Автор Тема: Социология  (Прочитано 23915 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16830
    • Просмотр профиля
Социология
« : Январь 21, 2013, 12:09:51 am »
Россияне ничего не помнят, ничего не видят и ни во что не верят

Рекрутинговый портал Superjob решил провести опрос жителей десяти российских мегаполисов о наиболее значимых событиях уходящего года. Знаете, что запомнилось большинству из них? Ни-че-го.
Каждый пятый житель Волгограда и Воронежа не смог припомнить ничего значительного в 2012 году. Такого же мнения придерживаются 17% жителей Саратова и 12% москвичей. И это все – ответы, набравшие наибольшее число голосов. Из значимого лидируют в опросе события из личной жизни. На этом фоне нижегородцы, 62% которых запомнилось открытие новой станции метро, выглядят просто сверхактивными.
А ведь речь идет о "жителях Интернета". Том самом "креативном классе", активно потребляющем информацию, интересующемся событиями, выходящими за пределы собственного мирка. И вот – год, который политологи называли годом политической турбулентности, год, когда все тряслись то в ожидании финансового кризиса, то в ожидании конца света, большинству не запомнился ничем.
Это апатия, а не удовлетворенность тем, что есть. Неверие в то, что что-то из происходящего, от митингов до выборов, может как-то изменить жизнь.
И, кстати, эту гипотезу подтверждает другое исследование того же портала.
За последние пять лет жизнь ухудшилась – так ответили 56% экономически активных жителей страны. Причем доля тех, кто считает, что жить в России стало тяжелее, растет с каждым годом. Опрошенные называют и причины: высокий уровень коррупции, низкие доходы населения, преступность, посягательство властей на демократические права и свободы, растущее количество мигрантов и т.д. Заметьте, никакой забывчивости – все припомнили и учли. И сделали вывод: ничего хорошего не было и не будет – 45% респондентов уверены, что в ближайшие пять лет жизнь в России ухудшится. Причины: велико расслоение общества, борьба с коррупцией не приносит ощутимых плодов, экономика остается сырьевой. То есть, опять же, отсутствие движения. Кстати, в 2006 г. изменения к худшему предвидели лишь 21% россиян, в 2009-м – уже 30%, а в 2011-м – 42%. Что важно, наиболее пессимистично настроены высокооплачиваемые граждане с ежемесячным доходом свыше 45 тыс. руб. (49%).

http://world-digest.livejournal.com/221255.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16830
    • Просмотр профиля
Re: Социология
« Ответ #1 : Февраль 26, 2013, 06:19:35 pm »
социология на обломках


   
(к интересному комментарию Реинкарната к посту со сбившейся датой)

Социолог Е.В. Охотский отмечал, что советская элита состояла из трех категорий:

1. Высший партийно-политический истеблишмент, разрабатывавший стратегию развития страны.

2. Слой руководителей и чиновников представительных органов власти - советов народных депутатов, которые обеспечивали легитимность руководства.

3. Высший хозяйственно-управленческий персонал - министры и руководители хозяйственнх структур, которые реально проводили на практике стратегичский курс.

Из этих групп практически полностью "выпала из тележки" только первая. Остальные плавно и естественно перешли в новую элиту в ходе контрреволюции 1991-1993 гг.

Охотский не рассматривает средний уровень политической части элиты (скажем так, уровень секретарей райкомов и горкомов).
Было какое-то социологическое исследование, согласно которому из них примерно 70 процентов хорошо устроились при Ельцине (остальная часть ушла в системную оппозицию - кстати, сегодня у Кассада небезлюбопытная статья итогам их съезда). Но нужно отметить, что бОльшая часть из них - это выдвиженцы уже горбачевские, даже не андроповские - КПСС была очень основательно переформатирована в Перестройку, по масштабам разве со сталинским переформатированием можно сравнить (правда, в отличие от последнего, без фатальных личных последствий).

Часть средних и низовых партработников (секретари первичек, партийные журналисты, преподователи вузов, активисты) - которые на самом деле верили в коммунизм, ушли в оппозицию несистемную - или к фундаменталистами (РКРП и другие), или в демкоммунисты (которые организационно после Марксистской платформы в КПСС так в сущности никогда и не оформились - но зато интеллектуальный уровень там наиболее высокий).

http://kommari.livejournal.com/1871889.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16830
    • Просмотр профиля
Re: Социология
« Ответ #2 : Март 16, 2013, 12:58:17 pm »
11:33, 16 марта 2013
Социологи подсчитали число пользователей интернета в России


За год в России на 13 процентов увеличилось количество совершеннолетних граждан, выходящих в интернет хотя бы один раз в сутки. По данным Фонда «Общественное мнение» на зиму 2012 — 2013 годов, интернетом ежедневно пользуются 50,1 миллиона россиян, или 43 процента совершеннолетних жителей страны.

Хотя бы раз в месяц интернетом пользуются 64,4 миллиона совершеннолетних жителей России. Прирост месячной аудитории интернета по сравнению с зимой 2011 — 2012 годов составил 11 процентов.

Среди этих 64,4 миллиона пользователей больше половины (56 процентов) живут в городах с населением более 100 тысяч человек, почти четверть — в городах-миллионниках. Доля городов с населением менее 100 тысяч жителей составляет 26 процентов, еще 20 процентов пользователей интернета живут в селах.

По проникновению интернета в России лидирует Северо-Западный федеральный округ — там интернетом пользуются 62 процента жителей. Также высокие показатели проникновения у Уральского (59 процентов) и Центрального (58 процентов) федеральных округов.

В октябре 2012 года ФОМ заявил, что основной прирост аудитории интернета происходит за счет людей старше 35 лет, жителей небольших городов и женщин. По прогнозам Фонда, к лету 2013 года проникновение интернета в России должно составить 66-67 процентов.

http://lenta.ru/news/2013/03/16/internet/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16830
    • Просмотр профиля
Re: Социология
« Ответ #3 : Апрель 07, 2013, 05:26:03 pm »
Другой народ

Любопытнейший рассказ о том, как одна компания заказала социологическое исследование российских крестьян, какую неожиданную информацию для раздумий получила и как ей пришлось выходить из положения.


- Действительно, когда я увидел результаты социологического исследования местного населения, мое состояние было близко к истерике, - рассказывает Валерий Кустов. - Оказалось, что материальных потребностей у этих людей нет, эмоциональных тоже. То есть мотивировать их нечем. Каждый второй сказал, что ему не нужен туалет в доме. Двадцать восемь процентов не видят необходимости в душе, тридцать пять - в легковом автомобиле. Шестьдесят процентов ответили, что не стали бы расширять свое личное подсобное хозяйство, даже если бы представилась такая возможность. Такое же количество, шестьдесят процентов, открыто признались чужим людям - опрашивающим, что не считают воровство зазорным. А сколько еще просто постеснялись об этом сказать! При этом значительное число "неворующих" отметили, что им просто нечего красть.
Оказалось, что нет и лидеров, с которыми мы могли бы начать работу: пять процентов в принципе готовы к предпринимательской деятельности, но прогнозируют очень негативную реакцию окружающих на свои действия и не решаются. На них опереться мы не могли: пять процентов против девяноста пяти - это война, в которой проигравший понятно кто. Мы были убиты. Ни одной модели ни стандартного, ни нестандартного решения на тот момент мы не видели.

- А зачем вам понадобились мотивированные крестьяне?

- Для развития нашего масложирового производства (ЭФКО производит подсолнечное масло, майонез и мягкое масло. - "Эксперт") нужны были собственные сельскохозяйственные ресурсы. Наши заводы, расположенные в Белгородской области, окружали разоренные хозяйства. С них мы и решили начать. Ведь после развала колхозов каждый сельский житель получил земельный пай - пять-семь гектаров земли, обрабатывать которые у него возможности не было. Мы арендовали сто четырнадцать гектаров. Материальные ресурсы, семена, удобрения, технику мы имели, но сами всю эту землю обработать, понятно, не могли. Поэтому нужно было пробудить у сельских жителей желание работать и энтузиазм.

- Что вы им предложили?

- Беспроцентные ссуды, акции, власть, доход, возможность самореализации.

- И они отказались?

- В общем, да. Просто работа не пошла. Многие считают, что первые шаги руководителя агрохолдинга очень просты: мы будем владеть, а они будут работать, мы берем на себя ответственность за крупнотоварное производство, а все проблемы крестьян для нас не существуют. Но проблемы на сельской территории существуют, и они заставили обратить на себя внимание: мы получили сожженные комбайны, металлические штыри на полях… Вот тогда мы поняли, что ситуацию надо прояснить, и пригласили группу московских социологов для проведения исследования, автором и научным руководителем которого стал доктор философских наук профессор Высшей школы экономики Азер Эфендиев.

- Что еще показало исследование?

- Очень много всего. Оказалось, что в среднем каждая девятая-десятая опрошенная семья живет на уровне нищеты (из нескольких стандартных вариантов ими выбран ответ "Живем очень бедно, не всегда даже едим досыта"), пятьдесят девять процентов просто бедны ("Слава Богу, кое-как концы с концами сводим, скромно питаемся, одеты в прочное, но старое, новую одежду и что-нибудь в дом не приобретаем - нет средств"). То есть уровень жизни семидесяти процентов опрошенных сельских семей оказался неудовлетворительным.
При этом преобладающая в среде мотивация - неопределенно-мечтательная. На вопрос, стремятся ли они к достижению более высокого уровня жизни, осуществляют ли для этого необходимые усилия, каждый второй выбрал ответ: "Мечтаем, надеемся, что как-нибудь положение улучшится". Смирение с нынешним положением и покорность высказала треть опрошенных. И только каждый пятый имеет в каком-то виде достиженческую мотивацию, стремление за счет дополнительных серьезных усилий улучшить свою жизнь.
Итак, вырисовалась катастрофическая мотивационная ситуация: пассивность, мечтательность, минимизация потребностей и, соответственно, усилий, просто лень.

