ОБЩИЙ ФОРУМ > ЛИТЕРАТУРА

Сказки для взрослых

(1/4) > >>

Vuntean:
http://gsidorov.info/stati/79-putin-i-starik-khottabych

Путин и старик Хоттабыч


(Сказка для взрослых)

Мне так не хотелось кому-то, что-то, доказывать. Есть старая истина: глупому человеку «хоть кол на голове теши - всё бесполезно». От подобной процедуры умнее он не станет, только обозлится. Но просмотрев форумы, я пришел к выводу, что, развлекающих себя словесным поносом, глупцов не так много. Они являются чем-то вроде ширмы, за которой прячутся явно не глупые, а скорее всего, хорошо проплаченные люди.
Понятно, что и барабанным шкурам ничего не докажешь. Это пустая затея. Если первые к пониманию элементарных вещей просто не способны, то вторые - являются злостными врагами, что ещё хуже. Но к счастью, последних - единицы. Поэтому я решил обратиться к третьей категории людей, к тем, кого, используя специально подобранную ложную информацию, явно запутали. Думаю, что такие меня легко поймут и со временем со своими продажными суфлерами разберутся.
Скажу прямо, что защищать Владимира Путина я не собираюсь. Я его никогда не защищал. Сколько себя помню, всегда следовал только тому, что имело место. Поэтому, господа злопыхатели и запутавшиеся, не трите свои ладони, предвкушая очередное прысканье ядом. Не получится. Вы от меня услышите то, что вам обязательно понравится. Знаете, мне удалось докопаться до истинной сути Владимира Владимировича. Я такое о нём узнал, что все ваши жалкие фантазии по сравнению с тем, что сейчас расскажу, представляют собой детский лепет.
С чего же начать? Наверное, с того, что демоническая сущность Путина начала действовать в направлении разрушения нашей страны ещё со времен Юрия Андропова. Оказывается, это с его подсказки председатель КГБ СССР сумел объединить под одной крышей разведку и контрразведку. Тем самым он создал властную структуру такой силы, которая перестала нуждаться и в ЦК, и в Политбюро. Ясно, где собака зарыта? Откуда всё началось? Что, раскрыли рот от удивления? Теперь вы понимаете, кто привел в СССР Андропова к власти? Конечно, темный гений Путина! Кто же ещё? А когда Андропов стал упрямиться, не захотел, видите ли, разваливать Союз, то Владимир Владимирович от него ловко избавился. Извел он и надоевшего стране Черненко. Последний был для Путина всего лишь досадным эпизодом.
Всем известен феномен знаменитого Горби. А кто ему подкинул власть? Конечно же, неутомимый Путин! Разве вы этого не знали? И управлял Мишей «меченным» он же, ровно столько, сколько продажная душа Горбачева ему служила. Никто иной, как Владимир Владимирович надоумил Горби пустить под снос Варшавский договор и разрушить Берлинскую стену. Но демонической сущности Путина этого было мало. Ему подавай развал СССР! И наплевать, что на референдуме народы Союза отказались разбегаться. Чтобы провернуть такое дело, неугомонный Путин перетащил с Урала в Москву своего лучшего друга Борю Ельцина и вручил ему власть над РСФСР. Его-то он и послал в Беловежскую пущу, дескать, давай, Борюнчик, завали Союз! Да под самый корень! А я своих корешей Кравчука и Шушкевича по телефону подстимулирую, пусть не артачатся. Вот и разлетелся СССР в тартарары. Но Путин не был бы Путиным, если бы у него не созрел план разрушения и России.
«Но как это сделать?» – метался он по своей комнате.
Плохо то, что подельник Боря, получив высшую власть над страной, стал вести себя не по-дружески. На мелкие уступки он шел, но уничтожать свою вотчину не собирался. Да, Ельцин, скрепя сердцем и вытирая слезы, передал по Амуру и Уссури несколько сот островов Китаю. Собрался он подарить и пару Курил Японии, но с развалом России произошла досадная заминка. В этом вопросе Боря явно стал тянуть резину и Владимир Владимирович понял, что лучшего друга надо как-то «подогреть». И Путин положил на стол Ельцину глобальный план приватизации российских предприятий. Такой план, что у видавшего виды Бори, волосы стали дыбом. И он тут же, чтобы сбить стресс, заказал себе очередной ящик «Столичной». Дело надо было обмозговать и обмыть. Естественно соображали на троих. К теплой компании подтянулся рыжийТолян. И тут, за столом, демонюга Путин открыл перед собутыльниками свои замыслы. Оказывается, чтобы «раздеть до нитки» свой народ, отобрать у него всё, что им было сделано за годы пятилеток, надо затеять где-нибудь кровопролитную войну. Лучше на Кавказе, там всегда полно недовольных. Этой войной можно отвлечь внимание общества от происходящего в стране. Но это была только половина замысла Володи. Со второй его, зловещей, частью Владимир Владимирович знакомить собравшихся не стал. На совете решили, что лучше всего дирижировать обеими воюющими сторонами из Кремля. Что позволит держать руку кавказской войны на пульсе и заодно ограничить присутствие в Чечне и Ингушетии западных «доброжелателей». Во главе всей этой затеи с подсказки Путина решили поставить Борю Березовского. Так Борис Абрамович оказался во главе Совета обороны России. Ему-то и поручил Владимир Владимирович, естественно из кармана российских налогоплательщиков, финансировать обе воюющие стороны: и чеченскую, и российскую. Кроме того, было приказано Паше Грачеву, тогдашнему министру обороны России, оставить чеченской республике побольше оружия. А когда первая чеченская кампания провалилась, Ельцин, опять же с подсказки Путина, послал на Кавказ ещё одного своего другана – генерала Лебедя. Чтобы тот признал Россию побежденной и подписал с Чечней в августе 1996 мирный договор.
- Вот оно!!! – злорадствовал Путин. – Началось! Вслед за получившей независимость Чечней или Ичкерией отправятся в самостоятельное плавание и другие субъекты федерации. Это Татарстан, республика Коми, Чувашия, республика Марий-Эл, республика Саха и все остальные! О счастливый миг! Всё-таки, я сделал Россию! – кружился, от счастья, у своего камина Владимир Владимирович. – Скоро от России останутся одни огрызки, на этот раз не 25 миллионов, а миллионов 50 русских окажутся пленниками за кордоном! Пусть поскулят, попричитают! Поделом им! Подумаешь, народ богоносец?! Знай наших! Эти дурни не поняли, для чего мне нужна была война в Чечне, - вспомнил он про Ельцина и Чубайса. – А Борька Березовский свой парень, до его хитрых мозгов мой план сразу дошел. Вот бы кого в президенты! С этаким молодцом можно не только добить всё, что уцелеет от России, но и пустить под нож всех этих варваров русских! Как они достали своей наивностью. Надо же, верят, придурки, в миф о демократии! До них никак не доходит, что это всего лишь вывеска – фиговый листок, за которым скрывается НЕЧТО! – и от удовольствия Владимир Владимирович потер своими натруженными ладонями. – Оно хоть и зовется в народе «шутильником», но шутить не любит! Так я говорю, уважаемый Адольф Алоизович? - подошел Путин к своему домашнему иконостасу и, боязливо оглядев комнату, отодвинул от него занавеску.
