Автор Тема: Севастьянов  (Прочитано 42455 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17551
    • Просмотр профиля
Re: Севастьянов
« Ответ #64 : Январь 07, 2017, 02:40:16 pm »
БИТВА ЗА РУССКИХ. ЗАКОН О "РОССИЙСКОЙ НАЦИИ" КАК ОГНЕВОЙ РУБЕЖ


Александр Никитич Севвастьянов

   
Друзья и просто посетители!
Подробный анализ проекта закона о "российской нации" в самом полном варианте здесь: http://sevastianov.ru/prochie-statji/bitva-za-russkih.html
Нужно ясно понимать, что принятие подобного закона чревато для русского народа большой опасностью. Сегодня мы стоим на развилке: либо русских признают государствообразующим народом (тогда у нас появится шанс в истории) - либо нас запихнут в "российскую нацию" и тогда мы потеряем свое будущее и свою страну. Компромисса здесь не будет: это война не на жизнь, а на смерть.
Я прошу всех прочесть данный материал, осмыслить его, максимально распространить по всем доступным каналам, организовать обсуждение.

http://a-sevastianov.livejournal.com/72451.html


« Последнее редактирование: Январь 08, 2017, 10:20:32 pm от Глазунов-Блокадник »

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17551
    • Просмотр профиля
Re: Севастьянов
« Ответ #65 : Январь 13, 2017, 03:28:09 pm »
ВЫШЛА МОЯ НОВАЯ КНИГА


   

Друзья!
Вышла из печати книга "Трудные вопросы русского национализма" (788 стр., тираж 100 экз.). Она по факту является вторым томом, дополняющим "Историю русского движения". В книге собраны статьи, опубликованные мною в "Независимой газете" "Литературной газете", "Национральной газете", журналах "Политический класс", "Наш современник", "Вопросы национализма" и др. Эти статьи последовательно освещают все наиболее спорные, сложные для понимания вопросы, связанные с русским национализмом. Многие из этих вопросов служили поводом для ожесточенных дискуссий 1990-х и 2000-х гг., я был участником каждой из них. Для всех интересующихся русским вопросом книга будет незаменима.
Стоимость этого второго тома, как и первого, 1500 руб., для приобретения книги необходимо направить перевод по адресу: 115142, Москва, а/я № 3, Севастьянову А.Н., в квитке обязательно указать название книги и обратный адрес отправителя.

http://a-sevastianov.livejournal.com/72949.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17551
    • Просмотр профиля
Re: Севастьянов
« Ответ #66 : Январь 17, 2017, 11:58:58 pm »
О героях былых времён
Труд известного теоретика русского национализма Александра Севастьянова делает заявку на то, чтобы служить подробным путеводителем по лагерю русских националистов


 Игорь Бойков

Уходя – оглянись…
В России образца середины второго десятилетия XXI века, в период затухания всякой не связанной с властью политической активности, судя по всему, настало время детально вспоминать и критически осмыслять пути, пройденные значимыми общественно-политическими движениями, служившими для многих маяками долгие-долгие годы. Уже вышли из печати исторические исследования, посвящённые деятелям ГКЧП и консервативного крыла КПСС, презентована книга об обществе “Память”… Труд известного теоретика русского национализма Александра Севастьянова “Русское движение за тридцать лет (1985 - 2015). Заметки очевидца” (М.: “Самотёка”, МИД “Осознание”, 2016. – 548 с.), представленный общественности в конце прошлого года, несмотря на вынужденную долю  субъективизма (ведь автор – сам в прошлом активный политический деятель, бывший сопредседатель Национально-Державной Партии), делает заявку на то, чтобы служить подробным путеводителем по лагерю русских националистов, быть “единым учебником истории” русских правых.  Хотя бы в силу этой причины всякому, интересующемуся общественной жизнью страны, стоит с ним ознакомиться. Националистическое движение в России было и есть. Оно – один из факторов нашей политики, и вне зависимости от личного к нему отношения, игнорировать его невозможно.
Книга Александра Севастьянова объёмна, свыше полутысячи страниц, снабжена приложением в виде документов и законодательных инициатив,  опубликованных  русскими националистами в разное время, фотографиями. В общем, любителю новейшей политической истории есть, в чём покопаться.
Сильной стороной работы Севастьянова является её высокий интеллектуальный уровень, написана она по-настоящему литературным языком – насыщенным и ясным. Чувствуется, что автор, выпускник советского МГУ и советский же кандидат наук, обладает фундаментальным образованием, большой эрудицией, широким кругозором, способностью обобщать. Эти качества, увы, нечасто встретишь у политиков и общественных деятелей, формировавшихся как личности в “новой России”. Севастьянов не просто рассказывает о националистическом движении – он разглядывает его сквозь толщу исторических эпох, скрупулёзно и придирчиво, даёт объяснения его поворотам и дрейфам, досадует об упущенных возможностях, радуется удачам.
Невзирая на то, что Севастьянов подробно пишет об организациях, далеко не все идеи которых разделял, и о деятелях, со многими из которых отношения складывались не гладко, а то и конфликтно, он корректен в оценках и – что делает ему честь – не опускается до сведения личных счётов с былыми оппонентами. “Без гнева и пристрастия” – вынесенному в эпиграф изречению римского историка Корнелия Тацита – автор стремится следовать как принципу.
Вместе с тем, твёрдая авторская позиция в книге выражена. Севастьянов подчёркивает, что он – сторонник русского этнического национализма, элитарист, желает построения в России капитализма с национальным лицом и категорически не приемлет левых, социалистических идей. В этом он (за исключением, пожалуй, принципиальной приверженности именному этническому национализму) выглядит достаточно типично на фоне тех, кто олицетворял националистическое движение  постсоветской России.
Севастьянов стремится охватить все направления, все течения русского национализма, даже малоизвестные широкому кругу, маргинальные: православные монархисты, антисионисты-антисемиты, язычники-родноверы, национал-социалисты, национал-демократы, национал-либералы, национал-анархисты, гитлеристы, боевики-подпольщики, бритоголовые штурмовики. Каждому из этих сообществ автор уделяет отдельную главу.
Севастьянов не пытается уклониться от острых тем, сгладить углы. О “русском подполье”, о группировках Рыно-Скачевского и им подобных написано много и подробно, а страницы, посвящённые делу Тихонова-Хасис, читаются как полноценное журналистское расследование. При этом Севастьянов вызывающе комплементарен к “русским партизанам”, акцентируя внимание не на моральной, а на этнополитической стороне такого явления, как русский молодёжный террор. Автор утверждает, что появление в России сначала “скинхэдов”,  а за ними – и боевых групп закономерно, что теснимый в своей же стране русский народ вынужденно прибегает к крайним формам защиты.
Книга содержит исторические очерки о множестве националистических организаций, возникавших и рассыпавшихся на просторах нашей страны, начиная ещё с позднесоветских времён. Но объёмы очерков различны, Севастьянов делает их пропорциональными не номинальной численности или медийной раскрученности  организации, а реальному вкладу, какой, по его мнению, та внесла в общее дело. Такой подход ему видится оправданным. Автор напоминает читателю, что история знает примеры, когда и малочисленные, выглядящие изначально маргинальными группы идейных бойцов генерировали смыслы, со временем приводившие в движение целые “тектонические плиты”.
Заявления, декларации, программы, доктрины автор разбирает подробно, зачастую – крайне критично. Теоретические вопросы русского национализма – его конёк. Далеко не всякая партия, причислившая себя к националистическим, является, с точки зрения Севастьянова, таковой в действительности. Один из основных критериев: ответ на вопрос, кого считать русским. Уклониться от него русскому националисту невозможно. Севастьянов – убеждённый примордиалист, по нему русский лишь тот, в ком течёт русская кровь. Иная точка зрения для националиста, по мнению Севастьянова, противоестественна.
Впрочем, автор порой проявляет и снисходительность: рыхлых, непоследовательных, безграмотных в вопросах теории в движении действительно много, но и они, путаясь и идейно хромая, зачастую тянут русский воз в нужном направлении.
О предтече “Памяти” ВООПИК (Всесоюзном обществе охраны памятников истории и культуры), “русской партии” внутри КПСС, о первых кружках и группках националистически настроенных диссидентов сказано немного. О самой “Памяти” и Русском Национальном Единстве Александра Баркашова тоже (автор, впрочем, настаивает, что подлинная фамилия предводителя РНЕ пишется через “е” - Баркашев). По классификации Севастьянова, тех ранних националистов следует относить к “первым образцам” русского движения, не до конца отделившим националистические зёрна от плевел традиционного патриотизма, зацикленным на православии, соборности, консерватизме и прочей патриархальщине. Они для него – идейно незрелые первопроходцы, националисты более по названию и стихийным устремлениям, нежели по сути.
Автор подчёркивает: “Идейный тупик постсоветского национал-патриотизма проявлялся не только в сдаче загнивающих теоретических позиций, но и в неизбежном развале и деградации  соответствующих организаций, в первую очередь – таких флагманов, как  “Память” и РНЕ…. Таким образом, к середине 1990-х, высветилась главная проблема, тормозящая развитие русского движения: отсутствие новой – цельной, внятной, непротиворечивой и мобилизующей – идеологии русского национализма. На преодоление этой проблемы  в верхнем слое Русского движения ушло ещё около десяти лет”.
Отсутствие вменяемой идеологии – мощное обвинение. А из уст соратника по националистическому лагерю оно и вовсе звучит убийственно. Снять его возможно, лишь радикально переформатировав всё русское движение, добившись того, чтобы идейный тон в нём начали занимать националисты новой волны, не те, кто “помечен родимыми пятнами советской и/или антисоветской эпохи”. Таковыми Севастьянову представлялись и продолжают представляться приверженцы национал-демократических взглядов.
Что ж, они действительности выдвинулись среди националистов на первый план ближе к концу “нулевых” (ДПНИ братьев Поткиных, Русское Общественное Движение, затем Национально-Демократическая Партия Константина Крылова, Русский Гражданский Союз Александра Храмова, “Новая сила” Валерия Соловья и т.д.), сделав амбициозную заявку на обладание новаторской идеей, добившись узнаваемости, нажив известный  политический капитал.
Но, как говорится, бойтесь своих желаний…. Именно на период доминирования в русском движении национал-демократов различных оттенков приходится его быстрое увядание и упадок. Которых сам Севастьянов, до конца бившийся за теоретически выверенный русский национализм без “уклонов, загибов и задвигов”, предотвратить не смог.
Причины неудач Севастьянов формулирует по пунктам:
1) “изменение внешней и (отчасти) внутренней политики России” – воссоединение с Крымом, “перехват” Кремлём значительной части национал-патриотического электората, вытеснение оппозиции в маргинальную нишу;
2) “низкий уровень теоретической подготовки участников Русского движения” – им в массе не хватает элементарной образованности, кругозора, знаний, они мало чему научились даже на собственных ошибках;
3) “кадровая проблема” – уход из политики в силу разных причин значительной части лидеров и активистов, неумение воспитать смену;
4) “отсутствие денег и иных материальных возможностей” – никакая “национальная буржуазия”, принимающая в большинстве  установившийся в России строй, денег националистам в сколько-нибудь значимом объёме не давала и не даёт.
Лишь на последнее, пятое, место в этом перечне Севастьянов ставит прессинг со стороны органов власти и спецслужб – и этим, по сути, расписывается в том, что в своих провалах националисты повинны, прежде всего, сами.
Автор (что опять-таки делает ему честь) не пытается “выкидывать слов из песни”. Пятый, заключительный раздел книги так и называется: “2009 – декабрь 2015 гг. Путь в тупик”. Идейное и политическое банкротство большинства соратников, ввязавшихся вначале в “оранжево-болотный проект”, а затем, окончательно потеряв берега, и вовсе впавших в агрессивное “заукраинство” и “Крым – не наш!”,  Севастьянов с горечью признаёт. Чем создаёт перед читателем довольно-таки парадоксальную, даже отталкивающую картину: русское национальное движение, невзирая на долгий срок политической жизни, не только не сумело стать выразителем чаяний широких русских масс, но и просто не поняло их, категорически с ними разминулось. Русское движение, в конечном счёте, выступило против русских! Этим убийственным признанием Севастьянов свою книгу, по сути, и завершает, выражая, однако,  надежды на то, что движению предстоит ещё воскреснуть и снова заявить о себе, ибо причины, его порождающие, не устранены.
Что ж, если это и произойдёт, то лишь в результате длительной и кропотливой работы над ошибками, к которой Александр Севастьянов заблудших, растерявшихся, павших духом соратников и призывает.

http://zavtra.ru/blogs/o_geroyah_bilih_vremyon

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17551
    • Просмотр профиля
Re: Севастьянов
« Ответ #67 : Март 06, 2017, 01:18:47 pm »
ВАЖНЫЕ НОВОСТИ
   
1. Вышла в свет важная для осмысления книга историка и научного редактора ж-ла "Вопросы национализма" С.М. Сергеева под интригующим названием "Русская нация, или Рассказ об истории ее отсутствия". Мой первый отзыв на нее см. здесь: http://sevastianov.ru/novosti/natsiya-v-traktovke-ndp.html
Со временем, возможно, придется писать более развернутую рецензию.

