Автор Тема: Константин Крылов  (Прочитано 12939 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17435
    • Просмотр профиля
Константин Крылов
« : Май 22, 2014, 04:38:30 pm »
Попаданческое
   
Я всё ждал, что кто-нибудь напишет этот рассказик (и напишет гораздо лучше меня). Например, Лукьяненко. Или Зорич. Или, наоборот, какой-нибудь малоизвестный автор, пробавляющийся прозой про попаданцев. Но кто-нибудь написать был просто обязан, настолько очевиден сюжет.

Однако никто не озаботился, так что пришлось мне.

Для умственных пассионариев: это просто литературная шутка.

ОДИН ЧАС ИГОРЯ ИВАНОВИЧА

Командир вытащил из папки очередной лист, быстро пробежался по строчкам. В тысячный раз подумал, что новая орфография его раздражает. За двадцать четыре года жизни в этом мире он привык ко всему, включая йогурты и кондомы, но вот слова без ятей, с голым, не прикрытым ериком тылом, всякий раз вызывали у него чувство брезгливости. Как, впрочем, и всё остальное, связанное с большевистскими новациями.

- Вашбродь, разрешите доложить! – рявкнул от двери Семён. Игорь Иванович поморщился: Семён, даром что прошёл с ним огонь и воду, а также смерть и воскрешение, как был дубина дубиной, так и остался. Даже новое тело, доставшееся от какого-то адвоката, не придало ему ума. В частности, того обстоятельства, что Игорь Иванович происходил из простых, а офицерскую должность занял только в девятнадцатом, когда было не до чинов, он категорические не воспринимал. Для простодушного, хотя и героического крестьянина с Тамбовщины – за бой под Бродами он получил «Георгия» - любой офицер был «благородием». Объяснять что-либо ему было бесполезно. Правда, именно поэтому Семёна удалось быстро разыскать: уж слишком чудно вёл себя бывший адвокат.

- Вашбродь! Фриштыкать накрыто! – надрывался Семён.

- Да погоди ты со своим завтраком, - махнул рукой командир. – Мне сообразить надобно… А, кстати! Ты помнишь, где мы тогда «Максимы» закопали? Ну, под Малиновкой?

- Как не помнить, вашбродь! – вытянулся Семён. – Как есть помню! И место указать могу! Там ещё вас убило, и Ваценюка… Кстати, Ваценюк где? На том свете или здесь?

- Здесь он, - помрачнел Игорь Иванович. – В Правом Секторе.

- Плохо, - искренне огорчился Семён. – Справный боец был. А нельзя его как-то… это… ну, вразумить, что-ли?

- Эт-то вряд ли, - процедил сквозь зубы Игорь Иваныч. – Они там все закляты.

- А если попа к ним подпустить? Крестом животворящим, молитвою? – не отставал Семён.

Игорь Иванович только рукой махнул, не желая пускаться в объяснения. Бабай говорил, что против заклятий хасидов Коломойского помогал только осиновый кол, натёртый слюной Кургиняна. Зелье стоило дорого, а денег у ополченцев вечно не хватало.

В коридоре послышались торопливые шаги нескольких человек. Потом появилась круглая физиономия Олега.

- Игорь Иваныч, к вам двое! – крикнул он с порога. – Один вроде из ваших!

- Как обращаешься? – заелся было Семён, но командир снова махнул рукой – отстань, мол, от парня.

Олег был из этого мира, хотя всю жизнь тусовался среди реконструкторов. В компании попаданцев он быстро обжился, но отсутствие армейской выучки сказывалось. Из «Максима» он стрелять научился, трёхлинейку тоже освоил, а вот представления о субординации у него были современные московские хипстерские, то есть никакие.

- Давай сюда того, который наш, - распорядился Игорь Иванович.

Через минуту в комнату вошёл человек, чья принадлежность к благородному сословию не вызывала ни малейших сомнений: выправка и выражение лица прямо-таки кричали о том, что их обладатель – самое настоящее благородие, а может быть даже и высокоблагородие. Семён, с его чуйкой на стать, самопроизвольно вытянулся в струну и попытался сдвинуть каблуки.

Пару секунд вошедший потратил на осмотр помещения и присутствующих. Потом чуть ли не строевым шагом промаршировал до стола, отдал честь и заявил:

- Позвольте доложить. Поручик Голицын Александр Владимирович, доброволец. Для дальнейшего несения службы прибыл.

- Владимирович? – заинтересовался командир. – К Владимиру Васильевичу Голицыну имеете ли отношение? И, кстати уж сразу - в каком полку служили?

- Не имею чести быть родственником Владимира Васильевича, - вздохнул пришедший. - Служил у Пепеляева. Убит в бою под станцией Выя, воскрес в дветыщитридандцатом, - снова вздох.

- Тринадцатый… - задумчиво протянул Игорь Иванович. – Это, похоже, уже второй Майдан… Которых Юля вытаскивала, те все до двухтысячных воплотились…

- А, простите, какая связь? – заинтересовался поручик, невольно сбиваясь на современную манеру. – Я, честно говоря, так и не понял, какими образом… - он красноречиво замолчал.

- Как мы сюда попадаем? – закончил за него командир. – Обыкновенно, магическим путём. Вы вообще в курсе здешних дел?

- За год немного разобрался, но… - поручик замялся. – Очень уж непривычно всё. Многого не знаю.

- Неудивительно. Если хотите послушать, присядьте.

- Благодарю, - не стал чиниться Голицын и действительно присел.

- Видите ли, какое дело, - в который уж раз принялся объяснять Игорь Иванович. – У наших украинских небратьев не задалось с государственностью. Ну, независимость они получили, а людей, потребных для руководства державой, как-то не случилось. Вот и решились побеспокоить мёртвых. Нашли сильную армянскую ведьму, пообещали ей то и сё. Провели обряд Низведения Душ прямо на центральной площади Киева. Под видом гражданского протеста, - вспомнил он, – сейчас под протест можно хоть что провернуть… Вот только не учли, что Низведением можно вернуть неупокоённые души, вроде наших. А которые в аду – те в аду и останутся. Ну так Петлюра и Бандера там и пребывают, хоть зови их, не зови… Зато Тараса Шевченко зачем-то с того света вытащили. Воскрес в две тысячи шестом.

- Шевченко? – поручик наморщил лоб. – Поэт который? Это же он песню написал… ну, эту… зоренька ясная, выйди коханая… - принялся он вспоминать давно забытое. – У нас ротмистр был, малоросс, очень душевно выводил.

- Нет, не он. У Шевченко был несколько иной репертуар, - недобро усмехнулся командир. – А сейчас совсем распустился. Имечко себе даже взял – Орест Лютый… Ещё Грушевского сумели достать. Это историк такой украинский. Дрянной со всех сторон – сначала украинцем заделался, потом к красным пошёл служить.

- Вот сволота, - Голицын явно хотел сказать что-то покрепче, но воспитание не позволило.

- Но скользкий гад, и на том свете как-то вывернулся и ада избёг, - продолжал Игорь Иванович. – Пробовали вселить его в Ющенко, это такой премьер у них был, да неудачно. У мужика вся рожа рябью пошла.

- У меня тоже… прыщи были первое время, - чуть смутился Голицын.

- Это у всех бывает, но у этого – как черти на лице горох молотили, - объяснил командир. – В общем, не вышло у них толком ничего. Через десять лет ещё раз попробовали, как звёзды сошлись. На этот раз хасиды взялись. Всё по-серьёзному сделали, с кровавыми жертвами… И добились кое-чего. Даже из ада несколько душ, говорят, вывели. Теперь зверствуют, крови хотят… Ну и нас сколько-то захватило. Особенно из тех, кто в здешних местах воевал. Захватило и раскидало по времени. У нас тут дедушка один есть, его в семидесятом выбросило. Столько лет ждал… Такие дела.

- Гм… да уж, дела, - вздохнул поручик. – А, простите… не сочтите только за недоверие…

- Откуда всё знаю? Я тут давно, искал знающих людей, - Стрелков задумчиво пожевал губами. – Про Бабая, небось, слыхал? Непростой человек, очень непростой. Знающий. Однажды при мне вертолёт сбил. Пошептал что-то – он и упал. Правда, теперь они на свою технику заклятья накладывают… Вот такие непростые дела.

- Да уж, дела, - вздохнул поручик. – Ну а для меня какое задание будет?

- Будет, - улыбнулся Игорь Иванович. – Есть и отсыпаться. Завтра выдвигамся в Славянск. Задачу командования узнаете на месте. Ещё вопросы?

- Да в общем-то нет вопросов… - пришедший замялся. – Хотя нет… хотел спросить, конечно… Вы сами давно здесь?

- Двадцать четыре года, - Стрелков дёрнул краешком рта. – Воскрес ещё в восемьдесят девятом. Вообразите себе, в теле какого-то Гиркина. Ну что за фамилия – Гиркин? А уж времечко… кругом измена, трусость и обман. Воевал, конечно, да только не за своё. Хотя в Приднестровье могло получиться. Ну да ладно, мне ещё работать надо. Бывай здоров, поручик. Служи, как тогда служил.

- Служу Росси… э-э, Донбассу, - пробормотал Голицын.

- России, - строго сказал командир. – Вот тут она у нас и будет, ежели Бог даст… Ступай.

Поручик развернулся и вышел, уже не пытаясь печатать шаг – скорее даже, как-то вразвалочку. Чувствовалось, что он загружен и обдумывает услышанное.

- Вашбродь, так ферштыкать изволите? – снова завёл своё Семён. – Остыло, поди, уже…

- Раз остыло, то не буду, - решил Стрелков.

- Вашбродь, а второго приглашать? Который местный? – Семён умильно вытращился на командира.

- Да не надо. Отведи его к нашим, познакомь. Наплети ему что-нибудь, - распорядился Игорь Иванович и снова склонился над бумагами.

http://krylov.livejournal.com/3320730.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17435
    • Просмотр профиля
Re: Константин Крылов
« Ответ #1 : Август 06, 2014, 11:10:20 am »
АТО: кое-что о возможных целях


   
Как ни странно, но наши граждане так и не поняли некоторых важных моментов, связанных с нынешними украинскими событиями. Не потому, что у них нет нет какой-то особой эксклюзивной информации. Нет, всё перед глазами. Скорее, проблема в неумении называть вещи своими именами.

Ну например. Для стороннего наблюдателя является совершенно очевидным фактом, что российские власти поддерживают АТО. Да, именно поддерживают – прежде всего материально. Для этого достаточно всего трёх фактов. А именно,  финансирования АТО через российские структуры. Материальная помощь (в том числе и вооружением, передаваемым украинской армии из Крыма). И, наконец, самое откровенное – предоставление украинской армии возможности отступать на российскую территорию, а также отдых и лечение украинских бойцов в России (без интернирования, на что нейтральная  страна имеет полное право). Никакими словами, кроме «поддержки военной операции Украины», это обозначить невозможно.

При этом российская власть поддерживает и ополченцев, а также не препятствует оказанию им помощи со стороны населения России. Мы сейчас не будем обсуждать, насколько велика эта помощь. Но факт, опять же, имеет место.

С другой стороны, и украинские власти воюют не в полную силу. Не буду вдаваться в подробности, но при имеющеся у них уровне материального превосходства над повстанцами они давно могли бы и прийти к успеху. Но этого нет.

Но как же так, спрашивает себя наивный россиянин. Может ли российская власть поддерживать две враждующие стороны одновременно? Или играть в поддавки в таком серьёзном вопросе?

А почему, собственно, нет? Всё зависит от целей российской власти. И, разумеется, от целей её украинских партнёров.

И каковы же эти цели? А вот примерно таковы.

Украина хочет избавиться от лишнего населения. Россия хочет это население получить.

Украина избавляется от той части населения, которое не окупает себя экономически и к тому же недостаточно лояльно новой власти. Украине – особенно в контексте её ближайшего будущего – эти люди не нужны. Зато в России эти же люди усилят собой украинскую диаспору. Последнее может показаться странным, но это будет именно так. Потому что никакой особенной благодарности по отношению к России они испытывать не будут, а вот проблемы выживания и преуспеяния в российской ситуации перед ними будут стоять остро. К тому же они быстро выяснят, что быть в России русским крайне невыгодно, а нерусским (любым) – выгодно. Наконец, поток беженцев будет насыщен украинскими агентами, которые в дальнейшем и возьмут на себя руководство диаспорой (поскольку у них будут деньги и связи с Киевом).

Россия, в свою очередь, получает поток гастарбайтеров, достаточно культурных и кваливицированных. Выглядящих как русские и говорящих на русском, но при этом – в том числе и благодаря политике властей и работы спецслужб – с русскими не солидарных. В дальнейшем будут специально провоцироваться конфликты, недоверие, максимальная неблагодарность со стороны беженцев и приезжих, «ответка» с русской стороны и тому подобное. Дополнительный бонус – окончательный крах концепции «славян» и «славянского», которую в девяностые форсили как эвфемизм/заменитель «русских» и «русскости» [1].

Проблема состоит лишь в том, каким образом вызвать поток беженцев. Ничего лучше войны в этом смысле нет и быть не может.

И российский, и украинский режим стремятся стать как можно более авторитарными, при этом имея для этого моральные аргументы, принимаемые населением.

Зачем – думаю, ясно. Как здесь работает война – тоже, надеюсь, понятно. Замечу лишь, что на Украине война позволила провернуть такую операцию, как «выборы Порошенко» (которые в иной ситуации были бы просто невозможны без грандиозного скандала [2]). Что касается России, здесь был достигнут стратегический успех: полная дискредитация оппозиции. Все сколько-нибудь известные деятели, маркированные как «оппозиционеры», рвут на себе рубахи за рiдну неньку и откровенно выступают на стороне украинской власти (и украинских войск), приветствуют уничтожение русских в Донбассе и Луганске и т.п. Почему они с такой лёгкостью перешли на украинскую сторону – отдельный разговор (и весьма неприятный), но факт налицо.

