Автор Тема: Константин Крылов  (Прочитано 10301 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17152
    • Просмотр профиля
Re: Константин Крылов
« Ответ #32 : Октябрь 11, 2017, 10:47:14 am »
Константин Крылов о том, что думали, что кончилось: дело Аракчеева и Худякова

Оригинал взят здесь: https://sputnikipogrom.com/blogs/krylov/78441/two-russian-officers/#.Wd1JVdSLSWg

Да-да. Я думал, мне уже никогда не придётся писать про «дело Аракчеева-Худякова».




Я в очередной раз ошибся. Причина — обычная русская наивность, щенячья доверчивость. Которую мне, кажется, уже не суждено изжить до конца. Где-то в глубине души у меня всё живёт вера, что у подлости российских властей есть какой-то предел, «не могут же они». И каждый раз убеждаюсь, что — могут, МОГУТ. Они ещё и не то могут.
Но по порядку. Краткое содержание предыдущих серий.

В декабре 2007 года бывшие офицеры Внутренних войск МВД РФ Сергей Аракчеев и Евгений Худяков были признаны виновными в убийстве трех мирных жителей Чечни в 2003 году.
Что такое «мирный житель Чечни», я не очень понимаю. Но, допустим, таковые были. Закавыка в том, что мирные и немирные жители Чечни охотно убивали друг друга по разным поводам. По чеченским обычаям, это могло привести к кровной мести и прочим ужас-ужасам. Наше государство очень заботится о единстве чеченского народа: он должен оставаться стальным кулаком, занесённым над русскими (зачем, в частности, и была нужна Чеченская война). Значит, что? Значит, смерть любого чеченца надо вешать на какого-нибудь русского. Во-первых, это развивает ненависть к русским, что политически правильно. Во-вторых, русские не мстят: и не умеют, и государство за руки держит. Поэтому к любому чеченскому трупу нужно приписать русского и его примерно наказать.
В данном случае крайними оказались двое российских военнослужащих, занимавшихся разминированием дорог. Им быстро сшили дело, но шили неаккуратно. Основные обвинения основывались на показаниях солдат-срочников, выбитых в подвале Прокуратуры РФ. На суде все они отказались от этих показаний, но российский суд на такие мелочи не смотрит. Однако у обвиняемых было алиби, причём достаточно убедительное. Поэтому дело дважды разваливалось в суде. Тогда в России был суд присяжных, и они дважды оправдали офицеров. Тогда Рамзан Кадыров лично принял участие. Он заявил, что присяжные «недопоняли волю его народа». Когда говорит Кадыров, Россияния слушает и повинуется. Она и повиновалась. Предыдущие приговоры полетели в корзину для бумаг. Начался третий процесс. Правильно проинструктированные люди во главе с судьёй Владимиром Цыбульником волю чеченского народа исполнили. Оба обвиняемых получили сроки — 15 лет лишения свободы для Аракчеева и 17 лет для Худякова.
Важная деталь: ни Аракчеева, ни Худякова под стражу не брали. У обоих была возможность не приходить на последнее заседание, к оглашению приговора. Обоим настоятельно советовали этого не делать. Советовали все, в том числе я — тогда я был главредом газеты «Русский Марш», писал об этом деле и с Аракчеевым общался. Аракчеев решил никуда не бегать и бороться за возвращение честного имени. Он пришёл, получил 15 лет отсидки и сел. Худяков на суд не явился.
Пошли годы. Адвокаты обжаловали приговор, его оставляли в силе. Русское движение — тогда оно ещё существовало — распространяло информацию о человеке, который сидит в тюрьме по воле чеченского народа. То же самое делали все русские люди, имевшие отношение к каким-либо СМИ. К делу подключились политические тяжеловесы — Рогозин и Варенников. «Союз солидарности с политзаключёнными» признал Аракчеева политзаключённым. Режиссёр Игорь Хрекин снял фильм «На мне крови нет» — про дело Аракчеева-Худякова. Продюсером и спонсором фильма стал Игорь Виттель — человек достаточно известный, чтобы его отодвинуть. Фильм вызвал интерес и получил несколько премий. Писательница-патриотка Марина Юденич дошла до самых верхов российской власти, ходатайствуя за пересмотр приговора.
Это было не единственное «чеченское» дело. Все, наверное, знают про дело Буданова или Ульмана. Но были и менее известные процессы — например, дело Лапина. Но именно вокруг дела Аракчеева сформировался некий устойчивый интерес, что-то вроде горящего под землёй торфа: огонь на поверхность не вырывается, но и погасить его никак не удаётся. Возможно, потому, что Аракчееву верили — он действительно не делал того, в чём его обвиняют. По нему это было просто видно.
И в конце концов властям это надоело. В 2015 году Северо-Кавказский окружной военный суд оправдал Аракчеева по статьям 162 и 286 УК РФ. Ему даже выплатили компенсацию — сначала предлагали 500 тысяч рублей, но потом в порядке экономии снизили до двухсот. Сколько он заработал за каждый день отсидки, посчитайте сами.
А 15 января 2017 года СМИ сообщили, что Аракчеев досрочно освобождён по УДО и «находится в безопасности». Потом прошла информация, что он якобы воюет в Сирии. Сказать об этом я ничего не могу — Аракчеев на связь не выходил, интервью не давал. Оптимисты объясняли это тем, что Россия боится воли чеченского народа и прячет человека от расправы.
Поскольку российская власть бесконечно ссыт от одного вида грозного чеченца (ну или делает вид, что для нас одно и то же), поверить в это легко.