- Кто больше мотивирован: "зажиточные" или бедные?

- Конечно, "зажиточные" больше. Уклонение от активности развито тем сильнее, чем беднее живет человек. И это, собственно, объясняет, почему он недоедает. А при такой мотивационной структуре можно ждать, с одной стороны, углубления и расширения нищеты, а с другой - рывка к более высоким стандартам жизни со стороны незначительной части сельских жителей. То есть произойдет резкая поляризация, что может привести к социальному взрыву на селе.
Вообще крестьяне склонны снимать с себя ответственность за свою жизнь. Абсолютное большинство считает, что их личное благосостояние зависит от того, как развивается общество в целом. К противоположному мнению ("при всех перипетиях нашей жизни в конечном итоге все зависит от самого человека") склонились двадцать два процента - в три раза меньше. Пятьдесят процентов согласились, что они "такие, какими их сделала жизнь". И только треть ссылается на собственный выбор.

- С чем социологи связывают такую пассивность?

- Этому много причин, и далеко не все понятны. Одна из них - в течение веков самые предприимчивые и расторопные уезжали в города, а в деревнях оставались те, кто вообще не любит перемен. И поэтому последние десять лет для крестьян - просто мука. Нынешние жители села испытывают мучительный стресс даже тогда, когда председателя колхоза переименовывают в генерального директора или произносятся слова вроде "акции" или "АО".

- А ворует кто больше: бедные или не очень?

- Самое интересное, что крадут все одинаково. Воровство признается социальной нормой, оно легитимизировано. Отчаявшись найти решение, мы позвали в Белгородскую область группу психологов во главе с профессором Николаем Конюховым. Они провели огромный объем работы - каждый из исследованных ими крестьян прошел тест "Семантический дифференциал" (триста шестьдесят оценок, сравнений), MMPI (Миннесотский многофазный личностный опросник - пятьсот пятьдесят шесть вопросов) и несколько других. В общей сложности каждый крестьянин ответил на полторы тысячи вопросов.

- И каков результат этой грандиозной работы?

- Очень простой. Мы нашли точку опоры, или, точнее, почву, на которой можно построить всю систему мотивации.
Оказалось, что единственно значимыми вещами для крестьян являются мнение окружающих людей и искренность. Общественное мнение значимо настолько, что крестьяне не хотят об этом говорить с исследователями. Например, когда им задавали вопрос: "Вам мнение вашего соседа Васи важно?", - ответ был: "Да вы что, да я его, да пошел он!" А когда спросили не его вербальное сознание, а его душу (через тесты), оказалось, что ради мнения этого соседа он готов на луну запрыгнуть.
И искренность, открытость. У них уровень эмпатии по сравнению с представителями других культур выше на несколько порядков.

- Извините, а что такое "эмпатия"?

Это эмоционально-чувственное восприятие. Психологи условно разделили всех жителей России на две культуры - рационально-достиженческую, представители которой живут чаще всего в городах, и эмпатичную - жителей периферии. Они отличаются друг от друга как небо и земля.
Например, у селянина в отличие от горожанина минимальна эффективность аудиального канала. То есть мою речь они слышат, но не воспринимают. Я могу их через звукоусилитель хоть в светлое социалистическое будущее звать, хоть в капиталистическое, им это все равно. У них взамен развито визуальное и кинестетическое восприятие.

- То есть они верят только в то, что видят или пощупают? Почему?

- Эти каналы защищают их от иллюзий. За плечами этих людей очень трудная жизнь, и они знают, что самое опасное - это привнесенные системы ценностей и идей, которые нельзя пощупать и проверить. Их жизненный опыт говорит одно: если кто тебе и поможет в трудную минуту, так это сосед, и все. И больше никто.

- Тот самый сосед Вася? И поэтому для них так важно мнение соседей, односельчан?

- Да. В ходе опроса моделировались ситуации, когда селянам надо было принять решение самостоятельно. Они тотчас от него отказывались, если оно не совпадало с мнением большинства. Для них значим человек, с которым они постоянно взаимодействуют. Их история привела к тому, чтобы не книжки читать по психологии, а изучать человека через собственное эмоционально-чувственное восприятие.

- То есть они сами хорошие психологи?

- Очень. Когда наши психологи проводили интервью, им очень важно было соблюдать роли ведущего и ведомого. Опытные специалисты пытались создать эмоциональный контакт и почувствовать то же самое, что и собеседник, - в этом состоит их профессионализм. Так вот, многие из этих психологов говорили, что уже на третьей минуте разговора они были не ведущими, а ведомыми. Им отвечали не то, что думает крестьянин, а то, что опрашивающий хочет услышать. Как бы они ни пытались построить свою защиту, эти, казалось бы, необразованные, в фуфайках, люди их просчитывали быстрее. Уровень подстройки у них выше, чем у дипломированных психологов. Это и понятно. Когда внутреннее восприятие человека является основанием для выживания, безусловно, этот канал развивается.
Поэтому эти люди очень быстро эмоционально устают. Тогда у них наступает ощущение пустоты, которого они очень боятся, а с ним и эмоциональное перенапряжение. А это уже мордобой, водка и все остальное. Поэтому они очень берегут свою эмоциональную целостность, они аккуратны в коммуникациях.

- Аккуратны в коммуникациях? Вы же говорили, они открыты, искренни?

- Для крестьян важнее всего их микрогруппа, очень узкий круг людей, где они могут быть полностью открыты. Ведь они не просто открывают душу и чувствуют. Им нужно понять: кто ты по отношению к нему, чего от тебя ждать. Вопрос прогнозируемости для сельского жителя - не желание и не научный интерес, а объективная потребность, обеспечивающая существование его самого, детей, рода. Крестьяне знают, что человек, который рядом, - единственное, на что можно опереться в трудную минуту, ничего другого нет. И поэтому при коммуникации у него тратится огромное количество эмоциональной энергии. И вне пределов микрогруппы селянин в контактах аккуратен.

- Ваша компания, видимо, в его микрогруппу не входит?

- Если бы только это, строить мотивации было бы намного легче. Там есть еще одна радость - двойной зажим Блейера. Это психологическое явление, когда в человеке одновременно уживаются противоречивые чувства, и для него характерно это состояние напряжения, колебания. И если вдруг получается так, что в какой-то момент времени преобладает какое-то однополярное эмоциональное состояние, то с большой степенью вероятности в скором времени оно сменится прямо противоположным. И если сегодня сельские жители относятся к ЭФКО хорошо, то завтра все может враз измениться - без всякой видимой причины.

- Если они относятся к вам хорошо, то на самом деле для вас это - плохо?

- Да. Вся история им говорит, что не бывает добра и зла, это две стороны одного и того же. Быть передовиком - хорошо, тебе дадут флажок, деньги даже, но у тебя будут мозоли, и ты посадишь здоровье. Для них нет ничего однозначного, все имеет две стороны. Чем сильнее их пытаешься в чем-то убедить, сформировать эмоциональный центр в одной плоскости, тем быстрее в противоположной плоскости у них сам собой формируется другой центр.
Вот, казалось бы, пришли мы, инвесторы, - какое счастье! Мы даем им ссуды, строим больницы, школы. Вы думаете, у них всплеск позитивных эмоций?

- Нет?

- Хорошо, что к этому времени мы уже многое знали. Мы не хвалили себя, а говорили, что пришли помочь, но бесплатных пряников не бывает. Чтобы добиться симпатии крестьянина, мы должны преподносить две противоположности, чтобы эмоциональный центр смещался совсем незаметно. Мы говорим, что приносим им и что-то хорошее, и что-то плохое, но хорошего немного больше.

- О чем плохом, что приходит с вами, вы сообщаете?

- Мы сообщаем, что забираем у них власть, контрольный пакет акций теперь у нас. Но крестьяне получают школы, больницы, корма, технику. И они делают выбор.

- Для крестьян важнее всего общественное мнение, а оно легитимизировало кражу. Наверное, вам очень трудно бороться с воровством?

- В том-то и дело. Воруют они колхозное имущество, а ведь в деревнях двери до сих пор не закрывают. У своего соседа по микросреде красть они не будут потому, что сосед - это, как мы уже говорили, единственное, на что можно опереться в трудную минуту. И сосед это знает. Если станет известно, что Вася украл у соседа, Вася станет изгоем. А хуже этого для него нет, потому что система межличностной зависимости для него по эмоциональной значимости находится на уровне жизни и смерти. Мы этим и пользуемся.
Мы попытались создать такую форму социально-экономических отношений, при которой человек был бы включен в коллектив. Я, крестьянин, должен получать деньги, которые обеспечивают нормальное существование. И в то же время от результатов моего труда должны зависеть все окружающие, другие члены микросреды. Гарантом моей эффективной деятельности является не полученный материальный эквивалент, а реакция внешней среды. Как только я начинаю плохо работать, от этого становится хуже всем. А это уже фактор, на несколько порядков лучше обеспечивающий мою эффективность, чем деньги. Для соседа Васи важны не деньги, а то, что я не делаю так, чтобы ему было хорошо. И я знаю, что если я не делаю ему хорошо, он возьмет шило и поправит меня в нужную сторону. Это система индивидуализма и взаимозависимости, сдержек и противовесов.

