Автор Тема: Кулаки  (Прочитано 7905 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17465
    • Просмотр профиля
Кулаки
« : Февраль 18, 2013, 05:08:43 pm »
Кто такие кулаки?
http://za-kaddafi.org/node/15947
 
Настоящий разговор пойдёт о кулаках и о таком явлении как кулачество.

Откуда взялось само слово «кулак». Версий существует множество. Одна из наиболее распространённых сегодня версий – кулак, это крепкий хозяйственник, который держит всё своё хозяйство в кулаке. Но вначале ХХ века больше была распространена другая версия.
Одним из основных способов обогащения кулака – дача денег или зерна в рост. То есть: кулак даёт деньги своим односельчанам, или даёт зерно, посевной фонд бедным односельчанам. Даёт с процентами, довольно приличными. За счёт этого он этих односельчан разоряет, за счёт этого он становится богаче.
Как этот кулак получал свои деньги или зерно обратно? Вот он дал, допустим, зерно в рост – это происходит, например, в Советском Союзе в 20-е годы, то есть до раскулачивания. Заниматься такой деятельностью по закону кулак не имеет право, то есть никакого ростовщичества для частных лиц, никакой кредитной практики не предусматривалось. Получается, что он занимался деятельностью, которая, по сути, была противозаконной. Можно конечно предположить, что он обращался в советский суд, с просьбой чтобы с должника взыскали его задолженность. Но скорее всего, происходило иначе, то есть шло банальное выбивание того, что должник должен. Именно крайне жёсткая политика с выбиванием долгов и дала кулакам их название.
Итак, кто такие кулаки?
Распространённое мнение, что это наиболее трудолюбивые крестьяне, которые, стали более богато жить за счёт своего героического труда, за счёт большего умения и трудолюбия. Однако кулаками называли не тех, кто более богат, кто более сытно живёт. Кулаками называли тех, кто использовал труд батраков, то есть наёмный труд, и тех, кто занимался ростовщичеством на деревне. То есть кулак – это человек, который даёт деньги в рост, скупает земли своих односельчан, и постепенно обезземеливая их, используют их в качестве наёмной рабочей силы.
Кулаки появились задолго до революции, и в принципе это был достаточно объективный процесс. То есть с улучшением системы обработки земли самым нормальным объективным явлением является увеличение земельных участков. Более крупное поле проще обработать, оно получается более дешёвым в обработке. Крупные поля можно обрабатывать техникой – обработка каждой отдельной десятины получается дешевле, и соответственно такие хозяйства более конкурентоспособны.
Через увеличение величины земельных наделов проходили все страны, которые переходили из аграрной в индустриальную фазу. Это хорошо видно на примере американских фермеров, который сегодня в Соединённых Штатах немного, но поля, которых простираются далеко за горизонты. При этом имеются в виду поля каждого отдельного фермера. Поэтому укрупнение земельных участков факт не только естественный, но даже необходимый. В Европе этот процесс назывался пауперизацией: с земли сгонялись малоземельные крестьяне, земля скупалась и переходила во владения лендлордов либо богатых крестьян.
А что происходило с бедными крестьянами? Обычно их вытесняли в города, где они или шли в армию, во флот, в той же самой Англии, или устраивались работать на предприятия; или нищенствовали, грабили, умирали с голоду. Для борьбы с этим явлением в Англии были введены в своё время законы против бедных.
И подобный процесс начался в Советском Союзе. Начался он после гражданской войны, когда был произведён передел земли по количеству едоков, но при этом земля находилась в полном пользовании крестьян, то есть крестьянин мог землю продать, заложить, подарить. Этим и воспользовались кулаки. Для Советского Союза сама ситуация с переходом земли к кулакам была мало приемлема, так как была связана исключительно с эксплуатацией одних крестьян другими крестьянами.
Существует мнение, что кулаков раскулачивали по принципу – есть лошадь, значит, зажиточный, значит кулак. Это не так. Дело в том, что наличие средств производства подразумевает и то, что на них должен кто-то работать. Допустим, если в хозяйстве 1-2 лошади, которые используются как тяговая сила – это ясно, что крестьянин может работать сам. Если в хозяйстве есть 5-10 лошадей, как тяговая сила, ясно, что сам крестьянин на этом работать не может, что он обязательно должен кого-то нанимать, кто будет использовать этих лошадей.
Критериев определения кулака было всего два. Как я уже говорил – это занятие ростовщической деятельности и использование наёмного труда. Другое дело, что по косвенным признакам – например, наличие большого количества лошадей или большого количества техники – можно было определить, что этот кулак действительно используют наёмный труд.
И возникла необходимость определить, какой будет дальнейший путь развития села. То, что укрупнять хозяйства необходимо – было совершенно очевидно. Однако путь, идущий через пауперизацию (через разорение бедных крестьян и вытеснение их из деревни, либо превращение их в наёмную рабочую силу), он был на самом деле очень болезненным очень долгим и сулил действительно большие жертвы; пример с Англией.
Второй путь, который рассматривался, – это избавиться от кулаков и провести коллективизацию сельского хозяйства. Хотя в руководстве Советского Союза были сторонники обеих вариантов, победили те, кто выступал за коллективизацию. Соответственно, кулачество, которое являлось именно конкуренцией колхозам, должно было быть ликвидировано. Было принято решение провести раскулачивание кулаков, как социально чуждых элементов, а их имущество передать создающимся колхозам.
Какие были масштабы этого раскулачивания? Конечно, раскулачено было очень много крестьян. В общей сложности раскулачиванию подверглось более 2-х миллионов человек – это почти полмиллиона семей. При этом раскулачивание шло по трём категориям: первая категория – это те, кто оказывал сопротивление советской власти с оружием в руках, то есть организаторы и участники восстаний, террористических актов. Вторая категория – это прочий кулацкий актив, то есть люди, которые выступали против советской власти, боролись против неё, но пассивно, то есть, не используя оружие. И, наконец-таки, третья категория – это просто кулаки.
В чём было различие между категориями? Кулаками относящихся к первой категории занимались «тройки ОГПУ», то есть часть из этих кулаков была расстреляны, часть из этих кулаков была отправлена в лагеря. Вторая категория – это семьи кулаков первой категории, и кулаки и их семьи по второй категории. Они подвергались высылке в отдалённые места Советского Союза. Третья категория – так же подлежали высылке, но высылке в пределах того региона где они жили. Это как допустим в Московской области, выселить из окрестности Москвы на окраину области. Всех этих трёх категорий набиралось более 2-х миллионов человек с членами семей.
Много это или мало? На самом деле, статистически, это получается где-то одна кулацкая семья на одну деревню, то есть одна деревня – один кулак. В некоторых деревнях, конечно, выселяли по несколько семей кулаков, но это лишь означает, что в других деревнях кулаков не оказывалось вообще, их не было.
И вот выселили больше 2-х миллионов кулаков. Куда их выселяли? Есть мнение, что выселяли в Сибирь, выбрасывали чуть ли не в снег, без имущества, без еды, без ничего, на верную погибель. На самом деле это тоже не соответствует действительности. Большинство кулаков действительно, которые выселялись в другие регионы страны, они выселялись в Сибирь. Но они использовались в качестве так называемых трудопоселенцев – они строили новые города. Например, когда речь идёт о героических строителях Магнитки и речь идёт о раскулаченных выселенных в Сибирь, зачастую речь идёт об одних и тех же людях. И лучшим примером тому служит семья первого президента Российской Федерации. Дело в том, что его отец был как раз раскулаченным, а дальнейшая его карьера сложилась в Свердловске, бригадиром.
Какие страшные репрессии применялись против кулаков? Но здесь вполне очевидно, раз он стал бригадиром среди рабочих, то наверное репрессии были не очень жестокие. Поражение в правах тоже, как сказать, если учесть, что сын кулака стал впоследствии Первым секретарём свердловского Обкома партии.
Разумеется, при раскулачивании были достаточно многочисленные перекосы, то есть иногда была действительно ситуация, когда середняков пытались объявить кулаками. Были моменты, когда умудрялись кого-нибудь оклеветать завистливые соседи, но такие случаи были единичными. Собственно, жители деревни сами определяли, кто у них в деревне кулак и от кого нужно избавиться. Понятно, что справедливость здесь торжествовала не всегда, но решение о том, кто такие кулаки, принималось не сверху, не советской властью, оно принималось самими односельчанами. Определялось по спискам, представленными комбедами, то есть жителями этого самого села, и решалось, кто конкретно кулак и что с ним дальше делать. Сельчане определяли и категорию, к которой будет отнесён кулак: злостный это кулак или скажем так просто мироед.
Более того, проблема кулаков существовала и в Российской Империи, где богатые крестьяне умудрялись подмять под себя село. Хотя сельская община сама по себе от роста кулаческого землевладения отчасти защищала, и кулаки стали в основном нарождаться после Столыпинской реформы, когда некоторые становились богатыми, фактически скупали все земли своих односельчан, заставляли односельчан на себя работать, становились крупными продавцами хлеба, по сути, становились уже буржуазией.
Была и другая картина, когда те же самые односельчане, объявив кулака мироедом, благополучно топили его в ближайшем пруду, потому что на самом деле все богатство кулака строится на том, что он сумел отнять у своих односельчан. Дело в том, что как бы хорошо ни работали люди на селе… почему нельзя допустим трудолюбивому середняку стать кулаком? Его богатство ограничено размером его земельного надела. Пока он пользуется той землёй, которую его семья получила по принципу раздела по числу едоков, много богатства этот крестьянин получить не сможет, потому что урожайность на полях вполне ограничена. Хорошо работает, плохо работает, сравнительно небольшое поле приводит к тому, что крестьянин остаётся достаточно бедным. Для того чтобы крестьянин стал богатым он должен что-то забрать у других крестьян, то есть это идёт именно вытеснение и обезземеливание своих односельчан.
 