Тем более уже были прецеденты — например, одного из обвиняемых по делу Лапина уже вывозили в Чечню, с поезда его сняли в последний момент.
Однако общее настроение оставалось приподнятым. Возникло даже впечатление, что власть решила хоть здесь немножечко… нет, не уступить русским, этого власти не позволят себе ни при каких обстоятельствах. Но хотя бы позволить себе немножечко обычной справедливости. Ну такой, второй свежести. Накормив чеченского крокодила русским мясом, можно и войти в положение того, чьим мясом кормили. У человека отрезали кусок жизни, но хоть не до самого конца.
То есть. Многие думали, что за прячущимся Худяковым не придут. Многие думали, что его и не ищут. Я сам сто раз слышал от самых разных людей — да ты чего, да никто их сажать и не собирался, да Аракчееву сто раз сказали «беги», да он сам дурак, что пришёл, пришлось сажать. А так сидел бы себе тихо, никто б его и не тронул. Нешто у нас власти людоедские? Это они так, чеченцев задабривают, ну так это дело политическое. А на самом деле они, конечно, к ребятам со всем сочувствием. Главное — на принцип не идти, вот этого они не любят, принципиальных всяких. За это и наказывают. А если с ними по-человечески, так и они к тебе по-человечески. Вона, Худяков убежал, и правильно сделал. Живёт себе мирно, а может и служит где.
Всем этим добрым людям теперь можно плевать в лицо. Как выяснилось, наша власть именно что людоедская.
Теперь уже понятно, что Худякова пасли с самого начала. Если бы он попытался сбежать из России, его бы, наверное, взяли. Но он не пытался. Тоже кто-то посоветовал — не дёргайся, мол, живи спокойно, бежать не пытайся, а впоследствии мы тебя, того, помилуем. Он поверил. Он даже не менял документов — такой информации нет, а была бы. Жил у себя на родине, во Владимирской области, имел работу, его никто не трогал. И думал, наверное, что так будет всегда.
Ан не-е-е-е-ет.
Власть держала его в качестве живых консервов: до очередного обострения аппетита чеченского крокодила.

