pm »
Кто говорит, что Россия - "многонациональная страна", плюньте ему в лицо


Андрей А.: "Перед вами, друзья, наглядный довод для любителей рассказывать байки про то, что Россия-де многонациональное государство со всеми вытекающими. Ниже приведена карта мира с разделением государств по принципу этнического разнообразия. Красным цветом показаны моноэтнические государства, зелёным - многонациональные. Обратите внимание на то, каким цветом показана Россия. Источник, если что, достаточно серьёзный - Гарвард. http://www.washingtonpost.com/blogs/worldviews/wp/2013/08/12/40-maps-that-explain-the-world/ "

http://basmanov.livejournal.com/2401715.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Россиянство
« Ответ #5 : Июнь 19, 2014, 02:49:10 pm »
"Никогда мы не будем братьями"

К чёрту кат. Недовольные, расфренживайте, не стесняйтесь.

Мнится мне, блогосферу сёрфля, что украинские события спровоцировали первый, слабый ещё приступ межнациональной борьбы в РФ. Именно "приступ", ибо до того дело было вялотекущим и хроническим. Именно "межнациональной", а не "межэтнической", то бишь борьбы между нациями.

Какими нациями? Русской нацией и "российской нацией".

За что? За что обычно, за место в истории: место одно, а претендентов два.

В чём выражается эта борьба сейчас?

Видите ли, те, кто принадлежат к русской нации, испытывают и переживают свойство по отношению к жителям Новороссии. Говоря выспренне, "когда в них стреляют, у нас течёт кровь".

Поэтому русские считают естественным и нормальным скидываться на лекарства, бинты и бронежилеты - это же у нас кровь течёт, надо останавливать, иначе мы умрём. Поэтому русские требуют ввода войск или настолько действенной помощи, которая позволит прекратить убийство и пытку своих.

Заметьте, что переживаемое русскими свойство вполне иррационально, и частные рационализации его, особенно у людей, получающих удовольствие от рационального мышления, вполне могут быть различны и противоречивы.

Например, русский советист будет рассуждать о "фашистах", избивающих в Новороссии остатки "советского народа", а русский антисоветчик выдаст что-нибудь об итогах уродливой сталинской "украинизации". После чего они скажут друг другу много тёплых слов.

Однако и тот, и другой считают людей, за которыми пришли каратели, "такими же, как я", "своими" - и это основа, на которую они натягивают свои личные оправдания, правильные или нет (история покажет).

И тот, и другой - и вообще русские - считают ничтожной нарисованную линию на земле, разделяющую угодья двух разных администраций. "Какая нафиг граница, какая нафиг Украина, какая нафиг РФ".

Русская нация русскими естественно осознаваема как нечто превосходное по отношению к границам, доктринам, режимам... "там свои, которых убивают чужие, остальное неважно".

"Россияне" же молятся на пограничный столб. Или, что точнее, на волю начальства, овеществлённую в этом столбе. Нет, не обязательно начальства именно московского или киевского. Начальства вообще, которое проводит границы, порождает смыслы и делает из какого-то там, ха-ха, народа нечто удобопредставимое в новостях - "Вестях" или "Фокс Ньюз", один хрен.

Рационализации здесь тоже противоречивы; это нормально, ибо всякая нация образует себя через диалог, выяснение несовпадающих точек зрения.

"Они там не восстали по-настоящему", "они восстали, но воюют плохо", "они террористы", "дома надо было сидеть", "они незаконны", "они одноклеточные донецкие бандиты", "они чечены", "они совки", "они буржуи", "если мы введём войска, то прилетит шестой флот и всех убьёт санкциями", "нам нужна выигрышная позиция в диалоге с Европой" (кому "нам"?), "свидомиты более нам братья, чем те, кого они убивают", "ввод войск повредит престижу Владимира Владимировича", "нельзя распространять гнусное ордынское хутинпуйство за свящённые границы сияющей евроинтеграции", "не мешайте хитрому плану" - и прочая, прочая, прочая. Тысячи причин, по которым нельзя покупать бронежилеты, доставлять лекарства и требовать ввода танков.

Тысячи причин, сводящиеся к одной: "эти раны не наши, нам не больно".

Я взял "российскую нацию" в кавычки, ибо это конструкт, который обладает свойствами нации только по воле администрации, - опять же, местной или вашингтонской, дело десятое - а не сам по себе.

Ещё раз, медленно. Русская нация и "российская нация" отличаются следующим: принадлежность или непринадлежность к русской нации определяют те, кто принадлежит к русской нации, "норот" со всеми его ненаодеколоненными привычками; принадлежность или непринадлежность к "российской нации" (которую в новостях к празднику будут называть "русской", экран всё стерпит) определяется эдиктом начальства в интересах начальства (выдачей паспорта и проч.) и поддерживается начальским охвостьем в виде творческой интеллигенции и прочего креативного класса.

Совсем на пальцах. Животрепещущий вопрос, является ли Равшан Панасович Мудельпудель русским, важен не списком признаков, по которым проводится сличение при принятии решения, а тем, кто принимает решение. Если он, Равшан Панасович, по итогам совместного сосуществования не просто "хороший человек", а "свой", это одно. А вот если у него бумага от начальства есть, подтверждённая визгом креативной публики, что он "светоч русскости, как эфиоп Пушкин, а его постановка "Слова о полку Игореве" с китайскими актёрами есть невиданный триумф русской культуры", это совсем другое.

Или, что то же, исключение миллионов людей из "своих" только потому, что они оказались за воображаемой линией, проведённой по географии - это "российская нация". Раздача эрэфских паспортов "папуасам из Гондураса" по Высшим Соображениям - она же, такая красивая.

И чтобы было понятно, в заключение. Исторически мгновение назад у некой свидомитской землеройки случилось озарение, которое раз в её унылой суетливой жизни, и она выковала фразу "никогда мы не будем братьями".

Мнится мне, эта фраза исторически скоро отдастся по РФ звучно и действенно. Что до меня, то "россиянам" братом быть я точно не хочу. Тошнит.

Спасибо за внимание.

http://17ur.livejournal.com/462089.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Россиянство
« Ответ #6 : Август 05, 2015, 01:50:15 pm »
Теорема о русском национальном государстве


Вот я сейчас вам с наглядностью покажу ЗАЧЕМ нужно русское национальное государство.

Некий Аркадий Попов в ЕЖ-е, который в Крыму удивительным образом не блокируется (видимо провайдеры еще украинские) написал длинную статью которую либералы немедленно окрестили уничтожением всех крымнашистских аргументов.

И там есть вот какой характерный пассаж:

"Насчёт «всегда» мы поговорим попозже, а сперва порассуждаем в горизонте современности. Что Крым сегодня населён в основном русскими — это факт. Но если мы хотим, как русский националист Егор Холмогоров, доказать право России на Крым с помощью понятия национального государства 7[7], то этот факт сам по себе нам не поможет. Во-первых, нам потребуется принять за основу такое утверждение: «Все территории, населённые в основном каким-то народом, по праву принадлежат национальному государству этого народа». А во-вторых, надо ещё будет определить, какое государство является национальным для данного народа. Очевидно, то, нацию которого этот народ и образует? А нацию какого государства образует русский народ? Российской Федерации?

Ничего подобного. Русский народ — как этнос, как совокупность людей, говорящих по-русски и считающих себя русскими — никакой нации не образует. Что бы ни говорили эксперты вроде Холмогорова, нация в современном понимании — это гражданская общность, совокупность всех граждан какого-то государства. И нацию Российской Федерации образуют не русские, а все граждане Российской Федерации, независимо от их языка и культуры: русские, татары, башкиры, украинцы, чуваши и т.д. Русские среди них в большинстве, но это не может вести ни к каким преимуществам русских граждан РФ перед нерусскими. А те русские, что не являются гражданами РФ, не имеют отношения и к её нации, и таковы большинство русских, живущих в других странах".