На Владимира Владимировича вместо образа Иисуса Христа, выпучив холодные рыбьи глаза, в упор смотрел фюрер.
- Меня не волнует мнение идиотов из нашей продажной Думы и то, что скажут обо мне в народе, - посмотрел в глаза своему кумиру Путин. – Мне важно твоё мнение, Алоизович, - и он нежно прикоснулся губами к скрещенным ниже пояса рукам Гитлера.
От умиления на глазах у Володи задрожали слезы.
- Знаешь, с чего я начал? – стал докладывать образу бывшего вождя Рейха Путин. – С путча! Да-да, с путча ГК ЧП, эти двое, Горби с Борькой Ельциным лихо его разыграли! Чем кончилось, сам знаешь, Алоизович, подписанием Беловежского соглашения! Видишь, сбылась твоя мечта, нет больше ненавистного СССР! Затем я подсказал Егорке Гайдару как провести шоковую терапию. Знаешь, что это такое? – посмотрел снова на своего кумира Путин. – Это мое ноу-хау! Твои ребята из СС тоже были не промах, но им подобные процедуры в голову не приходили. Представь, за одни сутки население СССР стало нищим. Всё, что копили «совки» годами, где оно теперь? Не знаешь? Вот здесь! – и Путин стал вертеть перед носом Гитлера свой сжатый кулак. – Видишь, где? И золотой запас СССР целиком и полностью, он тоже здесь!
На фотографии Гитлера появилась гримаса удивления.
- Ты уж прости, Алоизович, сейчас время другое, - заметил изменение лица своей иконы Владимир Владимирович. – Передовые технологии… Ты вот действовал традиционно, а у меня – модерн! Завоевал и ограбил страну без войны, правда, нам тоже пришлось стрельнуть. Это Борюньчик, мой кореш, разгонял законный парламент, но сам понимаешь, всё было в рамках приличия. А потом представь, какое я испытал наслаждение, огромная держава, и вся твоя! Грабь – не хочу! Забирай заводы, фабрики, с моей подачи таким делом несколько лет был занят департамент моего рыжего другана. Кстати, он на тебя чем-то похож, этот парень. И такой же полуеврей, как ты, славный малый, с размахом!
Видно было, что последние слова Путина портрету не понравились. У него нахмурились брови, и взгляд стал ещё более колючим.
- Не серчай, Алоизович, - заметил взгляд Гитлера Владимир Владимирович. – Тут все свои, ну и что, что ты наполовину еврей, что из этого? Был бы ты другим, не получил бы власть. Давай лучше я тебе расскажу, как мы оформили, с Толяном, ненавистную тебе Россию. У тебя сразу настроение подымется! Подобное тебе в самых радужных снах не снилось! Понимаешь, по части приватизации рыжий Толян - гений! Ведь надо умудриться вручить российские предприятия таким ухарям, которые их либо толкнули западным посредникам, либо демонтировали и продали на чермет. Одним словом, нашими, с Толяном, усилиями Россия практически полностью лишилась своей национальной промышленности. Как тебе такое? Что, удивлён? Но это ещё не всё: под снос пошел и весь её сельскохозяйственный комплекс. Теперь вокруг одни руины, всё угроблено под корень! Понимаешь, Алоизович, без бомб и без снарядов! Вот так работать надо!
- А что с государственными заводами ВПК? – внезапно раздался скрипучий голос фюрера. – Ты мне о них ничего не сказал?!
- Ах, вот ты о чем? – на секунду замялся Путин. – Понимаю, тебя это больше всего волнует. До конца я его ещё не добил, он пока что дышит. Не перевелись ещё в России идиоты-патриоты. Всё силятся военные предприятия сохранить. Но зря стараются, ничего у них не выйдет. На командных постах везде свои, все до одного продажные, так что дело во времени. А потом, что толку, что некоторые предприятия ВПК ещё не сдохли? Мы с Борей российскую армию давно задушили. Где её знаменитые подлодки, типа «акула»? Одна такая не то, что твою Германию, Америку могла превратить в руины! Все они давно порезаны на металлолом. То же самое сделано с десятками крейсеров, эсминцев, сотнями противолодочных кораблей, катеров и т.д., авианесущие крейсера мы с Борей толкнули Китаю. Параллельно с этим угробили и российскую авиацию. А потом, ракеты! – вдруг спохватился Владимир Владимирович. – Мощные, стратегические, межконтинентальные ракеты, которые на Западе именуются «Сатаной» тоже по большей части уничтожены. Они, как и корабли, пошли на чермет. И потом, у русских теперь нечем не только заряжать свои ядерные бомбы, но и обновлять топливо в своих атомных электростанциях.
- Что-то я тебя не пойму? – проскрипел со стены образ Гитлера. – Как это нечем?
- Всё просто, - улыбнулся своей демонической улыбкой Путин. – Год назад я надоумил Борюнчика Ельца загнать за копейки своим корешам американцам весь оружейный уран России. Представь, это целых 500 тонн! То, что СССР накопил за три десятилетия!
От услышанного у изображения фюрера снова поднялись брови и заметно заискрились глаза.
- Ну, ты и даешь! – донеслось с портрета. – Как я понял из твоих слов, СССР больше нет. Предприятия России выглядят как после хорошей бомбардировки. Фактически, они уничтожены. Нет больше сельского хозяйства, значит, вымирают её города и села, все богатства страны через посредников принадлежат западным транснациональным корпорациям, так?
- Всё именно так, - просиял от счастья, что его оценили по достоинству Владимир Владимирович. – Но я не сказал тебе самого главное, - поднял он руку.
- Не сказал? Что же ещё? – удивленно уставились с иконостаса на него глаза фюрера.
- Я не сказал тебе Алоизович, что Россия утратила свою финансовую независимость, её Центральный банк превратился в филиал Федеральной Резервной Системы США. Фактически, им управляет клан твоего лучшего друга – Ротшильда старшего, того самого, который тебе когда-то так помог.
- И это ты знаешь! – качнул с портрета головой Гитлер.
- Обижаешь, Алоизович! Я ведь профессиональный разведчик, один из лучших в России! – засмеялся Владимир Владимирович.
- Значит, Россия не только разгромлена и «до нитки» ограблена, но ещё и полностью утратила свой политический, и экономический суверенитет, - констатировал образ фюрера.
- Всё это я! – закричал Путин. – Не будь меня, ни у Мишки «меченного», ни у Борюнчика не получилось!
- Но Россия пока не распалась, - посмотрел на Володю с портрета Гитлер.