И когда оно наступило — сейчас у Эрефии с Чечнёй проблемы: денег нет, а чеченский крокодил всё шире разевает пасть, ему нужно всё больше и больше — вспомнили про этот вкусный кусочек человеческого мяса.
По имеющимся данным, Худяков был задержан еще летом, 24 августа. Он этапирован в Ростов-на-Дону и «уже отправлен для отбывания основного назначенного наказания», как выразились в пресс-службе суда.
Зная, как устроены мозги наших патриотов и запутинцев, я предполагаю, что эти прекрасные люди будут оправдывать действия российских властей так. Дескать, страшные чеченцы уже почти добрались до Худякова, и теперь его в тюрьме от них прячут. Я так и вижу, как очередная путинская сволота хлопает кому-то по плечу, заглядывает в глаза и проникновенно говорит: «Понимаешь, братан, жизнь — она непростой институт, бывают, понимаешь, всякие обстоятельства, вот и сейчас, ну не может Россия ничего сделать с Чечнёй, не-мо-жет, а человека спасти надо, ну вот так спасают, а что делать, делать-то что?»
Иные будут говорить — да уже начали — другое. Дескать, у Аракчеева и Худякова были покровители, да ушли, к примеру, на пенсию. Да и ВВ сейчас преобразовали в Росгвардию — небось, полетели чьи-то головы, и у Худякова не оказалось защитников. Ну а кому-то понадобилась лишняя «палка». Знаете, жизнь такая, страна такая, не ищите злого умысла.
Третьи вздохнут и скажут — а знаете, суд его приговорил, всё правильно, пущай сидит. А что сидит ни за что — так в Америке тоже неправосудные приговоры бывают! Уж если в Америке бывают — нам-то куда?
Мы не будем судить да рядить. Мы не будем искать злого умысла. Сделаем самые простые выводы.
1. С настоящего момента всю ответственность за происходящее с Худяковым несёт лично В. В. Путин и российская власть в целом.Кадыров, как известно, существо сверхчеловеческое и несёт ответственность разве что перед чеченским народом (и, может быть, перед мировым исламом, а также парой-тройкой других государств). А вот Путин вроде как президент вроде как России. Хотелось бы видеть соответствующие заявления от всех оппозиционных сил страны. Я, как лидер Национально-демократической партии, соответствующее заявление делаю прямо здесь — и призываю всех к тому же.
2. В связи с происшедшим снова возникает вопрос о судьбе Аракчеева.Откровенно говоря, нет никаких основания считать его живым и свободным, кроме веры в добрую волю российской власти. Поскольку российская власть только что проявила совсем не добрую волю, стоило бы задаться вопросом — жив ли Аракчеев, как можно выйти с ним на связь и как убедиться в том, что это он. Это задача правозащитников, а задача всех остальных — помогать им чем только можно.
3. Все, кто хоть как-то связан с чеченской темой — в том числе оправданные по судебным делам и так далее — находятся под угрозой.Крокодилу может захотеться добавки, а любое дело можно поднять снова или фальсифицировать. Очень хотелось бы добавить, что это маловероятно. Но, напоминаю, и в то, что Худякова возьмут, тоже никто не верил.
4. И не забывайте, пожалуйста, о главном.Даже если вы никогда не воевали в Чечне, не держали в руках огнестрельного оружия, не говорили ни единого плохого слова ни о каком из 666 народов, процветающих в нашей Многонациональной Многонационалии, и вообще стараетесь держаться как можно дальше от «всего такого» — это вас не спасёт в случае, если власть будет голодна и захочет вами перекусить. Вас возьмут «за что-нибудь», а судья Цыбульник подмахнёт.
Ибо ОНИ МОГУТ.

P.S. Кстати. Не пишите в комментариях, что нужно сделать с судьёй Цыбульником. Он прекрасно жил все эти годы, и никакие боевые товарищи Аракчеева и Худякова его пальцем не тронули. И никогда не тронут. Так что не разражайтесь гневными тирадами — это а) смешно, б) опасно: вдруг гэбня вас как-нибудь вычислит и посадит за угрозы важному государственному человеку. Имейте это в виду и не тратьте понапрасну электроны.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17152
    • Просмотр профиля
Re: Константин Крылов
« Ответ #33 : Ноябрь 28, 2017, 04:39:34 pm »
Облик грядущего. Конец закона

http://www.apn.ru/index.php?newsid=36864

Константин Крылов

Вся система стоит на таких мелких, мягких, безвредных наказаньицах, которые даже и не наказания вовсе, но все привыкли их бояться. И на таких же мелких подачках в качестве положительного стимула… Человека можно наказать очень больно, но он, по крайней мере, будет гордиться этим наказанием. Он будет думать, что он что-то значит, раз еготакнаказали. Прелесть мелких уколов - в том, что они не дают пищи для гордости. Ты просто лишаешься какого-то мелкого удобства... и никакой тебе моральной компенсации. И тем более сочувствия от ближних. Очень продуманная система.
М. Харитонов. God Mode
Итак, мы очень подробно рассмотрели техническую сторону будущего. Настало время обратиться к тому, как будут жить люди в таком будущем.

