Автор Тема: Глазьев  (Прочитано 10208 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Глазьев
« : Февраль 08, 2013, 03:07:49 pm »
<a href="http://www.youtube.com/v/UxzO2H_l0m0" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/UxzO2H_l0m0</a>

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Глазьев
« Ответ #1 : Февраль 11, 2013, 05:59:02 pm »
13:56, 11 февраля 2013
«Парусник без руля»
Советник Путина Сергей Глазьев рассказал о плане развития России



В конце января стало известно, что ученые РАН подготовят президенту России Владимиру Путину доклад, в котором изложат список мер, необходимых для развития страны. Со стороны администрации президента эту работу будет курировать советник Путина, академик Сергей Глазьев. «Лента.ру» связалась с экономистом и спросила его, зачем нужен подобный документ и почему власти не прислушались к недавно доработанной учеными Стратегии-2020.

«Лента.ру»: 18 января в СМИ появилась информация, что ученые Российской академии наук подготовят для президента доклад…


Да, совершенно верно.

И что документ будет, скажем так, не похож на недавно представленную Стратегию-2020 и будет не везде сходиться с позицией правительства. Вопрос такой: известны ли уже какие-то «отправные точки» этого доклада? Чему он будет посвящен и когда должен появиться?

Я думаю, что он появится весной. Этот документ будет существенно отличаться от всего, что было до сих пор, потому что он сконцентрирован на конкретных вопросах. В Академии наук создана группа ученых, которые обобщают имеющиеся у научного сообщества предложения и готовят конечный документ. Смысл этой работы — дать ответ на вопрос, какие меры следует предпринять, чтобы выйти на целевые показатели социально-экономического развития, поставленные президентом в его указах от 7 мая и в его предвыборной программе.

Сергей Глазьев получил степень доктора наук еще в 1990 году, а членом-корреспондентом РАН стал в 2000-м, через восемь лет получив звание академика. Кроме научной деятельности, Глазьев работал в исполнительной власти (с 1992 по 1993 год был министром внешнеэкономических связей России), а также в сфере образования. Кроме того, он работал в аппарате Совета федерации и был депутатом Госдумы от блока «Родина», являясь одним из его создателей. Долгое время Глазьев критиковал экономическую политику правительства, но в ходе президентской кампании 2011-2012 годов стал доверенным лицом Владимира Путина, а после получил пост его советника. При этом он сам отмечал, что со многими шагами власти несогласен, но «не видит жизнеспособных для России альтернатив избранию Путина на пост президента страны». На должности советника Сергей Глазьев отвечает за евразийскую интеграцию. Кроме того, он в качестве представителя президента в Национальном банковском совете занимается вопросами денежно-кредитной политики.

Сейчас наша экономика постепенно скатывается на инерционную траекторию развития, и тех импульсов, которые были даны для выхода на необходимые параметры роста и повышения эффективности, пока недостаточно. Главная задача, которую мы должны решить, — создание системы мер, необходимых для ускорения экономического развития, для успешной модернизации, новой индустриализации нашей экономики.

Программа будет носить прикладной характер и содержать исчерпывающий ответ на вопрос, что необходимо сделать для достижения поставленных целей, какие при этом существуют проблемы, какие угрозы как внешнего, так и внутреннего характера необходимо учесть и нейтрализовать. Другими словами, это не будет «программа обо всем», она будет касаться только решения ключевых проблем и постановки основных задач.

Какие-то меры и угрозы уже известны? Или все еще обсуждается?

Мы договорились на рабочей группе пока не выносить на публичное обсуждение те ключевые идеи, которые еще обсуждаются. В то же время очевидно, что нам необходимо расшивать «узкие места», сложившиеся в экономической системе. Так, нужно существенно увеличить долю внутренних источников кредитования и инвестиций, необходимо создать систему стимулирования инновационной активности, защитить нашу финансовую систему от угроз, которые могут дестабилизировать ее извне.

Очевидный пункт — полномасштабное использование нашего научно-производственного и финансово-экономического потенциала, которые сегодня явно «недогружены». Например, у нас объем сбережений в полтора раза превышает объем производственных инвестиций. Утечка капитала из страны — около ста миллиардов долларов за последний год, которые могли бы найти эффективное применение в модернизации экономики. При этом, с одной стороны, производственные мощности в наукоемких отраслях промышленности простаивают, а с другой стороны, сохраняется заметный отток за рубеж специалистов, уезжающих со своими инновационными проектами. Другими словами, мы используем наши ресурсы с крайне низкой эффективностью. Все перечисленное, конечно, находится в центре внимания.

Тем не менее некоторые из положений доклада просочились в прессу. Так, ученые РАН якобы предупредили президента о «финансовой войне» со стороны развитых стран. Речь идет о том, что последние эмитируют избыточные объемы валюты, что позволяет им получать задешево доступ к российским реальным активам.

Это не положение доклада, а одна из проблем, на которую мы обратили внимание. Российская экономика сейчас полностью открыта и крайне уязвима для внешних шоков. О возникающих при этом рисках говорят последствия острой фазы глобального финансового кризиса для нашей страны, в ходе которой наша экономика потеряла больше остальных стран «большой двадцатки». У нас было наибольшее падение фондового рынка, наибольшее снижение ВВП и промышленного производства. Огромный урон был нанесен наукоемкой промышленности: более чем на треть упала продукция машиностроения.

Концепция долгосрочного социально-экономического развития России, принятая в октябре 2008 года, предусматривала ряд показателей, которых страна должна была достигнуть к 2020 году. В частности, предполагалось, что ВВП на душу населения по покупательской способности через 12 лет должен достигнуть 30 тысяч долларов США против 13,9 тысячи долларов в 2007-м. Другими словами, доходы населения должны были составить 70 процентов от уровня развитых стран, в то время как в 2007 году соотношение равнялось только 40 процентам.
Дестабилизация, произошедшая в конце 2008 года, сбила траекторию экономического роста и не дала реализовать цели концепции долгосрочного развития России, принятой правительством в октябре 2008 года. Мы сегодня отстаем практически в полтора раза по показателям развития от тех целевых ориентиров, которые были тогда намечены. Естественно, требуется анализ — почему меры антикризисной политики не были сбалансированы и увязаны с целями долгосрочного развития, намеченными Владимиром Путиным в октябре 2008 года.

Вроде бы считается, что как раз кризис и помешал.

Самое расхожее объяснение — «кризис помешал». Но я убежден в том, что если бы банки довели до реального сектора экономики два триллиона рублей, направленных на их поддержку, то у нас сегодня темпы роста ВВП были бы в два раза выше и мы бы уже вышли на устойчивую траекторию развития. Но эти деньги банкиры использовали в основном для валютно-финансовых спекуляций. Для макроэкономической системы в целом пожарная денежная эмиссия в целях спасения банков обернулась дестабилизацией: после вливания средств курс рубля упал, а доверие граждан и предпринимателей к финансовой системе было подорвано. Вместо того чтобы дать деньги в реальный сектор, банки бросили их на обрушение рубля, заработали сотни миллиардов рублей ценой всплеска инфляции и обнищания населения, очередной волны обеднения наших вкладчиков, которые поверили государству. Мы до сих пор пожинаем плоды этого несбалансированного, не доведенного до конца решения по антикризисным мерам. В том числе — в виде вывоза капитала, хотя внутри страны потребности в нем большие и инвестиционные возможности тоже значительные.

При этом мы видим, что ведущие страны мира, как этого и следовало ожидать, согласно прикладным приложениям теории длинных волн Кондратьева (см. врез), отвечают на структурный кризис резким расширением предложения денег. Это делается для того, чтобы помочь бизнесу освоить новейшие технологии и поскорее выйти на новый технологический уклад. Сегодня любые европейские, американские, японские, китайские компании, у которых есть перспективные инновационные и инвестиционные проекты, могут без труда взять кредит на три-пять лет под отрицательную в реальном выражении процентную ставку. В то же время наш Центральный банк по-прежнему проводит консервативную политику, подходящую для условий рыночного равновесия, но не дающую экономике необходимое количество денег для преодоления структурного кризиса. В результате бизнес не может получить необходимого объема кредитных ресурсов для осуществления инвестиций в развитие, достаточных для преодоления порога синхронных затрат становления производств нового технологического уклада.

Под длинными волнами Кондратьева подразумеваются периодическиe циклы современной мировой экономики продолжительностью 40-60 лет. Согласно этой теории, во время повышательной волны каждого большого цикла хозяйственный уклад сильно меняется, что часто совпадает с экономическими или политическими кризисами. Многие исследователи отмечают, что в это время происходит массовое внедрение в производство инноваций и смена технологических укладов.
Исторический опыт свидетельствует о том, что для преодоления структурных кризисов, связанных со сменой технологических укладов, требуется мощнейший инициирующий импульс со стороны государства. Так, преодоление предыдущего кризиса 70-80-х годов прошлого века сопровождалось резким повышением государственного финансирования разработок информационно-коммуникационных технологий под предлогом гонки вооружений в космосе. Развернутая США стратегическая оборонная инициатива дала мощный импульс их развитию — в течение более двух десятилетий комплекс информационно-коммуникационных технологий рос с темпом около 20 процентов в год, поднимая всю экономику. Преодоление позапрошлого структурного кризиса сопровождалось катастрофой Второй мировой войны, которая потребовала от ведущих государств гигантских усилий для освоения моторизированной техники.

У государства есть два рычага, чтобы стимулировать подъем экономической активности — налогово-бюджетная система и денежно-кредитная политика. Мы сейчас не используем ни тот, ни другой. В бюджете у нас действует бюджетное правило, согласно которому значительная часть нефтяных доходов, вместо того чтобы инвестироваться в развитие экономики, резервируется. У нас и так по всем меркам избыточный объем валютных резервов в стране, и дальнейшее их наращивание не добавляет стабильности, но сокращает возможности развития экономики. Наша налогово-бюджетная система сдерживает экономическое развитие, хотя именно сейчас нужны огромные вливания в модернизацию инфраструктуры и в освоение новых технологий.

А что с денежно-кредитной политикой?

Денежно-кредитная политика Центрального банка ограничивает экономическую активность. Два последних десятилетия ЦБ изымал больше денег из экономики, чем давал, стерилизуя избыточную, по его мнению, денежную массу. Тем самым он тормозил экономический рост вопреки самому смыслу своего существования как кредитора последней инстанции. Эмитируя рубли исключительно под прирост валютных резервов и изымая одновременно их с внутреннего рынка посредством замораживания нефтегазовых доходов бюджета, он блокировал развитие внутренне-ориентированных секторов экономики и обслуживал экспортеров природных ресурсов, способствуя тем самым сырьевой специализации и деиндустриализации нашей экономики. Хотя в последнее время ЦБ перешел в своей эмиссионной политике на рефинансирование коммерческих банков, но это делается больше для поддержания ликвидности, чем для создания условий для долгосрочного кредитования экономического роста. Получается, что, с одной стороны, ведущие страны мира предлагают безграничные объемы почти бесплатных кредитов, а наши денежные власти, наоборот, ограничивают предложения денег в экономике. У наших хозяйствующих субъектов возникает естественный стимул брать деньги за рубежом. И все, кто может доказать свою платежеспособность, это делают.

Но если предприятие берет деньги за рубежом, оно через некоторое время переводит в офшоры свои активы, потому что так удобнее брать кредиты, там легче оформлять залоги. В результате такое предприятие выходит из-под национальной юрисдикции, у него смещаются экономические интересы в направлении вывоза капитала. Одновременно такое предприятие становится весьма уязвимым к внешним угрозам, попадая в критическую зависимость от иностранных кредиторов. Мы это наблюдали во время кризиса. Тогда наши корпорации, набрав зарубежных кредитов, в ситуации маржин-коллов не смогли их вернуть, так как их залоговая масса в несколько раз уменьшилась после падения российского фондового рынка.

Если бы премьер не поручил денежным властям обеспечить необходимый объем кредитных ресурсов для спасения наших компаний от неминуемого банкротства, то сегодня в российской собственности не осталось бы ни металлургии, ни значительной части химической промышленности. Поскольку активы, вернее права собственности на них, были заложены у западных кредиторов, требование возврата кредитов или увеличения залогов поставило ряд наших крупнейших корпораций на грань банкротства. Если бы не экстренная помощь государства, они бы уже перекочевали к кредиторам и мы бы потеряли суверенный контроль над базовыми отраслями экономики.

Мы живем в открытой экономике, и у нас свободное движение капитала. В результате колоссальной денежной эмиссии со стороны американской ФРС, европейского, английского и японского центральных банков у зарубежных кредиторов и инвесторов возникает колоссальное одностороннее конкурентное преимущество. Оно позволяет им, так сказать, снимать сливки с нашей экономики, втягивая наиболее платежеспособных заемщиков в свой оборот. На этом «круговороте капитала» мы теряем от 35 до 55 миллиардов долларов в год. Наши длинные деньги государство отдает за границу дешево, а наши корпорации привлекают короткие деньги дорого. Этот неэквивалентный обмен создает условия, при которых поглощение торгуемых российских активов становится просто делом времени.

Это касается не только России, но и всех других развивающихся рынков. Некоторые из них защищают себя, ограничивая трансграничное движение капитала в выгодных им направлениях, а некоторые — нет, соглашаясь на колонизацию. Последние теряют возможность самостоятельного развития, первые пытаются использовать иностранные инвестиции для ввоза нужных им технологий. При этом все без исключения успешные примеры модернизации, все, что мы называем примерами «экономического чуда», — Корея, Япония, Юго-Восточная Азия, сейчас Китай — строили свой успех при сохранении суверенитета над своими активами в базовых и стратегически важных для развития отраслях экономики. Они опирались, прежде всего, на внутренние источники роста, привлекая иностранные инвестиции в нужных им направлениях. Если же мы сохраняем условия, при которых в конкуренции за наиболее выгодные рыночные ниши и наиболее выгодные активы в экономике одностороннее преимущество имеют зарубежные партнеры, то не нужно удивляться, что они в конце концов и будут определять наше экономическое развитие. Собственно говоря, для многих российских отраслей это уже факт.

Например?