Украине нужна мощная современная армия. Россия рассматривает эту армию как одно из орудий подавления волнений на своей территории.

То, что молодому национальному государству нужна армия, очевидно. Не только для войны, но и как орудие выковывания нации. Нынешняя украинская армия выглядит жалко, но сейчас создаётся новая – с американским оружием и американскими инструкторами. Это будет армия, за которую не стыдно.

Что касается РФ, то элита этой страны смотрит на эту армию, как и на армии Казахстана, Китая и некоторых других стран, как на потенциальное орудие для подавления любых волнений на своей территории. В данном случае – на Юге России. Надеюсь, никто не сомневается в том, что российская власть вполне способна ввести украинские войска для карательных акций на своей территории? «Не могут же они?» А почему, собственно? Особенно в ситуации, когда своя армия может оказаться ненадёжной и нелояльной. Зато украинцы будут убивать русских с наслаждением.


И Украина, и Россия нуждаются в резком снижении уровня жизни и материальных претензий населения. Война позволяет легализовать любые меры по снижению того и другого.

Простейший и эффектившейший способ держания масс в покорности – это не давать людям кушать. Если уровень жизни ниже определённой черты, люди перестают быть политически активными даже в мыслях: они будут заниматься только выживанием. У этого метода только один минус – первый же, кто предложит людям хоть немножечко еды (или покажет, где она есть и как её взять), становится вождём масс. Однако это можно и пресечь. Прежде всего – тем, чтобы создать у населения впечатление естественности происходящего. «Мы живём плохо не потому, что нам не дают есть, а потому, что еды мало».

Сейчас мы видим, что Украина, несмотря на существенное проседание уровня жизни, в высшей степени едина и хорошо отмобилизована, а все бытовые трудности списываются на «российскую агрессию». В России планомерное опускание уровня жизни и уничтожение бизнесов (то, что в России ведётся борьба с бизнесом как таковым, я думаю, всем известно) будет объясняться «затратами на Крым» и «международными санкциями». Для каковых нужен повод – и им является «российская агрессия».


И Россия, и Украина нуждаются в уничтожении потенциальных лидеров и идейно мотивированных людей. Война позволяет это делать легко – причём не только благодаря боевым действиям.

Фраза «война всё спишет» имеет больше смысла, чем нам кажется. Если где-то есть линия фронта – всегда можно сказать, что человек погиб на фронте («пошёл добровольцем» в России, «был призван» на Украине). Даже если его убили в тёмном переулочке. Впрочем, на фронте убивают тоже, и более того – сам фронт притягивает именно тех, кого надо убить.

* * *

Разумеется, это далеко не всё, что можно сказать по данному поводу. Скорее, это очень щадящее описание реального положения дел. Но пока хватит и этого.



)(

http://krylov.livejournal.com/3364916.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17435
    • Просмотр профиля
Re: Константин Крылов
« Ответ #2 : Август 08, 2014, 04:17:42 pm »
Откуда есть пошли санкции. Деревенская история
   
- Петровна, где дрель? – закричал Степаныч из сарая.

- Миша, не надо! – взмолилась Петровна. – Мишенька, ну пожалуйста, не надо!

- Ты чё, старая, совсем плохая стала? – Степаныч заорал громче, злее. – Дрель неси!

- Мишенька! Ну пожалуйста! – у Петровны затряслись губы.

- Дрель! – рявкнул муж. Петровна, утирая глаза рукавом, полезла в шкафчик, куда ещё вчера спрятала ненавистную приспособу.

Со Степанычем Петровна прожила, почитай, всю жизнь. Миша был правильным мужиком – дельным, рукастым, по-хорошему прижимистым. У него всё как-то само собой выходило, спорилось – что работа, что семья, что дети, что дача. Правда, дети давно разъехались по разным странам: взрослый сын выучился в Обнинске и теперь жил в Германии, старшая дочка вышла замуж за чеха, младшая – за украинца. Работа у Степаныча тоже накрылась медным тазом, ещё в девяностые. Ничего, съехали с Нюрой Петровной на дачу, там прожили первые, самые страшные годы, на огурцах и картохе. Потом сын начал зарабатывать на импортных заказах и пересылать какие-то деньги. Дальше жизнь снова потихоньку-полегоньку пошла в горку, так что Петровна даже перестала беспокоиться насчёт того, что не на что будет хоронить.

Одна беда пришла: Степаныч увлёкся яблочным самогоном. Всю жизнь был малопьющим, а вот теперь почал прикладываться к проклятой. Причиной тому был яблоневый сад, оставшийся от нюриной матери. Та любила деревья, ухаживала, заботилась об урожае: варила компоты, варенье, остатки отдавала соседям, которые водили свиней. Однако в девяноста третьем мама померла, некому стало варить компоты и закатывать банки, да и свиньи соседям стали без надобности. А яблони всё плодоносили и плодоносили, и что было делать с урожаями – непонятно. На беду, сосед – тот самый, который раньше водил свиней – научил Степаныча делать яблоневую бражку и перегонять. Рукастый Степаныч соорудил аппарат, который держал в сарае, забил весь подпол вёдрами для бражки, а чтобы мельчить яблоки в пюре, приспособил электродрель с насадкой.

Не то чтобы Степаныч всерьёз заалкашил, нет. По деревенским меркам, пил он умеренно и без закидонов: руку на супружницу не подымал, не буянил, не свинничал. Максимум, что он себе позволял в пьяном образе – достать из сарая трофейный немецкий аккордеон, доставшийся от отца, да спеть «Подмосковные», или там «По долинам и по взгорьям». Но Нюрка, как и всякая русская баба, всю жизнь до одури боялась, что муж сопьётся. И боролась с этим обычными бабскими способами – скандалёзничала, выливала спрятанный самогон, портила аппарат, ну и, конечно, пилила Степаныча как могла. Тот, однако, от этого только больше упирался: аппарат и готовый продукт прятал у соседа, подпол запирал, а Степановну не подпускал к процессу. Все же попытки запилить Михал Степаныча бабским пилением кончались только тем, что он сбегал из дому к соседям и там уж давал себе волю.

Одно было хорошо: Степаныч, кроме яблочной, ничего в рот не брал. Пива он не любил, вино считал потерей времени, а магазинной водке не доверял с той самой поры, как его старинный друг Алексей Петрович помер от поллитры дагестанской. Картофельным же бимбером он по молодости траванулся в Белоруссии, после чего не мог его переносить даже на запах. Но всё это не особенно утешало Петровну: яблок всегда было столько, что заготовки Степаныча хватало на год.

Нюрка жаловалась на пьющего мужа деревенским бабонькам, ища совета. Бабоньки Нюрке сочувствовали и советовали ей по-тихому извести треклятые яблони, но вот на это она как раз пойтить не могла: матушка, умирая, просила дочку заботиться о саде и особенно о деревьях. Материнскую волю Петровна не уважить не смела. Так она и маялась, изводясь сама и изводя мужа.

Из сарая Петровна вышла, как обычно, обиженная. Немножко поплакала, потом пошла ставить картошку: Степаныч затребовал на ужин варёную в мундире. «Наверняка с этой своей гадостью наворачивать будет», привычно и зло подумала баба.

Керосинка чадила: фитили то ли замазутились, то ли что. Взгромождённая наверх кастрюля тихо побулькивала. Петровна сидела, пригорюнившись, на табуретке и жалела себя.

Внезапно в кастрюле что-то булькнуло совсем уж непривычно громко. Зло зашипела вода. Потом оттудова раздался крик – совершенно детский.

Петровна подскочила, сунулась в кастрюлю и увидела там крошечного рыжего человечка в смешном зелёном костюмчике, который пытался выпрыгнуть из кипятка и уцепиться за край посудины.

Не думая, Нюрка сунула руку в кипяток, ухватила человечка, и тут же чуть не выронила – кипящая вода больно вцепилась в руку. Однако Петровна не выронила человечка, а ухватила за рыжий вихор, вытащила из воды, поставила на стол, и только после этого затрясла обваренной кистью и завыла в голос.

- Не суетись, глупая женщина! – пропищал человечек, выждал момент и плюнул на трясущуюся руку. Боль тут же исчезла – как будто её выключили. Степановна ещё пару раз – скорее по инерции – ей взмахнула, потом недоумённо уставилась на неё: вздувшаяся красная кожа как бы опадала и белела. Через пару секунд от ожога не осталась ничего.

- Спасибочки, - только и вымолвила она, таращась на маленького.

- Не стоит, - отмахнулся человечек. – В сущности, это я должен быть вам признателен, - с некоторым неудовольствием сказал он.

- В… вы откуда? – с трудом выталкивая воздух, вышептала Нюрка.

- Вы хотите спросить, кто я и что здесь делаю, - поправил её человечек, осторожными движениями отряхивая и приглаживая костюмчик. – Удовлетворю ваше любопытство. Меня зовут Мармадьюк. Я демон, - последнее он произнёс с гордостью.

Петровна поняла, что у человечка имеется национальность, и тут же пробормотала положенное «да мы чего, да мы ничего, был бы человек хороший».

Демон, однако, остался недоволен.

- Я же сказал: я не человек, я демон! – он даже собрался было грозно топнуть ножкой, но, увидев испуганное лицо Нюрки, смягчился. – В общем, я весьма могущественное существо. Имею честь состоять вторым помощником первого советника Его Темнейшества Веельзевула, - он сделал паузу, явно ожидая какой-то реакции, скорее всего – восторженной.

Петровна наморщила лоб: слово «Веельзевул» ей смутно напомнило что-то церковное. Её подружка Вика Терентьева, когда врачи с Каширки ей сказали, что лечиться поздно, стала набожной и всё читала какие-то тоненькие книжечки про Бога, рок-музыку и штрихкод. В этих книжечках такие слова попадались.

- Зевул… Ангел, что-ли? – робко спросила Нюра.

- В каком-то смысле мы все ангелы, - несколько неопределённо ответил Мармадьюк. – К сожалению, я пал жертвой интриг недоброжелателей. Ничтожные чертеняки! – человечек всё-таки топнул ножкой. Из-под каблучка посыпались искры, Петровна тихо охнула и всплеснула руками. – В общем, меня застали врасплох и понизили в онтологическом статусе. До картофелины, - демон скрипнул зубами. – От таких заклятий можно освободиться только соединёнными силами огня, воды и доброго сердца. Но тут условия совпали в точности. Ну теперь я им покажу! – в тоненьком голоске почувствовалась нешуточная угроза.

- В общем, я вам кое-чем обязан, - признал с сожалением маленький человечек. – И теперь, чтобы окончательно освободиться, я должен исполнить одно ваше желание. Надеюсь, - угрожающе закончил он, - вы не потребуете от меня ничего слишком хорошего. Я всё-таки демон и добро людям делаю только в исключительных случаях и сугубо локально.

- Да что вы, - всплеснула руками Нюра. – Да зачем так… Да чего я… Вы идите, - наконец, собралась она с мыслями, - по своим делам, ежели чего.

- Глупая женщина! Я не могу уйти, не выполнив твоего желания! Это магическое условие, неужели это так трудно понять? – демон снова топнул ножкой, выбив из стола сноп искр. – Быстро говори, что тебе надо. Деньги?

- Ой, не надо горя этого! – вскрикнула испуганная Петровна и заплакала.

Мармадьюк посмотрел на неё внимательно и, кажется, немного смягчился.

- Понимаю, - протянул он. – Отберут и накажут, у вас такая страна. Ладно. Новый дом?

Петровна в ужасе замахала руками.

- Понимаю, сельсовет, соседи, будут тянуть деньги, потом сожгут… - пробормотал он. – Картиру в Москве и хорошую пенсию?

- Никогда мы хорошо не жили, не стоит и начинать, - вздохнула Петровна.

- Гм, гм… Ну, может, всё-таки чего-то хочется? Чего-нибудь безобидного? Морщины на лице вывести? Кошка старая чтобы подольше пожила? У соседа чтоб корова сдохла? – последнее он сказал с явной надеждой в голосе.

От сарая донеслись звуки аккордеона. Степаныч, пока работал, изрядно угостился прошлогодней продукцией и ему захорошело.

- Чтоб Степаныч не пил! – выплеснула Нюрка заветное.

- Не пил? Прямое вмешательство в свободную волю человека, к сожалению, доступно только высшим тёмным силам, - нахмурился человечек.

- Ну чтоб не гнал эту свою яблочную, - поправилась Петровна и рассказала маленькому человечку о своём горе.

Мармадьюк задумался, уселся на край стола, поболтал ножками.

- Так-так-так, - протянул он. – Значит, яблоки… Кроме этого своего домашнего кальвадоса, другого не пьёт… При этом сад изводить нельзя… Ломать аппарат бесполезно – будет гнать у соседа… Гм, вот что! – он щёлкнул пальцами, осыпав искрами столешницу. – А если эти яблоки будут у вас покупать? Продашь весь урожай, мужику запилишь, что в хозяйстве деньги нужны. Нормально будет?

- Покупать? – не поняла Нюрка. – Кто ж наши яблоки купит, когда их как грязи?

- Городские купят, - демон ухмыльнулся, явно радуясь какой-то пришедшей в голову идее. – В Москву повезут.

- Да кому ж в Москве наша антоновка нужна?! – Петровна посмотрела на демона как на глупого. – Москвичи всё дорогое едят, иностранное…

- Ну а если не будет иностранного? – демон снова улыбнулся, как-то уже совсем нехорошо.

- То есть как? – не поняла бабка.

- А вот так. Говорю же, я второй помощник первого советника Его Темнейшества… Одну минуту, - он вытащил из внутреннего кармана костюмчика крошечную телефонную трубку, что-то понажимал, прикрыл трубу ладонью и заговорил очень тихо. Доносились только отдельные слова и фразочки «да, это я», «всё нормально», «есть идейка», «поддержка отечественного производителя, например», «это ещё лучше», «пусть сами всё запретят», «да, и вайфай по талонам», «позвони Володину, ему понравится».

