Автор Тема: Сергей Кара-Мурза  (Прочитано 86260 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17399
    • Просмотр профиля
Re: Сергей Кара-Мурза
« Ответ #128 : Декабрь 09, 2017, 02:57:07 pm »
На всякий случай - в старом формате


   
Есть неприятная проблема, которая почти очевидна, но люди «с принципами» не хотят ее видеть. Суть ее состоит из двух ограничений:
Первое. Наше общество и государство в обозримой перспективе не сможет вернуть нам СССР с советским строем (или с близким ему типом). Пытаться пробиться в прошлое – истратить силы разума, а практическая попытка – авантюра, которая усугубит наше состояние в ловушке. Причины сдвига объективны:
– Поколения, рожденные после 40-х годов, выросли в другой стране – городской, европейски образованной, сытой и с телевизорами. Старики сталинской школы уже «не знали общества, в котором жили», а продвинутая молодежь пела: «Мы хотим перемен! Мы ждем перемен!»
Каких эта молодежь требовала перемен? На этот вопрос никто не отвечал, как будто разум отключился. Хотели перемен, а об обществе и о жизни знали очень мало. Молодежь была инфантильной, и в этом были виноваты поколения родителей, она и привела всех к национальной катастрофе. Эта молодежь стала бульдозером, который растоптал поднимавшуюся страну, а за рычагами – теневая коалиция хищников. Посмотрите, сколько мужчин за 30 лет прошли через тюрьму!
Молодежь, которая «хотела перемен», сегодня – уже умудренные родители, люди 40-60-ти лет. Так обдумайте трезво, куда мы пришли и какие перед нами возможные альтернативы вырваться из порочных кругов, по которым мы ходим. Какие перед нами проглядывают образы будущего для страны, а не только для своего кошелька.
– СССР как целостность разрушен, бывшие советские республики срочно растолкали по расходящимися коридорам. От Прибалтики и Грузии до Украины преобразовали бывшие наши республики в проблемных соседей, а союзников Восточной Европы – в потенциальных противников. С самого начала реформ произвели деиндустриалицию России и демонтировали науку. Условий для реальной интеграции и возрождения ключевых систем пока нет, это процессы постепенные, как при татарском иге.
За тридцать лет антисоветская коалиция обустроилась и деформировала или ликвидировала системы государства и общества. Инерция этого удара продолжает действовать.
Возможно, что самый разрушительный фактор состоит в том, что глубоко преобразована культура населения. За тридцать лет удалось втянуть большую часть граждан в зависимость от «шопинга» – потребительства не по карману. Вирус этой социальной болезни Запада рассеяли по России.
Видный социолог З. Бауман сказал на лекции в Москве: «Последний кредитный кризис показал наглядно, к чему это может привести. Почему люди по уши попали в долги? – потому что видение будущего по общему согласию должно было выразиться в том, что из года в год стоимость вашей квартиры, высота ваших заработков должны были расти. Нечего бояться долгов, потому что этот прирост благосостояния будет достаточен, чтобы заплатить за все долги. Это такой пузырь, который лопнул. Если бы так случилось, что мы бы выучили этот урок, тогда одна из иллюзий общества потребителей бы исчезла. Если это не состоится, если мы ничему не научимся, тогда придут в действие другие лимиты экономического роста – природные».
Измененная культура стала у нас барьером для возрождения гражданской солидарности, без которой не только не вернуть справедливость в отношениях людях, но и не выбраться из нашей исторической ловушки.
Для нас важен факт, что соблазн «шопинга» так силен, что масса из западного среднего класса, воспитанного расчетливой буржуазией, «по уши попали в долги». Но социолог, говоря с нашей аудиторией, сомневается в том, что «если бы мы выучили этот урок, тогда одна из иллюзий общества потребителей бы исчезла».
Это положение очень тяжелое.

https://sg-karamurza.livejournal.com/279779.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17399
    • Просмотр профиля
Re: Сергей Кара-Мурза
« Ответ #129 : Декабрь 10, 2017, 02:09:32 pm »
Второе ограничение