- Неужели теперь все держится на взаимном контроле крестьян?

- Практически да. А по-другому все равно не получится. Были у нас такие случаи. Тракторист поехал на тракторе домой в соседнюю деревню обедать, истратил лишнее время, горючее. Раньше мы пытались таких наказывать - лишали премии, не давали им работать на хорошем оборудовании. Но крестьяне - это целое. Попытка совершить в отношении одного негативную санкцию приводит к свертыванию среды. Нам казалось: это крестьянам дисциплина нужна, а не нам. Когда мы этому трактористу, условно говоря, по голове даем, мы же им лучше делаем. А они видят негативное вмешательство в свою среду и воспринимают нас как врага. Они сплачиваются и воюют с нами, а про то, чтобы со своими разобраться, в пылу забывают.
Существующая теперь система почти исключает наше вмешательство. Она держится на двух вещах: правилах и информации. Мы предложили правила, механизм формирования санкций, их принятие, и отошли. Не мы обеспечиваем их выполнение, а информация.

- Как?

- Издается, например, внутренняя газета. В ней мы теперь напишем, что тракторист, его фамилия, имя, отчество, из такого-то колхоза поехал на тракторе домой обедать, израсходовал горючее на такую сумму. Доходность уменьшилась, значит, все получат меньше. Это достаточно для того, чтобы крестьяне бросились выяснять, а Вася в дальнейшем ответственно поступал.

- Как официально оформлены отношения ЭФКО с крестьянами?

- ЭФКО создала на базе колхозов новый тип коллективно-акционерной организации сельскохозяйственного производства. Мы стали совладельцем бывших колхозов, выделили необходимые для подъема разоренных хозяйств инвестиции и привнесли свой опыт организации. В этом варианте сочетаются два важнейших элемента: с одной стороны, привносится опыт эффективного рыночного конкурентоспособного ведения дел, а с другой - сохраняется общественный характер организации производства сельскохозяйственной продукции.
Еще социологи нам сказали, что нужно обратить особое внимание на коллективизм. В стране, где он формировался столетиями, а индивидуализм рассматривался как одно из самых непростительных качеств человека, не может быстро выработаться устойчиво позитивной индивидуальной мотивации. В российской культуре еще не сложился и еще не известно, сложится ли, приоритет личной инициативы и активности.

- И эта форма сотрудничества оправдывает себя?

- Многие элементы этой конструкции работают, и работают прекрасно. Можно съездить в какое-нибудь хозяйство и посмотреть: не герои труда, не передовики, не выпускники Высшей школы экономики, а обыкновенные скотники, доярки, механизаторы в пределах своей фермы знают объем реализации продукции, структуру затрат, алгоритм формирования личной доходности.
Кое-что пока не совсем нам понятно. Но главное - крестьянин должен осознать себя не хозяином, нет, а частью этой жизни. Частью, которая взяла на себя ответственность. Наша задача - сформировать в психике каждого жителя чувство принадлежности к территории. Это у нас получается. Поэтому уровень хаоса на наших территориях уменьшается с достаточно большой динамикой.

* * *

Ну вот, оказывается, и от социологии с психологией бывает польза.

http://nature-wonder.livejournal.com/184177.html
« Последнее редактирование: Июль 06, 2013, 07:27:33 pm от Vuntean »

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16830
    • Просмотр профиля
Re: Социология
« Ответ #4 : Апрель 19, 2013, 02:17:36 pm »
Ментальность российской молодежи: политические ориентиры и кумиры

Много диаграмм

Выводы

1. Социальная идентификация молодежи

Советская модель общества — два класса плюс слой интеллигенции — безвозвратно ушла в прошлое. Новой сколько-нибудь осмысленной модели общественного устройства ей на смену не пришло.

Российская молодежь не имеет ясной системы координат, не знает, из каких социальных групп состоит современной общество, не имеет самоидентификации. На вопрос «Кто Вы? Каков Ваш социальный статус?» большая часть респондентов не знали, как ответить.

Единственный социальный маркер, известный молодым людям, — это «средний класс», к которому никто себя не относит. Более того, юноши и девушки уверены, что в России никакого среднего класса нет. Это говорит о том, что российское общество по-прежнему находится в состоянии аномии.

Это мешает им осознавать цель своего развития, Так как для движения вперед и вверх надо понимать, где находится «верх» и где направление «вперед». Это приводит к многочисленным фрустрациям в связи с невозможностью планирования своего будущего и затуманенностью социальной перспективы.

2. Идеологическая идентификация

Либерально-демократические взгляды являются самой распространенной идеологией в среде российской городской молодежи.

Существует зазор между идеологическими лейблами партий и их реальной идеологией. Либерально-демократическая молодежь не считает Либерально-демократическую партию РФ «своей». То же происходит и с молодежью, разделяющей социалистические и националистические взгляды. Возникает ситуация, когда электорат не находит «своих» партий.

В молодежной среде существует неудовлетворенный запрос на партии монархического, националистического и анархического толка.

Молодые люди обвиняют государство в отсутствии идеологии, они нуждаются в том, чтобы им объясняли, «что такое хорошо и что такое плохо». Правда, как только идеология появляется, они сразу же начинают с ней бороться.

3. Отношение к России

Чем моложе респонденты, тем устойчивее в их среде представление о России как о великой державе, с мнением которой считается весь мир. С возрастом идеалистическое представление о России сменяется все более скептическим.

Большинство молодых людей считают, что Россия — великая держава, которая катится в пропасть, деградирует и разрушается.

Негативизм стал повальной модой в молодежной среде. Такого рода ментальность нуждается в подпитке исключительно негативной информацией. Критически настроенная молодежь избирательно относится к информации, подмечая и запоминая только отрицательные примеры.

Молодежь считает, что у России было славное прошлое и будет светлое будущее. А вот настоящее ужасно.

Основными проблемами России молодые люди считают коррупцию и воровство, бедность и несправедливость, бюрократизм и произвол чиновников, а также алкоголизм и наркоманию.

Носителями социального зла (коррупции и воровства) являются, по мнению молодых людей, исключительно чиновники. Этот тезис стал общим местом в речи молодого человека, не подвергается сомнению и не требует доказательств.

Молодежь возмущает не бедность как таковая, а несправедливая бедность. Человек, честно проработавший всю жизнь, живет, как нищий. В то же время те, кто демонстрируют свое богатство, его не заслужили.

В молодежной среде слова «алкоголь» и «наркотики» стали близнецами и употребляются в подавляющем числе случаев вместе. Эта лексическая близость слов заставляет сделать вывод, что в России проблема алкоголизации населения теперь усложнена присоединением к ней дополнительной проблемы употребления наркотиков.

4. Отношение к власти и государству

Молодые люди плохо представляют себе функции и структуру государства, не понимают, как устроена наша политическая система. Невежественность в области основ государственного и общественного устройства вызывает огульную критику, сводящуюся к стремлению «поменять всю власть целиком».

Молодежь боится власти. Власть представляется ей чем-то отталкивающим, опасным, безжалостным, что меняет человека, делая из него коррупционера и меркантильного циника.

Особенно критически к власти относятся группы специалистов и студентов технических специальностей.

5. Протестные настроения

Молодые люди в принципе не верят в возможность скорых революционных потрясений, хотя с большим интересом относятся к революции.

Критически настроенная молодежь ждет появления лидера-героя, который сможет объединить всех честных молодых людей и повести их за собой. Этот идеальный герой должен быть безупречно честным и не бояться идти на смерть. Оппозиционеры, пытающиеся действовать в рамках правового поля, кажутся молодым людям слабаками, боящимися бросить настоящий вызов системе.

Ни один из лидеров оппозиции не способен сегодня стать кумиром молодого поколения, так как борется не с системой, а за власть, то есть за свой «кусок пирога».

Молодежь не связывает возможную революцию в России с лидерами оппозиции. Настоящая революция, по их мнению, — это народный бунт, для которого пока нет предпосылок.

Негативизм, охвативший молодежную среду, однако, не выливается в революционное настроение. Между вербальной критикой власти и прямыми протестными действиями лежит существенная дистанция. Молодежь любит поговорить, поругать власть и порядки, но не спешит выходить на улицы.

Подавляющее большинство молодых людей никогда не принимали участия в протестных акциях.

Наиболее агрессивной и склонной к протестам группой являются специалисты с высшим образованием, проживающие в крупных городах России.

6. Потенциальная эмиграция

Существует связь между фрустрацией социальной группы и ее готовностью к эмиграции. По обоим показателям лидирует группа молодых специалистов.

Юноши и девушки имеют разную склонность реагировать на фрустрацию и разочарование в своих ожиданиях. Молодые люди находят выход в агрессии и склонности к протесту. Девушки стремятся эмигрировать.

Мужская часть молодежи является наиболее существенно более фрустрированной, неудовлетворенной, разочарованной группой, чем женская часть.

Основными направлениями эмиграции являются: из малого города — в большой, из большого — в столичный, из региональной столицы — в Москву, из Москвы — в Европу и Америку.

Внутренняя эмиграция молодежи имеет, по данным нашего исследования, весьма скромную географию: Москва, Санкт-Петербург и Сочи составляют ограниченный круг привлекательных для жизни городов России.

Внешняя потенциальная эмиграция молодежи ограничивается странами «золотого миллиарда» в Европе и Северной Америке.