2. Материал о закрытии популярной телепрограммы "Русский вопрос" смотреть всем обязательно!
http://sevastianov.ru/novosti/zhaluet-tsarj-da-ne-zhaluet-psarj.html
Возмутительный беспредел либеральной цензорши Быстрицкой!

http://a-sevastianov.livejournal.com/73520.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17551
    • Просмотр профиля
Re: Севастьянов
« Ответ #68 : Март 08, 2017, 12:52:19 pm »
СЛЕДИТЕ ЗА РУКАМИ. Послесловие к "Битве за русских".


   
Как стало известно из публичных признаний академика Валерий Тишкова, авантюра, затеянная им со товарищи, касательно создания закона «О российской нации» оказалась благополучно провалена здоровыми общественными силами. В трактовке академика сие объясняется «неготовностью общества воспринять идею единой нации» («Коммерсантъ» 06.03.17). Недозрели мы, убогие, до понимания величия идеи. Зелен, так сказать, виноград оказался.
На деле идея Тишкова и компании о несуществующей в природе «российской нации» вызвала недоумение и интеллектуальное отторжение в широких кругах научной и журналистской общественности. А в национальных республиках и в отдельных сообществах русского народа (казачество, РПЦ и др.) – тревогу, озабоченность и резкое неприятие. Мне уже приходилось подробно реферировать по этому поводу многочисленные публичные отклики и проводить анализ самой идеи («Битва за русских», чч. 1-4, сайт АПН с 29.12.16 по 01.02.17), так что ограничусь кратким резюме.
Самое главное: идея «российской нации» большинством признана научно абсурдной и политически вредной, не объединяющей, а разъединяющей общность российского согражданства. Многие народы высказали опасения по поводу покушения на их этничность, а от лица русских инстанций вновь прозвучали настойчивые требования учесть государствообразующую роль русского народа и законодательно определить статус русских, а также принять федеральную программу по их поддержке. Вызвала опасения также участь русских, живущих за рубежом, которых подобный закон может оставить за рамками национального строительства.
В силу всего сказанного, на первом же заседании рабочей группы по подготовке законопроекта о «российской нации» инициаторы оказались вынуждены переименовать этот законопроект. Теперь он называется «Об основах государственной национальной политики». По словам господина Тишкова, в документе будут прописаны понятийный аппарат, механизм разграничения полномочий между федеральной, региональными и местными властями, система мониторинга этноконфессиональных отношений в субъектах РФ, политика государства в отношении малых и коренных народов, принципы этнологической экспертизы законопроектов.
Что же теперь будет? Разумеется, наивно было бы ожидать, что Тишков и иже с ним отступятся от своей жизненной цели – переделать мышей в ежиков (Россию – в Америку, государствообразующих русских в безнациональных американцев). Тем более, что  «российской нации», по его словам, будет посвящен в законе специальный раздел. Не удался штурм в лоб? Пойдут в обход. Не мытьем, так катаньем проведут, протащат свои гнилые идейки в законодательство.
Новый законопроект, если верить Тишкову, будет готов концептуально уже через месяц, «к заседанию президиума президентского совета в апреле».
Что ж, как говорится, следите за руками!
Будем бдительны и посмотрим внимательно, какую новую ересь предложат нам Тишков, Михайлов и Зорин. Почему ересь? Да потому что название законопроекта поменять легко, но как поменять содержание мозгов у этой ангажированной публики? Тут надо бы не законы, а законодателей менять, жидко обанкротившихся…

http://a-sevastianov.livejournal.com/73762.html

Глазунов-Блокадник

  • Global Moderator
  • *****
  • Сообщений: 1986
    • Просмотр профиля
Re: Севастьянов. Плач поэта Быкова
« Ответ #69 : Апрель 09, 2017, 06:44:30 pm »
Александр Севастьянов
Плач поэта Дмитрия Быкова по напрасно истраченной слюне

Поэт, в отличье от холопа (то знает даже идиот!), не лижет царственную Опу – поэт всегда в неё плюёт.
И я, поэт Димитрий Быков, преодолев тоску и сплин, почти без стона, слёз и криков вскарабкался на тот Олимп; с усердием иного клóпа я как-то сзади вполз на трон… И вот – передо мною Опа. Плюю в неё со всех сторон. Плюю в нее и так, и эдак, плюю по поводу и без. Изо всех сил. А напоследок плюю и сил своих через. Слюну разбавив черным ядом (таков плевальца идеал), плюю и в центр, плюю и рядом, и самый трон уж заплевал.
А между тем в мозгу фригидном катарсиса всё нет и нет: мне кажется весьма обидным, что Опа не плюёт в ответ. Мне орденов иных не надо – один лишь царственный плевок! И будет у меня награда, которой я б гордиться мог… Беда, ужаснее потопа: уж изнемог слюной мой рот, но – не плюёт обратно Опа! Обратно Опа – не плюёт!
Натруженная до упора, болит слюнная железа… Я чувствую, что Опа скоро уж намозолит мне глаза, ведь в ней всех дум моих слиянье, она мне застит белый свет, в ней ныне всё моё призванье (а я – талантливый поэт!), я каждый свой новейший опус стараюсь с нею сочетать, я б жить не смог, не глядя в Опу-с, не то что вирши сочинять, но диалога с ней всё нету… О, честолюбия тщета!
Уж стали изменять поэту его усталые уста.
Я ждал поддержки от Европы, оценящей моё нытьё, но ей сегодня не до Опы, самой бы выйти из неё.
Что делать мне? Как быть поэту? Мой друг читатель, подскажи!
Иль вместо дельного совету слюны побольше одолжи – и станем мы с моим народом судьбой единой сплочены: над нами – Опа небосводом, под нами – озеро слюны.

Александр Севастьянов,
5 сентября 2016 г.
http://sevastianov.ru/novosti/podarok-lyubitelyam-poezii-dmitriya-bykova.html
« Последнее редактирование: Апрель 09, 2017, 11:34:08 pm от Vuntean »

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17551
    • Просмотр профиля
Re: Севастьянов
« Ответ #70 : Ноябрь 09, 2017, 12:05:21 am »
<a href="https://www.youtube.com/v/4u6JWOsYK5Q" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/4u6JWOsYK5Q</a>

<a href="https://www.youtube.com/v/bat2GRgnY4A" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/bat2GRgnY4A</a>

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17551
    • Просмотр профиля
Re: Севастьянов
« Ответ #71 : Декабрь 31, 2017, 11:24:42 pm »
ПОДВОДЯ ИТОГИ - 2017


   
Политический обзор 2017 года настраивает оптимистически в одном и пессимистически в другом отношении.

1.
Оптимизм связан с внешней политикой. Не может не радовать стабильный курс на расхождение, разминовение, углубление противоречий с Западом. Причем курс этот последовательно проводят обе стороны: как Америка с Европой, так и мы. А это дорогого стоит, об этом мы, русские националисты, мечтали еще в первые дни путинского правления, писали президенту соответствующие «наказы». Сближение с Китаем, Турцией, Ираном, арабским миром, Латинской Америкой – наша давняя мечта и надежда.
Понятно, что Запад смотрел на нас благосклонно, пока мы полностью соответствовали его установкам и т.н. «ценностям» (каковые, по сути, ужасная дрянь в целом). Понятно, что он стал нас воспринимать в штыки, как только мы вспомнили про свои национальные интересы и попытались их соблюдать и отстаивать. Мы получили (и продолжаем получать) довольно суровые уроки, которые заставляют понимать: мир и дружба с Западом возможна только на условиях нашей безоговорочной капитуляции. А это нас устраивать не может в принципе. Поэтому так принципиально важна для нас, для России и русских, преемственность внешнеполитического курса – прежде всего и больше всего. Начиная с Горбачева внешняя политика нашей страны полностью определяла и нашу экономику, и нашу внутреннюю политику. Катастрофический результат этого налицо. И только при Путине, и то не сразу и еще не вполне, положение стало меняться. Следует во что бы то ни стало сохранить вектор этих перемен.
Понятно, что условием sine qua non (непременным и обязательным) такого сохранения внешнеполитического курса является наша военная мощь. Милитаризация – не прихоть президента, «играющего в солдатики», а жизненная необходимость номер один, без которой все попытки вести самостоятельную жизнь будут бессмысленны. Если мы хотим спокойно и независимо жить, работать, развиваться, растить детей, мы должны не только быть вооружены самым лучшим, самым современным оружием, но и готовы применить его против любого противника.
В силу всего сказанного важнейшим событием года я считаю нашу победоносную войну в Сирии, которая сопровождалась и рядом дипломатических побед на Ближнем Востоке. Под каковыми я понимаю сближение с Турцией и Ираном, неоспоримый рост авторитета России в арабском мире, ценящем силу и отлично сообразившем, кто есть кто в этой войне и кто как умеет воевать. Чего стоит один только факт использования нами в боях свыше 600 военно-технических новинок! Не случайным результатом всего этого стал беспрецедентный визит в Москву саудовского владыки. Скажу честно: я не ожидал таких успехов от России ни на военном, ни на дипломатическом поприще; я весьма впечатлен. Как и остальной мир, впрочем. Мы заставили считаться с собой – это безусловно очень важно, ведь это укрепляет нашу безопасность и независимость.
Конечно, издержки этих побед неизбежны. Запад всегда стремился нас наказать за подобные успехи, «вознаградив» за победу над Наполеоном – Крымской войной, а за победу над Гитлером – войной холодной. И на этот раз Запад, конечно, не успокоится, недаром США официально признали Россию в числе главных угроз себе. Правда, надо заметить, что многие европейские страны пересматривают свое отношение к России и не очень-то стремятся следовать американскому курсу в отношении нас, но пока еще вынуждены его придерживаться.
Как будет действовать противник? Понятно, во-первых, что предстоит передел Сирии, который может стать затяжным и очень кровавым. Верные правилу воевать чужими руками и платить за все чужой кровью, американцы вооружают против нас и своих вчерашних противников-игиловцев (так после Второй мировой они вооружали немецких военнопленных), и своих новых сателлитов и марионеток – прибалтов и украинцев. А во-вторых, Запад заинтересован в русско-украинской войне, которую он хотел бы использовать как фактор нашего ослабления. Но здесь главная проблема в том, что больше всех на свете в победоносной для нас войне с Украиной заинтересованы мы сами. Ибо никакого другого решения проблема русско-украинских отношений не имеет вообще. Воевать – плохо и опасно. Но не воевать – еще хуже и опаснее, и любое промедление здесь противно интересам России. Теперь, когда мы развязали себе руки, победив в Сирии, самое время об этом подумать. Если вся Новороссия – от Харькова до Тирасполя – войдет в состав России, только тогда будет восстановленна историческая справедливость и решена проблема, созданная нашим юго-западным соседом с помощью сильных мира сего.
В любом случае мы понимаем: только сила поможет нам выстоять в предстоящем близком противостоянии, когда «общая борьба с ИГИЛ[1]» уже не сможет камуфлировать истинную суть наших взаимоотношений с США, с Западом.

2.
На фоне общего отрадного внешнеполитического итога прошедшего года есть, конечно, и определенные удручающие моменты. Это, в первую очередь, некоторое охлаждение отношений с некогда в высшей степени дружественной Индией, которая в какой-то момент оказалась на периферии наших дипломатических и экономических усилий. Чем немедленно воспользовались США, сближаясь с этой очень важной и перспективной страной и вытесняя нас с ее рынка вооружений. Возможно, это еще не поздно поправить. Но для этого нужна экстраординарная активность.
Впрочем, главная для нас задача, требующая скорейшего разрешения, – это Донбасс, непризнанные республики ДНР и ЛНР, в которых происходят тревожные процессы, чреватые бедой для России. Украина, продолжая военные действия против мятежных республик, бессмысленные только на первый взгляд, добивается важных изменений в массовой психологии жителей региона. Увлеченные искренним порывом к России в 2014 году, жители за четыре года оказались измучены страхом, опасностями, нищетой и беспросветностью, они устали от этого ада, от отсутствия нормальной жизни. Растет стремление покончить со всем этим любой ценой – хоть возвращением в лоно Украины (понятно, что такое настроение невозможно для властей и бойцов ополчения, но они – это далеко не большинство). Растет и разочарование в России, раздражение от того, что мы не защищаем их решительно, не применяем по отношению к Украине такую же операцию «принуждения к миру», какую применили против Грузии, защищая этнически и культурно чуждых нам абхазов и осетин. Растет ощущение, что Россия просто использует эти республики против Украины, под красивые разговоры. Мы, поставляя властям ДНР и ЛНР оружие, кадры и продовольствие, курируя политически каждый их шаг, даже не признали их до сих пор, как признали некогда Абхазию и Южную Осетию. Наша позиция, половинчатая и по сути капитулянтская, не вызывает ни понимания, ни уважения. В том числе в других прежде пророссийских областях Украины, оценивающих теперь по-иному собственные перспективы. И время тут однозначно работает против нас. Выиграв в далекой Сирии, мы очевидно проигрываем на своей, в сущности, территории!
К чему клонится дело, чем может все разрешиться в Донбассе? Заставить Украину отложить в сторону оружие мы почему-то не можем, а Запад, по вышеуказанной причине, и не хочет. Поставляя Украине летальное оружие, предоставляя ей кредиты, размещая там своих консультантов и ЧВС, США со товарищи явно заботится о том, чтобы война России с Украиной, буде начнется (а это, на мой взгляд, объективная необходимость), стала не скорой и решительной, какой она была бы в 2014 году, а затяжной, изматывающей нас. В этой войне проблематичной станет и судьба Крыма, не имеющего на сегодня материкового сообщения с Россией, который может быть подвергнут, несмотря на всю свою военную состоятельность, жестокой блокаде, ведь 19-километровая артерия – Крымский мост – слишком легко уязвима как с воздуха, так и с воды.
Основные причины всего этого негатива, по моему мнению, в ментальности президента Путина: он не воин, привыкший сражаться не на жизнь, а на смерть, а спортсмен, выходящий на татами за аплодисменты и признание. Поэтому он, во-первых, дрогнул в 2014 году, когда можно было поставить проблему на ребро, проведя молниеносную победную войну и заняв всю Новороссию вплоть до Приднестровья включительно. Вряд ли негативные последствия от этого – ненависть и страх Запада, санкции и проч. – превысили бы нынешние, зато позитивных было бы не счесть (это признает даже политолог из президентского пула Сергей Марков). А во-вторых, передал вообще русско-украинские отношения, а с ними проблемы Новороссии, на откуп Суркову, как и прежде всегда передавал ему вопросы национальной политики. Сурков же, злой гений России, по традиции завел их в тупик. Это стало особенно очевидно в минувшем году, который весь в целом отмечен реваншем сурковщины.
С этим выводом мы переходим в область внутренней политики.