Как видим, автор откровенно глумится: А кто такие русские? А нацию какого государства они вам образуют?

Другими словами, он берет всю многонациональную риторику РФ и с её помощью ебошит кремлян по голове. Вот прям точно по единороссовскому учебнику - русские в РФ никто, никаких прав у них нет, никакой нации русский народ не образует, поэтому на основании того, что в Крыму живут русские, доказать право РФ на Крым - нельзя.

Многонационалы, которых бьют их же собственными аргументами, используемыми внутри страны, брызжут слюной, фырчут и обтекают. Им просто нечего на это возразить.

Русский националист на это ответит.

Русский этнос образует гражданскую нацию, создавшую страну Россию, ныне временно именующуюся Российской Федерацией (так же как к примеру Германия именуется сейчас Федеративной Республикой Германией).

Представители других народов могут входить в русскую политическую нацию, могут из неё выходить. Русские же принадлежат к русской политической нации по факту своего рождения и это единственная но вполне достаточная их привилегия.

В пределах территорий своего компактного проживания русские имеют право на воссоединение с Россией, которое, кстати, не обязательно может опираться на референдумные механизмы. Вполне достаточно централизованной политики России как русского национального государства.

После чего русский националист эффектно навешивает Аркадию Попову костылем в хохотальник.

Теорема о Русском Национальном Государстве доказана.

http://holmogor.livejournal.com/6848728.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Россиянство
« Ответ #7 : Октябрь 27, 2015, 10:06:02 pm »

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Россиянство
« Ответ #8 : Октябрь 28, 2015, 06:02:13 pm »
Рой Джонс как гордость России


   
Рой Джонс, конечно, отличнейший боксёр.

Но спортивные ристалища - это спортивные ристалища.

А гордость своей Родиной и своими соотечественниками - это гордость своей Родиной и своими.

Гражданство России для Рой Джонса и ему подобных - это чисто коммерческий проект с целью максимилизации доходов "ройя депардье" и минимизации расходов от налогов. И только.

В этом смысле в операции предоставлении паспорта РФ  афро-негро-американо-россияно-боксеру не более нравственности, чем в выдачи паспорта РФ какому-то афганцу или азеру каким-нибудь столоначальником в каком-нибудь криптоурюпинске - чисто коммерческие мотивы и выдающего, и получающего бумажку видны невооруженным взглядом.



Тем же, кто испытывает прилив энтузиазма и пафосной гордости от появления такого вот нового гражданина РФ - плевать в глаза им не имеет смысла, ибо  им всё "Божья роса".

http://tor85.livejournal.com/3149732.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Россиянство
« Ответ #9 : Октябрь 25, 2016, 02:25:23 pm »
Россияне и русские
25 октября, 13:23

Предлагаемая вашему вниманию статья была написана в 1993 году. В том же году я предпринял несколько попыток опубликовать ее в различных "патриотических" изданиях. Несмотря на обширные знакомства в этой среде, на публикацию данного текста никто не решился - в основном по "тактическим" соображениям, связанным с тогдашней линией поведения так называемой "национальной оппозиции".
Насколько мне известно, сокращенная копия этого текста до сих пор имеет хождение в националистических кругах в качестве "черного самиздата". Авторство текста иногда приписывается И. Шафаревичу, а также некоторым другим известным публицистам.
Я привожу здесь, во-первых, полный и аутентичный текст статьи, и, кроме того, предисловие к ней, написанное одним из несостоявшихся публикаторов. В нём, по сути дела, вкратце изложены все резоны тогдашней патриотической "заединщины", приведшие в дальнейшем к глубокому кризису и маргинализации русского патриотического движения.
Константин Крылов. 14.05.98


"Русский народ" - весьма расплывчатое понятие, давно ставшее объектом недобросовестных спекуляций. Несмотря на их обилие, "сама вещь" исследована слабо. Не поставлен даже простейший вопрос о единстве объекта исследования - то есть неизвестно, одна это вещь или их несколько. Мы попробуем сделать это сейчас.
Предположим, что единого "русского народа" уже нет. На одной и той же территории уже довольно давно живут ДВЕ РАЗНЫЕ НАЦИИ, ОШИБОЧНО ПРИНИМАЕМЫЕ ЗА ОДНУ. Разница между "русскими-1" и "русскими-2" похожа н разницу между сербами и хорватами: представители этих двух народов имеют одинаковые антропологические признаки и пользуются одним и тем же языком.
Но, в отличие от сербов и хорватов, сами представители этих двух "русских" народов не осознают, что они составляют две разные нации. Однако они сильно различаются по моделям поведения, этическим системам, отношению к другим народам и даже (в последнее время) по самоназванию: одни предпочитают называть себя русскими, другие - россиянами.
Последний термин, появившийся, казалось бы, случайно (как дубликат термина "коренной житель одной из областей России"), сейчас становится фактическим самоназванием НОВОГО НАРОДА, не тождественного "русским". Соответственно, самоназвания типа "демократы" и "патриоты" маркируют осознавшую свою идентичность часть населения России.
В этом контексте "патриот" - это просто житель России, сознательно считающий себя русским. Соответственно, "демократ" - это русскоязычный житель России, осознавший, что он не русский, или, так сказать, "другой", "новый", "не такой" русский.
Этнические различия в стиле поведения русских и россиян уже сейчас стали вполне очевидными. Так, россияне в некоторых отношениях ближе к "западным" (точнее - североамериканским) поведенческим стереотипам, чем русские.
Это дает им основания ощущать себя "западными людьми", хотя на самом деле они таковыми не являются. Такой тип поведения можно назвать европеоидным. Тем не менее тема "европейского дома" и "западной цивилизации" сыграла довольно значительную роль в развитии идентичности россиян.
Специфика положения россиян состоит в том, что это молодой и достаточно агрессивный этнос, вынужденный жить на уже заселенной территории. Интересно отметить, что само слово "россиянин" чем-то похоже на слово "американец": чувствуется, что так себя называть может не коренное население, а некие "поселенцы".
Свойственное "демократам" отношение к русскому народу с этих позиций легко объяснимо: это обыкновенная ксенофобия, свойственная молодым самоутверждающимся нациям. Точно так же объяснимо плохо скрываемое (а часто и демонстративное) отвращение "демократов" к России и ее истории: это не их история.
По сути дела, "демократы" ПЫТАЮТСЯ ОСВОИТЬ ДЛЯ СЕБЯ И СВОИХ ПОТОМКОВ ТЕРРИТОРИЮ, НАСЕЛЕННУЮ АБОРИГЕНАМИ. Разумеется, "поселенцы" не хотят и не могут вписываться в общество аборигенов, да оно и не могло бы их принять. С точки зрения россиян, современная Россия представляет из себя нечто подобное "дикому Западу" для американских колонистов: это территория, подлежащая освоению.