Установлена зависимость: чем меньше молодой человек путешествовал, тем более он склонен к эмиграции. Среди рабочих мы обнаружили наибольшее количество «мечтателей уехать», в то время как именно эта группа молодежи имеет наименьший опыт путешествий.

Для эмиграции часто выбирают страны, в которых никогда не были.

7. Свободное время, Интернет, волонтерство

В молодежной субкультуре развивается тренд полного отказа от телевидения. Для более чем 60% молодых людей Интернет уже сегодня стал основным источником информации. Более того, в этой социальной группе сформировалась мода ненавидеть телевизор.

Государственная власть теряет влияние на умы людей из-за отказа все более многочисленной аудитории от просмотра телепередач.

В социальных сетях появились многочисленные сообщества, объединяющие оппозиционеров, фанатов, волонтеров и др., которые представляют определенную угрозу стабильности, так как обладают значительным человеческим ресурсом и способностью быстрой мобилизации сторонников.

Благодаря Интернету российская молодежь становится все более западно-ориентированной и склонной к либерализму. Открытость, возможность получать информацию и общаться с людьми со всего света, не выходя из дома, приводит к глобализации сознания. Это влечет за собой эрозию стереотипа об «особости» России, сформированного в изоляционистском обществе.

Меняются культурные стандарты. Читают теперь не только и не столько Толстого или Лермонтова, книги, написанные литературным языком. Основным «чтивом» молодых людей стали посты, твиты и коменты в социальных сетях, что ведет к упрощению русского языка, отхода от прежних литературных норм. Формируется массовая культура, участниками которой становится все большее количество людей. Расширение публичного пространства с неизбежностью ведет к падению культурных норм, требований к грамотности и стилистической стройности текстов.

Интернет привел к отказу от длинных текстов. Доминировать стало «клиповое мышление»: длина среднего видеоролика в Интернете составляет от 0,5 до 4 минут, длина твита ограничена 140 знаками.

Клиповое сознание приводит и к изменению политического поведения. Молодежь рассуждает не «идеологиями», не длинными логическими цепочками умозаключений, а «отговорками» — короткими клишированными фразами, призванными мгновенно, по одной-двум фразам распознать «своего». Сформировался набор фраз-«отговорок» у патриотов, националистов, либералов, лоялистов и др.

Российская социальная сеть «ВКонтакте» является безусловным лидером среди молодежной аудитории.

Использование телевидения и многих СМИ как рупора государственной позиции привело к уходу протестно настроенной аудитории в Интернет. Интернет и социальные сети стали местом концентрации оппозиционеров.

Футбол и фанатские клубы команд стали местом концентрации националистически и патриотически настроенной молодежи.

Интернет и социальные сети, использующие технологии «ушахиди», способствовали появлению нового тренда в молодежной среде — волонтерства, которое имеет потенциал сращивания с оппозицией.

Молодежные интернет-сообщества могут представлять угрозу стабильности и использоваться различными политическими силами. Войдя в контакт с молодежной группой, поняв ее интересы, опытный политик может простимулировать ее мобилизацию и управлять группой уже в своих интересах.

8. Кумиры молодежи

Молодежь уважает только представителей своего ближайшего окружения и людей, которых она видит на телеэкране. Между микромиром родителей и друзей и макромиром телезвезд и политиков зияет пропасть. Мир среднего уровня — уважаемых профессионалов, общественных деятелей регионального масштаба — не наполнен. Это говорит о том, что российская молодежь не видит для себя возможности получить всеобщее уважение и приобрести материальный достаток, честно работая в рамках своей профессии.

Ментальность российской молодежи постепенно меняется: обнаружен тренд от неприятия предпринимательства к уважению трудолюбия людей, создавших свой бизнес.

Кумиры современной молодежи — представители политики и шоу-бизнеса. Среди популярных персонажей нет ни одного, кто представлял бы профессии ученого, врача, учителя, инженера и проч.

Несмотря на растущее влияние Интернета, вкусы молодежи в значительно большей степени формируются телеперсонами, чем людьми из блогосферы и социальных сетей.

Несмотря на доминирующие протестные настроения, Путин остается самым популярным политиком России.

http://gefter.ru/archive/8369

Есликовский Юрий

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 7
    • Просмотр профиля
Re: Социология
« Ответ #5 : Май 03, 2013, 05:41:08 am »
Другой народ

Любопытнейший рассказ о том, как одна компания заказала социологическое исследование российских крестьян, какую неожиданную информацию для раздумий получила и как ей пришлось выходить из положения.


- Действительно, когда я увидел результаты социологического исследования местного населения, мое состояние было близко к истерике, - рассказывает Валерий Кустов. - Оказалось, что материальных потребностей у этих людей нет, эмоциональных тоже. То есть мотивировать их нечем. Каждый второй сказал, что ему не нужен туалет в доме. Двадцать восемь процентов не видят необходимости в душе, тридцать пять - в легковом автомобиле. Шестьдесят процентов ответили, что не стали бы расширять свое личное подсобное хозяйство, даже если бы представилась такая возможность. Такое же количество, шестьдесят процентов, открыто признались чужим людям - опрашивающим, что не считают воровство зазорным. А сколько еще просто постеснялись об этом сказать! При этом значительное число "неворующих" отметили, что им просто нечего красть.
Оказалось, что нет и лидеров, с которыми мы могли бы начать работу: пять процентов в принципе готовы к предпринимательской деятельности, но прогнозируют очень негативную реакцию окружающих на свои действия и не решаются. На них опереться мы не могли: пять процентов против девяноста пяти - это война, в которой проигравший понятно кто. Мы были убиты. Ни одной модели ни стандартного, ни нестандартного решения на тот момент мы не видели.

- А зачем вам понадобились мотивированные крестьяне?

- Для развития нашего масложирового производства (ЭФКО производит подсолнечное масло, майонез и мягкое масло. - "Эксперт") нужны были собственные сельскохозяйственные ресурсы. Наши заводы, расположенные в Белгородской области, окружали разоренные хозяйства. С них мы и решили начать. Ведь после развала колхозов каждый сельский житель получил земельный пай - пять-семь гектаров земли, обрабатывать которые у него возможности не было. Мы арендовали сто четырнадцать гектаров. Материальные ресурсы, семена, удобрения, технику мы имели, но сами всю эту землю обработать, понятно, не могли. Поэтому нужно было пробудить у сельских жителей желание работать и энтузиазм.

- Что вы им предложили?

- Беспроцентные ссуды, акции, власть, доход, возможность самореализации.

- И они отказались?

- В общем, да. Просто работа не пошла. Многие считают, что первые шаги руководителя агрохолдинга очень просты: мы будем владеть, а они будут работать, мы берем на себя ответственность за крупнотоварное производство, а все проблемы крестьян для нас не существуют. Но проблемы на сельской территории существуют, и они заставили обратить на себя внимание: мы получили сожженные комбайны, металлические штыри на полях… Вот тогда мы поняли, что ситуацию надо прояснить,( Свернуть )
и пригласили группу московских социологов для проведения исследования, автором и научным руководителем которого стал доктор философских наук профессор Высшей школы экономики Азер Эфендиев.

- Что еще показало исследование?

- Очень много всего. Оказалось, что в среднем каждая девятая-десятая опрошенная семья живет на уровне нищеты (из нескольких стандартных вариантов ими выбран ответ "Живем очень бедно, не всегда даже едим досыта"), пятьдесят девять процентов просто бедны ("Слава Богу, кое-как концы с концами сводим, скромно питаемся, одеты в прочное, но старое, новую одежду и что-нибудь в дом не приобретаем - нет средств"). То есть уровень жизни семидесяти процентов опрошенных сельских семей оказался неудовлетворительным.
При этом преобладающая в среде мотивация - неопределенно-мечтательная. На вопрос, стремятся ли они к достижению более высокого уровня жизни, осуществляют ли для этого необходимые усилия, каждый второй выбрал ответ: "Мечтаем, надеемся, что как-нибудь положение улучшится". Смирение с нынешним положением и покорность высказала треть опрошенных. И только каждый пятый имеет в каком-то виде достиженческую мотивацию, стремление за счет дополнительных серьезных усилий улучшить свою жизнь.
Итак, вырисовалась катастрофическая мотивационная ситуация: пассивность, мечтательность, минимизация потребностей и, соответственно, усилий, просто лень.

- Кто больше мотивирован: "зажиточные" или бедные?

- Конечно, "зажиточные" больше. Уклонение от активности развито тем сильнее, чем беднее живет человек. И это, собственно, объясняет, почему он недоедает. А при такой мотивационной структуре можно ждать, с одной стороны, углубления и расширения нищеты, а с другой - рывка к более высоким стандартам жизни со стороны незначительной части сельских жителей. То есть произойдет резкая поляризация, что может привести к социальному взрыву на селе.
Вообще крестьяне склонны снимать с себя ответственность за свою жизнь. Абсолютное большинство считает, что их личное благосостояние зависит от того, как развивается общество в целом. К противоположному мнению ("при всех перипетиях нашей жизни в конечном итоге все зависит от самого человека") склонились двадцать два процента - в три раза меньше. Пятьдесят процентов согласились, что они "такие, какими их сделала жизнь". И только треть ссылается на собственный выбор.

- С чем социологи связывают такую пассивность?

- Этому много причин, и далеко не все понятны. Одна из них - в течение веков самые предприимчивые и расторопные уезжали в города, а в деревнях оставались те, кто вообще не любит перемен. И поэтому последние десять лет для крестьян - просто мука. Нынешние жители села испытывают мучительный стресс даже тогда, когда председателя колхоза переименовывают в генерального директора или произносятся слова вроде "акции" или "АО".