Например, если рассмотреть структуру собственности в нашей экономике по секторам, то мы видим, что большинство негосударственных корпораций химико-металлургического комплекса, сферы телекоммуникаций перекочевали в офшоры. Там же основная часть внешнеторговых кампаний. А наиболее выгодные отрасли пищевой промышленности сегодня даже по своим конечным бенефициарам перешли в зарубежную собственность — например, пивоваренная или табачная промышленность....

Но сигареты во всем мире под контролем трех крупнейших корпораций: BAT, Philip Morris и Japan Tobacco.

Точнее в большинстве стран, открывших эту отрасль для поглощения иностранными корпорациями. Это пример коммерческого поглощения. Я помню примеры иностранного поглощения наших уникальных наукоемких предприятий для разрушения научно-производственного потенциала. Так были поглощены и полностью уничтожены производители кварцевого стекла для космических нужд, производители шасси для самолетов, производители стратегически важных электронных компонент, носители уникальной конструкторской документации. Но это уже не столько экономика, сколько политика, осуществлявшаяся специально созданными для этого компаниями. Возвращаясь к большому бизнесу, еще раз напомню, что только экстренная помощь государства позволила сохранить национальным бизнесменам контроль над металлургией и значительной частью химической промышленности во время кризиса. В общем-то, все суверенные страны это делают, здесь нет ничего необычного в постановке этих проблем и в способах их решения.

Вообще, отток капитала чаще всего связывают с плохим инвестиционным климатом, а перевод компаний в офшоры — с уходом от налогов или слабой защитой прав собственности. Все же, может быть, стоит работать в этом направлении?

Разговоры на эту тему идут уже 20 лет. Нет сомнений, что это все нужно делать: укреплять институты рынка, судебную систему, защищать права собственности. С этого мы начинали рыночную реформу в 1991 году, именно с этих слов — и, как мантра, они повторяются до сих пор. Ясно, что это не настолько простая задача, как когда-то казалось. Она не могла быть решена в условиях полукриминальной приватизации, при возникшем после государственного переворота 1993 года олигархо-коррупционном симбиозе между крупным бизнесом и государством. Насчет плохих условий ведения бизнеса: здесь обоюдная вина и со стороны государственной бюрократии, и со стороны крупного бизнеса, которые в симбиозе обеспечивали определенные конкурентные преимущества для одних ценой ухудшения условий для всех других. Проблема оказалась долгосрочной.

Понятно, что развитию бизнеса угрожает коррупция в контрольных и регулирующих органах. Но за границей они тоже существуют, а по отношению к офшорам угрозы не меньше, чем у нас. В качестве примера могу привести конфискации огромных состояний у разного рода олигархов из развивающихся стран, к которым многократно прибегали силовые структуры и судебные органы США, Швейцарии, Великобритании. Под предлогом незаконности полученных доходов конфисковывались или бессрочно замораживались активы не только конкретных физических лиц, но и властвующих элит целых стран, например, в Латинской Америке и Азии. То, что сейчас происходит со стороны ведущих стран мира по отношению к офшорам, ставит под очень большую угрозу накопления российских нуворишей в «налоговых гаванях». Уже сейчас, согласно требованиям Financial Stability Board, европейские, американские и японские банки (ну и банки всех других ведущих стран тоже) должны требовать от клиентов, которые переводят деньги из офшоров, раскрытия всей информации о бенефициарах. Следующий шаг — раскрытие информации об активах и об источниках их происхождения. И последний шаг — замораживание активов, пока клиенты не докажут, что деньги были приобретены законно, а налоги уплачены.

Западный мир многократно проходил через волны конфискаций плохо защищенных денег в интересах эмитентов соответствующих валют и банков. А средства в офшорах никак не защищены. Я уверен, что в сегодняшней конкретной ситуации степень защиты законно приобретенных прав собственности у нас в стране выше, чем в офшорах, но, к сожалению, наши нувориши этого до конца не понимают, у них сложилась привычка прятать свои сомнительно полученные доходы от государства. Нетрудно показать, что больше половины оттока капитала — это нелегальный вывод средств, связанный с уклонением от налогов через фирмы-однодневки, фиктивные внешнеторговые операции и так далее. Здесь работает комплекс мотивов, среди которых уклонение от налогов и страх перед наказанием за нарушения законодательства. Эти мотивы значат больше, чем плохой инвестиционный климат. Нам требуется обоюдное сотрудничество государства и бизнеса: первое обеспечивает прозрачность и защищенность прав собственности, а второй возвращает активы из офшоров в страну.

Также не стоит забывать, что западные денежные власти накачивают экономику дешевыми деньгами и возникает проблема «денежного навеса», который может обрушить и доллар, и евро. Один из способов ликвидации «навеса» — замораживание всех сомнительных денег и удаление их с рынка. «Дамоклов меч» над нашей офшорной аристократией уже висит, риск того, что он обрушится, очевиден. Будет жалко потерять деньги, которые могут быть направлены на развитие страны.

Вернемся к денежно-кредитной политике. Вы считаете, что ставка рефинансирования ЦБ должна быть значительно снижена?

Да. Она должна опуститься хотя бы до четырех процентов. В таком случае создаются условия и для снижения рыночной процентной ставки для заемщиков до 6-7 процентов, что соответствует средней рентабельности в обрабатывающей промышленности и строительстве. Естественно, отладка этой системы потребует и определенного обучения банков, и настройки системы банковского контроля, возможно, ужесточения валютного контроля. Последнее должно пресечь операции по дестабилизации валютно-финансовой системы, которые имели место в период кризиса. Тогда коммерческие банки, получив деньги ЦБ, не только выводили их на валютный рынок, но и даже увозили за границу, как это нам теперь уже известно. Всего этого можно избежать.

Считается, что снижение ставки рефинансирования ЦБ «разгоняет» инфляцию, так как позволяет банкам дешевле занимать деньги, что увеличивает их количество в экономике. В связи с этим ЦБ должен удерживать ставку процента выше инфляции. Такое суждение основывается на формуле Фишера, по которой уровень цен напрямую зависит от количества денег в экономике. Однако противники высоких процентных ставок обращают внимание на то, что эмпирически формула Фишера не всегда подтверждается, а конечная цена кредита для компаний и населения все равно чаще всего оказывается выше уровня инфляции. Кроме того, в мире много примеров, когда центробанки держат ставку рефинансирования ниже инфляции — например, Европейский ЦБ и ФРС США.

В то же время нам уже сейчас нужны долгосрочные кредиты для модернизации инфраструктуры и новой индустриализации. Но далеко не все потенциальные получатели этих длинных денег имеют необходимое залоговое обеспечение и возможности получить долгосрочный кредит. Здесь нам нужны институты развития. Чем меньше развит частный банковский сектор, тем большая нагрузка ложится на них. В принципе, во всех странах мира государственный банковский сектор работает как большой институт развития. В Японии, например, сберегательные кассы собирают деньги, а Банк развития Японии их инвестирует. У нас подобного нет. У нас крупнейшие государственные банки работают как обычные коммерческие банки, извлекая сверхприбыль.

Может быть, параллельно нужно продавать государственные банки и сокращать госсектор, как это предусмотрено программой приватизации правительства?

Их надо ориентировать на решение тех проблем, которые частные банки решить неспособны. А частникам нужно давать возможность развиваться в доступных им сферах — например, в кредитовании торговли, малого и среднего бизнеса. Например, финансирование торговли исключительно рентабельно, выгодно для банков. Сейчас большое количество малых и средних банков вытеснены из экономики, потому что крупные государственные банки начали осваивать эти выгодные рыночные ниши, хотя государство сегодня должно решать задачи повышения экономической и инвестиционной активности в наукоемкой промышленности, которые не по плечу частным банкам. Госбанки можно использовать для решения задач, требующих больших кредитных ресурсов и существенного контроля за их использованием. Пока наша банковская система очень слаба, и все совокупные активы коммерческих банков РФ меньше одного какого-нибудь крупного американского или японского банка. На государственных банках будет лежать основная нагрузка по организации долгосрочного кредитования модернизации и новой индустриализации нашей экономики.

Фактически сегодня у нас нет другого источника для долгосрочных инвестиций, кроме государственных институтов развития. Но государственные институты развития у нас привязаны к бюджету, который имеет только один резерв — резервный фонд. Трансформация резервного фонда в бюджет развития — это тоже одно из перспективных направлений для подъема инвестиционной активности. Но кроме этого, с моей точки зрения, институты развития должны получить доступ и к рефинансированию со стороны Центрального банка — примерно по той же схеме, что и другие коммерческие банки. Но наряду с обязательствами производственных предприятий здесь могут использоваться и государственные гарантии, и поручительства органов управления государственными программами, и другие государственные инструменты разделения рисков.

Можно привести примеры этих институтов развития? Вы имеете в виду что-то еще, кроме ВЭБа?

У нас есть весь «джентльменский набор»: ВЭБ, Россельхозбанк, страховое агентство по экспортно-импортным операциям, инвестиционный фонд, венчурная компания, корпорация по жилищно-коммунальной реформе… У нас есть набор этих институтов развития, но их мощность сегодня раз в сто меньше необходимой.

Последний вопрос: в конце 2012 года была представлена обновленная Стратегия-2020, которую разрабатывали десятки экспертов под руководством ректоров ВШЭ и Академии госслужбы Ярослава Кузьминова и Владимира Мау. Пока практически ничего не воплощается. Почему сейчас Кремль должен прислушаться?

Понимаете, если вы наберете самых лучших в мире инженеров, но при этом генеральный конструктор не будет иметь необходимого профессионального образования и не будет знать даже основ аэродинамики, то заказанный вами лайнер не полетит. Стратегию-2020 невозможно воспринимать как целостную систему: это большое количество разнообразных экспертных рекомендаций, не объединенных общесистемной логикой и целеполаганием. Место последних занимает упование на рыночную самоорганизацию. Это все равно что строить дорогое судно без системы управления или парусник без руля. Которому, как известно, не поможет никакой попутный ветер.

Академию наук всегда отличает системный подход: умение увидеть главное, определить проблемы, поставить задачи и найти способы их решения, а не просто свалить в кучу огромное количество рекомендаций в надежде, что «рынок все сам отрегулирует». Даже для того, чтобы работали самые правильные рекомендации, они должны быть увязаны в логичную систему, а перед этой системой должны быть поставлены цели и задачи. Вот именно такой целеориентированный системный подход лежит в основе нашей работы.

Кирилл Сугробов

http://lenta.ru/articles/2013/02/11/glaziev/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Глазьев
« Ответ #2 : Февраль 21, 2013, 10:34:51 pm »
20:10, 21 февраля 2013
СМИ назвали Глазьева кандидатом на пост главы ЦБ


Советник президента России и академик РАН Сергей Глазьев является одним из кандидатов на пост руководителя Центробанка. Об этом 21 февраля сообщает Reuters со ссылкой на неназванные высокопоставленные источники.

По данным информагентства, кандидатуру Глазьева поддерживает как глава государства Владимир Путин, так и премьер-министр Дмитрий Медведев. Один из собеседников Reuters утверждает, что остальные претенденты «совсем не удовлетворяют» либо Путина, либо Медведева.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков отказался прокомментировать информацию о возможном преемнике нынешнего председателя Банка России Сергея Игнатьева. Reuters не удалось получить комментарии и от самого Глазьева.

В январе текущего года агентство Bloomberg со ссылкой на анонимные источники называло основными кандидатами на пост главы ЦБ бывшего министра финансов Алексея Кудрина, первого зампреда ЦБ Алексея Улюкаева и председателя правления «ВТБ 24» Михаила Задорнова. Чуть раньше газета «Известия» называла в числе претендентов помимо упомянутых Вьюгина, Кудрина и Улюкаева также первого зампреда ЦБ Алексея Симановского, зампреда ЦБ Михаила Сухова и главу группы ВТБ Андрея Костина.

Срок полномочий Игнатьева в качестве председателя Центробанка истекает в конце июня 2013 года. Он занимает эту должность третий срок подряд, а законом о ЦБ четвертый срок не предусмотрен.

http://lenta.ru/news/2013/02/21/newhead/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Глазьев
« Ответ #3 : Декабрь 11, 2013, 11:03:47 am »
Николай Стариков и Сергей Глазьев в программе Русская политика

Текстовая версия программы «Русская политика» стала доступна несколько позже аудиоверсии, представляю ее вашему вниманию. Гостем в студии программы был экономист, политик, академик Российской Академии наук Сергей Глазьев.