Для начала: достаточно очевидно, что в тотально роботизированном мире будет мало рабочих мест. Я имею в виду – реальных рабочих мест, где люди создают что-то ценное. Создастся ситуация, когда экономически востребован будет в лучшем случае каждый десятый человек, а то и каждый двадцатый. Остальное будут делать роботы. Или оно вовсе делаться не будет, за ненадобностью.

Чтобы понять, о чём речь. В XIX веке были крайне востребованы такие профессии, как штопальщик (штопальщица). Это была массовая профессия. Сейчас во Франции или Германии доживают свой век последние старушки, которые умели заштопать чулок или носок. И не потому, что чулки перестали рваться, а на носках перестали появляться дырки. А потому, что никому и в голову не придёт штопать старый носок. «Чем старое носить, лучше новое купить» - этот лозунг из романа Хаксли «Бравый новый мир» стал в развитых странах самоочевидной истиной. С другой стороны, практически отмерла – или сохранилась как эксклюзивная услуга – профессия машинистки. По причине прямо противоположной: сейчас умение работать с клавиатурой стало массовым, как раньше - умение писать. По мере совершенствования соответствующих программ умрёт и эксклюзивный сектор «печатания с голоса». Так вот, примерно такая же судьба ждёт множество занятий, которые сейчас оплачиваются. Они станут или невостребованными вовсе, или прекратятся в банальные умения, которыми будет обладать практически каждый.

Возникает закономерный вопрос: а куда девать лишних людей.

Первая мысль – «а не сократить ли численность населения». Но это совершенно бессмысленно. Потому что вслед за людьми придётся сокращать и техносферу, их обслуживающую, так как производимые ею блага некому будет потреблять. Я уже не говорю о том, что дешевизна товаров завязана на массовость. Да и вообще, человек является универсальным ресурсом, чего не скажешь ни о какой железной приблуде. Хотя бы потому, что он хочет жить, а они – нет. Лишаться такого ресурса со стороны «хозяев этого мира» глупо. Да и зачем? Общество будущее будет ОЧЕНЬ БОГАТЫМ обществом. В котором «прокормить ещё миллион человек» будет даже не проблемой, а так, техническим вопросом.

Следующая мысль состоит в том, что людей нужно занять какой-нибудь работой, бессмысленной или нет. Тут полно возможностей. Одно только усложнение бюрократических форм может дать работу сотням миллионов людей, а перекладывание бумажек и подпоясывание разрешений и запрещений на всякие вещи – занять всю жизнь. С другой стороны, можно, например, слегка подразвести преступность, а потом раздуть штаты полиции, создать добровольные дружины по борьбе с разнообразными злодеями, и вообще наполнить жизнь обывателя риском и угрозами, а также победами над ними. А можно, например, строить «космический корабль до Юпитера», причём именно руками (роботы сделают лучше, но вещь бессмысленная, так зачем роботы?). Наконец, всех можно подсадить на наркотики. Почему нет? Всё, что технически возможно, может быть реализовано социально. Да, «бывают сложности», но они все преодолимы, если в ваших руках деньги и власть. Так что владельцы человечества могут делать с ним АБСОЛЮТНО ВСЁ. И не надо думать – «не могут же они». Могут, могут.

Но на самом деле всего этого НЕ НУЖНО. Потому что человек не нуждается в том, чтобы работать. Идеальное состояние для обывателя – сытая бездельная жизнь без серьёзных проблем и необходимости принимать решения. Французский рантье позапрошлого века именно такой жизнью и жил. Не ощущая при этом ну никакой потребности встать к станку или к конторке. И его жизнь не назовёшь пустой. Даже если она состояла из завтраков, обедов, ужинов, чтения газет и посещения оперы. Этих занятий вполне достаточно, чтобы целиком и полностью занять человека. Если же сюда добавить пару завитушечек – скажем, гурманство и туризм – то такой товарищ может жить хоть сто лет, занимаясь любимыми делами, никого при этом не беспокоя и не раздражая.