- А ворует кто больше: бедные или не очень?

- Самое интересное, что крадут все одинаково. Воровство признается социальной нормой, оно легитимизировано. Отчаявшись найти решение, мы позвали в Белгородскую область группу психологов во главе с профессором Николаем Конюховым. Они провели огромный объем работы - каждый из исследованных ими крестьян прошел тест "Семантический дифференциал" (триста шестьдесят оценок, сравнений), MMPI (Миннесотский многофазный личностный опросник - пятьсот пятьдесят шесть вопросов) и несколько других. В общей сложности каждый крестьянин ответил на полторы тысячи вопросов.

- И каков результат этой грандиозной работы?

- Очень простой. Мы нашли точку опоры, или, точнее, почву, на которой можно построить всю систему мотивации.
Оказалось, что единственно значимыми вещами для крестьян являются мнение окружающих людей и искренность. Общественное мнение значимо настолько, что крестьяне не хотят об этом говорить с исследователями. Например, когда им задавали вопрос: "Вам мнение вашего соседа Васи важно?", - ответ был: "Да вы что, да я его, да пошел он!" А когда спросили не его вербальное сознание, а его душу (через тесты), оказалось, что ради мнения этого соседа он готов на луну запрыгнуть.
И искренность, открытость. У них уровень эмпатии по сравнению с представителями других культур выше на несколько порядков.

- Извините, а что такое "эмпатия"?

Это эмоционально-чувственное восприятие. Психологи условно разделили всех жителей России на две культуры - рационально-достиженческую, представители которой живут чаще всего в городах, и эмпатичную - жителей периферии. Они отличаются друг от друга как небо и земля.
Например, у селянина в отличие от горожанина минимальна эффективность аудиального канала. То есть мою речь они слышат, но не воспринимают. Я могу их через звукоусилитель хоть в светлое социалистическое будущее звать, хоть в капиталистическое, им это все равно. У них взамен развито визуальное и кинестетическое восприятие.

- То есть они верят только в то, что видят или пощупают? Почему?

- Эти каналы защищают их от иллюзий. За плечами этих людей очень трудная жизнь, и они знают, что самое опасное - это привнесенные системы ценностей и идей, которые нельзя пощупать и проверить. Их жизненный опыт говорит одно: если кто тебе и поможет в трудную минуту, так это сосед, и все. И больше никто.

- Тот самый сосед Вася? И поэтому для них так важно мнение соседей, односельчан?

- Да. В ходе опроса моделировались ситуации, когда селянам надо было принять решение самостоятельно. Они тотчас от него отказывались, если оно не совпадало с мнением большинства. Для них значим человек, с которым они постоянно взаимодействуют. Их история привела к тому, чтобы не книжки читать по психологии, а изучать человека через собственное эмоционально-чувственное восприятие.

- То есть они сами хорошие психологи?

- Очень. Когда наши психологи проводили интервью, им очень важно было соблюдать роли ведущего и ведомого. Опытные специалисты пытались создать эмоциональный контакт и почувствовать то же самое, что и собеседник, - в этом состоит их профессионализм. Так вот, многие из этих психологов говорили, что уже на третьей минуте разговора они были не ведущими, а ведомыми. Им отвечали не то, что думает крестьянин, а то, что опрашивающий хочет услышать. Как бы они ни пытались построить свою защиту, эти, казалось бы, необразованные, в фуфайках, люди их просчитывали быстрее. Уровень подстройки у них выше, чем у дипломированных психологов. Это и понятно. Когда внутреннее восприятие человека является основанием для выживания, безусловно, этот канал развивается.
Поэтому эти люди очень быстро эмоционально устают. Тогда у них наступает ощущение пустоты, которого они очень боятся, а с ним и эмоциональное перенапряжение. А это уже мордобой, водка и все остальное. Поэтому они очень берегут свою эмоциональную целостность, они аккуратны в коммуникациях.

- Аккуратны в коммуникациях? Вы же говорили, они открыты, искренни?

- Для крестьян важнее всего их микрогруппа, очень узкий круг людей, где они могут быть полностью открыты. Ведь они не просто открывают душу и чувствуют. Им нужно понять: кто ты по отношению к нему, чего от тебя ждать. Вопрос прогнозируемости для сельского жителя - не желание и не научный интерес, а объективная потребность, обеспечивающая существование его самого, детей, рода. Крестьяне знают, что человек, который рядом, - единственное, на что можно опереться в трудную минуту, ничего другого нет. И поэтому при коммуникации у него тратится огромное количество эмоциональной энергии. И вне пределов микрогруппы селянин в контактах аккуратен.

- Ваша компания, видимо, в его микрогруппу не входит?

- Если бы только это, строить мотивации было бы намного легче. Там есть еще одна радость - двойной зажим Блейера. Это психологическое явление, когда в человеке одновременно уживаются противоречивые чувства, и для него характерно это состояние напряжения, колебания. И если вдруг получается так, что в какой-то момент времени преобладает какое-то однополярное эмоциональное состояние, то с большой степенью вероятности в скором времени оно сменится прямо противоположным. И если сегодня сельские жители относятся к ЭФКО хорошо, то завтра все может враз измениться - без всякой видимой причины.

- Если они относятся к вам хорошо, то на самом деле для вас это - плохо?

- Да. Вся история им говорит, что не бывает добра и зла, это две стороны одного и того же. Быть передовиком - хорошо, тебе дадут флажок, деньги даже, но у тебя будут мозоли, и ты посадишь здоровье. Для них нет ничего однозначного, все имеет две стороны. Чем сильнее их пытаешься в чем-то убедить, сформировать эмоциональный центр в одной плоскости, тем быстрее в противоположной плоскости у них сам собой формируется другой центр.
Вот, казалось бы, пришли мы, инвесторы, - какое счастье! Мы даем им ссуды, строим больницы, школы. Вы думаете, у них всплеск позитивных эмоций?

- Нет?

- Хорошо, что к этому времени мы уже многое знали. Мы не хвалили себя, а говорили, что пришли помочь, но бесплатных пряников не бывает. Чтобы добиться симпатии крестьянина, мы должны преподносить две противоположности, чтобы эмоциональный центр смещался совсем незаметно. Мы говорим, что приносим им и что-то хорошее, и что-то плохое, но хорошего немного больше.

- О чем плохом, что приходит с вами, вы сообщаете?

- Мы сообщаем, что забираем у них власть, контрольный пакет акций теперь у нас. Но крестьяне получают школы, больницы, корма, технику. И они делают выбор.

- Для крестьян важнее всего общественное мнение, а оно легитимизировало кражу. Наверное, вам очень трудно бороться с воровством?

- В том-то и дело. Воруют они колхозное имущество, а ведь в деревнях двери до сих пор не закрывают. У своего соседа по микросреде красть они не будут потому, что сосед - это, как мы уже говорили, единственное, на что можно опереться в трудную минуту. И сосед это знает. Если станет известно, что Вася украл у соседа, Вася станет изгоем. А хуже этого для него нет, потому что система межличностной зависимости для него по эмоциональной значимости находится на уровне жизни и смерти. Мы этим и пользуемся.
Мы попытались создать такую форму социально-экономических отношений, при которой человек был бы включен в коллектив. Я, крестьянин, должен получать деньги, которые обеспечивают нормальное существование. И в то же время от результатов моего труда должны зависеть все окружающие, другие члены микросреды. Гарантом моей эффективной деятельности является не полученный материальный эквивалент, а реакция внешней среды. Как только я начинаю плохо работать, от этого становится хуже всем. А это уже фактор, на несколько порядков лучше обеспечивающий мою эффективность, чем деньги. Для соседа Васи важны не деньги, а то, что я не делаю так, чтобы ему было хорошо. И я знаю, что если я не делаю ему хорошо, он возьмет шило и поправит меня в нужную сторону. Это система индивидуализма и взаимозависимости, сдержек и противовесов.

- Неужели теперь все держится на взаимном контроле крестьян?

- Практически да. А по-другому все равно не получится. Были у нас такие случаи. Тракторист поехал на тракторе домой в соседнюю деревню обедать, истратил лишнее время, горючее. Раньше мы пытались таких наказывать - лишали премии, не давали им работать на хорошем оборудовании. Но крестьяне - это целое. Попытка совершить в отношении одного негативную санкцию приводит к свертыванию среды. Нам казалось: это крестьянам дисциплина нужна, а не нам. Когда мы этому трактористу, условно говоря, по голове даем, мы же им лучше делаем. А они видят негативное вмешательство в свою среду и воспринимают нас как врага. Они сплачиваются и воюют с нами, а про то, чтобы со своими разобраться, в пылу забывают.
Существующая теперь система почти исключает наше вмешательство. Она держится на двух вещах: правилах и информации. Мы предложили правила, механизм формирования санкций, их принятие, и отошли. Не мы обеспечиваем их выполнение, а информация.

- Как?

- Издается, например, внутренняя газета. В ней мы теперь напишем, что тракторист, его фамилия, имя, отчество, из такого-то колхоза поехал на тракторе домой обедать, израсходовал горючее на такую сумму. Доходность уменьшилась, значит, все получат меньше. Это достаточно для того, чтобы крестьяне бросились выяснять, а Вася в дальнейшем ответственно поступал.

- Как официально оформлены отношения ЭФКО с крестьянами?