3.
Теперь о пессимизме. Во внутренней политике на первое место по негативу я поставил бы откат от идей и идеалов «русской весны». Проявлений этого немало:

загнивание ситуации в Донбассе, являющееся симптомом завершения тренда «Русского мира» (эта тема вообще больше не озвучивается);

инициатива президента, спровоцированного такими советниками в национальном вопросе, как пресловутые Валерий Тишков и Александр Михайлов, предложившего разработать законопроект «О российской нации», что вызвало немало возмущения в самых широких кругах не только политического класса, но и населения, даже не исключительно русского. Пока мыслящей общественности удалось торпедировать законопроект, но надолго ли? Тишковцы и сурковцы так просто не успокоятся. Останется ли президент с ними?

знаковые перестановки в администрации президента, где на смену русским и прорусски настроенным Сергею Иванову и Вячеславу Володину пришли эстонец Антон Вайно и еврей Сергей Кириенко (Израитель по матери);

расправа подряд с руководителями Русского движения Александром Беловым (2016) и Дмитрием Демушкиным (2017), получившими реальные сроки, в отличие от «ужасного оппозиционера» Алексея Навального; фактическая ликвидация Русского марша; вынужденная эмиграция других лидеров того же направления – Игоря Артемова, Даниила Константинова;

продолжение репрессий, включая уголовное преследование по ст. 282 и запрещение «экстремистской» литературы, в отношении прорусских писателей, блогеров и т.п.;

закрытие телепрограммы «Русский вопрос» (ведущий Константин Затулин) на канале НТВ, некогда открытой по прямому указанию Путина. То ли Путин сам охладел к теме, отказался от нее, то ли гендиректор НТВ г-жа Быстрицкая, почуяв перемену конъюнктуры, смело действует по принципу «жалует царь, да не жалует псарь»? В прошлом она курировала информационные программы НТВ при Гусинском, «русская» тема для нее ненавистна. Ее решение – показательно;

потерял свое место главного редактора «Литературной газеты» видный писатель Юрий Поляков, который также периодически продвигал «русский вопрос» и даже имел в своей газете одноименную рубрику. Теперь, после прихода в руководящее кресло знаменитого издания малоизвестного поэта Максима Замшева, резко взявшегося прославлять Ленина, Троцкого, Дзержинского, славный «орден чекистов» и проч., с русской темой, видимо, тут станет непросто.

Возможно, что-то я и упустил, но суть ясна и так. Все перечисленное – это и есть откат от «русской весны» и реванш махровой сурковщины.
Опасность и негатив этого явления не в последнюю очередь в том, что только настоящим ненавистникам России могло придти в голову вбивать клин между президентом и государствообразующим русским народом, да еще накануне выборов. Вместо того, чтобы множить число его сторонников, ценителей того хорошего, что им сделано, проводники антирусской политики множат число его противников, чего он сам, возможно, даже не замечает, по привычке трагически мало интересуясь национальным вопросом, игнорируя русскую проблему. Как бы не вышло ему боком разминовение с основным народом, на котором стоит Россия.
Как все это скажется на результатах выборов? Об этом ниже.
Наряду с негативом необходимо отметить и позитив. В прошедшем году стало еще заметнее, что наша жизнь, вопреки многим трудностям, экономическим в первую очередь, входит в некие нормальные берега, обретает стабильность. Я смотрю, как люди одеваются, какую носят обувь (в советские времена мы о такой не мечтали), какими обзаводятся гаджетами, что покупают в продуктовых магазинах, что читают в метро (опять начали читать книги!), какое выражение на лицах. Я вижу, как ушли напряженность и враждебность, трагизм в выражениях лиц, как спокойно и весело общаются между собой молодые ребята, сколько людей выходит на прогулки в моем Коломенском (а по праздникам настоящие народные гуляния). Вижу, как преображается, хорошеет Москва, как много появляется не только новых автотрасс, но и детских и спортивных площадок, скверов, дорожек для прогулок. Упростились, стали удобнее формы общения с властями, с бюрократией. Оборудуются больницы, появляются новые формы соцбеспечения. Это отмечают и те мои знакомые, что большую часть жизни проводят за границей, а в столице появляются время от времени: с каждым разом, говорят они, все заметнее стабилизация, подъем, расцвет. Наши учреждения науки и культуры получают все больше грантов, наши дети занимают все больше призовых мест на международных олимпиадах и форумах. И т.д. Кое-какую статистику озвучил и президент Путин на последней пресс-конференции, мало что там оспоришь.
Жизнь налаживается, становится нормальной, пусть трудной и небогатой. О людях, хорошо ли, плохо ли, но вновь стали хоть как-то заботиться. Это видно глазами, это ощущается кожей. До рая, конечно, еще очень далеко, но ведь и ад ушел в прошлое. Это надо понимать и ценить. Нам, пережившим и хорошо помнящим кошмар девяностых, это особенно заметно и чувствительно.
Постепенно на этом фоне стабилизации, нормализации жизни власть перехватывает повестку дня у оппозиции. Чего требовали «белоленточники-бандерлоги» в 2011-2012 гг.? Честных выборов? Пожалуйста! Путин в них сегодня заинтересован более, чем кто другой. Поставив Эллу Панфилову во главе Центризбиркома, он сделал точный ход: ведь другого гаранта не может желать и самый придирчивый оппозиционер-демократ. Чего еще? Борьбы с коррупцией? Пожалуйста! Резонансные дела Улюкаева, Белых, Захарченко, Серебреникова, ряда губернаторов, мэров и даже главы УФСИНа – ко вниманию наблюдателей. Оружие традиционной критики не только выбито из рук либералов, но и по временам обращено против них самих, против людей из их лагеря. Воют хором и поврозь (Райкин), а что поделать? Хотели? Получите.
В итоге из привычного набора обвинений и требований у либеральной оппозиции осталось не так уж много. И сегодня оппозиционеры ставят акцент на другом: народ-де устал от Путина, от несменяемости власти, народу надоело и т.д. Словом, как в 1980-е: «Перемен! Мы ждем перемен!». В этом, в частности, основной пафос выступлений претендентки на президентский пост Ксении Собчак. Простенько, на первый взгляд, и небогато по мысли. Но на самом деле неглупо: ведь людям действительно свойственна тяга к новизне. Но всегда ли она уместна? Представим себе, что Петру Первому в разгар Северной войны или Сталину в 1943 году сказали бы: ну, знаешь, ты довольно уже правил, подвинься, дай-ка теперь мы порулим! Не смешно…

4.
Я пережил и осмыслил революцию 1991-1993 гг., я много работал над историей Февральской и Октябрьской революций 1917 года, над историей Гражданской войны. Для меня предельно ясен и однозначен главный вывод из всего этого.
Любая революция – абсолютное зло. Революционеры все поголовно – мудаки или сволочи, иногда то и другое в одном лице. Каждый раз революция наносила непоправимый вред России, отбрасывала ее назад, искажала ее исторический путь и предназначение, и мы, русские, лишь с величайшим трудом и невосполнимыми, ужасными жертвами выкарабкивались из очередной пропасти, куда нас сбрасывали революционеры. Революциям и революционерам – решительное «Нет!» навсегда.
Было время, однако, когда я и сам пытался делать революцию: русскую национальную. И как идеолог, теоретик, и как главред «Национальной газеты» и сопредседатель Национально-Державной партии России. Поскольку я рассматривал это как естественное продолжение буржуазно-демократической революции 1991-1993 гг. Поэтому не чувствовал себя виноватым, ведь раз революция уже произошла, и притом без всякого моего участия (я не был диссидентом и не разрушал СССР и партократическую систему), то почему бы не попытаться продолжить и развернуть ее в нужную, правильную сторону?
Эту, как говорят, реперную точку, когда такой разворот был еще возможен, Россия проходила примерно с середины 1990-х по середину 2000-х гг. Но – тогда совершить русскую национальную революцию по ряду причин не удалось, а потом благоприятный момент прошел, жизнь вошла в новые берега, успокоилась, потекла год от года в определенном русле в общем к лучшему.
И сегодня, по моему убеждению, каждый умный, порядочный человек должен сделать все возможное, чтобы никакой новой революции не допустить. И если для этого нужно давить революционеров, как бешеных собак, – то рука дрожать не должна. Тем более, что сегодня в роли главных революционеров норовят выступать либералы, а с ними у нас еще с прежних революций бо-о-льшие счеты не сведены.
Свою новую революцию либералы увязывают с грядущими выборами. Поговорим же о них, ведь именно выборная интрига не только венчает 2017 год, но и переходит в 2018-й.