Закончив разговор, Мармадьюк подмигнул бабке и заявил:

- В общем, в следующем году приедут перекупщики и все яблоки у тебя заберут. Не то чтобы дорого, но всё-таки копейка в хозяйство. Степанычу привет.

Он оправил зелёный сюртучок, явно намереваясь исчезнуть.

- Спасибочки, - выдохнула бабка.

- Не благодари, - усмехнулся демон. – Я всё-таки тёмная сила. Смотри, - начал он загибать пальцы. – Много денег вам за яблоки не дадут. Зато Степаныча ты лишила единственной радости в жизни. Будет он вечно угрюмым, нервным, ты его запилишь, он и помрёт быстрее. А вот миллионы людишек по всей вашей странишке прищемят и ущучат. Не сильно, а всё-таки ущемят, - он потёр маленькие ручки и окончательно испарился.

«Па далинам и пааа взгорьям…» - донеслось от сарая.

- Ну хоть пить не будет, - вздохнула бабка. – Главное чтоб не пил.

)(

http://krylov.livejournal.com/3365965.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17435
    • Просмотр профиля
Re: Константин Крылов
« Ответ #3 : Октябрь 23, 2014, 02:44:32 am »
Кое-что о выступлениях Стрелкова

Я смотрю, много разных людей начали активно комментировать последние выступления Стрелкова. В особенности – его переписку с Михаилом Ходорковским, которую многие уже определили как «политическое самоубийство» Стрелкова. Ибо Стрелоков наговорил там какие-то чудовищные, совершенно чудовищные вещи.

Прежде чем продолжить, я попрошу моих дорогих читателей временно отключить свои нравственные и эстетические симпатии. То есть воспринимать сказанное исключительно головой. А не сердцем, печёнкой или внутримышечно.




Так вот. Стрелков - литератор и сотрудник спецслужб. Обе эти профессии предполагают вполне определённое отношение к словам. А именно – слова являются орудиями воздействия на психику. На чью именно – зависит от того, кому они на самом деле адресованы. Повторяю: на самом деле. Если нечто прочтёт миллион человек, а вы хотели произвести некое впечатление на десять, то для вас важны реакции этих десяти. Остальные – не в счёт.

Далее. Кому же именно Стрелков адресует свои речи? Нам, дорогие читатели? Ну, отчасти и нам тоже. Но нас он воспринимает скорее как свидетелей при важном разговоре. «Все слышали, что я сказал? Да, я сказал именно это!». Ну и, конечно, ещё и как способ заставить себя слушать. «То, что крикнуто на площади, доложат королю». Но всё равно – реальным адресатом является король. В нашем случае – российская власть. Отчасти – власти других государств и прочие «внешие силы». Но в первую очередь – именно российская власть. Именно на её реакцию он рассчитывает, именно к ней он обращается. Всё остальное – лишь способ заставить себя услышать.

Чего Стрелков добивался и добивается в течении всего времени конфликта? Он всё время, с первого дня и до последнего, настаивает на одном и том же. А именно – на максимальном вовлечении России в новоросско-украинский конфликт. Причём именно на стороне Новороссии. Что, кстати, далеко не так очевидно, как нам тут временами кажется: РФ «другой рукой» поддерживает Украину, и Стрелков об этом отлично знает.

Зачем ему это? Затем, что у него есть – судя по всему, что я у него прочёл, а читал я его тексты внимательно - определённое представление о том, как устроена Российская Федерация.

Если коротко. РФ – это замкнутая система, лишённая развития, внутри которой никакие перемены невозможны в принципе, а все внешние контуры замкнуты именно на те силы, которые заинтересованы в закрытости РФ. Изнутри такая система невскрываема: любое действие порождает равное по силе противодействие. Конечно, «с небольшой погрешностью» [1], но пока эта погрешность накопится, мы все умрём.

Из этого следует, что россиянскую систему можно изменить только извне. Если РФ ввяжется во что-то внешнеполитическое, например, ей придётся меняться. Причём меняться в ту сторону, которая обеспечит ей успех.

Заметьте: я сейчас не обсуждаю, верна эта картинка или нет. Это вопрос философический. Хотя многие знакомые мне люди разных убеждений приходили именно к этому в ходе практической деятельности. Нечто подобное я слышал и от либералов, и от националистов, и от левых. С нюансировкой, разумеется – но не в этом соль.

Продолжим. Судя по всей медийной активности Стрелкова, у него есть две чётко очерченные цели.


1. Убедить руководств РФ, что настоящим успехом в данной конкретной ситуации является сохранение и расширение территорий ДНР и ЛНР (а не, скажем, их сдача «украинским партнёрам»).

2. Убедить руководство РФ, что добиться этого можно только увеличением военной, экономической и какой угодно ещё помощи республикам.



Повторяю: важно то, что данные действия имеют не только внешнеполитическое, но и внутриполитическое значение. Режиму, если он увязнет в Новороссии, придётся кое в чём измениться. В том числе – в некоторых вопросах, в которых он раньше не готов был подвинуться ни на скрупул. Sapienti sat.

Что Стрелков готов делать и говорить ради достижения этих целей? Я так думаю – всё что угодно. Включая публичное целование левого ботинка Путина. Ну и, конечно же, любых проклятий в адрес его врагов - от которых, по мнению Стрелкова, всё равно никакого толку. А также всего, что понадобится впредь.

И ещё раз напоминаю: это мои личные домыслы. Возможно, я ошибаюсь. Но - - -



[1] Связанной с тем, что даже отдельный россиянин, как бы он ни был гадок и жалок, всё-таки является для системы чем-то иным, чем она сама. Другое дело, что мера его инаковости ничтожно мала, и к тому же система имеет много способов свести её к нулю.



)(

http://krylov.livejournal.com/3393047.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17435
    • Просмотр профиля
Re: Константин Крылов
« Ответ #4 : Ноябрь 09, 2014, 12:17:37 pm »
Из цикла «Добрые сказки»


   
Жил да был Добрый Алкоголик, и было ему всех жалко. Поэтому он пил за всех на свете. Видит Бедную Старушку – пойдёт и выпьет за её здоровьичко. Услышит, как мяукает Брошенный Котёночек – и за него выпьет, чтоб его нашли добрые люди и приютили. Наступит случайно на Первый Подснежник – помянет хоть стопариком.

Пил он также за Деревья, чтоб зеленели, за Старые Скворечни, чтоб не рассыхались, за Корабли в море, чтобы плыли они через все шторма, и за Шторма пил, чтобы не было от них вреда, и за Рыбок, чтоб дружили между собой и не кушали друг друга, и за Маленьких Мальчиков и Девочек, чтоб выросли добрыми и хорошими, и за Боженьку пил, чтобы тот пребывал в блаженстве. И даже за Российские Власти пил, потому что за них никто не пьёт.

А поскольку в мире очень-очень много зла и страдания, Добрый Алкоголик быстро спился и умер. И никто по нему и слезинки не пролил, а только говорили – туда ему и дорога, пропойце окаянному.

Зато Боженька увидел его доброе сердце и вознёс его на престол Свой у подножия радуги, и посадил во главу стола. И там увидел Добрый Алкоголик всех, за кого пил – и Котиков, и Шторма, и Первые Подснежники, и много-много Маленьких Мальчиков и Девочек, и самого Боженьку тоже увидел. И даже отдельных представителей Российских Властей, поднятых по такому случаю из самых-самых адских глубин.

И у всех, представьте себе – нОлито.

А перед ним самим – и водка, и коньяк, и текила, и ром, и самогонка деревенская, и винишко красное, и шампусик. Ну словом, всё что душе угодно.

Тут заплакал Добрый Алкоголик – не потому, что выпить хотел, а потому, что вот так его приветили и оценили.

А все-все-все, за кого он пил – подняли рюмочки, да как скажут:

- Доброго вам здоровьичка, Борис Николаевич!

http://krylov.livejournal.com/3401016.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17435
    • Просмотр профиля
Re: Константин Крылов
« Ответ #5 : Ноябрь 25, 2014, 10:14:14 pm »
Мой крымнаш. Мемуар


   
Меня тут спросили (в моём личном вопрошальнике), давно ли я считаю Крым российским.

Я решил ответить на этот вопрос развёрнуто и исчерпывающе.

1

Не помню, сколько мне было лет, когда мой дед, Кондратьев Иван Михайлович, рассказывал мне о Хрущёве. Помню только, что это было на даче, летом. Я тогда только-только разрыл в сарае вороха старых советских журналов, и мне было ужасно интересно, почему журналы шестидесятых на порядок интереснее журналов семидесятых.

Разговор, помню, был длинный, так как деду было что вспомнить. Однако первые же слова про Хруща были такие: «кукурузу разводил за Полярным Кругом и Крым хохлам подарил».

Про кукурузу я слышал и раньше, а вот новость про Крым была именно новостью. Я в Крыму не бывал, но все наши знакомые там отдыхали, и я уже знал, что это лучшее в Союзе место, где отдыхают - и что там даже делают сладкое вино, а больше нигде. Я также слышал выражение «всесоюзная здравница». И считал, что Крым, наверное, «всесоюзный» и есть. И то, что его, оказывается, когда-то отдали «хохлам», меня очень сильно удивило.

Кто такие «хохлы», я уже знал, и даже два раза. С одной стороны, были литературные украинцы, про которых писали Гоголь и Аркадий Гайдар. У Гоголя они были смешные, а у Гайдара – весёлые и певучие. С другой стороны, были мальчики и девочки с фамилиями на «ик» и «ко» и их родители. Мальчики как мальчики, девочки как девочки. Например, моя подруга юных лет - красивая, злая, черноволосая Наташа Стадник, чей папаша, хорошо устроенный московский украинец с крепкими щеками, любил побурчать на кухне про москалей. Или записной хулиган Романюк из неблагополучной семьи – он регулярно сбегал из дому, а на чердаке соседнего у него было что-то вроде выездной резиденции, с матрасом, чайником и подвешенными на верёвочках голубиными скелетиками. Или школьный мой кореш Мазанько – тихий грязнуля, обладающий чудодейственной способностью выходить сухим из воды во всех решительно обстоятельствах… А в общем-то, дети как дети, родители как родители. Однако ж мне было совершенно непонятно, почему это вдруг украинцам – и весёлым, и обычным – отписали «всесоюзную здравницу». Это было как-то странно, нелепо и несправедливо.

В дальшейшем Наташа уехала на Запад и там счастливо устроилась, Романюка – по слухам - убили в девяностые, а что случилось с Мазанько, не знаю. Что они там думали про Крым и думали ли вообще, я ни у кого из них так и не поинтересовался.

Но вот мне лично стало ясно: Хрущ вообще был дурак и хуже дурака, а в данном случае он сделал какую-то совсем уж гадость.

2

Несколько позже – уже в старших классах – тот же самый вопрос был задан (не мной) нашему учителю истории, Вячеславу Семёновичу Сорокину, замечательному совершенно дядьке, умнице, цинику и всеобщему любимцу. У него была совершенно замечательная манера отвечать не неприятные вопросы в два этапа: сначала оглашать более-менее официальную версию, а потом давать другую, как бы реалистическую, но при этом ни в коем случае не антисоветскую. Иногда между этими краями объяснений он протягивал своего рода веточку из пары-тройки дополнительных интерпретаций, служивших как бы связующим звеном между официозом и правдой. В данном случае сначала объявил, что Крым был передан Украине как подарок к двухсотлетию «дружбы Украины с Россией». Потом упомянул о хозяйственной связности – дескать, электричество и вода всё равно поставляются в Крым из Украины. Дальше намекнул, что всё территориальное деление Союза всё равно неважно, так как всё равно у нас единая страна и никакие границы внутри неё всё равно не имеют значения. Исчерпав же всё это, он вздохнул и сообщил – «а вообще-то Хрущёва знаете за что сняли? За волюнтаризм».

В момент произнесения последнего слова он выразительно покрутил пальцем у виска.

3

Иную версию мне рассказали в доме знакомых моих друзей. В доме жили прекрасные, интеллигентные люди, на полках стояли томики «всемирки», а за ними – Ницше в переводе Солдатенкова, ардисовский Набоков, бледноватая ксера гулаг-архипелага и прочие сокровища духа, среди которых, как змея среди лилий, таилась и фотокопия сочинения Розанова про обонятельное и осязательное отношение евреев в крови (это не всем показывали). На кухне этого дома я услышал, что Крым предполагалось отдать евреям для обустройства Израиля на советской земле, но что-то не срослось и его в отместку отдали украинцам.

Почему Крым надо было непременно кому-то отдавать, я так и не понял. Не понял я и того, следует ли позлорадоствовать, что евреи на сей раз не добились своего, или позавидовать, что вместо советского Крыма они получили безумнороскошный Израиль.

Я на всякий случай испытал оба чувства.

4

В ведомственном доме отдыха под Новороссийском – я ездил туда дважды, с матерью, второй раз я сбежал оттуда досрочно из-за разъедающей ум скуки – довольно часто велись дискуссии на тему того, где лучше отдыхать: здесь или в Крыму. Сходились на том, что в Крыму, в общем, лучше, но и народу там больше, зато рестораны и вино. Впрочем, крымское вино пили и в Новороссийске. Там я впервые попробовал «Мускат белый красного камня». Тогда никому и в голову не приходило, что на этикетке может быть написано «Мускат бiлый червоного каменю».

При этом я помню какие-то укранские вина с украинскими этикетками (запомнил ужасные слова «напiв солодкий»). Были, да. Но не крымские, нет.

То есть иллюзию «всесоюзности» блюли даже на этом уровне.