   
Второе.
Наше общество и государство в обозримой перспективе не сможет создать дееспособный капитализм.
Главные причины таковы:
– Потому, что уже в начале ХХ в. Россия не смогла войти в клуб мирового капитализма, т.к. западный капитализм приобрел специфическую форму империализма. Он экспортировал капитал и насаждал анклавы своего капитализма и архаизировал остальные уклады в странах, которые не могли закрыться. В них устраивался «периферийный капитализм» с длительной слаборазвитостью. Ни царская, ни советская Россия на это не пошли.
– Россия долго развивалась на основе советского строя, и векторы развития с капитализмом разошлись слишком далеко. Поэтому Россия за 1990-е гг. не смогла, а Запад и не собирался организовать конвергенцию. В результате взаимные отношения России и США ухудшились и стали хуже, чем отношения СССР и США.
Это важный фактор для стратегических программ России с попытками войти в систему мирового капитализма.
В какой же капитализм тянет Россию богатое меньшинство? Какая глупость – лезть в больной и кризисный западный капитализм и открывать ему все национальное достояние. И еще глупее лезть туда, куда их не пустят, а укажут место на краю периферийного архаичного капитализма.

В действительности, кризис индустриализма (и модерна) принципиально изменил и девальвировал понятия капитализм и социализм, да и сама категория формация стала слишком абстрактной. Большие культурные ареалы (прежде всего, цивилизации) уже в большой мере вырвались из удавок империализма. Китай и Индия, Иран и Бразилия по инерции классифицируют в терминах формаций, но более продуктивно представлять их как сложные самобытные целостности. И Россию после ее тридцатилетней эпопеи надо изучать как особый феномен. Говорят, что Россия «на переходном периоде». Но пора уже определить возможные пути. Что же за состояние – «переход»?
Надо вспомнить, как переживала Россия это состояние в начале ХХ века. Ведь тогда и российские, и западные мыслители обдумывали такое состояние и создали новую познавательную систему. Во второй половине ХХ века, в «двухполярной псевдостабильности», эту систему забыли, а сейчас она очень актуальна.
Эту проблему поставил Макиавелли, а в преддверии I Мировой войны этим занялись Ленин и Вебер, наблюдая первую русскую революцию. Позже их представления в 30-е годы развивал Грамши, наблюдая вызревание фашизма. На эту тему указали несколько авторов публикаций к столетнему юбилею революций 1917 г. На это стоит обратить внимание в рассуждениях о нынешнем состоянии. Речь идет о состоянии общества и государства, когда уклад их существования замедлили развитие и погружается в застой. Вот тогда в воздухе витает: «Мы ждем перемен!»
Появляются разные зародыши новой власти и смута. Из истории мы знаем такие состояния. Но в ходе русской революции сложилась концепция, а потом и теория: состояние становления. Состояние бытия наука разработала уже в ХVIII-ХIХ веках, а состояние, когда старое недееспособно, а новое еще только родилось – это картина мира ХХ века. Ленин назвал состояние становления революционной ситуацией, при которой верхи не могут править по-старому, а низы не хотят жить по-старому.
В нашем состоянии требуется, чтобы большинство населения выработало, наконец, образ приемлемого будущего, а государству – сформировать политическую систему, которая сможет консолидировать расколотое общество. И то, и другое находится в состоянии становления. Чтобы эти ростки окрепли, всем надо поработать головой.
Разумно не имитировать периферийный капитализм, а создавать наш общественный строй. У нас есть опыт СССР, и многие созданные тогда системы будут обновлены и развиты – в новых условиях и в новом обществе. У нас теперь есть опыт капитализма – и своего, и западного. Этот опыт дал нам важные уроки, и они нам помогут. Но придерживаться завершающей свой цикл «рыночной реформы», неразумно.
Только, теперь нас не научат и не поведут Ленин и Сталин. Да и, кому нравится, не будет ни Корнилова, ни Колчака.

https://sg-karamurza.livejournal.com/280063.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17399
    • Просмотр профиля
Re: Сергей Кара-Мурза
« Ответ #130 : Январь 21, 2018, 01:34:32 pm »
Еще старый довод для маленького отступления