5.
Начать с того, что либералам на грядущих выборах явно ничего не светит. Не только Навальному, которому на стопроцентно законных основаниях Центризбирком во главе с Эллой Панфиловой дал от ворот поворот. Но и тряпичному Явлинскому со старыми опилками в голове, уверяющему, что надо вернуть Крым и признать тотальную правоту Запада с его «ценностями». И такой же, как и он, поклоннице Запада, мечтающей видеть Россию «нормальной страной европейского типа», – Ксении Собчак. И даже старому, всем надоевшему политическому клоуну Жириновскому, который давно исчез бы с российского горизонта, если бы не армия партийных функционеров, состоящая на содержании у него, заблаговременно набившего свой карман ликвидной собственностью.
Конечно же, главная интрига выборов связана в этом году не с ними, а с реальным кандидатом, впервые появившимся на российских выборах с тех пор, как в 1996 году Зюганов отдал свою победу Ельцину. (Владимир Соловьев видит в этом подвиг самоотвержения во имя гражданского мира, поразительно «неэгоистический поступок». Я же ничего, кроме трусости и непоследовательности, свойственной родившимся под знаком рака и лично Геннадию Андреевичу, тут не нахожу.) Этого кандидата зовут Павел Грудинин, он председатель подмосковного Совхоза им. В.И. Ленина.
Разумный и спокойный, подкованный в вопросах хозяйственных, экономических, приведший свой совхоз нелегкими путями к процветанию, заботящийся о людях, Грудинин заметно вызывает симпатии не только у простых избирателей, но даже и у таких прожженых политиканов, как тот же искушеннейший Владимир Соловьев. По долгу службы тот должен был бы публично гнобить Грудинина, но сквозь соловьевские профессиональные приемчики игрока «на раздевание» пробивались нотки уважения и приятия, потому что Грудинин хорошо держит удар и не говорит глупостей и пошлостей.
Грудинин прошел через процедуру своеобразных «праймериз», в которых участвовали, с одной стороны, КПРФ, а с другой – так называемый Народно-патриотический союз России, своеобразный клуб капитанов разбитых кораблей, в котором я не посчитал нужным принять участие (подробности опущу). Поэтому Грудинин считается как бы ставленником от блока коммунистов и патриотов, хотя на деле реальной силой здесь является только КПРФ. Основным соперником Грудинина был Юрий Болдырев, человек известный, за которого я бы сам охотно агитировал и голосовал. Но – он, увы, не прошел, и я лишился выбора.
Я считаю, что у Грудинина есть реальный шанс набрать до 30 % голосов и выйти во второй тур президентской гонки. Понятно, что либеральное меньшинство Грудинина поддерживать не будет, но этот электорат сегодня, я думаю, вообще очень мало весит на весах российской истории. Его поддержат жители села, а это, по максимуму, 25 % населения. Его поддержат многие пенсионеры, согревающиеся памятью о Советском союзе и советской власти, поскольку Грудинин открыто декларирует приверженность социализму и  СССР. Его поддержат многие бизнесмены, поскольку он сам бизнесмен, знает правила игры и реальные нужды класса предпринимателей. Его поддержат не только коммунисты, что само собой, но и вообще широкие силы левого сектора. А также в значительном количестве социально обделенные массы. Так что можно зафиксировать важный факт: у Путина впервые появилась нешуточная, немарионеточная альтернатива, на фоне которой прочие кандидаты просто не видны.
Но я лично за Грудинина голосовать  не буду. Не буду как историк и политолог, как практический политик, как русский националист.
Проблема не в том, конечно, что Грудинин капиталист – все бы капиталисты были такими! Мне, автору концепта «национал-капитализма», это не претит нисколько. Проблема в том, что он, как юный пионер, всегда смотрит на компартию, смотрит в рот Зюганову, уши Геннадия Андреевича торчат у него из-за спины на километр во все стороны. И для Зюганова это шанс реванша, он будет руководить Грудининым.
Обратите внимание: стоит только задать Грудинину трудный вопрос не по его профилю, как он тут же начинает ссылаться на «старших товарищей». А это значит, что следуя их указаниям, он в важнейших международных и национальных вопросах поведет себя традиционно интернационалистически, что приведет Россию к такому же концу, как СССР. В частности, будет пытаться любым способом умиротворить Украину, поступаясь нашими интересами. Как это делали Ленин, Хрущев и Брежнев. Как это сделали коммунисты в 1998 году, когда именно они лоббировали Договор о дружбе, сотрудничестве и т.д. с Украиной. Тогда огромную роль сыграли, в частности, Селезнев и тот же Зюганов, который восклицал: «У меня жена украинка, что же нам, воевать с Украиной, что ли?!». В то время, как я прямо предсказывал, что русской-украинской войны не избежать, и характеризовал этот односторонне выгодный лишь Украине договор – «обманом века» (мою статью под таким названием опубликовала «Независимая»).
Думаю, что Грудинин стихийно, подсознательно будет отдавать предпочтение вопросам социального обустройства населения – вопросам вооружения страны, в которых ничего не смыслит. Ведь он хозяйственник, завхоз, его автоматически коробит от одной только мысли «пушки вместо масла». И у него нет и не может быть глубинного, спинным мозгом, понимания, что без пушек не будет ни масла, ни много еще чего хорошего. А это, по моим представлениям, – величайшая стратегическая ошибка.
Гуманизм и миролюбие будут застить ему политическое зрение. Грудинин, нет сомнений, под любым предлогом капитулирует в Донбассе, а возможно сдаст и Крым, стараясь замириться с Западом, ведь соображения примитивной экономической выгоды для него, марксиста и ограниченного хозяйственника, всегда будут важнее всего. И что самое обидное – важнее русских национальных интересов и приоритетов, ведь, по собственному признанию, он исповедует интернационализм, как и выдвинувшие его коммунисты вообще и всегда. Так что я бы никогда не доверил ему никакие вопросы политики, ни внутренней, ни внешней. А равно вопросы безопасности страны. Его потолок, на мой взгляд, – министр сельского хозяйства, не выше того. А президент страны – это, в первую очередь, именно политика, а не хозяйство.
В этом едва ли не главное. Что бы Грудинин, накачанный экспертами, ни декларировал по национальному вопросу в ходе избирательной кампании, я не поверю ему ни за что на свете. Ни единому слову. Я слишком хорошо знаю всю подноготную коммунистической доктрины в данной области политики. Коммунисты органически не способны ни понимать национальный вопрос, ни принимать тут верные решения. Собственно, потому они и загубили в конечном счете Советский Союз, не справившись с противоречиями национальной политики.
Кстати, об интернационализме Грудинина. Удивляться этому не приходится, и надеяться на перемену позиции тоже, поскольку он имеет по материнской линии родного дедушку еврея (Зиновия Пищика; это, кстати, и по лицу заметно). Это признание сделано им самим интернет-телеканалу «Нейромир» в интервью от 02.12.17[2]. Сказанное не ставит под сомнение его человеческие качества, мы ведь чтим память, к примеру, генерала Льва Рохлина, еврея по отцу. Дело тут в другом.
Надо заметить, что лица, имеющие в жилах еврейскую кровь или породненные с еврейством, не раз возникали на русском троне: Лжедмитрий Второй, Владимир Ульянов (Ленин), Леонид Брежнев (жена еврейка), Юрий Андропов, Дмитрий Медведев… Ничего хорошего от этого для нас не происходило. И не потому, чтобы они были бездарны, неспособны – отнюдь нет, а потому, что были безразличны к правам и интересам русского народа, не сочувствовали его проблемам, не ощущали их как свои. Не было у них такого приоритета. А без такового правитель России нам, русским, не больно-то нужен.
Вот причины, по которым я не отдам свой голос за Грудинина.

6.
           «Кого ж любить? Кому же верить?» – как восклицал Пушкин в «Онегине»…
Сложность в том, что в таком важном для меня национальном вопросе Путин сегодня, как я писал выше, не оправдал наших надежд, разочаровал. Немало претензий к нему накопилось и в экономической, и в социальной политике, и ряд из них очень грамотно озвучивает Грудинин (к примеру проблему прогрессивного налога, в чем я его поддерживаю). И вообще – Путин не идеал.
И все-таки. Я начал с того, что вот уже более тридцати лет для нашей страны внешняя политика является все определяющий, что от нее полностью зависит политика внутренняя, политика экономическая.
В этом плане Путин меня полностью сегодня устраивает. И я считаю, что обеспечить преемственность его внешнеполитического курса можно только одним способом: продлить его полномочия хотя бы еще на один срок. Ему отступать некуда, в отличие от любого другого кандидата. Это тот случай, когда безопасность нашего государства и личная безопасность президента соединены «в одном флаконе». Как ни у кого другого. В этом – и только в этом – гарантия того, что откат к позорной «козыревщине», вообще к эпохе Ельцина невозможен. И что нас ждут новые победы.
Кроме того, Путин относится к «людям длинной воли», по выражению Льва Гумилева. Его потенциал велик; он умеет планировать на перспективу. Я не сомневаюсь, что эту перспективу он видит хорошо. И не даст себя обмануть ни Америке, ни Европе.
Сохранить неизменным сложившийся курс внешней политики – это, на мой взгляд, сегодня самое главное. Это – основные рамки нашей жизни. А внутреннюю политику, при этом условии, будем, конечно, стараться изменить по мере наших сил. А кто сказал, что будет легко?
На этом заканчиваю. Умному достаточно.


[1] Запрещенная в России организация.
[2] См.: https://youtu.be/lcrzV5ZOVjI.

https://a-sevastianov.livejournal.com/76222.html

Глазунов-Блокадник

  • Global Moderator
  • *****
  • Сообщений: 1986
    • Просмотр профиля
Re: Севастьянов: Путин медлит с Украиной
« Ответ #72 : Январь 13, 2018, 06:09:01 pm »
Перепечатка с сайта Севастьянова
http://sevastianov.ru/novosti/podvodya-itogi-2017.html

Путин  все ещё медлит с Украиной


На фоне общего отрадного внешнеполитического итога прошедшего года есть, конечно, и определенные удручающие моменты. Это, в первую очередь, некоторое охлаждение отношений с некогда в высшей степени дружественной Индией, которая в какой-то момент оказалась на периферии наших дипломатических и экономических усилий. Чем немедленно воспользовались США, сближаясь с этой очень важной и перспективной страной и вытесняя нас с ее рынка вооружений. Возможно, это еще не поздно поправить. Но для этого нужна экстраординарная активность.

Впрочем, главная для нас задача, требующая скорейшего разрешения, – это Донбасс, непризнанные республики ДНР и ЛНР, в которых происходят тревожные процессы, чреватые бедой для России. Украина, продолжая военные действия против мятежных республик, бессмысленные только на первый взгляд, добивается важных изменений в массовой психологии жителей региона. Увлеченные искренним порывом к России в 2014 году, жители за четыре года оказались измучены страхом, опасностями, нищетой и беспросветностью, они устали от этого ада, от отсутствия нормальной жизни. Растет стремление покончить со всем этим любой ценой – хоть возвращением в лоно Украины (понятно, что такое настроение невозможно для властей и бойцов ополчения, но они – это далеко не большинство). Растет и разочарование в России, раздражение от того, что мы не защищаем их решительно, не применяем по отношению к Украине такую же операцию «принуждения к миру», какую применили против Грузии, защищая этнически и культурно чуждых нам абхазов и осетин. Растет ощущение, что Россия просто использует эти республики против Украины, под красивые разговоры. Мы, поставляя властям ДНР и ЛНР оружие, кадры и продовольствие, курируя политически каждый их шаг, даже не признали их до сих пор, как признали некогда Абхазию и Южную Осетию. Наша позиция, половинчатая и по сути капитулянтская, не вызывает ни понимания, ни уважения. В том числе в других прежде пророссийских областях Украины, оценивающих теперь по-иному собственные перспективы. И время тут однозначно работает против нас. Выиграв в далекой Сирии, мы очевидно проигрываем на своей, в сущности, территории!

К чему клонится дело, чем может все разрешиться в Донбассе? Заставить Украину отложить в сторону оружие мы почему-то не можем, а Запад, по вышеуказанной причине, и не хочет. Поставляя Украине летальное оружие, предоставляя ей кредиты, размещая там своих консультантов и ЧВС, США со товарищи явно заботится о том, чтобы война России с Украиной, буде начнется (а это, на мой взгляд, объективная необходимость), стала не скорой и решительной, какой она была бы в 2014 году, а затяжной, изматывающей нас. В этой войне проблематичной станет и судьба Крыма, не имеющего на сегодня материкового сообщения с Россией, который может быть подвергнут, несмотря на всю свою военную состоятельность, жестокой блокаде, ведь 19-километровая артерия – Крымский мост – слишком легко уязвима как с воздуха, так и с воды.

Основные причины всего этого негатива, по моему мнению, в ментальности президента Путина: он не воин, привыкший сражаться не на жизнь, а на смерть, а спортсмен, выходящий на татами за аплодисменты и признание. Поэтому он, во-первых, дрогнул в 2014 году, когда можно было поставить проблему на ребро, проведя молниеносную победную войну и заняв всю Новороссию вплоть до Приднестровья включительно. Вряд ли негативные последствия от этого – ненависть и страх Запада, санкции и проч. – превысили бы нынешние, зато позитивных было бы не счесть (это признает даже политолог из президентского пула Сергей Марков). А во-вторых, передал вообще русско-украинские отношения, а с ними проблемы Новороссии, на откуп Суркову, как и прежде всегда передавал ему вопросы национальной политики. Сурков же, злой гений России, по традиции завел их в тупик. Это стало особенно очевидно в минувшем году, который весь в целом отмечен реваншем сурковщины.


Глазунов-Блокадник

  • Global Moderator
  • *****
  • Сообщений: 1986
    • Просмотр профиля
Re: Севастьянов о положении в России
« Ответ #73 : Январь 13, 2018, 06:50:01 pm »

Севастьянов о положении в России

http://sevastianov.ru/novosti/podvodya-itogi-2017.html

Во внутренней политике на первое место по негативу я поставил бы откат от идей и идеалов «русской весны». Проявлений этого немало:

1.     загнивание ситуации в Донбассе, являющееся симптомом завершения тренда «Русского мира» (эта тема вообще больше не озвучивается);

2.    инициатива президента, спровоцированного такими советниками в национальном вопросе, как пресловутые Валерий Тишков и Александр Михайлов, предложившего разработать законопроект «О российской нации», что вызвало немало возмущения в самых широких кругах не только политического класса, но и населения, даже не исключительно русского. Пока мыслящей общественности удалось торпедировать законопроект, но надолго ли? Тишковцы и сурковцы так просто не успокоятся. Останется ли президент с ними?

3.    знаковые перестановки в администрации президента, где на смену русским и прорусски настроенным Сергею Иванову и Вячеславу Володину пришли эстонец Антон Вайно и еврей Сергей Кириенко (Израитель по матери);

4   расправа подряд с руководителями Русского движения Александром Беловым (2016) и Дмитрием Демушкиным (2017), получившими реальные сроки, в отличие от «ужасного оппозиционера» Алексея Навального; фактическая ликвидация Русского марша; вынужденная эмиграция других лидеров того же направления – Игоря Артемова, Даниила Константинова;

 5.  продолжение репрессий, включая уголовное преследование по ст. 282 и запрещение «экстремистской» литературы, в отношении прорусских писателей, блогеров и т. п.;

6.    закрытие телепрограммы «Русский вопрос» (ведущий Константин Затулин) на канале НТВ, некогда открытой по прямому указанию Путина. То ли Путин сам охладел к теме, отказался от нее, то ли гендиректор НТВ г-жа Быстрицкая, почуяв перемену конъюнктуры, смело действует по принципу «жалует царь, да не жалует псарь»? В прошлом она курировала информационные программы НТВ при Гусинском, «русская» тема для нее ненавистна. Ее решение – показательно;

 7.   потерял свое место главного редактора «Литературной газеты» видный писатель Юрий Поляков, который также периодически продвигал «русский вопрос» и даже имел в своей газете одноименную рубрику. Теперь, после прихода в руководящее кресло знаменитого издания малоизвестного поэта Максима Замшева, резко взявшегося прославлять Ленина, Троцкого, Дзержинского, славный «орден чекистов» и проч., с русской темой, видимо, тут станет непросто.

Возможно, что-то я и упустил, но суть ясна и так. Все перечисленное – это и есть откат от «русской весны» и реванш махровой сурковщины.