Н.СТАРИКОВ: Добрый день. Меня зовут Николай Стариков. В эфире программа «Русская политика». Мы будем говорить о внешней и внутренней политике России, вспомним ее историю. И сегодня мы продолжим разговор, который начали в прошлой программе. Мы говорили о политике современного правительства, мы говорили о Центральном банке. И сегодня мы продолжим этот разговор с нашим гостем. Сегодня у нас в гостях академик, советник президента РФ Сергей Юрьевич Глазьев. Здравствуйте, Серей Юрьевич.
С.ГЛАЗЬЕВ: Здравствуйте.
Н.СТАРИКОВ: Но, прежде чем дать вам слово, я хотел бы, чтобы отправной точкой нашей сегодняшней беседы послужила опубликованная в некоторых средствах массовой информации записка, которую вы написали для президента РФ, и, что самое главное, не только эта записка, но и реакция Анатолия Борисовича Чубайса на эту вашу записку. Вообще, Анатолий Борисович, надо сказать, человек очень спокойный, но тут реакция у него была очень эмоциональная. Я позволю себе ее процитировать. «Человек, который всерьез утверждает, что денежная эмиссия в США и Европе осуществляется с целью захвата по дешевке российских активов, если он здоров, может быть кем угодно, только не экономистом». Вот такое эмоциональное высказывание позволил себе Анатолий Борисович Чубайс. И прежде чем дать вам слово, Сергей Юрьевич, для того чтобы вы все-таки рассказали, что на самом деле имели в виду, я хотел бы запустить голосование для наших уважаемых слушателей. Итак, сегодня я прошу вас высказаться по такому вопросу: согласны ли с Сергеем Юрьевичем Глазьевым, что в условиях включения печатного станка на Западе существует угроза скупки российских стратегических активов иностранным капиталом? Если вы считаете, что да, такая угроза существует, звоните 495-911-55-81.Те, кто считает, что угрозы скупки стратегических активов иностранцами сегодня не существует, звоните 495-916-55-82. Также хочу сказать, что у вас, уважаемые слушатели, будет возможность задать вопросы Сергею Юрьевичу – 495-788-107-0. Теперь, Сергей Юрьевич, слово вам. Хотелось бы, чтобы вы рассказали, что имели в виду, и почему Анатолий Чубайс понял вас совершенно не так.
С.ГЛАЗЬЕВ: Я не могу за Чубайса оправдываться, почему он понял то, чего в записке на самом деле не содержалось, и как он проинтерпретировал. Но согласно известной русской поговорке, помните, про вора и шапку, если человек вдруг так нервно реагирует на некие признаки того, что его волнует, значит, дыма без огня не бывает.
Н.СТАРИКОВ: Возникло ощущение, что Анатолий Борисович некоторое время решил побыть вашим пиар-менеджером, потому что во многом его такая эмоциональная реакция привлекла внимание к тем тезисам, которые вы описывали.
С.ГЛАЗЬЕВ: Этот маленький фрагмент, который касался противостояния ведущих держав мира в условиях нынешнего глобального кризиса — каждая держава попытается добиться улучшения своего положения за счет остальных. Это только на международных форумах идут общие разговоры на тему, что давайте жить дружно и воздерживаться от протекционистских мер. На самом деле, как мы хорошо понимаем, особенно сейчас, когда Россия стала членом ВТО, что мировая торговая и финансовая политика — это ринг не слабонервных. И на этом ринге применяются, в том числе, и запрещенные приемы. Такого рода запрещенные приемы сегодня вовсю применяются американской Федеральной резервной системой, Банком Англии, Европейским банком, Банком Японии, которые за последние пять лет увеличили денежную базу в своих экономиках более чем втрое.
Н.СТАРИКОВ: Грубо говоря, включили печатный станок?
С.ГЛАЗЬЕВ: Они включили печатные станок. И для корпораций, для банков этих государств нет никакой проблемы сегодня взять кредит на три, на пять лет под отрицательную процентную ставку. И понятно, что это колоссальное одностороннее конкурентное преимущество, которое для наших предприятий явно недоступно — они, во-первых, вынуждены платить за кредиты по 12-15 процентов на рынке, плюс у них вообще нет доступа к долгосрочным кредитам. То есть, если говорить о решении таких задач как модернизация, новая индустриализация страны, переход на инновационный путь развития, повышение эффективности, рост производительности труда — то, о чем президент говорит, и те цели, которые президент поставил в своих знаменитых указах от 7 мая прошлого года и в своих предвыборных публикациях. Это цели при таких условиях становятся труднодостижимыми, потому что для их реализации в стране нужны длинные деньги, желательно внутреннего происхождения, из внутренних источников.
Н.СТАРИКОВ: Вы совершенно верно и справедливо говорите, я с вами абсолютно согласен. Просто для наших слушателей мне хотелось пояснить тот фрагмент, который вырвал из ваших мыслей Анатолий Борисович и прокомментировал. Я позволю себе прокомментировать так, как я это понимаю. На Западе включили печатный станок, появляется огромная денежная масса, которая, как снежный ком, может прикатиться к нам, она нарисована из воздуха, она ничем не обеспечена, и за эти нарисованные компьютерные нолики существует реальная угроза скупки наших стратегических активов иностранцами.
С.ГЛАЗЬЕВ: Давайте говорить в реальном режиме времени. Во-первых, эта угроза уже реально разворачивается в течение всех 20 лет. А гражданин Чубайс как раз этим и занимался в те годы, когда он руководил приватизацией. Для специалистов не секрет, что в его конторе сидели американские эксперты, в отношении которых потом были возбуждены уголовные дела за злоупотребление служебным положением. Гарвардский университет, который их отправил, даже штраф выплатил колоссальный за подрыв престижа Америки. Собственно говоря, эти господа этим и занимались — продажей или приватизацией российских активов в пользу зарубежных партнеров. Это факт, который имел место и с последствиями которого мы сталкиваемся до сих пор. В частности, значительная часть активов сегодня и в добывающей промышленности, и даже в машиностроении, в стратегических некоторых наших сферах перекочевала под контроль зарубежных партнеров, которые далеко не всегда использовали этот комфорт для развития предприятий. Когда я работал в сфере безопасности, мы только и делали, что принимали меры против недружественных поглощений наших наукоемких компаний.
Н.СТАРИКОВ: Вернемся в студию через несколько минут.
Н.СТАРИКОВ: Уважаемые слушатели, напоминаю вам, что вы слушаете программу «Русская политика». У нас идет голосование. Я прошу ответить вас на вопрос: согласны ли вы с Сергеем Юрьевич Глазьевым, что в условиях включения печатного станка на Западе существует угроза скупки российских стратегических активов иностранным капиталом? Если вы считаете, что да, такая угроза существует – 495-916-55-81. Если вы считаете, что такой угрозы не существует – 495-916-55-82. И напоминаю телефон в студии, в которой находится Сергей Юрьевич Глазьев, у вас есть возможность задать ему вопрос – 495-788-107-0. Сергей Юрьевич, мы с вами говорили о том, как господин Чубайс превратно понимает ваши взгляды, и о той ситуации, которая сегодня происходит в мировой финансовой системе.
С.ГЛАЗЬЕВ: Я бы уточнил: он отражает позицию тех сил, которые, наоборот, отстаивают интересы иностранного капитала. И именно в интересах этого иностранного, спекулятивного прежде всего, капитала проходила изрядная доля приватизационных сделок в 90-е годы. Способов воздействия на нашу экономику со стороны иностранного капитала много, не все они плохие. Мы заинтересованы в том, чтобы приходили инвесторы, приносили с собой новые налоги, помогали нам осваивать новые отрасли. Но, к сожалению, тот спекулятивный вихрь, который сегодня разворачивается за границей, дает мало шансов, что инвесторы будут именно такого рода. Таких инвесторов нужно поискать, нужно привлечь, это предмет переговоров. А, как правило, приходит спекулятивный инвестор, который скупает по дешевке то, что стоит дорого, потом взвинчивает цены на наши активы, потом продает и уходит, обрушивая финансовый рынок. Именно в такой кругооборот, в такой спекулятивный вихрь мы попали в середине 90-х годов, который закончился, как известно, банкротством России в 1998 году, точнее, Российского государства, дефолтом, падением фондового рынка примерно в десять раз, трехкратной девальвацией валюты — в общем, многие наши слушатели помнят, что творилось в 1998 году. И аналогичные явления происходят и в других странах. Это явления, которые на жаргоне финансовых спекулянтов назвали «асфальтирование стран» — когда открыто не защищенные страны с относительно небольшой экономикой, а у нас, к сожалению, сегодня по сравнению с финансовым потенциалом, который накоплен за рубежом, экономика явно небольшая, иностранные игроки на нашем финансовом рынке имеют примерно 70-процентную долю, то есть они доминируют, поэтому они управляют этим рынком. Соответственно, в 90-е годы произошло следующее: допустим, с одним долларов финансовый спекулянт зашел на российский рынок, скупил по дешевке на первичном рынке акции предприятий, приватизированных только что, затем в течение трех лет шла раскрутка этих предприятий, цена поднялась примерно один к десяти, затем произошел выход с этого рынка, дефолт. В силу того что иностранцы ушли, сбросили акции, рынок упал в десять раз, акции подешевели десятикратно, в три раза упала валюта, значит, наши активы подешевели в 30 раз. В 30 раз всего лишь за несколько недель. И после этого иностранный капитал снова сюда приходит, снова скупает уже многократно подешевевшие, и снова их раскручивает. И на один доллар, который коллеги гражданина, которого мы обсуждаем, вкладывали деньги в российскую приватизацию в начале 90-х, получили больше 100 долларов прибыли. Понятно, что с такими нормами прибыли финансовый капитал очень агрессивно и активно врывается в незащищенные экономики, раскручивая их рынки. Сначала людям это кажется хорошо — рынок растет, а потом, как мы убедились даже совсем недавно, в 2008 году, выход иностранных спекулянтов из российских акций привел к трехкратному обрушению российского финансового рынка. И из стран «двадцатки» у нас самое большое падение.
Н.СТАРИКОВ: Я думаю, что большинство уважаемых радиослушателей согласится, что то, что было сделано под видом приватизации в России, никак иначе, как государственной изменой и вредительством не назовешь.
С.ГЛАЗЬЕВ: Кстати, именно так квалифицировали строительство финансовых пирамид 1998 года в Совете Федерации, специальная комиссия работала над этим.
Н.СТАРИКОВ: Вполне справедливая оценка. Давайте примем звонок. Здравствуйте, вы в эфире.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я академику Глазьеву хотел бы задать вопрос, я его очень уважаю и всегда прислушиваюсь к его мнению. По Чубайсу не буду проходиться, это всем давно известно. Вот он работал в РАО «ЕЭС», ее модернизировал, хотелось бы узнать, сколько примерно электростанций общей энергетики традиционной находится сейчас в руках иностранных так называемых инвесторов. Будьте любезны. Спасибо заранее.
С.ГЛАЗЬЕВ: Приватизация РАО «ЕЭС» это последний удар, который был нанесен в свое время. В итоге этого удара сегодня у нас тариф на электроэнергию вырос более чем в четыре раза с тех пор. По условиям электроэнергетических подключений — то есть условиям подключения к электросетям, есть такой показатель — Россия опустилась на последнее место в мире. А совсем недавно у нас была самая лучшая, самая эффективная в мире энергосистема. Это результат приватизации РАО «ЕЭС», так называемой реформы, вследствие которой возникли на базе государственной единой системы частные лидирующие компании, по сути, монополисты, и локально, и объединившись между собой в сговорах, они поднимают, естественно, тарифы, регулируют рост цен по всем технологическим цепочкам таким образом. И они, по сути, в большинстве своем сегодня неподконтрольны нашему государству, потому что большая часть собственности сегодня перекочевала в оффшоры, в том числе на эти генерирующие мощности, бывшие тепловые электростанции ранее единой энергосистемы. И где в оффшорах сегодня спрятаны российские собственники, а где иностранные, разобраться весьма сложно. Эта оффшоризация экономики, которая тоже стала следствием вполне продуманной системы мер, включая приватизацию, либерализацию, в конечном счете отказ от валютного регулирования, создание благоприятных условиях для вывоза капитала, привела сегодня к тому, что значительная часть наших стратегических активов фактически находится вне нашей юрисдикции. Большая часть в оффшорных зонах. Конечно, за некоторыми из них остаются российские граждане, но мы даже уже не можем контролировать переход прав собственности из рук в руки.
Н.СТАРИКОВ: Сергей Юрьевич, я хотел бы, чтобы мы с вами об оффшорах, о деоффшоризации поговорили в следующей части программы. А сейчас давайте ответим еще на один звонок. Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я бы хотел узнать... все говорят о приватизации государственного имущества, … потенциала в том числе, ряд компаний был неоднократно приватизирован, потом продан, потом их активы участвовали в западных инвестпроектах. Есть ли у нас на сегодняшний день стратегия по восполнению этого социально-экономического прогала в движении финансовых потоков среди наших же инвесторов? Они же все стараются, они все живут… вот у меня такое ощущение сложилось, что они все живут таким образом, что завтра они собираются, укладывают вещи в чемодан и улетают из страны. Мне как гражданину своей страны, который любит ее и хотелось бы здесь жить хорошо, со своими родственниками, друзьями, мне хотелось бы узнать, в вашей сфере есть вообще люди, которые собираются здесь жить?
С.ГЛАЗЬЕВ: Что касается меня и моей семьи, я уж точно никуда уезжать не собираюсь, я намерен здесь прожить до конца своих дней, на что ориентирую и своих детей. Но проблема, конечно, существует. С вывозом капитала уходят и граждане, которые этот капитал в свое время здесь тем или иным способом получили. И чем больше криминализация, чем больше преступлений было сделано при захвате собственности в период ее приватизации и последующих, возможно, рейдерских захватов, тем больше у людей мотивов спрятаться за рубежом. Но я бы сейчас обратил внимание не на это сторону личностной мотивации значительной части нашего олигархического сообщества. А скорее поговорил бы о стимулах к соответствующему поведению, которые создает государственное регулирование. Ведь если за границей деньги льются рекой и предоставляются бесплатно фактически на длительные сроки, а у нас деньги взять на модернизацию, на развитие невозможно, требуется сложная процедура, чтобы даже краткосрочный кредит получить, и он дорогой, то естественным образом наши предприятия и предприниматели стимулируются уходить за границу, чтобы там брать кредит. Вслед за этим они переводят за границу и права собственности, потому что под кредит нужно закладывать права собственности. А уж дальше они вынуждены работать и по правилам зарубежной судебной системы. То есть фактически сама макроэкономическая политика государства стимулирует уход нашего капитала и прав собственности за рубеж и постепенное поглощение, потому что западные конкуренты намного мощнее. Скажем, один американский банк имеет активов больше, чем вся российская банковская система. Так что об этих стимулах нужно задуматься сегодня.
Н.СТАРИКОВ: Спасибо за ваш ответ, Сергей Юрьевич. В следующей части программы мы с вами поговорим о Центральном банке, о правительстве, то есть о тех структурах, которые и организуют фактически насильственное отталкивание российского бизнеса к выходу в иностранную юрисдикцию. Мы вернемся после небольшой паузы.
Н.СТАРИКОВ: У нас в студии сегодня экономист, академик, советник президента Сергей Юрьевич Глазьев. Мы беседуем о сегодняшней экономической ситуации в стране и за рубежом. Сергей Юрьевич, возникает такой вопрос: скажите, кто на сегодняшний день больше тормозит экономическое развитие России? Правительство, которое разработало очередную программу приватизации за американские компьютерные нолики, чтобы полученные деньги вложить в Резервный фонд, купить на деньги Резервного фонда очередные американские долговые обязательства и фактически отдать обратно те деньги, которые получает государство за свои активы? Или Центральный банк, который держит очень высокую учетную ставку, тем самым, уже все это говорят, удушает экономическое развитие страны? Кто больше вредит?
С.ГЛАЗЬЕВ: Во-первых, хочу заметить, что эта ситуация возникла не вчера и даже не позавчера. Практически два десятилетия мы живем в ситуации неэквивалентного внешнеэкономического обмена. Когда мы зарабатываем довольно тяжелые деньги за экспорт нефти и газа и других ресурсов и затем государство вкладывает эти деньги в иностранные бумаги, весьма рискованные и малодоходные, а денежные власти вбрасывают в экономику меньше денег, чем нужно для развития. Более того, если совокупно посмотреть, сколько денег Россия зарабатывает на мировом рынке, сколько привозится в Россию в виде валютной выручки, и сколько в конечном счете под эти ресурсы валютные Центральный банк эмитирует рублей, то оказывается, что за последние 20 лет большую часть времени Центральный банк был занят вместе с правительством изъятием денег из оборота, а не кредитованием экономики. А ведь главный смысл деятельности денежных властей — это организация кредита для долгосрочного развития и роста экономики.
Н.СТАРИКОВ: Тут вопрос возникает: чьей экономики? Наш Центральный банк фактически кредитует иностранную экономику, а не экономику России.
С.ГЛАЗЬЕВ: Да, в том-то и парадокс. Вообще, смысл Центрального банка, который возник одновременно с промышленной революцией и стал средством кредитования экономического развития, — это организация долгосрочного кредита при, разумеется, стабильности денежного обращения. Наш Центральный банк забыл про функцию долгосрочного кредита, он занят исключительно борьбой с инфляцией. При этом большую часть времени работал по примитивному правилу, когда впрыскивал деньги в экономику ровно столько, сколько мы получали иностранной валюты. И поскольку при этом держался заниженный курс, денег напечатанных образовывалось слишком много, с его точки зрения, и с помощью правительственных механизмов, налоговой системы эти деньги изымались из оборота и отправлялись за рубеж. То есть наши денежные власти тормозили экономическое развитие тем, что изымали деньги из обращения. Хотя главный смысл их деятельности должен быть прямо противоположным — они должны работать как акселератор, как ускоритель экономического роста, впрыскивать деньги в обращение, создавать долгосрочный кредит, а не забирать их.
Н.СТАРИКОВ: То есть, если продолжать автомобильную аналогию, то правительство вместо того чтобы жать на газ и развивать какую-то динамику развития экономики, оно все время жмет на тормоз?
С.ГЛАЗЬЕВ: Это проявляется, например, в бюджетном правиле, когда нефтегазовые доходы изымаются из финансовой системы государства и направляются в заграничные малодоходные бумаги…
Н.СТАРИКОВ: Через резервный фонд.
С.ГЛАЗЬЕВ: Да, через резервный фонд. Одновременно парадоксальная вещь — правительство занимает деньги на рынке под гораздо более высокие проценты. И мало того что это абсурдная ситуация, теряет просто деньги, к тому же сокращает объем финансовых ресурсов, которые должны стимулировать частные инвестиции.
Н.СТАРИКОВ: Здесь мне хотелось бы такую аналогию уважаемым слушателям предложить. Представьте, что вы так распоряжаетесь своим семейным бюджетом, как правительство распоряжается бюджетом России. То есть вы берете в долг под 5,5 процентов годовых, потом эти деньги кладете в резервный фонд, говоря, что необходима кубышка, какие-то сбережения на черный день, а потом средства этого резервного фонда вкладываете в долговые обязательства западных государств под 0,7 процента (это в долларах) и под 1,7 процента (в евро). То есть, фактически взяв под 5,5, даете под 1-1,5 процента в долг. Убыток прямой.
С.ГЛАЗЬЕВ: Прямой ущерб для всего государства от 35 до 55 миллиардов долларов в год только на разнице процентных ставок.
Н.СТАРИКОВ: Возникает вопрос, это нам с вами очевидно. Я думаю, что абсурдность таких действий очевидна и большинству наших радиослушателей. Скажите, пожалуйста, а работники Центрального банка, работники министерства финансов, они почему этого не понимают?
С.ГЛАЗЬЕВ: Потому что им так удобно жить. Они декларировали, что их главная задача — борьба с инфляцией. С их точки зрения, чем меньше денег попадает в экономику, чем ниже инфляция. Поэтому они, не отвечая за экономическое развитие, не отвечая в целом за результаты государственной экономической политики, делают то, что умеют. А именно пытаются количественным образом регулировать деньги. И борются с инфляцией путем торможения экономического роста, следствием чего становится, наоборот, повышение инфляции в конечном счете.