Если говорить о "страшных репрессиях" против кулаков и их детей, то есть очень хорошее постановление Совета Народных Комиссаров СССР, где сказано: «Детям спецпереселенцев и ссыльных при достижении ими шестнадцатилетнего возраста, если они ни чем не опорочены, паспорта выдавать на общих основаниях и не чинить им препятствий к выезду на учёбу или на работу». Дата этого постановления 22 октября 1938 года.
Собственно альтернативным путём постепенному укрупнению хозяйств за счёт пауперизации оказалась коллективизация. Крестьяне в тех сёлах, где уже не осталось никаких кулаков, постепенно сводились в колхозы (кстати, чаще всего, вполне, себе добровольно) и получалось, что на одну деревню имеется общее поле, достаточно обширное, на которое выделялась техника, с помощью которой это поле и обрабатывалось. По сути, жертвами коллективизации оказались только кулаки. И кулаки, как бы многочисленны не были жертвы, составляли менее 2% от всего сельского населения Советского Союза. Как я уже говорил ранее – это где-то одна семья на одно довольно большое село.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17465
    • Просмотр профиля
Re: Кулаки
« Ответ #1 : Июнь 10, 2013, 02:00:33 pm »
Добрый кулак


   
«Если не будет богатых, кто подаст милостыню бедному и даст ему работу?» ©

Оригинал взят у historian30h в Добрый кулак

У френда возник вопрос, помогали ли крестьяне друг другу в период голодовок?

По этой теме я как раз на днях переписал показательную заметку из «Саратовского вестника» от 20 ноября 1910 года:

«РЕДКИЕ ПОХОРОНЫ

На днях в селе Вязовка, Аткарского уезда, скончался зажиточный крестьянин Василий Парфенов Щербаков. Человек в высшей степени отзывчивый и рассудительный, он был одним из популярнейших жителей села. В минувшие неурожайные годы целая сотня семейств поддерживала свое существование только благодаря щедрости В.П.

Нет ли у кого семян при наступлении посева — бежит к В.П.; падет ли у кого лошадь в самую рабочую пору — идет к В.П.; не достанется у кого хлеба — стучится к В.П.; нужно ли кому женить сына — тоже бежит к В.П.; и т. д. и т. д.

И никому не было отказа от этого благороднейшего человека, потому что он знал, что крестьянину дорог момент нередко оставался сам с какими-нибудь 50-100 руб., но отказывать не решался.

И так бедняки сельчане привыкли было не отчаиваться в трудные минуты своей жизни, памятуя доброту и отзывчивость В.П., что были убиты известием о его смерти и не верили...

Целый день царило в селе уныние и во многих домах раздавался плач. И вот они, осиротелые, шли за гробом покойного. Каждый искренне желал отдать последний долг своему благодетелю. Пока донесли гроб от дома до кладбища, пришлось отслужить десятки литий. Чувствовалось, что оплакивают действительно что то дорогое, близкое...

Да, жаль, таких людей: деревня в них очень нуждается».


Сегодня мы привыкли к заказным статьям такого рода в прессе, написать о ком-то доброе слово бесплатно ни один журналист задницу не оторвет. Но допустим корреспондент данный материал отправил честно и бесплатно. В конце концов эпоха требовала привлекать внимание к благотворительности новой буржуазии так же, как последующая эпоха требовала показывать подвиги коммунистов.

На этот раз я не стану анализировать этот документ сам. Меня обвинили вчера, что я передергиваю. Вы сейчас проанализируете эту заметку самостоятельно, ответив, как в школе, на мои наводящие вопросы:


1)Насколько стабильно и благополучно было положение крестьян этого аткарского села? Случались ли неурожаи? Приходилось ли голодать?

2)Сколько бедных крестьянских семей приходилось на одного зажиточного и щедрого Щербакова?

3)В голодные годы оказывалась ли помощь голодающим кроме помощи Щербакова?

4)Насколько типична была фигура благодетеля-кулака?

Очень прошу свои ответы опубликовать в комментариях, дабы двоечники могли посмотреть на ответы отличников))


Из комментариев:

http://historian30h.livejournal.com/49882.html?thread=1066458#t1066458

Никогда не слышала, чтобы бедняки про кулаков как про благодетелей рассуждали. Слышала много раз, как говорили: а нас (моего отца, деда, прадеда, знакомого) раскулачили, а мы были такие хорошие, такие хорошие; но вот историй типа "у нас в селе был такой клевый кулак, такой хороший, а его взяли и раскулачили, гады" никогда.

http://pyhalov.livejournal.com/220140.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17465
    • Просмотр профиля
Re: Кулаки
« Ответ #2 : Сентябрь 29, 2013, 06:25:13 pm »
Так чем же отличались кулаки от зажиточного крестьянина?

Елена Прудникова, писатель-историк, сценарист


Елена Прудникова
Фото из личного архива

Двоюродные братья историков — физики — любую дискуссию начинают со слов «договоримся о терминах». Историки прекрасно обходятся без этого. А жаль. Иногда бы стоило. Вот, например, кто такой кулак? Ну, тут и думать нечего: это «справный», трудолюбивый хозяин, безжалостно разоренный и уничтоженный машиной сталинской коллективизации. Да, но за каким лешим машине коллективизации уничтожать «справного» хозяина, который ей не конкурент и не помеха? Хозяйствует он на своих десяти-двадцати десятинах обочь колхоза — и пусть себе хозяйствует, а хочет — идет в колхоз. Зачем его разорять?