Опасность и негатив этого явления не в последнюю очередь в том, что только настоящим ненавистникам России могло придти в голову вбивать клин между президентом и государствообразующим русским народом, да еще накануне выборов. Вместо того, чтобы множить число его сторонников, ценителей того хорошего, что им сделано, проводники антирусской политики множат число его противников, чего он сам, возможно, даже не замечает, по привычке трагически мало интересуясь национальным вопросом, игнорируя русскую проблему. Как бы не вышло ему боком разминовение с основным народом, на котором стоит Россия.

Как все это скажется на результатах выборов? Об этом ниже.


Наряду с негативом необходимо отметить и позитив. В прошедшем году стало еще заметнее, что наша жизнь, вопреки многим трудностям, экономическим в первую очередь, входит в некие нормальные берега, обретает стабильность. Я смотрю, как люди одеваются, какую носят обувь (в советские времена мы о такой не мечтали), какими обзаводятся гаджетами, что покупают в продуктовых магазинах, что читают в метро (опять начали читать книги!), какое выражение на лицах. Я вижу, как ушли напряженность и враждебность, трагизм в выражениях лиц, как спокойно и весело общаются между собой молодые ребята, сколько людей выходит на прогулки в моем Коломенском (а по праздникам настоящие народные гуляния). Вижу, как преображается, хорошеет Москва, как много появляется не только новых автотрасс, но и детских и спортивных площадок, скверов, дорожек для прогулок. Упростились, стали удобнее формы общения с властями, с бюрократией. Оборудуются больницы, появляются новые формы соцбеспечения. Это отмечают и те мои знакомые, что большую часть жизни проводят за границей, а в столице появляются время от времени: с каждым разом, говорят они, все заметнее стабилизация, подъем, расцвет. Наши учреждения науки и культуры получают все больше грантов, наши дети занимают все больше призовых мест на международных олимпиадах и форумах. И т.д. Кое-какую статистику озвучил и президент Путин на последней пресс-конференции, мало что там оспоришь.

Жизнь налаживается, становится нормальной, пусть трудной и небогатой. О людях, хорошо ли, плохо ли, но вновь стали хоть как-то заботиться. Это видно глазами, это ощущается кожей. До рая, конечно, еще очень далеко, но ведь и ад ушел в прошлое. Это надо понимать и ценить. Нам, пережившим и хорошо помнящим кошмар девяностых, это особенно заметно и чувствительно.

Постепенно на этом фоне стабилизации, нормализации жизни власть перехватывает повестку дня у оппозиции. Чего требовали «белоленточники-бандерлоги» в 2011–2012 гг.? Честных выборов? Пожалуйста! Путин в них сегодня заинтересован более, чем кто другой. Поставив Эллу Панфилову во главе Центризбиркома, он сделал точный ход: ведь другого гаранта не может желать и самый придирчивый оппозиционер-демократ. Чего еще? Борьбы с коррупцией? Пожалуйста! Резонансные дела Улюкаева, Белых, Захарченко, Серебреникова, ряда губернаторов, мэров и даже главы УФСИНа – ко вниманию наблюдателей. Оружие традиционной критики не только выбито из рук либералов, но и по временам обращено против них самих, против людей из их лагеря. Воют хором и поврозь (Райкин), а что поделать? Хотели? Получите.

В итоге из привычного набора обвинений и требований у либеральной оппозиции осталось не так уж много. И сегодня оппозиционеры ставят акцент на другом: народ-де устал от Путина, от несменяемости власти, народу надоело и т. д. Словом, как в 1980-е: «Перемен! Мы ждем перемен!». В этом, в частности, основной пафос выступлений претендентки на президентский пост Ксении Собчак. Простенько, на первый взгляд, и небогато по мысли. Но на самом деле неглупо: ведь людям действительно свойственна тяга к новизне. Но всегда ли она уместна? Представим себе, что Петру Первому в разгар Северной войны или Сталину в 1943 году сказали бы: ну, знаешь, ты довольно уже правил, подвинься, дай-ка теперь мы порулим! Не смешно…

4. ******

Я пережил и осмыслил революцию 1991–1993 гг., я много работал над историей Февральской и Октябрьской революций 1917 года, над историей Гражданской войны. Для меня предельно ясен и однозначен главный вывод из всего этого.

Любая революция – абсолютное зло. Революционеры все поголовно – мудаки или сволочи, иногда то и другое в одном лице. Каждый раз революция наносила непоправимый вред России, отбрасывала ее назад, искажала ее исторический путь и предназначение, и мы, русские, лишь с величайшим трудом и невосполнимыми, ужасными жертвами выкарабкивались из очередной пропасти, куда нас сбрасывали революционеры. Революциям и революционерам – решительное «Нет!» навсегда.

Было время, однако, когда я и сам пытался делать революцию: русскую национальную. И как идеолог, теоретик, и как главред «Национальной газеты» и сопредседатель Национально-Державной партии России. Поскольку я рассматривал это как естественное продолжение буржуазно-демократической революции 1991–1993 гг. Поэтому не чувствовал себя виноватым, ведь раз революция уже произошла, и притом без всякого моего участия (я не был диссидентом и не разрушал СССР и партократическую систему), то почему бы не попытаться продолжить и развернуть ее в нужную, правильную сторону?

Эту, как говорят, реперную точку, когда такой разворот был еще возможен, Россия проходила примерно с середины 1990-х по середину 2000-х гг. Но – тогда совершить русскую национальную революцию по ряду причин не удалось, а потом благоприятный момент прошел, жизнь вошла в новые берега, успокоилась, потекла год от года в определенном русле в общем к лучшему.

И сегодня, по моему убеждению, каждый умный, порядочный человек должен сделать все возможное, чтобы никакой новой революции не допустить. И если для этого нужно давить революционеров, как бешеных собак, – то рука дрожать не должна. Тем более, что сегодня в роли главных революционеров норовят выступать либералы, а с ними у нас еще с прежних революций бо-о-льшие счеты не сведены.

Свою новую революцию либералы увязывают с грядущими выборами. Поговорим же о них, ведь именно выборная интрига не только венчает 2017 год, но и переходит в 2018-й.

5.

Начать с того, что либералам на грядущих выборах явно ничего не светит. Не только Навальному, которому на стопроцентно законных основаниях Центризбирком во главе с Эллой Панфиловой дал от ворот поворот. Но и тряпичному Явлинскому со старыми опилками в голове, уверяющему, что надо вернуть Крым и признать тотальную правоту Запада с его «ценностями». И такой же, как и он, поклоннице Запада, мечтающей видеть Россию «нормальной страной европейского типа», – Ксении Собчак. И даже старому, всем надоевшему политическому клоуну Жириновскому, который давно исчез бы с российского горизонта, если бы не армия партийных функционеров, состоящая на содержании у него, заблаговременно набившего свой карман ликвидной собственностью.

Конечно же, главная интрига выборов связана в этом году не с ними, а с реальным кандидатом, впервые появившимся на российских выборах с тех пор, как в 1996 году Зюганов отдал свою победу Ельцину. (Владимир Соловьев видит в этом подвиг самоотвержения во имя гражданского мира, поразительно «неэгоистический поступок». Я же ничего, кроме трусости и непоследовательности, свойственной родившимся под знаком рака и лично Геннадию Андреевичу, тут не нахожу.) Этого кандидата зовут Павел Грудинин, он председатель подмосковного Совхоза им. В. И. Ленина.

Разумный и спокойный, подкованный в вопросах хозяйственных, экономических, приведший свой совхоз нелегкими путями к процветанию, заботящийся о людях, Грудинин заметно вызывает симпатии не только у простых избирателей, но даже и у таких прожженых политиканов, как тот же искушеннейший Владимир Соловьев. По долгу службы тот должен был бы публично гнобить Грудинина, но сквозь соловьевские профессиональные приемчики игрока «на раздевание» пробивались нотки уважения и приятия, потому что Грудинин хорошо держит удар и не говорит глупостей и пошлостей.

Грудинин прошел через процедуру своеобразных «праймериз», в которых участвовали, с одной стороны, КПРФ, а с другой – так называемый Народно-патриотический союз России, своеобразный клуб капитанов разбитых кораблей, в котором я не посчитал нужным принять участие (подробности опущу). Поэтому Грудинин считается как бы ставленником от блока коммунистов и патриотов, хотя на деле реальной силой здесь является только КПРФ. Основным соперником Грудинина был Юрий Болдырев, человек известный, за которого я бы сам охотно агитировал и голосовал. Но – он, увы, не прошел, и я лишился выбора.

Я считаю, что у Грудинина есть реальный шанс набрать до 30% голосов и выйти во второй тур президентской гонки. Понятно, что либеральное меньшинство Грудинина поддерживать не будет, но этот электорат сегодня, я думаю, вообще очень мало весит на весах российской истории. Его поддержат жители села, а это, по максимуму, 25% населения. Его поддержат многие пенсионеры, согревающиеся памятью о Советском союзе и советской власти, поскольку Грудинин открыто декларирует приверженность социализму и СССР. Его поддержат многие бизнесмены, поскольку он сам бизнесмен, знает правила игры и реальные нужды класса предпринимателей. Его поддержат не только коммунисты, что само собой, но и вообще широкие силы левого сектора. А также в значительном количестве социально обделенные массы. Так что можно зафиксировать важный факт: у Путина впервые появилась нешуточная, немарионеточная альтернатива, на фоне которой прочие кандидаты просто не видны.

Но я лично за Грудинина голосовать не буду. Не буду как историк и политолог, как практический политик, как русский националист.

Проблема не в том, конечно, что Грудинин капиталист – все бы капиталисты были такими! Мне, автору концепта «национал-капитализма», это не претит нисколько. Проблема в том, что он, как юный пионер, всегда смотрит на компартию, смотрит в рот Зюганову, уши Геннадия Андреевича торчат у него из-за спины на километр во все стороны. И для Зюганова это шанс реванша, он будет руководить Грудининым.

Обратите внимание: стоит только задать Грудинину трудный вопрос не по его профилю, как он тут же начинает ссылаться на «старших товарищей». А это значит, что следуя их указаниям, он в важнейших международных и национальных вопросах поведет себя традиционно интернационалистически, что приведет Россию к такому же концу, как СССР. В частности, будет пытаться любым способом умиротворить Украину, поступаясь нашими интересами. Как это делали Ленин, Хрущев и Брежнев. Как это сделали коммунисты в 1998 году, когда именно они лоббировали Договор о дружбе, сотрудничестве и т. д. с Украиной. Тогда огромную роль сыграли, в частности, Селезнев и тот же Зюганов, который восклицал: «У меня жена украинка, что же нам, воевать с Украиной, что ли?!». В то время, как я прямо предсказывал, что русской-украинской войны не избежать, и характеризовал этот односторонне выгодный лишь Украине договор –    «обманом века» (мою статью под таким названием опубликовала «Независимая»).

Думаю, что Грудинин стихийно, подсознательно будет отдавать предпочтение вопросам социального обустройства населения – вопросам вооружения страны, в которых ничего не смыслит. Ведь он хозяйственник, завхоз, его автоматически коробит от одной только мысли «пушки вместо масла». И у него нет и не может быть глубинного, спинным мозгом, понимания, что без пушек не будет ни масла, ни много еще чего хорошего. А это, по моим представлениям, – величайшая стратегическая ошибка.

Гуманизм и миролюбие будут застить ему политическое зрение. Грудинин, нет сомнений, под любым предлогом капитулирует в Донбассе, а возможно сдаст и Крым, стараясь замириться с Западом, ведь соображения примитивной экономической выгоды для него, марксиста и ограниченного хозяйственника, всегда будут важнее всего. И что самое обидное – важнее русских национальных интересов и приоритетов, ведь, по собственному признанию, он исповедует интернационализм, как и выдвинувшие его коммунисты вообще и всегда. Так что я бы никогда не доверил ему никакие вопросы политики, ни внутренней, ни внешней. А равно вопросы безопасности страны. Его потолок, на мой взгляд, – министр сельского хозяйства, не выше того. А президент страны – это, в первую очередь, именно политика, а не хозяйство.

В этом едва ли не главное. Что бы Грудинин, накачанный экспертами, ни декларировал по национальному вопросу в ходе избирательной кампании, я не поверю ему ни за что на свете. Ни единому слову. Я слишком хорошо знаю всю подноготную коммунистической доктрины в данной области политики. Коммунисты органически не способны ни понимать национальный вопрос, ни принимать тут верные решения. Собственно, потому они и загубили в конечном счете Советский Союз, не справившись с противоречиями национальной политики.

Кстати, об интернационализме Грудинина. Удивляться этому не приходится, и надеяться на перемену позиции тоже, поскольку он имеет по материнской линии родного дедушку еврея (Зиновия Пищика; это, кстати, и по лицу заметно). Это признание сделано им самим интернет-телеканалу «Нейромир» в интервью от 02.12.172. Сказанное не ставит под сомнение его человеческие качества, мы ведь чтим память, к примеру, генерала Льва Рохлина, еврея по отцу.
Дело тут в другом.

Надо заметить, что лица, имеющие в жилах еврейскую кровь или породненные с еврейством, не раз возникали на русском троне: Лжедмитрий Второй, Владимир Ульянов (Ленин), Леонид Брежнев (жена еврейка), Юрий Андропов, Дмитрий Медведев… Ничего хорошего от этого для нас не происходило. И не потому, чтобы они были бездарны, неспособны – отнюдь нет, а потому, что были безразличны к правам и интересам русского народа, не сочувствовали его проблемам, не ощущали их как свои. Не было у них такого приоритета. А без такового правитель России нам, русским, не больно-то нужен.