Оккупантами россияне себя при этом не считают, и не потому, что они "родились здесь" (и, в самом деле, россияне автохтонны), но потому, что они a priori отказывают существующим на данной территории социальным структурам (в частности, русскому государству) в легитимности: с точки зрения россиян, их деятельность - это скорее колонизация и окультуривание, нежели оккупация.
Так, социализм (а также и любые другие модели устройства русского общества) - это, с их точки зрения, "дикость", которую можно только разрушить, то есть нечто вроде родоплеменного строя индейцев, который никому и в голову не прийдет "реформировать".
Неудивительно, что подобное разрушение представляется им вполне созидательной деятельностью, поскольку оно воспринимается как необходимая подготовительная стадия грядущего развития - нечто вроде распашки целины или корчевания леса под пашню.
Само разрушаемое россиянами общество иногда вызывает у них любопытство, но, в сущности, это чисто этнографический интерес, сбор материала для будущих романов a la Фенимор Купер. На первых порах достаточно того, чтобы аборигены не мешали освоению территории. Тем не менее ее все равно прийдется очищать от местного населения - если не сейчас, так позже.
Но начать этот процесс необходимо сейчас. Разумеется, наиболее приемлемым выходом из положения является мирная депопуляция, то есть вымирание аборигенов. В таких случаях в ход пускаются традиционные методы воздействия, а именно просвещение, сводящееся к деструкции местных национально-культурных стереотипов (со времен пресловутой "гласности" такое разрушение уже осознано как стратегическая цель), товарная экспансия, а также разрушение среды обитания: лишение традиционных источников пропитания и дохода, провоцирование конфликтов и т.п.
Поэтому непонятные и внешне нелогичные экономические и социальные эксперименты "демократов" имеют вполне разумные цели и задачи. Так, разрушение русской промышленности аналогично по функциям колониальным запретам на традиционные промыслы (охоту, рыбную ловлю).
То, что в России "традиционным" является не охота на медведей или подсечно-огневое земледелие, а черная металлургия и производство оружия, дела не меняет. Эти туземные занятия преследуются просто потому, что позволяют коренному населению поддерживать привычный жизненный уклад, который как раз и необходимо разрушить.
Стоит обратить внимание на то, что максимально подавляются именно престижные для русских производства - несмотря ни на какие "экономические соображения". В самом деле, очевидно, что сам факт производства в России суперкомпьютеров или реактивных двигателей может играть роль фактора, препятствующего деморализации русского населения.
Военный завод, производящий кастрюли и сковородки (и тем более дилдо) является подходящим символом того, что делается с русской жизнью - не с экономикой, а именно с жизнью. При этом тот факт, что на продаже оружия можно заработать несопоставимо больше, чем на сковородках, "демократами" прекрасно осознается.
Но поскольку русские не должны иметь возможностей зарабатывать себе на жизнь традиционными занятиями, прекращение производства оружия только приветствуется. Конечно, те производства, которые будут создаваться россиянами в ходе освоения территории, будут всемерно поддерживаться - но это должны быть заводы россиян, фабрики россиян, выпускающие нужную россиянам продукцию.
В связи с этим нужно заметить, что усиленно насаждаемая идея "фермерства" преследует ту же цель: разрушить традиционную русскую форму жизни (деревню), заменив ее на хуторское хозяйство, притом чрезвычайно энерго- и ресурсоемкое, плохо приспособленное к зоне рискованного земледелия, следовательно - маловыгодное и крайне уязвимое (как для капризов погоды, так и для колебаний закупочных цен), но зато полностью зависящее от поставок колонизаторами техники, материалов и энергоносителей.
Точно так же в ход пытаются пустить дешевый спирт, табак и мануфактуру - традиционный набор товаров "белого человека" в дикой стране.
* * *
Трудность положения россиян в России состоит в том, что (постулируемое россиянами) культурное превосходство над аборигенами, без которого схема колонизации новых территорий работает плохо, на самом деле отсутствует. Русское общество отнюдь не является примитивным.
Россияне попали в ситуацию, аналогичную не столько освоению американских прерий, сколько двусмысленному положению европейцев в Китае, где стандартная схема колонизации забуксовала из-за того, что местная культура была достаточно сложной и развитой.
Поэтому перед россиянами встала дополнительная задача деструкции сложных культурных форм русской жизни. В современной России это приняло вид "антикоммунизма", очень непохожего на западный "антикоммунизм" и на самом деле являющегося системой тотальной критики всех существовавших до сих пор моделей устройства русского общества.
В этом смысле этот "антикоммунизм" является прямым продолжением "антимонархизма" прошлого века. Разумеется, сами создатели этой идеологии (наиболее "продвинутая" часть "демократов" ) отнюдь не считают ее идеологией "для себя", но только для русских.
Аналогичные по функциям идеологические системы внедрялись колонизаторами в Латинской Америке, Индии и Китае, причем и там они оформлялись как "идеологии модернизации". На самом деле функция этих идеологий является прямо противоположной: они не позволяют местному обществу модернизироваться и тем самым адаптироваться к новым условиям.
В этом отношении "рыночно-либеральные" идеи, предлагаемые русским в качестве идеологии модернизации и обновления, по сути дела сводится к утверждению того, что русское общество принципиально неспособно адаптироваться к рыночным отношениям и либеральной демократии.
В связи с этим возникает интересный вопрос об истинном отношении к указанным принципам общественного устройства самих россиян. Прежде всего, большинство "демократов" н слишком хорошо разбираются в западных реалиях или даже сознательно их не приемлют. Тем не менее, некий образ "Запада" в сознании "демократов" действительно присутствует и даже является играет роль парадигмы.
Но это не Западная Европа и не Соединенные Штаты: это некий нигде и никогда не существовавший мир, представляющий собой образ идеальной для россиян среды обитания - нечто вроде "земли обетованной" для соплеменников Моисея времен скитаний в пустыне.
* * *
Далеко не все россияне ( "демократы", "свои" ) отдают себе отчет в том, что они из себя представляют и что делают. С другой стороны, коренное население ( "патриоты", "наши" ) тоже плохо понимает, что происходит. Любопытно, что некоторое косвенное определение целей той или другой стороны уже имеет место.
"Демократы" обожают разговоры о необходимости полного вымирания нынешнего поколения русских людей как предпосылки необратимости "демократических перемен". Обычно это подается как простое следствие необходимости избавиться от "пережитков проклятого прошлого", что-де невозможно при наличии в обществе значительного числа тех, кто жил в советское время и "необратимо заражен тоталитарным вирусом". (Здесь обычно приводится ссылка, всегда одна и та же, на "стратегию Моисея", водившего "избранный народ" по пустыне "доколе не умерли все, рожденные в рабстве".)
С другой стороны, постоянной темой "патриотических" разговоров является вымирание русского народа: приводятся кошмарные "секретные" цифры о количестве родившихся уродов и дегенератов, сведения о демографических потерях и т.п. Депопуляция ощущается "нашими" как близкая, реальная, и даже главная опасность.
* * *
История возникновения нового народа - отдельная тема, но кое-какие предположения на этот счет высказать все-таки можно. Прежде всего, в российской ситуации нет ничего оригинального. В Западной Европе уже происходили подобные процессы - например, Реформация была попыткой формирования нескольких новых наций, что привело к серьезным межнациональным конфликтам (так, Варфоломеевская ночь во Франции имела характерные черты погрома, и была именно межэтническим столкновением, что современники живо ощущали).
Самая динамичная и агрессивная часть новых народов была вытеснена из Европы в диаспору, в частности - в европейские колонии в Америке. В этом смысле американцы как народ возникли до появления Соединенных Штатов.