5

В восемьдесят девятом я довольно часто общался со знакомым моего друга, украинцем белорусского происхождения, наезжавшим в Москву по делам. Работал он на киевском радио в немалой должности. К тому моменту он был полностью распропагандирован – то есть постоянно говорил только о том, как москали мучали и грабили Украину и как Украина сладко и жирно заживёт без них. При этом он был пока ещё открыт для дискуссии, то есть пытался рассуждать рационально. Например, он доказывал – со ссылками на украинских экономистов – что через пять лет Украина будет кормить половину Европы, а потом и всю. Доказывал он это ссылками на потрясающе-невероятное качество украинских продуктов и их столь же невероятно-потрясающую дешевизну сравнительно с европейскими. «Ну смотрите сами» - горячился он, - «в Голландии огурцы из оранжереи, они там на гидропонике, и стоят как золотые; а украинский огурчик – он с грядочки, настоящий, крепенький, вот!» - он сжимал сухой интеллигентный кулачок, как бы показывая крепость украинского огурчика, который просто выпрет вяло-сопливую голландскую гидропонику. Он даже приводил цифры – сколько стоит банка огурцов там, и сколько получит Украина, если будет продавать свои огурчики с грядочки в полтора раза дешевле. Получалось, что на одних огурчиках украинские трудящиеся озолотятся, а потом покроются кристаллами Сваровски – о которых в наших краях тогда знали ещё не все.

То, что Россия дико, невероято оголодает и обнищает сразу после того, как Украина перестанет её кормить, он был убеждён абсолютно, тысячепроцентно. Это для него было такой же самоочевидной истиной, как и завтрашний восход Солнца. «Ну я же знаю» - рассказывал он мне и моему другу, сидя на его кухни и поедая испечённые мамой друга картофельные оладушки. «Украина всегда кормила Россию. Как только мы перестанем отдавать свои продукты, Россия начнёт пухнуть от голода. У вас же кроме картошки ничего не растёт. И та мелкая, её чистишь – половина с кожурой уходит. А у нас картоха во!» - он раздвигал руки, как хвастливый рыбак.

Что же касается Крыма, то он как-то упомянул, что Крым, конечно же, останется в составе Украины – и более того, крымчане будут стоять на коленях и молить, чтобы их как-нибудь случайно не отдали стремительно нищающей и распадающейся России. Относительно стратегии развития полуострова он не беспокоился: по его мнению, Крым станет международным курортом уровня Лазурного Берега, только лучше. Правда, добавлял он, полуостров надо почистить от москалей, которые будут гадить. Но, скорее всего, добавлял он, они сами разбегутся или перейдут на сторону украинского народа. Украинцы очень терпеливые и добрые, добавлял он, они русских примут, прокормят и обогреют – разумеется, на определённых условиях: выучить язык, быть благодарными за оказанную милость и знать своё место. «Но вы, ребята, не тревожьтесь, я вам работу в Киеве найду» - утешал он нас, глядя на наши скептически-обеспокоенные лица.

В девяноста пятом товарищ приехал в Москву искать работу – его попёрли с киевского радио по причине интриг, а также (если верить его рассказу) не вполне украинского происхождения. Свои прошлые рассказы о неминуемом украинском счастье он намертво забыл. А когда я ему напомнил – обиделся. Даже, можно сказать, оскорбился.

Что касается Крыма, то он в ту пору считал, что тот отойдёт Турции, которая крымчан (за исключением т.н. «кырымтатар») депортирует, на чём всё и кончится.

Мне это тогда показалось очень возможным, но крайне обидным. "Из-под турков не вытащишь".

6

В девяноста первом, зимой, когда я пришёл на работу и узнал, что Союз Нерушимый таки ой, разговорчик в лаборатории довольно быстро перешёл на крымскую тему. Все сходились на том, что Крым в составе Украины – это какая-то чушь, которую крымчане сейчас отменят. Споры были, будет ли Крым ещё одним независимым государством или вернётся в Россию. Хрущёва поминали недобрым словом – как дурака и путаника, из-за которого «вот это всё выскочило».

Сейчас один из тогдашних собеседников живёт в Канаде и пишет в фейсбук что-то проукраинское. Остальных я как-то потерял из виду.

7

В девяноста втором Крым вроде как принял декларацию о независимости, потом её отменил, потом были ещё какие-то безобразия.

Я тогда за этим специально не следил – потому как «надо же было что-то жрать». Поэтому сильно удивился, когда узнал, что Крым каким-то образом вдруг да остался украинским. Но тогда я решил, что это ненадолго.

8

В девяноста четвёртом президентом Крыма был избран Юрий Мешков, считавшийся «русским» - в смысле, «за русских, за Россию, против вот этого всего». Помню какой-то кухонный разговор с друзьями за самодельной пиццей с обрезками колбасы и пивом из киоска. Все сходились на том, что сейчас Крым, конечно, вернётся в Россию, дело-то естественное. Обсуждалось только то, сможет ли Россия Крым прокормить.

Хозяин той квартиры сам был урождённым крымчанином. С родины он уехал, чтобы поступить в Физтех. Крым он вспоминал с тоской – ему нравился климат. Родную школу не любил за уроки украинского: по его словам «это был какой-то ежедневный плевок в мозги». Возможно, в крымской школе плохо преподавали украинский. Ещё больше он ненавидел украинскую литературу. Помню, он рассказывал, как их заставляли учить какую-то укранскую песню про казака, которого подвесили за ребро на крюк, и как же это было отвратительно. Ради справедливости: русскую литературу он тоже терпеть не мог, а любил исключительно западную фантастику и Толкиена. Однако по поводу Крыма у него было совершенно однозначное мнение – он может быть чей угодно, только не украинский.

Потому что это нелепо, что-ли, ну всё равно как Тибет отдать даже не Китаю, а Вьетнаму какому-нибудь, да.

9

Когда я только-только познакомился с первыми русскими националистами, тот факт, что Крым был отдан Украине ну абсолютно незаконно и должен быть при первой же возможности возвращён, признавался абсолютно всеми ими. Это даже не обсуждалось – это был абсолютный консенсус. Споры могли вестись по другим вопросам – например, точно ли будет хорошо, если наши МИГи сядут в Риге. Или – надо ли возвращать Аляску. Или – является ли Православие абсолютной истиной или всё-таки нет. Тут могли быть разные мнения. По Крыму тогда разных мнений не было в принципе.

Был, однако, вопрос – как в связи с этим относиться к Лужкову. Который, если кт помнит, был «за возвращение Севастополя». Обычно происходило так: Лужков посещал Севастополь или делал какое-нибудь по нему заявление, и в этот момент ему прощали всё или почти всё. В остальное время его скорее не любили. В Москве, разумеется. Что касается вестей из Севастополя – там его воспринимали как благодетеля, который «не забыл». Во всяком случае, встречали его там огромными толпами с лозунгами «Верните Севастополь в Россию».

Когда Лужка в 2008 объявили на Украине персоной нон грата и запретили въезд – этим возмущались даже те, кто считал Лужкова ставленником национальных мафий (кем он, собственно, и являлся). Но это было потом.

10

Я мог бы писать ещё долго – про домайданный Киев, про крымских татар, про исторические штудии, про хохлосрач и мовобой, и про всякое разное прочее. Но я не для этого писал сей длинный мемуар.

Граждане дорогие. Поймите одну простую вещь. Я всю жизнь – ВСЮ ЖИЗНЬ – считал, что Крым русский и должен быть русским. Не обязательно российским (в смысле «быть в РФ»), но, конечно, русским, а никаким не украинским. Украинским же он ни в коем случае не должен быть, как и турецким, вьетнамским и мадагаскарским.

И когда вы вдруг вы, свежесделанные, только вчера захохлячившиеся заукропы, начинаете мне в лицо орать, что это, оказывается, я только в последний год, россиянской пропаганды насмотревшись, вдруг стал так думать, мне хочется послать вас, дорогие мои, к свиньям собачьим.

По себе-то не судите, ага-ага.

)(

http://krylov.livejournal.com/3408849.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17435
    • Просмотр профиля
Re: Константин Крылов
« Ответ #6 : Декабрь 31, 2014, 09:19:23 pm »
Новогоднее поздравление от Константина Крылова

Дорогие соратники!

Поздравляю всех с наступающим Новым Годом!

Кажется, впервые за много лет эта фраза – «поздравляю с Новым Годом» - выглядит осмысленно. Потому что есть все основания полагать, что год будет действительно новым, а не пошлой пародией на прошлый год, который был пародией на позапрошлый, и так далее. Во всяком случае, именно так переживались предыдущие годы. Казалось, история прекратила течение своё, а самым значимым событием десятилетия станет скандал вокруг «пусси риот».


Я хорошо помню настроение, с которым встречали четырнадцатый. Новогодние столы были хороши, а вот разговоры – не очень. Где-то обсуждали летние вакации, где-то – брать или не брать кредит, а основная тема про политику была – когда же умрёт Путин. Потому что было понятно: пока Путин на месте, ничего никуда никогда не сдвинется. Правда, под конец года Ходорковского выпустили. Ну, вот на него надежда – он, может, задаст Путину жару. И ещё Олимпиада ожидается. Хоть бы она провалилась, тоже ведь событие.
Ну, Путин на месте остался. Олимпиада прошла с блеском. Ходорковский ничем себя не проявил. А вот всё остальное перевернулось. До такой степени, что люди из тринадцатого года не поняли бы людей из четырнадцатого. Просто на уровне слов. «Ополчение», «колорады», «небратья». «вата», «укропы» - это всё кто такие? Что за бредовое, выносящее мозг словосочетание – «бои за Донецкий аэропорт»? Что за новое экономическое понятие – «секторальные санкции»? Исчез пармезан, появился Крым, доллар идёт по шестьдесят рублей, Россия – международный изгой… Кстати, что такое «Исламское государство»? Да, но ведь была же Олимпиада. Кто-нибудь помнит про Олимпиаду? Какая Олимпиада, тут Навального судят! «Шо, опять?» Нет, снова. Нет, не посадили, а взяли брата заложником. Что, вот прямо так? А вот так. Чай не Лимонов. А что с Лимоновым? Да с ним-то ничего, вон он, тридцать первого митингует у памятника Маяковского. Ой, Лимонова разрешили? А, кому оон нужен, он вата и колорад. Лучше давайте про баррель. Сколько за него, родимого, дают?


Что касается политического поля, то от картинки тринадцатого года остались только ямы да рытвины. Либералы внезапно и страстно полюбили правый национализм и фашистскую эстетику – правда, в украинском исполнении. Известная часть русских националистов поехали на Украину убивать русских. Левые смесились, примыкая то к русской, то к украинской стороне, по самым неожиданным причинам. И даже общественные активисты, которые по старым понятиям считались если не священными, то неприкосновенными, внезапно оказались в положении разменной монеты. Помните проклятия, обрушившиеся на Доктора Лизу? Или возвышение певца Макаревича, о котором, казалось бы, забыли даже старые черепахи? Всё, решительно всё смешалось в нашем теремке.
И главное – нет никаких оснований думать, что в следующем году нас не ждёт полный мешок сюрпризов.


Чего пожелать в таких обстоятельствах? Да того, чтобы нам, добрым русским людям, из этого мешка выпали не одни только синяки да шишки, как раньше, а хоть сколько-нибудь пирогов да пышек. И чтобы мы успели их ухватить и никому не отдать, как это с нами частенько случается.

В общем, соратники - удачи! Она нам очень понадобится.

Председатель Совета Партии Константин Крылов

http://vol-majya.livejournal.com/933468.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17435
    • Просмотр профиля
Re: Константин Крылов
« Ответ #7 : Март 03, 2015, 01:09:56 pm »
Инсайт/д


   
До меня только что дошло, что два самых известных мифа о Цое – что он подавился мацой и что он до сих пор жив – вместе образуют тайный миф о Спящем Царевиче.

Ну то есть.

Был Виктор Цой прекрасен и пел дивные песни. Ему позавидовали злые Жыды и решили отравить его мацою, сделанной из шоколада для похудения, менструальной крови бельгийских младенцев и украинского благородства (с тех самых пор этих вещей на Земле больше не осталось). Наивный Цой съел кусочек той мацы, да не умер, а лишь подавился ею, и оттого впал в каталепсию.

И теперь таится он в крымской пещере, во гробе хрустальном на цепях между столбов. И, пребывая в бессознательности, ждёт, пока придёт к нему духовно богатая дева и споёт ему песню, гаже и пошлее которой на всём свете нет. Цой от той песни проблюётся, ядовитая маца выскочит из горла, тут-то он и вспрянет ото сна, споёт песню «мы ждём перемен», и всё плохое уйдёт, а всё хорошее придёт, и даже два раза.

Да не сочинили ещё такую гадкую-прегадкую песню.

Хотя вся эстрада российская над этим работает.

)(

http://krylov.livejournal.com/3425945.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17435
    • Просмотр профиля
Re: Константин Крылов
« Ответ #8 : Март 24, 2015, 04:28:05 pm »
Русский консервативный форум. Воспоминания участника


   
Лично для меня это мероприятие началось со звонка. Звонок был утрешний, ранний, я досыпал последний сладкий сон. Однако ж дела делами, и телефончик я взял почти без раздражения.

- Здравствуйте, с вами говорит такая-то, - прожурчало в трубке, - я представляю (дальше было название почтенной бумажной газеты либеральной направленности). – Как вы прокомментируете тот факт, что перед святым праздником в Петербурге собираются провести нацистское сборище?

- Перед Песахом, что-ли? – буркнул я спросонок, мучительно пытась припомнить, что там за чем следует. – И что?

- Я говорю, - уже более нервно ответила журналистка, - что в Петербурге, городе-блокаднике, сборище фашистов и нацистов собирается!

- По-моему, это очень странная идея, - тем же тоном буркнул я, надеясь завершить разговор и ещё немного поспать.

- Русский консервативный форум! – журналистка повысила голос. Слово «русский» было произнесено таким тоном, каким прокурор приводит решающий аргумент в пользу виновности подсудимого.

Во мне же включилось занудство – этим я вообще отличаюсь, особенно спросонья.