Не иначе, как из инфернальной злобы — ибо экономического ответа здесь нет. Его и не будет, потому что в директивах власти СССР постоянно повторяли: не путать кулаков и зажиточных крестьян! Стало быть, разница между ними имелась, причем видная невооруженным глазом.

Так что же видел невооруженный глаз полуграмотного уездного секретаря такого, чего не видно нынешнему остепенному историку?

Давайте вспомним школьный марксизм — те, кто еще успел поучиться в советской школе. Как определяется класс? И память на автомате выдает: отношением к средствам производства. Чем отношение к средствам производства справного хозяина отличается от отношения середняка? Да ничем! А кулака?

Ну, раз его собирались уничтожить «как класс», стало быть, он являлся классом, и это отношение как-то отличалось.


Вечно напутают эти горожане!

Так кто же такие кулаки?

Этот вопрос заботил и советское руководство. Например, Каменев в 1925 году утверждал, что кулацким является любое хозяйство, имеющее свыше 10 десятин посева. Но 10 десятин в Псковской области и в Сибири — это совершенно разные участки. Кроме того, 10 десятин на семью из пяти человек и из пятнадцати — это тоже две большие разницы.

Молотов, отвечавший в ЦК за работу в деревне, в 1927 году относил к кулакам крестьян, арендующих землю и нанимающих сроковых (в отличие от сезонных) рабочих. Но арендовать землю и нанимать рабочих мог и середняк — особенно первое.

Предсовнаркома Рыков к кулацким относил хорошо обеспеченные хозяйства, применяющие наемный труд, и владельцев сельских промышленных заведений. Это уже ближе, но как-то все расплывчато. Почему бы крепкому трудовому хозяину не иметь, например, мельницу или маслобойню?

Что объединяет Каменева, Молотова и Рыкова? Только одно: все трое — урожденные горожане. А вот «всесоюзный староста» Михаил Иванович Калинин, по происхождению крестьянин, дает совершенно другое определение. На заседании Политбюро, посвященном кооперации, он говорил: «Кулаком является не владелец вообще имущества, а использующий кулачески это имущество, т.е. ростовщически эксплуатирующий местное население, отдающий в рост капитал, использующий средства под ростовщические проценты».

Неожиданный поворот, не так ли? И Калинин в таком подходе не одинок. Нарком земледелия А.П.Смирнов еще в 1925 году писал в «Правде», которая служила основным практическим, корректирующим руководством для местных деятелей: «Мы должны в зажиточной части деревни ясно разграничить два типа хозяйства. Первый тип зажиточного хозяйства чисто ростовщический, занимающийся эксплуатацией маломощных хозяйств не только в процессе производства (батрачество), а главным образом путем всякого рода кабальных сделок, путем деревенской мелкой торговли и посредничества, всех видов "дружеского" кредита с "божескими" процентами. Второй тип зажиточного хозяйства — это крепкое трудовое хозяйство, стремящееся максимально укрепить себя в производственном отношении…»

Вот это уже совсем другое дело! Не только и не столько эксплуататор батраков, но деревенский мелкий торговец, посредник в сделках и, главное — ростовщик.

Сельское ростовщичество — явление совершенно особое. Деньги в рост на селе практически не давали. Там была принята система натурального ростовщичества — расчет по кредитам шел хлебом, собственным трудом или какими-либо услугами. (Забегая вперед: именно поэтому так называемые «подкулачники» — «группа влияния» кулака — это, в основном, беднота.) И в любой деревне все жители отлично знали, кто просто дает в долг (даже и под процент, коли придется), а кто сделал это промыслом, на котором богатеет.


Технология мироедства

Яркая картина такого промысла нарисована в письме в журнал «Красная деревня» некоего крестьянина Филиппа Овсеенко.  Начинает он, впрочем, так, что не подкопаешься.

«…Про кулака кричат, что он такой-сякой, но только как не вертись, а кулак всегда оказывается и запасливым, и старательным, и налоги больше других платит. Кричат, что, мол, крестьяне не должны пользоваться чужим трудом, нанимать работника. Но на это я должен возразить, что это совсем неправильно. Ведь для того, чтобы сельское хозяйство нашему государству поднять, умножить крестьянское добро, надо засевы увеличить. А это могут сделать только хозяева зажиточные… И что у крестьянина есть работник, из этого только государству польза и потому оно таких зажиточных должно в первую голову поддержать, потому они — опора государства. Да и работника тоже жалко, ведь если ему работу не дать, ее не найти, а и так много безработных. А при хозяйстве ему хорошо. Кто даст в деревне работу безработному, либо весной кто прокормит соседа с семьей».

Узнаете аргументацию? Риторика «социального партнерства» за 90 лет почти не изменилась. Но это, впрочем, только присказка, а вот и сказка началась — о том, как именно добрый человек соседа с семьей кормит...

«Есть много и других горе-горьких крестьян: либо лошади нет, либо засеять нечем. И их мы тоже выручаем, ведь сказано, что люби ближних своих, как братьев. Одному лошадку на день дашь, либо пахать, либо в лес съездить, другому семена отсыпешь. Да ведь даром-то нельзя давать, ведь нам с неба не валится добро. Нажито оно своим трудом. Другой раз и рад бы не дать, да придет, прям причитает: выручи, мол, на тебя надежда. Ну, дашь семена, а потом снимаешь исполу половинку — это за свои-то семена. Да еще на сходе кулаком назовут, либо эксплуататором (вот тоже словечко). Это за то, что доброе христианское дело сделаешь…»

Исполу — это за половину урожая. При урожайности в 50 пудов с десятины  получается, что «благодетель» дает ближнему своему семена взаймы из расчета 100 % за три месяца, в 35 пудов — 50%. Бальзаковский Гобсек от зависти удавился бы. Он, кстати, еще не упомянул, что берет за лошадь. А за лошадь полагалась отработка — где три дня, а где и неделя за день. Христос, если мне память не изменяет, вроде бы как-то иначе учил…

«Выходит иначе: другой бьется, бьется и бросит землю, либо в аренду сдаст. Каждый год ему не обработать. То семена съест, то плуга нет, то еще что-нибудь. Придет и просит хлеба. Землю, конечно, возьмешь под себя, ее тебе за долги обработают соседи и урожай с нее снимешь. А хозяину старому что ж? Что посеял, то и пожнешь. Кто не трудится — тот не ест. И притом сам добровольно землю отдал в аренду в трезвом виде. Ведь опять не возьми ее в аренду, она бы не разработана была, государству прямой убыток. А так я опять выручил — посеял ее, значит мне за это должны быть благодарны.  Да только где там! За такие труды меня еще и шельмуют... Пусть все знают, что кулак своим трудом живет, свое хозяйство ведет, соседей выручает и на нем, можно сказать, государство держится. Пусть не будет в деревне названия «кулак», потому что кулак — это самый трудолюбивый крестьянин, от которого нет вреда, кроме пользы, и эту пользу получают и окружные крестьяне и само государство».

Из этого душещипательного письма ясно, почему крестьяне зовут кулака мироедом. В нем, как в учебнике, расписана почти вся схема внутридеревенской эксплуатации. Весной, когда в бедных хозяйствах не остается хлеба, наступает время ростовщика. За мешок зерна на пропитание голодающего семейства бедняк в августе отдаст два мешка. За семенной хлеб — половину урожая. Лошадь на день — несколько дней (до недели) отработки. Весной за долги или за пару мешков зерна кулак берет у безлошадного соседа его надел, другие соседи за долги это поле обрабатывают, а урожай целиком отходит «доброму хозяину». За экономической властью над соседями следует и политическая власть: на сельском сходе кулак автоматически может рассчитывать на поддержку всех своих должников, проходит в сельский совет сам или проводит туда своих людей и так делается подлинным хозяином села, на которого теперь уже никакой управы нет.