Первыми представителями россиянского этноса в России были, судя по всему, так называемые "лишние люди", всем хорошо знакомые благодаря классической русской литературе. Важно отметить, что эмоциональное отвержение "среды" (то есть народа и общества) в среде "лишних" предшествовало любой идеологической позиции, а не вытекало из нее.
В дальнейшем первичная консолидация "своих" проходила в рамках формирующейся разночинной интеллигенции - протоэтнического образования, пытающегося играть роль социальной прослойки, но не являющейся таковой.
Объединяющий фактор оставался тем же самым: это было чувство тотальной отчужденности от всех традиционных целей русского общества и русского государства, а также интенсивный поиск новых - "своих" - норм личной и социальной жизни. (Например, одной из таких попыток была интересная концепция "новых людей", предложенная Н.Г. Чернышевским).
В результате постепенного увеличения численности нового этноса на протяжении последних полутора веков этнические россияне встречаются среди всех социальных слоев и групп, однако интеллигентское ядро этноса сохранило свое значение.
Именно этим объясняется один интересный факт, часто отмечавшийся исследователями политической жизни современной России, а именно высокий статус интеллигенции и ее ценностей даже среди самых необразованных и неинтеллигентных "демократов" - и ощутимое недоверие (если не ненависть) к интеллигенции со стороны самых образованных и умных "патриотов".
Вообще говоря, "демократичность" как этнический поведенческий признак, уже стала в известной мере наследуемой. В самом деле, этнически чистые россияне (например, потомки интеллигентов в третьем поколении), как правило, устойчиво воспроизводят в потомстве национальные стереотипы.
С другой стороны, имеется известное число брачных союзов между русскими и россиянами, которые необходимо рассматривать как смешанные браки. (Впрочем, это не очень распространенное явление: неприятие русских россиянами и наоборот распространяется и на сексуальную сферу).
Дети от смешанных браков не могут устойчиво закрепить национальный стереотип, что приводит к метизации и тормозит этногенез россиян (поэтому в россиянской среде отношение к подобным союзам резко отрицательное).
Разумеется, россияне остро чувствуют потребность в ограждении себя от метисации и вообще от какого бы то ни было смешения с коренным населением (по "маньчжурско-китайскому" варианту). В принципе, сегрегирующую функцию могла бы выполнять языковый или религиозный барьер.
К сожалению, россияне появились в период окончательного формирования русского литературного языка. Что касается религии, то "духовные искания" россиян в начале XX века были, по сути дела, подготовкой раскола православной церкви и обособления россиян в качестве конфессиональной общности.
Примером подобного решения вопроса могут послужить те же сербы и хорваты. Нечто подобное предлагал россиянам еще Чаадаев, которого можно считать одним из первых "демократов" (то есть осознавшим себя россиянином).
Однако официальный атеизм последних семидесяти лет (как официальный, так и бытовой) закрыл эту соблазнительную возможность обособления надолго, если не навсегда. При отсутствии языкового и религиозного барьера между русскими и россиянами функцию разделяющего начала может взять на себя только социально-культурное расслоение (по каковой причине оно приветствуется россиянами в любых формах, в том числе самых уродливых).
Это, однако, никоим образом не означает, что россияне являются просто динамичной частью общества, стремящейся к вершине социальной пирамиды. Как уже было сказано, россиянам нет места в русском обществе, и они сами это прекрасно понимают.
Россияне не могут играть в русском обществе никакой роли, тем более - элиты (как белые люди не могли бы стать вождями индейских племен или взять на себя функции раджей). Социальное расслоение рассматривается россиянами исключительно как средство подрыва русского общества, а не как способ его переустройства.
Только этим объясняется крайний, неумеренный эгалитаризм россиян в советскую эпоху, когда сам факт наличия социальной пирамиды вызывал у них острую иррациональную ненависть - и крайний элитаризм их нынешнего восприятия, тоже доходящий до абсурда. (Вспомним, какое негодование возбуждали в среднем интеллигенте черные "Волги" "партократов", и какой завистливый восторг - белые "Мерседесы" перекупщиков и бандитов).
Дело в том, что в первом случае россиянами двигала ненависть к самому русскому обществу, в котором они были вынуждены жить - что трансформировалось в тотальное неприятие его внешней структуры. (Впрочем, постоянные разговоры о социализме как "азиатчине" и тогда позволяли понять, что речь идет об этническом, а не об идейном или нравственном неприятии.) Теперь же "свои" получили возможность разрушить русские социальные структуры - и они сочувствуют любым процессам, которые могут привести к этому результату.
* * *
Этнические конфликты в подавляющем большинстве случаев являются разновидностью борьбы за ресурсы. Как таковые, они не могут быть описаны в категориях борьбы "прогрессивного" и "реакционного", "традиции" и "цивилизации" и т.п. Разумеется, сами участники конфликта склонны его идеологизировать, но создаваемые идеологические конструкции являются только оправданием уже ведущейся борьбы за территорию и ресурсы.
При этом понятие "правоты" в подобном конфликте вообще неуместно. Нельзя сказать, что одна из сторон имеет "больше прав", чем другая. В случае конфликта русских и россиян это особенно верно. Оба народа имеют вполне одинаковые права на территорию и ресурсы России.
То, что один из них "старше", а другой "моложе", не дает морального преимущества ни тем, ни другим (хотя русские обычно ощущают себя "исконными хозяевами", а россиян - "оккупантами"; россияне же склонны к рассуждениям типа "вы свое отжили").
Уровень так называемой "цивилизованности" того или иного народа тоже не является универсальным мерилом правомерности его притязаний. "Культурные" римляне, воюющие с галлами и британцами, и "некультурные" готы и венеды, разрушившие Рим, sub specie aeternitatis имели примерно равное "культурно-историческое значение". Осуждать тех или других за их завоевательную политику равно бессмысленно и безосновательно.
В самом лучшем случае межэтнический конфликт может стимулировать развитие обоих участвующих в нем народов - подобное бывает редко, но все же случается. Более распространенным бывает вариант развития событий, при котором одна из сторон с крайним напряжением сил в конце концов побеждает другую и присваивает себе ресурсы противника - если к тому моменту еще остается, что присваивать.
В таких случаях максимальную выгоду от конфликта получает третья сторона, участвующая в конфликте ради получения выгоды. (Таковая, как правило, всегда находится.) В самом худшем случае может произойти взаимоуничтожение или радикальное ослабление обеих этнических общностей, а спорные ресурсы становятся объектом новой дележки.
Имеет значение и сам "стиль" конфликта. При этом относительно "мирное" противостояние этносов далеко не всегда оказывается менее разрушительным, чем открытое столкновение, которое зачастую обходится дешевле, чем длительное антагонистическое соперничество, истощающее ресурсы спорной территории.
В описываемом нами случае, однако, имеются все основания полагать, что конфликт русских и россиян никогда не выйдет за относительно мирные рамки (что не исключает отдельных эксцессов). Это означает, что предстоит долгая и изматывающая борьба двух народов за контроль над территорией и ресурсами России.
Спорной территорией в данном случае является все пространство бывшего Союза ССР, и, может быть, некоторые области за его пределами. При этом роль россиян в уничтожении единого государства, существовавшего на этих территориях, достаточно очевидна.
Дело в том, что ликвидация любых автохтонных властных структур является необходимой предпосылкой освоения новых земель. Тот же самый процесс проводился во всех вновь осваиваемых регионах мира. Россиян можно сравнить с конкистадорами, уничтожавшими инков и ацтеков.
Интересно, что кучка испанских завоевателей смогла одержать победу и в дальнейшем произвести успешный геноцид именно потому, что местное население относилось к ним с пиететом, вызванном достаточно случайными причинами. Это преимущество имеется и у россиян, поскольку значительная часть русских принимает их за "своих", и даже за "лучших", чем они сами.