Вот причины, по которым я не отдам свой голос за Грудинина.


6.

«Кого ж любить? Кому же верить?» – как восклицал Пушкин в «Онегине»…

Сложность в том, что в таком важном для меня национальном вопросе Путин сегодня, как я писал выше, не оправдал наших надежд, разочаровал. Немало претензий к нему накопилось и в экономической, и в социальной политике, и ряд из них очень грамотно озвучивает Грудинин (к примеру проблему прогрессивного налога, в чем я его поддерживаю). И вообще – Путин не идеал.

И все-таки. Я начал с того, что вот уже более тридцати лет для нашей страны внешняя политика является все определяющей, что от нее полностью зависит политика внутренняя, политика экономическая.

В этом плане Путин меня полностью сегодня устраивает. И я считаю, что обеспечить преемственность его внешнеполитического курса можно только одним способом: продлить его полномочия хотя бы еще на один срок. Ему отступать некуда, в отличие от любого другого кандидата. Это тот случай, когда безопасность нашего государства и личная безопасность президента соединены «в одном флаконе». Как ни у кого другого. В этом – и только в этом – гарантия того, что откат к позорной «козыревщине», вообще к эпохе Ельцина невозможен. И что нас ждут новые победы.

Кроме того, Путин относится к «людям длинной воли», по выражению Льва Гумилева. Его потенциал велик; он умеет планировать на перспективу. Я не сомневаюсь, что эту перспективу он видит хорошо. И не даст себя обмануть ни Америке, ни Европе.

Сохранить неизменным сложившийся курс внешней политики – это, на мой взгляд, сегодня самое главное. Это – основные рамки нашей жизни. А внутреннюю политику, при этом условии, будем, конечно, стараться изменить по мере наших сил. А кто сказал, что будет легко?

На этом заканчиваю. Умному достаточно.

1 Запрещенная в России организация.

2 См.:https://youtu.be/lcrzV5ZOVjI.

Александр СЕВАСТЬЯНОВ

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17551
    • Просмотр профиля
Re: Севастьянов
« Ответ #74 : Март 29, 2018, 03:36:57 pm »
РАЗМЫШЛЕНИЯ О ВЫБОРАХ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ В 2024 ГОДУ.


   
Метафизические итоги прошедших выборов
Чем интересны президентские выборы 2018 года? В чем их главнейшее, метафизическое содержание?
На этот вопрос можно дать сразу несколько ответов.
Во-первых, отрадно отметить, что российский электорат заметно поумнел с прошлых выборов и наконец-то вполне ответственно отнесся к самому процессу и его конечному результату. Если выборы 1996 года заставили меня сделать столь же печальный, сколь и неопровержимый вывод о том, что наш народ – дурак, то вот, по прошествии 22 лет я впервые взял этот вывод под сомнение. Хотя еще в 2011-2012 годы дурачества хватало с лихвой (а про форменное безумие 1988-1993 гг. я уж и не говорю). Ан, вот поди ж ты! Сегодня я испытываю удовлетворение и даже легкую гордость за моего современника-согражданина, российского избирателя – редчайший случай, когда я на стороне большинства. Возможно, дело объясняется тем, что выросло целое поколение вовсе новых избирателей? Так ведь и это тоже неплохо.
Во-вторых, приятно удивила повышенная консолидированность нашего общества. Либералы пытаются объяснять это ловкой кремлевской пропагандой, кремлевские пропагандисты, напротив, неуклюжей пропагандой Запада (на деле антипропагандой). А на мой взгляд, все дело в том, что за последние годы все явнее как для наблюдателей, так и для обывателей становятся контуры той России, которую Путин, как я предполагаю, задумал давно и потихоньку выстраивал, используя всевозможные хитрые ходы и операции прикрытия, балансируя порой на лезвии ножа и рискуя головой. И эти контуры дают людям надежду на будущее, вызывают желание включиться в строительство, кто чем может, и во всяком случае – дать главному строителю мандат (даже карт-бланш, если угодно) на продолжение строительства.
Мощная путинская речь, произнесенная за несколько дней до выборов, относительно нашей возросшей обороноспособности, была сродни той процедуре стягивания драпировок, которая применяется при открытии миру некоей важной, знаковой скульптуры. Когда вместо бесформенной тряпки перед зрителями предстает высеченное из мрамора или отлитое из бронзы замечательное произведение. Ведь ни мы (Россия), ни весь мир на самом деле не имели даже отдаленного представления о том, что творилось в закрытой от посторонних глаз мастерской «скульптора». И были потрясены результатом: Россия вновь стала силой, с которой не смеет не считаться даже «последний суверен», как Бжезинский окрестил Америку... Перед нами предстало своего рода чудо. Результат выборов – своего рода всенародный комплимент автору произведения.
В-третьих, выборы имели вполне открытый и демократический характер. Меня не смутил тот факт, что присяжному бузотеру Навальному не дали возможности избираться, поскольку он: 1) был отстранен на 100-процентно законном основании, 2) является абсолютно дутой фигурой, не способной в реальности обогатить палитру предвыборных идей. У него за душой просто нет ничего, никакого позитива, в отличие даже от таких политических ничтожеств (это моя личная оценка), как Собчак, Явлинский или Жириновский. Его участие позволило бы нашей вечной фронде повыпендриваться на публике, но ничего не изменило бы, не добавило по существу.
Итак, свободные, открытые и демократические выборы. И что же они показали? Да только одно, в очередной раз: как постыдно скудна наша страна на выдающихся политиков, как убога ее скамейка запасных игроков.
Должен заметить в скобках, что к такому выводу я прихожу не в первый раз, изучая русскую историю и наблюдая современность. Именно названная особенность – кадровый дефицит политиков – легла в основу провала Февральской революции, Временного правительства, Учредительного собрания, а затем и вообще всего Белого дела. Именно она же обеспечила позорные результаты правления Горбачева, буржуазно-демократической революции 1991-1993 гг. и ельцинско-гайдаровской эпохи. И вот сейчас, пробегая взглядом по всей линейке тех персон, что предлагали себя в качестве альтернативы Путину, оглядывая этот, говоря словами Блока, «паноптикум печальный», я не испытывал ничего, кроме жалости и тошноты. И никакого уважения. Подробности ниже.
В-четвертых, сознание того, что новый срок президентства Путина есть, в то же время, его последний срок, заряжает нас чрезвычайно напряженным ожиданием перемен. Путину неизбежно предстоит решиться на все, на что он до сих пор не решался, но к чему готовился. Все понимают, что это последний шанс для Путина осуществить задуманное, завершить свой «Проект Россия». Лично я считаю, что он весьма многое уже создал – ведь ни впечатляющее перевооружение, ни многие крайне амбициозные проекты (мост на остров Русский, мост в Крым, Симферопольский аэропорт и многое, многое другое), не могли бы возникнуть из ничего, на пустом месте, а значит, базовая российская инфраструктура оказалась за путинский период создана почти с нуля и до весьма серьезного размера. На жизни народа все это пока мало сказалось, ибо народ живет плохо, бедно. Но как иначе? Ведь Путин правильно определил главное звено, с которого необходимо было начинать возрождение страны: это ее оборонный комплекс. Между тем, ВПК, предоставляя возможность развиваться всей стране, сам по себе непосредственно людям ничего не дает. И вот именно теперь, когда успехи ВПК настолько внушительны, что впервые после 1991 года могут позволить нам заняться мирным созиданием и ростом благосостояния граждан, мы вправе ожидать прорыва в этом отношении. А будет ли он? Ответ на этот вопрос волнует всех и составляет важнейшую интригу ближайшего шестилетия.
Собственно, мы ждем не просто перемен, мы ждем очередной революции сверху, ждем серьезных реформ, которым предстоит преобразовать нашу экономику. И прежде всего индикатором этих преобразований должна стать реформа правительства. Не представляю себе большего разочарования, как оставление на посту премьера Дмитрия Медведева, который давно стал знаковой фигурой, обозначающей всю бесплодную тщету компромисса Путина и сислибов (системных либералов). Компромисса вынужденного и временного, чье время на наших часах истекло. Попытка затянуть этот компромисс, продлить либеральную агонию – совершенно недопустима в условиях последнего срока для президента Путина: ведь резервных лет у него не осталось.
Лично я полагаю, что мы вступаем в эпоху резких, решительных перемен. Быть может, они начнутся не завтра (Путину понадобится некоторый разгон), но уж к концу 2018 года – точно. И название этой эпохи будет «Национал-капитализм» (он же госпарткапитализм), как то и было мною предсказано еще в 1994 году.
В-пятых, результаты выборов повергли в шок наших «заклятых друзей» в западном мире. Особенно с учетом крымских показателей, которые суть не что иное, как повторный – притом на весь мир – референдум о государственной принадлежности Крыма. Очень хочется надеяться, что эти результаты отрезвят их даже в еще большей мере, чем вышеупомянутая речь Путина. Заставят понять: «Не суйтесь в наши дела». Приблизят к пониманию феномена России вообще и русского народа в частности. Остерегут от глупых и опасных решений, от эскалации противостояния с Россией. Пока что мы видим обратное, но это похоже на метания хищника, попавшего в капкан; его смирение неизбежно, это лишь вопрос времени.
В-шестых (и едва ли не в-главных), мы получили гарантию того, что внешнеполитический курс России останется неизменным, причем об этом от души позаботятся обе стороны: как Запад, так и Россия. Расстыковка с Западом – веление времени, и это внушает мне большие надежды на великое будущее моей страны. Поскольку любая близость к тонущему «Титанику», который вот-вот пойдет на дно и утянет за собою в гигантскую воронку все ближайшие к нему суденышки, – смертельно опасна. А сегодняшний Запад в моих глазах именно такой «Титаник» и есть. Много, слишком много времени потеряла Россия на избавление от западнических иллюзий; дорогую, слишком дорогую цену заплатила за это. Но мне хочется верить, что обратного хода у нас уже нет и не будет, все иллюзии у России в прошлом (если только не считать немногих политических мизераблей, вроде Явлинского и Собчак с их пипеточным электоратом).
Глядя, как бесится сегодня Запад, напоминая ведьму, коей плюнули на хвост, мы понимаем всю глубину лицемерия тех, кто сладко пел нам об общеевропейских ценностях, о едином европейском доме от Бреста до Владивостока и тому подобном. Ведь бешенство это вызвано только одним: Россия вспомнила о собственных интересах и перестала плясать под дудку Запада (точнее, хотя и пляшет, но уже не всегда). И сразу стала объектом демонизации! И с дружбой с Западом все произошло, как в сказке Андерсона: позолота стерлась, осталась свиная кожа. Вместо дружбы на словах мы имеем гибридную войну на деле, и этот факт не скрыть, не затушевать.
Никогда Запад не станет считаться с нашими интересами! Никогда не согласится взглянуть на вещи нашими глазами, понять наши мотивы! Никогда искренне не оценит нашу способность дружить и приносить жертвы этой дружбе!
Самое страшное, что вообще может с нами случиться – это возврат к козыревщине, к политике «чего изволите» в отношении Запада. «Мир и дружба ценой полной и безоговорочной капитуляции» – такова была формула российской внешней политики в течение двадцати лет от Горбачева и вплоть до Мюнхенской речи Путина. И мы сполна заплатили, в том числе миллионами русских жизней, за ту капитуляцию. Возврат к этой формуле для нас смерти подобен. Это основная причина, по которой я голосовал за действующего президента. Результат прошедших выборов для меня – гарантия невозврата к «миру и дружбе» а-ля Горбачев-Ельцин-Козырев-Гайдар.
Это главный плюс выборов, но в этом же и их главный риск, и главный вопрос, который прошедшие выборы поставили перед Россией.
Итак, в-седьмых. Выборы сильно озадачили нас на все ближайшие шесть лет. Сохранится ли преемственность внешнего курса Путина, когда в 2024 году окончится последний срок его правления (а он уже дал понять, что этот срок реально последний)? Кто и как продолжит хранить и развивать Россию, закреплять ее место в мире? Вот самая важная забота, которая должна отныне нас волновать.
Таким образом, главная проблема, которую обнажили минувшие выборы, – это проблема преемника Путина на выборах 2024 года. Кому-то это покажется странным, но на самом деле шесть лет промчатся очень быстро. И что будет потом с Россией, когда должность ее главного архитектора окажется вакантной? Кто гарантирует, что план строительства не претерпит сразу же роковых изменений? А значит, думать над этой проблемой и принимать решение нужно уже сейчас.