Ну, вот это — совсем другое дело. Это уже класс, который свои средства производства использует совсем не так, как середняк. И вот вопрос: останется ли такой «благодетель» равнодушным к колхозу, который кооперирует бедную часть села, вышибая тем самым из-под него кормовую базу?


Жадность сгубила

Еще одна «классовая» примета кулака — его специфическое участие в хлебной торговле. Накапливая у себя большие массы хлеба, кулаки совершенно не выпускали их на рынок, сознательно взвинчивая цены. В тех условиях это была фактически работа по организации голода, так что 107-я статья по таким гражданам просто плакала.

…В январе 1928 года, в самый разгар «хлебной войны», члены Политбюро разъехались по стране, руководить хлебозаготовками. 15 января Сталин отправился в Сибирь. Вот что он говорил в выступлениях перед партийными и советскими работниками: «Вы говорите, что план хлебозаготовок напряженный, что он невыполним. Почему невыполним, откуда вы это взяли? Разве это не факт, что урожай у вас в этом году действительно небывалый? Разве это не факт, что план хлебозаготовок в этом году по Сибири почти такой же, как в прошлом году?»

Обратите внимание: жалоба на невыполнимость планов — это, похоже, лейтмотив всех хлебозаготовительных кампаний. Причина понятна: пожалуешься, авось план и скостят.

«…Вы говорите, что кулаки не хотят сдавать хлеба, что они ждут повышения цен и предпочитают вести разнузданную спекуляцию. Это верно. Но кулаки ждут не просто повышения цен, а требуют повышения цен втрое в сравнении с государственными ценами. Думаете ли вы, что можно удовлетворить кулаков? Беднота и значительная часть середняков уже сдали государству хлеб по государственным ценам. Можно ли допустить, чтобы государство платило втрое дороже за хлеб кулакам, чем бедноте и середнякам?»

Сейчас такие действия караются в соответствии с антимонопольным законодательством, и никто почему-то не жалуется. Может быть, дело в аллергии на термины? 

«…Если кулаки ведут разнузданную спекуляцию на хлебных ценах, почему вы не привлекаете их за спекуляцию? Разве вы не знаете, что существует закон против спекуляции — 107 статья Уголовного Кодекса РСФСР, в силу которой виновные в спекуляции привлекаются к судебной ответственности, а товар конфискуется в пользу государства? Почему вы не применяете этот закон против спекулянтов по хлебу? Неужели вы боитесь нарушить спокойствие господ кулаков?!..

Вы говорите, что ваши прокурорские и судебные власти не готовы к этому делу… Я видел несколько десятков представителей вашей прокурорской и судебной власти. Почти все они живут у кулаков, состоят у кулаков в нахлебниках и, конечно, стараются жить в мире с кулаками. На мой вопрос они ответили, что у кулаков на квартире чище и кормят лучше. Понятно, что от таких представителей прокурорской и судебной власти нельзя ждать чего-либо путного и полезного для Советского государства…»

Вот и нам тоже так кажется почему-то…

«Предлагаю:

а) потребовать от кулаков немедленной сдачи всех излишков хлеба по государственным ценам;

б) в случае отказа кулаков подчиниться закону — привлечь их к судебной ответственности по 107 статье Уголовного Кодекса РСФСР и конфисковать у них хлебные излишки в пользу государства с тем, чтобы 25% конфискованного хлеба было распределено среди бедноты и маломощных середняков по низким государственным ценам или в порядке долгосрочного кредита».

Тогда же, в январе, Сибирский крайком постановил: дела по ст. 107 расследовать в чрезвычайном порядке, выездными сессиями народных судов в 24 часа, приговоры выносить в течение трех суток без участия защиты. На том же заседании было принято решение о выпуске циркуляра краевого суда, краевого прокурора и полпреда ОГПУ, который, в частности, запрещал судьям выносить оправдательные или условные приговоры по 107-й статье.

Определенным «смягчающим обстоятельством» для властей может служить лишь уровень коррупции — без циркуляра прикормленные правоохранители вообще бы ничего делать не стали. Кроме того, 107-я статья начинала применяться, когда размер товарных излишков в хозяйстве превышал 2000 пудов. Как-то трудновато представить себе возможность следственной или судебной ошибки в случае, если в амбаре у хозяина находится 32 тонны хлеба. Что, складывали по зернышку и не заметили, как накопилось? Даже с учетом того, что впоследствии этот размер был снижен — в среднем конфискации составили 886 пудов (14,5 тонн) — все равно трудно.

Впрочем, учитывая пустячный срок лишения свободы по 107-й статье — до одного года (вообще-то до трех, но это в случае сговора торговцев, а ты попробуй-ка этот сговор докажи), основной мерой наказания являлась как раз конфискация излишков. Не хотели продавать хлеб — отдадите даром.


Откуда столько хлеба?

Как видим, ничего необычного в этом нет. В чрезвычайных ситуациях даже самые рыночные из рыночных государств наступают на горло собственной песне и вводят законы против спекуляции — если не хотят, чтобы их население в массовом порядке умирало с голоду. На практике проблема решается просто: если правительство любит взятки больше, чем боится голодных бунтов — законы не вводятся, если мало дают или  страшно — вводятся. Даже Временное правительство, коррумпированное до последнего предела, и то попыталось реализовать хлебную монополию — правда, не сумело. А большевистский Совнарком сумел — собственно, в этом вся разница и отсюда вся обида на них «братьев-социалистов» по части аграрной политики.

Но вернемся к нашим кулакам. Давайте немного посчитаем. При урожайности в 50 пудов с десятины 800 пудов — это 18 десятин. Плюс к тому еще собственное потребление хозяев, прокорм батраков и скота, семенной фонд — что при крупном хозяйстве потянет десятин, скажем, на семь. Итого — 25 десятин. В 1928 году наделы в 25 десятин и выше имели всего 34 тыс. хозяйств — меньше, чем по одному на деревню. А кулацкими признавались около 3% хозяйств, т.е. 750 тыс. И ведь многие имели не 800 пудов, а тысячи, а то и десятки тысяч. Откуда, интересно, взял Сталин цифру, которую назвал в Сибири? «Посмотрите на кулацкие хозяйства: там амбары и сараи полны хлеба, хлеб лежит под навесами ввиду недостатка мест хранения, в кулацких хозяйствах имеются хлебные излишки по 50-60 тысяч пудов на каждое хозяйство, не считая запасов на семена, продовольствие, на корм скоту...»  Где он нашел хозяйства с такими запасами? На Дону, в Терском крае, на Кубани? Или это поэтическое преувеличение? Но даже если уменьшить озвученную им цифру на порядок, все равно получается по 5-6 тыс. пудов.

Но тут важнее другой вопрос. Даже если речь идет о 800 пудах — откуда столько хлеба? С собственного поля? Не было в СССР такого количества таких полей. Так откуда?

Ответ, в общем-то, лежит на поверхности. Во-первых, не стоит забывать о натуральном ростовщичестве, которым была опутана деревня. Все эти «благодарности», отдача долгов «исполу», аренда земли и отработка за долги, мешок за мешком, ложились в амбары сотнями и тысячами пудов. А во-вторых, давайте задумаемся: как в деревне проходила продажа зерна? Это хорошо, если ярмарка расположена на краю села, так что свои несколько мешков туда можно отнести на горбу. А если нет? И лошади тоже нет, так что и вывезти не на чем? Впрочем, пусть даже и есть сивка — так охота ли гонять ее за десятки верст с десятью пудами? А деньги между тем нужны — налог заплатить, да и купить хоть что-то, да надо.