- Консерватор не может быть фашистом, фашизм – это сугубо модернистская идеология, - начал я.

Девушка меня раздражённо прослушала и повторила вопрос. С тем добавлением, что в Питер «слетаются самые одиозные фашистские партии» и «зачем это надо Путину».

Тут у меня в голове, наконец, щёлкнуло. Речь шла о мероприятии, неофициально организуемом (есть у нас в стране такая организационная форма) партией «Родина». На которое я вроде бы даже был приглашён – вместе с рядом других единопартийцев, включая мою супругу Надежду Шалимову.

- Ну а чего вы хотите? – спросил я. – Россия сейчас в международной изоляции. Это неприятно. В таких случаях любая страна начинает искать контакты среди любых сколько-нибудь системных политиков другой стороны, чтобы показать – мы не одни, люди доброй воли нас поддерживают. Советские товарищи целые компартии для этих целей содержали. А вообще это стандартная техника.

Закончив разговор на этой ноте, я всё-таки встал и пошёл читать интернет – что про мероприятие говорят и пишут. Минут через двадцать я оторвался от экрана и окончательно решил – «да, надо ехать».

Забегая вперёд. Я вообще человек не злой и коммуникабельный, и считаю, что с людьми нужно разговаривать и людей нужно слушать. Разных людей. Мне не трудно сходить и пообщаться с любой практически публикой. Правда, на официальные мероприятия меня зовут неохотно. Так как, при всей коммуникабельности и готовности соблюдать конвенции, у меня есть привычка говорить то, что считаю правильным и не говорить того, что считаю неправильным. Не знаю почему, но это воспринимается большинством организаторов всяких мероприятий как некомильфо и неформат. Так что, когда меня всё-таки куда-то приглашают, я это воспринимаю как признак того, что эти люди, как минимум, способны выдержать хотя бы минимальный уровень дискуссионности. Что уже в плюс.

Кроме того, мне хотелось посмотреть на пресловутых «европейских правых». Я когда-то читал о них в ранних девяностых в дугинских журнальчиках – о тонких интеллектуалах, эстетах и эзотериках, борцах с Евросоюзом и американской гегемонией, проповедниках традиционных ценностей, оклеветанных и оболганных силами мирового атлантизма. Впоследствии я познакомился с первоисточниками, почитал партийные программы и особого эстетизма и эзотерики в них не нашёл – как, впрочем, и особых ужасов. Но посмотреть и послушать всё-таки хотелось. Заодно и что-то сказать самому.

И, наконец, скандал, устроенный изряднопорядочной частью публики, меня окончательно убедил: если уж эти товарищи подняли такой кипеш, точно надо ехать, как свободолюбцу и противнику шельмований и огульных охаиваний.

Пропущу бытовые подробности. Скажу только, что добираться до города на Неве, ежели не свезло с билетами на благословенный «Сапсан», как было делом непростым, так и остаётся. Тем более, мы с Надеждой везли с собой огроменную пачку журнала «Вопросы Национализма», с которой пришлось намучиться. Зато Петербург прекрасен, Царское Село - куда меня наконец-то, затащили друзья – волшебно, а люди просто прекрасны собою изнутри, извне и ан масс.

Так что начну с того, как я, нервно поправляя галстук, вошёл в фешенебельные недра отеля Holiday Inn, где и происходило действо. Надежда тут же занялась журналом, который надо было принести, доставить и разложить. Я тем временем встал в очередь на аккредитацию и разговорлися с Михаилом Черновым, который с Ленты.ру. Он мне, в частности, сказал, что мероприятие обещали бойкотировать антифашисты. Я не очень понял про бойкот – насколько мне известно, это слово означает, что они на мероприятие не придут и других к тому же призовут. Из других источников, однако, выяснилось, что они, наоборот, собирались прийти и даже приходили, но были разогнаны и вроде бы даже побиты. Я им посочувствовал.

Хотя по фойе и здороваясь со знакомыми, я тихонько приглядывался к публике, надеясь опознать фашистов. Нет, я не надеялся, что они приедут в чёрных мундирах и начнут кидать зиги прямо в стеклянные глаза телекамер. Однако у меня всё ещё есть глупая привычка рассчитывать, что люди будут соответствовать хоть каким-то штампам и стандартам. Так что я очень надеялся увидеть хотя бы парочку тяжёлых подбородков, немигающих стальных глаз, идеально прокачанных тел, а то и татуировочку с рунными символами. Однако ничего подобного не наблюдалось. Попадающиеся мне на глаза иностранцы были похожи на типических «общественных деятелей» средней руки. Каковыми они, судя по всему, и являлись. А такие товарищи никаких тату себе не набивают в принципе. «Не та среда».

Забегая вперёд: так оно и оказалось. Собравшиеся были европарламентариями, представителями – а то и руководителями – всяких фондов и центров, и тому подобными понятными людьми.

Без театральных эффектов, однако ж, не обошлось: среди публики присутствовало несколько казачков в форме и несколько человек в камуфляже и т.п. Погоды они не делали, а картину оживляли.

Символом форума стал лебедь, плавающий в луже с очертаниями России. Правда, южная граница лужи-страны была какая-то не такая. Это горячо обсуждалось собравшимися – кто-то искал и не находил в луже Крым, кто-то, напротив, обнаруживал целый Казахстан. Меня же, скорее, заинтересовал сам символ: почему вдруг Россия затоплена и что скрывается в этих водах. Я свернул дискуссию в этому, и кто-то предположил, что в луже скрываются рак и щука. Тут-то всё и разъяснилось – организаторы форума таким образом подчеркнули своё стремление к многополярному и многовекторному миру. Ибо лучшего символа многовекторности и многополярности, чем крыловские герои, покамест никто не придумал. Правда, осталось неясным, где же воз. Но, видимо, он был и ныне там, то бишь под водой.

Не столь весёлыми были разговоры, связанные с пресловутым форматом «неофициальной организации», а также с обычными российскими игрищами «кого пускать, кого не пускать». Люди спрашивали друг друга, приедет ли такой-то и пустили ли к нам того-то. Ответы обычно бывали отрицательными – «нет, этого не будет, вы же понимаете», или «нет, визу МИД не оформил, ну это политика». Я, конечно, понимал, что организаторы тут совершенно ни при чём, а вся вина лежит на тех, кто сверху. Хотя все эти разговоры обычно кончались «спасибо скажи, что вообще разрешили». Я вспоминал либеральные крики о том, как Путин и его банда собирает со всего света фашистов, и мне становилось как-то совсем уж неловко.

Размышляя над всем этим, я сунулся было в зал, где и должно было всё случиться. Но довольно быстро ушёл, так как кому-то вздумалось запустить через колонки какие-то песни патриотического содержания. Меня это, честно говоря, разозлило. Я и на митингах-то этого не люблю, а уж в ситуации, когда люди только собрались и им нужно познакомиться и поговорить, это… «это я уже вообще не знаю что». На мои расспросы «что это такое вообще и как это прекратить» отловленные мною организаторы отвечали «не знаю». В конце концов кто-то мне объяснил, что «у нас тут накладки, опаздываем, вот и включили».

Я упоминаю этот неприятный момент, поскольку он был единственным. Всё остальное было подготовлено как следует. Начиная с размеров зала – поместились почти все, но и свободных мест не было – и кончая синхронным переводом речей иностранцев. Чувствовалось, что с оргресурсом у людей всё в порядке, с возможностями – тоже. Даже пресловутая накладка с началом была, в общем-то, вполне штатной. Может быть, ждали кого-то из спикеров. В наших условиях, когда любая поездка на колёсах по Москве или Питеру превращается в бег с препятствиями – это, считай, «пустяки, дело житейское».

Открыл мероприятие организатор форума и координатор питерского отделения партии «Родина» Юрий Любомирский. Выступал он с огоньком, так что переводчик еле успевал. В конце он упомянул «имперский город Питер» и провозгласил тост (во всяком случае, прозвучало это как тост) «За свободу! За нацию! За родину!» Ну что ж - если бы мне тогда принесли бы шампанского, я б удовольствием выпил за всё за это.

Первым выступал бельгиец Крис Роман, руководитель исследовательского центра «Евро-Русь». Говорил он на русском, и, что называется, душевно, хотя и поскальзывался на некоторых русских оборотах – например, сказал, что Россия и Европа суть орёл, у которого две головы и одно перо. Образ орла с одним пером вызвал улыбки, но в целом речь понравилась: человек призывал к русско-европейскому диалогу, восхищался Петербургом, «городом мостов» и, что особенно характерно, не называл 86% населения России дебилами и уродами.

Дальше выступали прочие, в том числе и я. Если о себе, то я произнёс речь о том, что современные консервативные ценности, в сущности говоря, восходят к ценностям довоенной Европы. То есть к ценностям века пара, электричества и промышленной буржуазии. Каковой век ни в коем случае не нужно идеализировать (колониализм, империализм и всякие прочие бяки тоже оттуда родом), но определённые принципы, институты и т.п. стоило бы почаще вспоминать, а то и реставривать. Впрочем, не буду увлекаться и писать здесь на эту тему статью – хотя искушение, конечно, велико. Но я его преодолею и скажу вкратце о прочих выступающих.

Увы или ура, но ни одного фашиста, нациста или хотя бы религиозного фундаменталиста я среди них не обнаружил. Ни по смыслу, ни даже стилистически. Никто не впадал в раж, не кричал о превосходстве белой расы, не отрицал Холкост (увы, но эта важная тема была как-то забыта), и вообще ничего такого-этакого не выдавал. Речи их были гладкими, красивыми, обтекаемыми, касались в основном нынешнего состояния Европы и российско-европейских отношений. Острых мест присутствовало ровно два: очень тёплое отношение к Путину и крайне холодное – к гомосексуалистам и прочим половым хулиганам. Впрочем, тут надо делать скидку на то, что Путин им-то лично ничего плохого не сделал, а вот половые хулиганы, видимо, чем-то достали. Однако российским участникам форума проповедь традиционной нраственности показалась чересчур навязчивой, так что ведущий даже спросил у одного из выступавших (кажется, того же Криса Романа), точно ли на Западе происходят те сексуальные ужасы, о которых в России так наслышаны. Крис вроде бы подтвердил наличие таковых, но как-то невнятно. Зато пообещал, что в будущем на Западе можно будет жениться на пингвине. Это прозвучало хлёстко, но всю хлёсткость портило будущее время.

Однако это было и всё. Остальные речи могли бы – с небольшими поправками – произносить какие-нибудь еврочиновники лет пять назад, когда с Россией всё было вась-вась.

Присутствующие журналисты откровенно скучали. Не то чтобы они всерьёз рассчитывали на вкусную зигу или жирную паучью свастику на чьём-нибудь затылке. Но им ужасно хотелось хоть какого-нибудь фашизма. Ну или расизма. Или хоть капельку ксенофобии, которую можно было бы размазать на два абзаца в статье.

На некоторых выступающих возлагались в этом смысле особые надежды. Например, на американца Джареда Тейлора, который сильно провинился в глазах наших и ихних либералов тем, что написал книжку «Белое самосознание. Расовая идентичность в XXI веке». (Интересно, вызывала бы книжка с тем же названием, но заменой слова «белый» на противоположное, хотя бы тень возмущения?) От него почему-то ждали, что он «зажжёт». Однако тот в основном критиковал действия американской администрации вообще и её политику по отношению к России в частности. При этом, надо отдать ему должное, целясь в американскую администрацию, он ни разу не попал в саму Америку. Учитывая, куда обычно ложатся пули наших либеральных критиков властей (почему-то почти вся обойма обычно достаётся русским, для которых не жалеют оскорбительных эпитетов, прежде всего расистски окрашенных), из этого можно сделать некоторые грустные выводы… Ещё один американец был более решителен – он вовсю честил Обаму (разумеется, без единого расистского намёка). Он же, перейдя на русский, сказал «Боже, царя храни!» - что мне показалось очень верным, но, увы, запоздалым.

Ещё одной несбывшейся надеждой стали греки: на мероприятии присутствовали представители партии «Золотая Заря». Лидер этой партии сидит в тюрьме по обвинению в создании преступной организации. Для тех, кто знаком с россиянским правосудием, а также читал хотя бы пару книжек о том, «как дела-то делаются», такое обвинение звучит как минимум двусмысленно. Тем не менее, многие уверены, что греческое правосудие идеально, политического заказа не существует, а обвинение означает несомненно установленную вину. (Те же люди обычно говорят, что никого нельзя называть вором до суда и приговора.) Но, так или иначе, у организации действительно имеется репутация «такая, знаете ли, серьёзная», так что от греков ждали многого.

И дождались. Греки говорили интересно и даже неожиданно. Например, весьма много рассказывали о перспективах взаимовыгодного сотрудничества между Россией и Грецией. Особенно они напирали на перспективы сельскохозяйственного экспорта в Россию. Я понял, что почтенные греки хотят продавать нам оливки и сыр. Может, даже много. И испытал приступ гастрофашизма: греческие оливки и особенно маслины я нежно люблю. И ежели их тут будет много и дёшево, я готов простить тем, кто это устроит, весьма многое. Даже если они выселят из страны всех нелегальных мигрантов и разрешат писать книжки, отрицающие Холокост. Вообще - я бы на месте товарищей евреев опасался бы не тех, кто Холокост отрицает (эти-то безвредные), а тех, кто его поддерживает… Но про Холокост опять не было ни слова, а всё больше про сотрудничество.

Что касается меня, то я с особенным интересом слушал речь господина Удо Фойгта, вышего председателя и нынешнего евродепутата от Национал-Демократической Партия Германии. Меня, как руководителя Национально-Демократической Партии России, занимало, что скажет человек из организации со столь схожим названием. Историю НДПГ я, конечно, знал, однако меня интересовала именно нынешняя позиция.