Кадры решают все. Но где же они?
Не знаю, что будет с кадровым резервом через шесть лет, к новым выборам, но пока что наличный состав поражает свои убожеством. Необходимо сказать несколько слов о тех, кто притязал на поддержку избирателей в прошедшем президентском марафоне. Эти люди все произвели на меня очень тягостное впечатление. Вот они по очереди, в порядке убывания процента голосов.
1. Самое большое разочарование связано с Павлом Грудининым, поскольку я проспорил на нем деньги: я опрометчиво предположил, что он получит более 20 % голосов, – и проиграл. Когда в декабре я обсуждал эту личность на «День-ТВ», мы еще многого о нем не знали и судили по первому впечатлению, а оно было светлым. Узнав, что КПРФ вместо Зюганова (но с его благословения) выдвинула Грудинина, я принял этот ход за чистую монету и восхитился. Не сразу до меня дошло, что Грудинин есть не что иное, как зюгановская марионетка, выполнившая ровно ту задачу, ради которой была создана: показать всем, что лучше самого Зюганова от коммунистов выступить не способен никто. Понятно стало, почему Грудинин был на «праймериз» предпочтен Болдыреву: Юрий Юрьевич политик самостоятельный, со своими убеждениями, своим лицом; он на роль марионетки не сгодился бы, а потому категорически не мог устроить Зюганова. В то время как из-за плеча Грудинина всегда торчало руководящее рыльце «папаши Зю».
Но поначалу меня в Грудинине настораживало разве что одно: его выдвижение как бы от блока коммунистов и национал-патриотов, в роли которых выступало абсолютно фейковое – мне ли не знать! – Постоянно действующее совещание Национально-патриотических сил России. Эта жалкая, ни на что не способная тусовка, состоящая из кучки капитанов разбитых кораблей (аж 45 микроскопических малоизвестных организаций), отягощенная к тому же наличием ряда неадекватных персон, вроде Андрея Савельева и Александра Иванова-Сухаревского. Она периодически собирается на свои совещания (я пару раз присутствовал в качестве наблюдателя, мне хватило), где обсуждает различные бредовые затеи и идеи. Единственный серьезный человек там был, я считаю, – это мой бывший сопредседатель Национально-Державной партии России, он же председатель Союза офицеров Станислав Терехов. Так и тот умер в прошлом году, увы.
Как говорят китайцы, из тысячи кошек не сделаешь одного тигра. Наличие у Грудинина такого бэкграунда могло бы ввести в заблуждение широкие массы электората, ничего не смыслящего и никого не знающего в политике, но только не присяжных политологов и политиков, вроде меня. Поэтому мне с самого начала было совершенно ясно, что байки про некий блок коммунистов с национал-патриотами – это для детей, а в действительности Грудинин есть чисто коммунистический проект.
Правда, я вначале подумал, что это свидетельство тактической ловкости коммунистов и даже вообразил, что Грудинин может реально побороться за выход во второй тур выборов, учитывая все его положительные качества. Но потом начался балаган, в результате чего эти качества Грудинин растерял. Надо отдать должное мастерству наших СМИ, вывернувших претендента наизнанку. А на изнанке обнаружился и дедушка-еврей Зиновий Пищик, и вполне олигархическая биография вкупе с офшорными счетами и сомнительными коммерческими сделками, и обманутые дольщики-пайщики, и др. и пр. Словом, левый электорат, рыпнувшийся было грудью за буржуя-социалиста, сильно подостыл к 18 марта.
Однако больше всего навредил себе и делу сам Грудинин, который поначалу наговорил немало дельных, правильных вещей. Чем увлек даже таких матерых журналистов, как мой старый друг Владимир Бондаренко. Но чем дальше, тем больше Грудинин по поводу и без повода стал ссылаться на программные документы КПРФ, партийные установки и решения, а пуще всего – на авторитет единственного и неповторимого Геннадия Андреевича, который неизменно выступал для кандидата в президенты в роли его отца-основателя. А прямо сказать – в роли няньки при великовозрастном и усатом псевдо-наивном юноше. И даже стал все чаще вещать от его имени. Таким образом, с каждым новым выступлением Грудинина его роль марионетки КПРФ вырисовывалась все масштабней и рельефней. И у электората, естественно, опускались руки.
Есть мнение, что Грудинин-де оттянул на себя часть либерального электората, обескровив тем самым ряды сторонников Собчак, Титова и Явлинского. Но это преувеличение, на мой взгляд. Какой либерал всерьез поставит на коммунистическую марионетку? Это вряд ли. Такой потенциал у Грудинина поначалу, несомненно, был, но он сам же и заставил отвернуться либеральствующий электорат. Ну, вот и результат, способный осчастливить только одного-единственного избирателя: самого незаменимого Геннадия Андреевича. А лично Грудинина, по всей видимости, теперь еще ожидает целый шлейф неприятных юридических последствий «в связи с вновь открывшимися обстоятельствами» его былых гешефтов. Таких кандидатов нам в 2024 году не надо.
2. Жириновский разочаровал меня только в том смысле, что оказался верен себе до полного безумия, в то время как ему давно пора бы осуществить рокировку а-ля Жан-Мари Ле Пен и сдать партию, репутацию и электорат в руки более пристойного наследника. Такая попытка чуть было не состоялась в 2011 году, и мы, национал-патриоты, даже связывали с этим политическим кульбитом определенные надежды. Но… Владимир Вольфович оказался до такой степени эгоцентричен, что не нашел в себе достаточно сил и мудрости, чтобы уступить дорогу своему сыну Игорю Лебедеву. Или Лебедев не нашел в себе достаточно сил и мудрости, чтобы осуществить перехват управления ЛДПР и подвинуть засидевшегося папашу.
Так или иначе, но Россия с отвращением вновь увидела на низком старте предвыборной гонки заметно состарившегося политического клоуна, этакого геронта-павиана, скребущего беговую дорожку когтистой, но слабеющей задней лапой. Он сильно сдал физически и умственно, нес откровенную пургу, только что калом не бросался в конкурентов и под конец, сказал все, что думает, про российский электорат, который просто не понимает, за кого надо голосовать. Не знаю, дотянет ли ВВЖ до выборов 2024 года, но его значение как пустого места в политике вряд ли уже изменится. Отмобилизованный партийный аппарат, состоящий у ЛДПР на содержании, – вот и весь его ресурс, постепенно редеющий по причине естественной убыли. Таких кандидатов нам в 2024 году не надо.
3. Вот кто меня совершенно не разочаровал – так это Ксения Собчак. Она уверенно и органично сыграла свою роль – роль глупенькой девочки из высокопоставленной семьи, которая ровным счетом ничего не понимает в том, о чем берется судить, но все же судит весьма уверенно, потому что родные и близкие всегда говорили ей, что она очень умна. К ней отлично подходят слова из популярной сказки Евгения Шварца: «Принцесса, вы так наивны, что можете сказать совершенно страшные вещи». Ее устами был озвучен стандартный и примитивный набор либеральных («западных») ценностей, сути и значения которых она пока еще столь явно не понимает, что увлечь за собой смогла чуть более 1,5 % избирателей, столь же молодых и глупеньких, надо полагать. Программа ее была проста и на первый взгляд убедительна: за правду, свободу, сменяемость власти и против войны. Какая прелесть! Ну, кто же может быть против всего этого? Теоретически, конечно?
Но только дело в том, что война-то уже идет, и не мы ее начали, и односторонний выход из войны – это вовсе не мир, как могло бы показаться обывателю. У мира (что неведомо юным собчакам) есть своя цена. Немцы вот в 1945 году получили мир, но – ценой капитуляции. И сегодня немецкий народ стоит на пороге исчезновения, денационализированный до полной неспособности защищать себя и свои интересы, а главное – занимающий последнее (!) место в мире по суммарному коэффициенту рождаемости. (О том, что вся немецкая экономика находится под внешним контролем, я уж и не говорю.) Получил мир также и Михаил Горбачев – и тоже ценой капитуляции. Расплачиваться пришлось всем нам, и это была настоящая катастрофа. Мы это хорошо помним. Капитуляция, если кто еще не понял, обходится очень дорого, порой ценою жизни народа. Горе побежденным!
Поэтому вопрос в действительности ставится так: либо мир через капитуляцию, либо мир через победу. Либералы, Собчак в том числе, согласны на первое, мы, наученные горьким опытом, – только на второе. Но это значит, что столь привлекательный призыв «против войны» – есть попросту гомерическая глупость, вполне достойная такой ухоженной милой девочки, как Ксюша.
Или взять тезис о сменяемости власти. Сменяемость ради сменяемости? По Ксюше, получается так. Но ведь смена власти – это всегда смена курса. И предлагая сменить власть, нужно предлагать при этом новый курс, ради которого творится эта смена. Есть такой курс у Ксюши? Да откуда же! Она сроду никем, кроме кучки деградантов в своем «Доме-2», не заправляла, в государственных делах ничего не смыслит. Таким образом, и это ее программное требование – не что иное как благоглупость «наивной принцессы». И так – за что у ней ни возьмись. Особенно насчет правды и свободы, в которых она и вовсе ничего не смыслит.
Нужен нам такой кандидат в 2024 году? Нет!
4. Партия капитулянтов – это, конечно, не только Ксюша Собчак. Это, прежде всего, конечно, самый матерый и заслуженный либерал-западник Григорий Явлинский (на пару с нею они получили 2,73 % голосов, чем и обозначен объем их совокупного партийно-электорального ресурса).
Но о Явлинском много говорить не приходится, он заслужил самый жалкий результат за всю свою политическую биографию, и очень хорошо, что он принял участие в выборах, поскольку данный тест красноречиво говорит сам за себя.
Резко постаревший, обросший пегою бородкой а-ля бомж, он визуально составил хорошую пару Жириновскому (такой же геронт-павиан), только его партийный ресурс пожиже, поскольку как политический коммерсант он ВВЖ и в подметки не годится. Эти два престарелые альфа-самца, каждый из которых нипочем не отдаст свое мнимое первородство более достойному и проходному кандидату, производили опереточное впечатление. Третьим стал Бабурин, о котором ниже.
Но по глубинной сути, не внешне, Явлинский, конечно, был парой не Жириновскому, а Ксюше. Их программы, по сути, неотличимы друг от друга, только Ксюша помоложе и понапористей, а Явлинский, вымаливающий у избирателя не победу, нет, а лишь 10 % голосов, выглядел неприлично, как побирушка в стиле Паниковского. Ну, и вымолил, соответственно 1,05 % – все, видимо, что осталось в стране от «Яблока».
Суммировав предвыборные идеи Собчак и Явлинского мы получаем совокупную платформу либералов всех сортов. Явлинский поопытней, так что примем его тезисы за базовые.
У Явлинского тоже на первом месте – идеал свободы. «Есть прямая связь между свободой и достатком: есть свобода – будет достаток и много “колбасы”», – пишет он, вновь насаживая на крючок ту тухлую приманку, на которую уже однажды клюнуло население всего СССР. Об отрицательных последствиях свободы он не говорит, как будто и не бывал в странах Запада и не видел, до чего поклонники свобод и личного комфорта довели общественную жизнь, превратив экономическое бытие индивида – в беличье колесо, а демократию в диктатуру разнообразных меньшинств. Но нация – не есть сумма меньшинств. Нация – это большинство. А с ним-то как раз Явлинский резко разошелся.
На втором месте у Г.А. лозунг «Нет войне!». Тут он тоже недалеко ушел от Ксюши. Как и она, он не понимает значения ВПК, считает наши достижения в оборонной промышленности – «надувным танком», который умеет делать только «пшик». Девочке это простительно, но престарелому мальчику?! Это его некомпетентность? Несомненно, но не в том главная беда. Как уже говорилось, мир для России такие его поклонники, как Явлинский, способны принести только через нашу полную и безоговорочную капитуляцию, включая отказ от Крыма и умиротоворение не только Запада, но даже и Киева, о чем Григорий Алексеевич не раз публично заявлял.
Возможно, однако, что даже и это не самое скверное в его позиции. Мышление записного пацифиста кажется мне в принципе неуместным для жителя страны, несчетное количество раз подвергавшейся внешней агрессии и испытывающей беспрецедентное давление извне сегодня. Нельзя не видеть, что Запад пытается заставить Россию отказаться от своих интересов и приоритетов и вернуться в русло американской глобальной политики. Что для нас, вообще-то, смерти подобно. Но, видимо, Явлинский не ассоциирует себя с Россией. Или, напротив, полностью ассоциирует себя с Западом. Ибо он считает, что в санкционном режиме, в попытках изолировать Россию, в угрозе войны виновато исключительно российское правительство, а более всех Путин. Явлинский учит, что мы вошли «в конфронтацию с миром», и искренне полагает, что у России не осталось союзников; но так может считать лишь тот, кто в мире видит только страны Запада, а всех остальных не замечает в упор…
В свете сказанного понятно, почему для Явлинского очень важно, что Россия «шла около 20 лет к тому, чтобы стать современным государством европейского типа». Ксюша говорит о том же самом и почти теми же словами. При этом Явлинский еще умудрился заявить: «Это наша страна, и мы ее никому не отдадим!». Что это? Беспросветная слепота политика? Или непрошибаемая наглость? Взгляните в зеркало прошедших выборов, господа поклонники Запада: что вы нашли в нашей стране «вашего»? Боюсь, ваша доля в ней близка к статистической погрешности… Не вам Россию брать, не вам отдавать, не вам иметь!
Я уверен, что в ближайшие шесть лет ситуация не переменится для либералов в лучшую сторону. Таких кандидатов нам не нужно будет и в 2024 году!
5. В отличие от многих комментаторов, я не объединяю Бориса Титова в одну «либеральную» группу с Собчак и Явлинским. На мой взгляд, он – представитель совсем иного социального слоя с совсем другим политическим будущим. Он – первый робкий росток того явления национал-капитализма, неизбежность которого я предсказал еще в 1994 году и которое постепенно складывается в России. И провалил он кампанию именно потому, что первый и робкий. То есть, несмелый, внутренне несобранный, нечеткий, неопределившийся и неопытный. «Ни ступить, ни молвить не умеет», – говоря словами Пушкина. Назойливо приставая к незнакомому ему избирателю с идиотским вопросом «А что Титов?», претендент получил чаемый ответ: «А ничего Титов!», выразившийся в ничтожнейшем проценте полученных голосов (0,76).
Значит ли это, что Титов был лишним в общем раскладе кандидатов 2018 года? Нет, отнюдь. Я думаю, что он-то как раз был единственным, чье появление было глубоко неслучайным, исторически закономерным и имеет перспективу на будущее.
Но нужен ли будет сам лично Борис Титов на выборах в 2024 года? Я не сомневаюсь в абсолютной необходимости и востребованности самого по себе национал-капиталистического дискурса, которые будут только возрастать с каждым годом. Но не такому, как Титов, деликатному джентльмену этот дискурс выражать и отстаивать. И вообще ясно, что лучше всех с этим справится тот, кто этот дискурс создал и вбросил в общественное мнение. Титову лучше уже сейчас задуматься об этом.
6. Обсуждать всерьез клоунаду Максима Сурайкина мне не хочется. Истинный коммунист предъявил всему миру свою истинную политическую стоимость (0,68 %), что, безусловно, ярко свидетельствует о росте интеллектуального потенциала избирателя. За четверть века мы немало уже видели «истинных коммунистов», пытающихся играть на противопоставлении коммунистическому симулякру Зюганова: Виктор Анпилов, Сажи Умалатова, Нина Андреева, Виктор Тюлькин и др. Вот теперь свой выход проплясал Сурайкин, ускакав за те же кулисы вечности, что и все предыдущие. Уверен, что в 2024 году никому уже в голову не придет делать ставку на дохлую лошадь, разве только забавы для.
7. Увидев среди претендентов Сергея Бабурина, замыкающего славную тройку «геронтов-павианов», наряду с Явлинским и Жириновским, я испытал тягостное чувство неловкости, если не стыда. Вспомнились есенинские строки: «Милый, милый, смешной дуралей! Ну куда он, куда он гонится?». Не могу объяснить ни себе, ни людям, почему этот человек настолько уверен в собственной общественной ценности, что норовит просунуть ногу в каждую дверную щель, куда его не звали и где не ждут. Особенно ярко это проявилось в неоднократных и тщетных попытках Бабурина играть некую роль в Русском движении (подробнее см. в моей книге «Русское движение за тридцать лет. 1985-2015. Заметки очевидца»), которые никогда ничем кроме конфуза не кончались. А последняя еще и стоила ему поста ректора Российского торгово-экономического университета, бездарно им просвистанного.
И вот – новая попытка занять собой хоть капельку общественного внимания, хотя весь политический капитал Бабурина сводится к двум эпизодам: 1) когда-то он в числе небольшой группы депутатов отказался ратифицировать беловежские соглашения; 2) с честью выдержал осаду Белого дома в 1993 году. Все это – в далеком прошлом. А больше ничего серьезного, сопоставимого с его статусом (а он ведь был вице-спикером Госдумы), вспомнить невозможно. Зато можно вспомнить некоторые странности, к примеру его письмо Генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Ильичу Брежневу с требованием реабилитации таких обер-русофобов из ленинской юдократической банды, как Николай Бухарин и Григорий Зиновьев (Апфельбаум).
Но самое главная несуразица: Бабурин в своих предвыборных выступлениях пытался касаться русской темы, хотя, во-первых, ничего ровным счетом в ней не понимает, а во-вторых, пользуется в Русском движении дурной славой типичного симулякра. «Беда, коль сапоги начнет тачать пирожник…», – вот все, что можно сказать по этому поводу. Не в свои сани сел товарищ…
От души надеюсь, что в 2024 году мы больше не увидим его среди участников президентской гонки.
* * *
Завершая разговор о претендентах 2018 года, хочется отметить то общее, что было в выступлениях столь разных участников.
У детского поэта Самуила Маршака есть замечательное стихотворение «Не так. Сказка про дурака битого-набитого», которое кончается строками:
Смотрит издали дурак
И бормочет: — Все не так!
И не так селедок ловят,
И не так борщи готовят,
И не так мосты мостят,
И не так детей растят!
Видят люди, слышат люди,
Как дурак дела их судит,
И подумывают так:
«Что за умница дурак!»
Вот, собственно говоря, исчерпывающая формула, в которую укладываются все выступления претендентов, пытавшихся объяснить народу России, чем они лучше Путина. Но ни разу при этом не прозвучало убедительных оснований, почему у того или иного претендента все получится правильно, как надо. Разве что Явлинский все размахивал ветхими листами своих несостоявшихся (к счастью) программ…
Резюмируя, скажу, что ни один из прогарцевавших перед нами кандидатов не сгодится нам на будущих выборах, ни с одним из них я бы не стал связывать каких-либо надежд и иллюзий. Возможно, будет востребован тот потенциал, от лица которого выступил Борис Титов, но… только не он сам.
А кто?!
https://a-sevastianov.livejournal.com/77293.html