- Подожди немного, она скоро развалится! – заверил фюрера Путин. – Как только Чечня выйдет из состава Федерации, за ней сразу последуют другие республики, здесь вопрос времени. С Чечней договор уже подписан.
- Получается, что Чечня победила Россию? – криво усмехнулся с портрета Гитлер. – Или мне это показалось?
- Всё именно так, - ликовал Путин.
- Вся Европа во главе с Германией не смогла сокрушить великую Россию, - вздохнул с портрета бывший глава Рейха. – А у вас какая-то Чечня?! Говоришь, современные технологии… Так?
- Так! Именно так! – кивнул своему кумиру Путин.
- Ну, ты и фрукт! – посмотрело на Владимира Владимировича изображение Гитлера. – Я против тебя – мелюзга! Тебе удалось то, чего не смогли сделать ни я, ни мои предшественники во главе с Наполеоном. Жаль Россию! – и фюрер снова принял свой прежний вид.
От последних слов Гитлера Путин на секунду опешил. Потом он, уставившись на изображение, закричал:
- Тебе жаль Россию?! Ты что, лучше меня?! Вот чистоплюй нашелся! – раздосадовано он заходил по комнате. – Да ты я вижу, завидуешь! У тебя кишка оказалась тонка, а я вот смог! Это тебя бесит? Но хватит возмущений, давай замнем, - успокоился, наконец, Владимир Владимирович, задергивая портрет шторой. – Пора сосредоточиться на добивании, - сказал он. - Впереди неминуемый развал страны, а потом что? Наверное, придется выполнить заказ, относительно населения России, бабушки Тэтчер, свирепая бабулька, но дельная. Надо, что бы в стране осталось не больше 15 процентов от всех ныне здравствующих. Похоже, работа впереди меня ждет архиинтересная, – взглянул на свой иконостас человек-демон. – Как же такое количество укокошить? – невольно почесал он затылок. – Но ничего, что-нибудь придумаю…
Ну как? Нравится вам такой образ нашего президента? Думаю, что вы от него в восторге. На этот раз я вам угодил, попал, что называется в точку. И наплевать вам, что в вышеизложенном нет ни одного слова правды, потому что истина вас не интересует, начихали вы на истину, она вам не нужна.
Но вот как мне теперь объяснить, что Россия не распалась, что она опять, буквально из пепла, восстала? Снова возродились ее стратегические войска, опять стали на боевое дежурство, неведомо откуда взявшиеся, баллистические ракеты Р-36-М, материализовались высокоточные ракеты «Тополь», стали кошмаром для НАТОвских флотов новые ракетные комплексы «Москито», и появился на смену знаменитому комплексу С-300 новый сверхдальний комплекс С-400. Как объяснить, что в России стали производить стратегические бомбардировщики и самые современные в мире истребители. Плюс ко всему, вдруг, ни с того, ни с сего заработали наши российские верфи. И опять на просторы мирового океана стали уходить на несение боевой вахты наши новейшие подводные линкоры. Как донести до наших граждан, что позорный договор с Чечней, который когда-то был подписан генералом Лебедем, аннулирован, и Чечня, не смотря на всестороннюю помощь с Запада, была поставлена на свое месте, и отказалась от выхода из состава Федерации. Как рассказать о позитивных процессах в России, если не связывать их с деятельностью Владимира Владимировича? Вот так задача! Не знаешь, с какой стороны к ней подойти.
Ну что ж, придется и на этот раз сказать «чистую правду». Естественно, в таком деле в колеса Путина кто-то сунул палку, и ни кто иной, как Борис Николаевич Ельцин, кто же еще?
В июле 1998 года захотелось президенту Ельцину искупаться в кристально чистых струях родимой Москвы-реки. Настроение у него было прекрасное.
«Через месяц начнется дефолт, - думал Борис Николаевич, - вот россияне побегают, помечутся, любо дорого будет смотреть, - ухмылялся он, представляя, как волна за волной обрушатся на Россию удары смертельного кризиса. – Молодец, этот Володя из Питера, лихо задумал, как его организовать!» – размышлял он о зловещем замысле Путина.
И вот, раздевшись до трусов, стал плескаться Борис Николаевич в чистых водах Москвы реки. А, опустившись на дно, вдруг заметил среди водорослей бутылку «Столичной».
«Надо же, везуха какая, - подумал он, радостно хватая пузырь. – Вот я её сейчас на солнышке и приговорю!»
Сказано - сделано. Выбрался Ельцин на берег и предложил телохранителю открыть бутылку. Но не успел молодой здоровый парень отбросить пробку, как вырвался из бутылки джинн, да не простой, а старый наш знакомый – старик Хоттабыч. Вылетел и спрашивает у телохранителя, что тот от него хочет. Со страху и Борис Николаевич, и все его люди сразу в реку попрыгали, никто со стариком Хоттабычем говорить не стал. Тогда почесал честный Хоттабыч свою лысину и решил:
- Раз никакого задания мне не даете, буду сам по себе жить!
Умчался он на Воробьевы горы, уселся на крыше МГУ у шпиля и стал озираться по сторонам. Видит и глазам своим не верит, Россия вся в руинах: от заводов - одни фундаменты, от ферм и сельскохозяйственных предприятий - груды кирпича и хлама.
«О, ужас, - подумал старый джинн. - Во времена Вольки все было не так. Тысячи предприятий работали, и пшеница, с рожью, на бескрайних полях колосилась, а города и деревни росли как грибы, и армию имела Россия крепкую, и флот у нее был отменный, а сейчас куда ни кинь, одни развалины - ни заводов, ни фабрик, ни совхозов. Все люди заняты только в добывающей промышленности, и всё что они добывают, из страны тут же вывозится. Зато кругом, и по городам, и по селам, везде видны вывески магазинов, торговля идет бойкая. Интересно, чем они все торгуют?- снова почесал свою лысину Хоттабыч, - Ничего же в стране не производится, выходит завозным. Получается, что Волькина страна кем-то завоевана. Как же это произошло? - размышлял старик. – Войны вроде никакой не было. Иначе её грохот я бы услышал. Странное завоевание? Почерк явно не христианский и не мусульманский. Скорее всего, тут потомки «великого Сулеймана» подсуетились, наверняка это их работа. Давай-ка я проверю, что делается в Центральном банке России. Если он не принадлежит стране, то тогда все ясно.
И надев шапку-невидимку, старик направился в здание Центробанка.
«Сначала надо разобраться с суверенитетом страны, а потом займусь поиском Вольки, - решил для себя честный джинн. – Скорее бы Вольку спросить, как так получилось, что великая Россия поставлена на колени. И теперь, судя по всему, идёт ее тотальное ограбление».
Оказавшись в Центральном банке, Хоттабыч вскоре понял, что его опасения были не напрасны. Взглянув на финансовые отчеты эмиссии, он к своему огорчению сообразил, что Россия имеет право выпустить своих денег ровно столько, сколько позволяет ей количество поступающих из США долларов. И ни рубля больше.