При этом такие мероприятия, как создание нестойкой коалиции местных сил, направленных против бывшего народа-гегемона, являются вполне закономерными. В нашем случае подобную роль может сыграть т.н. "ближнее зарубежье" и сепаратистские силы внутри России. Россияне оказывают и будут оказывать всемерную поддержку всем этим силам, стравливая их с русскими.
В ближайшем будущем можно ожидать даже втягивания России в ряд региональных конфликтов на ее территории или за ее пределами (например, на Кавказе). При этом россияне сделают все, чтобы Россия в любом подобном конфликте оказалась бы в проигрыше. В настоящий момент это вполне осуществимо, поскольку именно они (россияне) держат в своих руках политическое руководство страной.
Тем не менее сами россияне вовсе не заинтересованы в том, чтобы "третьи силы" полностью захватили контроль над российской территорией и ресурсами - хотя и готовы поделиться с союзниками по антирусской коалиции. Россияне немногочисленны, и им просто не нужна вся территория России: они готовы удовлетвориться европейской ее частью, или даже меньшей территорией.
Во всяком случае, сейчас они готовы поступиться всеми землями, которые они просто не способны заселить в течение будущего столетия. Их политический идеал - небольшое "европейское" государство со столицей в Москве или Петербурге, интегрированное в "мировое сообщество", и осуществляющее эффективный контроль над остальной территорией бывшей России, играющей роль сырьевого придатка для россиян и их союзников.
В лучшем случае россияне могут удовлетвориться вытеснением русских за Уральский хребет, и примириться с существованием нескольких формально независимых государств с преимущественно русским населением. Разумеется, реальное руководство этими политическими образованиями должно находиться в руках россиян, чтобы предотвратить возможные реваншистские планы русских.
С другой стороны, при таком варианте остается опасность, что русские, получив в свое распоряжение хотя бы остатки территории России, смогут в дальнейшем перехватить политическое руководство и попытаться взять реванш, чего россияне категорически не желают.
Поэтому их симпатии, скорее всего, склоняются к планам радикальной депопуляции русского населения, поскольку только она может навсегда оградить россиян от каких бы то ни было попыток нового передела территории.
* * *
( Свернуть )
Перспективы развития россиянского общества и соответствующей ему культуры определяются прежде всего менталитетом и интеллектуальными качествами самих россиян.
Этнопсихологическое исследование нового народа - дело будущего, однако уже сейчас можно сказать, что россияне во многом напоминают "западных славян". Судя по всему, россиянам присущ ряд полезных качеств, слабо выраженных у русских.
Так, россияне более динамичны, легко обучаемы, склонны быстро принимать решения. Тем не менее, у них имеются и существенные изъяны - в частности, они ощутимо уступают русским в сфере абстрактного мышления.
Последнее утверждение кажется не вполне очевидным. Одна из распростненнейших моделей описания русского общества россиянами - "страна дураков". Россияне (в особенности "демократы" ) вообще считают русских не вполне полноценными людьми, а русское общество обычно воспринимают как крайне отсталое.
Все это, однако, является вполне обычным проявлением неприятия колонистами автохтонной цивилизации, которую они попросту не понимают. В данном случае ситуация усугубляется тем, что россияне в течении долгого времени считали себя частью русского этноса (правда, особой) и на этом основании считали свои суждения о русской жизни вполне адекватными.
Возник даже особый феномен россиянской литературы (известной как "прогрессивное" или "критическое" направление в русской литературе), которую правильнее было бы назвать русскоязычной (как в наши дни называют литературу русскоязычных израильтян). Ситуация усугублялась тем, что русские до сих пор считают россиян частью русского народа (пусть даже "отколовшейся" и "изменившей"), и поэтому воспринимают их суждения неправильно.
На самом деле россияне не понимают русской жизни, и судить о ней по ее карикатурным изображениям в россиянской литературе не более дальновидно, нежели изучать культуру североамериканских индейцев по произведениям Майн-Рида.
В частности, бытующее в россиянской среде мнение об интеллектуальной неполноценности русских (сравнительно с россиянами) не слишком хорошо обосновано. Все имеющиеся факты указывают на то, что подавляющее большинство "известных русских людей" (начиная от писателей и ученых и кончая военачальниками и государственными деятелями) были именно русскими, а не россиянами. Ломоносов, Менделеев, Толстой, Достоевский, Суворов, Жуков и Столыпин были ярко выраженными русскими, и устойчиво демонстрировали именно русские поведенческие стереотипы.
Россияне, однако, демонстрируют более высокую "общую культуру", то есть более цивилизованные формы публичного поведения, манеры и бытовые привычки. Кроме того, россияне ощутимо превосходят русских в том, что называется common sense. Это позволило им добиться доминирования в среднем слое научной и культурной среды.
Так, подавляющее большинство "русских", работающих в сфере СМИ, являются этническими россиянами. То же самое можно сказать о среднем слое "русских" научных работников в советскую эпоху. Все это, однако, не противоречит тому факту, что россияне до сих пор не продемонстрировали впечатляющих интеллектуальных достижений.
* * *
Интеллектуальное (точнее, идеологическое) доминирование россиян в известной мере было делом случая. Период первичного формирования нового этноса проходил в крайне невыгодных условиях, когда большинство традиционных сепарирующих факторов по тем или иным причинам не могли быть задействованы.
Как мы уже отметили, единственной возможностью отделения от русского общества оставалась социально-культурная сегрегация. При этом процесс этногенеза россиян наложился на процесс модернизации российского общества, в результате чего довольно значительная часть русских стала воспринимать россиян в качестве агентов модернизации (к чему они на самом деле не имели никакого отношения).
Это позволило россиянам успешно навязывать свои интеллектуальные нормы русскому обществу, что и привело в конце нашего века к новой для России ситуации, а именно политическому доминированию россиян над русскими.
Следует признать, что диалог между россиянами и русскими затруднен прежде всего из-за неадекватных представлений сторон. При этом взаимные обвинения россиян русскими (скажем, в предательстве неких идеалов) и русских россиянами (в неспособности "усвоить прогрессивные идеи", а также в лени, глупости и т.п.) только усугубляют ситуацию.
Следует принять как факт, что демократическое (в россиянском смысле) общество в России может быть построено только из этнических "демократов", и не из кого больше. Русский народ действительно неспособен к участию в подобных проектах - поскольку никто не способен изменить по требованию свою этническую принадлежность.
Столь же бессмысленными являются ожидания, что "интеллигенция" (то есть этнические россияне) наконец "одумается", "перейдет на сторону народа" и создаст идейные предпосылки к реформам русского общества. Она этого не может и не хочет - хотя бы потому, что не имеет ни желания, ни возможности понять, что такое русское общество и как оно устроено. Это могут сделать только русские.
Вообще говоря, каковы бы в дальнейшем ни были взаимоотношения двух народов, первое, что необходимо - это отказаться от неосуществимых взаимных ожиданий. Если между русскими и россиянами и возможен какой-то компромисс, то уж никак не ценой отрицания собственной идентичности и попыток и дальше изображать из себя "один народ".
Но, скорее всего, никаких компромиссов в ближайшем будущем не предвидится. Русские будут искать возможностей защитить себя и свое государство, а россияне будут и дальше пытаться колонизировать Россию.
Очевидной задачей русских была и остается модернизация русского общества - по западноевропейской, китайской, чилийской, или какой-либо другой модели, в данном случае не важно. Россияне при этом играют роль силы, не позволяющей осуществить (и даже начать) эту модернизацию.