Кстати уж скажу. Меня всегда раздражала понятная, но нечестная манера наших левых и либеральных товарищей судить о политических силах – особенно правых – по тому, что они представляли из себя когда-то давно. При этом сами левые товарищи себе самим благополучно прощают собственное прошлое, в том числе и весьма недавнее. Например, тот факт, что многие почтенные, респектабельные социал-демократические партии когда-то были коммунистическими и состояли в международной преступной организации, известной как Интернационал, считается предметом, за давностию лет подлежащим забвению. Перекрасившиеся коммунистические партии Восточной Европы шпыняют чаще, но понимают разницу. А вот о правых можно судить по книжкам 1980 года, например. Хотя за последние двадцать лет они очень сильно поменялись. Причём по-разному и в разные стороны. Но в основном – в сторону евроскептицизма, америкокритицизма и правого антиглобализма.

В данном случае так и вышло. Речь Удо Фойгта была речью типичнейшего евроскептика. Говорил он о двойных стандартах, весьма решительно ругал американское присутствие в Европе, и всё такое прочее. Возразить на его инвективы было довольно сложно. То есть можно, но только в ходе довольно серьёзной дискуссии. И не со мной, так как с моей точки зрения Фойгт был во многом прав.

В перерыве – во время раздачи журналов и обмена визитками – мне сказали, что антифашисты вовсе не разогнаны, а стоят на улице толпой и до сих пор негодуют на творящийся здесь фашизм.

Как я уже говорил, я человек не злой и коммуникабельный. Узнав, что люди до сих пор стоят и ждут фашизма, которого здесь не выдают даже по талонам, я решил с ними поговорить. Что, собственно, и сделал – вышел и поговорил.

Антифашистов оказалось человек двадцать, в основном молодёжь. Они бестолково топтались на небольшом пятачке и не знали, чем заняться. Поэтому я довольно быстро собрал их вокруг себя и принялся рассказывать печальную правду – что пришли они сюда зря, так как никаких фашистов здесь нет.

Молодые люди оказались вполне внятными, даже симпатичными. После нескольких попыток нагрубить они стали слушать, спорить и так далее. Завязался разговор, который, правда, несколько раз пытались прервать некие товарищи - поставленные, видимо, присматривать за рядовым составом. Однако все остальные слушали, и даже стали мне жаловаться на то, что на них напал какой-то страшный националист и то ли побил, то ли вырвал какой-то плакат. Я им искренне посочувствовал, а неведомого мне хулигана осудил. Детей всерьёз обижать нехорошо, даже если дети безобразничают.

В конце концов я замёрз, потому что вышел на улицу без куртки. Молодые люди, в свою очередь, утомились от умственной перегрузки. Так что я ответил на несколько вопросов журналистов. Например, о том, разделяю ли я любовь к Путину, выказанную на конференции многими иностранными гостями (я, разумеется, ответил, что нет: у меня-то нет причин любить Путина), и где прячутся фашисты (я ответил, что не знаю – наверное, в каком-нибудь грязном подвале, где им и место). И ушёл, чтобы успеть хоть что-нибудь перехватить съестного на фуршете. Увы, мне достался только жиденький кофеёк - в чём я усмотрел если не фашизм, то попрание своих законных прав на питание. Жаловаться, однако ж, было некому, так что я пошёл в зал – греться и слушать.

Потом было много всякого интересного. Михаил Ремизов выступил с великолепно подготовленным докладом (особенно мне понравилось, как он охарактеризовал всю экономическую политику постсоветской России: «нефть в обмен на удовольствие»). Наталья Холмогорова призвала иностранцев к поддержке Донбасса (надеюсь, они услышали). Матвей Цзен – член РОД и НДП – несколько огорошил присутствующих путинистов своим выступлением на тему свободы слова в России (тут снова пригодился я, на сей раз в качестве живого примера). Шотландский националист Доусон, напротив, произнёс восторженно пропутинскую речь и даже показал слайд с Путиным на коне, почему-то полуобнажённого. Француз ругал Мари ле Пэн, которая своих представителей на форум не прислала. А Надежда Шалимова презентовала журнал «Вопросы Национализма», который присутствующие разобрали весь – так что нескольким хорошим людям пришлось выпрашивать номерки у тех, кто прихватил с запасцем. Кончилось же всё неожиданным сообщением о заложенной в гостинице бомбе и свёртыванием мероприятия.

По итогам. Мероприятие было интересным и небесполезным. Каких-то особенных прорывов – куда бы то ни было - ждать от него не следует, но некая польза от него может произойти. Хотя бы в плане просвещения, в коем наша публика весьма нуждается.

Ну а фашизм… увы.

http://krylov.livejournal.com/3428272.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17435
    • Просмотр профиля
Re: Константин Крылов
« Ответ #9 : Июнь 23, 2015, 06:08:59 pm »
Принцип шиболета

Я когда-то (очень давно, ещё в «Отечественных записках») писал про «принцип шиболета». Что разница между двумя народами – вполне полноценными, реальными народами – может быть исчезающе малой. Важно, сколько смысла вкладывают обе стороны в это различие.

В Библии это описано так:

…И перехватили Галаадитяне переправу чрез Иордан от Ефремлян, и когда кто из уцелевших Ефремлян говорил: «позвольте мне переправиться», то жители Галаадские говорили ему: не Ефремлянин ли ты? Он говорил: нет. Они говорили ему «скажи: шибболет», а он говорил: «сибболет», и не мог иначе выговорить. Тогда они, взяв его, закололи у переправы чрез Иордан. И пало в то время из Ефремлян сорок две тысячи… (Суд. 12:5-6).

Заметим, разница – в произношении одной буквы. Цена вопроса – жизнь.

Или вот совсем свежее – разница между сербами и хорватами. Там всё было вообще очень смешно (или очень грустно), так как обычные шиболеты – вроде внешности и т.п. – не работали. Даже с языком имелись проблемы. Например, основатель хорватского национализма и ярый сербофоб Анте Старчевич писал на экавском диалекте сербохорватского – который сейчас считается исключительно «сербским»… В общем, главным различием стала религия: православие или католицизм. Сербы специально делали «характерно православные кресты» и даже браслеты с крестом – чтобы отличаться от хорватов. Потому что убивать друг друга нужно, а ошибаться в этом важном деле нельзя.

В связи с этим. Чем сейчас отличается украинец от русского? В общем-то только одним – мнением о том, какой должна быть территория Украины. Ну да, «Крымнаш» или «Крымненаш», «Новороссия» или «бандиты-гады-сепаратисты». Все остальные различия полностью незначимы (включая родной язык и фамилию на «о»). Шиболетом стало именно это - и ТОЛЬКО ЭТО.

Соответственно, нужно считать украинцами абсолютно всех противников крымнаша и Новороссии. Ну вот так просто по факту. ЭТО УКРАИНЦЫ. Это уже другой народ, нерусский народ, русских ненавидящий (потому что эта ненависть и есть «украинское поле», есть та сила, которая соединяет украинцев в единую нацию). Ну а что они когда-то были русскими… во-первых, не были и не хотели ими быть. Они хотели быть кем-то другим – некоторые «россиянами», некоторые «арийцами», но не русскими, нет. А что некоторые считали себя русскими националистами – так это «люди себя искали». И вот нашли – они хохлы, и счастливы этим.

И, увы, они готовы, они мобилизованы и распахнули пасти, на их стороне Порошенко, Обама и Путин (пусть даже «в конечном итоге»). А на нашей – никого и ничего, кроме людей в ватниках с автоматами, преданных и проданных, как пшеница, на корню.

Но ситуация такова, какова она есть, и другой она не будет. Карты сданы, ставки сделаны, ставок больше нет.

Константин Крылов, публицист

http://vol-majya.livejournal.com/1787641.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17435
    • Просмотр профиля
Re: Константин Крылов
« Ответ #10 : Июль 09, 2015, 01:03:52 pm »
Константин Крылов в ток -шоу "Спутника и Погрома"

<a href="https://www.youtube.com/v/Y64bw6Xxduw" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/Y64bw6Xxduw</a>

foxhound_lj
2015-07-09 11:44 (UTC)  Отслеживать
Как выяснилось, "русские — это те, у кого есть деньги" (©Егорушка).

Странно, а я почему-то считал, что русские — это те, у кого нет лишнего веса.
« Последнее редактирование: Июль 09, 2015, 03:37:34 pm от Vuntean »

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17435
    • Просмотр профиля
Re: Константин Крылов
« Ответ #11 : Июль 10, 2015, 07:43:25 pm »
Притча о желаниях


   
Давным-давно в земле Уц, что в стране Нод, в отдалённом селении, жил бедный человек по имени Уюй. Бедным он был оттого, что не имел ни богатых родственников, ни своего хозяйства, ни работы. Жил же он потому, что богатое правительство страны Нод опасалось бедняков, которые могли устроить беспорядки. Поэтому оно платило бедным по пятьсот насатов в месяц - за то, что они ведут себя тихо. Пятьсот насатов по местному валютному курсу были равны примерно тридцати американским долларам. На эти деньги в земле Уц можно было круглые сутки сидеть в кофейне и пить крепкий кофе с кардамоном и есть баранину в лаваше. Кроме того, у него были кожаные туфли и сотовый телефон. Но телефон его был самсунг, а не айфон, как у его дружка Момо, а туфли - чёрные, а не белые, как у его дружка Дуда. Поэтому его дружки Момо и Дуда насмехались над Уюем и говорили ему, что он нищеброд.

В конце концов Уюю надоело быть нищебродом. Тогда он пошёл в пустыню, где, как известно всякому мужчине в земле Уц, живёт Азазель – демон, который никогда не лжёт и всегда держит слово.

Уюй шёл и шёл, и, наконец, пришёл в середину пустыни. И там его встретил демон Азазель.

- Чего ты хочешь? – спросил он пришедшего.

- Мне надоело быть нищебродом, - сказал Уюй. – Теперь я хочу стать богатым, чтобы купить чёрные туфли и айфон. Помоги мне.

- Ты хочешь не этого, - заметил демон. – Но я могу сделать тебя богатым, если ты пожелаешь.

- Да, - сказал Уюй.

- В таком случае, - сказал демон, - оглянись.

Уюй оглянулся и увидел огромного чёрного козла.

- Если ты вылижешь его задницу, - сказал демон, - то скоро сможешь купить много чёрных туфлей и много айфонов.

- Каким образом? – не понял Уюй.

- Я никогда не лгу и всегда держу своё слово, - сказал демон. - Или принимай мои условия, или возвращайся к своей бедности.

Уюй подумал и решил, что ради того, чтобы стать богатым, можно немного и потерпеть. Он сделал с козлом всё, что велел ему демон, и собрался идти прочь.

- Подожди, - сказал ему демон и показал небольшую кинокамеру. – Я заснял всё, что ты делал. И если захочу, то сделаю ролик и пошлю его в интернет, а также отправлю на телефоны Момо и Дуда.

- Ты обманул меня! – закричал Уюй.

- Нисколько, - сказал демон. – Я не обещал, что не буду тебя снимать. Но вот что я обещаю твёрдо: если ты через неделю принесёшь мне сто насатов, я подожду с рассылкой этого ролика. Иначе – и это я тоже тебе обещаю твёрдо – я его разошлю. Теперь иди.

Через неделю Уюй принёс сто насатов, которые он сохранил, перестав ходить в кафе. Демон забрал их. И потребовал ещё сто через неделю.

К тому времени у Уюя осталось всего тридцать насатов. Поэтому ему пришлось наняться переносить грузы. Это было ужасно тяжело, так как Уюй никогда не работал. Но он всё-таки таскал мешки – и заработал за два дня шестьдесять насатов. Десять он занял у Момо. И демон забрал все эти деньги, а через неделю потребовал ещё сто.

Чтобы расплатиться с Момо и с демоном, а также купить себе еды, Уюю пришлось работать всю неделю. Он проклинал демона и свою глупость, но выхода не видел.

К счастью, один из тех, с кем он вместе носил мешки, посоветовал ему обратиться на фабрику, где нужно перебирать апельсины. Там было душно и скучно, потому что работать надо было целых четыре часа. Но за это платили в два раза больше.

Однако денег всё-таки не хватало, и Уюй стал искать работу получше. Где-то через месяц ему повезло: на фабрике освободилась вакансия надсмотрщика, и Уюя поставили присматривать над тремя рабочими, которые перебирали апельсины.

Это оказалось ужасно трудно. Рабочие не хотели работать и ленились, и совсем не слушались Уюя. К концу первого дня Уюй решил, что, пожалуй, ему уже всё равно, что подумает Момо и Дуда, увидев видео с козлом. Но на второй день он всё же пришёл на работу и заставил рабочих работать. Ему это даже понравилось – заставлять людей работать.

Дальше дело пошло в гору, и Уюй стал получать всё больше и больше денег за труды.

Через полгода Уюй заявил демону, что больше не будет ходить к нему сам, а будет посылать человека. Потому что ему надоело каждую неделю бегать в пустыню с небольшой суммой. Если же демона это не устраивает, то он может выложить ролик в интернет – ему теперь плевать на мнение Момо и Дуда, которые ему давно уже не друзья, а на мнение остальных ему, в общем-то, тоже плевать.

Азазель выслушал его, после чего отдал ему все деньги. И спросил, исполнил ли он своё обещание – сделать его богатым.

И тогда Уюй вдруг осознал, что он богат. Ну, по крайней мере, так богат, как ему хотелось, когда он сидел в кофейне, пил крепкий кофе с кардамоном и ел баранину в лаваше. И что у него уже есть два айфона и много туфель.

Однако тут ему в голову пришла одна мысль.

- Да, ты исполнил обещание, - сказал он. - Ты пообещал мне, что я стану богатым, если вылижу козлу задницу. Но ты не ставил никаких других условий. Что, если бы я не стал носить тебе деньги и ты выложил бы ролик?

- Ты всё равно стал бы богатым, - сказал демон, - только гораздо быстрее, и денег у тебя было бы гораздо больше.