«Мда, - тяжело вздохнул Хоттабыч, – дело дрянь. Если страна живет чужой валютой, а своя является всего лишь ширмой, ей пришел кирдык. По сути, она превратилась в колонию. Теперь самое время поискать Вольку, что он скажет».
Но взглянув на экран телевизора в фойе банка, Хоттабыч остолбенел. Он увидел как ставленник президента Ельцина, генерал Лебедь, договаривается с руководителем Чечни о прекращении войны и о получении суверенитета республикой Ичкерия.
«Так ведь это начало гибели России! - отпала челюсть у старика. – Сейчас начнется такое, что упаси Аллах! За Чечней взбунтуется Ингушетия, за ингушами черкесы, на Волге чуваши, мордва, калмыки… В Сибири - якуты, хакасы, тувинцы и даже чукчи! Надо как можно скорей убирать президента, иначе будет поздно!» – заключил честный джинн.
И он привычным движением вырвал из своей роскошной бороды несколько волосков. Но будучи дилетантом в вопросах политики, Хоттабыч не продумал, кто придет на смену Борису Николаевичу. Тогда ему казалось, лишь бы не Ельцин, потому что хуже уже не могло быть. Но старик ошибся. Намного хуже Бориса Николаевича, и читатель это хорошо знает, был его друг и вдохновитель, Владимир Путин. Его-то Ельцин, покидая пост, и назначит своим преемником. Все это подробно объяснил Хоттабычу его старый повзрослевший друг Волька.
- Что же делать?! Что делать?! – запричитал в отчаянии старый джинн. - Из-за меня, относительному злу пришло зло абсолютное. И это все я - неразумный! Почему я тебя сразу не нашел, О, мудрый Волька!
- Успокойся Хоттабыч, - пробасил, глядя на мучения бедного старика, седоголовый русский богатырь Волька. - Думаю, что есть выход!
- Какой? О, Волька, скажи какой?!
- Давай подумаем вместе. Если тот, кто придет скоро к власти, является демонической личностью, почти джинном, нельзя ли его спровадить в кувшин или бутылку, как ты думаешь?
От слов Вольки у Хоттабыча округлились глаза.
- А что? Это, пожалуй, идея. Моя бутылка из-под «Столичной» ему вполне подойдет. Только не пойму, что будет потом?
- Дальше ты примешь облик Владимира Владимировича и начнешь вытаскивать Россию из руин. Думаю, у тебя это получится.
- Ты что, Волька! Я и вдруг в президенты! Давай я лучше тебя сделаю главной фигурой в государстве.
- Я не хочу терять свой облик, - засмеялся Волька. – А тебе, как джинну, какая разница? Ты в любой форме чувствуешь себя как рыба в воде. Что, по рукам?
- Согласен, - вздохнул Хоттабыч, - но не дай Бог, если кто выпустит из бутылки настоящего Путина!
- Не беспокойся, бутылку с ним я закатаю в асфальт, ты ведь знаешь, что я работаю на ремонте автотрасс.
- Ай, да Волька! – восхитился идеей своего друга Хоттабыч. – Здорово придумал!
- Тогда я, пожалуй, колдану!
- Давай-давай, - подбодрил его Волька.
Не успел Путин размечтаться, как развалит на полсотни, зависимых от Запада, частей свою страну и ненавистным русские окажутся под угрозой полного вымирания, как вдруг оказался в бутылке. Закричал в отчаянии Владимир Владимирович и стал колотить своими крохотными кулаками по толстому стеклу, да не тут-то было. А через несколько часов услышал, как бутылку с ним закапывают и сверху насыпают асфальт.
«Все, – подумал он. – Теперь мне труба».
Но, поразмыслив, прикинул, что есть надежда. Он вспомнил, что в России дороги делаются так, что бы их можно было, как можно чаще ремонтировать.
«Может меня кто-нибудь и найдет», – подумал неунывающий Владимир Владимирович.
А между тем, приняв облик Путина, Хоттабыч оказался в Кремле.
«Так, с чего начнем? – подумал честный джинн. – Уничтожено буквально все! Куда ни кинь, везде беда, да и только! Парламент мне не опора, там многие продались, его содержит Запад. То же самое и с российскими СМИ, олигархи, бывшие сотрудники спецслужб, работники ЦК и комсомольские вожаки, тоже мне не опора. Все они ставленники Запада, их свора нещадно грабит страну и вывозит свои деньги из России. У всей этой компании куча недвижимости в загранице и сами они живут не то в России, не то на Западе. Что же мне делать? Попробую-ка я, начать вторую чеченскую, да так что бы победила в ней Россия – подумал Хоттабыч, – этим я спасу её от распада, а потом посмотрим, может, где придется пойти на уступки Западу, не без этого. Иначе они сразу поймут, что я подстава. И потом Россия слаба, она еле дышит, поэтому придется делать вид, что я «в доску свой». Надо будет, прежде всего, пустить пыль в глаза американцам. Но сколько уйдет времени, что бы хоть как-то поправить то, что с Россией случилось! Ломать легко, но строить намного труднее. Хорошо бы, параллельно с победоносной войной в Чечне, вытурить вон из политики всех олигархов. Прежде всего, этого Борьку Березовского, его дружка подельника Гусинского, может кого-то еще, кто понаглее».
Сказано - сделано. С этого и начал свою деятельность в Кремле Путин-Хоттабыч. Что бы расплатиться с чудовищными долгами, в которые затащил страну Ельцин, Хоттабыч, медленно, но верно, подобрал под контроль государства нефтяную промышленность. Благодаря этому в казне России появились какие-то деньги, теперь их можно было тратить на зарплаты и пенсии и на восстановление разрушенного приватизацией народного хозяйства. Хоттабыч не жалел свою бороду, он драл из нее волосы и по ночам изо всех сил колдовал.
«Нужно хоть как-то реанимировать промышленность, иначе стране - конец», – рассуждал честный джинн.
Его усилия не пропали даром. Сначала стал возрождаться почти убитый комплекс ВПК, потом, постепенно, стали набирать обороты и другие предприятия. Как и предполагал джинн, Россия поставила Северный Кавказ на место. О распаде страны никто больше не помышлял.
Но к великому удивлению Хоттабыча-Путина, у него появилась масса недоброжелателей. Это оказались те, кто ждал распада России и так, и не дождался. Уж очень хотелось им на народной беде круто заработать. И, конечно же, против старика-волшебника ополчилась пятая колонна, та, которую на свои деньги содержит в стране Запад. Ещё бы, ведь Хоттабыч не жалея ни себя, ни своей бороды, отнял у Америки, Британии и других стран Запада, возможность нагло и безнаказанно, за гроши, грабить недра России. Американцы утратили контроль над шельфами Севера и Сахалина, вылетели американские компании с Таймыра и с центральной, и западной Сибири. Кроме того, Путин-Хоттабыч, через экономические связи и таможенный союз, взялся за объединение России с отошедшими от нее республиками. Это оказалось последней каплей терпения. На Западе, наконец, поняли, что вместо Путина управляет кто-то другой, и был взят срочный курс на дискредитацию и шельмование российского президента, иначе, может возникнуть новый СССР, стали рассуждать враги, глядя на Россию. Кроме того, пятая колонна раскрутила миф о тотальной коррупции и чудовищном безнаказанном воровстве в государстве, что привело в отчаяние Хоттабыча.
