Автор Тема: Моя борьба с диабетом 2-го типа  (Прочитано 158436 раз)

Анатолий Муха и 74 Гостей просматривают эту тему.

Анатолий Муха

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6771
    • Просмотр профиля
Re: Моя борьба с диабетом 2-го типа
« Ответ #2112 : Июнь 30, 2020, 11:20:42 am »
Единственным методом излечения от всех видов диабета является реконструкция генома. В мире идут полным ходом исследования в этой области. Есть надежда что через сто лет будет получена эффективная методика реконструкции генома.

Появившийся несколько лет назад метод генетического редактирования CRISPR/Cas быстро стал научно-технологическим хитом. И кроме него есть методы, позволяющие вносить правки в ДНК, однако они либо более трудоёмкие и требующие много времени, либо могут работать только с определёнными участками генома, либо не слишком точны в том смысле, что кроме нужной экспериментальной правки в ДНК появляется много побочных правок.

CRISPR/Cas оказался проще, быстрее и точнее. Исходно это система противовирусной защиты у бактерий: специальный белок распознаёт чужеродную ДНК в бактериальной клетке и разрезает её, не давая вирусу размножаться. Биологи приспособили молекулярный аппарат CRISPR/Cas к клеткам животных и растений. Теперь ферменту, который должен разрезать ДНК, дают в качестве образца кусок последовательности генетического кода, который нужно разрезать, и он эту последовательность ищет в клеточной ДНК.
После того, как в ДНК появился разрез, клетка старается его зашить – в ней включаются ферменты ремонта ДНК. Чтобы зашить разрез, ремонтные ферменты используют шаблон, который им подсовывают экспериментаторы. Шаблон можно синтезировать каким угодно, так что после зашивания разреза в ДНК появляется та последовательность, которая нужна исследователю. Так можно не только вносить экспериментальные мутации, но и, например, исправлять дефекты в ДНК, которые могут привести к болезням.

Если говорить о клинических перспективах, то очевидно, что CRISPR/Cas нужно использовать с эмбрионами: если исправить плохую мутацию в эмбрионе, получится здоровый организм. CRISPR/Cas какое-то время применяли к зародышам животных, вплоть до обезьян, но было ясно, что рано или поздно дело дойдёт до людей. В 2015 году эксперимент с редактированием человеческого эмбриона поставили исследователи из Университета Сунь Ятсена. А в 2018 году Хэ Цзянькуй (He Jiankui) из Южного научно-технологического университета объявил, что ему удалось с помощью CRISPR/Cas внести в человеческие эмбрионы мутацию, защищающую от ВИЧ – и, что самое главное, из этих эмбрионов родились две девочки.

В научно и околонаучном мире немедленно поднялась буря по поводу того, насколько этично и безопасно использовать CRISPR/Cas в клинических целях. Вопрос безопасности во многом сводится к тому, как точно работает метод. Даже если CRISPR/Cas редактирует точнее других подобных методов, это ещё не значит, что его точности достаточно для медицинского использования.

В 2017 году в Nature Medicine вышла статья, в которой говорилось, что человеческие гены сложно исправлять с помощью CRISPR/Cas. Авторы статьи опирались на результаты компьютерного моделирования, но вскоре стали появляться экспериментальные работы, которые описывали лишние мутации в настоящих эмбрионах, отредактированных CRISPR/Cas. Так, год назад мы писали об одном исследовании, опубликованном в Nature Biotechnology: в нём говорилось, что в человеческих и мышиных клетках, в которых поработал CRISPR/Cas, происходят внеплановые перестройки в ДНК.

Недавно на сайте bioRxiv появилось сразу три статьи на ту же тему – что CRISPR/Cas позволяет себе много лишнего. Во всех трёх случаях речь идёт о человеческих эмбрионах, возникших при оплодотворении в пробирке – они создавались именно для научных целей и не предназначались для пересадки женщинам. В первой статье сотрудники Института Фрэнсиса Крика описывают, как они редактировали ген POU5F1, участвующий в эмбриональном развитии. Всего эмбрионов было 18, и у 22% из них в ДНК рядом с редактируемым геном появились побочные изменения, не предусматривавшиеся экспериментом. Изменения в некоторых случаях оказывались довольно большие – из хромосомы могло исчезнуть около тысячи нуклеотидов.