Между маломощным крестьянином и рынком обязан существовать деревенский скупщик зерна — тот, который, в свою очередь, будет иметь дело с городским оптовиком. В зависимости от сочетания жадности и деловитости он может давать односельчанам или чуть больше, или чуть меньше государственной цены — так, чтобы эта копейка не заставила неимущего крестьянина ехать на базар или на ссыппункт.

Деревенский кулак просто не мог не быть скупщиком хлеба — разве можно упускать такой доход. Впрочем, он таковым и был.  Процитируем снова донесение ОГПУ — всевидящего ока советского правительства: «Нижне-Волжский край. В Лысогорском районе Саратовского округа кулаки и зажиточные занимаются систематической спекуляцией хлебом. Кулаки в с. Б.-Копны скупают у крестьян хлеб и вывозят большими партиями в г. Саратов. Для того, чтобы смолоть хлеб вне очереди, кулаки спаивают работников и заведующего мельницей.

Северо-Кавказский край. В ряде мест Кущевского и Мясниковского районов (Донского округа) отмечается массовый помол зерна на муку. Часть хлеборобов занимается систематическим вывозом и продажей муки на городском рынке… Цены на пшеницу доходят до 3 руб. за пуд. Зажиточные и крепкое кулачество, скупая на месте по 200-300 пуд. хлеба, перемалывают его на муку и увозят на подводах в другие районы, где продают по 6–7 руб. за пуд.

Украина. Кулак хут. Новоселовки (Роменский округ) скупает хлеб при посредстве трех бедняков, которые под видом скупки хлеба для личного потребления заготавливают для него зерно. Кулак закупленное зерно перемалывает на муку и продает на базаре.

Белоцерковский округ. В Фастовском и Мироновском районах кулаки организовали свою агентуру по скупке хлеба, которая заготавливает для них хлеб в окружающих селениях и ближайших районах».

Как видим, на деревенском уровне частник-оптовик и кулак — это один и тот же персонаж, естественный посредник между производителем и рынком.  По сути, кулак и нэпман — два звена одной цепи, и интересы у них совершенно одни и те же: подгрести под себя рынок, не пустить туда других игроков, и в первую очередь — государство.

Беда была не только в том, что сами кулаки играли на повышение цен, но еще больше в том, что они вели за собой других крестьян. В высоких хлебных ценах были заинтересованы все, кто хоть что-то вывозил на рынок, и к бойкоту госпоставок присоединялись середняки, которых привлечь по статье 107 нельзя — если применять ее к тем, у кого в амбаре не тысяча, а сотня пудов, то почему бы сразу не начать поголовную реквизицию?

В то же время почти половина хозяйств в стране была настолько слаба, что не могла прокормиться своим хлебом до нового урожая. Высокие цены этих крестьян напрочь разоряли, и они повисали на шее государства. Таким образом, при вольном рынке государство дважды спонсировало торговцев — сперва покупая у них хлеб по высоким, установленным ими же ценам, а потом снабжая дешевым хлебом разоренных этими же хлеботорговцами бедняков. Если в стране существует мощное торговое лобби, оплачивающее политиков, эта перекачка может продолжаться вечно, но нэпманам слабо было купить членов Политбюро. Проще убить...


* * *


Все эти проблемы — и мироедство, и взвинчивание цен — в ходе задуманной большевиками аграрной реформы решались экономически, причем довольно быстро. Если учесть вектор развития, то становится ясно, что колхозы, обеспеченные государственными льготами и государственной поддержкой, имеют все шансы за считанные годы превратиться в достаточно культурные хозяйства с вполне приличной товарностью (уже в начале 30-х годов план хлебозаготовок для них устанавливался в объеме примерно 30-35% валового сбора). И что из этого следует? А следует из этого то, что если коллективизировано будет не 5%, а 50% хозяйств, то частники попросту потеряют возможность не то что играть на рынке, а вообще влиять на него — госпоставки колхозов будут покрывать все потребности страны. А с учетом того, что в СССР хлеб населению продавался по очень низким ценам, смысл заниматься хлеботорговлей пропадет напрочь.

Кулак же, лишенный, с одной стороны, выкачиваемого у бедноты за долги хлеба, а с другой — возможности влиять на цены, может торговать продукцией своего хозяйства, как хочет и где хочет. Поставленный в положение не крупного, а мелкого сельского хозяина, он из своей экономической ниши-каморки, ничего ни определить, ни решить не сможет.

Чисто риторический вопрос: смирятся ли безропотно нэпман и кулак с такими планами властей?

Об этом — в следующем материале…

Источник: http://expert.ru/2012/05/12/kulachestvo-kak-klass/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17465
    • Просмотр профиля
Re: Кулаки
« Ответ #3 : Ноябрь 09, 2013, 01:33:58 pm »
Миф о крепком хозяине



Взято здесь http://fleri-a.livejournal.com/556480.html

В Ярославской областной библиотеке им. Некрасова хранится 39 выпусков земской статистики, которая наглядно характеризует состояние производительных сил в сельском хозяйстве Ярославской губернии в конце XIX и начале XX века. Перед началом реформ Столыпина надворная перепись 1902 г. свидетельствует, что безлошадных крестьянских хозяйств в Ярославской губернии было 35,2%, а без наделов земли было уже 7,3% хозяйств. Последняя цифра говорит о полном разорении крестьянского двора. В 1902 г. на отхожие промыслы ушло 202 тыс. крестьян, в основном это было мужское население – именно такое количество паспортов было выдано. Такая цифра говорит о том, что фактически 25%  крестьянских хозяйств не справлялись с нуждой, не могли прокормиться на земле. Общая доходность десятины (1,09 га) составляла всего 4 рубля.
Какой образ рисовала вся демократическая пресса в отношении бедняка – лентяй, пропойца, не хотел и не умел работать. Не забыли еще эти демократические побасенки? Получается, что в Ярославской губернии среди крестьян таковых было – каждый третий! Но в кого превращался любой справный хозяин, если у него градом побило посевы, заморозило ранними заморозками лен, снесло наводнением заготовленное сено? А градобития, ранние заморозки, наводнения в Ярославской губернии (до строительства Рыбинского водохранилища) были ежегодными. Об этом тоже есть сведения в земских справочниках-опросниках. Еще более тяжелые условия по подворной переписи 1902 г. были в Рыбинском уезде. Безлошадных крестьянских хозяйств – 5073 двора (41%), с одной лошадью – 6691 двор (54%), с двумя – 374 двора (3,1%), с тремя и более – 68 дворов.
А вот далее я стану называть цифры, от которых должно стать стыдно тем, кто посмел называть крестьян-бедняков лентяями.
Стыдно было и мне, потому что целых два года, пока не стала учиться в ВЗФЭИ и не освоила статистику, я тоже пребывала с промытыми демократической прессой мозгами. Вдумайся, читатель, в эти цифры! Без земельных наделов в Рыбинском уезде в 1902 г. было 10% хозяйств, а не сеяли хлеб всего 7% хозяйств. Это же получается, что и безлошадные, и даже безнадельные крестьяне старались посеять хлеб?! Следовательно, как минимум 3% крестьян арендовали чужую землю и работали на чужой лошади, чтоб только посеять хлеб. А 38% крестьян арендовали чужую лошадку, чтоб посеять хлеб на своих десятинах земли! И как после этого какая-то оранжево-белоленточная либеральная публика смеет поганить трудягу-крестьянина, обвиняя его в лени?!
А дальнейшие цифры еще более укрепят вас, читатель, в мысли, что наше крестьянство вгрызалось в земельку до последнего и работало до седьмого пота. В том же Рыбинском уезде сделали перепись о размерах засеваемых наделов. Засевали: до одной десятины – 24% хозяйств; от 1 до 2 десятин – 33%; от 2 до 3 десятин – 19%; от 3 до 6 десятин – 12%.