- Коррупция у нас такая же, как в любой стране Запада, - недоумевал Путин-Хоттабыч, - и за воровство я наказываю по всем правилам. Одна беда, в период правления Ельцина воров развелось столько, что не до всех ещё добрался, к тому же, они покрывают друг друга, образовался целый клубок, чтобы его распутать, требуется время. Но почему-то об это никто в народе не задумывается, – жаловался старик Вольке. - Ты объясни мне, отчего все такие наивные и не задумываются над ставшими передо мной проблемами?
- Не все, - попивая пиво, потянулся в кресле Волька. – Тебя смешивают с грязью, проплаченные Западом, российские СМИ и дурни, которые в упор не видят, сколько добра ты для страны сделал. Ты ведь знаешь, что дураков ни пашут, ни сеют, они сами рождаются, просто люди не представляют, какую ты принял страну от Бори «Рыбкина». Вот и все! Знали бы и понимали, то радовались бы, а не возмущались. Плохо то, что никак у тебя не получается с национализацией Центрального Банка. Ведь, в настоящее время, Россия половину своего бюджета напрямую платит Федеральной Резервной Системе. Один заработанный рубль остается в России, а второй уходит в Америку. Это настоящее финансовое кровопускание. Но, если ты его всё-таки национализируешь и страна станет, фактически, независимой, либералы, цветные и дураки, тебя сожрут с потрохами. Будь уверен, Запад их подстимулирует. На такие дела денег у него хватает.
- Придется мне опять в кувшин запереться, – вздохнул Путин-Хоттабыч.
- Не пущу, – засмеялся Волька, – без тебя России, Хоттабыч, кирдык! – только тебе под силу вернуть ей экономическую и политическую независимость, создать на месте бывшего СССР новый союз, фактически, великую державу. Последнее у тебя уже получается. Армию ты восстанавливаешь не плохо, особенно ее стратегические войска – ядерный щит. Так что не падай духом!
От ободряющих слов Вольки, Хоттабычу на душе стало легче. Он улыбнулся своему другу и поклялся бороться за восстановление России до последнего.
Вот собственно и весь сказ.
Мне кажется, я «объяснил» читателю, что вовсе не Путина заслуга в сохранении целостности страны, национализации основных отраслей добывающей промышленности, возрождение российского ядерного потенциала, причем такого, каким не располагают страны НАТО. Конечно, нет заслуги Путина в создании новых сил ПВО и в строительстве подводных линкоров. Нет заслуги Путина и в выплате кабального долга, который взвалил на страну его предшественник, и, конечно же, Путин не ударил пальцем об палец в деле возрождения погибшей российской промышленности, тем более, сельского хозяйства. Все это заслуга не его, а старика Хоттабыча. Не будь старого джинна, мы бы все пропали. Это всё он, друг Вольки, честный добрый волшебник, принявший облик президента. Вот кого благодарить надо. А настоящий Володя Путин сидит сейчас закатанный в асфальт, в бутылке из-под «Столичной», и скребет её стекло в бессильной ярости и поделом ему.
Ну как, получилось у меня? Я думаю, все теперь довольны? Путин - злодей из злодеев, а всё позитивное в России организовал нам добрый волшебник, и теперь никто не посмеет бросить обвинение в мой адрес, что я защищаю президента.
Только вот какое дело, есть в политике закон: если народ отворачивается от своего лидера, не хочет его понять и разобраться что он делает, тогда глава государства вынужден прогнуться перед своим парламентом, иначе он попадает под молот с наковальней. С одной стороны, настроенные против него массы, с другой - получающий инструкции от западных «доброжелателей» парламент. Поэтому, если мы хотим сделать что-то серьезное для своей страны, то прежде чем обвинять президента, надо разобраться в его политике и постараться ему помочь в противостоянии с парламентом, и теми деструктивными силами, которые пытаются раскачать лодку нашей государственности. Надо помнить, что президент представляет собой только исполнительную власть. И чтобы заставить парламент работать на благо страны, ему нужна поддержка народных масс, причем такая, с которой бы считался парламент. Для этого, в помощь президенту, необходимо создать общественное движение, на которое бы он мог опереться в борьбе и с деструктивными силами в парламенте, и в своем противостоянии с олигархами. Если же глава государства предает свой народ и интересы державы, тогда его жалеть нечего, такого можно подвергнуть и остракизму.
Но Путин, в отличие от Горбачева и Ельцина, ни разу не предал интересы России, поэтому, отношение к нему должно быть соответствующим.
И последнее. Разве вы не видите революцию в нашем СМИ? Кто её организовал? Сейчас с экранов телевизора можно услышать такие вещи, которые нам пару лет назад и не снились. Взять хотя бы популярную передачу «Тайны Мира». В которой прямым текстом говориться, кто управляет планетой, откуда «они» взялись, кто «они» такие и что «они» хотят? Народу раскрыта тайна иллюминатов, масонских лож и тех, кто за ними стоит. Подумайте сами, могут наши российские СМИ просто так, без мощной поддержки сверху показать в популярной форме нашим людям истинные вещи? Странное совпадение: разгерметизация тайных знаний в популярной форме совпала с приходом Владимира Владимировича к власти и после того, как он занял высший пост в попечительском совете РГО (Русское Географическое Общество).
Ах да, я увлёкся, вылетело из головы, что заслуга в этом совсем не Путина, а нашего любимого персонажа детских сказок старика Хоттабыча. Простите меня, что сорвалось - оговорился! В конце концов, это не так важно, главное другое, мы должны понять, что нас пытаются использовать против «старика Хоттабыча», также, как когда-то при Ельцине демократы использовали против своего же народа одурманенных пропагандой шахтеров, чем это кончилось, известно – гибелью страны.
Поэтому прошу вас, уважаемые читатели, подумайте над тем, что написано выше. Нашему сказочному герою нужна поддержка, а не могила, которую для него приготовили Немцов, Навальный и все эти Чубайсы с Каспаровыми. С этими персонажами всё понятно, но хочется верить, что, обманутые, наконец, поймут, что происходит в России.