Н.СТАРИКОВ: То есть, наши финансовые власти главную свою задачу видят в том, чтобы сократить расход бензина. А то, что итогом этого становится, что машина стоит на месте, это их интересует в очень малой степени. Мы вернемся через несколько минут.
Н.СТАРИКОВ: Добрый день еще раз. В эфире «Русская политика». Напомню, что сегодня у нас в студии Сергей Юрьевич Глазьев. Сейчас пришло время подвести итоги голосования. Напомню вопрос: согласны ли вы с Сергеем Юрьевичем Глазьевым, что в условиях включения печатного станка на Западе существует угроза скупки российских стратегических активов иностранным капиталом? Да ответили 95,9 процента голосовавших. Вы хотите прокомментировать итоги голосования?
С.ГЛАЗЬЕВ: Это очевидно. Странно, что кто-то сомневается. Потому что у нас на глазах этот процесс происходит. Я рассказал эпизод: как-то в бытность работы в Совете безопасности мне пришлось заниматься расследованием ситуации, когда фирмы-однодневки, зарегистрированные где-то в зарубежных оффшорах, скупали стратегические небольшие предприятия авиационной промышленности, скажем, делающие шасси или даже более мелкие вещи, без которых самолет не может ни полететь, ни приземлиться. И первое, что они делали, пытались демонтировать сразу производство, мощности, уничтожить конструкторскую документацию, просто выключить эту цепочку из технологии производства самолетов, как военных, так и гражданских.
Н.СТАРИКОВ: Диверсия через экономику.
С.ГЛАЗЬЕВ: Да. Причем им это обходилось в небольшие деньги. И нам пришлось прилагать целые усилия, привлекать суды для того, чтобы эти сделки затем оспаривать, искать основы законодательства, которые позволили бы вернуть такие еще не совсем уничтоженные предприятия обратно под контроль государства. То есть далеко не всегда, мы говорили о спекулятивной составляющей иностранного капитала, но бывают и худшие случаи. А бывают и позитивные примеры, когда создаются совместные производства, выпускающие наукоемкую сложную продукцию. То есть здесь нет какого-то универсального подхода. Нам нужны валютное регулирование и контроль для того, чтобы отсечь спекулятивный капитал, который дестабилизирует нашу финансовую систему, и все страны по этому пути сегодня идут. Нам необходим контроль государства за стратегически важными отраслями, где очень важно сохранять национальный контроль, с тем чтобы обеспечивать выпуск технологически сложной продукции и наиболее доходные виды деятельности удерживать под государственным контролем. Там, где природная рента, например, создается. И нам нужно привлекать долгосрочные иностранные инвестиции в освоение тех технологий, тех направлений, которые у нас не развиты, которых у нас нет, таких технологий. Таких много довольно направлений, по которым мы отстали, и по которым без совместного участия с иностранными партнерами нам трудно будет наверстать упущенное. Поэтому работа с иностранным капиталом должна строиться, исходя из общей стратегии развития страны. И эта общая стратегия должна быть ориентирована на те цели, которые поставил президент, она должна быть развернута через систему стратегического планирования на все макроэкономические регуляторы, под нее должен строиться бюджет, а не подбюджетные правила, которые изымают из нашей финансовой системы до пяти процентов валового продукта. Это как раз необходимый объем инвестиций, который нужен сегодня для того, чтобы реализовать ту цель по накоплению, которую президент поставил. Он поставил задачу выйти на норму накопления 27 процентов от валового продукта. Мы можем эту задачу решить прямо сейчас. Потому что у нас сбережений примерно как раз 27-29 процентов от валового продукта. А инвестиций — 20-21 процент. То есть как то, что правительство в кубышку складывает, — это та нехватка инвестиций, которая нам нужна для того, чтобы выйти на минимально необходимый для модернизации и новой индустриализации уровень капитальных вложений в экономику.
Н.СТАРИКОВ: Одна из идей, которая была озвучена в Послании президента Федеральному собранию, — это именно инвестирование средств Резервного фонда в российские ценные бумаги.
С.ГЛАЗЬЕВ: И я скажу, что у нас уже был опыт, когда премьером был Примаков, было принято решение создания бюджета развития. И очень просто — соедините резервный фонд с бюджетом развития, и через бюджет развития, через институты развития, пойдут долгосрочные инвестиции в инфраструктуру. Чем больше придет от нефти и газа денег в бюджет, тем больше будут инвестиции. Если будет приходить меньше, значит, меньше будут инвестиции. То есть это переменный механизм, он будет канализировать избыточные с точки зрения текущих расходов государства средства в решение долгосрочных задач.
Н.СТАРИКОВ: Владимир Ильич Ленин сказал бы: есть инвестор и есть инвесторы. То есть ко всему нужно подходить со здравым смыслом.
С.ГЛАЗЬЕВ: Конечно, денежная политика, к которой мы должны вернуться, она тоже должна ориентироваться на решение тех задач экономического роста, о которых мы говорим. И для этого мы должны слезть с этой валютно-финансовой иглы неэквивалентного внешнеэкономического обмена и переориентировать нашу денежную систему на внутренние источники, которые, в общем-то, уже начинают работать в нашей экономике. Но их весьма мало. И для того чтобы создать необходимый уровень потока долгосрочных кредитов, Центральный банк должен перейти к совершенно другой модели денежного предложения и обеспечивать денежное предложение в соответствии со спросом на деньги со стороны производственного сектора. Именно так поднималась Европа после войны, так сегодня развивается Китай, так наращивает свой потенциал Америка. То есть деньги должны эмитироваться под спрос на деньги со стороны производственной сферы, а не под удовлетворение спроса из-за рубежа.
Н.СТАРИКОВ: И при этом деньги должны создавать мы сами. Я напомню телефон в студии – 495-788-107-0. Мы вернемся через небольшую паузу, и вы сможете задать вопрос Сергею Юрьевичу Глазьеву.
Н.СТАРИКОВ: Мы вернулись в студию. Меня зовут Николай Стариков. У нас сегодня в гостях Сергей Юрьевич Глазьев, академик, советник президента. И сейчас мы готовы принять ваш звонок. Добрый день, мы вас слушаем.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Юрий Юрьевич. Я хочу спросить у Сергея Юрьевича: у меня создалось такое впечатление, что вы в студии и мы, слушатели, которые вас поддерживаем, неправильно понимаем ситуацию. Мы все знаем, а правительство якобы ничего не делает. Это ведь не так, там ведь тоже понимают эту ситуацию. Но делают сознательно против России. Прав ли я или нет? Спасибо.
С.ГЛАЗЬЕВ: Не могу согласиться с таким суждением, что правительство действует против интересов России. На самом деле, правительство реализует те меры, которые предписаны ему законодательством, оно исполняет закон, оно исполняет бюджет, и без работы правительства мы сегодня погрузились бы давно в полный хаос. Поэтому говорить о том, что какую-то вредоносную линию правительство ведет, я бы не стал. Более того, это не так. Вместе с тем, существуют определенные просчеты, с моей точки зрения, которые связаны с некоторой экономической мифологией. И за эти мифы мы платим очень большую цену. В частности, правительство берет на себя функции, которые должен был бы вести Центральный банк, по обеспечению стабильности денежного обращения. И занимается изъятием денег из экономики через Резервный фонд. Это избыточная функция для правительства, поскольку правительство отвечает за развитие страны, за решение конкретных, насущных проблем. И выполнять вместо Центрального банка функцию регулирования денежного обращения — значит, платить дорогую цену, о которой мы сейчас говорили, в виде триллионов рублей, которые замораживаются в резервном фонде, которые крайне необходимы для решения тех самых насущных задач, ради которых правительство существует. И для решения тех задач, которые поставил президент. Кроме этого, существует определенная слабость в некоторых зонах регулирования. Скажем, допускается чрезмерный рост тарифов на электроэнергию, на энергоносители. Следовало, может быть, более жестко и более настойчиво требовать от естественных монополистов соблюдения элементарных норм по калькуляции себестоимости своих тарифов. То есть недостатков в работе правительства можно много приводить. Мы эти недостатки знаем, мы с ними работаем, мы пытаемся их преодолеть. Сейчас, например, для того чтобы работу нашей власти сделать более системной в экономике, принимается закон о стратегическом планировании, где четко будут развернуты цели и задачи, начиная с верхнего уровня управления страной, дальше по отраслям. Должны ставиться задачи по развитию каждой конкретной отрасли. Каждое министерство сегодня разрабатывает и отвечает за соответствующую государственную программу. То есть правительство работает, работает, как может, в общем-то, оно делает очень много полезных, важных и жизненно необходимых для страны вещей. Но в то же время в макроэкономике существуют огромные резервы, наша задача эти резервы вскрыть и убедить наших министров не расслабляться, а отвечать за те гигантские деньги, которые сегодня от нефти и газа мы получаем, отвечать в смысле их продуктивного использования.
Н.СТАРИКОВ: Мне кажется, ключевое слово, которое вы сказали, это «работает, как может». Знаете, как в одном из анекдотов: не стреляйте в пианиста, он играет, как умеет. Наше сегодняшнее правительство играет, конечно, не очень хорошо. Но давайте мы примем еще один звонок. Пожалуйста.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Больше спасибо за очень хорошую передачу. Такой вопрос касательно экономических огромных убытков. Известно, что один рубль дохода от алкоголя дает семь рублей убытков. Это миллиардные убытки, 700 тысяч граждан гибнут и другие аспекты. Учить пить культурно — это тупик. Какой, на ваш взгляд, выход из этого тупика?
С.ГЛАЗЬЕВ: Выход здесь, очевидно, многоплановый. В частности, в свое время мне пришлось инициировать в Государственной Думе закон о контроле за оборотом алкогольной продукции. После того как государство отказалось от монополии на производство и оборот алкоголя в начале 90-х годов, вы помните, что творилось здесь и сколько было отравлений. 50 тысяч людей погибали от отравления импортным недоброкачественным алкоголем…
Н.СТАРИКОВ: Кстати, может быть, стоит вернуть государственную монополию?
С.ГЛАЗЬЕВ: Как раз закон, который я продвигал, и который был принят, он ставил перед собой задачу, во-первых, вернуть государству монополию на оборот алкоголя, то есть на продажу.
Н.СТАРИКОВ: То есть чтобы только государственные магазины продавали алкоголь, нет?
С.ГЛАЗЬЕВ: Это, к сожалению, довольно трудно сейчас сделать. Речь идет о спирте. Чтобы оборот спирта, из которого делается потом большая часть алкогольных продуктов, был у государственной монополии. А дальше уже частные собственники могут, приобретая у государства этот спирт, под контролем государства разливать его в водку, и затем продажа алкоголя должна регулироваться соответствующим образом, как это делается во всех странах, включая возраст покупателей, время продаж, близость к школам, вокзалам и тому подобное. И наряду с этим регулированием надо дать гражданам там, где они готовы к этому, вводить на местном уровне сухой закон, почему нет? В России был такой опыт позитивный, когда целые губернии объявляли себя зоной сухого закона. То есть в некоторых регионах нашей страны, если общество созрело к тому, чтобы ограничить по-серьезному потребление алкоголя, надо дать людям право это делать.
Н.СТАРИКОВ: У нас де-факто и сейчас есть регионы, в которых сухой закон фактически объявлен.
С.ГЛАЗЬЕВ: Это на буровых платформах, скажем, где нефтяники работают…
Н.СТАРИКОВ: А Чеченская Республика?
С.ГЛАЗЬЕВ: Это вторая часть вопроса. Собственно говоря, это выбор каждого — пить или не пить. Поэтому идеологическая составляющая, нравственная и общее воздействие средств массовой информации, нашей культурной среды на эту проблему имеют огромное значение. У нас, например, активно работает Общество борьбы с алкоголизмом. Я, в частности, неоднократно выступал у них на съездах. Надо развивать это движение.
Н.СТАРИКОВ: Сергей Юрьевич, мы с вами в начале передачи обещали уважаемым радиослушателям поговорить об оффшорах, о деоффшоризации экономики. Мне хотелось бы попросить вас, у нас не очень много времени осталось до конца программы, так вот, доходчиво, как вы умеете, объяснить простому русскому человеку, что такое оффшор и что такое деоффшоризация, то есть та задача, которую поставил перед правительством президент в Послании Федеральному собранию.
С.ГЛАЗЬЕВ: Оффшор, в принципе, — это место, которое исключается из национальной юрисдикции, оно за берегом, дословно говоря, национальной юрисдикции, которое привлекательно для бизнесменов тем, что там можно платить минимальные налоги. Поэтому изначально оффшоры использовались для ухода от налогообложения. Вторая привлекательная их составляющая — никто вас не спрашивает о законности происхождения денег, о том, как вы их заработали. Сокрытие незаконно полученных доходов — это второй мощный мотив, который двигает капитал в оффшоры.
Н.СТАРИКОВ: Российский бюджет, первое, не получает бюджетов, второе, наши предприятия начинают числиться предприятиями Каймановых островов, Кипра и кого угодно, да?
С.ГЛАЗЬЕВ: Мы вообще не понимаем, кто за ними стоит, в чьих интересах эти предприятия работают, какие собственники принимают стратегические решения. А это судьбы десятков тысяч людей, которые заняты на соответствующих отраслях.
Н.СТАРИКОВ: История с аэропортом Домодедово, когда было непонятно, чей он, кто он и что.
С.ГЛАЗЬЕВ: Собственник ведь может принять любое решение по нашему законодательству, поскольку у нас ни прав трудовых коллективов нет на предприятиях, ни прав государства, если они приватизированы. Поэтому собственник может, находясь где-то за границей, во-первых, перепродать свое предприятие кому угодно, и мы об этом даже можем не узнать. И во-вторых, этот новый собственник может и уничтожить предприятие, если ему так захочется, с точки зрения подавления конкуренции. Осуществить так называемое недружественное поглощение. То есть беды от оффшоров очень много. Мы теряем — не только наша страна, это общемировая проблема, поэтому в мире сегодня идет борьба с оффшорами. И я замечу, что, может быть, в этом вопросе Запад нам как раз поможет, потому что уже сейчас под нажимом западных стран, уже 20 поддержали эти предложения, все переводы денег с оффшоров должны контролироваться банками с точки зрения раскрытия конечной информации. Кто перевел деньги конкретно, какие физические лица за этим стоят. Это первый шаг. Второй шаг будет, я не сомневаюсь, это доказательство, что вы эти деньги заработали законно, раз вы их переводите в нормальную денежную систему. И в третьих, если вы не докажете, что вы их получили законно, эти деньги навсегда будут заморожены, и затем будете десятилетиями ходить с адвокатами, доказывать, что вы эти деньги имеете право получить.
Н.СТАРИКОВ: Сергей Юрьевич, позволю себе не согласиться с вами. Потому что большинство оффшоров находятся в юрисдикции британской короны. А это государство никогда не действовало себе в ущерб.
С.ГЛАЗЬЕВ: А почему себе в ущерб? Вам просто скажут: переходите в английское подданство, и тогда вам деньги вернем, например.
Н.СТАРИКОВ: Видите, картина уже заиграла другими красками.
С.ГЛАЗЬЕВ: Сколько наших олигархов получили уже английское гражданство? Это вопрос, на который неплохо было бы получить ответ. Мы считаем их российскими предпринимателями, они получают сверхприбыль, эксплуатируя наши природные ресурсы, а гражданство у них английское. А почему английское гражданство? Именно поэтому. Потому что они деньги хранят в оффшорах. Им говорят: хотите денежки сохранить? Давайте, будьте нашими гражданами, делайте то, что вам скажут.
Н.СТАРИКОВ: И тут возникает второй вопрос. Задача деоффшоризации, которую поставил президент. Каким образом эта задача может быть выполнена?
С.ГЛАЗЬЕВ: Во-первых, необходимо выстроить всю систему управления, примерно как я рассказывал. То есть цели, стратегические планы, решение задач обеспечения экономики долгосрочными кредитами, соответствующий механизм эмиссии денег под эти целевые задачи через регулирование денежного обращения в интересах развития производственного сектора. И когда наша денежная система будет давать предприятиям необходимые объемы кредитных ресурсов на сопоставимых с западными эмитентами условиях, то есть у нас ставки должны быть 6-7 процентов годовых.
Н.СТАРИКОВ: Снижать процентную ставку. Это особенно актуально, потому что 12 февраля очередное заседание нашего Центрального банка России. Каков ваш прогноз? Прислушается ли Центральный банк к словам, которые идут со всех сторон?
С.ГЛАЗЬЕВ: Предыдущее снижение процентной ставки было воспринято негативно всеми. И Центральный банк ощутил этот негатив.
Н.СТАРИКОВ: Вы имеете в виду повышение ставки.
С.ГЛАЗЬЕВ: Повышение. Оно было незначительным, но это был негативный сигнал для рынка. Поэтому все практически, кто участвовал в обсуждении этой темы, высказались негативно. Поэтому, я думаю, Центральный банк будет учитывать это мнение и экспертов, и правительственных чиновников, и будет действовать обдуманно и сбалансировано. То есть мы должны сегодня снижать уровень процентных ставок для того, чтобы предприятия машиностроения и строительства, у которых рентабельность 5-6 процентов в среднем, могли получить доступ к кредитам. У нас ключевые отрасли, от которых зависит модернизация и развитие, сегодня имеют доходность ниже, чем ставка рефинансирования. Это означает, что они даже теоретически не могут получить никакой кредит. А кредиты получают только те, кто имеет сверхприбыль от экспорта ресурсов. Но кредиты они берут за рубежом. Это вторая задача — создать механизм, который заставит наши лучшие сырьевые корпорации начать кредитоваться здесь, внутри России.
Н.СТАРИКОВ: Но все это упирается в политику Центрального банка.
С.ГЛАЗЬЕВ: Необходимым условием деоффшоризации является отладка механизма генерирования долгосрочного кредита в экономике. В этом направлении идет определенная работа. Уже сейчас главным эмитентом, способом эмиссии стало рефинансирование коммерческих банков. Но оно краткосрочное. Нужно его удлинять. Нужно расширять залоговое обеспечение, расширять ломбардный список, под который кредиты предоставляются. И вот когда эти условия наконец будут созданы или одновременно с этим, необходимо создавать и антистимулы для оффшоров. Во-первых, налог на вывоз капитала, если это не текущая операция. Во-вторых, пресечение незаконных экспортно-импортных операций через налоговые механизмы. Скажем, налогообложение импортных авансов для того, чтобы через фирмы-однодневки деньги не уходили в оффшоры под видом фиктивного импорта. Принятие решения законодательного, по которому иметь права на недвижимость, иметь доступ к ресурсам могут только те предприятия, которые зарегистрированы, имеют собственников российских.
Н.СТАРИКОВ: То есть хотите получать особые условия, будьте российскими собственниками.
С.ГЛАЗЬЕВ: Да. В основном, наши же граждане. Они должны в этом случае вернуть себя, как резидента, обратно в страну.
Н.СТАРИКОВ: Решаемая эта задача для деоффшоризации, как вы думаете?
С.ГЛАЗЬЕВ: Я думаю, решаемая. Если мы ограничим доступ к ресурсам и оставим только для тех предприятий, которые зарегистрированы в России, и которые имеют собственников в России зарегистрированных, тогда большая часть крупного бизнеса вернется из оффшоров к нам. Но государство, конечно, должно гарантировать права собственности и нормальную экономическую политику. И борьба с коррупцией немаловажное значение имеет в этом вопросе.
Н.СТАРИКОВ: Смотрите, уважаемые радиослушатели, как получается: куда бы мы с вами ни двинулись, в какую сторону, мы приходим обязательно к Центральному банку, к процентной ставке и к той финансовой политике, которую ведут финансовые власти России. Без изменения этой политики двинуться дальше очень тяжело. Поэтому давайте с надеждой ждать 12 февраля, что наш не зависимый от здравого смысла Центральный банк все-таки прислушается к тем голосам, которые раздаются уже со всех сторон. И 12 февраля мы узнаем, изменит ли Центральный банк или не изменит процентную ставку. У нас в студии сегодня был Сергей Юрьевич Глазьев. Большое спасибо за интереснейшую программу. Всего доброго. До свидания.
С.ГЛАЗЬЕВ: Спасибо. До свидания.