А теперь попытаемся представить себе положение крестьянина без надела. За аренду земли он отдавал иногда половину урожая. А за аренду чужой лошади что он мог отдать? Только свой труд! И потому за чужую лошадку приходилось потрудиться в хозяйстве «крепкого хозяина».
Чтобы выявить уровень обеспеченности хлебом, в том же Рыбинском уезде было обследовано 3339 хозяйств. Большинству крестьянских хозяйств выращенного на собственном наделе хлеба хватало на 7 месяцев, то есть до Пасхи. Получается, что у крестьянина и с наделом, и с собственной лошадкой хлеба тоже не хватало. И только 10% крестьян обходились без покупного хлеба. Вот те самые «крепкие хозяева». Но вот только ли своим трудом они пахали, сеяли, убирали? Не за просто так отдавались внаем наделы и лошади. И не за просто так потом, после Пасхи, они ссужали односельчан хлебом до нового урожая. Больше половины крестьян покупали хлеб, но покупали хлеб не за деньги, а за свой труд. Получается, что у «крепкого хозяина» батрачило как минимум полдеревни.
Демократическая пресса никогда еще не называла цифру налогов крестьянина за надел. А царские налоги были поистине царскими. Как писал Михаил Павлович Чехов – инспектор Ярославской казенной палаты в течение 6 лет, брат великого Антона Павловича, крестьянин за десятину земли уплачивал налог 1 рубль 97 копеек. Это притом что доходность десятины (при благоприятных условиях) была вычислена в 4 рубля. Кто там орет про огромные налоги при Советской власти? Фактически уже половину урожая вынь да положь в царскую казну в виде налогов. Вот потому и не хватало хлеба своего даже у тех хозяйств, у которых и надел свой, и своя лошадка были. И к кому же опять-таки пойдет на поклон тот крестьянин-труженик, у которого хоть и лошадка есть, но и хлебца не хватает, да и налоги заплатить надо (подати, как тогда они именовались)? Правильно, он на поклон пойдет всё к тому же «крепкому хозяину». Так что про семь шкур с русского мужика не зря говорилось в дореволюционной прогрессивной свободолюбивой прессе, каковой она была до революции, в отличие от нынешних демократических времен.
С мужика драли именно семь шкур. А дворянин платил в царскую казну с десятины земли податей 2 копейки. Да-да, две копейки.
Так что те 3,1% крестьянских хозяйств, коим и хлеба хватало, и лошадок было больше чем надо, были каплей в крестьянском море. Но они были очень устойчивы в экономическом отношении. Зададимся вопросом: почему? А потому что фактически это были коллективные хозяйства, но только батрацкого типа. В таких «крепких» хозяйствах трудилась за малым исключением почти вся деревня. За каждую арендованную десятину, за лошадку на пашню, за лошадку на уборку урожая, на перевозку дров, за хлеб от Пасхи до сентября, за ссуду на выплату податей… Так что товарными крестьянскими хозяйствами (что производили хлеб не только для самообеспечения, но и на продажу) и до революции были не фермерские, где трудится только семья крестьянина, а именно коллективные хозяйства батрацкого типа, а проще – кулацкие хозяйства.

И 90% крестьянских хозяйств Ярославской губернии хлеб не продавали, а наоборот покупали у «крепких мужиков» или у крупных землевладельцев, что переводили свои бывшие помещичьи усадьбы на капиталистический лад – применяли наемный труд батраков.

Предвижу возражения, что Ярославская губерния не показатель, так как находится в зоне рискованного земледелия. Но дело в том, что в зоне рискованного земледелия находилось 80% посевных площадей Российской империи. Обратимся к свидетельству смоленского помещика А.Н. Энгельгардта. Смоленская губерния, где находилось имение Энгельгардта, имела более благоприятные условия для земледелия, но там уже с Рождества крестьяне начинали покупать степной (привозной) хлеб или покупали хлеб у местных помещиков. К концу весны хлеб покупали все крестьяне, у кого же денег не было, а по состоянию здоровья не могли идти в батраки (сильная конкуренция на найм), шли в «кусочки» – так называлась сложившаяся практика взаимопомощи в крестьянском мире. И об этом Энгельгардт пишет в первом письме из деревни. Вот как там было «прекрасно» до революции: крестьянин, имевший свой надел и хозяйство, вынужден был идти побираться, чтоб не умереть с голоду. А.Н. Энгельгардт в журнале «Отечественные записки» напечатал 11 писем «Из деревни», которые затем в течение 100 лет неоднократно переиздавались отдельным изданием. В Ярославской областной библиотеке есть также отдельное издание «Письма из деревни».
« Последнее редактирование: Ноябрь 09, 2013, 01:39:19 pm от Vuntean »

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17465
    • Просмотр профиля
Re: Кулаки
« Ответ #4 : Декабрь 10, 2013, 12:53:24 pm »
Саботаж как причина голодомора

Документ принципиально важного характера.

Это фрагмент спецсводки ОГПУ Нижне-Волжского края от 1 ноября 1932 года. В спецсводке масса конкретных примеров по районам края, но показательна общая картинка:

«Потери при уборке достигают огромных размеров, в целом ряде районов, в связи с затяжкой косовицы, хлеб осыпался на корню. Скирдование проводилось преступно безхозяйственно, во многих районах саботировалось, в результате затянулось до настоящего времени. Несвоевременно заскирдованный хлеб большей своей части пророс и погнил.
В некоторых районах на огромных площадях просо не скошено до его времени, осыпается, значительная часть скошенного не убрана, прорастает и гниет».

Поясняю:

1.Это ситуация не до голода, а после. До многих антисоветчиков не доходит: саботажем занимались НЕ ТЕ, КТО ГОЛОДАЛ! Не относятся так к хлебу люди, которые действительно голодали.

2.Считается, что после урожая 1933 года кризис был преодолен. Но задумайтесь о том, какими же были масштабы саботажа в урожай 1932 года, если картинка даже следующего уже неголодного сельскохозяйственного года шокирует.

Мой вывод: голодомор — результат сознательного сопротивления части крестьянства коллективизации саботажем сельскохозяйственных работ.

И еще раз. Не коллективизация была причиной голода. Коллективизация сразу объединила мелкие земельные участки для сплошной обработки и применения более передовой агротехники, коллективизация сразу дала селу десятки тысяч тракторов. Разве могло это способствовать голоду? Колхозы-то остались, а голод кончился. Но коллективизация вызвала к жизни жестокое сопротивление тех крестьян, у которых было и так много земли, достаточно лошадей, тех крестьян, которые до государственных хлебозаготовок сами наживались на хлебной торговле, крестьяне, по мановению которых сразу сбегались все окрестные батраки выполнить за них любую тяжелую работу. Эти-то крестьяне, столпы русских, украинских, казацких сел, держащие эти села в железном кулаке, и организовали показанный саботаж, организовали голодомор.