С уважением Георгий Сидоров.

Vuntean:
Что такое коммунизм?

Рассказ.


   
- Семенов! – сказал Игорь Степанович, поизучав классный журнал. - Ты готов нам рассказать, что такое коммунизм?

Витька Семенов обреченно поднялся из-за парты.

- Могу попробовать, - робко сказал он.

- Не попробовать – а рассказать, - строго сказал учитель. – К доске.

Витька поплелся к доске.

- Ну… Коммунизм – это такой строй, при котором…

- А без ну? – сказал Игорь Степанович.

- При коммунизме у власти находится эта… эти… посредственности. Которые, значит, уничтожают все живое и самобытное.

- Правильно, - подбодрил учитель.

- Коммунистам самое главное – чтобы все жили в нищете и голоде, потому что нищими и голодными легче управлять.

- Верно!

- Еще у коммунистов такая эмблема, на которой сатанинская звезда, серп – как символ смерти, и молот – масонский знак. Это отец Серафим на Уроке Божьем рассказывал.

- Правильно рассказывал, - сказал Игорь Степанович. – Серп – это символ инструмента смерти, который выкашивает людей.

- Ага, - сказал Витька. – Еще коммунисты хотят, чтобы все одинаково одевались, читали одни и те же книги, в которых написано про то, что нужно больше работать и любить Партию. И про ненависть к тем, кто против коммунизма.

- Верно, Семенов. Ненависть – это основа коммунизма, дети. Если церковь нас учит любви, то коммунизм учил ненависти. Это очень важно, дети. Дальше, Семенов.

- Еще коммунизм – это когда все должны быть равны – никому нельзя иметь свои яхты, дома, большие машины, самолеты там. Только главные коммунисты могут пользоваться достижениями цивилизации, вот.

- Именно так, - подтвердил учитель. – Если человек умен и талантлив, то он может добиться успеха, уехать жить в цивилизованный мир (при этом Игорь Семенович почему-то горько вздохнул) – а при коммунизме талантливый человек или будет уничтожен, или, если ему повезет, будет работать за кусок хлеба и нищенский паёк. В этом вся бесчеловечность коммунизма.

Помолчав, он спросил у Витьки:

- Ну, что еще ты нам можешь рассказать про коммунизм?

Витька задумался.

- Ложь – вот сущностная характеристика коммунизма! – сказал Игорь Степанович, не дождавшись продолжения. - Вот, например, возьмем…

Но что собирался взять преподаватель дети не узнали, так как раздался вой сирен воздушной тревоги. Все сразу повскакивали и побежали к двери.

***

Раньше всем было еще интересно, чьи самолеты бомбят город – то ли это НАТО, то ли Восточная Федерация Польши, Литвы и Украины, то ли Северокавказский Халифат. Но потом стало уже скучно.

В бомбоубежище было просторно – прошлым летом параллельный класс, который выиграл конкурс на лучшее исполнение Гимна России, в качестве премии отправился на экскурсию по святым местам Руси – и на обратном пути пароход, построенный еще в СССР, затонул вместе со всем экипажем и паломниками-пассажирами. Никто не спасся. На молебне отец Серафим сказал, что грех роптать на волю Божью.

- Вот, положим, утонул бы на Волге пароход, на котором плыл маленький Ульянов, утонул бы – и вместе с ним погибли бы его одноклассники. Горе, конечно, но зато миллионы христианских душ спаслись бы, чады мои. Так что не знаем мы промысла Божьего – и должны быть рады Его решениям!

А класс, в котором учились имбецилы, олигофрены и дауны – каждый второй ребенок в стране рождался с дефектами – в бомбоубежище вообще не отводили.

Дети сидели у стенок и болтали между собой. Витька Семенов – чей рассказа про коммунизм оказался неокончен из-за крылатых ракет НАТО – кто-то из ребят распознал их по звуку, а значит город обстреливали в рамках операции «Демократию и мир каждому» - сел рядом с Пашкой Ивановым. Пашкин отец в свое время пытался организовать в городе межотраслевой профсоюз, страшно действовал на нервы местному начальству и богатеньким, пока с ним не разобрались – какие-то два нарика отделали его в собственном подъезде кусками арматуры – и с тех пор Пашкин отец был прикован к инвалидной коляске.

- А при коммунистах такой фигни не было, - зло сказал Пашка.

- Да ладно тебе, - примиряюще сказал Витька. Он знал, что Пашка – парень заводной и не хотел заводить обычный спор со своим другом. – Вот окончим эту гребаную школу, свалим куда-нибудь. В Финляндии, говорят, летом можно ягоды в Лапландии собирать – морошку, бруснику, чернику. За сезон хорошие деньги заработать можно.

- Во радости-то, - сказал Пашка. – Нет уж. Тута работы много.

- Какая тут работа! – махнул рукой Витька. – Таджики да китайцы все делают, нам только водку жрать да дохнуть. Или дебилов разводить.

- Много работы, - сказал Пашка. – Гадов давить. Чтобы умылись в кровушке. Чтобы за все заплатили – все они, и попы, и богатенькие, и начальники.

- Они сильные, - сказал Витька. – У них армия, полиция, танки. Прибьют на раз-два-три.

- Ничего, - сказал Пашка. – Посмотрим еще, кто кого прибьет.

Он вынул из кармана свой раскладной нож, который ему сделал отец, когда еще работал на заводе, развернул лезвие и выцарапал на стене, возле которой дети сидели, слушающие рев падающих на город крылатых ракет, одно слово – и при этом написал его не латинскими буквами, как положено было после реформы русского языка, а кириллическими:

ЛЕНИН

По закону о декоммунизации за такое взрослым полагалась тюрьма, а если ребенок написал – то штраф на родителей не маленький, но Пашке было на все плевать. Пашке терять уже нечего, подумал Витька, и вдруг даже позавидовал своему лучшему другу. Откуда-то даже пришло на ум странное словосочетание: «Проклятьем заклейменный». Но откуда оно взялось – Витька никак не мог вспомнить.

http://kommari.livejournal.com/1903957.html

Vuntean:
Народ, который обходился без денег

Где-то в дальних краях жил-был народ, который прекрасно обходился без денег. И как-то забрёл в те места в одно из сёл путешественник. Ну, забрёл и забрёл, переночевал, да пошёл себе дальше.
На ночевку попросился в первый попавшийся дом. Законы гостеприимства универсальны, его накормили, отвели ему комнату.  К странникам относились бережно, интернета тогда не было, а путешественники были главным источником новостей. Наутро путник собрался идти дальше и после завтрака дал хозяину дома монету.
- Это тебе, любезный хозяин, за приют.
- Что это, уважаемый? Что за кругляшек? - спросил хозяин, разглядывая гравировку на монете.
- Как что? Это деньги.
Тут и выяснилось, что здешние не знают, что такое деньги. Путнику пришлось объяснить.
- Когда ты сделаешь кому-то доброе дело или что-то дашь, тебе за это дают такие монеты. И тот, у кого таких кругляшек больше, тот самый уважаемый человек.
- А что здесь нарисовано?
- Это герб моей страны. Вот ты сделал мне доброе дело, я дал тебе монету.

Хозяин задумался, - "Какой интересный и полезный обычай", - и проводив гостя, спустя некоторое время отправился к кузнецу. Кузнецу он заказал выковать 100 круглых маленьких металлических дисков с гербом своей семьи. Кузнец принял заказ и через неделю отдал ему все 100 монет.  Тот их забрал, а одну монету оставил кузнецу. Тот удивился.
- Зачем это мне?
- Ты мне сделал доброе дело и я даю тебе это в знак уважения. - И дальше заказчик подробно рассказал ему про очень полезный и интересный обычай "деньги", который узнал от путешественника. Кузнецу тоже понравился этот обычай и сразу после ухода заказчика он принялся за работу. Отковал и себе 100 монет с своим гербом.