Русским следует понять, что россияне являются не агентами модернизации России, а главными противниками любой модернизации. В частности, россияне не допустят никакого развития продуктивного капитализма в России (что бы они при этом не говорили).
То же самое касается и политической демократии. Россияне нуждаются в ней только для того, чтобы иметь свободу рук - и только для самих себя. Россияне не допустят и не потерпят русской демократии.
Что касается проектов самих россиян, они довольно интересны, но не вполне ясны. Неясна прежде всего их осуществимость и жизнеспособность. При этом положение россиян на первом этапе колонизации более выгодное, нежели положение русских: россияне решают, по существу, чисто деструктивные задачи, к тому же используя уже готовый западный "колониальный образец".
Но построение жизнеспособного россиянского общества - задача совершенно другого масштаба. Русские же социальные структуры уже доказали свою стабильность и жизнеспособность в истории, но нынешнее их состояние оставляет желать лучшего.
* * *
Как уже было сказано, в любом межэтническом конфликте (да и в любом конфликте вообще) максимальную выгоду, как правило, получает третья сторона. В данном случае такой "третьей стороной" является так называемый "Запад", точнее - сообщество "развитых стран".
Очевидно, что поддержка Западом россиян является чисто условной, и не связана с какими-либо долгосрочными симпатиями. Запад не признает россиян "своими", как бы того не хотели сами россияне. Это связано с тем, что россияне претендуют на вхождение в клуб развитых держав, а даже незначительное пополнение такового в наше время может поставить под угрозу всю западную цивилизационную систему в целом.
На определенном этапе развития событий Запад может даже оказать некую поддержку русским - разумеется, на условиях недвусмысленного отказа от притязаний на членство в западном клубе и отказа от всяких попыток модернизации (например, принятия того или иного изоляционистского проекта).
* * *
Очевидной задачей, стоящей перед обоими этническими группами, является окончательное утверждение собственной идентичности. В этом заинтересованы как россияне, так и русские, поскольку смешение русской и россиянской культуры идет не на пользу как тем, так и другим.
Первым шагом в этом направлении мог бы стать аккуратный, грамотный и обоснованный раздел общероссийского культурного наследия. При этом россияне с полным на то правом могут претендовать на свою долю, поскольку значительная часть русской и советской литературы, а также философии и тем более идеологии создана ими и для них.
Таким образом довольно хаотичная общероссийская культура может быть корректно элиминирована к двум вполне упорядоченным интеллектуальным системам.
При этом суждения о принадлежности тех или иных фрагментов общерусской культуры к русскому или россиянскому наследию не может выноситься на основании мнений авторов этих фрагментов, поскольку многое в их творчестве представляет собой сознательную или бессознательную стилизацию.
Например, Вл. Соловьев, будучи типичным этническим россиянином, одно время считал себя русским, хотя все его творчество принадлежит россиянской культуре. Тем не менее его славянофильские стилизации до сих пор заставляют "наших" считать его русским философом, что дезориентирует прежде всего самих русских.
Для россиян же философемы Соловьева не только вполне осмысленны, но и достаточно важны. В частности, Соловьев предлагал интересные (с точки зрения геополитических амбиций россиян) проекты колонизации России через задействование западнославянского элемента (ср. отводимую Соловьевым полякам роль в планируемом им уничтожении русского государства и реальное участие прибалтов в фактическом осуществлении этого плана).
С другой стороны, творчество таких авторов, как В. Хлебников, является частью русской культуры, что становится очевидным после удаления из нее инородного (россиянского) элемента.
Параллельно с разделом общерусской культуры будет происходить бытовая сегрегация двух народов. Она неизбежна, и сейчас происходит фактически, но ее стихийный характер служит источником совершенно ненужных дополнительных трений, пользу из которых извлекают третьи силы.
Например, корректным был бы отказ от взаимной критики, совершенно бессмысленной и ненужной. Нужно принять за основу тот факт, что какие бы то ни было осмысленные разговоры о будущем России и ее положении в мире возможны только в этнически однородной среде (то есть среди "наших" или "своих", но не между ними).
В бесконечных спорах русских и россиян не рождается ничего, кроме взаимной ненависти. Все аргументы русских сводятся к констатации того факта, что "демократы" погубили Россию и пытаются уничтожить русский народ.
Последние, напротив, этим гордятся, и убеждать их в том, что они делают нечто морально предосудительное, по меньшей мере бессмысленно. Аналогично, все аргументы россиян сводятся к утверждению, что "раньше жить было невыносимо" и изъявлением ненависти к стране, которая их "угнетала". Как однажды высказался один наш знакомый-россиянин: "Я ненавидел СССР, потому что это была не моя страна.
Я желал ей поражения, радовался ее распаду, и тому, что рассыпалась ее военная мощь, потому что чувствовал, что все эти пушки и ракеты защищают не меня." Разумеется, эмоции тех, кого защищали эти пушки и ракеты, были и будут прямо противоположными. Дискуссия по таким поводам просто невозможна, поскольку говорить сторонам, по существу, не о чем.
Общественная (в том числе интеллектуальная) жизнь в России возможна только внутри круга "наших" или "своих". Русский в обществе россиян выглядит столь же глупо и неуместно, как россиянин в обществе русских, и чем скорее все это поймут, тем лучше. Сегрегация сделает поведение обоих народов более осмысленным и целеустремленным, более предсказуемым, а, следовательно, и менее разрушительным.
Следует сказать несколько слов и о нашей собственной позиции. Автор убежден, что разрастание межэтнического конфликта неизбежно, равно как и разрушительные последствия такового. Можно, однако, попытаться избежать бессмысленных жертв и разрушений, выгодных только "третьим лицам". Конфликт не может быть остановлен, но его можно ввести в известные рамки.
В этом, в сущности говоря, заинтересованы обе стороны: русским необходимо избавиться от интеллектуального и политического гнета россиян, чтобы попытаться предпринять какие-либо усилия для модернизации своего общества, а россиянам необходима уверенность, что их малочисленный этнос не утратит идентичность в ходе конфликта (например, путем подчинения или поглощения возможными союзниками по антирусскому блоку).
* * *
В связи со всем вышеизложенным будущее России представляется нам весьма неопределенным. Крайние варианты развития событий, однако, ясны. В случае внушительной победы русских россиянам придется задуматься о добровольной ассимиляции или массовой эмиграции.
Точно так же, в случае сокрушительной победы россиян русским придется капитулировать и согласиться на колонизацию России в обмен на возможность мирно закончить свою историю и остаться на бывших русских землях хотя бы в качестве пассивного человеческого осадка.
В настоящий момент россияне добились значительных успехов, первым и главным из которых является завоевание политической власти. Фундамент этого успеха был, однако, заложен значительно раньше: россияне в течение очень долгого времени последовательно вытесняли русских из интеллектуальной элиты, и в этом вполне преуспели. (Кстати говоря, выраженное присутствие в кругах российской научной и культурной элиты "третьих наций", например, евреев, является скорее следствием вытесняющей политики россиян. К тому же представители "третьих наций" в известной мере компенсируют присущую россиянам недостаточность в области "высокого" интеллекта.)
Адекватного ответа русских в этой сфере ждать не приходится - по крайней мере, в ближайшие годы. Тем не менее задача построения закрытого, чисто русского интеллектуального сообщества может быть поставлена как стратегическая цель, рассчитанная на длительную перспективу. Впрочем, обсуждение этой темы (равно как и возможных упреждающих мер со стороны россиян) выходит за рамки данной работы.