Функции призывают исполнителя
Чтобы ясно представить себе, кто понадобится России в качестве преемника Путина в 2024 году, нужно прежде всего понять, какие функции лягут на его плечи, какие проблемы ему придется решать. Понятно, что на первом месте остаются задачи сохранения внешнеполитического курса и оборонной политики. Но об этом уж сказано достаточно, пойдем далее.
Некоторые из этих проблем уже прицельно точно обрисовал сам Путин. Заявив, что наш оборонный потенциал сегодня достиг таких степеней развития, что позволяет, наконец, заняться независимой внутренней политикой без оглядки на сильных мира сего, он обещал посвятить свой последний срок решению внутренних задач.
Во многом эти задачи были озвучены всеобщей повесткой дня президентской гонки. И Путину оставалось только аккумулировать их воедино. А именно.
Проблемой номер один остается демография, что особенно остро выявляется на фоне процессов, происходящих на Западе, в белом христианском мире. Который буквально на глазах одного поколения становится и не белым, и не христианским. В президентском выступлении Путина не случайно прозвучало сопоставление двух роковых демографических провалов в нашей истории – периода Великой Отечественной войны и периода либеральных реформ 1990-х. Исправить итоги ВОВ, понятное дело, уже не в нашей власти. А вот изменить гибельный для нашего народа либеральный курс политэкономии – еще можно и нужно. Если этого не сделает Путин, задача перейдет преемнику.
Решение демографической проблемы напрямую увязано с изменением условий жизни народа, который и рад бы, да не может заводить детей, если не в состоянии их содержать. Мы услышали от Путина правильные слова об уменьшении социального расслоения, о необходимости поддержать старшее поколение, развивать сельские районы и т.д. Путин дал важное обещение за шесть лет как минимум вдвое снизить уровень бедности, довести до завершения историю со знаменитыми «майскими указами» 2012 года. То есть, нам обещана политика «социального государства», направленная на защиту прав и интересов малоимущих и неимущих словев населения, иными словами абсолютного большинства народа. Воплотятся ли правильные речи в правильные дела? Если нет, это тоже ляжет на плечи преемника.
Понятно, что оборотной стороной медали неизбежно явится наступление на интересы и права имущих классов. Будь то прекращение произвола строительных корпораций и изменение налоговой политики (перехода к прогрессивному налогу требует большинство оппонентов), будь то борьба с офшорами, коррупцией и вывозом капиталов, будь то зависимость от международных финансовых институтов и, в первую очередь, от диктата США и транснациональных корпораций.
От обрисованной выше парадигмы так явственно слышится эхо славного в прошлом лозунга «Мир хижинам, война дворцам!», что возникает мысль о грядущей очередной «революции сверху». Аж оторопь берет… Неужели?! Пойдет ли на столь решительные меры Путин? Вроде бы, должен по идее, но на кого обопрется, как сломает сопротивление имущих классов? Если не справится, то и эту задачу унаследует преемник.
Впрочем, проблема имеет относительно мягкое решение, обозначаемое социологами, как «национализация элит».
Путин ставит амбициозные задачи по системному научно-техническому развитию страны, по оснащению всей территории России современными коммуникациями и т.д. Он обещает нам «рывки» и «прорывы». Судя по многим успешным проектам, уже состоявшимся при нем, это не просто слова. Но надо понимать, что попутно придется радикально решить задачу, которая не был решена в России никогда. Она носит двуединый характер и касается, с одной стороны, обеспечения прав и оптимальных условий работы креативного меньшинства, а с другой стороны – системы внедрения отечественных изобретений в отечественную же промышленность. Интеллектуальный потенциал России сопоставим, по рентабельности, с ее нефтегазовыми ресурсами, но… Россия – была и есть родина несчетного количества изобретений, которыми пользуется кто угодно, кроме нее самой. Это беда и проблема, решение которой потребует такого мощного мозгового штурма, какой, я не уверен, что сможет организовать наш президент, не близкий технократическим кругам. Если верить исследованиям О. Крыштановской, изучающей новейшие элиты России, технократов в путинском окружении давно потеснили (а то и вовсе вытеснили) силовики, а им такие проблемы не по уму. А значит, скорого решения ждать не приходится. Есть вероятность, что и эту задачу придется взять на себя преемнику.
Перечисленные задачи – все реальные, невыдуманные, и хорошо, если Путин ими займется вплотную. Но есть одна проблема из числа первостепенных, о которой в ходе избирательной кампании никто даже не упомянул (кроме Бабурина, хотя именно ему лучше бы на сей счет рта не открывать). А что особенно важно – о ней промолчал и сам Путин. Это, как догадался читатель, проблема русского народа.
В предыдущую кампанию она была из числа основных, наиболее звучных. Но за истекший срок Русское движение, отчасти разгромленное ФСБ, отчасти выродившееся и само себя скомпрометировавшее, ушло в тину. Возникло общественное ощущение (ложное), что его вообще нет. Что его никто не олицетворяет. Ну, а нет человека – вроде как нет и проблемы.
Как один из лидеров Русского движения в недавнем прошлом, как его летописец и идеолог, теоретик, я вынужден подтвердить: да, сегодня Русское движение переживает не лучшие времена, лежит в нокдауне. Но это положение – временное, поскольку никуда не исчез ни сам русский народ, ни отягощающие его специфические этнические русские проблемы. С которыми рано или поздно все равно придется разбираться, которые придется решать. Путину явно этого делать очень не хочется? Что ж, тогда этим должен будет заняться его преемник.
О самих этих проблемах и путях их решения мною написано и опубликовано уже столько, что нет никакого интереса повторяться. Желающие пусть заглянут в мои книги (хотя бы из тех, что не запрещены), на мой сайт и в ЖЖ.
Итак, кратко перечислю проблемы, выпавшие на шестилетний срок нового президентства, которые, ввиду их сложности и масштабности, вряд ли будут радикально решены за столь короткое время. А значит, потребуют прихода во власть на смену Путину человека, который гарантирует их решение – если не как результат, то хотя бы как процесс.

Сохранение курса на расстыковку с Западом, на суверенитет и независимость России от западного диктата, западных ценностей, западного образа общественно-политической жизни. Поиск союзников в Азии, Африке, Центральной и Латинской Америке.

Сохранение и преумножение нашего оборонного потенциала как единственной гарантии исполнения предыдущего пункта.

Отказ от либеральной политэкономической модели, возврат к «социальному государству».

Строительство «национал-капитализма» (госпарткапитализма) по китайскому образцу. То есть, эффективного капитализма, патронируемого, но и контролируемого государством и правящей партией.

Акцент на решении демографической проблемы, а с учетом государствообразующего характера русского народа – на первоочередном выправлении и подъеме русской демографии.

«Национализация элит»: 1) обуздание эгоистических и антипатриотических тенденций элиты; 2) создание системы воспитания национальной элиты, способной защитить интересы России и ее населения, в первую очередь русского народа как государствообразующего.

Ставка на интеллект России, на превращение его из «вещи в себе» в «вещь для себя», выражаясь языком Канта. Не спортсмены и шоумены, а интеллектуалы – гуманитарии и технократы – суть соль земли. Они залог подлинной силы и славы России. На них следует зиждить наше будущее.

Решение русской проблемы. Начиная с обретения русским народом своей политической субъектности и официального признания его роли и значения как единственного государствообразующего народа России.


* * *
Сказанное не значит, что в России нет других важных вопросов, требующих решения. Сколько угодно. Но мы говорим о стратегии, о самом главном.
Итак, необходимо уже сегодня присматриваться: есть ли в России человек, способный взять на себя в 2024 году последовательное и твердое решение названных проблем. И тем самым обеспечить в нужной мере преемственность курса Путина, и в нужной же мере – его коррекцию.
Коротко говоря, я лично к этому готов.
У читателя есть шесть лет на то, чтобы обдумать мое предложение.

https://a-sevastianov.livejournal.com/77380.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17551
    • Просмотр профиля
Re: Севастьянов
« Ответ #75 : Июнь 19, 2018, 07:27:16 pm »
<a href="https://www.youtube.com/v/m7tSnMwnQHE" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/m7tSnMwnQHE</a>