Азазель взмахнул руками, и Уюй увидел, как его бывшие дружки Момо и Дуда смеются, просматривая на ютубе ролик «мужик лижет жопу козлу».

Потом Уюй заметил, что на счётчике просмотров значится цифра 50 000. И на глазах она стала расти, расти и расти. И когда она достигла цифры в миллион, он увидел множество экранов, на которых сменялись надписи:

«Ролик с козлом взорвал Интернет»
«Власти тринадцати стран требуют запретить ролик с козлом как непристойный»
«Гринпис требует наказания для человека, совершающего непристойные действия с козлом»
«Ассоциация «Врачи без границ» готова оказать психологическую помощь герою ролика с козлом»
«Это очень одинокий человек»: слова Опры Уинфри о герое ролика с козлом»
«Человек с Козлом найден: он простой житель бедной страны»
«Человек с Козлом согласился дать интервью «Дейли Кроникл»
«Человек с Козлом назвал причиной своего поступка бедность и безысходность»
«Рэпер «50 Cent» перевёл половину гонорара за выступление на счёт Человека с Козлом»
«Рэпер «50 Cent» объяснил свой поступок: «этому парню хуже, чем мне когда-либо»
«Международный фан-клуб Человека с Козлом заявляет: Человек с Козлом нуждается в психологической и финансовой помощи»
«Власти страны Нод угрожают Человеку с Козлом уголовным преследованием»
«Он опозорил нашу страну» - заявление президента Нод о Человеке с Козлом»
«В Париже прошла манифестация защитников Человека с Козлом, требующих предоставления ему политического убежища в Европе»
«Человек с Козлом намерен выпустить книгу»…

- Понятно, - сказал Уюй. – Но неужели достаточно вылизать козлу задницу, чтобы стать богатым?

- Нет, конечно, - сказал демон. – В тот момент тем, кто правит миром, нужно было медийно прикрыть два неприятных банкротства, одну неизлечимую болезнь, и, как обычно, кое-какие политические интриги. Для этого нужен был яркий информповод, и ты с козлом как раз подошёл бы на эту роль. Теперь момент упущен, так что будь доволен тем, что получил за честный труд.

- Но ты же сначала сказал, что я хочу не этого, - вспомнил вдруг Уюй. – Так чего же я хотел на самом деле?

- Ты хотел и дальше сидеть в кофейне и пить крепкий кофе с кардамоном и есть баранину в лаваше, только с айфоном и белыми туфлями, - ответил Азазель. – И ты был прав, так как в этом и состояло твоё счастье. Но теперь оно недоступно для тебя, потому что теперь тебе будет казаться, что тебе нужно ещё больше денег, туфли белее и айфон дороже. Хотя и на этот раз ты на самом деле будешь хотеть не этого.

- А чего же? – спросил Уюй.

- Теперь и до самой смерти ты будешь хотеть забыть запах и вкус козлиной задницы, - сказал демон. – Но не проси меня об этом: тут даже я бессилен.

И заплакал горько Уюй. И пошёл прочь, роняя с ног туфли.

http://krylov.livejournal.com/3447839.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17435
    • Просмотр профиля
Re: Константин Крылов
« Ответ #12 : Июль 11, 2015, 10:02:04 pm »
Константин Крылов в ток -шоу "Спутника и Погрома"

<a href="https://www.youtube.com/v/Y64bw6Xxduw" target="_blank" class="new_win">https://www.youtube.com/v/Y64bw6Xxduw</a>

БОЛЬНЫЕ РЕБЯТА


На днях состоялась примечательная телебеседа между журналистом Просвирниным и Константином Крыловым. Поскольку оба заядлые жежисты, решил высказаться по поводу.


Кому лень смотреть ролик, вкратце перескажу содержание. Речь идёт в основном о проблемах современного русского национализма, о том, почему значительная часть его активистов перешла на сторону украинцев, и даже воюет в составе батальона «Азов».

Ответ ищут-ищут, найти не могут, и в конце кончают идиотским подхихиком. А ответ прост. Да дело в том, что «русский национализм» это и есть украинцы. Создали его украинские политтехнологи (Павловские и Гельманы), фигурантами реприз были большей частью тоже украинцы (Дацики и Марцинкевичи). И беседующие друг с другом «русские националисты» Просвирнин и Крылов тоже ведут себя как стопроцентные свидомые. Только вышиванки надеть да начать гекать – и можно показывать по телебачению.

Перед глазами ошарашенного русского зрителя последовательно демонстрируется вся периодическая система украинского хамства:

1. Неприличная лесть в глаза в стиле «вы же выдающийся русский философ».

2. Патологическая жестокость и стремление решать любые проблемы методами Держиморды: «унизить», «опустить», «избить», «переломать рёбра».

3. Сведение всех проявлений человеческой жизни к материальной выгоде, и на основании этого непосредственный переход к «сбору средств»: «национализм это услуга, за услугу надо платить, нам нищеброды не нужны».

4. Тупой юмор, основой которого является ирония, подсмотренная лакеями у хозяев, но непонятая и превращающаяся в сумасшедшую дурашливость: разговоры о русском национализме заканчиваются тупыми остротами о «еврейских оргиях».

5. Гомерическая глупость. Вообще Крылов талантливый человек, например, неплохой писатель, но сам формат украинского диалога настолько не про это, что человека просто жалко. Сам закопался, а ведущий, вместо того, чтобы зарапортовавшегося интеллектуала спасти удачно поставленными вопросами, топит идиотскими репликами.

Весь диалог собеседники плакают: как же так, на Украине национализм получился, а в РФ нет. В чём же дело?

А дело, повторяю, в том, что на Украине получился украинский национализм, а в РФ украинский национализм не получился. И не мог получиться. В РФ будет (и уже есть) национализм русского народа – культурного, совестливого, сострадательного. И, в общем, неглупого. Создавшего великую культуру России 19 века.

И дело тут не в хитрых технологиях, а в том, что народы разные. Русские хорошие, а украинцы плохие. И украинцы сами знают, что они плохие, так что все их объяснения своего поведения сводится к тому, что «а что делать, все люди сволочи и каждый крутится как может». Однако не все люди - украинцы. Украинцев на планете мало.

Поэтому под свои знамёна Просвирнин и Крылов соберут людей немного. Что радует. Ибо самый худший вариант развития событий это превращение России в Украину №2. Я этот вариант считал возможным, а сейчас вижу, что дело не пошло. Украинцы запрещают русским учиться в русских школах, лезут в районы с русским населением, чтобы грабить и убивать. Но русские не посылают банды карателей и погромщиков в Галицию, и не запрещают украинцам учиться в украинских школах. В этом убийственная (для украинцев) разница.

http://galkovsky.livejournal.com/248377.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17435
    • Просмотр профиля
Re: Константин Крылов
« Ответ #13 : Август 04, 2015, 08:55:09 pm »
"Мы сожжём еду, а вам не дадим"


   
Иногда люди не понимают совсем уж очевидных вещей. Которые на них же на самих действуют огого как.

Ну вот например. Все русские за последние сто лет дико невротизированы угрозой голода. Потому что всех, кто когда-то ел хорошо – убили, оставили тех, чьи предки голодали в десяти поколениях. Этим людям тоже не дали есть нормально, морили голодом. А когда нельзя было морить голодом (чтоб работать, надо есть) – кормили жуткой дрянью. Специально ухудшенной едой, на крайняк - едой нищей, гадкой. «Картохи бля намял – и харэ». «Хлебца есть – и будь доволен». Не давали мяса (особенно – хорошего, вкусного мяса, которым тем временем обжирались кавказцы и монголы), не давали фруктов (бананы были дикой роскошью и только зелёные). Дыня считалась редким деликатесом. Медики рассказывали, что из кофе выкачивали часть кофеина («вредно» и «государству нужно»). Т.н. «водка» в качестве национального напитка, а как роскошь – «грузинское вино», сухие сорта которого было пить невозможно, пили слащёное. А так - чудовищные «пельмешки», плавленый сырок, ну и «что на дачи вырастишь».

В результате все русские буквально помешаны на ВКУСНОЙ ЕДЕ. Которую им, разумеется, как не давали, так и не дали: то, чем сейчас кормят в России, и то, что едят в Белом Мире, это абслолютно разные вещи, «нельзя и сравнивать». Но тем не менее хотя бы понюхать вкусное, мягкое, жирное – разрешили. По каковой причине советские и отдали свой сысысыр без звука. Замучились потому что.

А уж в девяностых ужас голода включили на "сантиметр от". И удерживали рукоятку. Так, что людишки и дышать боялись, на гречку молились, дошираком счастливы были. С ними тогда можно было "чё хошь" делать, это я помню. Когда всё чо надо провернули, рукоятку отпустили, разрешили людям накормиться. Что и обеспечило нужное отношение к Путину. ПОКУШАТЬ ДАЛ.

Соответственно, у любого "нашего человека" (повторяю, речь идёт о русских) имеется подсознательный страх, что ему СНОВА НЕ ДАДУТ ВКУСНОГО. А чуть ниже страх, что снова не дадут есть. Вообще есть. Заморят голодом, как раньше морили.

А теперь подумайте, зачем наша власть демонстративно, со смаком запустила в оборот тему УНИЧТОЖЕНИЯ ЕДЫ? Причём специально – ВКУСНОЙ еды. Да не просто уничтожать, а в печке сжигать. Да ещё устраивать вокруг этого спектакль.

Это вообще-то угроза русским. Причём реально страшная. «Да, мы сожжём еду, а вам не дадим».

Ожидаемая сознательная реакция – бухненье, а вот подсознательная реакция – ужас и покорность.

Что мы, собственно, и наблюдаем.

ДОВЕСОК. Да, как бы безумные речи калужского губернатора про варенье - часть той же кампании по запугиванию. Тут всё очень, очень конкретно: варенье делают в основном русские, и делают в качестве консервы. То есть буквально: "русским запретим заготовлять еду на голодное время". Это и до последней старушки дойдёт.

ДОВЕСОК 2. Пока я это писал:

В Самаре уничтожили более 100 тонн свинины, которая, считает Россельхознадзоре, была произведена в Евросоюзе, однако по документам имеет бразильское происхождение.


Как справедливо заметил А. Рыбалка, начали со свинины, чтобы евреи и кавказцы поняли и не беспокоились: сжигают русскую еду.

)(

http://krylov.livejournal.com/3454387.html

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17435
    • Просмотр профиля
Re: Константин Крылов
« Ответ #14 : Ноябрь 12, 2015, 11:05:30 pm »
Константин Крылов. Новороссия – не «так называемая»!


http://obzor.press/intervyu/2015/11/12/11369

Наше издание ("Обзор-Пресс") продолжает серию интервью с ведущими экспертами, представляющими различные лагеря российского политикума.
12 11 2015

На этот раз, у нас в гостях известный общественный деятель, политолог, эксперт в области внутренней политики России, а также один из главных идеологов так называемой Русской Весны, Константин Крылов*, который прокомментировал нашему корреспонденту Ольге Петровой ряд аспектов современной российской политики, связанных с положением на Донбассе, а также войной в Сирии.

- Константин, как вы оцениваете, итоги так называемой "Русской весны", ведь как известно, вы были одним из ее самых горячих сторонников?

- «Русская Весна» - это выражение поэтическое... Если вы подразумеваете события, которые происходили на востоке Украины весной-летом 2014 года, то я вижу в произошедшем много хорошего и много плохого.

Начнём с хорошего. Вот, например - будучи русским националистом, я регулярно слышал одну и ту же обиную сентенцию: русские, дескать, по своей природе трусы, не могут защитить себя, и никогда не будут защищать своих единоплеменников. Что храбрые чеченцы, мужественные таджики, прекрасные грузины и т. д., всегда горой стоят за своих. Но русские своих защитить не могут и не хотят. Я это слышал много лет и даже отчасти стал сам в это верить. Примеров того, что русские помогли русским, в современной истории не было.

Сейчас подобные разговоры кончились. Их пресекли именно русские добровольцы, которые пошли воевать за Новороссию – именно как русские, пошедшие воевать и умирать за русское дело.

То же самое можно сказать и о самом факте антиукраинского восстания. Я был в Донецке, и могу сказать, что сама обстановка, и то, что говорят люди, причём не только ополченцы, а сами жители, доказывает, что там действительно произошло антиукраинское восстание, которое до сих пор остаётся не подавленным.

С другой стороны. С точки зрения русского националиста, события в Донецке и Луганске пошли не так, как хотелось бы нам. Связано это с двойственной позицией российских властей – которым сейчас удобно поддерживать эти территории не в качестве мирных и процветающих частей России, а как кровоточащие раны внутри Украины. Это не нравится никому, и тем, кто там воюет и тем, кто там живет, и сейчас настроения там, по отношению к России, мягко говоря, очень критичны. Увы, участие России безальтернативно: если бы не оно, украинские войска раздавили бы и Донецк, и Луганск.

- Какие последствия для нашей страны будет иметь та позиция по вопросу Донбасса, которую заняли власти России сегодня?

- Это зависит от целого ряда обстоятельств, которые сложно прогнозировать. И, конечно, прежде всего, от позиции России, которая, к сожалению, весьма определенно надеется на то, что Запад в итоге простит ее за самоуправство. Поэтому сейчас Россия насильно впихивает Новороссию обратно в Украину.

- Что вы подразумеваете под словом «впихивает»?

- Самым ярким свидетельством этого являются омерзительные Минские соглашения, (которые, кто только не называл предательством, причем, как это не смешно, и с российской и украинской сторон конфликта), все эти переговоры с нашими «дорогими партнёрами» - как Путин называет всю эту киевскую шоблу.

- Ну, это же просто языки дипломатии..

- Если бы Путин называл Порошенко дорогим партнёром, но реально поддерживал бы наступление в Новороссии, это было бы нормально. Но, к сожалению, наша власть, кажется очень хочет верить в то, что Запад их простит, если они отдадут эти территории назад.