http://www.rus-obr.ru/blog/26787

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Россиянство
« Ответ #10 : Октябрь 31, 2016, 09:09:19 pm »
19:20, 31 октября 2016
Путин предложил разработать закон о российской нации

Президент России Владимир Путин предложил поработать над созданием закона о российской нации. Об этом в понедельник, 31 октября, он заявил на заседании Совета по межнациональным отношениям в Астрахани, передает корреспондент «Ленты.ру».

«Но что точно совершенно можно и нужно реализовывать — это прямо над этим нужно подумать и в практическом плане начать работать — это закон о российской нации», — сказал глава государства.

Путин предположил, что основой для закона может стать стратегия по развитию национальных отношений в России. «Нашу стратегию, которую мы с вами вместе вырабатывали, ее и преобразовывать — но только над этим нужно поработать тоже как следует», — пояснил он.

Также президент поддержал идею провести год единства российской нации, однако отметил, что его нужно выбрать так, чтобы он не пересекался с уже объявленными.

Еще в 2012 году Путин в послании Федеральному собранию говорил о «духовных скрепах», — после этого выражение вошло в обиход. «Сегодня российское общество испытывает явный дефицит духовных скреп — милосердия, сочувствия, сострадания друг другу, поддержки и взаимопомощи», — на эту фразу обратили внимание представители СМИ. Термин «духовные скрепы» использовали в своих работах российские государственные деятели и философы 1920-х годов.

https://lenta.ru/news/2016/10/31/russian_law/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Россиянство
« Ответ #11 : Октябрь 31, 2016, 09:16:36 pm »
ЦИГЕЛЬ-ЦИГЕЛЬ

<a href="https://www.youtube.com/v/wmf0sDBqGjw" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/wmf0sDBqGjw</a>
   


Руководство Российской Федерации "поддержал предложение о созданиизакона о российской нации, а также поддержал предложение участников заседания провести год единства российской нации..."

Смысл понятен: в ходе метаний решено срочно создавать надэтническую политическую нацию, и это, в общем, даже разумно, но следует отметить, что


(а) тем самым декларируется отказ от концепции "самого большого разделенного народа в мире" (а равно идеи Большой России), как анахронизмов, и анахронизма опасных, и русские люди, волей судьбы оказавшиеся там, где отказались, отдаются на переработку,

(б) как компенсация понятию "русский народ", росчерком пера будет учреждена политическая нация "россияне", побочным следствием чего станет тот факт, что на основании п. 2 ст. 1 Конституции Российской Федерации,  официализируется, как равнозначный, и термин "эрефяне",

(в) но главное, инициаторы принятия данной новеллы забыли ту простую истину, что политические нации не учреждают росчерком пера. Они либо формируются временем, либо скрепляются железом и кровью, в рамках единой, выстраданной идеологии,

(г) и если кто-то думает, что не получившееся у Советского Союза получится (да еще и в режиме цигель-цигель-ай-лю-лю) у мастеров симулякра, мне его жаль, но я ему не доктор, однако в том, что деньги будут выделены и освоены, сомнений никаких.

http://putnik1.livejournal.com/5485894.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Россиянство
« Ответ #12 : Октябрь 31, 2016, 10:33:16 pm »
Egor Kholmogorov

Помимо прочего, "российская нация" объединяя русских РФ с чеченцами РФ (что не смертельно) разделяет русских РФ с русскими У русскими К, русскими РБ, русскими Л и Э.
То есть это тот самый слив русского мира, которого так боялись патриоты и на который так молились либералы.
Перед нами попытка политической канонизации беловежских границ.
Спрашивают как такое может быть с учетом того, что буквально позавчера сказали что русские и украинцы - один народ.
Ну начнем с того, что народ один, а нации разные. В процессе строительства российской нации русские из Донецка Ростовской области должны будут осознать, что по сравнению с украинцами Донецка Донецкой области они разные нации.
Но на самом деле все проще: административная путаница. Понятно, что документы к совету со всем этим россиянством готовило ФАДН господина Баринова. А ему чтобы управлять чем-то и оправдывать свое существование нужен долгий и ресурсозатратный проект строительства российской нации. А про один народ - это всечестнейший сказал от себя.
Правда состоит в том, что фразы от себя административных последствий не имеют. А вот "российская нация! такие последствия иметь будет во всех областях - от бюджетов и пропаганды до посадок.
Разумеется русское общество не для того прожило все эти годы, чтобы капитулировать и этому россиянскому бреду подчиниться.
Но данное заявление означает возвращение гражданской войны государства и нации.
Ну и коллапс всех достижений, поскольку на это "государство российской нации" всем будет наплевать.
Будет тот эффект, которым пугал Карамзин Александра I, когда тот собирался смногонационалить полякам Западную Русь.
"Я слышу Русских, и знаю их: мы лишились бы не только прекрасных областей, но и любви к Царю: остыли бы душою и к Отечеству, видя оное игралищем самовластного произвола; ослабели бы не только уменьшением Государства, но и духом; унизились бы пред другими и пред собою. Не опустел бы конечно дворец; Вы и тогда имели бы Министров, Генералов: но они служили бы не Отечеству, а единственно своим личным выгодам, как наемники, как истинные рабы..."

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Россиянство
« Ответ #13 : Ноябрь 01, 2016, 02:08:48 pm »
Обе главные национальные беды в одном флаконе. К вопросу о "Российской Нации".


   
"Дураки и дороги" - именно  их  Карамзин определил в качестве главных бед России.

Изрядно помотавшись по городам и весям Отечества (еще не "урезанного" 1991-м годом, и позже), не могу не согласиться ни с данным утверждением, ни с порядком расстановки бед в порядке преимущества. Особенно неприятно, если вторая главная беда - дороги - проектировались и/или строились дураками... Вот тогда - беда так беда... в кубе...
При этом ,конечно же, понятие "дорога" намного шире, чем определение участка местности, предназначенного для движения  разнообразного транспорта и пешеходов. Символические "дороги к храму" и всякого рода "дорожные карты" (на пример - к "минскому урегулированию") прочно вошли в обиход при обозначении путей достижения самых различных внешне- и внутриполитических проектов и инициатив. Я бы даже сказал - инноваций... которые у нас, как известно, иногда даже  "нано"...

Вот такую очередную "нано-инновацию", вызвавшую в СМИ нешуточную "нано-сенсацию", вызвало заявление ВВП ("Великого Всеплантеного Путаника") о необходимости разработки и принятия "Закона о Российской Нации".
Признаться, услышав новость, я сначала впал в некоторый мысленный ступор... Величайшую внеземную мудрость заявления почувствовал интуитивно сразу, но сначала никак не мог сообразить - что же конкретно меня приводит к данном ощущению? Пришлось сегодня, по дороге в штаб (так я по традиции называю наш скромный офис), поразмышлять над данным вопросом.

В общем (если не "лить воду") придумалось  примерно следующее:
Какие бы мысли  пришли в голову, если бы сочинять данный "закон" (не дай Бог!) поручили бы мне? (Кстати, при том, что я - "прапорщик-реконструктор",  приходилось пару раз работать в межведомственных комиссиях, готовивших достаточно серьезные законодательные акты, так что технологию их создания примерно понимаю).

Ну, так вот, исходя из постановки вопроса, мне пришлось бы отталкиваться от двух критериев - "российскости" и "нации". Нация, как известно, может существовать только в рамках государства. Это народ может оказаться разделенным или вообще не иметь своей государственности. А нация - никак. Ей вынь да положь собственное государство... Следовательно, если речь идет о "российской нации", то за основу надо брать Российскую Федерацию и ее население. Как известно - многонациональное. Включающее в себя, кроме Русского, еще целый ряд народов, немалые части которых проживают за пределами РФ (на вскидку: лезгины, армяне, тывинцы, понтийские греки и т.д., и т.п.), в том числе - имеющих собственную государственность за пределами РФ. И как, в таком случае, определять принадлежность к "Российской Нации"? Ответ логичен - по факту наличия гражданства РФ... То есть, пара-тройка престарелых негритянских спортсменов и таких же вышедших в тираж французских артистов, постоянно проживающих за пределами РФ (и вовсе не намеренных отказываться от "родного" гражданства),   которым любвеобильный ВВП "даровал" гражданство РФ за последние пару лет, будут принадлежать к "Российской Нации". Так же, как купившие или получившие иным законным путем гражданство миллионы азербайджанцев, китайцев, киргизов, таджиков. А многие миллионы русских по национальности жителей "Украины" и прочего СНГ - принадлежать к оной "Российской Нации" никак не будут... Потому как не "россияне".