Через какое-то время все в этом селе, а может и в стране обзавелись и стали пользоваться "деньгами". И тот, у кого было больше всего монет со знаками других семей, был самым уважаемым человеком. А как иначе? Это ведь означало, что он сделал очень много доброго многим людям.

http://cortesxx.livejournal.com/26100.html

Vuntean:
Тема выпускного сочинения на экзамене 1946 года была странной.

Тема выпускного сочинения на экзамене
1946 года была странной. 'Если б немцы победили? '. Витя П. напряг все свое воображение и заскрипел пером. Увы, получался какой-то чудовищный невообразимый список нелепостей. Такого в России никак не могло бы случиться. Да ведь и победили в конце концов не немцы.
1. Промышленности в стране практически никакой не останется, оккупанты будут озабочены только выкачиванием природных ресурсов с наших территорий.
2. Вместо народных милиционеров из народа будут полицаи из отребья, их будет очень много, а народ их будет бояться больше бандитов.
3. На каждом выезде из города полицейские будут проверять тех, кто собрался уехать или приехать. Каждый житель будет обязан регистрироваться в полиции по месту жительства.
4. Для поддержания страха создадут дикие отряды из горных народов. Они будут время от времени нападать на местное население, грабить и убивать.
5. Правителей наберут из особо подлых местных жителей. Дети и жены правителей будут жить для безопасности за границей. А сами они сменяться тут по вахтовому методу.
6. Вся знать будет ездить только на черных немецких машинах с сиренами.
Простым людям во время проезда их нужно будет убегать на обочину, ждать пока проедут.
7. Самым популярным учением от общей безысходности станет в конце концов фашизм. Только русский.
8. Немецкие товары будут считаться в
России самыми лучшими и желанными.
9. Президент по-немецки будет говорить намного лучше, чем по-русски.
10. Вместо водки будут везде рекламировать и продавать пиво, как в
Германии.
11. Те, кто воевал против немцев, будут получать гроши, а по праздникам скудный сухой паек.
12. Убитых на войне русских похоронят в общих могилах, лишь бы отметить как-то захоронение.
13. Большая часть мужского населения страны пройдет через лагеря. Чтобы сломить волю к сопротивлению.
14. Преподаватели и врачи на оккупированных территориях будут получать содержание по минимуму, только чтобы население сокращалось и оскотинивалось не очень быстро.
15. На дальних окраинах России, типа
Приморья, возможно сохранятся партизаны. Они будут нападать на полицаев, но запуганное население помогать им ничем не будет.
16. Дороги строить не будут, а бензин сделают подороже, чтоб народ сидел по домам.
17. Оружие народу будет строго-настрого запрещено иметь, чтоб вдруг не взбунтовались.
18. Для жизни населению настроят дешевых бараков с низкими потолками, по 8 метров на человека.
19. Самым расторопным и умным дадут возможность уезжать и жить за границей, это будет считаться большим жизненным успехом.
20. Главным врагом России объявят Америку.
Вера Павловна долго размышляла над оценкой. И поставила 3 за хорошую фантазию.

http://stalinarch.livejournal.com/14843.html

Vuntean:
Когда спящий проснётся

Новенький, еще сверкающий краской микроавтобус РАФ, - наверное, из первой серии, только сошедшей с конвейера восстановленного завода в Риге, подъехал к воротам и засигналил. На воротах висела большая табличка: «Центр политической коррекции № 2».
И строгая приписка снизу: «Выполнять все требования охраны!»
Маленькое окошко в воротах открылось, там мелькнула чьё-то веснушчатое лицо, еще через минуту ворота открылись. Открыли их двое молоденьких солдатиков с автоматами за спиной. Микроавтобус въехал во двор. Из него вышел моложавый полковник в кожаной куртке. Солдатики вытянулись по стойке смирно. Полковник, не обращая на солдатиков внимания, галантно помог выйти из РАФ-ика невысокой темноволосой молодой женщине, на груди у которой висела видеокамера, а на плече репортерский магнитофон.
Из дежурки, немного прихрамывая, к ним спешил капитан-танкист, затягивая на ходу ремень.
- Товарищ полковник…! – начал капитан, подбежав и тоже замерев «смирно» и отдавая честь.
- Спокойно, товарищ Лупекин. Это к тебе гости. Из Европы. ОБСЕ, типа.
Он повернулся к женщине, представил ее капитану:
- Госпожа Танйа Лаппалайнен, наблюдатель ОБСЕ по правам человека.
Лупекин неуверенно посмотрел на женщину, на полковника.
- Я, товарищ полковник, по-чухонски не очень…
- А и не надо, товарищ Лупекин, по-фински разговаривать. Госпожа Танйа вполне даже размовляет по-русски. А за националистическую лексику, выразившуюся в слове «чухонский», объявляю тебе, Лупекин, замечание! Нахватался, Лупекин, от спецконтингента!
- Виноват, товарищ полковник! – покраснел капитан.
На груди у него, кроме обычных значков, был ромб с нарисованным медведем, которого перечеркивала красная полоса. Такой же знак был на куртке у полковника. Что сразу говорило о том, что оба офицера принимали участие в операции «Охота на медведей» - или, иными словами, в апрельской революции позапрошлого года.
- Да, господин капитан,  - улыбнувшись, сказала финка на почти идеальном русском. – Я говорю по-русски. Мой отец был родом из России.
Лупекин покраснел еще больше, а полковник взглянул на часы.
- Давай, Лупекин, показывай нашей гостье залитые кровью подвалы "чека", а то нам еще нужно в трудовую коммуну для бывших московских вип-проституток. Время, капитан.
- Так ведь занятия сейчас, - сказал Лупекин. – Прервать?
- Не надо, - попросила финка.
- Не надо, капитан, - эхом отозвался полковник. – Посмотрим твоих подопечных в естественной среде.

В первой комнате два десятка мужчин сидели за школьными партами, перед ними за столом сидел пожилой мужчина в очках, явно учительского вида. У школьной доски, исчерченной каким-то схемами, стоял человек с начинающими уже немного седеть, но все равно рыжими, волосами.
Увидев вошедших, мужчины за партами встали, но Лупекин помахал рукой:
- Продолжайте, профессор, продолжайте.
Тот, которого назвали профессором, показал рукой, что можно сесть – все сели.
Человек у доски продолжил читать по бумажке скучным монотонным голосом:
- Капитал избегает шума и брани и отличается боязливой натурой. Это правда, но это ещё не вся правда. Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы…
- Правильно, Анатолий Борисович! Просто замечательно! – с энтузиазмом сказал человек-профессор. – Кто нам может привести примеры этого очень верного наблюдения, приведенного в первом томе «Капитала»? Можно и из собственной практики.
Мужчины за партами молчали.
- Ну, не робейте,  как дети, право! – досадливо сказал профессор. – Вот вы, гражданин Богданчиков. Проиллюстрируйте нам на конкретных примерах.
Из-за парты поднялся какой-то невзрачный мужчина, поковырял в носу пальцем, вынул оттуда что-то, некоторое время рассматривал вынутое. Потом неуверенно сказал:
- А вот можно я расскажу на примере гражданина Дерипаски?
Тут же взвился другой мужчина – на другом конце классной комнаты  - с лицом уродливого карлика из американских фильмов-ужасов:
- Почему опять я! Почему чуть что – сразу Дерипаска! Сколько же можно!