http://nstarikov.ru/blog/23540

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Глазьев
« Ответ #4 : Май 10, 2014, 09:12:54 pm »
Академик С.Глазьев: Самостоятельность как спасение

Учителя - Ленин, Сталин, НЭП , СССР

Академик Глазьев разработал СТАЛИНСКИЙ план по защите российской экономики в соответствии с Программой СКП-КПСС 

25 апреля 2014 года 15:30 | Андрей Полунин    http://svpressa.ru/economy/article/86331/?rss=1

Академик РАН и советник президента Сергей Глазьев разработал план по защите российской экономики в ответ на возможное расширение санкций со стороны США и Евросоюза. Свои предложения академик изложил в письме, направленном в Минфин.


План Глазьева состоит из 15 пунктов, и преследует две цели: быстро отреагировать на санкции, а затем максимально снизить зависимость России от внешнего мира. Для этого, по мнению советника президента, следует провести дедолларизацию российской экономики.

Вот как выглядят ключевые пункты плана:

– государство готовится к замораживанию валютных счетов России: выводит все активы и счета в евро и в долларах из стран НАТО в нейтральные государства, и проводит опережающую продажу облигаций стран НАТО;

– Центробанк быстро сокращает долларовые инструменты и избавляется от гособлигаций стран, которые заявили о поддержке санкций против России;

– Госкорпорации и госбанки получают возможность заместить кредиты от западных банков рублевыми; для этого ЦБ выпускает целевую эмиссию, а деньги размещает Внешэкономбанк;

– снижается зависимость российского финансового сектора от иностранной инфраструктуры и зависимость экономики от долларовых расчетов: ограничивается валютная позиция коммерческих банков, что предотвращает спекуляции с рублем и бегство капитала; банки создают 100-процентные резервы по долговым обязательствам нерезидентов;

– проводится разъяснительная работа с населением, чтобы оно не надеялось на валюту: это нецелесообразно, поскольку валютные обязательства коммерческих банков при введении санкций тоже будут заморожены;

– Россия переходит на национальные валюты в расчетах со странами Таможенного союза и другими недолларовыми партнерами.
Академик Глазьев просит Минфин рассмотреть его предложения на Национальном финансовом совете. По поручению министра финансов Антона Силуанова департаменты должны были представить замечания к проекту Глазьева до 23 апреля, но пока не сделали этого.
Может ли программа Сергея Глазьева по выходу России из режима санкций привести к успеху?
 
– Меры, которые предлагает Сергей Глазьев, нужно было принимать давно, – уверен профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова Валентин Катасонов. – Но у нас, как известно, гром не грянет – мужик не перекрестится. Хотелось бы верить, что хотя бы сейчас мы все перечисленное в плане Глазьева начнем делать.
Кое-что, видимо, уже делается. Полтора месяца назад, по данным американского казначейства, из депозитария Федерального резервного банка Нью-Йорка было выведено ценных казначейских бумаг на сумму около 105 млрд долларов. По моей экспертной оценке, это была операция, которую проводила РФ. Судя по всему, ценные бумаги были перемещены в другой депозитарий – предположительно, в Бельгию.
Но такое перемещение – полумера. Страны НАТО находятся под жестким контролем Вашингтона, и – пусть с временным лагом – остается риск, что эти бумаги будут заморожены, арестованы, или как-то иначе блокированы.
Поэтому, конечно, России необходимо выходить из подобных инструментов. Кроме казначейских бумаг США, в российском портфеле присутствуют и казначейские бумаги других стран НАТО, прежде всего, Великобритании.
Я считаю, нам нужно вообще выходить из доллара. Сначала конвертировать иностранные ценные бумаги в доллары, а затем полученные доллары – в другие валюты или активы. С моей точки зрения, переизбыток валюты нам тоже не нужен – у России есть срочные обязательства, которые мы могли бы погасить в валюте.