- ЭФКО создала на базе колхозов новый тип коллективно-акционерной организации сельскохозяйственного производства. Мы стали совладельцем бывших колхозов, выделили необходимые для подъема разоренных хозяйств инвестиции и привнесли свой опыт организации. В этом варианте сочетаются два важнейших элемента: с одной стороны, привносится опыт эффективного рыночного конкурентоспособного ведения дел, а с другой - сохраняется общественный характер организации производства сельскохозяйственной продукции.
Еще социологи нам сказали, что нужно обратить особое внимание на коллективизм. В стране, где он формировался столетиями, а индивидуализм рассматривался как одно из самых непростительных качеств человека, не может быстро выработаться устойчиво позитивной индивидуальной мотивации. В российской культуре еще не сложился и еще не известно, сложится ли, приоритет личной инициативы и активности.

- И эта форма сотрудничества оправдывает себя?

- Многие элементы этой конструкции работают, и работают прекрасно. Можно съездить в какое-нибудь хозяйство и посмотреть: не герои труда, не передовики, не выпускники Высшей школы экономики, а обыкновенные скотники, доярки, механизаторы в пределах своей фермы знают объем реализации продукции, структуру затрат, алгоритм формирования личной доходности.
Кое-что пока не совсем нам понятно. Но главное - крестьянин должен осознать себя не хозяином, нет, а частью этой жизни. Частью, которая взяла на себя ответственность. Наша задача - сформировать в психике каждого жителя чувство принадлежности к территории. Это у нас получается. Поэтому уровень хаоса на наших территориях уменьшается с достаточно большой динамикой.

* * *

Ну вот, оказывается, и от социологии с психологией бывает польза.

http://nature-wonder.livejournal.com/184177.html
   блестящвя идея.... здесь применена диалектика..совмещение личности и общества  :)

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16830
    • Просмотр профиля
Re: Социология
« Ответ #6 : Май 07, 2013, 11:40:45 am »
11:04, 7 мая 2013
СМИ узнали о признании «Левада-центра» «иностранным агентом»

Социологическая служба «Левада-центр» признана «иностранным агентом» по итогам прокурорской проверки. Об этом 7 мая пишут «Известия» со ссылкой на источник в Генпрокуратуре.

По данным источников издания, с 26 декабря 2012 года по 24 марта 2013 года на счета центра поступили 3,9 миллиона рублей из-за рубежа. Средства поступили от ряда организаций из США, Великобритании, Италии, Польши и Кореи.

При этом представители «Левада-центра» заявили, что никаких официальных документов с результатами проверки организация не получала. Комментировать публикацию в «Известиях» в центре отказались, отметив, что анонимный собеседник издания — единственный источник этой информации, а авторы материала не связывались с пресс-службой организации.

О том, что Генпрокуратура начала проверку в отношении «Левада-центра», стало известно в конце апреля. В частности, надзорные органы интересовали отношения аналитического центра с иностранными грантодателями.

«Левада-центр» является одной из самых авторитетных в России некоммерческих организаций, занимающихся проведением социологических и маркетинговых исследований. Уже после начала проверки центр опубликовал ряд опросов, в частности, о том, что больше половины россиян согласны с оценкой «Единой России» как «партии жуликов и воров». Часть экспертов, опрошенных «Известиями», не исключают, что начало проверки деятельности центра связано с подобными публикациями.

Массовые проверки некоммерческих организаций сотрудниками прокуратуры, Минюста и налоговой инспекции начались в марте 2013 года. По итогам проверок были выявлены организации, которые занимаются политической деятельностью в России и получают финансирование из-за рубежа.

В соответствии с принятым в 2012 году законом такие НКО должны регистрироваться в качестве «иностранных агентов». 25 апреля за нарушение закона, то есть отказ регистрироваться в качестве «иностранного агента», была оштрафована ассоциация наблюдателей на выборах «Голос».

http://lenta.ru/news/2013/05/07/agent/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16830
    • Просмотр профиля
Re: Социология
« Ответ #7 : Май 22, 2013, 03:32:59 pm »
Богатый внутренний миф
 

На роль российской национальной идеи претендуют два мифа: культ денег и ностальгия по СССР. При ближайшем рассмотрении оказывается, что речь идет о зависти к чужому успеху и тоске по уравниловке.

НАДЕЖДА ПЕТРОВА

Национальная идея

Если что и способно объединить россиян, так это культ денег. "Представление, что, с одной стороны, все продажно. С другой — что деньги могут все купить. А с третьей — что деньги есть, но они не у меня, и они всегда не у меня. Вот это в каком-то смысле и есть тот консенсус, которого никак не получается достигнуть в российском обществе,— говорит независимый социолог Борис Дубин.— Деньги — это связка, символ, соединяющий представления разных групп населения".

Всесилие денег, доставшихся кому-то другому, можно считать главным экономическим мифом современной России, но с ним, увы, есть две проблемы. Во-первых, как указывает Дубин, "вся эта мифология не имеет никакого отношения к реальности" (но это для мифа простительно), а во-вторых, она не универсальна: "Деньги не могут заменить ценности". Это для мифа гораздо хуже. Поэтому культ денег оставляет место для других, например для мифа о Советском Союзе.

Это миф о великой державе, единой многонациональной семье, советском народе и уверенности в завтрашнем дне. Хотя к реальности ни "единая семья", ни "понятное и предсказуемое будущее" не имеют отношения. "Это вранье,— категоричен Дубин,— но сегодня оно существует как некая правда. И не просто правда, а точка общего. На этом могут сойтись группы населения, различающиеся и экономически, и территориально (а периферия и столица очень важное для России разделение)".

В этом мифе есть место и социальному благополучию — стабильным доходам, бесплатному здравоохранению, лучшему в мире — и тоже бесплатному — образованию, и этот светлый образ Советского Союза тоже передается от старших новым поколениям. "Мы несколько лет назад задавали вопросы, были ли здравоохранение, образование, другие сферы жизни в СССР хуже или лучше, чем на Западе,— в ответах не было возрастной градации",— отмечает руководитель отдела социально-политических исследований "Левада-центра" Наталия Зоркая.

"В начале 1990-х люди ждали очень простых вещей, ждали, что "мы станем жить по-человечески". Но вместо этого начались тяжелые реформы, которые затронули очень многих, и понимания, ради чего это делается и куда страна движется, не было,— объясняет она.— Нужен был какой-то механизм адаптации, и он опирался на ностальгические чувства к советскому прошлому".

И хотя тех, кто жалеет о распаде СССР, постепенно становится меньше (49%, "Левада-центр", 2012 год), мало кто хотел бы видеть современную Россию похожим на него социалистическим государством (22%). Однако 51% россиян и сейчас убеждены, что лучшая экономическая система — та, что основана на государственном планировании и распределении. Рыночную экономику и частную собственность выбирают 29%.

Финансовое обоснование


В пристрастии к социалистическому методу хозяйствования прослеживается та же мысль: "Деньги есть, но опять не у меня",— но есть в нем и тяга к стабильности. В кризисные времена сторонников плановой экономики становилось больше: впервые в современной России их количество достигло 50% в сентябре 1998-го, а максимум (58%) наблюдался в феврале 2009-го.

При этом у среднего гражданина поводы тосковать по советскому прошлому давно исчезли: по расчетам Независимого института социальной политики (НИСП), реальные денежные доходы населения еще в 2005-м достигли того же уровня, что перед распадом СССР. Сейчас, по словам директора НИСП Лилии Овчаровой, средний уровень доходов населения превышает уровень 1990 года примерно в полтора раза.

Рост доходов — первое, чем мог бы похвастаться среднестатистический гражданин: на его среднедушевые 22 880 руб. можно купить, к примеру, на 66% больше говядины (но в советское время ее еще поди найди) или на 60% больше картошки, чем на 142 среднедушевых рубля 1985 года. При этом диета среднего гражданина претерпела приятные изменения: он меньше ест хлеба (текущее годовое потребление 99 кг против 119 кг в 1985 году) и картофеля (63 кг, было 110), зато больше мяса (81 кг против 67) и фруктов (71 против 46).

Вторая радость среднего гражданина — появление товаров длительного пользования, недоступных во времена развитого социализма. По данным ЦСУ РСФСР, в 1985 году в каждой семье были телевизор, часы (в среднем пять штук) и радиоприемник, но на 100 семей приходилось 95 холодильников (сейчас — 110), 76 стиральных машин (101) и 15 автомобилей (сейчас — 50). Кроме того, у него вошло в привычку делать сбережения (на эти цели уходит чуть больше 10% денежных доходов, в 1985 году — 4,4%). Вообще, едва ли не самое неприятное, что произошло со средним гражданином за двадцать с лишним лет,— примерно в 2,5-3 раза больше доходов (8,4%) стало уходить на коммунальные услуги. Ну и автомобиль тоже требует расходов.

Однако в реальности среднего гражданина не существует. И это обстоятельство делает тоску по СССР куда более объяснимой. "За постсоветские годы сильно выросло неравенство. Поэтому, конечно, опираться только на средние характеристики нельзя",— подчеркивает Овчарова. В предреформенный период, в 1991 году, коэффициент фондов — соотношение средних доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных — составлял 4,5, в 1992-м он поднялся до 8, сейчас он находится на уровне 16,4. С учетом этого разрыва картина получается не слишком оптимистичной: по оценкам НИСП, реальные денежные доходы достигли или превзошли уровень 1990 года только у 60% населения. При этом у 20% самых богатых они сейчас в два раза выше. А у 20% самых бедных составляют лишь половину того, что было в советское время.