В другом случае исследователи из Колумбийского университета пытались исправить у эмбриона мутацию в гене EYS, из-за которой впоследствии начинается пигментный ретинит, приводящий к слепоте (эмбрионы получались при оплодотворении сперматозоидами с мутантным EYS). У половины эмбрионов после редактирования CRISPR/Cas оказались утрачены большие сегменты на хромосоме рядом с геном EYS, а то и хромосома целиком.

Наконец, в третьей статье сотрудники Орегонского университета науки и здоровья пишут о побочных изменениях в ДНК у эмбрионов, которым пытались исправить мутацию в гене MYBPC3, приводящую к сердечным болезням. Это продолжение их экспериментов с человеческими эмбрионами и сердечной мутацией, о которых мы писали три года назад. Мутацию исправить удавалось, но попутно в хромосоме с геном MYBPC3 появлялись какие-то дефекты.

Не факт, что все эти хромосомные изменения могли бы привести к болезням или аномалиям развития. С другой стороны, тем девочкам, которых с помощью CRISPR/Cas попытались защитить от ВИЧ, могло повезти, и редактирующий аппарат сработал у них точно. Однако для того, что использовать CRISPR/Cas в медицинских целях, его, что называется, нужно доводить до ума. Нужно понять, в каких случаях он провоцирует те или иные побочные изменения в ДНК, с какой вероятность, и какие молекулярные механизмы тут задействованы.

И пусть он никогда не станет стопроцентно точным, всё же те родители, которым захочется избавить будущего ребёнка от нежелательной мутации, должны знать, с какой вероятностью они смогут получить здоровый эмбрион, не отягощённый побочными дефектами от генетической редактуры.

По материалам The Scientist.


Анатолий Муха

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6771
    • Просмотр профиля
Re: Моя борьба с диабетом 2-го типа
« Ответ #2113 : Июль 01, 2020, 12:55:46 pm »
Метформин продлевает жизнь диабетика.

Данное лекарство эффективно контролирует уровень глюкозы и заметно повышает чувствительность человека к инсулину. Результаты исследований были получены британскими учеными при анализе зависимостей между больными и здоровыми людьми. В исследовательскую базу были добавлены порядка 80 тыс. пациентов, принимающих это лекарство от диабета, примерно 12 тыс. пациентов, которые принимали другое лекарство и 90 тыс. обычных здоровых людей (не принимали от диабета никаких лекарств).
За все время наблюдений умерло около 7.5 тыс. человек. Причем, ученые заметили, что люди, страдающие диабетом и принимающие указанное лекарство, продемонстрировали очень маленький уровень смертности, чем обычные здоровые люди, которые не болеют этим недугом. Оказалось, что диабетики, принимающие альтернативное лекарство, продемонстрировали уровень смертности выше, чем у здоровых.
Исследователи также полагают, что это лекарство оказывает оздоравливающий и профилактический эффект, который направлен против онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний. Факты говорят о том, что лекарство действительно положительно сказывается на продолжительности жизни диабетиков.

Анатолий Муха

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6771
    • Просмотр профиля
Re: Моя борьба с диабетом 2-го типа
« Ответ #2114 : Июль 03, 2020, 11:26:04 am »
Американские ученые из Виргинского университета нашли связь между физической активностью и замедлением или полной остановкой развития дегенерации желтого пятна, глаукомы, диабетической ретинопатии и других заболеваний глаз, которые с возрастом приводят к слепоте. Об этом, сообщает портал University Virginia. В ходе исследования оказалось, что физические упражнения с низкой нагрузкой снижают опасное разрастание кровеносных сосудов на 45%. Подчеркивается, что чрезмерный рост кровеносных сосудов, который является основной причиной дегенерации желтого пятна и других заболеваний глаз, снижался у мышей на фоне регулярного бега в колесе.