«СП»: – Нужна ли дедолларизацию банковской системы?
– Нужна – это очевидно. Глазьев предлагает, как я понимаю, и коммерческим банкам РФ прекращать долларовые операции – как активные, так и пассивные. Это совершенно верно: заморозка активов и долларовых транзакций грозит любым российским клиентам и физическим лицам, которые используют долларовые инструменты.
Нам действительно необходимо переходить на расчеты в национальных валютах со странами ближнего зарубежья. Мало того: нужно срочно переходить к валютному клирингу, и думать, какой может быть валюта клиринга. Для ближнего зарубежья такой валютой может стать рубль.
Напомню: СССР в отношениях с Западом даже в разгар холодной войны активно использовал безвалютные способы торговли и торговых отношений. Широко практиковались, например, компенсационные сделки – то есть, вариант бартера.
С моей точки зрения, к этой практике можно вернуться, мы недооцениваем бартер. Бытует мнение, что бартер – это примитивная форма экономических отношений. Но я так не считаю. Доказательство тому – пилотный проект России с Ираном. Готовится, напомню, крупная бартерная схема с оборотом около 20 млрд долларов в год: Исламская республика будет поставлять нам нефть, а мы Ирану – промышленные и продовольственные товары.
Из мер, которые не упомянул Сергей Глазьев, я бы назвал еще и срочную деофшоризацию. Необходимо немедленно провести перерегистрацию офшорным компаний, перевести их в российскую юрисдикцию.


«СП»: – Насколько реально снизить зависимость России от внешнего мира?
– Вполне реально. В XX веке мы постоянно жили в условиях холодной войны и экономической блокады, и выработали определенные способы защиты. В частности – государственную монополию на внешнюю торговлю. Я понимаю, что сегодня люди, которые 20 лет обучались идеям экономического либерализма, с ужасом это предложение отвергнут. Но, с моей точки зрения, такая монополия – единственный способ существования страны в недружественной среде. Точно так же, кстати, как государственная валютная монополия. Последнее означает, что коммерческие банки не будут работать с валютой, только с рублями, а с валютой – только один Внешторгбанк.


«СП»: – Снижение зависимости от внешнего мира предполагает развитие собственной промышленности?
– Безусловно, без этого мы просто погибнем. России необходима новая индустриализация. Мы сумели, даже в условиях экономической блокады 1930-х, провести индустриализацию – построить свыше 10 тысяч предприятий, практически по одной тысяче предприятий в год. Причем, почти все они были оснащены импортным оборудованием. Это интереснейший опыт.
У меня, кстати, выходит книга «Экономическая война против России и сталинская индустриализация» – в ней подробно описано, как это происходило. Этот опыт – ноу-хау, причем не зарубежное, а наше собственное.
Хотя и из зарубежного опыта можно почерпнуть много интересного. Например, Иран с 1979 года живет в условиях экономической изоляции. При этом помирать Исламская республика не собирается, она даже научилась обходиться без доллара. Сейчас в сфере внешней торговли Иран работает, в основном, с юанями, рупиями и российскими рублями. А с Турцией рассчитывается золотом. Кстати, золото – хороший, с точки зрения РФ, инструмент для расчетов, и никто не в состоянии запретить стране использовать золото для этих целей.


«СП»: – Можно ли сказать, что нет худа без добра: если Запад введет против России серьезные экономические санкции, в конечном итоге это пойдет нам на пользу?
– Естественно. Запад в 1920-е оказал нам большую услугу: не было бы санкций против Советской России – возможно, Сталин не стал бы индустриализацию проводить. Но у нас не было альтернативы – и мы создали мощную промышленность.
Сегодня ситуация повторяется, и за это надо благодарить Бога. Конечно, России придется пройти полосу серьезных испытаний и перегрузок, но в конечном счете это обернется для нас большими плюсами…

 
– Предложения Сергея Глазьева вполне здравые, – отмечает заместитель председателя комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Николай Арефьев. – Единственное, что меня беспокоит – идея производить расчеты в рублях. Проблема в том, что Россия на сегодняшний день не является полноценной страной-экспортером, у нас, кроме экспорта топливно-энергетических ресурсов, практически ничего нет на продажу. Ну, мы поставляем немного оружия на внешний рынок. В остальном, российский реальный сектор экономики умещается в 13% ВВП. Этого слишком мало – для сравнения, в Германии этот показатель составляет 87%.
Получается, мы начнем расчеты через рубль, а наши партнеры ничего на эти рубли не смогут у нас купить.
Недавно прозвучала идея: продавать российские нефть и газ за рубли. Тоже звучит неплохо. Только что мы сами будем с полученными рублями делать? Россия сегодня 50% продовольствия и 75% промышленных товаров закупает за границей. Получается, рубли мы все равно должны будем конвертировать в доллары или евро, чтобы купить необходимое.


«СП»: – А возврат валютных резервов в страну, как предлагает Глазьев?
– Мы об этом говорим уже двадцатый год, но нас не слушают. У России сегодня 22 трлн рублей размещены на Западе. И если эти деньги сейчас арестуют, мы останемся без копейки. Этого нужно было бояться всегда, и поэтому предложения Глазьева – правильные


«СП»: – По сути, Глазьев говорит о том, что нам нужно развивать собственную экономику. Это решаемая задача?
– Решаемая, но для этого нужно определить приоритеты. Допустим, решить, что мы будем делать космическую технику. Или самолеты – у нас когда-то было развито самолетостроение. Можем мы снова поднять отрасль на мировой уровень, и торговать самолетами за рубежом? Тогда давайте развивать самолетостроение. В СССР было очень неплохое судостроение – мы строили сложные суда, вплоть до атомных ледоколов. Давайте возрождать и судостроение тоже. У нас, наконец, существовала неплохая легкая промышленность – советские изделия из хлопка и льна пользовались спросом во всех странах мира. Давайте возродим легкую промышленность, будем производить хлопок и лен в рамках Таможенного союза, развивать прядильно-камвольные фабрики.


Нам как воздух нужно определиться с приоритетами, и развивать реальный сектор экономики. Только это нужно делать быстро. Когда выбирались приоритеты при Сталине, за год задача решалась – будь то строительство самолетов, кораблей или танков. Мы же двадцать лет толчемся на месте, и, кроме спекуляции, не занимаемся ничем. Думаю, еще не все потеряно. Поэтому давайте развивать реальный сектор, не зависеть от Запада, и все делать сами…



Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Глазьев
« Ответ #5 : Май 28, 2014, 01:22:08 pm »
Один в поле Глазьев


Шквал либеральной критики обрушился вчера на советника российского президента Сергея Глазьева на одном из заседаний в рамках Петербургского Международного экономического форума. Глава Сбербанка Герман Греф, бывший министр финансов Алексей Кудрин, нынешний министр финансов Антон Силуанов, руководитель «Роснано» Анатолий Чубайс – каждый из оппонентов норовил бросить в «огород» президентского советника камень, да потяжелее. А Глазьев только всего и сделал, что предложил «поднять ответственность всех руководителей», «не воровать» и снять активы с государственных счетов в странах NATO.

Вчера советнику Президента Сергею Глазьеву на пленарной сессии Сбербанка в рамках Петербургского Международного экономического форума (ПМЭФ) буквально пришлось отбиваться от критики бывших и действующих либеральных «светил» российской политики.

В ходе дискуссии Глазьев первым озвучил свое видение мер по стабилизации ситуации в стране. «Первое, что нужно сделать – это поднять ответственность всех руководителей, причем как тех, кто работает в частных компаниях, так и тех, кто возглавляет государственные структуры, — начал советник. – В госсекторе нужны плановые показатели, в том числе в венчурных фондах, которые отвечают за инновации. Если нет системы индикативных показателей, то над руководителями, как говорится, ничего не капает».

На просьбу модерирующего сессию главы Сбербанка Германа Грефа пояснить, что имеется в виду под предложением «поднять ответственность всех руководителей», Глазьев коротко и ясно ответил:«Воровать не нужно и обманывать государство!». И тут, как говорится, «понеслось»…

Первым агрессивно на планы Глазьева отреагировал бывший министр финансов Алексей Кудрин. Оспаривая «командную модель экономики», якобы, предложенную Глазьевым, экс-министр заявил, что в первую очередь необходимо заниматься улучшением инвестклимата, так как сейчас в различных рейтингах – качества управления, коррупции – Россия занимает места в нижней части таблицы. «Далее. Нужно увеличивать бюджетные вложения в инфраструктуру. Но тогда нужно меньше и аккуратнее вкладывать в социальную сферу. Плюс нужно заморозить оборонные расходы», – неожиданно осмелел Алексей Кудрин. «Алексей Леонидович, у нас даже Швеция строит две подводные лодки и три самолета, а вы нам предлагаете заморозить оборонные расходы», – вмешался Герман Греф. «Я не предлагаю их заморозить, но они не должны расти такими темпами, как сейчас: за 4-5 лет они выросли в четыре раза. Рост должен быть 1,5-2 раза», – начал оправдываться Кудрин.

«Структура бюджета не соответствует задачам экономического роста», – к такому выводу в итоге пришел экс-министр…

Не обременяя себя лишней аргументацией, более коротко, но не менее эмоционально, на планы Глазьева отреагировал присутствовавший на заседании глава «Роснано» Анатолий Чубайс. «Есть вещи, которые находятся за пределами моего разума, – мистически начал политик. – Когда я слышу предложения о запрете продажи золота, о переводе счетов из стран NATO (из представленного ранее «Плана Глазьева»- прим ред.), эти предложения, на мой взгляд, из серии «Назло бабушке отморожу уши». Бабушка, конечно, расстроится, но уши жалко».

«Сергей Юрьевич изложил целую программу действий, сердцевиной которой является усиление государственного контроля. На мой взгляд, дополнительные проверки, усиление контроля – это самоубийственная мера, это противоположное тому, что мы должны делать», – заверил всех присутствующих Анатолий Борисович. В завершении своей реплики он все же добавил: у «Плана Глазьева» есть и ценная идея – поддержка нанотехнологий…

В ответ на чубайсовскую критику осаждаемый со всех сторон Глазьев заявил: «Это любимый полемический прием Анатолия Борисовича: сначала приписать оппоненту тезис, который он не употреблял, а потом его с пролетарской или даже капиталистической ненавистью разгромить. Я про «усиление контроля» не говорил, я говорил про повышение ответственности». Однако поправку эту, казалось бы, никто в серьез не воспринял.
Атаку клоунов продолжил и нынешний министр финансов Антон Силуанов. Напрямую не критикуя «План Глазьева», чиновник настаивал на том, что «Россия ни в коем случае не должна закрываться и вводить валютные ограничения». «Инвесторы, которые вкладывают в Россию, думают: «А что там будет? Да черт его знает!». Именно поэтому правительство и Центробанк ни в коем случае не должны менять свою политику», – полагает министр.

После многочисленных перепалок дискуссия главным образом сосредоточилась вокруг последствий западных санкций против России. Интересное мнение, но уже в кулуарах форума в этом отношении выразил как раз главный герой нашего материала – Сергей Глазьев. «Санкции могут дать положительный эффект для динамики роста российского ВВП», — предположил он, уточнив, что сейчас пока «речь идет больше об угрозах для России со стороны западных стран, нежели о каких-то реальных санкциях».

«Пока слишком мало времени прошло для того, чтобы оценить масштаб того импульса, который российская экономика получает вследствие попыток Запада ее изолировать, но в том, что этот импульс будет положительный — у меня никаких сомнений нет», — заявил Сергей Глазьев.

По его мнению, у ситуации с санкциями есть и свои плюсы, такие, как начинающееся импортозамещение, наращивание внутреннего кредита для развития экономики вместо иностранного, а также появившийся стимул для деофшоризации.

Серьезные же санкции Запада, со слов Глазьева, могут обернуться ущербом для самих стран Европы, который он оценил в триллион евро. В наибольшей зоне риска в этом случае, по его мнению, находятся Германия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург и Прибалтика.

Наверняка, высказав подобное мнение на самом заседании, советник в очередной раз попал бы под перекрестный огонь, но Глазьеву итак хватило…

Примечательно, что о бурной дискуссии на пленарной сессии Сбербанка в рамках ПМЭФ рассказали немногие – всего лишь несколько СМИ.. Отчего же об этом умолчали либеральные медиа? Отчего не описали в красках, как их «кумиры» обрушились на бедного Глазьева? Может, оттого, что аргументы их на фоне главного героя были не столь убедительными? Может, именно потому, что план Глазьева представляет собой реально работающий механизм, способный поднять российскую экономику, либералы на форумах и устраивают сеансы критики, истерично пугаясь реакции своих вашингтонских учителей?

ОТ РЕДАКЦИИ ИСТОЧНИКА

По мнению авторитетных экспертов, либеральные «мантры» в экономическом блоке Правительства РФ по поводу курса на привлечение инвестиций так и остаются безрезультатными.

Кстати, все чаще возникает ощущение, что в своей повседневной работе наши «экономисты» из правительства и либерально ориентированного крыла в целом совершают последовательный экономический саботаж. Ведь кроме пустой говорильни, толку от их действий нет. А Сергей Глазьев уже давно эффективные меры предлагает. Но, похоже, последователям «заветов Гайдара и К» такие меры как раз и не нужны.

http://nyka-huldra.livejournal.com/6264253.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Глазьев
« Ответ #6 : Июнь 10, 2014, 03:40:31 pm »
Советник Путина: Россия должна для защиты Юго-Востока использовать опыт США в Ливии


   
Советник президента РФ Сергей Глазьев в рамках круглого стола в МИА «Россия Сегодня», высказал мнение относительно украинской проблемы. По его мнению США хотят втянуть Россию в войну с Украиной. При этом Киев наращивает военную мощь. По мнению Глазьева, у России сейчас еще есть возможность сделать украинскую армию небоеспособной, но через полгода такой возможности не будет.