Государственная стратегия


Нельзя сказать, что государство перестало заботиться о гражданах. По подсчетам "Денег", со времен развитого социализма расходы консолидированного бюджета в пересчете к ВВП (который к тому же уже несколько лет как превысил советский) выросли почти по всем направлениям. Исключений немного, главное из них — расходы на экономику (примерно 6,6% ВВП в 2012 году): в условиях рынка нет никакой нужды закладывать их в бюджет в том же объеме, в каком того требовало советское народное хозяйство (28,2% ВВП).

Еще два исключения: расходы на образование, в первую очередь школьное (минус 0,26 п.п. и 0,7 п.п. соответственно), и науку (здесь падение почти двукратное). Формально, впрочем, сокращение расходов на образование можно оправдать тем, что и детей в России теперь немного: в школах учатся 13,7 млн человек, на 32% меньше, чем в 1985 году, а финансирование сократилось даже слабее (27%), и учеников на одного учителя сейчас только 13 против 16 в СССР. Зато опережающими темпами закрывались школы: из 71,1 тыс. их осталось 46,5 тыс., и это еще один повод, чтобы с теплотой вспоминать советское время.

Демографической ситуацией можно объяснить в принципе и наращивание расходов на здравоохранение и социальную политику: больше людей пенсионного возраста (с переписи 1979 года по 1989-й — плюс 21%, с 1989-го по 2010-й — еще почти 13%). Но, пожалуй, резкий рост расходов на оборону, управление, правоохранительную деятельность и безопасность тоже придется объяснять ростом органов власти и силовых структур.

Ресурсная база


Изучив статистику государственных расходов, очень легко себя почувствовать той не адаптированной к переменам частью населения, на которую, как говорят социологи, в первую очередь и работает советский миф. Начинают возникать сомнения не только в том, что государство, которое инвестирует в самого себя гораздо охотнее, чем в граждан, выбрало правильную стратегию. Хуже того, есть сомнения в том, что стратегия вообще существует.

"У властей нет представления о будущем,— говорит Борис Дубин.— Выдвижение целей, выработка средств их достижения, понимание сложностей проведения политики, готовность включать в политику разные группы населения, элиты, находить для них какие-то общие точки. Идеалы, идеи, ценности, ориентиры. Запас символов. Риторические обороты. Значимые фигуры, которые можно выдвинуть в качестве образцов. Ничего этого у власти нет. У нее один смысловой ресурс — прошлое. И прошлое, конечно, не времен Ивана III или Петра I, а советское".

Поскольку у большой части населения тоже нет другого ресурса, кроме советского прошлого, совпадение выглядит весьма удачным. "Наверное, в этом есть и прагматический расчет, если иметь в виду то большинство, которое придет на любые выборы, будь то парламентские или президентские,— соглашается социолог.— Эти люди по своему возрасту и опыту ориентированы на воспоминания о советском". "Впрочем, это не воспоминания,— оговаривается он.— Наоборот, конструкция, замещающая реальную память. Ее задача — заслонить то, что реально было в прошлом, и по возможности уменьшить тяготы настоящего".

При этом, что тоже удачно, как раз насчет прошлого у властей есть реальная программа. В 1990-х советский период считался потерянным, годами, которые надо вычеркнуть и вернуться к истокам, к дореволюционной России, но со сменой главы государства поменялась и риторика. Уже на первом сроке Владимира Путина власти, говорит Дубин, продемонстрировали новую установку: "Построить единую историю, соединив советское с дореволюционным, а постсоветское — с советским. Чтобы у людей, которые прожили большую часть жизни в советское время, не было ощущения, что их лишили прошлого".

Советских примет за это время набралось предостаточно: гимн, красное знамя вооруженных сил, парады военной техники, Герои труда, разоблачение иностранных агентов... Но на все это "нельзя опереться", подчеркивает Дубин: "Это такая театральная постройка, если хотите. Декорация. Спектакль. В нем есть жертвы. Он дорого стоит. Но ситуация не становится лучше. И жить в таком состоянии несколько поколений, по-моему, не готовы".

Авторские страницы
Надежда Петрова

http://www.kommersant.ru/doc/2187764

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16830
    • Просмотр профиля
Re: Социология
« Ответ #8 : Май 23, 2013, 04:52:04 pm »
Леонида Ильича признали лучшим правителем России

Россияне назвали Леонида Брежнева лучшим правителем России в XX веке, свидетельствуют данные опроса «Левада-центра». К Брежневу относятся положительно 56 процентов опрошенных, отрицательно — 29 процентов. На втором месте — Владимир Ленин: 55 процентов — за, 28 — против. Третье место занял Иосиф Сталин — его оценила положительно ровно половина опрошенных, и 38 процентов — отрицательно.


Брежнев, занимавший пост генерального секретаря ЦК КПСС в 1966-1982 годах, стал олицетворением «эпохи застоя» — периода, за который состарилось не только руководство страны, но и весь советский строй. Но если одним он запомнился дряхлым старцем, коллекционировавшим награды и читавшим речи по бумажке, то для других Брежнев — деятельный и даже демократичный руководитель.

23 мая 2013

http://lenta.ru/photo/2013/05/23/dorogoileonidilich/#0

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16830
    • Просмотр профиля
Re: Социология
« Ответ #9 : Май 24, 2013, 01:25:10 am »
Либеральная аудитория "Эха Москвы" разрешила делать абажуры из людей

« Последнее редактирование: Май 24, 2013, 02:01:36 pm от Vuntean »

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16830
    • Просмотр профиля
Re: Социология
« Ответ #10 : Июнь 26, 2013, 11:22:40 am »
10:17, 26 июня 2013
Четверть россиян никогда не задумывалась о будущем страны


Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Почти четверть россиян не задумывается, какой будет Россия через несколько лет. Как сообщает «Коммерсантъ», такие результаты показал опрос, проведенный Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ).

По данным центра, никогда не задумывались о будущем страны 24 процента россиян. Еще 36 процентов размышляют об этом время от времени, и только 11 процентов граждан страны этот вопрос беспокоит постоянно.

При этом 43 процента россиян считают, что к 2020 году России нужно стать великой процветающей державой, а 11 процентов заявили, что к этому времени она должна превратиться в государство с высоким уровнем жизни. Мнение на этот счет еще 46 процентов россиян издание не уточняет.

Кроме того, 15 процентов опрошенных убеждены, что через пять-десять лет самыми актуальными лозунгами будут великодержавные. Еще 28 процентов считают, что наиболее важной будет идея сильного государства, заботящегося о гражданах, а 17 процентов полагают, что главной идеей станет возвращение к традициям и моральным ценностям, проверенным временем. Только восемь процентов опрошенных заявили, что через пять-десять лет в числе популярных будут идеи свободного рынка и демократии.

Ранее ВЦИОМ в ходе опроса уже выяснил, что в настоящее время большинству россиян нечем гордиться за Россию. В частности, 70 процентов опрошенных не смогли вспомнить ни одного значимого достижения своей страны со времен распада Советского Союза. Наиболее же популярным из достижений России стало получение ею права на проведение зимней Олимпиады в Сочи в 2014 году.

http://lenta.ru/news/2013/06/26/future/

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16830
    • Просмотр профиля
Re: Социология
« Ответ #11 : Июль 10, 2013, 10:13:06 am »
Продолжаем исследовать общественное мнение


   
Опрос #1923234
А вы хотите жить в одной стране с Чечней и чеченцами?

Показать ответы
Да, конечно!
 2 (2.1%)
Скорее да, но с оговорками.
 4 (4.1%)
Скорее нет, но с оговорками.
 23 (23.7%)
Нет! Отделять и выселять!
 68 (70.1%)


_____________________________________________________________

Доверие россиян к партии «Единая Россия» снизилось за последние два года. Об этом свидетельствуют данные опроса Левада-центра. С июля 2011 по июнь 2013 года число россиян, считающих ЕР реальной политической силой, сократилось с 74% до 34%.

Число граждан, считающих, что партия является «марионеточной структурой, управляемой из Кремля», возросло с 17% до 47%.

47% населения не верит, что у ЕР есть свежие идеи.

52% россиян считают ЕР выразителем интересов олигархов, банкиров и бизнесменов, 29% — чиновников и бюрократии.

Лишь 21% россиян считают «Общероссийский народный фронт» реальной политической силой.

26% населения считают, что ОНФ имеет в своем активе новые, свежие идеи. 36% считают, что их нет, а еще 38% затруднились ответить.

21% россиян считают ОНФ реальной политической силой, а 40% — марионеточной структурой Кремля.

Кроме того, россияне сходятся на том, что ОНФ представляет интересы «олигархов», банкиров, крупных предпринимателей (22%) или федеральных и региональных чиновников, бюрократии (20%). 41% россиян не знает, чьи интересы представляет ОНФ.

http://tor85.livejournal.com/2400445.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16830
    • Просмотр профиля
Re: Социология
« Ответ #12 : Июль 12, 2013, 02:11:01 pm »
Интересный анализ ситуации в стране

Российская провинция готова к жестким протестам в ответ на экономическую стагнацию, в отличие от Москвы, где спрос на демократию серьезно уменьшился. К таким выводам пришли эксперты Центра стратегических разработок - того самого, который с поразительной точностью предсказал массовые протесты 2011 - 2012 годов.
"Проблема для власти - что протесты вышли за пределы Москвы", - цитирует Reuters президента Центра стратегических разработок Михаила Дмитриева. Другие важные тенденции, которые выявили эксперты за год наблюдений: рейтинг власти перестал падать и застыл на очень низком уровне, тревожность - наоборот, на сверхвысоком, при этом жители столицы - на удивление лояльны к властям, отмечает "Коммерсант Online".