   
Почему сейчас все время у нас спорят о Марксе «в международном масштабе»? На первом этапе нам было бы лучше ограничиться воздействием теории марксизма на программы и действия только российских общественных сил («Маркс и Россия»), не трогая тему «Маркс и Запад». Хотя, конечно, у обеих тем есть пересечение - «Запад и Россия». Я вижу дело так:
В своей теории Маркс гипертрофировал роль капитализма, приписав ему неоправданно большую долю достижений человечества и слишком высоко оценив культуртрегерскую роль капитализма. Одновременно он слишком принизил роль всех иных типов хозяйства - в том числе и на Западе (например, в ХIХ веке семейное хозяйство на Западе составляло наверняка больше половины всего народного хозяйства, но о нем Маркс вообще не вспоминает). Это укрепило евроцентризм в западном мышлении, а затем и в мышлении марксистов всего мира.
Пренебрежение всеми видами хозяйства, основанными не на купле-продаже, а на сложении несоизмеримых ресурсов, было настолько вбито людям в головы через образование и пропаганду, что даже в СССР, где нерыночное хозяйство господствовало, его приходилось маскировать под рыночное, а то, что никак не удавалось замаскировать, вообще велось в идеологическом подполье. Так, теоретических работ, посвященных приусадебному и семейному хозяйству, в советском обществоведении, похоже, вообще не было.
Некоторые параметры из модели Маркса, не имеющие большого значения даже для капиталистической экономики, приобрели характер первого по важности показателя эффективности системы. Так произошло, например, с параметром «производительность труда». Почему один из целой системы ресурсов, дефицит каждого из которых зависит от конъюнктурных обстоятельств, был взят за главное и всеобщее мерило оценки? Если требуется продукт, то в данный момент и технологии надо иметь работников, достаточно для заданного производства. Создавать новую технологию и изменять структуру персонала – совсем другая проблема и другие системы.
Теперь уже трудно установить, но советское хозяйство по критерию «производительности» отвергалось на Западе даже самыми просоветскими коммунистами. В разговоре с ними, чтобы их переубедить, приходилось переходить на язык самых примитивных «дедовских» понятий. И все равно, убедить удавалось только производственников, а гуманитарии остались антисоветскими почти полностью.
Например, по производительности фермеры США вроде бы эффективны, а по затратам энергии (10 калорий на получение одной пищевой калории) недопустимо, абсурдно расточительны. В книге Ф. Коттрелла «Энергия и общество» (1955) был приведен подсчет: при механизированном выращивании риса в Арканзасе фермер экономит по сравнению с японским крестьянином, работающим мотыгой, 88 человеко-дней на 50 бушелей риса. Но при этом он вкладывает только в покупку трактора, горючего, электричества и удобрений, сумму, которая эквивалентна покупке энергии 800 человеко-дней (не считая затрат энергии на производство этих технических средств) [Каттон У.Р., мл. Конец техноутопии. Киев: ЭкоПраво. 2006, с. 58].
Иногда погоня за производительностью, выгодная с точки зрения монетаризма, разрушает не только энергию, но и сам «сэкономленный» ресурс - человека. Спорил я как-то с моим другом, капитаном испанского рыболовного траулера. Он говорит: «Вы нарушали закон Ленина о производительности труда. Когда мы проходили мимо советского судна, наши рыбаки смотрели с ненавистью: свободные от вахты русские загорали, играли на палубе в шахматы. А у нас на таком же судне было вдвое меньше персонала, и работали по 16 часов в сутки. Из каждого рейса я вез одного-двух под охраной - сходили с ума».
Я спрашиваю: «Ну и что же тут хорошего – судне было вдвое меньше персонала? Ведь в порту у вас оставалось столько же безработных, которые гробили себя наркотиками. К чему такая производительность?». «Так ведь Ленин сказал», - а больше справедливых аргументов и не было. А несправедливые (вроде выгоды для хозяев) он и сам не хотел применять. Он год над этим думал, а потом признал, что у советских рыбаков было лучше, и в данном случае критерий производительности социализму не нужен.
Мне кажется, что каждый из этих пунктов (а их список можно продолжить) - вовсе не мелочь, на каждом основаны целые доктрины антисоветской пропаганды, которую очень трудно было нейтрализовать. В советское время это было просто невозможно, поскольку ты сразу мог схлопотать статус «антимарксиста» от ведомства Суслова-Яковлева. А сейчас трудно, потому что все увлечены другими целями.
В нашем узком кружке говорят, что марксизм можно творчески развить, изъяв из него эти «дефектные» блоки. Но ведь это чисто умозрительное предположение. Не приходилось слышать о таких попытках марксистов и о том, что они хотя бы признали «дефектность» этих блоков. И Ленин, и Грамши, идя вперед, не могли решиться на такое – и оставляли за собой эти дефектные блоки как мины замедленного действия.
Не приходилось слышать о попытках изъять из марксизма его дефектные блоки даже от наших товарищей на форуме. Они иногда говорят о «неприменимости марксизма к России», но это утверждение слишком общо и туманно, на уровень конкретных элементов модели не опускаются. О каком же творческом развитии может тогда идти речь? Если же никто почему-то этим самым творческим развитием заняться не желает, то это, по-моему, есть признак того, что такая работа бесперспективна.

https://sg-karamurza.livejournal.com/284007.html