США «совершенно жестко, настойчиво и последовательно толкают Украину на войну с Россией под предлогом Крыма», и цель Порошенко — «война с Россией, потому что по-другому Крым не вернуть», заявил на круглом столе «О ситуации в Донецкой и Луганской областях Украины и позиции России» Сергей Глазьев.

«Американцы и их киевские ставленники взяли курс на милитаризацию, на формирование диктаторского нацистского режима, на полную мобилизацию населения против России…Украина обладает большой армией, она законсервирована, но промышленность харьковская сегодня работает на полных порах, восстанавливают танки, бронетехнику. Уже сегодня там не меньше 200 единиц бронетехники активно воюет, и каждый день количество бронетехники увеличивается, и то же самое касается авиатехники», — развил свою мысль советник президента РФ.

Советник президента добавил, что киевские власти применяют все имеющиеся у них средства против Донбасса и «будут их применять до конца, до полного уничтожения сопротивления».

Украинские СМИ также не обошли своим вниманием заявления Глазьева. Так корреспондент агентства УНИАН в России процитировал высказывание советника президента РФ о том, что нельзя вместо войны выбирать позор. «Хочу напомнить слова Черчилля: «Тот, кто между позором и войной выбирает позор, получает и войну, и позор одновременно». Это война современная. Это не значит, что нам надо двигать наши танки на Киев, но, по меньшей мере, прекратить геноцид населения мы вправе», - передает агентство слова Глазьева.

В сообщение украинских СМИ также говорится о том, что Сергей Глазьев предложил закрыть небо над юго-востоком Украины, по примеру американских действий в Ливии, и вывести из строя украинскую бронетехнику. По мнению Глазьева сейчас это еще можно сделать, но через полгода будет поздно.

«Для этого достаточно закрыть небо и использовать тот же механизм подавления военной техники, который применили те же американцы в Ливии, которые сначала закрыли небо, затем с воздуха расстреляли бронетехнику, артиллерию, авиацию и таким образом сделали тот режим, с которым они воевали, небоеспособным. У нас еще есть возможность это сделать, через полгода такой возможности уже не будет», - сказал Сергей Глазьев.

«Посмотрите динамику - если в декабре нацистов было 2 тыс. человек в Киеве, в феврале - 20 тыс., в мае их уже 50 тыс. вместе с военнослужащими, в середине лета их будет 100 тыс., в сентябре их будет 200 тыс., к концу года они поставят под ружье 500 тыс. человек», - продолжил Глазьев.

«Мы получаем мощнейшую военную машину, ориентированную против нас, нашпигованную нацистами, идеологически заряженными против России... Конечной целью этого всего действия является война с Россией. Мы не сможем, потеряв Донбасс, сохранить мир, так как следующая цель, которая декларируется – Крым», - резюмировал он.

Председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов также заявил на круглом столе, что на Западе многие хотели бы втянуть Россию в конфликт на юго-востоке Украине напрямую, в том числе путем ее военного вторжения, передает РИА "Новости".

Также желание Запада, по мнению Лукьянова, обусловлено несколькими причинами. «Во-первых, это обеспечит России много проблем на месте (реакция будет там не столь однозначна, как в Крыму). Во-вторых, это полностью развяжет руки для применения всего спектра экономического давления», — отметил он.

Поэтому по мнению Лукьянова, военное вмешательство контрпродуктивно и для России, и для украинских территорий, на которых происходит конфликт. Однако, говорит Лукьянов, Россия не может допустить военного подавления самопровозглашенных народных республик на Украине.

«России надо продолжать идти по той тонкой линии, по которой она идет. Хотя степень политического давления в последние недели несколько снизилась. Сейчас есть ощущение, что Россия отходит от этой ситуации — надо вернуться на эту тонкую линию. Надо вернуться к той фазе, когда политическое давление на Киев было выше, чем сейчас», — сказал Лукьянов.

Что касается максимально жесткого сценария подавления выступлений на юго-востоке Украины со стороны Киева, то этот сценарий Западу не выгоден, считает эксперт.

http://varjag-2007.livejournal.com/6263681.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Глазьев
« Ответ #7 : Июнь 17, 2014, 02:23:22 am »
<a href="http://www.youtube.com/v/zNPvLDe1PBs" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/zNPvLDe1PBs</a>

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Глазьев
« Ответ #8 : Июнь 30, 2014, 01:50:52 pm »
<a href="http://www.youtube.com/v/xWjkb0qsjy8" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/xWjkb0qsjy8</a>

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Глазьев
« Ответ #9 : Июль 02, 2014, 12:51:21 pm »

ОТКРЫТЫЙ ОТВЕТ

иностранного члена Национальной академии наук Украины С.Ю.Глазьева

членам Отделения экономики НАНУ


27 июня, в день, когда от имени Украины г-н Порошенко подписал Соглашение об ассоциации Украины с ЕС, на мою почту из приемной г-жи Шинкарук (Институт экономики и прогнозирования НАНУ) пришло анонимное письмо, подписанное «члены Отделения экономики НАНУ», с предложением мне «добровольно отказаться от звания иностранного члена НАНУ».

Выступая от имени «европейской Украины», пожелавшие остаться неизвестными авторы письма патетически обвинили меня в антиукраинизме, антиамериканизме, антиевропеизме, а также в «шовинизме, ксенофобии и в бесстыжем искажении политического курса Украины». Поскольку письмо это опубликовано как открытое и вместо подписи авторов содержит безымянную ссылку на членов отделения экономики НАНУ, позволю себе дать своим коллегам открытый ответ.

Я отклоняю ваше предложение по следующим причинам.

Во-первых, я люблю Украину, которая является малой Родиной не только для меня, но и для всего Русского мира. Мне очень больно видеть бесчинства захвативших власть нацистов, которые попирают все нормы морали и закона, убивают и запугивают всех несогласных с их наносной русофобией граждан Украины. Нагнетая ненависть к России, эти люди являются врагами Украины, пытаясь оторвать ее от Русского мира, уничтожить историческую, духовную и культурную идентичность Киева как Матери городов русских. Я, как надеюсь и вы, не приемлю происходящую сегодня на Украине реинкарнацию гитлеровского нацизма, и буду всеми силами бороться за единство украинского и русского народов. Вы можете это считать шовинизмом, а мою антифашистскую позицию – ксенофобией, но правда заключается в том, что сильной и процветающей Украина может быть только в союзе с Россией, чего должен добиваться каждый настоящий патриот Украины. Радоваться утрате суверенитета в результате подписания Соглашения об ассоциации с ЕС может только страдающий комплексом неполноценности холоп, который не ценит самобытности Украины, и не понимает ее исторического величия как колыбели и ядра всей русской цивилизации. Моя мать – украинка, а отец – русский, и никакие преступления нацистов не заставят меня усомниться в вечном родстве наших народов.

Во-вторых, я как ученый высоко ценю то признание, которое мне оказали украинские академики, избрав иностранным членом НАНУ. Мы вместе с вами сделали немало научных работ, оценивая различные варианты участия Украины в интеграционных процессах. В совместных научных докладах доказывали преимущества восстановления Единого экономического пространства и участия Украины в Таможенном союзе с Россией, Белоруссией и Казахстаном. Будьте объективны – навязанная Украине силой ассоциация с ЕС ведет к резкому ухудшению и без того плохого состояния украинской экономики, снижению ее конкурентоспособности, вытеснению с рынка и падению производства украинских товаров, росту безработицы и снижению уровня жизни.

В-третьих, я горжусь своим вкладом в развитие украинской экономики. Работая на разных государственных постах, я последовательно добивался отношений свободной торговли между нашими государствами, расширения научно-производственной кооперации российских и украинских предприятий, реализации совместных проектов освоения передовых технологий, углубления экономической интеграции. Вы прекрасно понимаете, что подписание Соглашения об ассоциации с ЕС закрывает для Украины возможность участия в евразийской интеграции, вынуждает ее уходить с российского рынка, ставит в положение бесправной колонии европейской бюрократии. Академическому сообществу Украины совместно с российскими учеными удалось убедить Януковича не делать этого самоубийственного для украинской экономики шага. И сейчас нам надо вместе думать над минимизацией его вредных для Украины последствий. Прочтите мою последнюю статью с прогнозом дефолта и падения украинской экономики – «Миф МВФ о спасении Украины». Если есть что возразить – давайте проведем дискуссию. Думаю, вы согласитесь, с очевидной необходимостью российских инвестиций и углубления украинско-российской кооперации для вывода экономики из кризиса. По нашим расчетам, для этого требуется не менее 3 трлн. руб. для стабилизации и 10 трлн. – для модернизации и вывода украинской экономики на траекторию устойчивого развития. Западная помощь явно недостаточна и без активного российского участия Украина обречена на экономическую и социальную катастрофу.

Поэтому, уважаемые коллеги, я не боюсь изгнания из НАНУ. Подобное решение будет позором не для меня, а для тех, кто за него проголосует.

Долг ученого – говорить правду, давать объективный анализ и прогноз. Именно этим я и занимаюсь, называя вещи своими именами. Я понимаю, что вам сегодня нелегко работать под давлением дебильных нацистов, которые избивают и третируют всех, кто не согласен с их параноидальной русофобией. Они не знают истории Украины, не разбираются в ее правовой системе, не понимают экономических интересов. Знания им заменяют биты и автоматы, которые они применяют ко всем, кто им не нравится. Мы ежедневно видим, как по правилам «европейской Украины» инакомыслящие депутаты, журналисты, общественные деятели и просто граждане, посмевшие высказать свое, отличное от нацистов мнение, подвергаются избиениям, гонениям, преследованиям. Составной частью европейского выбора Украины стали массовые убийства обычных граждан, включая детей, посмевших надеть георгиевскую ленточку и открыто заявить свою принадлежность к нашему общему героическому прошлому.

Такой европейский выбор я назвал еврофашизмом. Это определение имеет и историческое основание, коль скоро украинские нацисты сами ведут свою родословную от гитлеровских приспешников, убивших сотни тысяч граждан Украины в годы Великой Отечественной. За прошедшие после нацистского переворота и захвата власти полгода они успели убить около 5 тысяч своих соотечественников и намерены убить еще больше. Не Россия, а они совершают карательную операцию на Украине, расстреливая украинские города из артиллерии и ракетных установок. Да, я предлагал силой лишить их этой возможности, чтобы остановить поток насилия на Украине. Они втягивают нас в братоубийственную войну, ведут к общенациональной катастрофе, распаду всего Русского мира. Войну эту организовывают и направляют американские политики, чиновники и военные.

США руками украинской власти превращают народ Украины в пушечное мясо для разжигания новой мировой войны в Европе. Как специалист в области длинных волн в развитии мировой экономики, я указываю на объективные причины, толкающие властвующую американскую элиту к этой войне, за счет которой они решают свои экономические проблемы и стремятся сохранить доминирование в мире. Только платить за эту войну в интересах США в очередной раз придется нашим народам. Если вы этот научный анализ называете антиамериканизмом, то просто прячете голову в песок, боитесь посмотреть правде в глаза.

Мы еще можем спасти Украину от самоубийства, к которому ее толкают управляемые из американского посольства нацистские власти. На научном сообществе лежит за это особая ответственность. Если обычные граждане легко манипулируются СМИ и, как показывают чудовищные преступления «нацгвардии» и «правосеков», могут быстро превратиться под влиянием нацистской пропаганды в зверей, то ученые не могут позволить себе такой душевной расслабленности. Наш долг – предупреждать общество об опасности и предлагать правильные решения в интересах собственного народа, не идти на поводу у грантодателей и политической конъюнктуры. Исправить происходящее сегодня чудовищное искажение смысла нашей общей истории, которое ведет к уничтожению нашего будущего.

Я искренне написал этот ответ и уверен, что вы меня поймете. Если нам вместе не удастся остановить это безумие, то ждем вас в Российской Академии наук. Честным ученым пришлось покинуть фашистскую Германию к большой выгоде США. Я думаю, в России вам будет комфортнее. Если, конечно, вы написали свое письмо всерьез. Если же вам нужно освободить места в НАНУ для квот гомосексуалистам в соответствии с новыми нормами «европейской Украины», то это другой разговор.

Иностранный член

Национальной академии наук Украины С.Ю.Глазьев

http://worldcrisis.ru/crisis/1555789

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Глазьев
« Ответ #10 : Сентябрь 25, 2014, 10:05:41 pm »
Глазьев - РБК: почему из украинских регионов перспективы имеет только Донбасс


Академик РАН и советник президента России Сергей Глазьев выступил в пятницу в Ялте на конференции «Россия, Украина, Новороссия: глобальные проблемы и вызовы». В своем выступлении он назвал киевскую власть фашистской, а ответственность за кризис в стране возложил на США. Корреспонденту РБК Глазьев сообщил, что выступал в личном качестве, официальной позиции не выражал, а в Ялте проводит свой отпуск.

— Ответственность за военный конфликт на Украине вы возлагаете на США. Значит ли это, что переговоры об урегулировании следует вести с Вашингтоном, а не Киевом?

— Источник всей войны на Украине, государственного переворота и нынешней военной операции — это Вашингтон. Оттуда исходят команды и финансирование. Американцы напрямую командуют не только [президентом Украины Петром] Порошенко, под их управлением находится [днепропетровский губернатор, бизнесмен Игорь] Коломойский, [председатель Верховной рады Александр] Турчинов, [премьер-министр Арсений] Яценюк, [председатель СБУ Валентин] Наливайченко и [министр обороны Валерий] Гелетей. Они выполняют указания не Порошенко, а американского посла. Но от переговоров США надо изолировать — у них стратегия развязывания мировой войны, развязать ее без согласия европейских стран — членов НАТО невозможно, поэтому нужно работать с европейцами. Я считаю, что в Минске достигнут большой прорыв в том смысле, что впервые не было американцев, что дает шанс договориться.