Полковник, финка и капитан Лупекин вышли во двор, обошли здание  Центра.
- А тут у нас своя пасека, - с гордостью сказал Лупекин. – Между прочим, лучший мед в Московской области. А вот и пасечник.
Он показал на крепкого энергичного старичка в кепке, который деловито ходил между ульями  с каким-то пульверизатором.
- Юрий Михайлович, наша гордость. Человек пожилой, мы уж его политучебой не мучаем, пусть с пчелками возится. По вечерам ему друг помогает, гражданин Ющенко, Виктор Андреевич. Он пчел красивым словом называет: бджоли. И эти бджоли так его любят – даже не кусают никогда. Правда, его и фашист в лицо бы не укусил – пожалел бы… Ну так вот, у них такой славный тандем получился – наверное, когда закончат курс политической коррекции, будут дальше вместе  работать. На коллективной пасеке. Потому как хохол с москалем…
Полковник грозно посмотрел на капитана, тот скороговоркой закончил:
- … русский с украинцем братья вовек.
- Вы не смотрите, что наш капитан простым кажется, - сказал несколько виновато полковник финке. – Он у нас орел. Во время штурма Кремля лично подбил из ПТУРС танк, из которого террористы из ФСБ вели шквальный огонь по наступавшим порядкам Советской армии. А теперь вот охраняет этих оглоедов.

В столовой было пусто, все трое сели за один из столиков. Финка заполняла какие-то свои анкеты и бланки, задавала технические вопросы капитану и полковнику. На кухне вдруг что-то звенело, потом донесся красивый мужской голос, который пел что-то не по-русски. Полковник удивленно поднял брови, посмотрел на Лупекина.
- Михал Николаич сегодня на кухне командует, - почти ласково сказал капитан Лупекин. – Не повар, а просто загляденье. Жена у меня так не готовит. Контингент по три добавки берет в обед, когда смена Саакашвили.

Финка с камерой в руках и диктуя что-то в прикрепленный на воротнике микрофон, снимала двухярусные кровати в казарме, потом душевые кабинки и даже туалеты.
- А можно поговорить с Дмитрием Анатольевичем, последним президентом бывшей Российской Федерации? Он же в вашем Центре?
Полковник вопросительно взглянул на капитана. Тот пожал плечами:
- Вряд ли он согласится.
Финка сразу насторожилась:
- А почему он откажется?
- У него боязнь людей. Сидит целыми днями в Ленинской комнате или в библиотеке. Понимаете, его ведь тогда очень сильно били. Он в женском платье своей жены пытался удрать из Кремля – а его какая-то уборщица узнала. Ну и били его долго. Почти убили – три ребра сломали, глаз почти выбили, почки отбили. Его патруль Советской Армии еле спас. Потом лечили долго. Сейчас он более или менее поправился – но людей боится. Если с кем встречаться – показания там перед следователями из Госкомиссии по расследованию – его психолог сначала готовит. Он и спит в библиотеке. Матрас там у него. Только Deep Purple слушает – одна радость у человека в жизни осталась. Тогда он даже улыбается.
- А Владимира Владимировича так и не нашли? - почему-то спросила финка.
- Нет, – за Лупекина ответил полковник. – Да и что там искать – бомба повышенной мощности. От собачки хвост нашли – только тогда и поняли, кто в том бункере сидел.

Финка закончила свои дела.
Все трое шли к машине.
- И все-таки это не дело, - сказала она.
- Что не дело? – спросил полковник.
- Все. Вот это. Лагерь, вышки, колючая проволока, охранники с автоматами. Вы, коммунисты, как это говорится по-русски, наступаете на одни и те же грабли, второй раз. Снова лагеря.
Наверное с минуту, если не две, оба офицера смотрели на финку недоуменно. Первым ее понял полковник, судя по его посветлевшему лицу:
 - Я понял, капитан. Наша финская гостья думает, что мы в Центре ограничиваем свободу корректируемых. Госпожа Лаппалайнен, тут все наоборот, вообще-то. Расскажи, Лупекин, как было в прошлом месяце.
Капитан тоже понял.
- По телевизору читали очередные материалы Госкомиссии по расследованию событий на территории СССР во время правления криминально-буржуазных режимов – и каждый вечер около Центра собирались тысячи людей – с камнями, дубинами, палками, даже с оружием. Охрана по несколько раз в день открывала огонь в воздух – чтобы удержать толпу.
Полковник подхватил на полуслове:
- А ЦПК № 4 в Колпино, Ленинградская область, был взят штурмом. Не ушел никто из реабилитируемых. А гражданку Собчак, Ксению Анатольевну, утопили в уличном нужнике – и написали на нем – кровью и дерьмом: "Дом-2. RIP".
Капитан Лупекин продолжил:
- Если бы мы их не охраняли – им бы не жить. Разорвал бы народ. Каждый день новые факты про них всплывают – измена, коррупция, заказные убийства, педофилия, наркотрафик. Когда гражданка Хакамада закончила весной курс политической коррекции, ей пришлось пластическую операцию делать. Сейчас в Хабаровске медсестрой работает в детском доме. Детишки, говорят, ее страшно любят.

Все трое пошли к микроавтобусу.
И тут Лупекин сказал вполголоса полковнику, чтобы не слышала финка, и при этом совсем не по уставному:
- Игорь Петрович, сколько мне тут еще гнить с этими уродами, а? Сил уже моих нет, Игорь Петрович. Давеча Прохоров этот, из миллиардеров, прямо на политзанятиях мастурбировать начал. Дашка приехала им лекцию читать о международном положении – так этот засранец прямо во время лекции свою елду достал. В карцере сейчас сидит. Я, говорит, без баб не могу и вообще себя не контролирую. А ведь мы ему персонально в компот бром столовыми ложками кладем. Устал я от уродов этих, товарищ полковник. Мне бы в часть нашу, вон ребята во Львове бандитов давят, а я тут сижу. Я уже сто рапортов в ЦК написал – а они одно: работай, Лупекин, ты офицер и коммунист!
Полковник сочувственно посмотрел на капитана, вздохнул.
- Ладно, капитан. Попробую замолвить за тебя словечко. Но пока работай. Есть такое слово – надо.

Александр Коммари

http://kommari.livejournal.com/325644.html

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница

Перейти к полной версии