Но зачем, спрашивается, тогда этот новый закон? Если права и обязанности граждан РФ уже прописаны в Конституции и иных законодательных актах?

Если же "Российская Нация" будет включать в себя кого-то еще, кроме граждан РФ, то какими критерями прикажете пользоваться? Национальностью?  - Не подходит. Иначе придется включать в "Российкую Нацию" едва не всех граждан стран СНГ (представители которых состоят в гражданстве РФ) и не только - те же "черкесы" - выходцы с Кавказа, в миллионных количествах проживают в странах Арабского мира. Ну, с арабскими черкесами все понятно (они не будут особо против - им от этого только польза в плане бизнеса и льгот), а вот как на включение собственного населения  (всего или части) отреагируют, на пример, "уважаемые партнеры" в Киеве? Или в странах Прибалтики (ныне входящих в ЕС и НАТО)? Не-а, не пойдет...

А как по-другому? Интуитивно? Или придется принимать формулировку типа: "членом Российской Нации является тот, кто признаёт себя ее членом"? Ну, тогда все население Таджикистана немедленно запишется в "Российскую Нацию" (включая нерожденных детей и давно умерших прабабушек)... очереди будут стоять перед посольством... А русские на Украине и в Прибалтике опять "окажутся в пролете" - им власти не разрешат. Впрочем, уже и это радует - меньше ртов.

В общем, наверное,  придется по гражданству - иначе никак.

За то какие перспективы открывает подобный подход! Дух захватывает! Ведь создание такого закона позволит выдвинуть новую "национальную идею" - "россиянский национализм". Первыми его адептами, несомненно. окажутся Шапиро-Соловьёв и Киселёв - настоящие "коренные россияне". Но это я уже язвлю...

В общем, я ощущаю себя полным дураком: никаких логичных вариантов для планирования данной "дороги" (несомненно, ведущей нас к полному разрешению межнациональных конфликтов, ликвидации сепаратизма и прочим волшебным достижениям) я в упор не вижу. Поэтому, конечно же, мне никто и не предложит принимать участие в сотворении данного законодательного акта...  Тут другие головы нужны... Обработанные нано-технологиями. Их у нас, как показывает практика, более чем достаточно. Начиная с того, кто озвучил столь блестящую идею...

http://strelkov-i-i.livejournal.com/14809.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Россиянство
« Ответ #14 : Ноябрь 01, 2016, 03:30:31 pm »
   
Стоит Императору обронить пару слов...


   
Стоит Императору обронить пару слов, все ( и челядь и журналисты) бросаются гадать,а что же имел
в виду Государь Император.

Вот сейчас с этим законопроектом о российской нации,что имел в виду Император? Вдруг что-то страшное...
Да ничего не имел в виду. Был в Астрахани, Услышал Вячеслава Михайлова,-тот бывший министр,потому Император его и услышал. Кашлянул и изрёк :

"Да, очень интересно, закон о российской нации нам нужен". И замолчал.

Но пошла писать губерния...
И мне звонили,перепуганные. И из "Комсомольской Правды".
Я говорю : "Успокойтесь! Всё будет хорошо."

http://limonov-eduard.livejournal.com/963019.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Россиянство
« Ответ #15 : Ноябрь 01, 2016, 09:24:38 pm »
Человек, который решил создать «российскую нацию»
Новости    /    1 ноября 2016 г.


Предложение о создании закона о российской нации стало главным хитом последних двух дней. Пользователи соцсетей гадали: что же это происходит? Русских отменяют? Они хотят сделать как в СССР? Почему нация российская, а не русская? Оставим в стороне эти вопросы, тем более что по парламентским законам нации не создаются, это слишком сложный, долгий и многосоставный процесс, который не уместить в одну бумажку из Госдумы.
Интереснее другое. Человек, который уже долгое время педалирует тему российской нации и, судя по всему, будет одним из главных экспертов, которые будут работать над концепцией новой абстрактной нации. Именно он стал инициатором идеи об этой самой нации, понравившейся Путину.
Им оказался Вячеслав Михайлов — очень примечательный персонаж. Бывший львовский партийный активист. Учился там же. С одним из главных послевоенных идеологов украинского национализма Валентином Морозом жил в одной комнате в общежитии. Детали его биографии красноречивы: заведующий отделом пропаганды и агитации Львовского обкома Компартии Украины, секретарь Луганского обкома Компартии Украины, заведующий сектором теории наций и национальных отношений Института марксизма-ленинизма.

Одно перечисление этих должностей способно вызвать зубную боль, которую не унять анальгетиками. Советский эксперт по межнациональным отношениям — что может быть хуже в 2016 году? Может. Например, защита докторской диссертации на тему «Деятельность КПСС по формированию и углублению интернационалистского сознания трудящихся западных областей Украины». Хорошо они там интернационализм углубили, на Западной Украине-то.
Главы его докторской диссертации не менее эпичны, чем ее название: «Расширение интернациональных связей трудящихся Западной Украины», «Воспитание трудящихся в духе непримиримости к буржуазному национализму» и т. д.
На Западной Украине так хорошо пошло углубление интернационалистского сознания, что местные жители чуть ли не первыми в СССР начали устраивать факельные шествия. В награду за такую хорошую работу Михайлов получил пост заведующего отделом ЦК КПСС по межнациональным отношениям.
Догадываетесь, что было дальше? Правильно, годы работы Михайлова во главе советской межнациональной политики ознаменовались небывалым количеством межнациональных столкновений. Фактически в 1987–1991 годах (когда он заведовал отделом) произошли все самые кровавые столкновения на национальных окраинах: Карабах, Абхазия, Ош, Фергана, Приднестровье, Баку, Душанбе. Углубление интернационалистского сознания трудящихся пошло так хорошо, что беженцев не успевали принимать.
Но даже после распада СССР без столь незаменимого эксперта — никуда. Он теперь становится министром по делам национальностей и заодно заведующим кафедрой национальных и международных отношений РАГС.
И конечно столько значимый эксперт не может не заниматься написанием статей. База у него, разумеется, советская: дружба народов, не допустить буржуазного русского фашизма и т. д., но и конъюнктуру он четко понимает, что хорошо видно по его работам. Вот статьи советского времени: «Воспитание чувства интернационализма», «Формирование интернационалистского сознания». Вот статьи 90-х: «Реализация принципов федерализма».
Правда, в 90-х статей и монографий мало — министерская работа мешала. Но и современные тренды автор хорошо угадывает: «Стратегия государственной национальной политики в контексте формирования Евразийского союза»; «Этнополитический экстремизм — угроза безопасности государства и гражданина»; «Евразийство: истоки, концепция, реальность»; «Назарбаев как теоретик и практик евразийства»; «Российская нация и общественное развитие России в современных условиях» и т. д.
Очевидно, что будущая российская нация будет строиться по наработкам советской. Это когда большинство русских считают себя советскими, а большинство грузин, узбеков, чеченцев и латышей в первую очередь считают себя грузинами, узбеками, чеченцами и латышами. Именно это позволило им при распаде СССР оформить себе национальные государства и продолжить получать дань с Москвы (за исключением разве что латышей).
Они всё забыли и ничему не научились. Как говорится, до встречи в СССР 2.0.

http://sputnikipogrom.com/news/61448/the-rossians/#.WBjfQx-hpBe