Разумеется, это предполагает сохранение денег как универсального мерила стоимости. «Коммунизм», когда каждый «берёт что хочет и сколько хочет», не наступит никогда. Ресурсы, доступные человеку, есть и будут ограниченными. Однако «бесплатную жизнь» обеспечить можно. Вопрос – нужно ли.

Французский рантье был существом законопослушным и даже пугливым. Но это потому, что он понимал, насколько шатко его социальное и экономическое положение. Не будучи инвестором-спекулянтом, он всё равно должен был думать о надёжности своих вложений, гарантией которых он видел сохранение существующих порядков. Во всяком «волнении» он видел для себя опасность, а любые полицейские меры поддерживал хотя бы аплодисментами. Типаж понятный, с ним легко. Но будут ли такими же обеспеченные безработные будущего?

Скорее всего, нет. Если, конечно, просто давать им деньги – то есть устроить какой-нибудь «безусловный основной доход», достаточный для приличной жизни.

Во-первых, пугливость рантье была связана с ощущением ненадёжности жизни. Жизнь мира будущего будет сверхнадёжна, поскольку её гарантом будет техника. Французский рантье жил в эпоху войн (как у себя дома, так и на окраинах, и все они влияли на экономику), недородов (помните значение этого слова?), волнений, афёр (одна «панама» чего стоила!) и многих других траблов. В мире будущего подобные вещи до конца исключить не удастся, но ощущение прямой связи личного кошелёчка и глобальных проектов уже не будет. Вера в стабильность существующего порядка станет очень высокой. «Делайте что хотите, а мою тысячу евро в месяц платите».

Во-вторых, раньте чувствовал, что принадлежит к очень тонкому слою обеспеченных людей, а ниже – океан нищеты. Сидя в уютном ресторане, он знал, что за стеной, на улице – голодные толпы. В мире будущего – разумеется, в Первом Мире – так будут жить все. Никаких голодных толп за стеной не будет. Все бедные будут жить и умирать где-то там – в России, в Индии, в Бирме, ещё где-то за пределами светлого круга цивилизации. Соответственно, это будет поощрять социальную безответственность. Начиная от мелкой бесцельной преступности типа вандализма и кончая увлечением левыми идеями (что может сделать из относительно нормального человека убийцу и преступика, который будет резать головы во имя идеалов фемнизима, вегетарианства или ислама: это уже неважно).

Как предохраниться от этого? А очень просто.

Если до сих пор людям платили деньги за то, что они ДЕЛАЮТ, то в будущем будет оплачиваться то, чего люди НЕ ДЕЛАЮТ. Иными словами, наступит эпоха наград на ХОРОШЕЕ ПОВЕДЕНИЕ, за лояльность и т.д. И, соответственно – наказаний за ПЛОХОЕ поведение, нелояльность и т.п.

Мы уже сейчас можем увидеть, как это делается. Так как Великий Эксперимент уже начался. По европейскому обычаю, он проводится за пределами Европы. В данном случае – в Китае.

Описание есть в статье «Как Китай строит цифровую диктатуру». Статья заслуживает самого внимательного изучения. Приведу лишь самые интересные места.

Всевидящее око XXIвека пришло в Китай. И имя ему – система социального кредита… К 2020 году не только каждая компания, но и каждый житель материкового Китая будет отслеживаться и оцениваться этой системой в режиме реального времени. Рейтинг доверия физлиц будет привязан к внутреннему паспорту. Рейтинги будут публиковаться в централизованной базе данных в интернете в свободном доступе.

Обладатели высокого рейтинга будут пользоваться различными социальными и экономическими льготами. А тем, у кого рейтинг будет плохой, придется страдать – на них обрушится вся мощь административных санкций и ограничений. Главная задача, и это прямым текстом указывается в «Программе Госсовета», чтобы «оправдавшие доверие пользовались всеми благами, а утратившие доверие не могли сделать ни шагу».