UPD. Часто удивляются, мол, голодомор был именно в самых производящих регионах: Украина, Нижняя Волга и Северный Кавказ. Так если подумать, в этом ничего удивительного нет. Там, где больше выращивали хлеба, там были богаче и влиятельнее кулаки-хлеботорговцы. Там, где они были влиятельнее, там они и устроили сильнее саботаж сельскохозяйственных и развал колхозов. А где был сильнее саботаж - там был и сильнее голодомор. Кроме того, на Украине к организации голодомора подключилось националистическое подполье, потомки которого сегодня штурмуют Майдан. Поэтому на Украине организовать голодомор получилось наиболее результативно.

http://historian30h.livejournal.com/122626.html

Fotina

  • Global Moderator
  • *****
  • Сообщений: 291
    • Просмотр профиля
Re: Кулаки
« Ответ #5 : Февраль 11, 2014, 11:52:32 am »
Как Сталин голодоморил коммунистов

Выкладываю принципиальный документ низшего уровня: директива райкома партии секретарю сельской ячейки ВКП(б) от 7 февраля 1933 г.



Современная украинская пропаганда отстаивает тезис о том, что Сталин терпеть не мог украинцев и весной 1933 г. решил их маленько «поголодоморить». Цель этого вранья очевидна — побудить несмышленых молодых украинцев дорожить собственным независимым государством, в котором собственная бандитская по своей сути элита выглядит вполне привлекательно на фоне сталинской «кровожадности».

Российская пропаганда все-таки вынуждена перевести стрелки украинских обвинений, она утверждает, что русские крестьяне в голодный 1932/33 год стали такой же жертвой Сталина, как и украинские. Для этого делается акцент на каких-то огрехах и трагедиях аграрной реформы коллективизации при умолчании о колоссальном расцвете российского села после завершения коллективизации: резком снижении доли тяжелого ручного труда благодаря механизации; быстром подъеме производительности труда в сельском хозяйстве благодаря механизации, специализации, организации производства, повышении агрокультуры, распространения породного скота и сортовых посевов; культурной революции в деревне, - массовом строительстве и обустройстве на селе детских ясель и детских садов, школ, учреждений здравоохранения, клубов и библиотек, киносети, творческих и оборонных кружков; социальной революции в деревне - росту социального статуса в деревне женщин, молодежи, детей, бедняков, инородцев, раскрытии для всех быстрых социальных ллифтов, благодаря которым выходцы из крестьянских семей 1920-х-1930-х гг. делали социальную карьеру вплоть до Политбюро ЦК КПСС.

Сегодняшний документ поможет осмыслить трагедию голодного 1932/33 года объективно и непредвзято. Когда весной 1933 года остро встал вопрос о том, чем сеять поля и как получить урожай 1933 года, который должен спасти голодающих по вине кулацкого саботажа и собственной наивности крестьян, то коммунисты приняли решение:

Именно коммунисты должны вернуть часть честно заработанного на трудодни зерна в общий семенной фонд. Этого не потребовали даже от кулачества. Сделать это коммунистам села было труднее, чем на полях сражений Великой Отечественной личным примером подымать бойцов в атаку. Ведь речь шла не о собственной жизни, а о выживании их семей. Требование организации к своим членам было жестким: не сдашь — будешь исключен из партии и «раскулачен».

http://historian30h.livejournal.com/153032.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17465
    • Просмотр профиля
Re: Кулаки
« Ответ #6 : Февраль 28, 2014, 01:50:27 pm »
Разрыв шаблона про голодомор
 
У украинки случился разрыв шаблона, когда она прочитала мои строки о том, что «украинские националисты организовали Голодомор на Украине 1932/33 года».

Наивные албанцы верят, что украинская националистическая власть, которая 25 последних лет промывала мозги украинским детям ложью про голодомор, могла рассказать правду о роли украинских националистов в организации голода. Если мы сегодня видим на Украине толпы беснующихся «майдаунов», то надо четко понимать, что ведущую роль в идеологическом сплочении этих толп сыграли проституировавшие на голодоморе современные украинские историки. В своем блоге я приводил примеры, показывающие, что украинские историки прекрасно знали в советское время причины голодомора, но после образования украинского государства вдруг заткнулись и стали обосновывать бывшую когда-то фашистской и маргинальной ложь о Сталине — ненавистнике украинцев. Том самом Сталине, который буквально спас тогда украинских крестьян от голода и которому только за это должны стоять памятники в каждом украинском селе.

Являясь специапистом по истории голода 1932/33 года, сформулирую кратко суть происшедшего тогда.

Сталинская аграрная реформа должна была лишить традиционных источников прибылей кулачество. Поэтому кулачество восстало против добровольных поначалу колхозов, используя все имеющиеся у него рычаги влияния. Власть ответила на это раскулачиванием и сплошной коллективизацией. По сути в 1929-1933 гг. в стране шла гражданская война вокруг колхозов. Бедняки стояли насмерть за колхозы, кулаки столь же отчаянно боролись против. Середняки раскололись в зависимости от местных условий. Была закономерность: чем большую прибыль от хлебной торговли имели крестьяне в регионе, тем массовее и жестче вели они там борьбу против колхозов. Оставшиеся на местах после раскулачивания (раскулачили лишь часть кулаков) кулаки вынуждены были вступить в колхозы. Но тогда они стали организовываться для вредительства в колхозах. Цель поначалу была проста: доказать власти, что колхозы нежизнеспособны, тогда, мол, власть вернет, как было. Уничтожение рабочего скота, заражение полей сорняками, опоздание со сроками сева, некачественная уборка. Урожай гноили на полях, жгли на полях и в амбарах. Понятно, что урожаи резко упали. Чтобы самим не пострадать, чтобы лишить честных колхозников хоть какого-то урожая, хлеб разворовывался и гноился по ямам.

В 1931 году грянула засуха. Власть кое-как справилась с ее последствиями, используя свои старые запасы. И тут у противников власти появился шанс — еще один такой неурожай и разразившийся голод оттолкнет голодающих бедняков от поддержки колхозов, общее крестьянское восстание либо свергнет Советскую власть, либо хотя бы сметет колхозы. Сами кулаки голода никогда не боялись — кулачество на голоде бедняков всегда делало гешефт. Только весной 1933 года они ожидали гешефт политический.

В этих условиях к организации голода и подготовке к восстанию подключились все антисоветские силы. Положение Украины оказалось чрезвычайно уязвимым именно потому, что там соседние государства и украинские националисты договорились об отторжении Украины от СССР на волне голодного восстания. Там подыгрывать голоду стало даже местное чиновничество, которое едва ли не сплошь симпатизировало и подчинялось националистам. То, что не смогли уничтожить на полях и своровать, жестко выгребали из крестьянских амбаров и, - внимание! - СЖИГАЛИ на глазах у крестьян со словами «Чтобы москалям не досталось!». Лидер Западного мира Англия разорвала экономические отношения с СССР, подталкивая его в пропасть голода. Обсуждая на заседании Политбюро вопрос о закупке зерна, Сталин признал, что по его информации Советскому Союзу в этом будет отказано.

Сталинская команда тогда спасла Украину чудом. На украинские поля, оставшиеся без рабочего скота, двинулись колонны новеньких тракторов в то время, как Поволжье заставили пахать на коровах. Тотально сменили местное чиновничество. Ударили по бандам и подпольным группам националистов. Остановили безумство сотен тысяч беженцев, которые двинулись искать сытые области там, где голодала вся страна. Срочно остановили движение пшеницы по экспортным контрактам, возвращая зерно прямо из портов. Отжатое из также голодающих русских областей зерно тысячами вагонов отправили на Украину, чтобы хотя бы накормить честных работающих колхозников и провести решающий сев весны 1933 года. Коммунистов обязали сдать на семена часть зерна, полученного на трудодни. Молотили солому, чтобы получить хоть какие-то крохи. Вскрывали ямы, пообещав простить тех, кто сам принесет украденное.