- А может быть и стоит отдать?

- Во-первых, эти территории не являются, как сказал Навальный по поводу Крыма, бутербродом, который можно взять, а потом отдать. Потому, что там есть местное население, которое пуcть от России уже и не в восторге, но Украину уже не хочет категорически, причём это массовое явление.

У этих людей есть своя собственная воля, они должны быть (де-факто они таковыми являются) субъектами при решении этого вопроса. Соответственно любой власти, как российской, так и украинской придется с этим считаться.

- А разве население Донбасса, так уж категорически не хочет возвращения в Украину?

- Людям очень трудно понять, почему государство, которое в тебя стреляет, предъявляет при этом на тебя какие-то права. Поэтому они не чувствуют себя гражданами Украины, и чувствовать не будут никогда, всё, это уже давно отрезанный ломоть. Их можно конечно попробовать завоевать, но в таком случае, они получат территории, где всё украинское люди будут ненавидеть.

Придется либо возвращать эти территории в состав Украины лаской и таской несколько десятков лет, либо осуществлять там натуральный геноцид. Поэтому, в случае продавливания решения о том, что эти территории вернуть обратно Украине, ничего хорошего не ждёт ни эти территории, ни Украину. Я надеюсь этого никогда не произойдет.

Пока же вся конструкция состоит вот из чего: есть российская власть, которая пытается торговать тем, что ей полностью не принадлежит, то есть этими территориями и людьми живущих там. Есть Украина, которая претендует на то, чтоб вернуть силой то, что ей тоже не принадлежит. Есть Запад, который вся эта ситуация устраивает, поскольку можно осуществлять какое-то манипуляции, в зависимости от того, какова будет диспозиция сил и чья рука окажется сильней.

- Вы говорите, что Украина претендует на то, что ей не принадлежит, но ведь, если смотреть на вопрос с юридической стороны, то это ее территория и, что немаловажно, весь мир, кроме России, считает ее Украинской территорией. Как быть с этим?

- С какой это «юридической стороны»? Тот же Крым никогда не был частью Украины, он был передан ей коммунистическим диктатором Хрущёвым, с нарушением даже советских законов, и уж, разумеется, без какого бы то ни было учёта воли жителей Крыма. То же можно сказать и о Новороссии, которая была передана украинцам самыми чудовищным советским преступником – Лениным. Он и его подручные уничтожили не только «старую» Новороссию, но и советскую Донецко-Криворожскую республику, буквально скормив её немцам (по предательскому Брестскому миру – чудовищному, не имеющему аналогов в мировой истории преступлению против собственной страны). Никакие решения коммунистических диктаторов сами по себе не имеют и не могут иметь никакой юридической силы – как и, например, законы, принятые в Германии при Гитлере. Иначе мы до сих пор считали бы Австрию частью Германии.

Правовой значимостью обладают лишь два обстоятельства. Первое – это границы, проведённые при Николае Втором, последнем законном правителе России. И второе – ясно выраженная воля народов, опирающаяся на право наций на самоопределение. Других источников права в этом вопросе не существует. Так вот, и царские границы, и ясно выраженная воля народа (референдум и вооружённое восстание – куда уж яснее?) говорят – эти земли не принадлежат Украине.

- Как будет складываться в связи с этим положение дел в самой России?

- С другой стороны надо сказать, что наша власть, к сожалению, не понимает, что в подобной ситуации надо идти до конца.

- Что вы под этим подразумеваете?

- Надо констатировать факт, что все лозунги о том, что мы-де наладим у нас импортозамещение, ожидаемо остались лозунгами. На деле никакого импортозамещения у нас не получилось, что, в общем ожидаемо.

Что более печально, власти не пошли по пути развития малого бизнеса, что в таких ситуациях всегда полагается делать.

Те же самые сербы, когда им Запад объявил блокаду, они сумели за короткий срок наладить массу новых производств и к окончанию войны они производили всё, что им было нужно. Всё это было сделано благодаря частной инициативе.

В России же бизнес, особенно производительный, как и прежде давили и давят, люди бегут из страны, вывозят капиталы. Всё могло быть по-другому но, увы, наша власть маниакально зависима, прежде всего, внутренне, от этой идеи Запада, и все её усилия принимаются, чтобы её там простили.

- Ну а в таком случае, нужно ли было вообще влезать в эту историю, я имею в виду т.н. Новороссию (ведь именно вмешательство России в украинские дела послужили причиной международной изоляции нашей страны), если выходит, что куда не кинь - везде клин.

Вероятность успеха, судя по вашим словам минимальна, власти готовы отыграть назад, а тысячи людей на Востоке Украины уже погибли. Ради чего спрашивается?

- Начнем с того, что Новороссия – не «т.н.» Эти земли называются так со времён императрицы Екатерины и князя Потёмкина. Новороссийская губерния существовала в период правления Екатерины II с 1764 по 1775 год и была восстановлена при Павле I в 1796 году. Так что – Новороссия без т.н. «т.н.»

Теперь собственно ответ. Для российских властей и выгодополучателей современной российской власти происходящее, возможно, является катастрофой (особенно для владельцев недвижимости в Европе). Для русского народа ситуация выглядит иначе. Русские в России увеличили свою численность на миллион с лишним человек, приобрели единственный в этой стране кусочек по-настоящему тёплой земли (это я про Крым), воспрепятствовали окончательной украинизации русских на Украине, создали возможность для возвращения части отнятой у русских территории (это я про Донбасс). Во всяком случае, до 2014 года не было даже тени шанса на что-то подобное, не так ли? Русские только теряли. Теперь они хоть что-то приобрели для себя. Это дорогого стоит.

- Вы не жалеете о том, что выбрали именно эту сторону, ведь многие другие ваши друзья и соратники по патриотическому лагерю по украинскому вопросу, с самого начала, или придерживались нейтралитета или даже заняли четкую прокиевскую позицию?

- Когда я стал открыто говорить о том, что я русский националист, я знал, что очень много в жизни лишусь. Если бы не мои убеждения, (а я имею основания считать себя человеком незаурядным) я жил бы намного лучше.

Но. Я не предаю ни за деньги, ни за прекрасную перспективу стать украинцем. Я именно русский, русский националист, я не украинский националист. И даже за перспективу вписаться в более симпатичную находящуюся на подъёме общность, я не буду ничего менять. И примерно также рассуждали многие мои друзья, которые остались русскими.

- Является ли открытие военной кампании в Сирии прямым последствием неудачи России на Донбассе?

- Как я уже говорил, выражение: «неудачи России на Донбассе» - выражение не совсем точное. Россия если бы хотела, могла бы всю эту Новороссию отхватить, но Россия этого не хочет. Что касается Сирии - это совсем другая игра. Я не думаю, что Путин настолько глуп или смешон, что рассуждает примерно так: как в анекдоте, коня в шампанском искупать не удалось: денег не было, давайте хоть кошку пивом обольём.

Тем более здесь ситуация прямо обратная; тут скорее Украина напоминает кошку, которую никак не обольют пивом, и тут вдруг серьёзная внешнеполитическая авантюра. Это уже действительно получается: с шампанским пошли к коням. Совершенно видно, что там даже разный масштаб действий. На украинскую территорию не упало ни одной российской бомбы, а в Сирии применяли крылатые ракеты. То есть, получается, что Путин получив по морде от более слабого противника, пошёл бить более сильного — так не бывает, это просто другая игра.

То есть то, чем Путин занимается на территории Сирии, можно сколько угодно называться внешнеполитической авантюрой, но связывать это с Украиной не следует. Хотя в рамках каких-то договорённостей (такие могут быть), на уровне когда уже говорят: мы вам то, а мы вам это, то тут бывают самые неожиданные связки. Но в данном случае, главная причина была именно в том, что Путин по неким причинам заинтересован в том, чтобы в Сирии не сменилось правительство, то есть это действительно его внешнеполитический интерес.

- Чем, по-вашему, кончится для России война в Сирии?

- Если сирийская кампания будет вестись, так как она сейчас ведётся, думаю, все будет в порядке. Надо отдать должное организации этой кампании. Я отношусь к нашей власти без любви, но должен признать, что определённые выводы из предыдущих российских военных кампаний они сделали.

- Что вы имеете в виду?

- То, что российские войска не ввязываются в наземную операцию, это значит, что наши люди там не гибнут.

Наша власть пытается воевать по-американски. Старается не вступать в прямые столкновения, бомбить сверху, заодно опробовать в деле то оружие, которое у нас есть и выяснить, годится оно хоть на что-нибудь.

- Но ведь могут быть и, так сказать, асимметричные ответы со стороны исламистов..

- Здесь согласен. Кстати тема теракта, связанная с авиалайнером, упавшим в Шарм-Эль-Шейхе, именно поэтому и оказалась настолько болезненной.

Впрочем, что касается мусульман, которые страшно отомстят за вмешательство в Сирии, нужно понимать, что мусульмане и так не сильно-то Россию и любят.

Но, тем, не менее: противник, которого выбрали в качестве главного врага России сегодня, действительно, крайне несимпатичный, и очевидно, что Исламское Государство – это совсем не та сила, которой будут сочувствовать в мире.

Почему, кстати американцы всё время говорят, что русские нападают не на Исламское Государство, а на каких-то там умеренных повстанцев. Эта риторика очень интересна тем, что никто за Исламское Государство не вступится.

Что касается нашей страны, если всё будет продолжаться так же, это просто дополнительные военные расходы. Но эти деньги, как мы прекрасно понимаем, не пошли бы на зарплату врачам-учителям, а были бы просто разворованы или потрачены на какие-то очередные никому не нужные саммиты или олимпиады. Всё равно эти деньги нам не достанутся, к сожалению.

Так что, я думаю, сирийское мероприятие, если оно будет продолжаться в том же режиме: не будет наземных операций, не пошлют туда какой-нибудь миротворческий контингент, где наших детей будут отстреливать, как в Чечне и т.  п., - не сильно повлияет на Россию.

Vuntean

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 17435
    • Просмотр профиля
Re: Константин Крылов
« Ответ #15 : Январь 04, 2016, 06:13:03 pm »
Подарки от деда Мороза, или О распределении сырьевой ренты


   
В двухтысячные годы в патриотической среде была такая мечта: раскулачить нефтяных олигархов, а нефть отдать народу. Ну то есть выплачивать часть нефтяных доходов населению. Сейчас, в связи с падением цен на нефть и окончательную невозможность кого-либо раскулачить, тема заглохла. Но память осталась.

И вот сегодня утром я задумался: а вот, допустим, россиюшка действительно восстала бы из пепла и начала бы продавать какой-то суперценный ресурс, которого у неё завались, а у других шиш. И возникла бы денежная подушка. Что с ней – теоретически – можно сделать?

Ну, то, что любой «резервный фонд» и т.п. разворуют – это само собой. Так что лучше уж эти деньги выплачивать населению, тогда они хотя бы в местную экономику попадут, а не в европейскую.

Однако же ж. Деньги, отдаваемые «так», очень быстро начинают восприниматься как норма жизни и перестают радовать – да и вообще замечаться. Деньги хороши, когда они компенсируют какие-то неприятности (оплата труда – частный случай такой компенсации). То есть эти выплаты надо платить за что-то. За что?

А ведь есть за что!

Население России живёт в ужасающих климатических условиях. Это осознавалось всеми и всегда, даже советской властью – которая платила «северную надбавку» тем, кто работал на страшных «северах». Это вполне разумная практика. Использование местных ресурсов для (частичной хотя бы) компенсации скверных условий жизни – тоже разумная практика. Например, жители Аляски получают средства из фонда APF («Перманентный фонд Аляски»), в каковой фонд уходит четверть нефтяных доходов штата. То есть «ход мысли понятен».

Так вот, в том идеальном случае, когда было бы, что делить, «северную надбавку» стоило бы распространить на всю Россию. И не просто так, а по следующему принципу – выплачивать компенсации за плохую погоду. Разумеется, там, где она плохая, и столько, насколько она плохая.

Я бы предложил самую простую шкалу – температурную. То есть: если температура на улице выше плюс пяти – никаких денег в этот день не начисляется. От плюс пяти до нуля – какие-то копеечки «на мороженое». Ниже нуля – уже «что-то». А если пошло минус десять и ниже – по прогрессивной шкале. Плюс в эти же дни – скидка на алкогольную продукцию как на необходимое согревающее средство.

Разумеется, небольшие (а они будут небольшими) деньги не компенсируют отсутствие «солнышка, фрукты и моречка». Это как дать ребёнку конфетку после укола магнезией. Но лучше уж с конфеткой, чем просто с дикой болью. Тем более, наши люди не избалованы и радуются всему, что даёт хоть какой-то повод к радости.

И уж если на то пошло – Новый Год автоматически приравнивать к минус тридцати. В виду компенсации расходов на празднование.

* * *

- Ва-ась! Ты слышал? Сегодня минус девятнадцать!

- Ого! Это в Москве-то? И что там на карточку капнуло?

- Триста! И ещё вчера сто двадцать!

- Мань, карточку дай, я пойду перцовки куплю. Там скидка двадцать процентов, как раз…

- Вась, ну ты чего? Опять водку жрать? Купи икры, ну там рядышком магаз… Себе возьми маленькую.

- Мань, а сколько на карточке вообще?

- Да где-то тыща, за заморозки там ещё было, я не снимала.

- А, ладно, давай икры возьму и шампусика крымского? А себе маленькую… Ну ты там подкинь мне пару сот. Сегодня вечером посидим. У нас же вроде как салат новогодний остался? Его же всё равно доедать нужно. Не выбрасывать же, Мань?

- Ну-у-у… я даже не зна-а-а-аю... А чего завтра по погоде обещают?

- Ща гляну… Ого! Минус двадцать! А это уже сама понимаешь! Ну так чего?

- Ну тады ладно… Посидим… Эх, Вась! Люблю я зиму!

)(

http://krylov.livejournal.com/3484762.html