Готовность к акциям протеста в стране сейчас такая же, как в кризисный 2009 год - тогда "прошло более 33 тысяч акций протеста - по 100 акций в день", подчеркнул Дмитриев. Важное отличие от 2009 года - то, что теперь россияне считают выход на улицы не девиантным поведением, а нормой.

Высокий уровень тревожности населения (у 65% в глубинке и у 84% жителей крупных городов) между тем не выражается ни в какой политической активности, к тому же источники тревог у них разные: первых интересуют их доходы, последних - социально-политическая среда.

Готовность к протестам объясняется экономическими проблемами - именно они готовы вывести людей на улицы. И, если это случится, демонстранты не будут настроены на партнерство ни с одной из политических партий, заметил президент Центра.

Путин уже не вызывает оптимизма - надоела "сильная рука"

Что касается политических предпочтений, то вот уже девять месяцев рейтинг доверия к власти перестал падать, отмечают эксперты. Интерпретировать эти данные Дмитриеву трудно: он впервые встречается с такой противоречивой картиной и надеется к осени разобраться с этими данными, получив результаты новых наблюдений.

Если год назад по стране уровень доверия Путину был на 10% выше, чем в Москве, то теперь наоборот - на 10% ниже. Россияне по-прежнему не видят ему альтернативы, но теперь они вовсе не с оптимизмом смотрят в будущее и на своего лидера, а со скепсисом.

"Потеря надежды на развитие страны - она очень серьезна", - подчеркнул Дмитриев.

В целом по стране повысился спрос на демократию: ее хотят две трети населения. Такое настроение может быть связано с тем, что у граждан появился "страх перед "сильной рукой".

Сколько еще продлится стабильность низкого рейтинга, эксперты судить не берутся. В целом они не видят факторов, по которым сформировался "непробиваемый пол рейтинга". Одно они могут сказать точно: пока тревога россиян сдерживается образом 60-летнего и давно знакомого президента. "Есть масса причин, по которым люди держатся за Путина как за политический якорь", - поясняет Дмитриев.

"Бунты" в Пугачеве, Прихоперье и Екатеринбурге

Чтобы понять, как именно народ может выразить свое недоверие власти, можно посмотреть на ситуацию в Прихоперье, отмечает Дмитриев. Там демонстранты-экологи, не согласные с началом разработки никелевых месторождений в Воронежской области, сначала митинговали против геологических работ, потом участвовали в драке с охраной, а затем подожгли поселок геологов.

"Раз - и пошли - подожгли. Типичный региональный протест. Но против этих людей власти пока не готовы применять силу, как против москвичей", - поясняет Дмитриев. Имеются в виду, видимо, процессы вроде громкого "болотного дела".

Напомним, что Прихоперье - не единственный случай народных волнений за последний месяц. Так, взбунтовали жители саратовскогоПугачева, где случилось резонансное убийство десантника, предположительно, чеченцем, после чего население потребовало выселения всех выходцев с Северного Кавказа. Волнения длятся вот уже четыре дня.

Не прошло незамеченным и недовольство жителей Екатеринбурга, которых возмутило, что мужчина, наехавший на маленького ребенка, чуть не остался безнаказанным. Малыш при этом оказался в больнице с переломами и открытой черепно-мозговой травмой, а полиция не нашла причин задерживать горе-водителя (выходца из Узбекистана и жителя екатеринбуржского "чайна-тауна" - района, где обитают азиаты). Стихийный массовый протест не позволил правоохранителям "замять" дело. http://newsru.com/russia/11jul2013/doklad.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16830
    • Просмотр профиля
Re: Социология
« Ответ #13 : Июль 12, 2013, 04:29:03 pm »
«Левада»: в Москве за Путина сейчас готовы голосовать 21% жителей
12.07.2013, 13:06 | «Газета.Ru»

На данный момент за Владимира Путина готовы проголосовать 20% жителей Москвы, сообщается в опросе Левада-центра.

Если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье, за Путина проголосовали бы 20% жителей столицы, 29% — по всей России. Геннадий Зюганов получил бы 6–7% голосов, Дмитрий Медведев, Михаил Прохоров, Владимир Жириновский — по 3%, за Алексея Навального проголосовали бы 1% россиян. 34% россиян не знают, за кого голосовать, на выборы не пошли бы 12%.

На выборах в Госдуму «Единой России» достались бы 20%, КПРФ — 11%, ЛДПР — 6%, «Гражданской платформе» — 5%, «Народному альянсу» и «Яблоку» — по 4%.

Однако как президент Владимир Путин на 31% россиян производит хорошее впечатление, 44% относятся к нему средне, 22% — плохо и очень плохо. В свою очередь, 1% россиян ничего не знают о Путине.

К врио мэра Москвы Сергею Собянину 33% относятся хорошо, 40% — средне, 22% — плохо.

http://www.gazeta.ru/politics/news/2013/07/12/n_3036205.shtml

в России есть счастливые люди
   
В свою очередь, 1% россиян ничего не знают о Путине.

Я вот реально знал одного человека (это была женщина) в Питере, которая не знала, кто в России главный. Когда я ей сказал, что не Горбачев, она крайне удивилась.
Не смотрела ТВ, не слушала радио, компьютер использовала только как печатную машинку и для электронной почты. Газеты читала только 19-го века - она была филолог, писала статьи и книги про французскую литературу того века. Политикой крайне брезговала.

http://kommari.livejournal.com/2019041.html
« Последнее редактирование: Июль 12, 2013, 05:41:43 pm от Vuntean »

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16830
    • Просмотр профиля
Re: Социология
« Ответ #14 : Сентябрь 12, 2013, 05:02:56 pm »
Кого русские считают русскими ...

 По данным ВЦИОМа, многие российские граждане не признают существующую карту мира

Интересно, что в значении слова «русский» еще со времен царской империи было не столько «генетики», сколько чего-то труднообъяснимого. Сходному по значению с выбором свой - чужой. Вот и сегодня, судя по данным социологического исследования Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), многие россияне считают русскими... не совсем русских...

- Мы задали вопрос «Кого бы вы могли назвать русским при условии, если он проживает в РФ много лет?», - рассказал вчера глава ВЦИОМа Валерий Федоров. - 44% ответили, что украинцев и белорусов. Татары, башкиры и калмыки получили 30%.

Самыми «нерусскими» в глазах россиян ожидаемо оказались жители Северного Кавказа - чеченцы и дагестанцы, их готовы считать соплеменниками только 7% опрошенных.

Примерно такая же картина с пониманием граждан, что такое вообще Россия. Тут выяснилось, что наши люди живут в своей геополитической реальности, часто не совпадающей с картой мира. Например, если с Калининградской областью (ее считают своей страной 85% опрошенных) и Курильскими островами (74%) все более-менее логично, то насчет других территорий мнения сильно разделились.

Например, 56% россиян считают Крым своим, хотя прошло уже почти 60 лет, как первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев подарил его Украине. Впрочем, и саму незалежную считают частью России аж 29% россиян. Приднестровье считают своим 37% опрошенных, Абхазию - 30%, Южную Осетию - 29%.

Но самое любопытное, что россияне часто не считают своим то, что им вроде бы официально принадлежит. Так, например, Республику Дагестан считают Россией лишь 41% опрошенных, Чечню - 39%. Что очень расстроило социологов.

- Очень опасная самоидентификация, здесь надо присмотреться, - заметил Федоров. - Это главная разделительная линия между жителями крупных городов и Центральной России в целом и между жителями Северного Кавказа. Линия возникла вследствие активной миграции.

По словам главы ВЦИОМа, россиянам важно осознать, что «жители Кавказа такие же россияне, как и мы, с такими же правами и возможностями». Впрочем, это произойдет при условии, что представители Кавказа будут вести себя в больших городах прилично, действительно как россияне, и тогда «начнется встречное движение, и мы поймем, что не важно, какой ты национальности, а важно, какой ты человек».

Кстати, опрос на тему человеческих качеств тоже дал любопытный результат. Оказывается, для россиян омерзительнее гомосексуалистов (обзавестись такой коллегой и соседкой не хотели бы 51% опрошенных) только обычные российские алкоголики (их сторонятся 65%). То есть неприязни к какой-либо национальности или языку, к облегчению социологов, этот опрос не выявил. Что уже хорошо.

http://asaratov.livejournal.com/4049799.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 16830
    • Просмотр профиля
Re: Социология
« Ответ #15 : Сентябрь 20, 2013, 11:28:13 am »
Более половины граждан РФ поддержали возвращение графы «национальность»

Более половины граждан России, опрошенных в ходе исследования агентства социальных технологий «Политех», выступили за возвращение в паспорт графы «национальность», сообщает «Коммерсантъ». При этом 54% поддержавших возвращение графы в паспорт – русские.

Авторы исследования поясняют, что стремление русских к этническому позиционированию является реакцией на демонстративное акцентирование этничности со стороны других народов. Русские проигрывают в противостоянии со сплоченными мигрантскими сообществами, считают социологи.

Большинство респондентов из числа представителей титульных народов регионов, 82-87% в зависимости от субъекта РФ, высказались против закрепления за русскими особого статуса. В поддержку данной идеи выступили всего 29% опрошенных.

47% респондентов избрали бы главу региона по национальному признаку. На выборах в Госдуму партию русских националистов выбрали 6% граждан, исламскую партию – 1,1%. На региональных выборах исламская партия могла бы стать серьезной политической силой, считают авторы исследования: некоторые республики России уже сейчас можно назвать исламскими.
http://ru-nsn.livejournal.com/3491647.html