Украина была спасена.

Всего это не знает современный украинский гражданин, оглушенный четвертью века националистической пропагандой, поэтому и поддержал «майдаунов».

http://historian30h.livejournal.com/163671.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17465
    • Просмотр профиля
Re: Кулаки
« Ответ #7 : Апрель 06, 2014, 06:48:11 pm »
Жизнь между войнами. 1918 - 1941 г.
 

        .... Характерно то, что голод был не всеохватывающим, как это было в 1933 году, а постиг в основном бедноту. Середняки и зажиточные крестьяне не голодали. Более того многие из них хлеб продавали или меняли его на ценные вещи. Чтобы произвести какое-либо распределение хлеба и в мыслях ни у кого не было. В том числе и у советской власти. А сам крестьянин, имевший хлеб, не мог поделиться с теми, кто нуждался. Ему не позволяла его единоличная психология. На базаре продавались все продукты, но купить их не было возможности, потому что не было денег.
         Если в 1933 году были деньги, но не было продуктов, то в 1921 наоборот. Хлеб был, но денег не было. Советский рубль в то время имел цену золота. Но негде было этот рубль заработать. Богатые в большинстве своем ненавидели бедных, считая их жуликами, а бедные ненавидели богатых, считая их мироедами и хапугами.
       Вот случай из жизни. Весной 1921 года молодой, истощенный парень взял у торговки пирожок и тут же его проглотил. Она подняла шум. Он хотел убежать. За ним погнались мужики. Парень заскочил в озеро возле станции. Его выгнали из воды камнями и стали жестоко избивать до тех пор, пока не убили. И кто же бил? Один из мужиков имел паровую молотилку "Маршал" и обмолачивал хлеб за деньги и натуру. Второй, так называемый, "читака" - церковный староста. Еще несколько зажиточных мужиков, а с ними бедняк, что тот дворняжка. На кого натравят, того и кусает.
           Милиция прибыла, когда уже было поздно. Никакого наказания убийцы не понесли, а разошлись с высоко поднятыми головами как победители над злом. И таких стычек было немало. На сторону богатых склонялись и середняки, мечтавшие выбиться в богатеев.
       Такова примерно была реальная власть на селе. Даже после голодного года, примерно до 1927 года властвовала зажиточная часть деревни. Они вершили суд. Если ты, с ведома профсоюза, захотел наняться на работу, тебя никто не возьмет. А при безработице, которая была тогда - хоть ложись и помирай. И это при том, что в селе присутствовали все атрибуты Советской власти: сельсовет, парторганизация, милиция, профсоюз. Но эта власть власти не имела.
        К примеру, в 1924 году работник пришел к хозяину получить расчет. Два сына хозяина вывели его за калитку и закололи вилами. И никто даже не подумал их осудить. Случаев бесправия было много, и все их не перечислишь. В эти годы зажиточные мужики заявляли, что Ленин - это для вас, голодных, а нам он ни за грош не нужен.
            Один из таких постелил у себя в доме деревянный пол. Когда я пришел к его ребятам, в комнате на полу было мелом написано - СССР. Он ходит, вроде, топчет советскую власть и тем доволен.
        Однажды наш зажиточный сосед спросил меня, учусь ли я в семилетке? Я ответил, - да. Ага, - говорит он, - значит, ученым будешь. А вот я своему Ваньке уже дом отдельный построил, а как женю, дам двух лошадей. Будет он ездить на лошадях. Боюсь, как бы тебе с твоей ученостью, не пришлось снова крутить хвосты нашим коням. Учатся те, кому делать нечего. А что им остается, когда своего хозяйства нет?
        Говорили, что кулак постепенно врос бы в социализм и стал фермером. Нет, наш богатей не врос бы. Уж слишком много у него было иждивенчества. Я - противник насильственной коллективизации. Ведь среди богатеев и крепких середняков было много и порядочных людей, пользовавшихся уважением простых селян. Однако считаю, что стране, при советской власти, нужно было найти какой-то способ, чтобы поставить богатых и бедных в одинаковые правовые условия и наказывать всех тех, кто в открытую станет зарываться...

http://oper-1974.livejournal.com/267507.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17465
    • Просмотр профиля
Re: Кулаки
« Ответ #8 : Январь 25, 2015, 11:08:35 pm »
КТО КОГО ЗДЕСЬ РАСКУЛАЧИЛ?


   
Периодически сталкиваюсь с людьми, которые возмущаются утверждению о том, что коллективизация и раскулачивание при товарище Сталине, несмотря на определенные перегибы (ну куда ж без них в России?) были необходимы. То в интернете дискутирую, то в «реале».
Что любопытно, многие люди считают, что их предков «раскулачили», только потому, что им волей-неволей пришлось вступить в колхоз. Хотя что изменилось от этого? Как работали, так и продолжали заниматься тяжелым крестьянским трудом. То есть слово «раскулачивание» к их ситуации никак не подходит. А недавно я столкнулся с молодыми человеком, который с гордостью говорил, что его дед был кулаком, и его раскулачили те нищеброды, «которых он из доброты кормил и давал работу». При этом сам паренек с высшим образованием в данный момент пахал на московскую фирму, и жил во времянке, на форелеводческом хозяйстве. Интересно, согласился бы он с утверждением, что московский бизнесмен его кормит от доброты душевной?
Но вернемся к раскулачиванию. Обычный рассказ, как у деда-бабки "одну-двух коров в колхоз забрали". Иногда речь шла о трех. Совсем иногда - о пяти. У моего прадеда по матери, кстати, было пять, и три лошади. Много это или мало? Вот в 70-80-годы стоимость коровы составляла рублей 300. А на сберкнижке у каждого "середняка" тысчонка-другая обязательно лежала. Если точно: "к началу 1981 г. количество счетов вкладчиков составило 142,1 млн., сумма вкладов достигла 156,5 млрд. рублей, а средний размер вклада 1102 рублей". Заметьте, это еще не конец горбачевских времен, когда можно говорить о необеспеченных ничем бумажках. Полновесные брежневские рубли. Причем, у многих, хорошо работающих и зарабатывающих, вклады были и побольше. Считаем и получаем -  у подавляющего большинства граждан СССР свели со "двора" 3-4 коров. Вот где раскулачивание-то было!
Идем дальше, опять же на примере карельской глубинки. Работал там народ хорошо, в результате чего к началу 90-х имелись десятки предприятий с огромным количеством движимого и недвижимого имущества. Возьмем, к примеру, Ильинский лесозавод. В процессе приватизации был на бумажки-ваучеры его хозяином стала большая часть трудового коллектива. Обанкрочен в 1998 году. Народ потерял всю свою собственность, свой овеществленный труд, так сказать. Вот еще одно раскулачивание! И таких по районам Карелии десятки примеров.
Кто-то напомнит о «кулацкой ссылке», куда было отправлено всего около полутора процентов населения. Ну так в результате «реформ» у нас для большинства населения районов настоящая ссылка! Без работы, с «оптимизацией» ФАПов, школ, библиотек, отделений связи, с куцым автобусным сообщением и прочими прелестями. Карельская глубинка давно уже живет в режиме настоящей ссылки, даже бывшие сельсоветы теперь называются поселениями!
Подведем итог: масса современных людей, неоднократно «раскулаченных» за последние 25 лет, ужасается и возмущается сталинской коллективизацией, от которой их предки в подавляющем большинстве своем либо выиграли, либо по сути ничего не потеряли! Парадокс, однако!

http://stepanov-karel.livejournal.com/684187.html