Система ужеработает в пилотном режиме примерно в тридцати городах Китая. Передовиком в этом деле стал город Жунчэнв провинции Шаньдун. Всем жителям города (670 тысяччеловек) дается стартовый рейтинг 1000 баллов. Далее в зависимости от их поведения рейтинг либо растет, либо падает. Разрозненная информация о жизни и деятельности гражданина поступает из муниципальных, коммерческих, правоохранительных, судебных органов в единый информационный центр, где обрабатывается с помощью технологии big data, и рейтинг гражданина, соответственно, либо повышается, либо снижается. В Жунчэне единый информационный центранализирует, ни много ни мало, 160 тысячразличных параметров из 142 учреждений. Активно приветствуется и система доносов. Гражданину, сообщившему куда следуето всяких нехороших делах своего соседа, полагается как минимум пять баллов.

Какого-либо единого документа, где было бы четко прописано, что делать можно, а что нельзя и что за это будет, система не предполагает.Известнолишь, что если твой рейтинг больше 1050 баллов,то ты образцовый гражданини маркируешься тремя буквами А. С тысячей баллов можно рассчитывать на АА. С девятьюстами – на B. Если рейтинг упал ниже 849 – ты уже подозрительный носитель рейтинга C, тебя выгонят со службы в государственных и муниципальных структурах.

А тем, у кого 599 баллов и ниже, несдобровать. Их записывают в черный список с припиской D, они становятся изгоями общества,их не берут почти ни на какую работу (даже в такси с черной меткой D работать нельзя), не дают кредиты, не продают билеты на скоростные поезда и самолеты, не дают в аренду автомобиль и велосипед без залога. Соседи от тебя шарахаются как от огня, ведь не дай бог кто-то увидит, как ты общаешься с человеком D, на тебя сразу донесут, и твой рейтинг тоже стремительно пойдет вниз.

Тем, у кого рейтинг АА и выше, дают потребительский кредит до 200 тысяч юаней без залога и поручителей, по сниженной процентной ставке. Тот, у кого рейтинг А, может лечь в больницу без залога, если стоимость лечения не превышает 10 тысяч юаней. С рейтингами АА и ААА беззалоговая сумма увеличивается до 20 и 50 тысяч юаней соответственно. Практически святых людей ААА с порога больницы или поликлиники будет бесплатно сопровождать младший медперсонал, оказывать имвсяческую помощь. Если надо – дадут инвалидную коляску без залога, женщинам сделают анализна раннее выявление рака шейки матки и маммографию без предварительной записи. Здоровым жителям Жунчэна с рейтингом А+ дадут велосипед в аренду без залога, и первые полтора часа можно будет кататься бесплатно. Для сравнения: обладателям рейтинга С велосипед дадут только подзалог 200 юаней.

Возникает вопрос: как зарабатывать рейтингиили хотя быих не потерять? Власти Жунчэна говорят: это очень просто. Достаточно жить по закону, вовремя погашать кредиты, платить налоги, соблюдать правила ПДД (за каждое нарушение, помимо административного штрафа, также снимают от пяти баллов рейтинга), не нарушать морально-нравственные устои общества, и все будет в порядке. Неубралво дворе за своей собакой – минус пять баллов. Проводил пожилого соседа до поликлиники – получил пять баллов, поясняет китайский информационный ресурс «Хуаньцюван».

Я думаю, на этом можно остановиться, так как суть системы все уже поняли. Осталось только немножко докрутить.

Итак. В недалёком уже будущем жители развитых стран, не имеющие работы, будут жить так. Они будут еженедельно получать небольшую сумму денег, которую будет хватать только для того, чтобы не голодать и иметь крышу над головой. Но на самом деле большинство граждан будет жить куда лучше. Потому что они будут получать бонусы и поощрения за хорошее поведение. Перешёл улицу на зелёный свет – получил один балл. Поклонился господину полицейскому – полтора балла. Тщательно вытер ноги перед входом в государственное учреждение – полбалла. За пять баллов можно получить тридцатипроцентную скидку в недорогом сетевом ресторане. Тридцать процентов – это весомо. А если ты регулярно зарабатываешь по пять баллов в день, ты получаешь доступ к продовольственным кредитам и покупкам со склада. На этом можно экономить до пятидесяти процентов. А уж если твой рейтинг возрастает выше обычного обывательского, то становятся доступны совсем уж волшебные вещи – начиная с оплаченных государством авиабилетов и кончая списыванием ипотечных кредитов.