В то же время, ученые отметили, что повышение нагрузки не принесло больше пользы. Эффект был достигнут при низких уровнях физических упражнений.

Справка: в настоящей тем я постоянно утверждаю, что с началом старения (после 40 лет) физические нагрузки с глубоким и интенсивным дыханием приводят к ускорению процессов старения и росту сопутствующих смертельно опасных патологий. Главное в этом возрасте легкие ежедневные физ нагрузки с поверхностным дыхание, тренировки гипоксии и снижение калорийности пищи (чем старше - тем менее еды надо потреблять). Постоянно держать идеальный вес, артериальное давление, нормальный уровень холестерина.


Анатолий Муха

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 6771
    • Просмотр профиля
Re: Моя борьба с диабетом 2-го типа
« Ответ #2115 : Июль 03, 2020, 11:38:31 am »
При диабете практически все пациенты поражены сенсорно-моторной нейропатией конечностей и в пять раз диабетики чаще имеют инсульт, чем люди без диабета.

Нарушение кровообращения в мозге грозит инсультом: к нейронам приходит мало крови, им не хватает кислорода и питательных веществ, и в результате нервные клетки массово гибнут. Но среди них есть те, которым очень сильно не хватило кислорода и которые умирают сразу, а есть те, которые гибнут постепенно, в течение часов и даже дней после «главного» инсульта.

Эти нейроны, которые умирают не сразу, находятся в так называемой ишемической полутени: проблема с кислородом у них совсем не такая острая, и в принципе они могли бы выжить (тем более, что включаются в нервной ткани восстановительные процессы). Однако первоначальный стресс оказывается слишком сильным, и в клетке включаются процессы, которые ведут её к гибели.

Если эти процессы остановить, множество нейронов можно спасти. Исследователи из Питтсбургского университета ранее показали, что ненужная смерть нейронов при инсульте связана с оттоком из них ионов калия. Без ионов калия нейроны не смогут генерировать импульсы (не говоря уже о других функциях калия в клетке), и эти ионы постоянно входят и выходят из нейронов через специальные белковые каналы в клеточной мембране. Но у «околоинсультных» нейронов калия из клеток уходит слишком много, из-за чего включается программа клеточной смерти: нейрон считает себя неспособным выполнять функции, а в таких случаях клетка должна умереть.

Потеря калия связана с взаимодействием двух нейронных белков: один – собственно ионный канал, встраивающийся в мембрану, второй – белок синтаксин, который тоже сидит в мембране и обеспечивает работу межнейронных синапсов. Если не дать этим двум белкам взаимодействовать, можно защитить нейроны от напрасной смерти.

Однако по мере дальнейших экспериментов здесь обнаружились новые подробности. В статье в Science Advances говорится, что в норме ионные каналы для калия сгруппированы в мембране. Если нейрон чувствует вред, то к кластеру ионных калиевых каналов присоединяются добавочные молекулы-каналы – их доставляет сюда белок синтаксин. Причём синтаксин встраивает новые молекулы каналов как раз потому, что каналы изначально сидят в мембране кластером, группой. И теперь через расширенную группу ионы калия широким потоком уходят из клетки.

Исследователи создали небольшой белок, названный TAT-DP-2, который этому мешает: он разрушает кластер ионных каналов на мембране – их молекулы расходятся друг от друга, и теперь, поскольку группы нет, синтаксин уже никаких новых экземпляров калиевых каналов в мембрану не встраивает. В результате клетка остаётся при калии, и программа клеточной смерти не запускается.

Белок TAT-DP-2 испытали на мышах с экспериментальным инсультом, и у них действительно гибло намного меньше нейронов, и функции мозга сохранялись лучше, чем у мышей, которые TAT-DP-2 не получали. Этот белок мог бы стать средством, значительно смягчающим последствия инсульта, особенно когда человека нет возможности быстро доставить в больницу; но его медицинские перспективы станут более ясны только после клинических исследований.

Справка: вот почему каждый диабетик после 40 лет должен ежедневно принимать препарат Аспаркам (магний - калий).