— В Минске также было решено продолжить консультации в формате Европейский союз — Украина — Таможенный союз. При этом Киев заявляет, что не намерен менять ни строчки в соглашении об ассоциации и создании зоны свободной торговли с ЕС. Можно ли в такой ситуации найти решение?

— Да они его и не читали, соглашение. Порошенко читал, но невнимательно, поэтому и не собирается ничего менять. Когда мы вели консультации с предыдущим правительством, выяснилось, что ни один из министров его не читал. Переговоры вел [уполномоченный по вопросам евроинтеграции Валерий] Пятницкий, получавший зарплату напрямую от Евросоюза, и фактически от лица Украины в качестве переговорной делегации работали проевропейские, проамериканские эксперты.

— Почему все же соглашение невыгодно Украине?

— Украинское соглашение — это тысяча страниц текста: треть — о переходе украинской промышленности на европейские стандарты, что является приговором украинской промышленности. Второй большой блок — вопросы госзакупок и таможенного регулирования и блок торговой политики, где Украина берет на себя обязательства снять пошлины с европейских товаров — на 80% товаров пошлины обнуляются после введения в силу соглашения.

— Президент России сказал, что возможный ущерб для российской экономики составит 100 млрд руб.

— Это оценка того влияния ужесточения конкуренции на украинском рынке со стороны европейских товаров, которое повлечет за собой переток украинских товаров на российский рынок, и это минимальная оценка.

— Каким вы видите будущее устройство Украины?

— Думаю, у Украины нет никакого будущего. Порошенко ведет страну к гибели. Кто выживет, пока сказать невозможно. Пока выжил Крым, потому что присоединился к России. Надеемся, что выживет Донбасс.

— Донбасс выживет за счет присоединения к России?

— Донбасс выживет потому, что у него положительный торговый баланс.

— Но ведь сейчас предприятия не работают…

— Конечно, когда они заработают… Не надо забывать, что Донбасс — главный регион, дававший Украине валютную выручку. Все сверхпотребление Киева строилось за счет сверхэксплуатации Донбасса.

— Почему Россия не признала независимость ДНР, когда они обратились с такой просьбой?

— Российское руководство руководствуется нормами международного права, а они предполагают многостороннее признание. К тому же Россия как основатель Евразийского экономического союза не может принимать такие решения без согласования с партнерами.

Автор статьи: ПОЛИНА ХИМШИАШВИЛИ, Ялта

http://rbcdaily.ru/politics/562949992256301

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Глазьев
« Ответ #11 : Октябрь 05, 2014, 01:30:06 am »
<a href="http://www.youtube.com/v/4ztG6OHnwK0" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/4ztG6OHnwK0</a>

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Глазьев
« Ответ #12 : Ноябрь 02, 2014, 07:49:29 pm »
<a href="http://www.youtube.com/v/lxVjLqOJ234" target="_blank" class="new_win">http://www.youtube.com/v/lxVjLqOJ234</a>

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Глазьев
« Ответ #13 : Март 01, 2017, 01:14:41 pm »
Семь сценариев для России

Россия может стать набором разрозненных анклавов на периферии американской или китайской экономики. Или совершить технологический прорыв и к 2025 году занять достойное место в новом мировом порядке. Академик РАН Сергей Глазьев по просьбе «Газеты.Ru» изложил семь сценариев развития России в глобальной экономике.

Академик РАН Сергей Глазьев считает, что Россия не может и дальше плыть по течению в условиях, когда два геоэкономических центра — США и Китай — ведут жесточайшую борьбу за глобальное лидерство. «Экономическая политика у нас пассивна. Не имея собственной стратегии, мы отдаем инициативу по освоению нашего экономического пространства иностранцам. Они господствуют на финансовом рынке и манипулируют им, доминируют на рынке машин и оборудования, потребительских товаров длительного пользования», — говорит Глазьев.

Интересам иностранных инвесторов подчинена валютно-денежная политика. По его словам, эмиссия рублей ведется преимущественно под покупку иностранной валюты.

Это означает, что эволюция нашей экономики направляется внешними силами, которые заинтересованы в потреблении российских природных ресурсов и сбыте своих товаров, отмечает Глазьев.

«Инициативой в нашем финансово-экономическом ориентировании пока владеют «западные партнеры» — США и Евросоюз. Но вследствие введенных ими же санкций инициатива постепенно переходит к китайским товарищам», — считает Глазьев.

При этом российская властвующая элита занимает выжидательную позицию: «Компрадорская олигархия ожидает отмены западных санкций, а производственные предприятия пытаются пробиться к китайскому финансированию и рынку».

Семь сценариев для России

Сохранение такой ситуации пассивного ожидания «меж двух огней», точнее двух центров мировой экономики, весьма опасно. Есть риск, что при пассивной политике Россия снова может стать «разменной монетой» и «объектом агрессии конкурирующих мировых держав», как это уже не раз было в нашей истории: в 1812, 1853–1856, 1905, 1914–1922, 1941–1945 годах.

С тезисами о том, что делать в этой ситуации, Глазьев выступил на семинаре Изборского клуба. Тезисы своего доклада он развил и прокомментировал для «Газеты.Ru».

По Глазьеву, в ближайшее десятилетие возможны семь сценариев изменения геоэкономического положения России в мире в результате происходящей в настоящее время смены технологических и мирохозяйственных укладов.

Партнерство на троих: США, России и КНР

Этот самый позитивный и, к сожалению, наименее вероятный сценарий связан с прекращением американской агрессии, присоединением США к стратегическому партнерству России и Китая.

Это предполагает отмену антироссийских санкций и «солидарную ответственность великих держав за сохранение мира в процессе глобальных структурных изменений».


По мнению Глазьева, критерием реалистичности этого варианта может стать приезд президента США Трампа на саммит глав государств – участников инициативы «Экономического пояса нового Великого Шелкового пути» (ЭПНВШП) в Пекине в мае этого года. Это наиболее комфортный для России, но неустойчивый вариант, он чреват тем, что при пассивной позиции России события могут перейти в колею следующего, самого негативного сценария.

Изоляция и интервенция

Этот сценарий может быть реализован, если американское руководство вместо сегодняшней конфронтационной линии вернется к прежней политике вовлечения КНР в экономический симбиоз с США — так называемой «химерики» (Chimerica — от China + America). Если предположить, что в КНР верх возьмут весьма влиятельные проамериканские силы, Россия может оказаться в полной изоляции, теряя как валютные резервы, так и внешние рынки сбыта. При сохранении нынешней экономической политики это повлечет существенное падение уровня жизни и создаст угрозу евразийской интеграции.

«Такой поворот событий будет сопровождаться нарастанием американской агрессии и переносом ведущейся ими гибридной войны на территорию ЕАЭС с целью его раздела на сферы влияния между старым и новым центрами мировой экономики (то есть между США и Китаем)», — отмечает Глазьев.

Изоляция и мобилизация

Суть этого сценария в том, что «еще имеющийся в России научно-производственный, военно-технический, природно-ресурсный и интеллектуально-духовный потенциал» позволит стране выжить и даже развиваться на основе формирования мобилизационного варианта экономики. «Однако сделать это нынешняя система управления экономикой принципиально не способна. Для этого потребуются новые кадры как в органах государственной власти, так и в бизнесе», — предупреждает Глазьев.

Американская колонизация

Предпосылки для такого сценария — США пытаются сохранить глобальное доминирование путем развязывания гибридной войны за контроль над своей экономической периферией, ключевым звеном которой американская властвующая элита считает Россию. США подчиняют российскую экономику своему влиянию посредством контроля над денежно-кредитной политикой и финансовым рынком, подъем китайской экономики постепенно охватывает смежные регионы и отрасли сопредельных стран.

Вот как Глазьев представляет реализацию этого сценария: в условиях нарастающих социально-экономических трудностей в России восстанавливается доминирование проамериканских сил во внутренней политике. В целях снятия санкций делаются уступки давлению Запада. Это провоцирует резкое нарастание американской агрессии вплоть до организации «цветной революции» и установления марионеточного режима, как это было в 1991 и 1993 годах.

Его руками осуществляется ядерное разоружение и окончательная дезинтеграция постсоветского пространства. Экономика России приватизируется американо-европейскими транснациональными компаниями, а Средняя Азия становится зоной доминирования Китая.


Глазьев отмечает, что смена администрации в США породила надежды на прекращение антироссийской агрессии. «Прежде всего российская властвующая элита уповает на отмену экономических санкций. По-видимому, определенные изменения по отношению к России в Вашингтоне произойдут. Во всяком случае, снизится значение субъективных факторов, связанных с личными счетами ушедших с политической сцены лиц, в отношении российского руководства и Украины», — считает Глазьев, добавляя, что объективные факторы американской агрессивности списать со счетов едва ли получится.

Имеется и прямо противоположный по геоэкономическому вектору колонизации сценарий.

Китайский протекторат

Если Россия не перейдет к стратегическому планированию экономического развития на основе собственных источников кредита, то реальным содержанием «стратегического партнерства с КНР» станет подчинение эволюции российской экономики интересам роста китайской, говорит Глазьев.

В этом случае благодаря китайскому финансированию, о котором мечтают инженеры и проектировщики, реализуются совместные программы сопряжения ЕАЭС и доктрины нового Шелкового пути. «Массированные китайские инвестиции направляются в развитие российских топливно-энергетического, агропромышленного и транспортного комплексов, которые переориентируются на потребности китайского рынка. ВПК развивается в соответствии с целями внешней защиты в интересах Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ) и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Остатки потенциала гражданской высокотехнологической промышленности осваиваются совместными китайско-российскими предприятиями. Россия сохраняет политический суверенитет и равноправное военно-политическое партнерство с КНР», — прогнозирует Глазьев.

Сейчас КНР побеждает в экономической конкуренции с США, но для успешного противостояния американской агрессии китайская экономика нуждается в российской сырьевой и энергетической базе, не говоря уже о военно-промышленном комплексе.

И в этом сценарии российская экономика «становится китайской периферией».

Набор разрозненных анклавов

Глазьев рассматривает и сценарий статус-кво. В этом случае экономика России и всего Евразийского союза «едва ли выдержит испытание на разрыв противонаправленным давлением со стороны США и Китая, между старым и новым центрами мировой экономики».

В конце концов российская экономика, по такому сценарию, станет набором слабо связанных между собой анклавов, обслуживающих разные сегменты мирового рынка.

Это создаст предпосылки для дестабилизации политической ситуации и перехода к варианту «Американская колонизация».

До 10% прироста ВВП

Наконец, Глазьев рассматривает самый желаемый для России сценарий, подкрепленный впечатлениями от недавней поездки в Пекин. В этом случае России придется напрячься, чтобы перейти к стратегии опережающего развития путем форсированного создания производств нового технологического и институтов нового мирохозяйственного укладов. Это сценарий успешной реализации выдвинутой президентом Путиным инициативы создания Большого Евразийского партнерства. На основе ЕАЭС и стран – членов ШОС.

В этом случае Россия и ЕАЭС могли бы претендовать на полноценное участие в новом центре мировой экономической системы, то есть идти в ногу с Китаем. В настоящее время на ЕАЭС приходится всего 3,5% мирового ВВП и 2,8% международной торговли.

Компенсировать относительно небольшой вес ЕАЭС в мировой экономике возможно только в рамках внешнего контура евразийской интеграции, выстраивая преференциальные режимы торгово-экономического сотрудничества с быстро растущими странами Евразии — Китаем, Индией, странами Индокитая, Ближнего и Среднего Востока, уверен Глазьев.

Первое соглашение о создании такого режима в формате зоны свободной торговли (ЗСТ) уже заключено с Вьетнамом. Идет проработка соглашений о ЗСТ Евразийского союза с Египтом, Индией и Израилем. Другие потенциальные партнеры, по мнению Глазьева, — Южная Корея, Иран, Сирия, Индонезия.

Реализация инициативы глав России и Китая по сопряжению двух трансконтинентальных интеграционных инициатив — ЕАЭС и Шелкового пути — открывает возможности для устойчивого экономического развития Евразии. Эти инициативы могут органично сочетаться, дополняя и приумножая интеграционный эффект каждой из них.

В этом сценарии, прогнозирует Глазьев, темпы роста российской экономики достигают максимальных значений – до 10% ежегодного прироста ВВП и 20% прироста инвестиций.

Потребуется в этом случае и создание «широкой антивоенной коалиции во главе с Россией, КНР и Индией».

Этот сценарий предполагает «существенное обновление российской властвующей элиты».

И «скорейшего внедрения доказавших свою эффективность в Китае институтов нового мирохозяйственного уклада». В этой связи академик предлагает реализовать 12 рекомендаций для создания в России современной системы управления экономическим развитием. Но это отдельная тема для публикации.

https://www.gazeta.ru/business/2017/02/25/10543481.shtml

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Глазьев
« Ответ #14 : Апрель 17, 2017, 12:38:06 pm »
12:27, 17 апреля 2017
Глазьев увязал экономический рост с жизнью по заповедям Христа

Если Россия будет жить по предписаниям Иисуса Христа, то страна добьется успеха в экономике и техническом прогрессе. Такое мнение телеканалу «Царьград ТВ» высказал советник президента России, академик РАН Сергей Глазьев.

По его словам, необходимо любить друг друга, делать добро, выполнять заповеди и жить по-божески. В этом случае в России будет экономический рост, «который правительство никак не может найти, и технический прогресс, о котором ученые постоянно говорят, и будет благополучие в каждом доме».

30 марта Глазьев заявил, что денежно-кредитная политика в России носит «экзотический характер». По словам академика, свободный курс рубля является «настоящим Клондайком» для финансовых спекулянтов, а нынешний уровень процентной ставки в России носит «абсолютно маргинальный характер».

Глазьев также полагает, что заморозка курса рубля поможет его стабилизировать.

https://lenta.ru/news/2017/04/17/glazievchrist/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17937
    • Просмотр профиля
Re: Глазьев
« Ответ #15 : Ноябрь 10, 2018, 12:21:31 pm »
<a href="https://www.youtube.com/v/eVfAud6dNs8" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/eVfAud6dNs8</a>