Ну а теперь – внимание. Сейчас будет самое важное.

Мы все привыкли к тому, что нужно жить по правилам – но эти правила, как минимум, ИЗВЕСТНЫ. Они сообщаются нам родителями, учителями, и в конце концов- кодексами законов. Закон – это самое важное. Он существовал ещё до Гомера и сопровождал человеческую цивилизацию до XXI века включительно.

Так вот, этому древнейшему спутнику человеческой жизни – закону – приходит конец. Во всяком случае, в развитых странах.

Что его заменит? Компьютерный анализ «больших данных» и система правил, которых никто не будет знать– что не освободит от необходимости им подчиняться.

Как это будет выглядеть на практике.

Описанная выше система («поклонился полицейскому – полтора балла, тщательно вытер ноги – полбалла») будет принята лишь на первых порах. Потом в ход будет пущен компьютерный анализ всех данных по всем гражданам. Будут искать, чем граждане с плохим поведением – скажем, имеющие уголовные или административные взыскания – отличаются от граждан с хорошим поведением. Поскольку это будет делать машина, не связанная человеческим предрассудками, а только работающая со статистикой, могут открыться самые неожиданные вещи. Например, может выясниться, что граждане, любящие чернику, страдающие астмой и любящие лошадей совершают больше правонарушений, чем другие. Искусственный интеллект среагирует на это соответственно: за сочетание подобных интересов будет НАКАЗЫВАТЬ ЗАРАНЕЕ. Ну то есть срезать человечку баллы.

При этом человек НЕ БУДЕТ ПОНИМАТЬ, за что его, собственно, наказывают. Он будет метаться, пытаться переводить больше старушек через дорогу, вести себя безумно высоконравственно – а баллы будут всё равно снимать. Ему бы отказаться от черники, но кто ж ему это объяснит? Да никто. В конце концов он превратится в гражданина третьего сорта, который «не может сделать ни шагу».

С другой стороны, появляется всякие сервисы, которые будут такие вопросы распутывать. Разумеется, «сомнительно и гадательно», но всё-таки. И, может быть, в последний момент бедолага узнает, что ему нельзя чернику. Откажется от неё – и рейтинг поползёт вверх.

Как это выглядит уже сейчас в Китае:

Alibaba уже запустила собственный рейтинговый сервис Sesame Credit. По какому алгоритму считаются рейтинги, компания держит в секрете. Известно лишь, что на рейтинг влияет, реальное ли имя ты указал при регистрации аккаунта в соцсетях, что ты пишешь, что читаешь и даже то, кто у тебя в друзьях. Если в друзьях люди с низким рейтингом – твой рейтинг тоже падает. Так что лучше не водиться с неблагонадежными личностями.

Также, по признанию технического директора Sesame Credit Ли Инъюня, на рейтинг влияют покупки. В интернете широко разошлась цитата из егоинтервьюизданию Caixin, где Ли Инъюнь заявил, что «те, кто по 10 часов в день играет в компьютерные игры, будут считаться неблагонадежными, а те, кто регулярно покупает подгузники, вероятно, ответственные родители, и их рейтинг будет расти».

Эта тема широко обсуждалась среди пользователей китайского сервиса микроблогов Weibo, аналога Twitter. Они дажепопыталисьразработать собственную стратегию повышения рейтингов. Так, например, блогеры утверждают, что если поддерживать на счете Alipay более 1000 юаней, хотя бы раз в три-пять дней совершать маленькие покупки, использовать сервисы по управлению благосостоянием и p2p-займам, например Zhaocaibao, то твой рейтинг в Sesame Credit значительно вырастет. Таким образом, есть версия, что консюмеризм может быть одним из существенных факторов благонадежности.

Заметим вот что. Эта система вообще не основана на представлениях о справедливости, морали, праве и т.п. Все эти понятия выкидываются на помойку. Важно только то, что насчитал компьютер, анализирующий огромные массивы данных. При этом его логика будет НЕПОСТИЖИМА человеческому разуму. Более того, сам компьютер не будет «знать», почему он принимает те или иные решения – они не будут иметь объяснений, ибо это будут выводы из статистических закономерностей. «Почему-то любящие чернику, страдающие астмой и любящие лошадей совершают больше правонарушений, чем другие». Почему именно – неважно, да и неинтересно. Важно, что это выявленная статистическая закономерность.

Как будет жить человек будущего? В СТРАХЕ, сравнимом с тем страхом, который испытывал французский рантье, боящийся, что его доходы станут жертвой войны, авантюры или политики правительства. Нет, этот страх будет даже больше, потому что воля железного бога будет совершенно непостижима. Ну или постижима лишь частично – что будет лишь способствовать невротизации.

Представим себе день западного безработного обывателя. Вот он проснулся на полчаса раньше. За это он наказан потерей десяти баллов на счёте. Он в панике, но выпить алкоголь боится – есть мнение, что за алкоголь с утра минусуют двадцать баллов. Он не проверял, но и не хочет. Дальше он смотрит по сети свежие новости, стараясь слишком долго не задерживаться на страницах – прошёл слух, что за это минусуют на полбалла, а сейчас у него каждый балл на счету. На улице он перевёл старичка через дорогу. Обычно за это начисляют баллы, но старичок сам имеет категорию «плохой гражданин», а за общение с плохими гражданами наказывают. Ещё минус пять баллов. К счастью, он направился обедать в новооткрывуюся харчевню и получает десять баллов за поддержку нового бизнеса. Под них он получает невозвратный микрокредит, на который и завтракает. На завтрак он берёт бокал шампанского, раньше за это не наказывали. Но теперь новые веяния, на Самом Верху (это непостижимо где, люди боятся даже и думать, где это и что такое) принято решение минусовать любой алкоголь по утрам. Минус два балла, человечек в панике. Однако на улице он улыбнулся, глядя на памятник уважаемому политическому деятелю. Улыбку зафиксирует телекамера, электронный разум её проанализирует, сочтёт доброй, начислит балл.

Вот такая насыщенная жизнь будет у наших потомков. При этом сами понятия «права», «закона», «справедливости» и т.п. полностью исчезнут. Люди будут ГАДАТЬ, за что их наказывают и за что поощряют. Выработается специальная интуиция, некоторые особо продвинутые товарищи будут ПУЗОМ ЧУЯТЬ текущую линию (как сейчас некоторые чуют «модные тенденции»). Жизнь будет проходить в гаданиях – чем бы ещё ублажить электронную систему и как бы избежать наказания.

На что всё это будет похоже? На жизнь под властью божества, абсолютно своевольного, иррационального (на самом деле сверхрационального, видящего отдалённые последствия) и столь же неумолимого. Однако это будет в целом комфортная жизнь. Альтернатива же всегда рядом – это мир за пределами Запада: грязный, дикий, голодный, полный насилия и ужаса. Ничего другого не будет в принципе.

Избежать всего вышеописанного, я думаю, невозможно. Как только появилась возможность собирать о человеке данные в промышленных масштабах, она тут же будет использована. Она уже используется – и гораздо чаще, чем мы думаем. «А дальше будет больше», так всегда бывает. Так что превращение Первого Мира в стадо пищащих от страха крысёнышей неизбежно. И мы будем безумно завидовать этим крысёнышам, потому что за пределами их золотой клетки будет ужас, мрак и дикарство. На которое мы, русские, обречены.

Впрочем… Не хотелось бы заканчивать на печальной ноте. Вполне возможно, что особо избранные народы – например, граждане Швейцарии, Монако и Лихтенштейна – будут избавлены от этой системы. Все вокруг будут жить так, а они – по старинке. Ну, например, потому, что Хозяевам Мира захочется видеть вокруг себя не запуганных зверьков, высчитывающих баллы, а более-менее свободных граждан. Из чисто эстетических соображений.

Будем надеяться хотя бы на это.